Во сколько дети начинают ползать форум: 404 Not Found 1 – дополнительная информация Mothercare

Содержание

нормы для девочек и мальчиков

В полгода, годик или вообще никогда: все эти утверждения верны если речь идёт о том, когда ребенок начинает ползать.

Здесь просто не может быть универсального ответа, так как каждый карапуз индивидуален и поэтому может начать первые попытки к самостоятельному передвижению тогда, когда это будет удобно ему.

Давайте разбираться, как приучить ваше чадо к самостоятельности в этом вопросе.

Когда ребенок начинает ползать по-пластунски и на четвереньках

Груднички начинают активно познавать окружающий их мир буквально сразу после рождения. Постепенно их организм адаптируется к окружающей среде, а вместе с ним и органы чувств.

В первые недели после рождения малыш спокойно лежит в своей кроватке. Но чем старше он старше становится, тем интереснее кажется все, что он видит вокруг себя.

Поначалу карапуз может попытаться дотянуться до интересующего его предмета рукой, ну а если это не получается — пробовать другие способы получить желаемое.

Например, доползти до своей цели.

Существует несколько вариантов ползания:

  • На животике. Это первый способ передвижения, который освоит ваш грудничок. Уже в 3-4 месяца малыши пытаются отталкиваться от пола руками и таким образом ползти назад.
  • По-пластунски. В этом случае ваше чадо будет задействовать не только ручки, но и ножки. Для этого маленький человечек сгибает ноги в коленях и подтягивает их к груди. Молодых мам часто волнует вопрос, когда дети начинают ползать по пластунски. Отвечаем: не раньше, чем в 5-7 месяцев. В этом вопросе все индивидуально. Кто-то вообще может пропустить этот момент и сразу начать передвигаться на четвереньках.
  • На четвереньках. Как правило, когда ребенок начинает ползать на четвереньках, девочки делают это раньше, чем мальчики. Дело в том, что девочки развиваются активнее, чем мальчики, поэтому они раньше осваивают этот навык. Но общая статистика не показатель для всех: вполне возможно, в вашем случае все будет наоборот.
    Тем не менее, детки осваивают это не раньше чем в полгода, когда привыкают удерживать свое тело и умеют более уверенно перебирать ножками и ручками.

Как научить ребенка ползать на четвереньках

Ползание приносит малышу много пользы:

  • спина и конечности становятся намного крепче;
  • улучшается координация, благодаря чему ваше чадо лучше сохраняет равновесие;
  • положительно влияет на нервную систему;
  • правильно развиваются позвоночные изгибы;
  • кроха подготавливается к вертикальной ходьбе.

Как видите, этот навык приносит столько пользы!

Нет ничего удивительного в том, что мамы хотят, чтобы их чадо скорее это освоило.

Рассказываем, как научить ребенка ползать в 5 месяцев.

Первое и самое главное — не нужно никуда спешить!

Каждый малыш развивается в своем темпе, поэтому не стоит подгонять кроху, ориентируясь на чей-то чужой пример.

Тем не менее, есть несколько способов, которые помогут продвинуться в этом вопросе:

  1. Делаем лягушку. Для этого карапуза нужно уложить на животик. Маме необходимо придерживать ножки ребенка и сгибать их так, как они двигаются у лягушонка. В это время ваше чадо непроизвольно будет отталкиваться, разгибать ножки и таким образом понемногу ползти вперед.
  2. Пробуем переворачиваться: для этого маме нужно придерживать маленького человечка за руку и направлять его в ту сторону, в которую нужно перевернуться.
  3. Занимаемся на фитболе. Для этого грудничка нужно положить животом на мяч и при этом аккуратно придерживать в области подмышек. Аккуратно покачайте карапуза на мяче: он будет выгибать спинку и благодаря этому тренировать те мышцы, которые в последствии будет задействовать во время ползания.

Поговорим о том, как научить ребенка ползать в 6 месяцев. Помимо того, что мы перечислили выше, можно попробовать делать общеукрепляющий массаж.

Большинство деток уже осваивают этот навык в полгода. Если же через месяц ваш карапуз еще не научился передвигаться на четвереньках, то тогда вы можете попробовать следующие способы, как научить ребенка ползать в 7 месяцев:

  • Обеспечьте зрительную мотивацию. Например, положите на пол любимую игрушку вашей крошки. А еще мотивация может быть звуковой: зовите свое солнышко по имени, чтоб он двигался на звук вашего голоса.
  • Сделайте так, чтобы ваше чадо захотело попробовать что-то новое. Например, если он активно перемещается по дивану, но не хочет двигаться на полу, положите на пол что-то мягкое, благодаря чему маленький человечек будет охотнее передвигаться по незнакомой для него ранее поверхности.
  • Покажите на своем примере. Дети любят копировать взрослых, поэтому вы можете сами показать как нужно действовать.
  • Позаботьтесь о комфорте. Чтобы ваше чадо было заинтересовано в изучении чего-то нового, купите ему удобную детскую одежду для малышей. Такую, которая не будет стеснять его движения, сползать, перекручиваться или давить.

К счастью, решить последний вопрос довольно просто: в интернет-магазине DemiBaby вы найдете множество удобных и практичных трикотажных вещей для детей разного возраста. Все обновки хорошо сидят по фигуре и подарят карапузу повышенный комфорт.

Детская одежда Деми — именно то, что нужно, чтобы маленький человечек активно осваивал окружающий мир и делал это с пользой для своего здоровья.

От переворотов до ходьбы: всему свое время

 

Часто молодые родители переживают, своевременно ли их ребенок начал переворачиваться, сидеть, ползать или ходить. Они интересуются, в каком возрасте научились это делать дети знакомых и родственников, консультируются с врачами и, в зависимости от  того, уложился их ребенок в эти сроки или нет, огорчаются либо гордятся успехами своего чада. 

Довольно часто можно услышать: «А наш уже ходит!» Некоторые родители думают, что чем раньше ребенок осваивает основные двигательные навыки, тем лучше он развивается. И порой даже гордятся, что малыш совсем не ползал, а сразу начал ходить. На самом деле, важны не сроки, а определенная последовательность в моторном развитии грудничка.

 

Скорость освоения двигательных навыков зависит от многих факторов, таких как наследственность, темперамент, телосложение ребенка, насколько умело и как часто его носили на руках, болел ли малыш… Этот процесс происходит параллельно с осознанием и изучением своего тела. Более того, такая последовательность запрограммирована природой в ребенке изначально. Задача родителей – не вмешиваться в этот процесс, и ни в коем случае не ускорять его.

 

Сначала ребенок осваивает перевороты на живот и на спину. Это может произойти как в 2,5 месяца, так и в 4. И это не будет являться опережением или отставанием в развитии малыша, он сделает это, когда физически будет готов. Ему можно помогать, вытягивая ручки из-под живота, на которые кроха обычно заваливается. Со временем он научится вытягивать их сам, а также научится перемещаться по кругу, вокруг себя, толкаясь руками и ногами, 

 

Затем наступает период ползания, который ни в коем случае нельзя пропускать. Он очень важен для развития позвоночника, координации движений и укрепления мышц ребенка. Этот период обычно начинается в возрасте 5-6 месяцев. Малыш может становиться на четвереньки, раскачиваться, ползти по-пластунски или вообще задом наперед.

Спустя какое-то время обучается переползать через пороги или другие препятствия.

 

Для того, чтобы ребенок начал ползать, нужно предоставить ему свободу передвижения. Находясь продолжительное время в кроватке, манеже или на руках, малыш просто не в состоянии сделать это. Хорошим стимулом для начала ползания могут стать другие дети, уже освоившие этот навык, а также яркие игрушки или вещи, до которых ребенок захочет дотянуться сам. Очень важно дать возможность малышу почувствовать себя победителем, ведь это ощущение он пронесет с собой через всю свою жизнь.

Ползающий малыш активно проявляет интерес к содержимому шкафов. Знаю, что многие родители связывают ручки шкафчиков между собой, чтобы они не открывались. Я делаю по-другому: на нижние полки и в шуфлядки складываю вещи, которые сложно разбить или повредить (одежда, игрушки и т.д.). Некоторое время ребенок тщательно все изучает, пробует на вкус, разбрасывает по комнате. Нужно просто набраться терпения, очень скоро интерес малыша будет удовлетворен, и вещи можно будет сложить на место.

 

То же самое происходит с крупами, сахаром, макаронами и кастрюлями на кухне. Сразу настраиваю себя на то, что беспорядок – это временно и неминуемо, а продукты  дальнейшему использованию не подлежат. С мусорным ведром немного сложнее. Специально складываю в него тряпки, целлофановые пакеты, коробки и отдаю ребенку для изучения. Интерес, как правило, быстро проходит, и малыш ползком отправляется изучать следующую комнату.

 

Многие родители спрашивают, в каком возрасте можно сажать ребенка. Специально этого делать не нужно. Здоровый малыш, как правило, самостоятельно садится из положения лежа на боку, сначала с опорой на руки, часто заваливаясь при этом на бок, но со временем обучается держать равновесие. В возрасте 8-9 месяцев ребенок сам пересаживается с места на место, и делает это довольно ловко.

 

Ползая по полу, малыш добирается до мебели и, опираясь на нее, пытается сначала подтянуться, а затем и встать. Как только это ему удается, он начинает делать первые шаги с опорой, время от времени отпуская сначала одну, а потом и обе руки. Так постепенно ребенок учится удерживать равновесие. Хорошо, если мебель в комнате расставлена достаточно близко, чтобы малыш мог, держась за нее, передвигаться на короткие расстояния. 

 

Некоторые мамы, и очень часто бабушки пытаются учить малыша ходить, водя его за ручки. Видя азарт крохи, очень сложно отказать ему  и себе в этом удовольствии. Да и ребенок, попробовав один раз, потом начинает просить, чтобы его водили. Не стоит этого делать. Во-первых, мама очень сильно устает, во-вторых, малыш с самого начала привыкает, что нужна чья-то помощь, и не рассчитывает на свои силы. 

 

То же самое можно сказать о таких приспособлениях как прыгунки и ходунки. Не стоит торопить события. Все дети рано или поздно начинают ходить, когда их ноги и позвоночник достаточно окрепнут для этого. Родителям следует знать, что вариантом нормы для начала ходьбы считается возраст от 8 до 16 месяцев, и что освоение этого навыка зависит от многих факторов.

Некоторые врачи советуют приучать ребенка ходить в обуви с первых шагов. Если для этого нет медицинских показаний, лучше будет, если ребенок пойдет босиком. Во-первых, пальцы ног тоже помогают сохранять равновесие, во-вторых, это своеобразный массаж и закаливающая процедура для малыша. 

 

Организм подрастающего человечка устроен таким образом, что он готов к любым нагрузкам, если они взаимосвязаны и следуют одна за другой. Родителям же следует немного набраться терпения, поверить в силы своего малыша и просто наслаждаться успехами крохи, которые не заставят себя долго ждать.

 

(Фото предоставлено детским фотографом Лёлей Тимошкиной)

 

Чиж Наталья

слингоконсультант

лектор семейного центра Юлии Гусаковской-Старовойтовой

 

 

 

 

Обратиться за консультацией к этому специалисту

 

Обсудить статью на форуме

 

Ребенок (не) хочет ползать: ждать, помогать, беспокоиться?

Дети начинают ползать, когда готовы к этому

Ползание развивает малыша и приносит ему удовольствие

  • Это отличное упражнение для мышц бедер, запястий, шеи и живота, которое формирует гармоничную скелетно-мышечную систему.
  • Ходьба на четвереньках учит переносить вес и поддерживать равновесие.
  • Чередующийся двигательный паттерн (попеременное движение правыми и левыми конечностями) полезен для развития мозга — ведь для этого оба его полушария должны работать согласованно.
  • Ползание способствует физиологически правильному положению бедер, что важно для правильной осанки в будущем.
  • Ползание положительно влияет на гибкость позвоночника и координацию движений, подготавливая ребенка к следующему этапу — ходьбе.

Как понять, что ребенок готов

Как поощрить младенца к ползанию

  • Для укрепления мышц чаще кладите ребенка на живот. Некоторые дети поначалу не любят лежать на животе, так что постарайтесь сделать так, чтобы время, проведенное в этой позе, проходило интересно. Разложите вокруг любимые игрушки и яркие новые предметы — это лучшая мотивация подползти и исследовать их.
  • Пусть ребенок проводит больше времени на полу. Чтобы ему было комфортнее, исключите сквозняки и постелите коврик или покрывало. Мягкая кроватка, особенно с бортиками, дает гораздо меньше стимулов для ползания.
  • Садитесь на пол и давайте малышу вскарабкаться по вашим ногам. Это тоже интересное и посильное для младенца препятствие.
  • Покажите пример и начните ползать сами! Видя перед глазами образец для подражания, малыш с большей вероятностью захочет освоить этот навык.
  • Если самим ползать не хочется, попробуйте пригласить в гости ребенка чуть постарше, который уже умеет ползать. Возможно, дух соперничества сделает задачу интереснее.

Как обеспечить безопасность

  • Проверьте надежность крепления розеток, электрические кабели закрепите, спрячьте или уберите повыше.
  • Если горшки с растениями стоят на полу, переставьте их туда, где ребенок до них не дотянется. Также лучше убрать низко свисающие побеги ампельных растений.
  • Чистящие средства, косметику и лекарства уберите под замок или переставьте повыше.
  • Когда ребенок на полу, держите комнаты, не приспособленные для ползания ребенка (например, кухню) закрытыми.
  • Купите блокираторы для комодов, шкафчиков (чтобы не открывались) и дверей (чтобы, наоборот, не закрывались, и малыш не прищемил себе пальчики).
  • Откажитесь на время от скатертей.
  • Уберите подальше мелкие и острые предметы. Для острых углов столов, тумбочек, табуреток и других предметов мебели можно купить специальные пластиковые накладки, чтобы ребенок не поранился. Они будут полезны и позже — когда он начнет ходить.

Текст: Игорь Александров

Врач травматолог-ортопед отвечает на часто задаваемые вопросы

У молодых родителей всегда много вопросов по поводу развития их ребенка. Мы задали самые часто встречающиеся вопросы травматологу-ортопеду «ЕвроМед клиники» Дмитрию Олеговичу Сагдееву.

— Маленького ребенка рекомендуют довольно часто показывать врачу-ортопеду: в месяц, в три месяца, в шесть месяцев, в год. .. С чем это связано, что именно оценивает ортопед?

— Ортопед смотрит, как развивается опорно-двигательная система ребенка в периоды его активного развития, чтобы вовремя заметить возможные отклонения в ее развитии и скорректировать их. На раннем сроке – в месяц — делаем УЗИ тазобедренных суставов, чтобы не пропустить какую-либо врожденную патологию. В три-четыре месяца УЗИ повторяем для контроля, чтобы увидеть динамику развития сустава.

По результатам ультразвукового исследования врач может заподозрить нарушения формирования и динамики развития тазобедренного сустава.

Врач ультразвуковой диагностики оценивает формирование сустав по специальной шкале (шкале Графа), и далее уже ортопед определяет, требуются ли коррекция лечебной гимнастикой, нужны ли какие-либо физиопроцедуры и т.д.

Чем раньше будут выявлены отклонения в развитии ребенка, тем эффективнее будет лечение.

Примерно в шесть месяцев ребенок начинает садиться, потом он будет вставать, пойдет, и важно знать, как у него сформирован тазобедренный сустав и, если есть нарушения, успеть исправить их до этого момента.

Дисплазия тазобедренного сустава — это нарушение формирования тазобедренного сустава, которое в тяжелых формах приводит к формированию подвывиха или вывиха головки бедренной кости.

— При обнаружении дисплазии тазобедренного сустава обычно назначают ношение ортопедических конструкций: подушки Фрейка, шины Виленского и т. п. Выглядят они довольно пугающе, и родители боятся, что ребенку будет в них некомфортно.

— Ребенок не будет испытывать дискомфорт. У него еще нет устойчивого понимания, в каком положении должны находиться его нижние конечности поэтому конструкция ему мешать не будет.

При этом, благодаря воздействию этих конструкций ноги ребенка расположены под определенным углом, и в этом положении головка бедренной кости центрируется во впадину, она находится в правильном положении, с нее снимается всякая деформирующая нагрузка, что позволяет суставу правильно развиваться. Если же этого не сделать, то на головку бедренной кости будет оказываться постоянная деформирующая нагрузка, что в конечном итоге повлечет за собой подвывих и вывих бедра. Это будет уже тяжелая степень дисплазии тазобедренного сустава.

— Помимо дисплазии, на УЗИ всегда смотрят формирование ядер окостенения в тазобедренном суставе. Почему нам так важно их правильное развитие?

— Головка бедра состоит из хрящевой ткани. Ядро окостенения находится внутри головки бедра и, постепенно увеличиваясь, оно как бы армирует ее изнутри и придает структуре стабильность при осевой нагрузке. При отсутствии ядра окостенения любая осевая нагрузка на бедро приводит к его деформации, вследствие чего может развиться подвывих и далее — вывих бедра. Соответственно, если ядро окостенения не развивается или развивается с задержкой, строго запрещены любые осевые нагрузки: стоять, а тем более – ходить нельзя.

— А сидеть можно?

— С замедленными темпами оссификации (окостенения, формирования костей) сидеть не запрещается, при условии, что нормально сформирована крыша вертлужной впадины, головка бедренной кости центрирована. Это определяется по УЗИ.

— Что влияет на формирование ядер окостенения, каким образом можно стимулировать их развитие?

— В первую очередь – активность. Поэтому мы рекомендуем заниматься с ребенком лечебной гимнастикой сразу с рождения. Маме нужно ежедневно делать с ребенком гимнастику. Причем важно, что это должна быть обычная нагрузка, так называемая статическая – когда ребенок лежит, а мама разводит его ручки и ножки. Категорически не рекомендую набирающую сейчас популярность «динамическую гимнастику» — комплекс упражнений, в котором ребенка крутят, вертят, раскачивают, вращают за руки и ноги и пр. Такие упражнения способствуют перенапряжению формирующегося мышечно-связочного аппарата ребенка, и создают высокий риск травмы: от растяжения до вывиха с разрывом связок сустава.

С 2,5 месяцев ребенку можно и даже нужно посещать бассейн. Индивидуальные занятия с тренером в воде очень полезны для развития опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой и дыхательной систем, тренировки мышц, укрепления иммунитета.

Как вспомогательная процедура полезен массаж.

Также необходим витамин Д, он стимулирует развитие костной ткани. Витамин Д рекомендуется давать практически всем детям до двух лет, а некоторым – и позже. Этот вопрос решается совместно педиатром и ортопедом, врачи подбирают дозировку препарата и длительность его приема. В нашем регионе мало солнечного света, что провоцирует дефицит витамина Д практически у всех детей, что приводит к рахиту. В Сибири у большинства детей, не принимающих витамин Д, присутствуют в той или иной степени проявления рахита.

При наличии показаний врач может назначить физиолечение: магнитотерапию, электрофорез, аппликации с полиминеральными грязевыми салфетками. Это эффективные методики, проверенные временем.

— Врачи говорят, что ребенка нельзя сажать до того, как он сядет сам, ставить, стимулировать на раннее стояние, хождение. С чем это связано?

— Это связано с тем, что у маленького ребенка опорно-двигательная система еще незрелая, и она, и центральная нервная система не готовы к активным осевым нагрузкам. Если мы начинаем ребенка активно вертикализировать, стимулировать его на то, чтобы он сидел, стоял, это может привести к деформации позвоночника, нарушению формирования суставов. На старте они должны развиваться без осевых нагрузок, так заложено природой. Системы, и, в первую очередь, – центральная нервная система, должны созреть, чтобы сигнал от мозга от, так сказать, «центрального компьютера» на периферию доходил неискаженным и ответ, от периферии к центру, тоже был адекватным. Не надо торопиться. Когда эти структуры будут готовы, ребенок сам и сядет, и поползет, и встанет.

— Какие существуют возрастные нормы, когда ребенок садится, встает?

— Определенные нормы, действительно, есть, но не надо слишком акцентировать на них свое внимание. Каждый ребенок развивается по своей индивидуальной программе, не надо подгонять всех под один стандарт. Чтобы оценить его развитие, нужно учитывать множество разных обстоятельств, начиная от особенностей течения беременности и рождения ребенка. Сроки и нормы нужны, я думаю, больше врачам, чтобы адекватно оценить, правильно ли развивается ребенок или нет, и, если есть задержка, вовремя это увидеть и помочь малышу.

Садиться дети начинают примерно в полгода, ползать – в 7-8 месяцев. Классическое развитие: ребенок сначала сел, потом пополз, потом начинает вставать, передвигаться с опорой. Потом, когда почувствовал, что готов, отрывается от опоры и делает первые самостоятельные шаги. Это происходит тогда, когда созрел опорно-двигательный аппарат, адаптировались центральная нервная система, вестибулярный аппарат. И все эти системы научились корректно работать вместе.

Некоторые дети начинают ползать раньше, чем садиться, кто-то – встанет раньше, чем поползет. Бывает, что вообще не ползает ребенок, а сразу встал и пошел. Все это особенности индивидуального развития.

— Чем плохи такие приспособления, как ходунки, позволяющие ребенку «пойти» намного раньше, развлекающие его?

— Ходунки сбивают «программу» правильного взаимодействия между центральной нервной системы, вестибулярным аппаратом и опорно-двигательным аппаратом. В ходунках ребенок занимает неестественное положение, он же не делает в них полноценный шаг, а просто висит, отталкивается носочками и передвигается в пространстве. Его мозг и мышцы запоминают эту некорректную программу вертикального положения и передвижения, и впоследствии, когда ребенок пытается начать ходить уже без ходунков, у него срабатывают эти некорректные установки, включаются не те группы мышц, которые должны его удерживать в вертикальном положении, и ребенок падает. После ходунков ребенку очень сложно удерживать равновесие самостоятельно, впоследствии достаточно трудно это скорректировать.

— Еще одна проблема, связанная с тем, что ребенка начали ставить до того, как он был готов, — плоскостопие. Верно?

— Плоскостопие бывает врожденным и функциональным (приобретенным).

Если ребенка ставят слишком рано, у него может развиться неправильная установка стопы. И нередко в результате врачи ставят диагноз плоско-вальгусной деформации стоп. Эта плоско-вальгусная установка стоп обычно не патологическая. На осмотре доктор определяет, подвижная или ригидная (малоподвижная) стопа, и, если стопа подвижная, легко выводится в положение коррекции, тогда мы не говорим о деформации, это просто неправильная установка, которая корректируется лечебной гимнастикой, правильным распределением нагрузок.

Все эти установки, на которые жалуются мамы: загребание носками, кажущееся искривление конечностей, — это следствие перехода ребенка из горизонтального положения в вертикальное и приспособления его к прямохождению. Во время внутриутробного периода развития плод плотно «упакован» внутри матки: руки прижаты к телу, а ноги сложены довольно неестественным для человека образом – стопы повернуты внутрь, кости голени и бедра тоже скручены внутрь, а бедра в тазобедренных суставах, наоборот, максимально разворачиваются наружу. Когда малыш только учится стоять, неправильное положение стоп незаметно, поскольку, разворот его ножек в тазобедренных суставах и скручивание костей бедер и голеней произошло в противоположных направлениях – то есть они скомпенсировали друг друга, и стопы встают как бы прямо. Потом начинает изменяться соотношение в тазобедренном суставе – головка бедра центрируется, и это происходит немного быстрее, чем изменение ротации костей голеней. И в этот период родители замечают «косолапость» и начинают переживать. Но на самом деле, в большинстве случаев, это абсолютно нормальный этап развития, и паниковать, что ребенок как-то ходит неровно, не так ногу ставит, не нужно. Природа умна, она предусмотрела весь механизм развития нижних конечностей, и вмешиваться в этот процесс не стоит. Разумеется, если вас это беспокоит, то имеет смысл обратиться к врачу, чтобы он определил, эти изменения физиологичные или патологические. Если патология – лечим, если физиология – лечить не нужно.

Для профилактики неправильной установки стопы необходима пассивная лечебная гимнастика, выбор правильного ортопедического режима.

Маленький ребенок еще не может активно выполнять прямые пожелания родителей и заниматься гимнастикой сам, поэтому на этом этапе рекомендуется пассивное воздействие: хождение босиком по неровным поверхностям, по траве, по песку, по камешкам (разумеется, следим, чтобы ребенок не травмировался, чтобы поверхности были безопасные). По мере взросления ребенка (примерно после трех лет) переходим к активным занятиям лечебной физкультурой в игровой форме. Например, умываться бежим на пяточках, завтракать – на носочках, в спальню идем, как пингвинчик, мультики смотреть, как мишка. Старайтесь, чтобы ребенку было интересно этим заниматься, и тогда он привыкнет и с удовольствием будет выполнять упражнения сам.

Важен для правильной установки стопы и подбор обуви. Обувь должна быть легкая, с эластичной подошвой, супинатором — выложенным сводом. Если свод на подошве выложен, никаких дополнительных стелек не надо (если врач не прописал). Высота башмачка – до лодыжки (высокие берцы покупать не надо), чтобы голеностоп свободно работал, и могли правильно развиваться короткие мышцы голени – те самые, которые удерживают поперечный и продольный свод стопы.

Для ребенка, начинающего ходить, оптимально, чтобы в обуви были закрытые пяточка и носок – так защищаются пальцы ног от возможных травм, если ребенок запнется.

— Настоящее плоскостопие лечится иначе?

— Да, «настоящее» плоскостопие гимнастикой не вылечить. Если это врожденное плоскостопие, то оно лечится довольно сложно и многоэтапно. Существует множество хирургических методик, которые врач подбирает в зависимости от тяжести случая и его особенностей. Лечение начинается с этапных гипсовых повязок. Есть малоинвазивные оперативные пособия на сухожильно-связочном аппарате с последующим использованием специальных приспособлений – брейсов. Также есть различные оперативные пособия, связанные с вмешательством на суставах стопы, направленные на коррекцию соотношения костей стопы и устранением плоско-вальгусной деформации.

— Почему надо лечить плоскостопие и косолапость?

— Потому что эти нарушения ведут за собой деформацию всего скелета. Снизу вверх, как снежный ком, идут нарушения. Неправильная опора приводит к неправильной установке бедра, изменяется положение таза, страдают коленные суставы, получающие измененную нагрузку. Чтобы выровнять нагрузку на коленный сустав начинает ротироваться бедро, пытаясь вывести какое-то опорное положение. Бедро развернулось, начало вывихиваться из тазобедренного сустава. Чтобы ему не дать вывихнуться, наклонился таз. Наклонился таз – изменился угол наклона позвоночника. Соответственно, изогнулся позвоночник, чтобы голову оставить ровно. В результате: грубые нарушения походки и всего опорно-двигательного аппарата, сколиотические деформации со стороны позвоночника. Угрозы жизни эти состояния не представляют, но качество жизни у человека с ортопедическими проблемами очень сильно страдает.

— Еще один очень частый диагноз, который ставят новорожденным детям, — кривошея. Насколько это серьезная патология?

— Многим детям ставят диагноз «нейрогенная функциональная кривошея», часто ставят подвывих первого шейного позвонка (С1). Чаще всего, это функциональное нарушение, которое проходит самостоятельно при минимальном нашем вмешательстве, и оно не несет никакой угрозы здоровью ребенку.

Дети с функциональной кривошеей наблюдаются совместно неврологом и ортопедом, обычно корригирующей укладки, ортопедической подушки и мягкого фиксирующего воротничка бывает достаточно для того, чтобы эта ситуация разрешилась без всяких осложнений.

Функциональную кривошею важно отделить от врожденной мышечной кривошеи. При подозрении на последнюю в два месяца проводится УЗИ кивательных мышц шеи, что позволяет нам с большой дозой вероятности поставить правильный диагноз. Если при ультразвуковом исследовании выявлены какие-либо изменения в кивательной мышце, то мы начинаем проводить комплексное лечение, направленное на устранение кривошеи и восстановление функциональной способности кивательной мышцы. В лечение входит фиксация головы ортопедическим воротником, назначается курсами физиолечение, направленное на улучшение питания мышц и на восстановление их структуры. При безуспешном консервативном лечении, если деформация нарастает, то после года проводится оперативное лечение врожденной мышечной кривошеи.

При любых сомнениях, вопросах, волнениях, не бойтесь обращаться к врачу. Детский ортопед, невролог, педиатр – это специалисты, которые всегда готовы ответить на ваши вопросы и помочь вашему малышу расти здоровым.

Дополнительно

Подвывих в локтевом суставе

Очень частая травма у детей — подвывих головки лучевой кости в локтевом суставе. В локтевом суставе соединяются три кости: плечевая, локтевая и лучевая. Чтобы удерживать эти кости, существуют связки. У маленьких детей связки очень эластичные, рыхлые и легко могут соскользнуть по кости. С возрастом связки укрепляются, и подвивих уже не происходит так легко.

Эта травма случается, когда ребенка резко потянули за руку: папа покрутил, просто резко подняли ребенка за запястья (ребенка надо поднимать, поддерживая за подмышки) или даже бывает, что ведет родитель ребенка за руку, малыш поскользнулся, повис на руке – и происходит подвывих.

В момент травмы можно услышать, как щелкнул сустав. Обычно при травме ребенок испытывает кратковременную резкую боль, которая почти сразу проходит. Главным признаком травмы является то, что ребенок перестает сгибать руку в локте – дети держат травмированную руку полностью разогнутой.

Как можно быстрее после травмы ребенка надо показать врачу-травматологу, который вправит подвывих, вернет связку на место.

Когда надо обращаться к травматологу?

Дети часто падают, ударяются, травмируются тем или иным способом. Как определить, когда можно обойтись пластырем и йодом, а когда надо ехать в травмпункт?

  • Любую резаную, колотую рану надо показать доктору. Не стоит заливать рану зеленкой или йодом! Так вы добавите к порезу еще и химический ожог. Не надо прикладывать к открытой ране вату – ее волокна потом крайне сложно удалить из раны. Если место травмы сильно загрязнено – промойте чистой водой. Потом закройте рану чистой тканью (стерильным бинтом, носовым платком и пр.), наложите давящую повязку и, как можно скорее, отправляйтесь в травмпункт. Врач проведет первичную хирургическую обработку раны, тщательно очистит ее (самостоятельно вам вряд ли удастся это выполнить настолько качественно), восстановит целостность всех структур и наложит повязку.
  • Если на месте травмы появился заметный отек. Это может говорить о том, что это не просто ушиб, но и перелом, вывих или разрыв связок.
  • Если ребенок потерял сознание, даже кратковременно. Это может говорить о черепно-мозговой травме, которая может иметь серьезные последствия.
  • Если у ребенка после травмы была рвота. Рвота, тошнота, бледность также указывают на возможность черепно-мозговой травмы.
  • Если ребенок ударился головой. Последствия удара головой могут быть не заметны сразу, и при этом иметь очень серьезные последствия.
  • Если ребенок ударился животом. При ударе животом возможно повреждение внутренних органов и внутреннее кровотечение.
  • Если ребенок упал с высоты (со стула, стола и пр.), упал с велосипеда и т.п. Бывает, что внешне никак не проявляется, а повреждены внутренние органы.
  • Если ребенок беспокоится, ведет себя необычно.

Вообще – при любом сомнении лучше перестраховаться и показаться врачу. Травмы у детей – это такой вопрос, когда лучше, как говорится, перебдеть, чем недобдеть. Не надо стесняться, бояться, что вы отвлекаете врачей Скорой помощи или врачей травмпункта по пустякам. Здоровье вашего ребенка – это самое важное!

Осторожно: батут!

Батут – очень популярное у современных детей развлечение. К сожалению, это веселье может привести к серьезным проблемам. Самые частые травмы, которые дети и подростки получают на батутах — компрессионный перелом позвоночника. В последнее время случаев компрессионного перелома позвоночников стало очень много, в том числе — и у тех, кто профессионально занимается батутным спортом.

Безопасного способа нахождения на батутах нет. Ребенок, даже не упав, может сломать позвоночник, так как во время прыжков позвоночник получает очень большие осевые нагрузки. Особенно, конечно, это опасно для детей со слабым мышечным корсетом.

Сколько стоит ребенок в Германии? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Грудной ребенок, считая расходы на коляску, детскую кроватку, подгузники и так далее, стоит родителям в Германии, в среднем, 520 евро каждый месяц. А чем старше сын или дочь, тем больше на них приходится тратиться. Хотя они обходятся уже без коляски и памперсов, зато дороже одежда, обувь, нужен компьютер, игровая приставка, музыкальный центр, мобильный телефон… Да и карманные деньги надо давать отпрыску. Так что в подростковом возрасте (от 12 до 18 лет) расходы немцев составляют уже примерно 700 евро в месяц на ребенка.

Государственные пособия на детей

Правда, родителям помогают. Финансовую помощь, которую получают на детей жители Германии (причем, не только немцы, но и живущие в Германии граждане других стран), можно условно разделить на три типа. Во-первых, это так называемые “детские деньги” (Kindergeld). Это, в принципе, компенсация – разумеется, частичная – родителям за то, что они растят детей и тратятся на них. На первого и второго ребенка государство выплачивает 194 евро в месяц, на третьего – 200 евро, на четвертого и так далее – 225 евро. С нового года эти суммы повышаются еще на 10 евро в месяц.

“Детские деньги” выплачиваются до совершеннолетия детей, то есть до 18 лет. Но если ребенок – безработный, то до 21 года. А если он после школы продолжает учебу (независимо от того, где именно: в вузе, среднем учебном заведении или профессиональном училище), то до его 25-летия.

Действительно ли немецкие родители тратят эти деньги на детей, а не на себя? Ведь это никто не контролирует. Но различные социологические исследования (и не только опросы) показывают, что подавляющее большинство немцев покупают на “детские деньги” одежду, обувь, игрушки для ребенка, оплачивают его занятия спортом, учебу в музыкальной школе и так далее.

Уход за грудничками

Еще одно государственное пособие – так называемые “родительские деньги” (Elterngeld). Их получают независимо от оплачиваемого декретного отпуска те родители, которые сидят после рождения с ребенком (по их выбору – мать или отец) и, следовательно, не могут работать. “Родительские деньги”, которые правильней было бы назвать пособием по уходу за грудным ребенком, выплачиваются в течение года. Или, если отпуск берут по очереди оба родителя, а не один, – на два месяца дольше. Кстати говоря, в Германии почти треть отцов берет отпуск, чтобы сидеть с новорожденным.

Размер “родительского” пособия зависит от того, сколько зарабатывали  родители до рождения ребенка. Тот, кто зарабатывал много, получает 65 процентов прежнего заработка (нетто) в качестве “родительских денег”, а отцы и матери с низким заработком – до 100 процентов. Нижний предел – 300 евро в месяц. Столько полагается и тем, кто до рождения ребенка вообще не работал: безработным, студентам, получателям социальной помощи для малоимущих… Ну, а максимальная сумма пособия – 1800 евро ежемесячно. Если у родителей, кроме новорожденного, есть еще и другие маленькие дети, доплачивается надбавка.

Эти два пособия – “детские” и “родительские” – государственные. Но есть и другие, которые можно отнести к третьему типу выплат на детей в Германии. Особую “семейную надбавку” (Familienzuschlag) получают государственные чиновники, военнослужащие бундесвера и судьи, у которых есть несовершеннолетние дети. Размер надбавки зависит от того, в каком именно ведомстве или учреждении они работают. Минимальная “семейная надбавка” – 100-140 евро в месяц на первого и второго ребенка, на третьего – от 280 до 355 евро. Выплачивается она, как и государственные “детские деньги”, до совершеннолетия ребенка или, если он учится, до его 25-летия.

Льготы, субсидии, налоги

Особо надо сказать и о многочисленных материальных льготах, которые положены семьям с детьми в Германии. Вот только несколько примеров. Дети могут быть застрахованы вместе с родителями в медицинской кассе, и тогда медицинская страховка для них бесплатная. Родители с детьми получают большие льготы при строительстве собственного дома или покупке квартиры. “Детские деньги на строительство и покупку недвижимости” (Baukindergeld) составляют до 12 тысяч евро. Семьи с низкими доходами получают субсидии на аренду квартиры. Наличие детей учитывается также при начислении пособий по безработице и социальных пособий для малоимущих. Ну, а перечисление различных налоговых льгот, которые также оборачиваются для родителей “живыми” деньгами, заняло бы слишком много места.

Впрочем, все это, конечно, не значит, что ребенок в Германии ничего не стоит родителям. До своего совершеннолетия он обходится в сумму, превышающую 130 тысяч евро. На эти деньги можно приобрести двухкомнатную квартиру или даже небольшой домик в деревне. Точнее сказать: можно было бы…

Смотрите также:

  • Особенности немецких родителей

    Кормление грудью в общественных местах

    Мамы в Германии не стесняются кормить младенцев грудью прямо на улице. У немцев в целом спокойное отношение к обнаженному телу – сосущий грудь ребенок никого не смутит. Но и “заставить” людей наблюдать за кормлением нельзя. Поэтому владелец ресторана, например, учитывая пожелания гостей, может деликатно попросить прекратить “несанкционированный” обед.

  • Особенности немецких родителей

    Выбор имени

    “Как вы лодку назовете, так она и поплывет”… Влияет ли выбор имени на судьбу человека? Не факт! Бесспорно то, что имя ребенка “выдает” информацию о его родителях. Поэтому не стоит, каким бы нелепым оно вам ни казалось, давать волю эмоциям в присутствии пап и мам. В 2016 году самыми популярными именами в Германии были Мари и Элиас.

  • Особенности немецких родителей

    Папы и дети

    До какого возраста кормить ребенка молоком? Об этом тоже любят поспорить родители. Мамы, прикладывающие к груди трехлетних карапузов, – скорее исключение. Как правило, уже годовалых детей переводят на обычное питание, а мамы при этом возвращаются на работу. И вот тут активно подключаются к воспитательному процессу отцы: отпуск по уходу за ребенком часто берут и папы.

  • Особенности немецких родителей

    Правильный детсад

    Мест в детских садах Германии меньше, чем детей, поэтому дальновидные родители начинают искать подходящее заведение еще до рождения ребенка. Одни выбирают детсад поближе к дому, другим важно, чтобы ребенок проводил день в “правильной” социальной и педагогической среде, а кто-то ставит во главу угла требование, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно.

  • Особенности немецких родителей

    Прививки

    Вакцинация в Германии – практически поголовная. За этим следят детские врачи с самого рождения ребенка. Но вот среди родителей тема эта спорная. Некоторые не видят от прививок большого вреда, другие видят в них только благо, а третьи категорически их отвергают, предпочитая, чтобы ребенок переболел всеми возможными детскими болезнями и закалил свой иммунитет естественным путем.

  • Особенности немецких родителей

    Ночной сон

    Маленькие дети имеют обыкновение просыпаться по ночам и плакать, требуя внимания родителей. На этот счет в Германии популярно мнение, что ребенка успокаивать не надо: поплачет, перестанет и научится спокойно спать в своей кроватке. Противники такого воспитания считают это жестокостью и мирятся с тем, что иным детям кровати родителей нравятся гораздо больше, чем их собственные.

  • Особенности немецких родителей

    Демократичное питание

    Некоторые родители не жалеют денег на самые свежие и экологически чистые продукты для своих детей. Другие считают нормой три раза в день кормить чадо макаронами. Кто-то готовит супы и каши сам, кто-то покупает баночное питание. Детей в Германии не пичкают: не хочешь – не ешь, захочешь – скажешь. Хочешь есть ложкой – будь любезен, хочешь ножом с вилкой – пожалуйста!

  • Особенности немецких родителей

    Неортодоксальная гигиена

    В отличие от некоторых стран, где ребенок рискует поплатиться здоровьем за выпачканные штанишки или порванные колготки, в Германии детям не только позволительно пачкаться во время прогулок, их даже в этом поощряют, позволяя ползать по земле и топать по лужам. Размазанные по детским лицу сопли родителей тоже часто не смущают. Детей здесь с малых лет приучают громко и основательно сморкаться.

  • Особенности немецких родителей

    Мультимедийное воспитание

    Приобщение к информационным технологиям – спорная тема. Есть родители, которые не видят ничего плохого в телевизоре и компьютерных играх. Другие стараются как можно дольше оттягивать момент “инициализации”, запрещая или дозируя. Но, чего уж там, как противники, так и сторонники наслаждаются минутами покоя в момент общения ребенка с развлекательной электроникой.

  • Особенности немецких родителей

    Сладости

    В Германии считается, что действительно заботливые родители вообще не должны давать малышам сладкого: ни конфет, ни сладких напитков, ни даже чая с сахаром. Иногда можно покормить потомство пирогом – например, морковным.

  • Особенности немецких родителей

    Приобретение опыта

    Все перечисленные ранее “правила” распространяются, как правило, на первенца. С появлением второго, третьего ребенка, не говоря уже о последующих, “прописные истины” довольно быстро оказываются за бортом повседневной семейной жизни…

    Автор: Элизабет Грениэр, Элла Володина


мультидисциплинарная команда, мониторинг состояния — Благотворительный фонд “Добросердие”

Портал МИЛОСЕРДИЕ опубликовал запись и расшифровку вебинара Веры Змановской, главного внештатного специалиста по детской медицинской реабилитации Департамента здравоохранения Тюменской области

Добрый день, коллеги! Наш вебинар мы транслируем из города Чусового. Чудесный город! Мы первый раз в этом городе, и я его со вчерашнего вечера очень полюбила. Здесь очень спокойно. Давайте сегодня больше будем говорить о проблемах ДЦП, но коснемся разных двигательных проблем, потому что когда мы говорим о ДЦП, мы в первую очередь будем поднимать проблемы спастичности, нарушения двигательной активности, нарушения коммуникации, нарушения самообслуживания. И, конечно, если первая часть нашего вебинара будет посвящена именно программе наблюдения за детьми с ДЦП, то уже вторую часть мы будем говорить, непосредственно, о реабилитации.

Что же такое детский церебральный паралич?
Детский церебральный паралич представляет собой группу нарушений в развитии движений. Но основным синдромом, клиническим синдромом этого заболевания является синдром двигательных расстройств. В 2004 году в США было дано такое определение Международным семинаром по определению классификации детского церебрального паралича.

Что же это заболевание? Какие проблемы несёт за собой вот этот недуг? К сожалению, это заболевание неизлечимо, и мы должны с вами понимать, что никто сегодня не изобрел таких методов лечения которые могли бы исцелить человека от этого недуга.

Сегодня вообще ведется много дискуссий — является ли вообще ДЦП заболеванием? Может быть, это какая-то физическая недееспособность детского возраста, которая продолжается у человека в старшем возрасте. Соответственно, уже спорят о том — является ли это заболеванием и надо ли его лечить? Но, обратите внимание, даже сегодня сколько мы видим тяжелых медицинский осложнений ДЦП. Получается, что всё равно это надо лечить, всё равно надо вмешиваться. Но возникает вопрос: когда надо начинать вмешиваться и когда остановиться? Не может же лечение продолжаться всю жизнь?

Это, наверное, одно из немногих заболеваний, когда мы не видим какого-то резкого начала этого заболевание и не видим его конца. То есть, получается, что оно постепенно развивается у ребенка в процессе жизни и продолжается всю его жизнь, до глубокой старости, сколько бы ни прожил этот человек.

Основные проблемы при ДЦП
У нас опубликован систематизированный обзор 2012 года, сделанный австралийской группой ученых под руководством Ионы Новак — это директор аналитического центра медицинской клиники. Вы видите его на слайде. Иона Новак с группой врачей проанализировала большое количество работ и показала, какое количество осложнений сопутствующих патологий несёт ДЦП.

Три из четырёх детей с ДЦП — 75% — испытывают боль.

Можете себе представить, насколько это нам может осложнить вообще проведение любых реабилитационных мероприятий, особенно если это касается двигательной реабилитации, когда мы проводим лечебную физкультуру, когда мы проводим просто даже массаж или пытаемся этих детей в какие-то укладки положить, растяжки какие-то совершать. Боль, сама по себе, может еще спровоцировать повышение тонуса, естественные реакции ребенка могут сами по себе усиливать этот мышечный тонус или ослаблять мышечное воздействие реабилитационное.

Каждый второй ребёнок имеет интеллектуальное нарушение. Сегодня невозможно вообще говорить о том, чтобы ребёнок полноценно интегрировался в обществе, если у него нескомпенсирован его интеллектуальный дефицит. Ведь самое главное, что эти дети имеют не просто интеллектуальное проблемы, они имеют и физические проблемы. Поэтому наш центр, который на 99% занимается именно этой проблемой, как раз уделяет этому особое внимание.

А сегодня, например, доказано, что смертность людей с ДЦП гораздо выше в
рамках определенного возрастного периода, чем в обычной популяции людей.

Вот совсем последние исследования англичан доказали, что именно люди с ДЦП в гораздо большей степени испытывают состояние тревоги и депрессии.

Когда начали анализировать смертность людей с ДЦП, от чего они умирают — а умирают они в основном от сердечно-сосудистых и кардиоваскулярных заболеваний и от бронхолегочных патологий — так вот был придан особый
статус депрессии, которая провоцирует развитие этих заболеваний у людей с ДЦП. Естественно, они поэтому рано умирают.

То есть, насколько важно уже в раннем возрасте, уже даже в дошкольном, школьном возрасте выявлять такие проблемы — тревоги и депрессии детей с ДЦП для того, чтобы мы могли профилактировать эти кардиоваскулярные заболевания, депрессивные состояние, чтобы дети имели лучшее качество жизни и большую продолжительность. Вы, как педагоги, создаёте сегодня очень важную ступень в борьбе за продолжительность жизни таких детей.

Каждый третий ребёнок имеет смещение бедра.

Именно смещение бедра является сегодня серьёзной актуальной проблемой, которая вызывает тяжелейшие болевые синдромы и которая может серьезно нарушать качество жизни и опять же продолжительность жизни детей с ДЦП.

Каждый четвертый не может разговаривать.

Но если ребёнок не может говорить, мы в любом случае должны научить его общаться. Может быть этот ребёнок, на самом деле, никогда и не будет говорить с ДЦП. Потому что если он, например, не имеет возможности приобрести навык самостоятельного общения, он никогда не заговорит, но какие-то альтернативные методы коммуникации однозначно существуют, и мы должны владеть этой методикой, потому что это очень важно.

Каждый четвёртый страдает эпилепсией, то есть, практически 25% детей из-за своих судорог ограниченны в проведении реабилитационных мероприятий.

Особенно, если это касается какой-нибудь очень активной реабилитации.

Каждый четвёртый ребёнок имеет расстройства мочеиспускания. Причём он, может, просто не чувствует этот сигнал, а ребёнок может быть с абсолютно нормальным интеллектом, но из-за спастичности двигательных структур он не может чувствовать этот сигнал.

Каждый четвертый ребенок имеет расстройства поведения. Каждый пятый ребенок имеет расстройства сна.

Мы понимаем прекрасно, что если у ребенка что-то болит, то он плохо спит. А болеть всё, что угодно может быть у ребёнка с ДЦП. У многих болит голова, у многих спазмы в мышцы. У него может элементарно болеть желудок или кишечник. Ребёнок, который находится в пониженной двигательной активности, у него ненормально работает ЖКТ. Хронические запоры, гастрорефлюксная болезнь, все это может создавать тяжелейшие болевые симптомы, которые детям мешают не только спать, но и вообще ухудшают качество жизни.

Каждый пятый ребёнок имеет проблему слюнотечения. Казалось бы, такая маленькая проблема, но как она косметически даже внешний вид ребенка может ухудшать. Тоже с этим надо бороться.

Каждый десятый слепой. Каждые пятнадцатый ест через зонд — это огромная проблема.

Мы будем сегодня говорить о проблемах питания, потому что с детьми невозможно проводить активные реабилитационные мероприятия, если мы не накормили ребенка, если ребёнок испытывает какой-то белковый или энергетический дефицит веса.

Каждый двадцать пятый ребёнок глухой.

Сколько стоит проблема ДЦП?
У нас в России вообще никто не считал, сколько стоит эта проблема. Но, вы знаете, что на Западе очень хорошо любят считать деньги. Например, Национальный институт медицины США, там есть данные, конечно, давнишние, за 2015 год, — он посчитал, что финансовое бремя ДЦП в США примерно оценивается в 11,5 млрд долларов.

В 2004 году тот же институт писал, что каждый новый случай ДЦП несет среднюю пожизненную стоимость в 500000 долларов и, только 30% людей с этим недугом доживают до 30 лет. Это было практически по-дворовое исследования, обход всех семей, имеющих детей с ДЦП в Америке, люди провели очень серьезные статистическое исследование. Чуть позже я о нем расскажу, это очень интересно.

От чего умирают люди с ДЦП?
Вы видите вот этот график? Вот это смертность детей, людей с ДЦП. Вот эти желтые кубики — это взрослые люди с ДЦП, синие — это общая популяция. Но это статистика Франции. Это Франция, причём, это 2008 год.

Во Франции в 2008 году продолжительность жизни составляла 84 года. Предполагаем, что мы еще в России до такой продолжительности жизни не дошли. И то, посмотрите, во Франции в основном, люди с ДЦП умирают в 35 до 65 лет. Если применить просто грубую математику для нашей Российской Федерации, то можно вычесть сразу просто, лет 15 можно вычитать и у нас получается, пациенты с ДЦП приблизительно — никто не считал — они умирают, где-то получается, с 20 лет до 50 лет.

Представляете, это самое трудоспособное население. В принципе, это те люди, которые могут нести пользу. То есть это люди с ДЦП, которые могут овладеть профессией, но тем не менее, у них развивается масса осложнений различных заболеваний.

И посмотрите дальше, от чего умирают? Вот они. Вот это вот получается респираторные проблемы, это проблемы бронхолегочные, а это кардиоваскулярные заболевания. Видите, синие столбики — это когда умирает вся популяция, и жёлтые — это когда умирают люди с ДЦП. Это серьезная проблема.

ДЦП и роды: кто виноват?
Интересно, например, на сколько у нас растет распространённость ДЦП. Потому что везде и всегда все говорят, что заболеваемость растет. Вы же об этом слышите?

И вот сколько лет существует статистика практически с пятидесятых годов прошлого столетия, заболевание с ДЦП не растет. Вот как она была, примерно, тогда 2— 2,5 на тысячу новорождённых, она так и осталась.

В свое время, когда мы вступили в новый учет живорожденности с 1 апреля 2012 года, тогда же живорождённым считался ребенок, младенец примерно 26 недель и 500-граммовый. Если ребёнок уже показал хоть какие-то признаки жизни, то, конечно, этому ребёнку необходимо было оказывать всяческую медицинскую помощь, чтобы его оживлять. Так вот мы всегда боялись того, чтобы как раз вот это группа пациентов и принесёт нам большой приток детей с ДЦП.

Об этом же говорили американцы в свое время. 50% детей, которые родились недоношенными с экстремально низкой массой тела имеют риск развития ДЦП примерно 50%.

Многие страны многие десятилетия, когда всё-таки начали анализировать ситуацию, — каким образом можно повлиять на заболеваемость ДЦП? — начали искать меры профилактики: каким образом мы можем профилактировать это заболевание, и придавали большое значение асфиксии в родах. Еще когда в свое время родоначальником и описателем этой патологии был Литтль, англичанин, ученый, именем которого названа одна из форм ДЦП — болезнь Литтля, есть такая. Когда он писал в 1862 году трактат он писал, что основной проблемой церебральных параличей является асфиксия в родах.

Так вот, с ним не согласился в то время Зигмунд Фрейд, тоже известная вам фамилия, который в 1897 году писал — «Нет, вся проблема церебральных параличей не только в родах, она уходит далеко во внутриутробный период».

Представляете, это еще в те времена в конце XIX столетия уже люди задумывались о том, что не вся проблема в родах. Ведь у нас понимаете, какое обывательское мнение существует? Вот приходит к нам на прием, например, мама с ребенком, у которого уже церебральный паралич. Вы понимаете, что в любом случае мы никого не можем обвинять в той ситуации, что родился ребёнок с ДЦП. Ну почему так случилось — надо всё равно обсуждать с этими родителями. Но это никак не случилось, например, потому что ребёнку свернули шею в родах, как часто бывает об этом говорят. Первая фраза, которую, приходя к тебе на приём, говорят пациенты.

«Что-то вас беспокоит?» Первое, что тебе говорят: «Моему ребёнку свернули шею при родах». Начинаешь потом раскручивать этот клубок, этот сложный клубок, спрашиваешь маму — кто вам такое мог сказать, как вообще такой произошло? Она говорит — да все об этом говорят. И ты спрашиваешь — ну кто первый вам об этом сказал? Она отвечает — ну, вот массажист, который к нам приходит домой и делает массаж ребенку, он сказал, что у вас свернута шея, то есть, у вас травма шейного отдела.

Вот обидно бывает, когда мы сами же в своем медицинском сообществе такие вещи говорим, абсолютно не доказательные, недопустимые вещи! Поэтому я обязательно оставила вот этот слайд «Генетическая природа заболевания». В свое время австралийцы, богатая очень страна, решила поставить задачу, всё-таки, каким-то образом разработать план мероприятий профилактики данного заболевания. И учитывая, всё-таки, что существовала такая концепция — то, очень большое количество процентов детей с ДЦП получаются от асфиксии в родах — они решили увеличить частоту кесарева сечения за 50 лет с 5 до 34% в родах.

Видите, да? Представляете, каждая третья мать начала рожать только при кесаревом сечении. Вот любой какой-нибудь фактор риска, — и сразу кесарево сечение.

В 2015 году американский журнал «Акушерство и гинекология» практически бомбу взорвал. То есть, опубликованы были эти данные, где написали, что количество детей с ДЦП не изменилось. То есть, казалось бы, убрали этот рисковый фактор, но ничего не меняется.

И теперь учёные идут по другому пути. Сейчас пытаются доказать всё-таки, что природа этого заболевания генетическая. Уже сейчас доказано, что до 45% случаев ДЦП имеют генетическую природу. Не доказано, что это какое-то моногенное заболевание, когда ген ответственный за патологию, передается по наследству. ДЦП — это не моногенное заболевание, не один ген несет за него ответственность. Это полигенная проблема. И поэтому, конечно, ее обнаружить очень сложно.

Есть факторы предрасположенности к этому заболеванию.

И тогда, к сожалению, вот, ходят две беременных женщины, носят ребёнка в одинаковых абсолютно условиях, одинаковую еду едят в одном поясе часовом живут, в одном городе. Но одна мать рожает ребенка с церебральным параличом, а другая мать рожает здорового ребенка, потому что всё-таки даже при одних каких-то факторах риск во время родов, которые совершили с той и другой матерью, один ребёнок имеет какие-то факторы борьбы с этими негативными факторами, а у другого ребёнка, к сожалению, таких ресурсов не оказалось.

Улучшение помощи при рождении – сохранение мозга
Следующим слайдом я хотела показать снижение сегодня даже не распространённости в мире детей с ДЦП, а именно снижение ресурсоемкости заболевания. А что такое ресурсоемкость? Вот сегодня мы смотрели детей с I уровнем и со II уровнем по системе GMFCS — и смотришь ребенка с IV уровнем.

Как вы думаете, какой ребенок будет стоить дороже? Конечно, с IV, да? Вы помните, сколько технических средств мы прописали ребенку со II уровнем, а сколько ребёнку с IV?

Конечно для общества гораздо серьезней нести бремя более тяжёлого ребёнка с ДЦП, поэтому сегодня, если над чем-то надо работать, так это снизить число рождения детей с тяжелыми формами ДЦП.

И вторая большая проблема — это профилактика развития вторичных осложнений и своевременной помощи. Если вы помните ребёнка 15-летнего с тяжелейшими уже контрактурами. Как вы думаете, его реабилитировать в послеоперационном периоде будет проще, чем ребёнка, которого мама привела шестилетнего? Естественно, тяжелее. И ещё никто гарантии не дал, что после операции ребёнок в пятнадцатилетнем возрасте, у которого тяжелейшие и контрактуры, что мы сможем его восстановить до того уровня, который был у него 2-3 года назад. Важно вовремя оказать нормальную помощь ребенку с ДЦП.

Что касается первого вот этого блока — снижения ресурсоемкости заболевания, то акушеры-гинекологи сегодня должны совершенствовать свою помощь до такой степени, чтобы при рождении вот такого рискового ребёнка как можно быстрее и как можно мощнее произошла нейрозащита, защита головного мозга.

Вот эта статья, которая была опубликована американцами, тоже вызвала очень большой резонанс в мире. Везде идет спор. Европейцы показывают — одна из таблиц журнала «Детская неврология. Медицина развития» — что количество детей с ДЦП растет в зависимости от того, как снижается срок гестации. Но в 2007 году в журнале Lancet европейцы публикуют великолепную статью, в которой они пишут что у них за 17 лет, вот как раз ведения недоношенных детей, количество детей с ДЦП колоссально снизилось!

Смотрите, они прямо пишут, что у них было, например, у детей, которые родились с весом, с массой менее 1000 г у них общая распространенность детей с ДЦП снизилась с 50 до 39. А те, которые до 1,500 родились — с 64 до 29. И самое главное, у них падает смертность.

То есть, европейцы доказывают, что если мы начинаем усиливать свои медицинские воздействия, особенно сразу после родов, мы можем с вами получить, в общем-то, не такое большое количество детей с тяжелым ДЦП. Посмотрите, как они показывают на графике, как падает количество детей с ДЦП, хрупких недоношенных детей.

Это о чём говорит? Это говорит о том, что нужно совершенствование системы здравоохранения, нужны вот эти великолепные перинатальные центры, которые сегодня у нас развиваются в Российской Федерации. Эти перинатальные центры сегодня как раз заботятся и настроены на то, чтобы всем недоношенным детям проводить реабилитацию качественную сразу после рождения, сохранять их мозг.

Как наблюдать ребенка с ДЦП: постановка функционального диагноза
Итак, мы немножко попозже, может, поговорим о том, сколько у нас в детском возрасте форм ДЦП. Но задача у нас с вами сейчас поговорить о том, как наблюдать ребенка с ДЦП.

Да, так случилось, что родился ребёнок с церебральным параличом. Очень важно в этой программе поставить профессиональный диагноз. Вот здесь из вас больше в аудитории педагогов. Я вас сейчас за очень короткое время
постараюсь всё-таки научить пользоваться этими международными оценочными шкалами, чтобы вам было понятно что такое GMFCS, что такое MAKS. Сейчас пока непонятно, о чём я говорю. Ну, давайте мы с вами постараемся освоиться это и, ну, наверное, минут через 15 вы скажите, что у вас получилось.

Так вот, постановка функционального диагноза. Клинический диагноз ставить не надо, это поставят врачи. Согласно международной классификации, есть только три формы церебрального паралича. Это что касается, например, патологии мышечного тонуса.

Есть спастический церебральный паралич понятно, повышен тонус, да? Есть дискинетический церебральный паралич, и есть атаксический. Вот очень просто — есть три формы церебрального паралича. Мы не будем останавливаться на клинических формах, то есть, вот здесь есть спастическая, смотрите, гемиплегия, когда половинка тела только поражена. Есть спастическая квадриплегия, когда 4 конечности тела поражены. Есть диплегия, когда две нижние конечности больше поражены, чем руки. Есть ассиметричная диплегия, видите, когда одна сторона, но вторая тоже, в общем-то. Есть триплегия. Вот разные есть формы. На дискинетических формах мы не будем останавливаться.

И вот, например, я задаю вам вопрос. Давайте, вы будете у меня врачом. Я, например, вам говорю — у ребенка детский церебральный паралич, спастическая диплегия, ребенку 5 лет. Я больше ничего Вам не сказала. Можете вы мне что-нибудь сказать про этого ребенка?

(Сразу скажу, что такое спастическая диплегия. Это ребенок, у которого поражены четыре конечности, но ноги поражены больше, чем руки). Можете вы мне что-то сказать про этого ребенка? Вот, смотрите. Диагноз клинический есть, но он ничего абсолютно не несет из функциональных возможностей.

И вот очень многие годы мировое медицинское сообщество пыталось придумать что-то такое, вот поставить какую-то аббревиатуру, какую-то цифру, чтобы мы могли точно сказать о ребенке, что он умеет делать.

Скажите мне, пожалуйста, если например я вам задаю вопрос, вопрос аудитории — вот если вы знаете, что ребёнок умеет делать в два года (мы говорим о ДЦП), можете ли вы предсказать, что ребёнок будет уметь делать в 18 лет? Поднимите руки, кто может сказать, что он умеет делать в 2 года то что ребёнок научится делать 18 лет? Поднимите руки, кто верит в то, что вы можете это сказать. Никто не верит?

Тогда давайте другой вопрос задам: верите вы в то, что минут через 10 вы сможете это сделать? Тоже не верите? Тогда давайте это изучать. Все равно, буквально за 10 минут какие-то тенденции вы поймете.

45 физических терапевтов, кто такие физические терапевты, я так полагаю, вы уже знаете? Это не физиотерапевты, которые занимаются у нас физиолечением у нас в стране. Это именно физические терапевты, занимающиеся движением. Так вот 45 физических терапевтов со всего мира создавали систему классификации глобальных моторных форм. Очень долго шли жаркие дебаты по поводу создания этой системы классификации, и она была создана в 1997 году.

Это была система 4 возрастных периодов и 5 функциональных классов. Первые три функциональных класса — это ходячие дети. Первый функциональный уровень — ходячие без ограничений. Второй функциональный уровень — это ходячие с ограничениями. Третий уровень — это ходячий, но с техническими средствами и реабилитацией. Четвертый уровень — это неамбулаторные пациенты, те, кто перемещается на колясках. И V уровень — это только лежачие дети, которые плохо держат голову.

Вот пять функциональных уровней, и все эти дети были разделены на возрастные периоды: от 1,5 до 2 лет, от 2 до 4 лет, с 4 до 6 лет и с 6 до 12 лет.

В 2007 году авторы этой системы классификации посчитали, что надо всё-таки ещё один возрастной период добавить — это период с 12 до 18 лет и у нас стала система классификации двух пятерок: пяти функциональных классов и пяти возрастных периодов.

Итак, смотрите, первый функциональный уровень. К сожалению, я вам сейчас не покажу видео, по этическим соображения, но я практически на себе это покажу.

Первый уровень — это дети, которые прекрасно могут научиться ходить самостоятельно. И дети должны научиться ходить самостоятельно к двум годам. Вот приходит к вам на приём пациент, ребёнку 2 года. У него стоит официально церебральный паралич, например, спастическая диплегия. Ему два года, и он ходит самостоятельно. Если ребёнок до двух лет овладел навыком самостоятельной ходьбы, значит, он относится к первому уровню развития по системе Function Classification System GMFCS, и значит этот ребёнок обязательно к 5-6 годам научиться бегать и прыгать, ходить по лестницам без опоры, соответственно, он будет участвовать во всех спортивных мероприятиях, он будет функционально двигательно активным до 18 лет. Если ребёнок пошёл в 2 года, значит, закономерность его двигательного развития приведет к тому, что он всему практически научится. Единственное, что этого ребёнка будет плохо — он может быть будет не так качественно ставить одну ногу, другую. Всё зависит от того, какая у него форма ДЦП. Ну, он ногу подворачивает, вот, что-то такое может быть. Но если он пошел в два года, значит у него GMFCS I.

Теперь смотрите, что такое II. Второй уровень — это дети, которые тоже научатся ходить самостоятельно, но будут ходить с ограничениями. Конечной точкой начала самостоятельной ходьбы является возраст 4 года. Ну, есть разные мнения. Он может учиться до 4 лет, может и до 5 лет учиться, но мы понимаем, что в 5 лет ребёнок, который не научился ходить самостоятельно — это плохой II уровень. Но, тем не менее, имеет еще очень хорошие возможности.

Как вы думаете, что умеет делать ребенок с ДЦП II уровня в 2 года? I уровень уже пошёл. II уровень, мы с вами договорились — он должен сам пойти самостоятельно до 4 лет. Ну, что как вы думаете, он должен делать обязательно в 2 года, чтобы попасть в эту двойку? Он должен вставать и ходить до балкона. Если к вам приходит ребёнок, у которого стоит официальный диагноз ДЦП, но он в 2 года ходит только вдоль кушетки и не может оторваться от опоры, но перемещается, значит у ребенка явно уже не I уровень, он не пошёл самостоятельно, но он поднялся и пошел в 2 года, значит, у него II уровень и смотрите, какой прогноз. Это к тому, что вы не верили, что вы сможете предсказать дальнее его развитие. С 4 лет он пойдет обязательно самостоятельно, это закономерность развития. Но это тот функциональный уровень движения, в котором он не научиться прыгать и бегать. Вот, второй уровень — он уже не может оторвать тело от опоры вот так, как вы. Например, я вас попрошу попрыгать. Настоящий прыжок — это когда вы прыгаете много-много раз, отрываете тела от опоры. Если человек только один раз отрывает себя от опоры то это не настоящий прыжок, неполноценный. Так вот ребёнок II уровня может только один раз подпрыгнуть, но много раз он не прыгнет. Значит, смотрите, чтобы идти по лестнице, всегда ему нужен какой-то поручень, должен быть. Какая-то может быть серьезная ситуация с погодой, — например, ледяная дорожка, тяжёлая одежда — ему тоже понадобится поручень или костыль. То есть, смотрите, дети II уровня начинают ходить самостоятельно до 4 лет. Но это дети, которые не отрывают себя от опоры. И до 18 лет — как вы распишите его двигательный уровень? Да, он будет ходить самостоятельно, и в принципе, хорошо, но ему всегда понадобится какая-то опора. Бегать на соревнованиях он явно не сможет, прыгать он тоже сильно не сможет, но сможет сам, наверное, ходить в школу с костылем. Это закон развития движений — с одного уровня на другой дети не могут перейти. То есть, это, понимаете, как цвет глаз, форма ушей, это просто характеристика тела. Вот это закономерности развития двигательного пути, это схема построения движения.

Переходные могут быть. Бывает же такое, он либо хороший II уровень, либо плохой 1. Но это только переходный период. Он, конечно, может туда-сюда сдвигаться, но он всё равно будет оставаться на каком-то одном уровне движения. Возникают иногда такие вопросы. Вот ортопеды смотрят пациента, например, вот сегодня мы с вами увидели пациента, которому 15 лет. Что он умеет делать? Только сидеть в коляске и ползать на четвереньках, но он не мог вставать и не мог ходить вдоль опоры. Но мама говорит о том, что 2 года назад он это делает прекрасно. То есть, у нас сразу логический возникает вопрос — ага, сейчас он похоже в IV уровне, а был-то он в III. Не может быть такого? Тем не менее, бывает такое, что у детей вторичные ортопедические проблемы нарушают двигательный статус. Но когда мы проведем ему хорошую операцию, проведем хорошее послеоперационное восстановление, он снова вернется на свой уровень.
То есть его уровень, изначально данный, он останется с ним на всю жизнь. Как мы с ним будем работать, так он и будет жить.

Значит мы договорились, что второй уровень — ребенок может вставать и ходить вдоль опоры, и он обязательно пойдет в четыре года, ну, с четырех лет.

Третий уровень. К сожалению дети III уровня, они уже очень мало надеются на свою ходьбу. Самое большое — это 5% детей III уровня могут научиться ходить самостоятельно на короткие расстояния. Они могут просто отрываться и бежать вперёд и им сложно останавливаться, по инерции движения они не могут остановиться самостоятельно.

Что умеют дети III уровня в 2 года, как вы считаете? Если I уровень пошел, II стал ходить с опорой, то III уровень может только сидеть. Вот если ребенок в 2 года никак не может поползти по пластунски и никак не может встать у опоры, а только сидит. Сидя его посадишь, и он сидит. То это, конечно, у вас уже должны возникать мысли, что это уже ребёнок 3 уровня
движения по системе GMFCS. И какой прогноз у этих детей? Эти дети могут научиться ползать на четвереньках к 4 годам. Вот если например, вы задаете вопрос маме, ползает ли ваш ребёнок и мама говорит — да, он хорошо проползает всю квартиру, — то положите ребенка на пола, попросите его поползти. Если он ползет на четвереньках четырехтактно, то это значит настоящий III уровень движения. А если он ползет, знаете, как лягушка, то есть, ползет, и ноги немножко так подтаскивает за собой, то есть, он ползёт вроде бы на четвереньках, но нет вот этого ровного четырёхтактного движения, то это, конечно, уже не III уровень. Так вот, максимальный потолок III уровня движения, то, что ребёнок у нас сам
научился ползать на четырех конечностях до 4-х лет, естественно, вставать и ходить вдоль опоры и ходить с техническими средствами ему не удастся.

То есть, ребёнок этот, к сожалению, не овладеет навыками самостоятельной ходьбы в том объеме, в каком им владеют первый и второй уровень. Поэтому наша задача, как реабилитологов, развить у этого ребёнка навыки активности с техническими средствами реабилитации. И порой ведь очень много уходят сил на борьбу с родителями, которые мне говорят — я не дам никогда своему ребенку ходунки и никогда не посажу своего ребенка в коляску, потому что так он никогда не научится ходить самостоятельно. Но, к сожалению, вот всё так происходит, ну, может быть несправедливо в этой жизни — вот третий уровень движения. А ведь эти дети могли бы быть мобильными, активными, социально интегрированными гораздо лучше, если бы они были в одной скорости и в одном направлении движения с детьми сверстниками. То есть, если бы мы посадили его в коляску активного типа и ребёнок бы поехал играть в футбол с детьми на площадку, с таким же сверстниками, не кое-как ковыляя, а именно в хорошем техническом средстве, он наверное был бы более интегрирован в обществе. Или, например, пойти с хорошими ходунками в школу.

Поэтому, коллеги, 3 уровень движения — это очень сложная категория пациентов, когда они требуют большой ресурсоемкости, тем не менее, потому что требуют затрат больших, технических средств. Но это та перспективная группа детей, которые могут быть интегрированы в общество очень полноценно.

Четвертый уровень. Вы же понимаете, что мы идем к тяжелым уровням? IV и V уровень — это неамбулаторные пациенты, но они так по терминологии звучат, потому что они считаются лежачими пациентами. Это очень ресурсоемкие пациенты. Четвёртый уровень — это дети, которые могут сидеть только в опоре. То есть, это дети, которые не могут удерживать позу, сидя без какого-то специального приспособления, без опоры для сидения — специального ортопедического кресла. Так вот, дети IV уровня в 2 года могут только переворачиваться со спины на живот. То есть если дети I уровня пошли в 2 года, II уровня — встали и стали ходить вдоль опоры, III уровня — начали сидеть, то IV уровня — только переворачиваться со спины на живот и потолок их движения максимальный — это только повороты со спины на живот.

Они сами не могут сесть самостоятельно, мы можем их только посадить, они могут сидеть в кресле, перемещать их с помощью специального кресла можем, и ползать эти дети могут, но только как лягушечка, подтягивая ноги. Это IV уровень движения. Вертикализация этим детям очень сложна — подняться таким детям очень сложно.

Ну и пятый уровень. Это самый тяжелый уровень, когда у детей практически только контроль головы может быть вертикальный развит. Они не умеют ни сидеть, ни ползать. И самое большое, к 2-2,5 годам, чего они достигают? Это только вертикальный контроль головы.

Вот я вам рассказала всю систему классификация глобальных моторных функций. Понятно, я рассказала очень общо, без деталей Если вы хотите изучить ее более подробно, то информацию есть во многих разных медицинских литературных источниках. На сегодня для врачей недопустимо не учитывать функциональный уровень движения для ребёнка с ДЦП, потому что это входит как обязательный стандарт оценки качества работы с пациентом с ДЦП по приказу Министерства Здравоохранения Российской Федерации.

И вот, коллеги, я вам задаю сейчас вопрос: ребёнок 5 лет, спастическая диплегия ДЦП, GMFCS III. Вот смотрите, — 5 лет, и я называю только лишь одну цифру GMFCS III. Понятно, о чем я говорю сейчас? Если ребенку 5 лет и у него GMFCS III — вот что вы мне можете об этом сказать? Ребёнок может ходить самостоятельно? Вот, в большей степени, скорее всего, нет, если только на небольшое какое-то расстояние. То есть, это ребёнок который прекрасно ходит с техническими средствами реабилитации и умеет ползать четырехтактно. И, самое главное, если вы будете еще дальше знать, что характерно для каждой категории пациентов с функциональным уровнем движения, то есть, каков риск развития у него вывиха тазобедренного сустава? У вас вообще сразу программа реабилитации создается!

Проблема тазобедренного сустава и реабилитация
Мы об этом говорили: 1 уровень — 0% такого риска, 2 уровень — 15%, 3 уровень — 40% двигательный. То есть, 40% вывихов тазобедренного сустава. То есть, вам уже становится интересней гораздо, если появляется вот это аббревиатура. Пять уровней движения, и мы с вами можем уже с этой цифрой отследить функциональность каждого пациента. Можно даже не писать, какие он имеет контрактуры, в каких суставах, какой тонус, но если мы скажем по GMFCS, станет понятно, что от ребёнка можно ждать.

Так вот я всё-таки вернусь к теме вебинара, а потом поговорим о деталях. То есть, мы сегодня будем больше говорить о проблеме тазобедренного сустава и в общем-то сегодня доказано, что практически от 1/3 до 2/3 детей имеют проблемы тазобедренного сустава. Сейчас я популярно на руках покажу, как называется эта проблема. Пусть простят меня ортопеды, которые сейчас смотрят нас по вебинару. Я расскажу очень популярно для аудитории, которая, в общем-то, даже, от медицины далековата.

Вот предположим рождается ребёнок, у которого тазобедренный сустав — вот эта впадина, она еще не сформирована, она не круглая, она такая покатая, и вот она головка бедра, вот, получается, бедро, а это шейка бедра — и вот когда рождается ребёнок, у него, к сожалению, еще не сформирован верх этого сустава, у него ещё очень покатая вертлужная впадина такая вся не сформированная, у него ещё очень большой вот этот шеечный угол, бывает даже до 170 градусов.

И вот что происходит в процессе жизни ребёнка? Рождается ребёнок. Во-первых, он рождается с высоким мышечным тонусом. Ему надо родиться с этим высоким тонусом спастичности. В такой позе потому, что если он не будет такой позе, то он травмируется в родах. И вот первые шесть месяцев природа начинает избавлять ребенка, если всё абсолютно нормально получилось в родах и нормально все в голове, и роды начинают избавлять его от вексорной доминанты. И вот этот вексорный тонус начинает угасать. И первый симптом, который нам говорит о том, что угасает вексорный тонус, это идет удержание головы. Когда вы кладете новорождённого ребенка на живот, он сразу начинает поднимать голову, то есть, он уже преодолевает вот этот сгибательный гипертонус.

И, смотрите, что происходит дальше. Этот тонус начинает угасать во всех абсолютно мышцах. И ребенок начинает уже очень активно в горизонтальном положении двигать ногами, что самое главное не нравится нашим родителям. Они приходят на прием к врачу и жалуются: «Ребенок очень сильно двигает ногами. Бьет ногами сильно, шевелит очень много. Наверное, это нехорошо». То есть, многие родители считают, что это патология. Но это наоборот, очень здорово. Чем больше ребенок двигает спонтанно ногами, тем лучше он развивает все свои суставы мышечные. Он формирует, готовит себя к вертикализации. И вот он вертит, крутит. Иногда даже рекомендуют на первых приемах производить профилактику дисплазии тазобедренного сустава круговыми движениями, до 200 движений в день, для того, чтобы формировать предпосылки нормального соотношения в тазобедренном суставе.

Потом что делает ребенок в 6 месяцев? Мы его сажаем, он сидит. Начинают эти подкожные кости как-то окружать головку бедра, и уже давить, то есть, осевые нагрузки идут на головку бедра. И начинает уменьшаться шеечно-диафизарный угол. А потом ребенок встает на колени, потом встает вертикально. Что происходит? Он же крутил-крутил, он сформировал вот такую круглую вертлужную впадину, он уменьшил вот этот вот шеечно-диафизарный угол и сформировался нормальный тазобедренный сустав. Скажите, что произойдет с суставом ребенка, если ребенок, например, до года только лежит и у него спастический гипертонус в обоих бедрах? В сгибательных, например, коленных суставах. Что будет происходить? Он не будет столько много раз двигаться, он не будет формировать хорошую головку бедра и вертлужную впадину, и не будет уменьшаться шеечно-диафизарный угол. Что произойдет? Тонус начнет выталкивать головку бедра из вертлужной впадины. И, смотрите, чем у ребенка тяжелее двигательное нарушение, тем быстрее и в большей частоте случаев произойдет эта проблема.

Я вам сейчас статистику мировую продиктую, а вы проанализируете. Дети первого уровня движения — идет нулевой риск вывиха тазобедренного сустава. Понятно? Потому что он пошел до двух лет. Дети второго уровня движения — в 15% случаев, это те, которые пошли ближе к 4 годам. Дети третьего уровня — в 40% случаев вывихнут тазобедренный сустав, дети четвертого уровня — в 70% случаев вывихивают сустав и дети пятого уровня — в 90% случаев.

Логично возникает вопрос — что является самым главным фактором, первостепенным важным фактором формирования тазобедренного сустава? Понятно, что повышен мышечный тонус. Но самое главное для нас — это гравитационная нагрузка. То есть, если мы ребенку не будем создавать в раннем возрасте гравитационные нагрузки, соответственно, мы не создадим предпосылки развития нормального тазобедренного сустава.

Это я о чем сейчас сказала? Ранняя вертикализация. Вот есть два мнения родителей, два предубеждения. Некоторые родители говорят о том, что если ребенка рано поставить в ходунки или дать ему какое-то техническое средство, то он никогда не разовьет навыки самостоятельного движения. Это правильно или нет? Нет, конечно, мы с вами доказали, что есть закономерности развития движения. И как бы мы ни пытались изменить эти закономерности, мы это не сможем никогда сделать. То есть, если ребенок находится в 3 уровне движения, и мы в два года его поставили, то, соответственно, никакими своими манипуляциями, имеется в виду, давая или не давая техническое средство, мы не поменяем уровень движения. Мы только можем затормозить его развитие.

Есть второе предубеждение, что «дети с ДЦП должны пройти все этапы вегетативного развития». Вот о чем я сейчас сказала? Что если ребенок еще не держал головы, то его не надо учить переворачиваться. Если ребенок не умеет переворачиваться, его нельзя посадить. Если ребенок не сидел, его нельзя поставить. Я правильно говорю или нет? Нет, конечно.

Вот, смотрите. Возьмем детей с 4 и 5 уровнем движения. Будут эти дети самостоятельно сидеть или будут они самостоятельно ходить? Нет. А риск развития вывиха тазобедренного сустава какой? 70% и 90%. Мы можем,
вообще, как-то логически связать эти вещи? Мы сами своими руками толкаем детей ко вторичному ортопедическому осложнению. Мы сами, отрабатывая у него навык, который никогда по природе закономерности развития движения у него не появится самостоятельно, например, самостоятельной посадки, мы его не вертикализуем, мы тем самым не даем осевые нагрузки, и у ребенка развиваем тяжелейшее осложнение — вывих тазобедренного сустава, который приведет к болевому синдрому. Представляете, что это такое — когда у ребенка невозможно провести даже гигиенические мероприятия, невозможно переодеть памперс, когда ребенок и день и ночь кричит?

А испытывая постоянно хронический болевой синдром… Представьте, что у вас что-то болит изо дня в день неделями. У вас притупляется общее ощущение боли, у человека теряются, это уже доказано, интеллектуальные способности, если у него постоянно присутствует хронический болевой синдром. Если дети испытывают хронический болевой синдром, невозможно никакой реабилитации, никакой коррекции, никакой социальной интеграции. Когда у ребенка проводят даже паллиативную операцию, — есть такие методы лечения, когда уже упущено время и приходится делать максимальную резекцию головки бедра и другие какие-то операции — ребенка избавляют от болевого синдрома, ребенок становится другим, он становится контактным, он начинает развиваться. И его родители, даже, которые с ним уже многие годы находятся рядом, начинают видеть позитивные изменения в его психике.

Так вот, смещение бедра — это, наверное, основное самое грозное осложнение, которые посещает наших детей с церебральным параличем. Когда у меня родители спрашивают — чем вы занимаетесь там, реабилитируя детей с ДЦП, вы же никогда ничего не вылечивали? Ну, мы естественно, не можем его вылечить. Но самое главное, с чем мы боремся — мы боремся с его грозными осложнениями. Первое — это с вывихом тазобедренного сустава.

Индекс Reimers
И, поэтому, когда мы сегодня консультировали пациентов, вы, наверное, заметили, что первое, что мы просили, — сделать снимок тазобедренного сустава. Потому что в разных категориях детей его надо делать немножко по-разному. Я вам сейчас об этом постараюсь рассказать. Вот это статистика на слайде, о которой я вам говорила, вот эти 40%, 70% и 90%. Мы немножко тут проскочим, и я вам уже расскажу про программу.

В свое время в 1994 году, я сейчас расскажу о Шведской программе, Гуннар Хэгглунд — есть такой хирург-ортопед со своей группой врачей придумали такую программу. Это многолетняя работа. Они пытались показать, что определенным протоколам исследования возможно профилактировать появление не только вывиха бедра, но и разных осложнений физических у детей с ДЦП, и ранними профилактическими мероприятиями можно снижать процент осложнений. Так вот, важно, если мы с вами начали сейчас говорить про вывихи тазобедренного сустава, я расскажу про индекс Reimers.

Индекс Reimers— это такая вещь, которая лучше бы, конечно, чтобы измерялась в рентген-кабинете, но к сожалению, у нас даже многие рентгенологи этого не делают. Это может, в принципе, измерить любой врач — и невролог, и ортопед, даже педиатр это может сделать. Ну, просто надо определенными какими-то вещами владеть. Обратите внимание, очень важно сделать правильный снимок тазобедренного сустава. Делается снимок в прямой проекции. И надо, в общем-то, прочертить только одну горизонтальную линию и три вертикальных. Чертится одна линия, горизонтальная линия. Это линия, которая соединяет самые нижние точки подвздошных костей и, смотрите, три вертикальные линии — одна линия идет по крыше вертлужной впадины — это линия Келлера, и две линии, вот они здесь не прорисованы, которые по внутренней поверхности головки бедра и по внешней поверхности. И посмотрите, вот это вот маленькое расстояние, которое уже эмигрировало за крышу вертлужной впадины. Вот это измеряется в миллиметрах и делится на всю ширину головки бедра. И вот получается, что если мы получаем с вами индекс 33%, не менее.

Вы представляете, на 33% головка эмигрировала? Это считается ещё нормальным. То есть, до 33% это считается нормальным. Мне сегодня одна мама сказала, не помню, кто: мы делали очень давно снимок тазобедренного сустава, и у нас всё там было хорошо, много лет назад. И поэтому делать перестали, потому что было всё нормально. Так вот, каждый год эта ситуация может меняться. И всё идёт так из-за того, что ребёнок растёт, что у ребёнка нарастает мышечный тонус в первые годы. Миграция головки из вертлужной впадины увеличивается, и мы можем получить вот такие вот показатели светофорной зоны.

Видите, вот эти три разноцветных кружка? Так вот эта вся программа наблюдения, она как раз основана на светофорных шкалах. То есть, если, например, показатели попадают в зеленую светофорную зону, то это всё нормально хорошо. Значит, мы на правильном пути, мы правильно действуем в отношении ребенка, и мы не должны предпринимать никаких хирургических тактик.

Если ребёнок попадает уже в зону жёлтую, здесь уже надо бить тревогу, значит мы не дорабатываем в чем-то. Может быть, мы недостаточно снижаем мышечный тонус, недостаточная вертикализация у ребёнка с отведением бедер, может быть, у ребёнка, конечно, и скачок роста какой-то случился, бывает, мы видим такую ситуацию. Но надо уже предпринимать меры. И вот мне понравилось, что у вас в Пермском крае, очень здорово, на мышцах сразу рекомендуют делать операцию. То есть, в принципе, если уже не работает консервативная терапия, которую можно проводить с помощью препаратов ботулотоксина типа А, то, да, надо проводить превентивную хирургию на мышечной ткани.

И, если уже показатель уходит в красную зону — более 40%, то надо прекратить всякие консервативные мероприятия. Мы должны предпринять меры по проведению оперативного хирургического лечения.

Это та самая программа, которая вот таким вот образом схематически обозначена. Что если мы наблюдаем ребёнка по какому-то единому протоколу, мы рано выявляем проблему и рано с ней начинаем бороться.

Вот эта программа, она носит название CPUP, это шведская программа, у неё есть свой сайт. Эта программа стартовала в 1994 году только в южной части Швеции. Вот зелененьким цветом на слайде отмечены — это были два графства численностью населения в 1,5 млн человек. И всех детей с ДЦП 1990 года рождения — это 4 года и младше, все они были взяты под наблюдение в эту программу. И когда Гуннар Хэгглунд со своими врачами посмотрели, чего они добились, они сами пришли, в общем-то, за 10 лет наблюдения за детьми, пришли в восторг — количество контрактур тазобедренного сустава уменьшилось с 18% до 8%, количество детей, которых оперировали по поводу контрактуры снизилось с 26% до 4%. Причём, не потому, что они больше оперировались. Количество детей, которые имели частоту деформации по типу порыва ветра, — вот, обратите внимание, это такая тяжелейшая деформация, если вы видите, таких пациентов, это пациенты, чаще всего 4 и 5 уровня по системе GMFCS, которые долго находятся в неправильной позе, в лежачем положении за счёт того, что у них укорачивается сухожилие, сгибатели коленного сустава, сгибателей тазобедренного сустава, и формируется вот такая поза — его как-будто сдуло ветром, то есть, падают ноги на одну сторону и деформируется таз, то есть, идёт перекос таза. С одной стороны мы видим аппликационную контрактуру тазобедренного сустава. И даже такую деформацию, Гуннар Хэгглунд со своими врачами — физическими терапевтами смогли уменьшить. Количество сколиозов с углом Коба уменьшить с 12% до 8%.

Вы посмотрите, что самого революционного достигли наши коллеги из Швеции. Если до введения программы 11% детей ДЦП в Швеции имели проблемы тазобедренного сустава, то после введения программы, ее имеют только 0,4%.

3300 детей с ДЦП в Швеции сегодня наблюдаются в регистре. Из них только 13 детей имеют проблемы тазобедренного сустава. Сегодня мы с вами смотрели десятерых детей. Из них ровно половина имели проблемы тазобедренного сустава. Когда Гуннар Хэгглунд опубликовал с группой специалистов вот эти результаты, они поразили всю Швецию, и в 2005 году эта программа становится Национальной программой Швеции. В 2009 году к программе присоединились другие страны. В 2009 Норвегия, в 2013 году Дания, в 2014 Исландия и часть Англии, Ирландия подсоединяется к этой программе. И, смотрите, даже часть Австралии. В Австралии работает другая программа. Там есть программа под руководством Кенгрема, но, тем ни менее, шведская программа начинает существовать. И сегодня уже наблюдаются 9000 пациентов с ДЦП, и каждый в год в неё вливается 800 новых детей.

Факторы риска смещения бедра

Я все-таки хочу еще раз показать вам те факторы риска смещения бедра, чтобы вы были глубоко ориентированы, то есть нацелены на эту проблему. Так вот, первый фактор риска смещения бедра — это GMFCS, о котором мы с вами говорили, то есть это как раз уровень двигательного развития. Чем ребёнок тяжелее в двигательном развитии, тем он имеет больший риск развития вывиха тазобедренного сустава. Помните, лежачий ребенок практически в 90% имеет вывихнет тазобедренный сустав?

Теперь посмотрите ещё один график. Второй фактор риска смещения бедра — это возраст. Когда надо бояться у детей вывиха тазобедренного сустава? Обратите внимание, есть вот такой вот рисковый возрастной фактор — это 3-4 года и 7 примерно лет. Как вы считаете, почему именно 3, 4 и 7 лет? Вам, педагогом, это тоже должно быть близко. Рост. Ребёнок делает скачок в росте, в основном, в этом возрасте, и мы видим сами в 3-4 года и второй ростовой скачок происходит где-то в 7 лет. Мы видим, какая уже точно проблема.

Поэтому вот когда у нас сегодня были дети 12-13 лет на консультации, и когда мы видели индекс Реверса 33%, то, в общем-то, у нас с вами уже все… Во-первых, 33% — он в зелёной зоне, рисковой возраст 4 года и 7 лет уже прошел, то есть мы должны уже в принципе родителей успокоить по проблеме вывиха тазобедренного сустава. Там другие проблемы, помните, да, нарастали — коленный и голеностопный суставы? Вот самое главное, посмотрите, спастичность не растет постоянно. Вот, смотрите, красным цветом — это как раз повышение мышечного тонуса, это высокий мышечный тонус.

Так вот, у детей с ДЦП мышечный тонус растет только первые 4 года, а потом он начинает падать. Вот, и вся проблема бывает, сначала ребёнок ходит на цыпочках. Ну, немногие дети, кто-то ходит сразу на стопе. Сначала ходят на цыпочках, потом они всё-таки опускаются на пятки, но у них сгибаются колени за счёт того, что они 01:08:00 икроножных мышц.
Так вот, если мы ещё с вами своими врачебными манипуляциями попытаемся усугубить это изменение. Каким образом? Если мы переудлинняем ахиллово сухожилие операцией, если мы, например, делаем всевозможные операции по типу, ну, не хочется фамилию называть, нейрофибромии, да, то вот эти операции, они все могут существенно ослаблять мышечное звено, приводить к переудлиннению сухожилий, рычагов движения и таким образом мы развиваем патологические типы походки типа Крауч. Крауч — это от английского “притаиться”. Они как притаенные дети ходят.

Следующим фактором риска смещения бедра является индекс Реймерса миграции. Я об этом сейчас говорила. Если, например, индекс Реймерса уже выходит за пределы 40%, то это красная зона, которая требует проведения операции. шеечно-диафизарный угол — HSA. Вот, смотрите на слайде. Если он больше 40 градусов, то это, конечно, красная зона.

Мобильное приложение для оценки риска

И я вам хочу рассказать о том приложении, которое есть и вы можете скачать на свои телефоны, если вам позволяют технические возможности. Если в AppStore или PlayMarket вбиваете четыре эти буквы, то у вас сразу же появляется приложение, которое вы можете скачать бесплатно. И что вы можете в это приложение, например, внести?

Во-первых, даже родители некоторые у нас это приложение скачивают, потому что бывает очень полезно говорить с родителями на одном языке. Посмотрите. Здесь надо отметить только уровень GMFCS, вот он наверху. Уровень GMFCS вы теперь даже сами сможете определить. Уж своему ребенку точно вы сможете это определить. Теперь, обязательно HSA Если вам сложно проверить, это может сделать врач.

Индекс Реймерса. Его тоже может посчитать врач — прочертит только горизонтальную линию, три вертикальных, посчитает индекс миграции. И поставить возраст. И посмотрите, вот если мы имеем ребенка 4 уровня и вот такие показатели, у нас сразу же в калькуляции появляется риск вывиха тазобедренного сустава 10% — 20%. Теперь посмотрите, я поменяла только уровень развития, только пятерку поставила. И при этих же показателях риск развития вывиха тазобедренного сустава увеличивается до 50% — 60%. Теперь посмотрите, я поменяла только лишь HSA, 180 градусов поставила и уже риск 70% — 80%. И теперь, смотрите, я уменьшила возраст. Ребенок еще не прошел рисковый возраст — три года. У ребенка риск вывиха достигает 90% — 100%.

Вот эта программа, она очень простая. Она есть в приложениях в каждом телефоне. Родители, которые серьезно относятся к проблеме смещения бедра, хотят активно участвовать в профилактике этих вещей.

Приходит к нам сегодня пациент на прием, и мы с ним высчитываем риск вывиха 50% — 60%. Проходит полгода, мама приходит, мы забиваем новые показатели и уже риск вывиха становится 70% — 80%. И другой диалог у нас возникает с родителями. Во-первых, что-то происходит не то. Либо мы даем рекомендации, и мама их не так тщательно выполняет. Либо получается все так сложно у ребенка, надо предпринимать срочные какие-то меры для того, чтобы не произошел риск, это не вывих, это только риск. Но, к сожалению, встречается так, ну, не вывих, но смещение бедра достигает критических показателей и мы все-таки достигаем того дня оперативного лечения. К сожалению, это часто случается на сегодняшний день.

Практически, у нас наблюдаются 26 детей 5 уровня по системе GMFCS, половина из них прооперирована. Мы, к сожалению, не можем пока профилактическими мероприятиями хорошо удерживать эту ситуацию на зеленых показателях. Нам пока приходится очень много оперировать. Но, самое главное, что прооперированный сустав — это безболезненный сустав, у детей они не болят.

Как часто нужно наблюдаться

Теперь посмотрите как часто в этой программе надо наблюдать. Дети до 8 лет должны наблюдаться каждые полгода. То есть, я понимаю, что, может быть, пойти к врачу в поликлинике, у нас с этим сложно, но если, например, на территории работает какой-то реабилитационный центр, и врач имеет навыки ведения ребенка по данному протоколу, то делать это надо обязательно. Каждые полгода ребенок до 8 лет должен быть осмотрен врачом или физическим терапевтом.

Протокол, конечно, он очень сложный. Я не буду на нем останавливаться очень подробно, потому что у нас сегодня не медицинская аудитория. Но для слушателей вебинара я покажу. Это основные 14 измерений. Красным цветом выделены те, где мы будем измерять два показателя — R1 и R2, обязательное измерение спастичности. И я покажу сейчас картинки, что мы делаем. Обязательно мы смотрит сгибание тазобедренного сустава, разгибание тазобедренного сустава. Вы видите, разный показатель имеет разную цветовую характеристику. То есть, если мы получаем показатель зеленой зоны, значит, все хорошо. Если показатель желтой зоны, то — «Внимание, опасность», значит, не дорабатываем. Если показатель красной зоны, то надо срочно предпринимать меры по организации оперативного хирургического лечения.

Это обязательно определение теста Томаса на контрактуру — сгибание тазобедренного сустава. Вот это норма, а это патология, мы сегодня уже это смотрели. Это тест Дункан-Эли. Видите, мы с вами ребенка выкладываем на живот и сгибаем ногу в коленном суставе. Тем самым, мы растягиваем прямую мышцу бедра и показываем состояние ее, минимум спастичности. И тогда поднимался таз и усиливался поясничный лордоз, это говорило о том, что здесь не все спокойно. Но если это, предположим, нормальная ситуация, то вот, посмотрите, здесь не совсем все хорошо. То есть, это тот же самый тест прямой мышцы бедра. Обязательно мы проводили, если бы вы видели, я у всех детей смотрела отведение тазобедренных суставов с разогнутыми коленными тазобедренными суставами, в первую очередь мы с вами говорим о состоянии нежной мышцы. Если состояние ее проблематично, то рекомендовали, например, провести превентивную терапию. Обязательно проводили проведение тазобедренных суставов с согнутым в колене тазобедренным суставом, когда мы выключали вот эту нежную мышцу и уже говорили о состоянии аддуктора бедер — косых мышц, которые обводят в тазобедренном суставе бедро. Обязательно нужно производить измерение внутренней и наружной ротации. Обязательно мы измеряем сгибание коленного сустава, разгибание коленного сустава, тест Harmstring, мы говорили, помните, мы когда смотрели, разгибали коленный сустав и смотрели именно напряжение вот этих внутренних мышц разгибателя коленного сустава. Многие из них напряжены. Если они становятся меньше 140 градусов, это, конечно, говорит о том, что в
данном случае требуются еще какие-то дополнительные мероприятия.

А помните, когда мы ребенка сажали на кушетку, мы просили разогнуть по отдельности каждую ногу и смотрели именно дефицит активного разгибания коленного сустава. Помните, были дети, которые не могли до конца разогнуть коленный сустав за счет того, что все же мышцы, не смотря на то, что она находилась в тонусе, она уже свою рычаговую активность теряла, удлинялось вот это сухожилие, поднимается надколенник вверх и не дает окончательно разогнуться колену. Если в данном случае мы видим уже вот такой вот угол — дефицит разгибания коленного сустава — то обязательно мы должны принимать меры по хирургическому вмешательству по низведению к коленнику. Обязательно мы смотрели с вами голеностопные суставы, помните, при согнутом колене, потому что выключали двусуставные мышцы. Обязательно при разогнутом колене включали две головки икроножные мышцы. И таким образом все показатели заносили в зону зеленую или красную.

Вот такой вот, но не простой протокол, да? Всегда задают вопрос — сколько по времени можно затратить врачу-специалисту для того, чтобы провести такой протокол исследования? Вот если все доведено до автоматизма, то этот протолок можно провести за 10 минут. В принципе, 10 минут можно позволить себе в рабочее время выделить, чтобы провести такой протокол исследования. Единственное, что проводить это очень сложно одному врачу. Здесь обязательно нужна система — один это делает, другой меряет. Конечно лучше, чтобы с нами работал ассистент.

Когда делать снимки тазобедренного сустава

А теперь посмотрите. Вот это, чтобы вам было понятно — когда нужно делать снимки тазобедренного сустава. Вот здесь вы должны быть компетентными обязательно. Вы мне сейчас все скажете, какой риск вывиха тазобедренного сустава у детей 1 уровня движения. Нулевой. Соответственно, снимки тазобедренного сустава обязательно делать всем поголовно не надо.

Его надо делать только по клиническим показаниям. Когда провели измерения и увидели, что органы движения страдают, разница есть длин конечностей и вообще есть какие-то симптомы настораживающие, — обязательно делать снимок в прямой проекции.

Дети 2 уровня обязательно должны их делать в 2 и 6 лет. Не надо делать постоянно. Там риск развития 20%. И посмотрите, какое красное поле. Дети 3, 4 и 5 уровня ежегодно должны иметь рентгенологическое обследование прямой проекции тазобедренного сустава. И поэтому, корректно вообще любому специалисту, занимающемуся реабилитацией детей спросить — а вы не забыли сделать снимок тазобедренного сустава? Вам нужно просто определить у ребенка уровень двигательного развития. Это ведь все очень просто. Самое главное, как рано мы можем выявить проблему. Вы сами не
прочитаете, но вы пошлете с этой проблемой ребенка к специалисту.

Теперь, посмотрите, я хочу вам показать, чем отличается шведская от австралийской системы. Шведская, она несколько меньше облучает детей и несколько меньше делает снимков тазобедренных суставов. Видите, 100%? А австралийская система — 162%. И все это связано с тем, что в шведской системе есть упор именно на вот этот клинический осмотр. На то, что мы сегодня делали своими руками. Мы сегодня смотрели много, снимки — это уже было второе дело, да? А вот в австралийской системе — понятно, что ортопед-хирург смотрит ребенка — но основное, это конечно рентгенологическое исследование тазобедренного сустава. И посмотрите, когда все-таки без клинического протокола чаще приходится обучать детей, посмотрите, красным цветом выделено — два раза в год исследования тазобедренных суставов у детей 3, 4 и 5 уровня до достижения 4-х летнего возраста. Помните, мы говорили, что первый рисковый возрастной период — это 4 года. И поэтому детям неходячим — 3,4,5 уровень — делают снимки два раза в год даже. А дети 5 уровня исследуются 2 раза в год до 8-ми летнего возраста.

Вообще, эта программа включает в себя исследования разные. И коленные суставы. Вот сегодня мы запрашивали некоторые снимки у детей. И голеностопный сустав под нагрузкой. И обязательно — позвоночника. Большая проблема детей, которые не умеют ходить самостоятельно, то есть это 3,4,5 уровень по системе GMFCS, то рентгенологическое обследование позвоночника. Вот измерение угла COBA. Детали я не буду вас сейчас рассказывать.

Так вот эта программа. Почему именно Тюменская область и почему именно я сейчас рассказываю про эту программу? В 2014 году мы впервые познакомились с этим протоколом, мы познакомились с Хебардом. Он очень любезно нас адресовал к своему сайту, открытому, нам дали информацию, мы вышли на этот сайт, внимательно прочитали, правда, это все на шведском языке, но несложно медикам в Швеции и в России найти общий язык.

И мы смогли перевести эту программу и с 2014 года начать наблюдать детей по этой программе. Это была организована одна система. Конечно, у нас многие компьютеры в одной системе работают. И я хочу вам показать, какой статистики мы добились.

Швеция и Россия: сравнительная статистика

Вот, на 1 января 2018 года у нас наблюдаются 958 детей с ДЦП. Из них 318 детей — это дети 2010 года рождения и младше. Мы поставили перед собой задачу так же как когда-то в 1994 году Гуннар Хэгглунд взял 1990 года рождения, мы в 2014 году взяли детей с ДЦП 2010 года рождения.

Мы не смогли взять всех детей с ДЦП по одной простой причине, мы смогли только 55% взять в эту программу. Это очень сложно оказалось. Во-первых, программа, это значит, каждые полгода ребенок должен быть в кабинете.
Желательно, чтобы он постоянно приходил, никуда особо не уезжал, никакими другими мероприятиями не занимался. Учитывая то, что эта программа — новая для России, и доверия у некоторых родителей еще к ней нет. Многие даже не знают, что существует такая программа, и врачи могут наблюдать детей по этой программе. Только 55% маленьких детей мы смогли взять по этой программе, потому что они проживали в Тюмени. У нас нет выездной формы работы, поэтому мы не имели возможности выезжать на других территориях смотреть. Большинство из них проживали в Тобольске, так, куда мы могли приезжать и смотреть детей. И 10% к нам приезжали.

Теперь посмотрите, мы решили проанализировать наших детей с ДЦП и сравнить их с детьми Швеции. Вот, синие столбики — это дети Швеции. Бордовые столбики — дети с ДЦП из Тюменской области. А вот эти вот 1, 2, 3, 4, 5 — это вам уже понятно — это дети ходячие, малоходячие, неходячие, сидячие и лежачие. И первое, что мы увидели, что у нас большое количество детей, конечно… Ну, во-первых, почти равный удельный вес всех функциональных уровней движения и у нас детей ходячих в Тюменской области оказалось гораздо меньше, чем в Швеции.

Недавно мы анализировали статистику многих стран Европы, и такая статистика, она имеется не только у нас в Тюменской области. Я думаю, что в Чусовом та же самая история. Я вообще полагаю, что в РФ такая же картина.

Мы примерно имеем одни показатели. И все-таки хотелось бы, чтобы ходячих детей с ДЦП, функционально активных было больше. Но это еще, наверное, большая-большая работа должна пройти в нашей стране по совершенствованию акушерско-гинекологической службы и неонатальной службы для того, чтобы мы все-таки смогли сохранять, защищать мозг ребенка на первых часах, на первых сутках рождения для того, чтобы у нас все-таки было больше функционально активных детей.

Вот Швеция 1994 год, когда они только вступили в программу наблюдения — 11% детей имели проблемы тазобедренного сустава. И после вступления они вели 10 лет детей в программе — 0,4%. Когда мы проанализировали всех детей в 2014 году, у нас проблемы тазобедренного сустава имело 43,4%. И когда мы сегодня смотрим в регионах детей, примерно такая же ситуация там. То есть, представляете, мы же что-то делаем, мы не сидим сложа руки. Мы делаем массаж, мы делаем гимнастику, электрофорез, стимуляцию, церебролизиновые уколы. Я массу могу еще назвать разных процедур, которые мы делаем с этими детьми, но к сожалению мы не можем эффективно воздействовать именно на проблему тазобедренного сустава. Видите, какая ситуация?

Потому что для профилактики проблем тазобедренного сустава существует определенный комплекс мероприятий, определенный должен быть алгоритм. Когда мы детей в течение 4 лет вели в этой программе, посмотрите, каких показателей мы добились — 8% . После вступления в программу наблюдения, количество детей со смещением бедра с индексом Реймерса 40% и более — у нас только у 14-ти детей из 176 детей. Но я честно говорю, что мы этого добились не всегда только профилактическими мероприятиями.

Практически, половина детей у нас прооперирована. Мы прооперировали, мы избавились от этой проблемы, и мы имеем безболезненный тазобедренный сустав, который у ребенка никогда не заболит, и мы можем активно ребенка вертикализовывать и работать с ним активно. Но тем не менее, посмотрите, какие показатели были — 43,4%, и каких мы добились сегодня. И посмотрите на столбики, какой у нас был уровень. Он не отличался от мировых показателей. У нас дети 3 уровня — 41% имели проблему, 4 уровень — 67%, 5 уровень — 90%. Посмотрите, какие показатели у нас сейчас.

Я всегда призываю медицинское сообщество, ортопедов и неврологов чтобы они изучали эту программу. Да, она не простая, она требует определенного навыка, не всегда, в общем-то, быстро получается освоить. Но это на самом деле реальная программа, которая может существенно уменьшить частоту осложнений детей с церебральным параличом. И это может быть то, ради чего мы вообще работали, реабилитологи, то есть я говорю сегодня о медицинской составляющей. Не пожинать плоды болевого синдрома хронического, тяжелейших операций паллиативных, которые уже практически не дадут ребенку возможности вертикализоваться. Это надо делать в раннем возрастном периоде. Конечно, я, может быть, не совсем корректно сравниваю эти группы, потому что это дети со средним возрастом уже 6,5 лет, эти дети, которые у нас средняя группа сейчас только-только перевалила через 3,5 года, и мы еще не прошли второй ростовой скачок 7-8 лет и тем не менее, добились таких вот результатов. Поэтому, когда мы говорим о том, какими мерами мы смогли добиться таких результатов, наверное, стоит поговорить сейчас о реабилитации.

Оцениваем функци рук: шкала MACS

В реабилитации детей с ДЦП есть основные три направления, как бы, три глобальные вещи, которые мы должны решить. Обратите внимание. Это решение проблемы двигательной активности, решение проблемы коммуникации и самостоятельность в обслуживании.

Теперь давайте я вам, коллеги, вопросы задам. Первый вопрос. Вот если я, например, скажу — ребенку 5 лет, ДЦП, спастическая диплегия. И Вы уже можете мне рассказать о его функциональном двигательном развитии. А можете ли вы мне что-то сказать о функции руки? Что умеет делать рукой ребенок? Вы, все равно, только предполагаете пока, что что-то затруднено, но сказать точно не можете, да? Пока не увидите, да? А если я придумаю опять какую-нибудь систему классификации, и если, например, в функциональном диагнозе будет звучать ДЦП, спастическая диплегия по GMFCS 3 и, например, будет MACS3 — система классификации, которая сначала разрабатывалась для детей с 4 до18 лет, а сейчас она даже есть с 1 года до 4 лет. Так вот эта система классификации позволяет нам определить точно так же функцию руки. Это все очень просто.

Вот, например, я вам просто на себе покажу. Вот что такое MACS1? Это идет прямая корреляция с GMFCS. Если GMFCS 1, то это ходячий прекрасный ребенок. Что такое MACS1? Это тоже ребенок, который прекрасно владеет функцией руки. Ну, понятно, что он все это будет делать не как здоровый ребенок, потому что ребенок с ДЦП 1 уровня, он тоже имеет определенные нарушения именно качества движения, но ребенок умеет все. Он может писать, рисовать, он может есть и пить. Он может нитку в иголку вдеть. То есть, он все это сделает, но не так качественно. Но это MACS 1.

А вот представьте, что такое MACS2 ? Вот вспоминайте GMFCS2. Это тоже ребенок ходит самостоятельно, но ходит с ограничениями. Как вы думаете, что такое MACS2 будет? Оценивает двуручная деятельность. Это когда нужна помощь. Ребенок, в принципе, может сделать все то же самое, что сделает ребенок с MACS1, но нужна поддержка. Вот если, например, я бы с MACS1 могла бы сделать вообще все на весу, даже нитку в иголку вдеть на весу, то с MACS2 я должна руки поставить на поверхность. Обязательно это будет медленней гораздо выполнение. Это будет менее качественно. Но все,
абсолютно, мануальные навыки доступны ребенку с MACS2.

Что такое MACS3, как вы считаете? Помните GMFCS3? Ребенок уже, в общем-то, ходит только с техническим средством, приспособления нужны. То есть, MACS3 — это уже тоже определенная помощь нужна. Во-первых, нужно техническое средство какое-то. Например, ложка со специальным поворотом. Это должна быть ручка с отверстиями, чтобы можно было вставить пальчики. То есть, частота повторений страдает, сила у этого ребенка падает, естественно, она не такая, скорость падает и, конечно, не все, абсолютно, уже тонкие движения ему не подвластны.

Что такое MACS4? Представляете, GMFCS4 — это дети, которые просто сидят, и сидят уже только в опоре. Только определенные виды деятельности доступны ребенку с MACS4. Они могут что сделать? Они могут нажать на кнопку на какую-то. Они могут взять большой колпачок на фломастер надеть, то есть, если положить ему в руки, он может это сделать. Он может какие-то жесты рукой показать. То есть, это все для MACS4 подвластно. Но для MACS5 это практически не подвластно, какие-то сложные движения. И только простые движения, только в адаптивной ситуации.

Посмотрите, какая корреляция идет между GMFCS и MACS. Вот GMFCS — это синие столбики. Желтые столбики — это MACS. То есть, смотрите, как все-таки рядом идут между собой нарушения глобальной функции и нарушения мануальной функции, руки. То есть, конечно, если ребенок имеет тяжелейшее нарушение движения, то у него мелкая моторика руки тоже может быть нарушена.

А теперь скажите мне, пожалуйста, если я сейчас скажу — ДЦП, GMFCS3, MACS3, 5 лет. Понятно о ком я уже говорю, какие функциональные возможности их? То есть, ребенок не ходит самостоятельно, ходит с техническими средствами очень активно. В принципе, руками он может выполнять много очень манипуляций, но они модифицированы должны быть, да? Помощь ему нужна обязательно какая-то. Но вы можете что-то мне сказать про его коммуникативную связь с другими? Не можете. Даже предположить не можете, может ли он общаться с нами. Я уж не говорю о вербальном, невербальном каком-то контакте.

Оцениваем коммуникацию: система CFCS

Так вот, существует еще одна система классификации. Их всего четыре, но я вас только с тремя познакомлю. Смотрите, CFCS — Communication Function Classification System. У вас все эти презентации останутся, вы можете ими работать, изучать еще подробно потому, что все-таки, это мировой подход по установке функционального диагноза. И сегодня, в общем-то, такие диагнозы вы видите в любых выписках детей, которые приходят к вам на реабилитацию.

Так вот, смотрите, что это за система классификации? Я открою только вот этот слайд, и вам уже будет понятно, что Р — это пациент. Здесь все по-шведски: «окандо оч» — это «посторонние», а «кандо оч» — это «родные, знакомые».

Вот смотрите, что такое 1 уровень? Вот приходит к вам ребенок в кабинет, и вы говорите: — Как тебя зовут? — Меня зовут Вася. — Как твои дела? — Все прекрасно, учусь в школе, у меня прекрасные оценки. Я не хочу ходить в школу потому, что ко мне домой приходит учитель. Мне так нравится все это.

Сегодня к нам приходили дети, они все рассказывали правду про город Чусовой. И вот это самый настоящий CFCS1, великолепный, дети очень коммуникативные. Они общаются, легко идут на общение.

Или, например, был ребенок у нас такой. Он сел на кушетку, мы задаем ему вопрос, а он думает сначала — сказать или не сказать? Задумался, отвечать-не отвечать? На маму посмотрел, у мамы спросил. Значит, смотрит, поддержку какую-то ищет от мамы. Но, тем не менее, проходит какое-то время, ребенок все равно вступает в контакт. Нужно было время, чтобы наладить с ребенком контакт. Отсроченный контакт. Но тем не менее, ребенок в общении. Это CFCS2 (нельзя сразу с ходу поставить CFCS, надо пообщаться с ребенком, войти к нему в доверие).

А теперь посмотрите на слайде CFCS3 — ребенок полностью игнорирует общение с врачом или с педагогом. Я не хочу это назвать аутизмом, когда ребенок общается только с родными, а не общается с посторонними, и такое может быть. Но это могут быть разные виды не-общения с посторонними. Понятно? То есть, CFCS3 — полное игнорирование общения с посторонними.

Дальше CFCS4. Посмотрите, уже прерывистая линия. То есть, минимум общения даже с родными. То есть практически, даже мама не ходит с ним общий язык, то есть, ребенок плохо реагирует уже на какие-то обращения родителей, родных.

И пятый уровень CFCS5 — это только рефлекторная реакция. То есть, мама, фактически, только догадывается, чего хочет ребенок. Причем, не надо путать CFCS с вербальным контактом. Вербальный, вы поняли — через речь. Бывают дети, которые абсолютно не говорят ни одного слова, но они готовы к общению через любые активные коммуникации. Они готовы через карточки, через разные альбомы, через картинки, через компьютер общаться с вами, глазами. Они понимают все, они хотят с вами общаться. Есть дети, которые на самом деле ничего не говорят. Но они активно готовы к общению.

И, смотрите, как преображается диагноз ДЦП, спастическая диплегия, 5 лет, GMFCS3, MACS3, CFCS3. Вам понятно, о ком я говорю? Посмотрите, насколько важно поставить функциональный диагноз. Вот вам в реабилитационном центре, может даже, не имеет никакого значения поставить ассиметричная диплегия, или, не знаю, еще там, гемипарез. Вам это не надо.

Если вы даже для себя проставляете и GMFCS, MACS и CFCS, вам вообще понятно, что делать с этим ребенком. И, смотрите, мы с вами закрываем три основные проблемы, которые вы должны обязательно отработать с пациентом с ДЦП. Это, смотрите, глобальный двигательный навык по GMFCS, самообслуживание ребенка — это манипуляционная функция руки, MACS. И коммуникация, его способность интеграции в обществе — CFCS.

Казалось бы, вот они — три главные проблемы. Вот чем бы ни занимался, но надо решать у ребенка церебральным параличем… Ну, давайте говорить вообще о двигательной проблеме, если говорить не только о ДЦП, — надо закрывать три основные проблемы — глобальные двигательные навыки, самообслуживание и коммуникацию. И каждый центр, они, в общем-то выполняют свою определенную функцию. Ваш центр, я так понимаю, выполняет функцию адаптации именно коммуникативной функции, да? Теперь смотрите, какая корреляция идет между GMFCS и CFCS. Вот уже о чем я говорю — о коммуникациях и двигательных функциях.

Смотрите, это регистр уже Норвегии 2015, и они в своем регистре показывают, как рядом стоит коммуникация и глобальные функции, потому что это тоже функция мозга. Если мозг поражен очень сильно в плане движения, то, к сожалению, он может поражаться и в плане эмоциональном, в плане коммуникативных свойств личности. Хотя бывают определенные отклонения.

Два часа слушать лекцию очень сложно, и я расскажу историю.

У нас был консилиум. И мы отбирали детей на оперативное лечение. И вот привозят ребенка на коляске. Практически, это был 5 уровень по системе GMFCS. Мы уже работаем много лет и понимаем прекрасно, что ребенок с 5 уровнем GMFCS с каким может быть уже уровнем коммуникации? С самым слабым, да? И когда с родителями ведут диалог, времени мало, говорят — да, времени мало, надо делать вот такую-то операцию.

Ну, доктор уже отходит от кушетки, и вдруг мальчик говорит: — Подождите, доктор, расскажите, какую Вы хотите мне провести операцию.

Представляете? Вот такое бывает несовпадение, когда ты видишь ребенка с тяжелейшим двигательным эффектом и в то же время с такими очень сохранными коммуникативными функциями.

Мы же знаем с вами тяжелых детей с ДЦП, которые получают высшее образование, которые здорово рисуют, достигая высот в своих художественных навыках, пишут песни, пишут стихи и музыку. Сегодня, в общем-то, доступна техника для того, чтобы развивать эти навыки.

Ну, вот, коллеги, мы с вами сейчас поговорили о программе наблюдения. Пусть это схематически, но я думаю, что я донесла все-таки до вас вот тот смысл наблюдения ребенка с ДЦП, что не надо проводить ему набор формальных медицинских манипуляций. Надо сначала подойти к оценке его
функциональных возможностей, и уже исходя из того, что ты имеешь, построить правильную программу реабилитации.

Международная классификация функционирования

Коллеги, мы сейчас уже, может быть, будем подводить итог нашего вебинара. И мне хочется обязательно остановиться на вопросах инструментов, которые мы применяем для достижения успешных результатов нашей работы.

В 2001 году все мировое сообщество, которое занимается реабилитацией людей с ограниченными возможностями уходит от Международной классификации нарушений, ограничений жизнедеятельности социальной недостаточности и принимает новую классификацию — это Международная классификация функционирования ограничений жизнедеятельности и здоровья, которая сокращенно называется МКФ. Я так понимаю, что эти три буквы вам знакомы.

Об этом сейчас очень много говорят, что мы свои программы реабилитаций должны строить только на основе Международной классификации функционирования ограничений жизнедеятельности и здоровья. Это самостоятельная классификация, которая заложена в основу построения любой программы реабилитации.

И даже будучи не врачом — педагогом, логопедом, любым, абсолютно, специалистом, занимающимся в области реабилитации — мы должны пользоваться этой системой классификации. Что это такое? Это унифицированный стандартный язык, который позволяет нам с вами определить, во-первых, уровень функционирования ребенка начальный, это раз. Определить цели реабилитации — это два. Обязательно выработать правильные подходы в выборе вмешательств, которые мы будем проводить у ребенка. И должны оценить, правильно ли применено это вмешательство и получение результата. Поняли, да, о чем я сказала? То есть, обязательно, мы должны определить уровень функционирования — то, чем мы занимались первую часть вебинара, потом мы должны поставить адекватные цели, потом мы должны с вами определить, достигли ли мы этих целей.

Так вот Международная классификация функционирования, она имеет вот эти две большие части. Первая часть — это функционирование ограничения жизнедеятельности и какие контекстные факторы. Функционирование ограничения жизнедеятельности делится на две большие части — это структуры функций организма и активности и участие. Что это такое? Я вот сейчас не буду уже останавливаться детально, но хочу на небольшом клиническом примере вам показать.

Вот ребенок на фотографии имеет нарушение функции левых конечностей. Просто не работают левые конечности — левая рука и левая нога. Вот если вы не медики здесь, то я вам честно скажу, что у этого ребенка может быть три абсолютно разных диагноза.

Это может быть ребенок с ДЦП с односторонним гемипарезом. Это может быть ребенок с последствиями черепно-мозговой травмы. Или это ребенок, у которого может произойти, как это сегодня стало уже не случаем в жизни, например, инсульт мозговой, и у ребенка тоже может случиться гемипарез. Вот посмотрите, для вас, как для реабилитологов имеет вообще какое-то особое значение, какой диагноз у этого ребенка? Травма, ДЦП или инсульт. Вот для вас как для реабилитологов не имеет это никакого принципиального значения. Для вас имеет значение нарушение функций левых конечностей. То есть, первое над чем вы начнете работать.

Например, берем с вами первую глобальную проблему — это двигательная активность. Вспоминайте три части, над чем мы работаем. Первая проблема — двигательная функция. То есть, у ребенка страдает функция левых конечностей. Соответственно, вы будете строить программу для того, чтобы улучшить функцию левой руки и левой ноги. Улучшить баланс, например, на одной ноге, научить его прыгать, предположим, правильно переносить вес тела с одной ноги на другую и так далее. То есть, вам без разницы, травма это была или инсульт. Вам главное ребенку увеличивать мобильность. Соответственно, вам нужно улучшить его функцию.

Если вы закодируете ребенка по МКБ-10, то есть поставите ДЦП, инсульт или травма, вам придется по всем нашим правилам работы, если вы медики, применить три каких-то разных протокола. А если вы ребенка закодируете по МКФ и поставите ему код, например, d45000.2, — есть такая кодировка, — то вы, абсолютно точно, можете работать только над улучшением функции ходьбы.

Так вот эта система классификации, она очень простая. Например, я закодировала ребенка как d45000.2, где 2d — это категория активности и участия. Что такое d, чтобы вам понятно было? d — это раздел 4, мобильность, d4. Потом я, например, укажу, что такое 50. d450 это именно раздел ходьбы и передвижения. Что такое 0? Это чисто ходьба.

Смотрите, это я все открываю дальше браузер. Я дальше уже не буду вам показывать слайды, но вот есть такой сайт Всемирной организации здравоохранения, на нем есть такой браузер. Нажимая здесь на этот браузер ICF, вы сразу же попадаете в разные версии, имеется в виду, разноязычные версии МКФ, выбираете русскую версию и можете точно также начинать раскрывать каждый из этих разделов.

МКФ — она очень не сложна. Раскрывая каждый раздел, вы можете закодировать нарушение функций ребенка и работать только, например, над совершенствованием функции походки. Что такое — .2? Это говорит о степени нарушения — умеренная, легкая, тяжелая или абсолютная степень. То есть, МКФ сегодня очень важно для того, чтобы отойти от нозологической какой-то характеристики. Тем более, вы, как центр реабилитации, не имея в штате медицинских работников, можете ставить нарушение функции по МКФ. Конечно, желательно пройти обучение по МКФ. Сегодня есть места, где можно пройти повышение квалификации по этой теме, потому что Международная классификация имеет очень много нюансов. Мы сегодня на этом не остановимся, тем более, я сама в этих нюансах до конца еще не разобралась, мне самой еще требуется обучение. Но я понимаю, что в этом будущее, и всех вас призываю, что с МКФ надо обязательно подружиться и в дальнейшем свою работу выстраивать на основании и в зависимости от этой классификации.

Клинические рекомендации по ДЦП

А вот если говорить вообще о реабилитации детей с церебральным параличом, то существует серьезный консенсус 2009 года, который был опубликован в 2010 году, в котором участвовало более 1000 пациентов с церебральным параличом и, благодаря которому, были созданы такие клинические рекомендации — какими методами лечения и у каких детей в возрастном периоде и в зависимости от классификации МКБ должны применить какие методы лечения.

Посмотрите, каждая эта линия разного цвета обозначает его воздействие. Вот эта темно-зеленая линия — это функциональная или физическая терапия. Что бы у нас носило название «лечебная физкультура» здесь обозначается как «методы функциональной терапии».

И посмотрите, как рано мы с вами должны начинать функциональное воздействие, с самого рождения. Если ребенок попадает в группу риска по развитию церебрального паралича, а мы с вами говорили, кто это могут быть, то с самого рождения мы должны заниматься лечебной физкультурой. Мы должны с вами бороться с этим повышенным мышечным тонусом, со всевозможными патологическими рефлексами, создавать вертикализацию, то есть, все, что направленно на активацию движения.

Теперь посмотрите, вот эта салатовая линия — это консервативное ортопедическое лечение. Мы сегодня, когда смотрели пациентов, то вторым большим блоком с вами описывали технические средства реабилитации и обсуждали вопросы ортезирования. Потому что без этих двух методов лечения невозможно справляться ни с контрактурой развивающейся, ни с созданием мобильности пациента и правильной позиции в сегментах конечностей и позвоночника. И вообще, невозможно говорить о какой-то эффективной реабилитации в целом.

Дальше, посмотрите, вот эта желтая прерывистая линия — это тонус-снижающие мероприятия оральных нейрорелаксантов. То есть, что это такое? Мы говорим о том, что спастические формы церебрального паралича лечить надо только с обязательным применением любых каких-то тонус-снижающих методов. Ну, вот как нельзя бактериальную пневмонию лечить без антибактериальных препаратов, так вот, мы должны для себя уяснить, что лечить спастические формы ДЦП без антиспастических каких-то методов просто нельзя, недопустимо.

Так вот, во всех методиках лечения спастичности есть три блока — это таблетки оральные, это нейрохирургические методы лечения и местные методы воздействия, когда в мышцу вводятся препараты, снижающие мышечный тонус, о чем мы сегодня говорили. Так вот, посмотрите, эта желтая прерывистая линия — это и есть таблетки, это оральные нейрорелаксанты. Но когда принимают таблетку, снижающую мышечный тонус, она, конечно, снижает тонус во всех абсолютно мышцах — и в сгибательных, и в разгибательных. А учитывая, что у детей с ДЦП преобладает все-таки флексорная доминанта, о чем мы говорили вначале, то, конечно, мы расслабляем тонус там в сгибателе, который наоборот надо сильным сделать, и получается, что принимая оральные нейрорелаканты, мы получаем неорганизованный тонусо-снижающий эффект, и дети некоторые ослабевают и теряют активность.

Посмотрите, каким детям рекомендуют проводить терапию оральными релаксантами? Только 3,4 и 5 уровень функциональных уровней движения по системе GMFCS. Абсолютно недопустимо детям 1 и 2 уровня функционального уровня движения по GMFCS назначать таблетки, снижающие мышечный тонус. Потому что они прекрасно развиваются, имеют хорошую двигательную активность, и мы естественно с вами локально не сможем снизить таблетками тонус, мы только будем ослаблять их двигательную активность. Только детям, которые имеют такой плохой уровень движения, 4 и 5 уровня.

Теперь, посмотрите, вот эта красная тоненькая линия — она захватывает только 4 и 5 уровень по системе GMFCS. Это нейрохирургические вмешательства, это помпа. Может быть, слышали? Такие помпы ставят. Сейчас родители бывают даже больше ориентированы в этом. Помпа подшивается к поясничной зоне (раньше в переднюю брюшную стенку). Помпа содержит в себе какое-то количество препарата, баклафен, который постоянно дозаправляется и через коллектор он поступает в спинно-мозговое пространство, в определенный период вбрасывается. Что такое баклафен? Это тоже препарат, генерализованно снижающий мышечный тонус. И, соответственно, когда мы с вами применяем эту методику, мы тоже все-таки генерализованно снижаем мышечный тонус сгибателей и разгибателей.

Соответственно, есть очень большой риск, что дети тоже могут слабеть в плане активности и потери силы. Но, тем не менее, это прекрасный метод лечения, который снимает тонус при генерализованной спастичности. Детям сидячим и лежачим это рекомендуется.

И, посмотрите, вот эта оранжевая линия, которая пересекает все абсолютно уровни движения. Это ботулино-терапия. Это применение инъекций препаратов ботулинического нейротоксина типа А. Конечно, но мы тем не менее работаем только с дипортом, но сегодня существует препарат ботокс, который тоже зарегистрирован в детском возрасте. В России получил регистрацию препарат кселонин. Вот это на сегодня три препарат, которые имеют показания применения в детстве. На сегодняшний момент именно препараты ботулинического нейротоксина имеют самый высокий уровень доказательности применения у детей в сторону снижения тонуса мышц. Это самый доказательный, самый безопасный. Причем, когда надо делать препараты ботулинического нейротоксина? Тогда, когда еще не появились стойкие контрактуры. Это надо делать у детей, в основном, у детей до 7, 8, 9-летнего возраста. Если у детей появились контрактуры в более позднем возрасте, то надо продолжать и дальше это делать. Это не говорит о том, что ботулино-терапия не показана детям и в более старшем возрасте. Даже после проведения операций продолжаем проводить детям ботулино-терапию.

И посмотрите, какая тоненькая синяя линия. Это ортопедическая хирургическая коррекция. Как бы мы с вами не хотели, но, к сожалению, практически все дети всех уровней движения будут подвержены оперативным хирургическим вмешательствам. Это очень важная проблема, которую, к сожалению, спрофилактировать очень сложно, потому что все-таки закономерности развития ребенка с церебральным параличом приводят к том, что вне зависимости от наших с вами воздействий формируются эти ортопедические проблемы и все равно их приходится решать хирургическим путем. А самое главное это сделать вовремя, эту операцию — не сделать ее рано, не сделать ее поздно. А для этого конечно проводить эффективную своевременную хорошую консервативную терапию.

Доказательные и недоказательные методики 

Ну, и уже заканчивая наш семинар, я хочу показать вам этот слайд, на котором отображены результаты систематизированного обзора 2013 года. Опять же, Ионы Новак, я говорила уже в первой части вебинара, это австралийская группа врачей, которая провела анализ всех вмешательств, которые проводятся у всех детей с ДЦП во всем мире.

И посмотрите, какие показатели она публикует. Только 16% вмешательств получили характеристику «проводить». То есть, высокий уровень доказательности. Обратите внимание — 2/3 методов — 58%, они по данным исследования оказались эффективными, но не получили доказательности высокого уровня, и поэтому они получили характеристику «скорее проводить, чем не проводить».

Печально, что каждая 5-я методика не получила вообще никакого уровня доказательности, то есть, практически впустую проводятся эти методы лечения детей с ДЦП, и их рекомендовано было прекратить. И вызывает опасение тот факт, что 6% этих методов оказались не просто неэффективными, но и небезопасными.

Я буквально совсем недалеко пробегусь и вам покажу, какие методы получили высочайший уровень доказательности. Вот, например, берем модель с отражением квадриплегии, диплегии, плюс ребенок с ДЦП — это сориентированные тренировки и домашние программы.

Что такое сориентированная тренировка? Уже на сегодня доказано, что нет движения ради движения. Есть движение ради цели. То есть, если вы ребенка просто положите на кушетку и он тысячу раз будет двигать рукой, то у него не разовьется моторный контроль этого движения.

Но если вы его возьмете в игру и будете играть с ним, и он будет стремиться, например, закидывать куда-то мяч или достигать какой-то цели, и в конце концов, захочет себе отрезать кусок колбасы и сделать себе бутерброд, то у него гораздо быстрее получится, и он добьется этого результата, чем если вы просто будете отрабатывать какой-то автоматизм движения. Моторного контроля без мотивации не будет, без достижения цели.

Теперь посмотрите. Домашние программы реабилитации. Это не очень выгодно системе здравоохранения сегодня, потому что реабилитация вообще вся должна уйти домой. То есть, мы сегодня должны, в принципе, научить ребенка жить в домашних условиях и все научиться делать. Сегодня, помните, мы с вами подробно обсуждали? Ты остаешься дома, ребенок. Ты можешь доползти до туалета. Ты можешь сам присесть на унитаз. Ведь гораздо важнее не просто разработать контрактуру в коленном суставе. Зачем вообще нам это с вами делать? Нам важно, чтобы 15-летний ребенок, оставшись дома, смог доползти до туалета и совершить важное очень действие. Или если он оказался голодным, каким-то образом добраться до холодильника и каким-то образом себя накормить.

Вот она, целеориентированная реабилитация. Мы достигаем цели именно адаптацией ребенка в обществе. А не просто так для достижения каких-то непонятных виртуальных задач. Домашние программы реабилитации — это очень важно. Их отрабатывать надо, конечно, с учетом той ситуации, где живет ребенок. Когда мы начинаем сами в голове своей фантазировать — давайте мы вам пропишем ходунок заднеопорный, давайте мы пропишем вам опору для стояния — там такая база 2 кв. метра, а квартира, например, однокомнатная и всего 18 кв.метров.

Родители некоторые говорят — у нас все технические средства лежат в сараях или на балконах и не распакованы, потому что если мы все их поставим, нам жить будет просто негде. А мы должны исходить из реальных ситуаций. Порой те вертикализаторы, я сейчас на всю страну не хочу сказать, что мы не должны использовать качественные хорошие технические средства, но порой иногда изобретения родителей бывают гораздо интереснее, ну, в какой-то мало-функциональной зоне в маленькой квартире, даже просто к стене прибитая какая-то панель, да, там невозможно создать какой-то угол наклона, но тем не менее, какой-то вариант вертикализации возможно осуществлять. Но и вообще этого не делать нельзя! Обязательно это надо делать, но все равно рассматривать именно домашнюю среду, домашнюю обстановку, где живет ребенок. Кто это должен делать? Ну, как минимум, реабилитолог, больше никто. Это домашняя реабилитация.

Посмотрите еще. Есть такая терапия — бимануальная тренировка и терапия, индуцированная ограничением движения. Я думаю, у вас тоже есть дети с гемипарезами, когда у детей поражена одна сторона, и ребенок, все равно, хочет он того или нет, начинает более здоровой рукой работать. Так вот для того, чтобы развивать больную сторону, больную руку, есть такая терапия, индуцированная ограничением движения. Знаете, откуда все это пошло, коллеги? Если вдруг нечаянно ребенок ломал здоровую руку, ее гипсовали и она оказывалась, например, вне зоны движения, ребенку все равно приходилось работать больной рукой, и она развивалась. И, таким образом, сегодня родилась эта методика. Вы можете на эту руку хоть боксерскую перчатку одеть. Смотрите, это тоже высочайший уровень рекомендации. Бимануальная тренировка, двуручная деятельность — двумя руками, когда происходит работа рук. Смотрите, какие тренировки на протяжении 30 — 60 минут в течение 6-8 недель имеют очень большую эффективность.

К большому сожалению, я, наверное, сейчас кого-то огорчу, но скажу вам то, что сама по себе методика массажа, это прекрасная процедура, но, к сожалению, она не решает тех функциональных целей, которые мы хотим достичь, например, выстраивая программы реабилитации. Что, по-сути, делает массаж? Массаж улучшает биологические свойства организма. Он улучшает иммунитет, свойства лимфоцитов, он выбрасывает огромное количество эндорфинов, гормонов удовольствия — дофамина, серотонина. То есть, в целом, массаж может нам помочь подготовить настроение ребенка, в целом, на выполнение разных задач. Но сам по себе массаж не научит ребенка ходить, работать рукой. Но тем не менее, его включать в процедуру очень важно, но для функциональных целей он, к сожалению, не очень то подходит.

К большому сожалению, есть такие методики, которые очень популярны в России. Это методика Войта, методика Бобата. Я не свои мысли высказываю, я констатирую факты. На сегодняшний момент эти методики не получили высокого уровня доказательности. Они, в общем-то, все-таки требуют еще доработки. Сегодня они получают не самый низкий, но уровень рекомендаций С, это предпоследний, который не говорит о том, что эта методика является более эффективной, чем, например, обычная физическая терапия.

Есть доказательства. Это исследования коллег зарубежных, причем исследования уже давнишние 2007 года, которые брали большую группу детей на физическую терапию обычную, сравнивали с детьми, которые получали методику Бобата и Войта, и показали, что разницы то большой и нет. Эта методика стоит очень больших денег, мы узнавали, у нее серьезная стоимость за процедуру. Но надо понимать, что она не исцеляет пациента от церебрального паралича.

Я хочу показать вам слайд, где показаны те методики, которые вообще не зарегистрированы. Это краниосакральная терапия, фиксация тазобедренного сустава, гипербарическая оксигенация, методика Бобата, сенсорная интеграция.

Мы не должны точку поставить в этом вопросе. Мы должны просто дальше читать литературу, смотреть исследования, потому что, наверное, сама даже Иона Новак, которая создавала вот этот систематизированный обзор, сказала — это дело времени, надо разработать хороший протокол исследований, которым, может быть, смогли бы доказать эффективность этих методов. Поэтому, конечно, когда мы говорим о том, проводить или нет электрофорез у детей с ДЦП, стимуляцию какую-то или просто гидротерапию, мы должны понимать, что достижений каких-то в эмоциональной сфере не происходит у этих детей при применении этих методов. Ну, как в общей структуре, применение революционных методик будет иметь большое место.

Ну, что касается ортезов Китару, мы сегодня очень многим детям их рекомендовали. Это очень важно, их применение у детей. Но тем не менее, существуют противоречивые данные. Например, если шведы доказали, что положительное влияние на смещение бедра у пациентов с тяжелым уровнем движения 3 и 5 уровня по системе GMFCS в течение более часа в день приводит к профилактике дислокации бедра. Вот, например, норвежцы или голландцы показывают, у одних, отрицательный результат, а у других еще не достигнут положительный результат. Это, конечно, еще говорит о том, что мало сегодня литературы, мало исследований, которые бы полностью доказывали эффективность этих методов. Но, тем не менее, у нас нет другого выхода, мы должны применять то, что есть. А в арсенале очень мало хороших и технических средств, которые были бы адаптированы для ношения нашими детьми. И, тем не менее, у нас еще много работы в этом направлении.

Спасибо большое.

Источник: miloserdie.ru

травматолог-ортопед, к.м.н Мозгунов Алексей Викторович.

03 декабря 2019

Журнал «Здоровье семьи»

Согласно поликлиническим нормам новорожденный ребенок должен быть обязательно осмотрен первый раз детским ортопедом на сроке 1-3 мес. Одна из целей визита к ортопеду – исключение или раннее выявление так называемой врожденной дисплазии тазобедренного сустава (ДТС). Суть проблемы заключается в следующем. Тазобедренный сустав состоит из суставной впадины таза и расположенной в ней головки бедренной кости. При дисплазии суставная впадина отстает в развитии и не удерживает полноценно головку бедра. Выделяют следующие степени ДТС: собственно дисплазия, подвывих и вывих бедра. В случае дисплазии положение головки бедренной кости в суставной впадине нестабильно, может иметь место так называемый «люфт». При подвывихе головка бедренной кости смещена, но еще сохраняется контакт ее с суставной впадиной. При вывихе головка бедра находится вне сустава. На практике чаще встречаются первые две степени ДТС.

  • В чем опасность дисплазии? Нижние конечности ребенка формируются в срок до пяти лет. Однако первый год жизни – это период особо бурного, интенсивного развития. Если ребенок начинает ходить на диспластичных суставах, то возможность их правильного доразвития прекращается. «Коварство» дисплазии заключается в том, что родители ребенка до определенного времени не замечают каких-либо отклонений. Однако неполноценные суставы как «бомба замедленного действия» могут проявить себя в любом возрасте. Так, в возрасте пяти-семи лет у ряда детей ДТС может способствовать возникновению сосудистых нарушений в головке бедра – так называемой болезни Пертеса – с исходом в некроз, разрушением головки бедра, болями, хромотой и инвалидностью. В более старшем возрасте, при физических нагрузках, занятиях спортом, после службы в армии, у молодых мам после родов и пр., также может наступить декомпенсация в больном суставе. В этих случаях диагностируется диспластический коксартроз – хроническое заболевание тазобедренного сустава, причиной которого является нелеченое или неправильно леченое детское состояние. Считается, что причиной возникновения дисплазии является целый комплекс факторов. Значительную роль играет наследственность. Так, ДТС в 80% случаев встречается у девочек, а в 60% – с левой стороны. ДТС выявляется в 10 раз чаще у детей, родившихся при тазовом предлежании плода и при первых родах. Часто дисплазия выявляется при медикаментозной коррекции беременности и беременности, осложненной токсикозом. Замечена связь заболеваемости с экологическим неблагополучием, а также с традицией тугого пеленания выпрямленных ножек ребенка. Одним из признаков дисплазии считается асимметрия бедренных и ягодичных складок. Действительно, этот признак может встречаться при выраженной степени заболевания – подвывихе или вывихе. Однако часто асимметрия встречается и у здоровых детей как особенность взаимного расположения жировых складок. Другой клинический признак ДТС – «щелчок» в суставе. Причина его – «выскальзывание» головки бедра из суставной впадины при сведении бедер ребенка и вправление головки на место при разведении ножек. Однако ощущаемый симптом «щелчка» может и не иметь отношения к тазобедренному суставу или же возникать по другой причине, например, при выраженной мышечной гипотонии. Кроме того, на втором месяце жизни ребенка этот симптом, как правило, исчезает. В этом случае ведущим становится признак ограничения разведения бедер. Диспластичный сустав является источником беспокойства ребенка, особенно при наличии подвывиха, при этом рефлекторно, чтобы ограничить движения в суставе и устранить боль, усиливается тонус ягодичных мышц. Однако ограничение разведения бедер также не всегда связано с дисплазией, а например, имеется и при мышечном гипертонусе неврологического характера. Кроме того, в возрасте 5-6 мес разведение ножек в норме несколько уменьшается. На прием к ортопеду желательно идти с результатами так называемого скрининг-УЗИ, включающего обследование тазобедренных суставов. Сейчас в поликлиниках г. Казани эта процедура стала обязательной у детей первых 3 мес. Однако, к сожалению, не все родители выполняют ее, а где-то она все еще недоступна. Результаты УЗИ – своеобразный «совещательный голос» при клиническом осмотре. Но, как бы то ни было, клинические данные рассматриваются как более значимые. К сожалению, УЗИ тазобедренных суставов по ряду причин (субъективизм обследования, беспокойство ребенка и др.) не является абсолютно достоверным методом исследования. Объективным методом диагностики дисплазии является рентгенография тазобедренных суставов. Однако выполнять ее можно только с 3 мес., по мере достижения организма ребенка определенной «зрелости». Также в момент рентгенографии необходимо следить за правильностью укладки ребенка – положением таза и ножек. Грамотный ортопед перед назначением на рентген обязательно обратит на это внимание родителей. В тех случаях, когда ребенку 1-2 мес., но имеются четкие клинические признаки дисплазии, лечение назначают сразу, а рентгенографию откладывают до 3-4 мес. В сомнительных случаях в этом же возрасте назначается повторное УЗИ или же профилактическое лечение с повторным УЗИ или рентгенографией в 3 мес.
  • Оценка рентгенограмм ни в коем случае не должна проводиться «на глазок», а только инструментально – при помощи транспортира и линейки. Снимок должен быть обязательно «расчерчен» с измерением специальных параметров. Именно по ним ставится диагноз или же принимается решение о прекращении лечения. Таким образом, видно, что клиническая диагностика ДТС не так проста, имеет много тонкостей и нюансов, а потому диагноз не должен ставиться самостоятельно, или «через Интернет», или врачами иных специальностей. Принципы лечения ДТС следующие. Во-первых, необходимо придать ножкам ребенка такое положение, чтобы головка бедра была правильно расположена в суставной впадине. Это достигается за счет использования особых ортопедических устройств. «Золотым стандартом» в детской ортопедии при лечении ДТС считаются так называемые стремяна Павлика – система из специальных кожаных ремешков, обеспечивающих сгибание и разведение ножек в тазобедренных суставах. В стремянах ребенок не может выпрямить ножки, а значит и вставать на них, но при этом они не мешают детям ползать и сидеть. Носить стремяна нужно постоянно, снимая лишь несколько раз в день для гигиены и гимнастики. Наложение стремян на каждого ребенка – процесс индивидуальный, осуществлять его должен ортопед. В ряде случае у детей до 3 мес. возможно использование так называемой подушки Фрейки – распорки между ног, похожей на «памперс». Однако после рентгенологического подтверждения диагноза следует сразу же перейти на стремяна Павлика. К сожалению нередки случаи поздней диагностики ДТС – во втором полугодии жизни, когда дети уже самостоятельно сидят, а некоторые – стоят в кроватке. Часто наложение стремян Павлика в этом возрасте не представляется возможным – дети просто «выскальзывают» из них, вытаскивают ножки, лечение стремянами превращается в мучение для родителей. В этом случае необходимо использовать так называемые отводящие шины по типу «ортопедических кроваток», лечебный эффект которых, к сожалению, значительно уступает стремянам Павлика. И наконец, при значительном подвывихе или вывихе бедра стремяна Павлика также оказываются неэффективными. В этом случае для вправления головки бедра в сустав используется специальное функциональное вправление при помощи гипсовых «сапожков» и шины-распорки. Второй принцип лечение – улучшение кровообращения в больном суставе. Достигается это массажом и элементами лечебной физкультуры тазобедренных суставов до нескольких раз в день, несложным приемам которых обучаются родители. Помимо этого необходимы также и курсы профессионального массажа. С 4 мес. становится возможным добавить физиотерапевтическое лечение в виде парафиновых аппликаций на тазобедренные суставы и электрофореза с сосудорасширяющими препаратами на поясничнокрестцовый отдел. При ДТС трехмесячный курс является стандартным ортопедическим сроком лечения. В конце его – контрольная рентгенография. При нормализации рентгенологических параметров лечение прекращают. Ребенок может учиться стоять и ходить. Профилактически возможно назначение массажа и физиотерапии. Однако иногда возникает необходимость продолжить лечение. Но даже в этом варианте при ранней диагностике и начале лечения (до 3 мес.) лечение оканчивается к возрасту, когда большинство детей начинают вставать на ножки (9 мес.). Следует помнить, что ДТС – серьезное заболевание, заканчивающееся полным выздоровлением при ранней диагностике и адекватном лечении. При этом роль родителей в процессе лечения не менее ответственна и важна, чем роль врача. Первый шаг к этому – ранний профилактический осмотр у специалиста. Задача ортопеда – установить правильный диагноз и назначить оптимальное лечение. Задача родителей – обеспечить выполнение этого лечения, создать необходимые условия и проконтролировать его. К сожалению, до сих пор нередки ситуации, когда родители выполняют лечебные рекомендации не полностью или же вообще отказываются от них.

Поделиться в соц.сетях

Когда не стоит беспокоиться об аутизме

В какой-то момент все родители сравнивают то, что делают их дети, с тем, что делают дети их кузенов или их друзей. «Соревновательное воспитание» – это заставляет всех нас чувствовать себя немного чокнутыми ―, и это очень трудно остановить.

Мы слишком беспокоимся? Слишком мало? Какой повод для беспокойства? Доверяйте своим инстинктам. Вы лучше всех знаете своего ребенка.

Если вы заметили, что ваш ребенок не развивается, как другие дети, или что-то просто кажется неправильным, важно поговорить с надежным источником.

Ободряющие вехи развития младенцев и детей ясельного возраста


В своей книге Mama Doc Medicine: обретение спокойствия и уверенности в воспитании, здоровье ребенка и балансе между работой и личной жизнью , доктор Венди Сью Суонсон называет следующие признаки того, что ваш ребенок вовремя развивает хорошие коммуникативные навыки: имя от 9 до 12 месяцев

  • Улыбается до 2 месяцев; смеется и хихикает от 4 до 5 месяцев; выражает зрительный контакт и улыбается или смеется под ваш юмор около 6 месяцев

  • Играет и думает, что ку-ку – это смешно, примерно в 9 месяцев.Делитесь с вами удовольствием во время этой игры

  • Создает зрительный контакт с людьми в младенчестве

  • Пытается произносить слова, которые вы говорите в возрасте от 12 до 18 месяцев

  • Использует 5 слов к 18 месяцам

  • Качает головой «нет»

  • Волны до свидания к 15 месяцам

  • Очки, чтобы показать вам что-то интересное или привлечь ваше внимание к 18 месяцам

  • Дополнительные ресурсы:


    Примечание редактора: У детей с РАС могут быть другие медицинские проблемы, которые могут потребовать дальнейшего обследования и лечения.Сюда могут входить судороги, проблемы со сном, проблемы с желудочно-кишечным трактом (проблемы с кормлением, боли в животе, запоры, диарея и проблемы поведенческого здоровья (такие как беспокойство, СДВГ, раздражительность и агрессия).

    Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

    Признаки детского церебрального паралича | Симптомы церебрального паралича

    Достижение ожидаемых показателей развития младенчества и детства – сидение, переворачивание, ползание, стояние и ходьба – доставляет большое удовольствие родителям, но что, если расписание развития ребенка кажется задержанным? Есть много явных признаков того, что у ребенка может быть церебральный паралич, но эти факторы могут указывать на многие состояния.

    Признаки и симптомы детского церебрального паралича

    Признаки церебрального паралича отличаются от симптомов церебрального паралича.

    Признаки – это клинически идентифицируемые последствия черепно-мозговой травмы или порока развития, которые вызывают церебральный паралич. Врач обнаружит признаки проблемы со здоровьем во время осмотра и тестирования.

    Симптомы, с другой стороны, – это эффекты, которые ребенок ощущает или выражает; симптомы не обязательно видны.

    Поражения, вызванные церебральным параличом, различаются по степени тяжести, обычно в зависимости от степени повреждения головного мозга. Поскольку церебральный паралич – это группа состояний, признаки и симптомы варьируются от одного человека к другому.

    Первичный эффект церебрального паралича – нарушение мышечного тонуса, крупной и мелкой моторики, баланса, контроля, координации, рефлексов и осанки. Дисфункция оральной моторики, такая как трудности с глотанием и кормлением, нарушение речи и плохой тонус лицевых мышц, также может указывать на церебральный паралич.

    Ассоциативные состояния, такие как сенсорные нарушения, судороги и нарушения обучаемости, которые не являются результатом одной и той же черепно-мозговой травмы, часто возникают при церебральном параличе.Когда они присутствуют, эти ассоциативные состояния могут способствовать клиническому диагнозу церебрального паралича.

    Многие признаки и симптомы не сразу видны при рождении, за исключением некоторых тяжелых случаев, и могут появиться в течение первых трех-пяти лет жизни по мере развития мозга и ребенка.

    В этих случаях наиболее очевидным ранним признаком церебрального паралича является задержка развития. Задержки в достижении ключевых показателей роста, таких как переворачивание, сидение, ползание и ходьба, вызывают беспокойство.Практикующие также будут искать такие признаки, как аномальный мышечный тонус, необычная осанка, стойкие младенческие рефлексы и раннее развитие предпочтения рук.

    Если роды были травматическими, или если во время беременности или родов были обнаружены значительные факторы риска, врачи могут немедленно заподозрить церебральный паралич. В умеренных и легких случаях церебрального паралича родители часто первыми замечают, если ребенок не развивается по расписанию. Если родители действительно начнут подозревать церебральный паралич, они, вероятно, захотят попросить своего врача оценить их ребенка на предмет церебрального паралича.

    Большинство экспертов согласны; Чем раньше будет поставлен диагноз ДЦП, тем лучше.

    Однако некоторые предостерегают от слишком ранней постановки диагноза и предупреждают, что сначала необходимо исключить другие состояния. Поскольку церебральный паралич является результатом травмы головного мозга, и поскольку мозг продолжает развиваться в течение первых лет жизни, ранние тесты могут не выявить это состояние. Однако позже тот же тест может действительно выявить проблему.

    Чем раньше будет поставлен диагноз, тем раньше ребенок будет включен в программы раннего вмешательства и протоколы лечения.Доказано, что ранние вмешательства и методы лечения помогают ребенку максимально раскрыть свой потенциал в будущем. Ранняя диагностика также помогает семьям претендовать на участие в программах государственных пособий для оплаты таких мер.

    Восемь клинических признаков детского церебрального паралича

    Поскольку церебральный паралич чаще всего диагностируется в первые несколько лет жизни, когда ребенок слишком мал, чтобы эффективно сообщить о своих симптомах, признаки являются основным методом определения вероятности церебрального паралича.

    Детский церебральный паралич – это неврологическое заболевание, которое в первую очередь вызывает ортопедические нарушения.Церебральный паралич вызывается травмой или аномалией головного мозга, которая нарушает работу клеток мозга, отвечающих за контроль мышечного тонуса, силы и координации. По мере роста ребенка эти изменения влияют на развитие скелета и суставов, что может привести к нарушениям и, возможно, деформациям.

    Восемь клинических признаков включают мышечный тонус, координацию движений и контроль, рефлексы, позу, равновесие, грубую двигательную функцию, мелкую двигательную функцию и двигательную функцию полости рта. Они подробно описаны ниже.


    Мышечный тонус
    Наиболее заметным признаком церебрального паралича является нарушение мышечного тонуса – способности мышц работать вместе, поддерживая надлежащее сопротивление. Мышцы координируются с другими мышцами, часто парами. По мере того как одни мышцы сокращаются, другие должны расслабляться. Даже такая простая вещь, как сидение, требует координации многих мышц; одни сгибаются, другие расслабляются. Повреждение головного мозга или порок развития, вызвавшие церебральный паралич, нарушают способность центральной нервной системы координировать движения мышц.

    Тонус мышц

    Правильный мышечный тонус позволяет конечностям без труда сгибаться и сокращаться, позволяя человеку сидеть, стоять и сохранять осанку без посторонней помощи. Неправильный мышечный тонус возникает, когда мышцы не взаимодействуют друг с другом.

    Когда это происходит, те мышцы, которые работают в парах – например, бицепсы и трицепсы – могут сокращаться или расслабляться одновременно, затрудняя движение и координацию. Мышцы туловища могут слишком сильно расслабиться, что затрудняет поддержание напряженности кора; это может привести к нарушению осанки и невозможности сидеть или переходить из положения сидя в положение стоя.

    Ребенок с церебральным параличом может демонстрировать любую комбинацию этих признаков. Различные конечности могут иметь разные поражения. Двумя наиболее частыми признаками ненормального мышечного тонуса являются гипотония и гипертония, но тонус можно определить и другими способами:

    • Гипотония – снижение мышечного тонуса или напряжения (вялые, расслабленные или гибкие конечности)
    • Гипертония – повышенный мышечный тонус или напряжение (жесткие или жесткие конечности)
    • Дистония – колеблющийся мышечный тонус или напряжение (иногда слишком расслабленно, а иногда – слишком туго)
    • Смешанный – туловище может быть гипотоническим, а руки и ноги – гипертоническими
    • Мышечные спазмы – иногда болезненные, непроизвольные мышечные сокращения
    • Фиксированные соединения – соединения, которые эффективно соединены вместе, препятствуя правильному движению
    • Аномальный тонус шеи или туловища – пониженный гипотонический или повышенный гипертонический, в зависимости от возраста и типа церебрального паралича
    • Clonus – мышечные спазмы с регулярными сокращениями
      • Клонус голеностопного сустава / стопы – спазматические аномальные движения стопы
      • Wrist clonus – скачкообразное движение кисти


    Движение, координация и контроль
    Нарушение мышечного тонуса по-разному влияет на конечности и тело ребенка, хотя все дети с церебральным параличом, вероятно, почувствуют некоторое влияние на мышечный контроль и координацию.Сочетание различных нарушений мышечного контроля может привести к тому, что конечности будут постоянно вытягиваться, сокращаться, постоянно двигаться в ритмическом режиме или спастично подергиваться.

    Перемещение, координация и контроль

    Некоторые признаки будут более очевидными, когда ребенок находится в состоянии стресса. Некоторые из них могут быть связаны с заданием, например, дотянуться до объекта. Иногда кажется, что признаки исчезают, когда ребенок спит и мышцы расслаблены.

    У ребенка часто наблюдается нарушение мышечного контроля разного типа в противоположных конечностях.Точно так же на координацию и контроль можно влиять по-разному в каждой конечности.

    Нарушения координации и контроля подразделяются на следующие виды:

    • Спастические движения с – гипертонические движения, при которых мышцы слишком напряжены, что приводит к мышечным спазмам, ножницам в ногах, клонусу, контрактуре, неподвижным суставам и чрезмерно согнутым конечностям
    • Атетоидные или дискинетические движения – колеблющийся мышечный тонус, вызывающий неконтролируемые, иногда медленные, корчащиеся движения, которые могут ухудшаться при стрессе
    • Атаксические движения – плохая координация и выполнение задач по созданию равновесия, таких как письмо, чистка зубов, застегивание рубашек, завязывание обуви и вставка ключей в прорези – сложные
    • Смешанные движения – сочетание двигательных нарушений, чаще всего сочетание спастического и атетоидного типов, с поражением разных конечностей
    • Нарушения походки – Нарушения контроля, влияющие на походку ребенка

    Нарушения походки включают:

    • In-toeing – пальцы схождения под углом или вращаются внутрь
    • Out-toeing – пальцы схождения под углом или повернуты наружу
    • Прихрамывание – на одну ногу приходится больше веса, чем на другую, что приводит к опусканию или волнистому шагу
    • Ходьба с носком – вес на носках распределяется неравномерно
    • Пропульсивная походка – ребенок ходит сгорбившись в жесткой позе с наклоненными вперед головой и плечами
    • Спастическая и ножничная походка – бедра слегка сгибаются, создавая впечатление, будто ребенок приседает, а колени и бедра скользят друг мимо друга, как ножницы
    • Спастическая походка – волочение одной ноги из-за мышечной спастичности
    • Шаговая походка – пальцы ног волочатся, потому что стопа волочится
    • Перевязанная походка – походка, похожая на утку, которая может проявиться позже в жизни

    Reflex

    Определенные аномальные рефлексы также могут указывать на церебральный паралич.Гиперрефлексия – это чрезмерные рефлекторные реакции, вызывающие подергивание и спастичность. Недоразвитые или отсутствующие постуральные и защитные рефлексы являются предупреждающими признаками аномального развития, включая церебральный паралич.


    Рефлекс
    Рефлексы – это непроизвольные движения тела в ответ на раздражитель. Некоторые примитивные рефлексы присутствуют во время или вскоре после рождения, но исчезают на предсказуемых стадиях развития по мере роста ребенка. Специфические рефлексы, которые не исчезают или не развиваются по мере роста ребенка, могут быть признаком церебрального паралича.

    Аномальные примитивные рефлексы могут не функционировать должным образом у детей с церебральным параличом или они могут не исчезать на определенных этапах развития, как у детей без нарушений.

    Общие примитивные рефлексы, которые могут неправильно функционировать или сохраняться, включают, помимо прочего:

    • Асимметричный тонический рефлекс – при повороте головы ноги с одной стороны разгибаются, а противоположные конечности сокращаются, как в позе фехтования.Асимметричный тонический рефлекс должен исчезнуть примерно к шестимесячному возрасту.
    • Симметричный тонический шейный рефлекс – младенец принимает положение ползания, когда голова вытягивается. Симметричный тонический шейный рефлекс должен исчезнуть к 8-11 месяцам.
    • Спинальные галантные рефлексы – когда младенец лежит на животе, бедра поворачиваются к той стороне тела, к которой прикасаются. Спинальные галантные рефлексы должны исчезнуть от трех до девяти месяцев.
    • Тонический лабиринтный рефлекс – когда голова запрокинута назад, спина сводится, ноги выпрямляются, а руки сгибаются.Тонический лабиринтный рефлекс должен исчезнуть к трех с половиной годам.
    • Хватательный рефлекс Палмера – при раздражении ладони кисть сгибается в хватательном движении. Хватательный рефлекс Палмера должен исчезнуть примерно через четыре-шесть месяцев.
    • Размещение reflex – когда младенца держат в вертикальном положении, а тыльная сторона ступни касается поверхности, ноги сгибаются. К пяти месяцам рефлекс размещения должен исчезнуть.
    • Рефлекс Моро (испуг) – когда младенец наклоняется так, что его или ее ноги находятся над головой, руки вытягиваются.Рефлекс Моро должен исчезнуть к шести месяцам.

    Раннее предпочтение руки также может указывать на возможные потери. Обычно у ребенка на втором году жизни предпочтение отдается рукам. Поскольку это широкий таймфрейм и приблизительное среднее значение, развитие предпочтений рук, особенно если это раннее предпочтение, является поводом для беспокойства. Различные источники утверждают, что предпочтение ранней раздачи приходится на 6-18 месяцев.


    Осанка

    Осанка

    Детский церебральный паралич влияет на осанку и равновесие.Признаки могут появиться, когда младенец начинает садиться и учиться двигаться. Обычно осанка должна быть симметричной. Например, ребенок в сидячем положении обычно имеет обе ноги впереди. Когда они сгибаются, они становятся зеркальным отображением друг друга.

    Асимметричная поза означает, что правая и левая конечности не будут отражать друг друга. Тазобедренные суставы – одна из областей, где это часто проявляется в случаях церебрального паралича. Одна нога согнется внутрь в бедре, а другая – наружу.

    Подобно рефлексам, постуральные реакции – это ожидаемые реакции при помещении ребенка в определенное положение. Обычно они появляются по мере развития ребенка. Обесценение может быть возможным, если ответы не развиваются или если они асимметричны.

    Подобно рефлексам, постуральные реакции – это ожидаемые реакции при помещении ребенка в определенное положение. Обычно они появляются по мере развития ребенка. Обесценение может быть возможным, если ответы не развиваются или если они асимметричны.

    Общие постуральные реакции:

    • Тяга
    • Рефлекс Ландау – когда младенца поддерживают в лежачем положении, при опускании головы ноги опускаются, а при поднятии головы они поднимаются. Этот ответ появляется примерно в возрасте четырех или пяти месяцев.
    • Реакция на парашют – когда младенец располагается головой к земле, младенец должен инстинктивно дотянуться до него, как будто готовясь к удару.Этот ответ появляется в возрасте от восьми до десяти месяцев.
    • Выпрямление головы – когда младенца раскачивают вперед и назад, его голова остается прямой. Этот ответ появляется примерно в возрасте четырех месяцев.
    • Выпрямление туловища – когда сидящего младенца быстро отталкивают в сторону, он будет сопротивляться силе и использовать противоположную руку и руку для защиты от удара. Этот ответ появляется примерно в возрасте восьми месяцев.


    Остаток

    Весы

    Нарушение общей моторики может повлиять на способность ребенка балансировать.Знаки становятся узнаваемыми, когда ребенок учится сидеть, вставать из положения сидя и начинает ползать или ходить. Младенцы должны часто пользоваться руками, когда они осваивают эти навыки. Они развивают силу, координацию и равновесие, чтобы выполнить задачу, когда овладевают ею без использования рук.

    Неспособность ребенка сидеть без поддержки может быть признаком церебрального паралича. Система классификации общих двигательных функций или GMFCS, пятиуровневая система, обычно используемая для классификации уровней функций, использует баланс в положении сидя как часть своей системы уровней серьезности.

    Знаки, на которые следует обратить внимание, когда ребенок сидит, включают:

    • Требуются обе руки для поддержки
    • Проблемы с равновесием, когда руки не держатся за опору
    • Невозможно сидеть, не опираясь руками

    Другие знаки, на которые следует обратить внимание, включают, но не ограничиваются:

    • Покачивание в положении стоя
    • Шатается при ходьбе
    • Затруднения при быстрых движениях
    • Требуются рабочие руки для деятельности, требующей баланса
    • Ходьба с ненормальной походкой

    Равновесие часто остается неизменным вне зависимости от того, открыты или закрыты глаза ребенка.Нарушение равновесия чаще всего связано с атаксическим и, в меньшей степени, спастическим церебральным параличом.


    Полная двигательная функция
    По мере развития ребенка могут быть заметны признаки нарушения или задержки крупной двигательной функции. Способность совершать большие координированные движения с использованием нескольких конечностей и групп мышц считается основной двигательной функцией.

    Полная моторная функция

    Общая двигательная функция может быть нарушена из-за ненормального мышечного тонуса, особенно из-за гипертонии или гипотонии.

    Например, конечности с гипертонусом могут быть слишком тугими или негибкими, чтобы обеспечить правильное сгибание и движение; тогда как гипотонические конечности могут быть слишком расслабленными, чтобы должным образом поддерживать движения ребенка.

    Ожидается, что по мере развития мозга и тела ребенка они будут достигать определенных этапов развития. Достижение рубежа позже, чем ожидалось, или достижение его с низким качеством движения (например, предпочтение одной стороны при ползании) – возможные признаки церебрального паралича.

    • Нарушение общих двигательных функций – ограниченная способность выполнять обычные физические навыки, такие как ходьба, бег, прыжки и поддержание равновесия.
    • Задержка крупной моторики – физические навыки развиты позже, чем ожидалось; часто используется в сочетании с этапами развития для предсказуемых стадий развития.

    Важные этапы развития крупной моторики включают:

    • Прокат
    • Сидя
    • Ползание
    • Постоянный
    • Ходьба
    • Балансировка

    За ними следует следить, чтобы отмечать, когда ребенок достигает вехи, и качество движений.


    Функция тонкого двигателя

    Функция тонкой моторики

    Выполнение точных движений определяет категорию мелкой моторики. Контроль мелкой моторики включает в себя множество усвоенных действий и включает в себя сочетание умственных (планирование и рассуждение) и физических (координация и ощущения) навыков, которые необходимо освоить.

    Нарушение или задержка мелкой моторики является признаком возможного церебрального паралича. Тремор намерения, когда задача становится все труднее по мере приближения к завершению, является одним из таких признаков.

    Примеры развития мелкой моторики:

    • Захват мелких предметов
    • Удерживание предметов между большим и указательным пальцами
    • Плавно опускать предметы
    • Мелками
    • Перелистывание страниц в книге


    Оральная моторная функция

    Оральная моторная функция

    Затруднение в использовании губ, языка и челюсти указывает на нарушение двигательной функции полости рта; это признак, который может присутствовать у 90% детей дошкольного возраста с диагнозом ДЦП.Признаки нарушения моторной функции полости рта включают, помимо прочего, трудности с:

    • Разговор
    • Глотание
    • Кормление / жевание
    • Слюни

    Речь требует правильного умственного и физического развития. Детский церебральный паралич ухудшает физические аспекты речи из-за неправильного управления мышцами, необходимыми для речи. На нарушение оральной моторики могут повлиять:

    • Дыхание – легкие и, в частности, мышцы, контролирующие вдох и выдох, необходимые для правильной речи.Диафрагма и мышцы живота важны для правильного воздушного потока и осанки.
    • Артикуляция – мышцы лица, горла, рта, языка, челюсти и неба должны работать вместе, чтобы сформировать правильную форму, необходимую для произношения слов и слогов.
    • Voicing – голосовые связки контролируются мышцами, которые по существу растягивают голосовые связки между двумя областями хряща.

    Апраксия, неспособность мозга эффективно передавать правильные сигналы мышцам, используемым при речи, является одним из типов нарушения речи, общих для церебрального паралича.Делится на два типа:

    • Вербальная апраксия – влияет на артикуляционные мышцы, особенно в отношении определенной последовательности движений, необходимых для правильного произношения. Часто встречается у детей с гипотонией.
    • Оральная апраксия – влияет на способность делать не говорящие движения ртом, но не связана исключительно с речью. Примерами оральной апраксии может быть неспособность облизывать губы или надувать щеки.

    Дизартрия – еще одно нарушение речи, часто встречающееся при церебральном параличе.Как и апраксия, это неврологическое нарушение, а не мышечное заболевание. Он часто встречается при церебральном параличе, который приводит к гипертонусу и гипотонии. Дизартрия делится на следующие подгруппы:

    • Атаксическая дизартрия – медленная, беспорядочная, нечленораздельная речь, вызванная нарушением дыхания и мышечной координации
    • Вялая дизартрия – носовая плаксивая, хриплая речь, вызванная неспособностью голосовых связок открываться и закрываться должным образом.Могут возникнуть трудности с согласными.
    • Спастическая дизартрия – медленная, напряженная, монотонная речь и трудности с согласными
    • Смешанная дизартрия – могут присутствовать все три.

    Слюнотечение – еще один признак церебрального паралича, который возникает из-за того, что мышцы лица и рта не могут должным образом контролировать координацию. Некоторые специфические факторы, которые могут способствовать слюноотделению:

    • Глотание
    • Закрывание рта
    • Позиционирование зубьев
    • Невозможность оттока слюны к задней части рта
    • Толкание языка

    Церебральный паралич может вызывать затруднения с кормлением.Обычно они проявляются снижением способности жевать и глотать, а также могут включать удушье, кашель, рвоту и рвоту.

    РЕСУРСЫ

    Признаки детского церебрального паралича

    Для других источников с общей информацией о признаках и симптомах церебрального паралича MyChild рекомендует следующее:

    Центры по контролю и профилактике заболеваний:

    Американская академия педиатрии Церебральный паралич

    Марш десятицентовиков:

    Национальный центр распространения информации для детей с отклонениями в развитии

    Предупреждающие признаки задержки физического развития

    Дети развиваются с разной скоростью, но большинство из них следуют общему графику (хотя недоношенные дети могут отставать от графика на несколько недель или месяцев).Если кажется, что ваш ребенок не достигает основных показателей в течение нескольких недель от среднего, спросите об этом его врача. Это может быть ничего, но если у вашего ребенка есть задержка, вы должны поймать ее пораньше, чтобы вы могли получить диагноз и начать лечение.

    Как правило, доверяйте своим инстинктам. Если что-то кажется вам странным или неправильным в том, как двигается ваш ребенок, спросите об этом. В конце концов, вы лучше всех знаете своего ребенка. Ниже приведены возможные предупреждающие признаки проблемы.

    Новорожденные до 2 месяцев

    • через 2 месяца, не держит голову, когда поднимаешь его с лежания на спине
    • через 2 месяца все еще ощущается жесткостью или гибкостью
    • через 2 месяца чрезмерно вытягивает спину и шею (как будто он отталкивается от вас), когда вас берут на руки
    • через 2 или 3 месяца застывает, перекрещивает или «срезает» его ноги, когда вы берете его за багажник.

    от 3 до 6 месяцев

    • в возрасте 3 или 4 месяцев, не хватается за игрушки и не тянется за ними
    • через 3 или 4 месяца, плохо поддерживает голову
    • к 4 мес., Не подносит ко рту предметы
    • к 4 месяцам, не давит ногами, когда ступни стоят на твердой поверхности
    • через 4 месяца рефлекс Моро все еще сохраняется (когда он падает назад или испуган, он выкидывает руки и ноги, вытягивает шею, а затем быстро сводит руки вместе и начинает плакать)
    • через 5 или 6 месяцев все еще сохраняется асимметричный тонический шейный рефлекс (когда его голова поворачивается в одну сторону, его рука с этой стороны выпрямляется, а противоположная рука согнута вверх, как будто он держит фехтовальный меч).
    • с 6 месяцев, не могу сидеть без посторонней помощи
    • через 6 месяцев, тянется только одной рукой, удерживая вторую в кулаке
    • не переворачивается ни в одном направлении (назад вперед или спереди назад) через 5 или 6 месяцев

    от 7 до 9 месяцев

    • в 7 месяцев, плохо держит голову при переводе в сидячее положение
    • в 7 месяцев, не может засовывать предметы в рот
    • в 7 месяцев, до объектов не доходит
    • к 7 месяцам, не грузит на ноги
    • с 9 месяцев, самостоятельно сидеть не может

    от 9 до 12 месяцев

    • через 10 месяцев ползет криво, отталкиваясь одной рукой и ногой, волоча противоположную руку и ногу
    • в 12 месяцев, не ползает
    • в 12 месяцев, терпеть не могу с поддержкой

    от 13 до 24 месяцев

    • К 18 месяцам ходить не может
    • после нескольких месяцев ходьбы не ходит уверенно или постоянно ходит на носках
    • после своего второго дня рождения растет менее чем на 2 дюйма в год (получите больше при нормальных темпах роста)

    36 месяцев

    • часто падает или не может пользоваться лестницей
    • упорно пускает слюни
    • не может манипулировать мелкими объектами

    Подробнее о признаках задержки развития

    Также ознакомьтесь с нашими предупреждающими знаками о задержке языка / общения и предупреждающими знаками о проблемах со слухом.

    что вам нужно знать, чтобы подготовиться и ответить

    Если у вас есть ребенок, вы можете беспокоиться о том, что он заразится коронавирусом, особенно после сообщений в СМИ об австралийском младенце, у которого он диагностирован.

    Хорошая новость в том, что пока что доказано, что младенцы почти никогда серьезно не заболевают коронавирусом. А также даже если они инфицированы, они могут не иметь никаких симптомов.

    Однако коронавирус может повлиять на младенцев и по-другому. Например, могут возникнуть трудности с доступом к медицинскому обслуживанию, потребительским товарам и услугам по уходу за детьми.

    Обдумывание этих возможностей сейчас и подготовка к ним могут помочь вам справиться с тем, что может произойти.

    Доступ к услугам здравоохранения может быть затруднен, но есть способы

    Если коронавирус станет широко распространенным, системе здравоохранения какое-то время будет сложно с ним справиться.

    До 20% людей, заболевших COVID-19, нуждаются в лечении в больнице на срок до двух недель и более.

    Больницы и больницы общего профиля могут быть переполнены другими больными коронавирусом, что может затруднить доступ к медицинской помощи, если ваш ребенок заболеет по какой-либо причине.


    Читать далее: Хотите позвонить своему терапевту по Skype, чтобы избежать заражения коронавирусом? Вот что вам нужно знать о новой опции телездравоохранения


    Признавая это, правительство Австралии недавно объявило о специальных положениях, согласно которым родителям новорожденных следует выставлять оптовый счет при консультации с врачом или медсестрой по телефону или видеосвязи, а не лично.

    Есть также вещи, которые вы можете сделать, чтобы ваш ребенок оставался здоровым и не нуждался в лечении.Защищая их, вы также защищаете людей вокруг них, которые могут быть более уязвимы к серьезным заболеваниям коронавируса.

    Думайте о гигиене

    Первое, что вы можете сделать, – это самостоятельно соблюдать правила гигиены. Это включает в себя частое мытье рук, максимально возможное избегание тесного контакта с другими людьми, кашель или чихание в согнутый локоть или платок, а также избегание прикосновений к глазам, носу и рту.

    Вот как Всемирная организация здравоохранения рекомендует мыть руки.

    Поскольку младенцы, несмотря ни на что, засовывают руки в рот, частое мытье лица и рук, а также чистка поверхностей и предметов, к которым они могут прикасаться, поможет защитить их от любой инфекции.

    Как насчет детского сада?

    Для большинства родителей неудивительно, что младенцы, посещающие детские сады, болеют чаще.

    Это потому, что младенцы и маленькие дети имеют незрелую иммунную систему, находятся в очень тесном контакте друг с другом и могут в конечном итоге делиться слюной друг с другом, касаясь друг друга ртом и одними и теми же игрушками.

    Итак, по возможности держите ребенка подальше от детского сада. Однако, если вам нужно его использовать, когда вы забираете ребенка из детского сада, моете ему руки и лицо, меняете одежду, затем мойте руки, прежде чем заключить его в большие теплые объятия.

    Удостовериться в своевременности вакцинации

    Плановая вакцинация – самый безопасный и эффективный способ защитить младенцев и детей от болезней.

    Итак, своевременно обновляйте вакцинацию вашего ребенка, чтобы свести к минимуму вероятность того, что ему понадобится медицинская помощь, пока система здравоохранения борется с коронавирусом.


    Читать далее: Нет, комбинированные вакцины не подавляют иммунную систему детей


    Если вы кормите грудью

    Грудное молоко содержит множество ингредиентов, помогающих предотвратить инфекцию и бороться с ней. Младенцев рекомендуется кормить только грудным молоком до достижения шестимесячного возраста и продолжать кормить грудью другими продуктами до второго года жизни.

    Продолжайте кормить грудью – это последний совет.Австралийская ассоциация грудного вскармливания, предоставлено автором

    Если вашему ребенку меньше шести месяцев и он кормит грудью, то предложение ему только грудного молока защищает его от ряда инфекций и снижает потребность в лечении или госпитализации.

    Если ваш ребенок кормит грудью и использует молочную смесь, подумайте о замене молочной смеси на грудное вскармливание.

    Если вы полностью прекратили грудное вскармливание, при желании вы можете возобновить грудное вскармливание (обратитесь за помощью в национальную горячую линию по грудному вскармливанию).

    Если у вас есть старший ребенок или малыш, который все еще кормит грудью, продолжение грудного вскармливания поможет защитить их от других болезней до тех пор, пока не пройдет пандемия коронавируса.

    Если вы используете формулу

    Во время приготовления детской смеси легко случайно поместить микробы в бутылочки. Таким образом, поскольку доступ к медицинской помощи может быть затруднен, стоит принять дополнительные меры для предотвращения этого.

    Если ваш ребенок находится на смеси, будьте особенно осторожны при приготовлении бутылочек, чтобы избежать заражения.Shutterstock

    Будьте особенно осторожны при подготовке бутылок. Это означает: всегда тщательно мыть руки с мылом, тщательно мыть бутылки, стерилизовать их после каждого использования и готовить смесь с помощью горячей воды.

    Не забудьте охладить бутылочку в холодильнике, слегка встряхнуть и убедиться, что она не слишком горячая, прежде чем давать ее ребенку.

    Магазин расходных материалов, например подгузников

    Цепочки поставок могут быть нарушены, если многие люди заболеют.И вы не сможете делать покупки, если вам нужно самоизолироваться дома.

    Рекомендуется иметь дома запасы на две-три недели, чтобы подготовиться к такой возможности. Подумайте о том, чтобы запастись подгузниками на это время или держите под рукой моющиеся (тканевые) подгузники.

    Если вы кормите смесью, купите достаточно детской смеси на три недели, но проверьте срок годности.

    Что делать, если мама заразится коронавирусом?

    Матери более подвержены риску заболевания коронавирусом, чем их младенцы.

    А если вы кормите грудью и инфицированы, рекомендуется продолжать грудное вскармливание. Это потому, что вирус не был обнаружен в грудном молоке.

    Ношение маски, когда вы с ребенком (в том числе во время кормления), мытье рук до и после контакта с ребенком, а также очистка и дезинфекция поверхностей и любого оборудования для кормления поможет предотвратить заражение вашего ребенка вирусом от вас.

    Если вы госпитализированы или разлучены с ребенком, вы можете сцеживать ему грудное молоко.

    Подумайте о безопасности бабушек и дедушек

    Если вы или ваш партнер заболели, возможно, кому-то понадобится помощь по уходу за младенцем или другими детьми.

    Младенцы любят делиться своей слюной со своими опекунами, и они могут быть инфицированы коронавирусом, но не проявлять никаких симптомов. Таким образом, они могут легко передать инфекцию людям, ухаживающим за ними.


    Читать далее: Беспокоитесь о том, что ваш ребенок заразится коронавирусом? Вот что вам нужно знать


    Многие родители обращаются к бабушкам и дедушкам за помощью по уходу за детьми.К сожалению, люди старше 60 лет чаще всего серьезно заболевают или умирают от коронавируса.

    Итак, если вашим запасным опекунам больше 60 лет, сейчас самое время подумать об альтернативных мероприятиях по уходу за детьми.

    Поговорите с бабушкой и дедушкой о том, как они могут снизить риск заражения, если им нужно позаботиться о ребенке.

    Учимся ползать | Беременность, рождение и младенчество

    Ползание – важный навык для вашего ребенка, который является важной вехой в его развитии.Ваш ребенок будет ползать, когда будет готов, в своем неповторимом стиле. Вашему ребенку понравится эта вновь обретенная свобода, и он получит массу удовольствия, исследуя и открывая все, что находится в его поле зрения.

    Младенцы обычно начинают ползать в возрасте от 6 до 13 месяцев. Обычно они могут принять положение ползания на четвереньках в возрасте от 6 до 9 месяцев и, вероятно, будут кататься и ползать на животе, что называется «ползанием коммандос», примерно к 8 месяцам, хотя это варьируется.

    Как развивается сканирование

    Ползание – это новый навык, которому должен научиться ваш ребенок.Каждый новый навык, который развивает ваш ребенок, основан на всех предыдущих навыках, которые он усвоил, причем каждый из них сложнее предыдущего.

    Перед тем, как ползать, ваш ребенок был занят развитием таких навыков, как управление головой, движение рук, сидение с поддержкой и без нее, перекатывание спереди назад и назад вперед, а также удерживание собственного веса через руки и ноги.

    Все эти вещи важны для развития их силы и способности начать ползать, а затем и ходить.

    Ползание

    Ваш ребенок, вероятно, будет ползать на четвереньках, но не все дети ползают одинаково, и это нормально. Вы можете заметить и другие стили ползания, такие как шарканье на животе «в стиле коммандос», скольжение по его заду («шарканье задницей») или ползание назад, а не вперед.

    Что вы можете сделать

    Есть много вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь вашему ребенку научиться ползать:

    • Проводите время вместе на животике. Время животика – это когда вы кладете ребенка ему на живот в рамках его повседневной игры.Это помогает укрепить и подготовить мышцы головы, шеи, спины и ног вашего ребенка к ползанию, когда он станет старше. Попробуйте проводить время на животе в разных местах, например, в помещении на коврике или на открытом воздухе на одеяле, и говорите и пойте, пока делаете это. Всегда следите за ребенком, когда он находится в животике.
    • Играйте вместе на полу – игра – это то, как ваш ребенок учится, а игры с вами – это развлечение для вашего ребенка. Использование движений во время игры, таких как перемещение предметов из стороны в сторону перед их лицом или перелистывание страниц книжки с картинками, может помочь развить физические навыки вашего ребенка.
    • Поощряйте дотягивание – поместите любимый предмет или игрушку (или даже себя!) Вне досягаемости вашего ребенка, чтобы он мог дотянуться до него и двигаться. Достижение средней линии особенно полезно для развития моторики.
    • Сделайте свой дом безопасным – уберите с пути любые препятствия (например, мебель), чтобы ваш ребенок мог ползать, не рискуя получить травму.
    • Избегайте детских ходунков – они не помогают вашему ребенку ползать или двигаться и фактически могут замедлить его ползание.Они также приводят к тысячам травм ежегодно в Австралии.

    Получение помощи

    Не все дети ползают. Некоторые полностью пропускают стадию ползания. Но если вашему ребенку 12 месяцев и старше, и он не ползает, или если вас беспокоят какие-либо аспекты его развития, вы можете обратиться за советом к своему врачу или ребенку или семейной медсестре.

    Согласно исследованию, классический признак аутизма появляется в раннем младенчестве | Спектр

    Двойные дубли: Однояйцевые близнецы обычно смотрят на одни и те же черты лица на видео.


    Мальчики, у которых позже будет диагностирован аутизм, теряют интерес к глазам других людей в возрасте от 2 до 6 месяцев, согласно исследованию, опубликованному сегодня в журнале Nature 1 . Это самый ранний обнаруженный на сегодняшний день поведенческий маркер аутизма.

    Исследователи обнаружили, что чем сильнее снижение фиксации взгляда в течение первых двух лет жизни, тем выше уровень социальных и коммуникативных нарушений в 2 года.

    «Теперь мы знаем, что можно разработать количественный анализ в раннем младенчестве, который позволяет прогнозировать как аутизм, так и уровень социальной инвалидности», – говорит ведущий исследователь Ами Клин, директор Центра аутизма Маркуса в Атланте, штат Джорджия.

    Данное исследование является последним в серии исследований младших братьев и сестер детей с аутизмом, которых называют «младшими братьями и сестрами», у которых есть один шанс из пяти заболеть этим расстройством.

    Исследователи обнаружили, что у некоторых младших братьев и сестер характерны характерные мозговые волны и потеря интереса к лицам уже в возрасте 6 месяцев. Новое исследование обнаруживает изменения в развитии мозга еще раньше.

    «Мы очень рады тому факту, что это одни из самых ранних признаков аутизма, которые мы когда-либо наблюдали», – говорит соисследователь Уоррен Джонс, директор по исследованиям Центра аутизма Маркуса.«Мы измеряем то, что видят младенцы, но, что более важно, то, чего они не видят».

    Измененная траектория:

    Клин и Джонс набрали 59 младших братьев и сестер и 51 контрольную группу в 10 различных временных точках в возрасте от 2 до 24 месяцев.

    Они использовали оборудование для отслеживания взгляда, чтобы отследить взгляд младенцев, когда они смотрели видео, где женщина обращается к камере, как если бы это был ребенок, ворковала и играла в лепешки. «Мы действительно хотели снимать видео, максимально приближенное к естественному, реальной жизни», – говорит Джонс.

    Исследователи подсчитали, сколько времени каждый младенец смотрит в глаза, рот, тело и другие предметы женщины.

    В ходе исследования у 12 детей был диагностирован аутизм к 3 годам. Только двое из 12 – девочки, поэтому исследователи ограничили свой анализ мальчиками. Они сравнили 11 мальчиков с диагнозом аутизм (10 из группы младших братьев и сестер и 1 из контрольной группы) с 25 типично развивающимися мальчиками из контрольной группы.

    Дети с аутизмом демонстрировали устойчивую потерю интереса к глазам начиная с раннего младенчества, вместо этого они смотрели на другие части лица или тела, как показало исследование.Напротив, младенцы, у которых позже не было диагностировано заболевание, в тот же период проявляют больший интерес к глазам.

    К 24 месяцам время взгляда в группе с аутизмом было примерно вдвое меньше, чем в контрольной группе, как показало исследование. Их внимание к объектам также снизилось в первый год, но затем увеличилось во втором, увеличившись примерно вдвое по сравнению с контрольными к 24 месяцам.

    Исследование предлагает перспективу развития аутизма. Таким образом, были обнаружены существенные различия в том, как взгляд детей меняется с течением времени, но не при сравнении детей одного возраста в младенчестве.

    «В любой момент времени от 2 до 6 месяцев внешний вид младенца сильно варьируется», – говорит Джонс. «Однако с точки зрения развития, с точки зрения месячной скорости изменения внешнего вида, различия довольно очевидны».

    Это немного похоже на то, как кто-то стареет, – добавляет он. «Ежедневно вы почти не замечаете никаких изменений. Но если вы увидите две фотографии, сделанные с разницей в несколько лет, различия очевидны ».

    Тонкие признаки:

    Боли роста: В период от 2 до 24 месяцев дети, у которых позже был диагностирован аутизм (красный цвет), постепенно теряют интерес к глазам, тогда как обычно развивающиеся дети (синие) вызывают интерес.

    Пока не ясно, являются ли эти ранние изменения в социальных взглядах маркерами аутизма per se , отмечает Майада Эльсаббаг, доцент психиатрии Университета Макгилла в Монреале, которая не принимала участия в работе. Два исследования показали, например, что младенцы, которые уделяют больше внимания ротовой полости по сравнению с глазами, обладают более высокими языковыми навыками, чем малыши 2 . «Литература предполагает, что такое усиление внимания к различным областям [лица и тела] не является уникальным признаком аутизма», – говорит Эльсаббаг.

    Новое исследование показало, что дети, чей взгляд снижается наиболее быстро до 2-летнего возраста, имеют самые серьезные баллы в области «социального аффекта» Таблицы диагностических наблюдений за аутизмом в возрасте 2 лет.

    «Трудно сказать, что это значит», – отмечает Хелен Тагер-Флусберг, профессор психологии Бостонского университета, которая изучала младенцев и сестер, но не участвовала в новом исследовании. «Размер выборки очень мал, а корреляции, как известно, чувствительны к небольшим размерам выборки.”

    Тагер-Флусберг также указывает, что исследования типично развивающихся младенцев показали «поразительные половые различия» в траектории развития социального взгляда. «Так что я думаю, что при аутизме это необходимо учитывать».

    Уоррен и Джонс согласны и планируют изучить более крупную выборку девочек-братьев и сестер.

    Исследователи говорят, что их исследование дает оптимистичное сообщение: в 2 месяца модели взглядов детей с аутизмом не сильно отличаются от взглядов их сверстников, что указывает на окно возможностей для раннего вмешательства.

    «Наша конечная цель – превратить это открытие в жизнеспособные инструменты для ранней идентификации», – говорит Клин.

    Исследование Клина и Джонса является хорошим примером новых открытий, которые могут быть получены благодаря подходу «младшие братья и сестры», – отмечает Дэниел Мессинджер, профессор психологии Университета Майами, не принимавший участия в исследовании. «Это большой шаг для детей до 6 месяцев».

    Аутизм обычно диагностируется в клинике в возрасте 3-4 лет.Исследователи начали следить за развитием младших братьев и сестер около десяти лет назад, ища ранние признаки расстройства, а также отслеживая траекторию его развития.

    Первые исследования показали, что эти дети из группы высокого риска демонстрируют незначительные поведенческие отличия от контрольной группы в течение первого года жизни. Это исследование также прояснило рецидивы расстройства в семьях, по оценкам, около 19 процентов младших братьев и сестер заболевают аутизмом по сравнению с 1 процентом населения в целом.

    Последующая работа позволила выявить более тонкие закономерности.Например, исследование, опубликованное 21 сентября в журнале Journal of Autism and Developmental Disorders , показало, что 15-месячные братья-сестры – независимо от того, будет ли у них аутизм или нет – обычно меньше «общаются», глядя на на чьи-то глаза, чем органы управления. Интересно, однако, что младшие братья и сестры, не страдающие аутизмом, демонстрируют типичный уровень зрительного контакта и несоциальной улыбки 3 .

    Другое исследование, опубликованное в августе, показало, что 6-месячные братья и сестры, у которых позже был диагностирован аутизм, уделяют меньше внимания лицам по сравнению с младшими братьями и сестрами, которые обычно развиваются.

    «Я думаю, что исследования детей-братьев и сестер достигают своего золотого века – – это всего лишь », – говорит Мессинджер.

    Как младенцы учатся бояться высоты

    Любой родитель знает, что младенцы не рождаются из-за страха высоты. На самом деле, младенцы могут вести себя пугающе смело, стоя у края кровати или пеленального столика.

    Но примерно в 9 месяцев дети становятся более осторожными в отношении таких отказов. Новое исследование предполагает, что младенцы начинают избегать высоты, когда приобретают больше опыта в ползании и самостоятельной навигации по миру.

    В одном из своих экспериментов группа ученых из Калифорнийского университета в Беркли и Университета Дошиша в Киото изучала младенцев, которые еще не начали ползать. В течение 15 дней некоторых младенцев обучали пользоваться моторизованной детской тележкой, которой они могли управлять. [9 мифов о младенцах развенчаны]

    После этого периода исследователи наблюдали, как младенцы реагируют, когда их держат за край, покрытый стеклом. Младенцы, имевшие опыт управления картингом, пугались этого виртуального утеса.Ученые обнаружили, что их сердечный ритм учащался, в то время как частота сердечных сокращений младенцев без уроков вождения оставалась стабильной.

    Исследователи также проверили, как эти младенцы отреагировали на так называемую движущуюся комнату, вольер, в котором стены сдвигаются назад и заставляют любого, кто находится внутри, чувствовать, что он или она движется вперед. Младенцы, которые научились пользоваться тележкой, были больше расстроены этой иллюзией.

    В другой части эксперимента исследователи тестировали младенцев, которые уже начали ползать.Те, кого больше всего расстроила движущаяся комната, также больше боялись переползать через покрытый стеклом виртуальный край, даже когда их матери поощряли их с другой стороны, как показывает видео из эксперимента.

    Это открытие предполагает, что по мере того, как младенцы приобретают двигательный опыт (в данном случае ползание или перемещение на тележке), они начинают больше полагаться на визуальную информацию, которая помогает им двигаться в окружающей среде. Результаты также показывают, что боязнь высоты, скорее всего, не является зашитым изменением в развитии, а скорее зависит от опыта, говорят исследователи.

    Избегание высоты имеет очевидное преимущество: оно предохраняет младенцев от падений и травм. Так почему же он не срабатывает до того, как дети начнут ползать?

    «Одним из основных преимуществ такой задержки является то, что младенцы более склонны исследовать свое окружение и возможности передвижения, предоставляемые этой средой, когда они меньше обеспокоены последствиями своих действий», – пишут исследователи в журнале Psychological Science.

    Это отсутствие страха помогает им разрабатывать стратегии движения и учиться ориентироваться на различных типах поверхностей, говорят ученые.

    «Как это ни парадоксально, но склонность исследовать рискованные ситуации может быть одной из движущих сил развития навыков», – добавляют исследователи.

    Следуйте за Меган Гэннон в Twitter и Google+.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *