Характеристика кризиса 3 лет: Сравнительная характеристика кризисов 3 и 7 лет | Консультация на тему:

Содержание

Кризис трех лет. Каковы оптимальные условия протекания кризиса?

Кризис трех лет. Каковы оптимальные условия протекания кризиса?

Л.С. Выготский, вслед за Э. Келер, описывает 7 характеристик кризиса 3 лет. Первая из них — негативизм. Остановимся на ней подробнее, чтобы понять, как изменяется в это время структура поведения ребенка.

Ребенок дает негативную реакцию не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Он не делает что-то только потому, что это предложил ему определенный взрослый человек. Вообще негативизм избирателен: ребенок игнорирует требования одного члена семьи или одной воспитательницы, а с другими достаточно послушен. Главный мотив действия — сделать наоборот, т.е. прямо противоположное тому, что ему сказали.

Вторая характеристика кризиса 3 лет — упрямство. Это реакция ребенка, который настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Его первоначальное решение определяет все его поведение, и отказаться от этого решения даже при изменившихся обстоятельствах ребенок не может. Упрямство – не настойчивость, с которой ребенок добивается желаемого. Упрямый ребенок настаивает на том, чего ему не так уж сильно хочется, или совсем не хочется, или давно расхотелось.

Допустим, ребенка зовут домой, и он отказывается уходить с улицы. Заявив, что он будет кататься на велосипеде, он действительно будет продолжать кружить по двору, чем бы его ни соблазняли (игрушкой, десертом, гостями), хотя и с совершенно унылым видом.

В переходный период может появитьсястроптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания. Ребенок стремится настоять на своих желаниях и недоволен всем, что ему предлагают и делают другие. «Да ну!» — самая распространенная реакция в таких случаях.

Разумеется, ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам. В принципе, это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны со взрослыми. В этих случаях говорят опротесте-бунте.

В семье с единственным ребенком может появиться деспотизм. Ребенок жестко проявляет свою власть над окружающими его взрослыми, диктуя, что он будет есть, а что не будет, может мама уйти из дома или нет и т.д. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

Интересная характеристика кризиса 3 лет, которая будет присуща всем последующим переходным периодам – обесценивание. Что обесценивается в глазах ребенка? То, что было привычно, интересно, дорого раньше, 3-летний ребенок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и т.п. Все эти явления свидетельствуют о том, что у ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых. Это важный этап в эмансипации ребенка; не менее бурный этап ждет его в дальнейшем- в подростковом возрасте.

Кризис протекает как кризис социальных отношений, отделения от близких взрослых и связан со становлением самосознания ребенка. В этом проявляется потребность в реализации и утверждении собственного Я. Возникающие в речи ребенка слова «хочу», «не хочу», «Я» наполняются реальным содержанием, становятся осмысленными. Возникает особая форма личного сознания, внешне проявляющаяся в знаменитой формуле «Я сам». Феномен «Я сам» знаменует психологическое отделение ребенка от взрослого и распад прежней ситуации социального развития. Две взаимосвязанные тенденции развития реализуются в кризисный период — тенденция к эмансипации и тенденция к волевой форме поведения.

Поведенческий комплекс «гордость за достижения» выражает новообразование кризиса трех лет. Он состоит в том, что для детей трехлетнего возраста становятся значимыми достижение (результат, успех в деятельности) и признание (оценка взрослого). Интериоризация отношения других к себе закладывает основы «системы Я», включающей начальную самооценку и «стремление быть хорошим». При относительно демократичной системе отношений взрослого и ребенка критический период протекает приглушеннее. Но и в этих случаях дети иногда сами ищут повод противопоставить себя взрослому, так как им это «внутренне необходимо». Ситуации, в которых необходимо настоять на запрете, существуют, и родители, несмотря на негативные реакции и провокации ребенка, должны их обозначить. У детей начинает формироваться воля, автономия (независимость, самостоятельность), они перестают нуждаться в опеке со стороны взрослых и стремятся сами делать выбор. Ребенок познает различие между «хочу» и «должен». Если кризис протекает вяло, это может свидетельствовать о задержке в развитии аффективной и волевой сторон личности. Отмечается, что дети, не имевшие проблем с поведением в трехлетнем возрасте, став взрослыми, часто характеризуются как безвольные и безынициативные. Чувства стыда и неуверенности вместо автономии возникают у детей тогда, когда родители ограничивают проявления независимости ребенка, наказывают или высмеивают всякие попытки самостоятельности.

Характеристика кризиса с 3-х лет, Кризисы возрастного развития ребенка

На границе раннего детства и дошкольного возраста симптомы упрямства и негативизма, возникающие в поведении ребенка, показывают, что отношения совместной деятельности пришли в противоречие с новым уровнем его развития. Но “кризис” возникает только тогда, когда взрослые, не замечая у ребенка тенденций к самостоятельному удовлетворению желаний, продолжают сдерживать его самостоятельность, сохраняют старый тип отношений совместной деятельности, ограничивают активность ребенка, его свободу. Валлон А. Психическое развитие ребёнка. – М.: Просвещение, 1967 Если же взрослые не противятся проявлению самостоятельности ребенка (конечно, в определенных пределах), то трудности или вовсе не возникают, или быстро преодолеваются. Таким образом, “кризис” поведения, часто наблюдаемый в трехлетнем возрасте, возникает лишь при определенных условиях и вовсе не обязателен при соответствующих изменениях во взаимоотношениях ребенка и взрослых.

А.Н. Леонтьев по этому поводу справедливо писал: “В действительности кризисы отнюдь не являются неизбежными спутниками психического развития ребенка. Неизбежны не кризисы, а переломы, качественные сдвиги в развитии. Наоборот, кризис – это свидетельство не совершившегося своевременно и в нужном направлении перелома, сдвига. Кризиса вовсе может не быть, потому что психическое развитие ребенка является не стихийным, а является разумно управляемым процессом – управляемым воспитанием”.

Какие же изменения в развитии, появляющиеся в конце раннего детства, приводят к необходимости перестройки отношений ребенка и взрослых, к переходу в дошкольный возраст? В конце раннего детства возникают тенденции к самостоятельной деятельности. За ними лежит не только отделение себя от своих действий, но и отделение себя от взрослого. А это связано с психологическими изменениями в самом содержании действий.

В раннем детстве действия ребенка непосредственно вызываются предметами. До конца раннего детства желания ребенка не существуют для него как его личные желания. Взрослые подменяют один притягательный для ребенка предмет другим или вовсе запрещают ребенку действовать с притягательным предметом.

Тенденции к немедленному осуществлению действий с предметами в раннем детстве связаны с расширяющейся активностью и безудержной исследовательской деятельностью. Многократное несовпадение тенденций к действию с реально проводимыми ребенком действиями приводит к выделению этих тенденций, к превращению их в собственные желания ребенка, могущие не совпадать с желаниями взрослого Люблинская А.А. Детская психология. – М.: 1971. – С. 200-234. Возникновение личных (собственных) желаний перестраивает действие, превращая его в волевое. На этой основе открывается возможность для соподчинения желаний, а следовательно, и борьбы между ними. Это же становится предпосылкой для широкого развития в дошкольном возрасте творческих типов деятельности, в которых ребенок идет от собственного замысла к его реализации.

В переходный от раннего детства к дошкольному возрасту период личные желания носят еще форму аффекта. Не ребенок владеет своими желаниями, а они владеют им. Он находится во власти своих желаний так же, как раньше находился во власти аффективно притягательного предмета. Упрямство и негативизм носят гипобулический характер, являясь уже по своему содержанию волевыми. Власть собственных желаний над ребенком особенно ярко проявляется в тех случаях негативизма, когда ребенок, раз сказав “хочу” или “не хочу”, продолжает на этом настаивать, несмотря на предложение взрослым более привлекательного предмета Мухина В.С. Детская психология: Учебник для студентов педагогических институтов. – М.: Педагогика. 1985. В этот период происходит распад прежних форм аффекта и прежних форм совместной деятельности, рождение личных желаний и тенденций к самостоятельности по их осуществлению. Возникают предпосылки развития личности.

Со второго года жизни начинается новый период, формирования личности, длящийся до 3 лет. За это время ребенок проходит огромный путь психического развития. Однако нас будут интересовать лишь тс процессы, которые непосредственно связаны с формированием центрального новообразования этого периода и кризисом 3 лет.

В указанный период происходит переход ребенка от существа, уже ставшего субъектом (т.е. сделавшего первый шаг на пути формирования личности), к существу, осознающему себя как субъекта, иначе говоря, к возникновению того системного новообразования, которое принято связывать с появлением слова Я.

Весь этот переход осуществляется в условиях, во многом отличных от тех, которые определяли жизнь и деятельность младенца. Прежде всего, дети раннего возраста благодаря успехам предшествующего развития в. младенческом возрасте начинают занимать совсем иное место в окружающем их мире людей и предметов. Это уже не беспомощные, не безответные существа; они сами передвигаются в пространстве, могут сами действовать, удовлетворять многие свои потребности, становятся способными к первичным формам речевого общения, иначе говоря, могут уже осуществлять деятельность, не опосредствованную взрослыми людьми. Этим, прежде всего, и отличается социальная ситуация развития детей раннего возраста от социальной ситуации развития младенца.

В этот период познавательная деятельность ребенка обращается уже не только на внешний мир, но и на самого себя. Процесс самопознания, по-видимому, начинается с познания себя как субъекта действия. Можно часто наблюдать, как ребенок этого возраста любит по многу раз повторять одно и то же движение, внимательно прослеживая и контролируя те изменения, которые оно (точнее, он с его помощью) производит (например, открывает и закрывает дверь, передвигает предметы, толкает их, чтобы они упали и пр.). Именно это помогает ребенку почувствовать себя чем-то иным, в отличие от окружающих предметов, и таким образом выделить себя в качестве особого предмета (субъекта действия) Абрамова Г.С. Возрастная психология. – М.: Екатеринбург:. – 2000. – С. 506-518.

Однако самопознание на втором и даже третьем году жизни продолжает оставаться для самого ребенка (субъективно) познанием как бы внешнего ему самому “предмета”.

Обобщенное знание о себе (как об этом свидетельствуют и дневниковые записи) происходит вместе с появлением речи и благодаря ей. Сначала дети узнают название предметов внешнего мира, затем начинают соотносить свое имя с самим собой. Однако, наличие такого соотнесения еще не означает, что в этот период уже закончился процесс выделения себя из мира предметов и осознания себя как субъекта. По-видимому, такое осознание приходит лишь вместе с появлением местоимения “я”. До этого для указания на самого себя дети еще долго пользуются собственным именем.

Ребенок сначала познает себя как некоторый внешний предмет, а когда приходит к целостному представлению о себе, начинает, следуя за взрослыми, называть себя, как и другие предметы, своим именем. Лишь к концу 2-го года жизни он полностью заменяет собственное имя местоимением “я”.

В “систему я” входят и рациональные, и аффективные компоненты, и прежде всего отношение к самому себе. Об этом свидетельствуют буквально все факты развития ребенка: и то, что в его сознании с самого начала превалируют аффективные компоненты; и то, что любое приобретение в познавательной деятельности осуществляется первоначально только в условиях непосредственно действующих потребностей, и то, что все первые слова ребенка либо выражают аффект, либо связаны с его удовлетворением. Эльконин Д.Б. Детская психология (развитие ребенка от рождения до семи лет). – М.: Педагогика. 1978 Все это позволяет сделать вывод о том, что процесс самопознания, завершающийся понятием Я, осуществляется на основе не только интеллектуальных, но и аффективных обобщений. Более того, некоторые факты свидетельствуют о том, что аффективное выделение себя (“аффективное самосознание”, если можно так выразиться) возникает даже раньше, чем рациональное.

Итак, центральным новообразованием, возникающим к концу раннего детства, является “система я” и рождаемая этим новообразованием потребность действовать самому; как известно, она выражается в постоянном и настойчивом требовании ребенка – “Я сам”. Сила этой потребности настолько велика, что она способна подчинить себе многие другие, также достаточно сильные, потребности ребенка.

Потребность в реализации и утверждении своего Я в этот период развития является доминирующей.

Совершенно очевидно, что, возникновение такой мощной потребности диктует необходимость существенно изменить образ жизни ребенка и педагогический подход к его воспитанию. Анализ психологического содержания кризиса 3 лет и характер его протекания свидетельствуют, что депривация именно этой потребности вызывает основные трудности в поведении детей на рубеже второго и третьего года жизни.

Не случайно наиболее остро переживают кризис те дети, которые слишком опекаются взрослыми, либо те, которые живут в условиях авторитарного воспитания, сопровождающегося строгими мерами наказания. И в первом, и во втором случае потребность ребенка в самостоятельности (в “самости”) подавляется. Напротив, дети, живущие в больших семьях и воспитывающиеся в детских учреждениях, дают кризисные реакции значительно реже и в смягченном виде.

После возникновения “системы я” в психике ребенка возникают и другие новообразования. Самыми значительными из них являются самооценка и связанное с ней стремление соответствовать требованиям взрослых, быть “хорошими”.

Согласно многим наблюдениям, самооценка отчетливо проявляется уже к концу второго года жизни, но она не вытекает из оценки ребенком своих действий, появляется раньше и носит эмоциональный характер.

По-видимому, в первичной самооценке почти полностью отсутствует рациональный компонент, она возникает на почве желания ребенка получить одобрение взрослого и таким образом сохранить эмоциональное благополучие.

Наличие одновременно существующих сильных, но противоположно направленных аффективных тенденций (делать согласно собственному желанию и соответствовать требованиям взрослых) создает у ребенка неизбежный внутренний конфликт и тем самым усложняет его внутреннюю психическую жизнь. Уже на этом этапе развития противоречие между “хочу” и “надо” ставит ребенка перед необходимостью выбора, вызывает противоположные эмоциональные переживания, создает амбивалентное отношение к взрослым и определяет противоречивость его поведения.

Наличие указанного противоречия в поведении и переживаниях детей приводит к обострению кризиса 3 лет. В конце второго года дети относительно легка преодолевают его, но после 3 лет он часто выливается в тяжкие формы упрямства и негативизма, что создает извращенное отношение к требуемым нормам поведения и извращенным взаимоотношениям со взрослыми. Психология детей дошкольного возраста. Развитие познавательных процессов. – М.: Просвещение. 1964

Таким образом, раздвоение, расщепление личности может иметь свой источник уже в раннем детстве, и игнорирование этого факта грозит в последующих возрастах усилением разрыва между знанием норм и правил поведения и непосредственным желанием их выполнять. А это, в свою очередь, может в дальнейшем отрицательно сказаться на нравственном развитии ребенка и гармоническом строении его личности.

Итак, процесс формирования ребенка раннего возраста завершается возникновением центрального личностного образования в виде “системы я”. В эту систему входит не только некоторое знание, но и отношение к себе. Все дальнейшее формирование личности теснейшим образом связано с развитием самосознания, имеющего на каждом возрастном этапе свои специфические особенности.

Отделение себя от других людей, сознание собственных возможностей через чувство овладения телом, ощущение себя источником воли приводят к появлению нового типа отношения ребенка к взрослому. Он начинает сравнивать себя со взрослыми и хочет пользоваться теми же правами, что и взрослые: выполнять такие же действия, быть таким же независимым и самостоятельным. Желание быть самостоятельным выражается не только в предлагаемых взрослым формах (“Сделай это сам. Ты уже большой и можешь это сделать”), но и в упорном стремлении поступить так, а не иначе, ощутив прелесть и возбуждающую тревогу от волеизъявления.

Эти чувства столь захватывающи, что ребенок открыто противопоставляет свои желания ожиданиям взрослых. Считается, что проявление упорства есть упрямство и негативизм, направленные главным образом против близких взрослых. Урунтаева Г.А. Дошкольная психология – М.: Изд. центр «Академия», 1996

Действительно негативная форма поведения редко адресуется к другим взрослым и не касается сверстников. Ребенок бессознательно рассчитывает на то, что проявление упорства и испытание близких не принесет ему серьезного ущерба. Испытание собственной воли и открытый негативизм и упрямство имеют разные нюансы в поведении. В первом случае ребенку можно помочь испытывать самого себя, предложив ему возможные варианты трудных ситуаций, которые он должен сам для себя определить. Ощущать себя источником своей воли – важный момент в развитии самопостижения.

Негативизм и упрямство развиваются внутри отношений взрослых и ребенка. Когда ребенок начинает чувствовать себя способным действовать самостоятельно достаточно успешно, он стремится сделать “сам”. Попытки обращаться с ребенком в рамках сложившихся прежде отношений могут привести к поддержанию негативизма и упрямства. Именно взрослый как более социализированный человек должен в каждом отдельном случае найти выход из детского противостояния, ведущего к чувству глубокого переживания ребенком своего обособления от других. Ведь настаивая на своем, ребенок не только реализует свою самостоятельность, но и впервые испытывает отторжение от других, которое провоцирует он сам, своей волей или дурным поведением. Кризис трех лет возникает в результате определенных достижений в личностном развитии ребенка и невозможности его действовать по освоенным прежде способам общения с другими людьми.

Но именно переживания кризиса обостряют сенситивность ребенка к чувствам других людей, учат не только навыкам позитивного общения, но и навыкам приемлемых форм обособления себя от окружающих. Эльконин Д.Б. Детская психология (развитие ребенка от рождения до семи лет). – М.: Педагогика. 1978 Учат рефлексии на себя и других людей, умению сравнивать себя с другими людьми в ситуации общения в социальном пространстве, контролируемом принятыми в обществе правами и обязанностями, выражаемыми для детского сознания в столь значимых словах, как “молено” и “нельзя”. Возникающие в процессе развития и особым образом прочувствованные в условиях кризиса новообразования (развивающаяся и осознаваемая собственная воля; способность к обособлению; рефлексивные способности и др.) готовят ребенка к тому, чтобы стать личностью.

У ребенка кризис ☀ трех лет

На чтение 8 мин.

Малыш, который едва достиг возраста трех лет, вдруг изменился на глазах. Характер  ребенка,  который родители считали «золотым»,  внезапно испортился. Послушное и покладистое чадо упрямится, протестует и устраивает истерики по любому пустяку. Постоянно своевольничает и пытается добиться своего любой ценой.  Что делать родителям с маленьким тираном, как реагировать на такие выпады?

Кризис 3-х лет очень сложный этап

Сначала надо успокоиться, не впадать в панику. Все негативные проявления в поведении ребенка – проявление кризиса трех лет.  Скандалы и  отстаивание самостоятельности – основные характеристики поведения.

Почему кризис наступает именно в этом возрасте?

Психология  определила детский переходный  период трех лет, как третий по счету (первые два – в один месяц и год). Каждому критическому периоду соответствуют свои особенности. О проявлениях и особенностях таких явлений написаны целые книги. Данная статья рассматривает ситуации, которые возникают в третий проблемный период.

В три года ребенок старается уйти из-под опеки родителей

В самом начале следует отметить, что у ребенка в возрасте трех лет происходит изменение взаимоотношений с окружающей средой. Главная характеристика этого периода – изменение социальной адаптации. Психология определяет, что в этот период начинается процесс формирования психики. Зная об этом факте, взрослые должны все жизненные ситуации  жизни своего отпрыска рассматривать с учетом возрастных изменений.

Возрастные рамки кризиса в три года

Причины всех затруднений в общении с малышом –   то, что ребенок начал осознавать себя.

В 3 года ребенок начинает осознавать свое Я

Признаки наступления кризиса

Психология выделила симптомы кризиса трех лет в количестве семи составляющих. О них может поведать любая статья по психологии данной возрастной категории.  Литературные источники, книги по психологии не расходятся во мнении о классификации   симптомов. Характеристика симптомов, рассматривается далее.

Симптомы кризиса 3-х лет – основных 6

Детский негативизм. Признаки его надо различать с простым непослушанием. Часто складываются ситуации, когда у ребенка проявляется нежелание что-то сделать, например, убрать на место игрушку. То, что малыш не послушался, это реакция на слова. Негативизм же предполагает такие ситуации, когда дети не подчиняются не всем взрослым, а отдельному человеку.

Проявления негативизма – самые яркие

Упрямство называют вторым признаком. Не надо путать упрямство с настойчивостью – они не имеют ничего общего. Настойчивость не самое плохое качество ребенка.  Плохо, если она перерастает в упрямство, когда ребенок настаивает на своем не потому, что сильно хочет именно данный предмет или еду, а потому, что хочет добиться своего любой ценой. В такой ситуации уступать ему нельзя.

Упрямство может иметь негативные последствия

Психология с научной точки зрения обосновывает, что упрямство перерастает в детский деспотизм. Если с трех лет позволять малышу верховодить в семье, подчинять своим капризам взрослых, то из него вырастет тиран, который будет отравлять жизнь своим родным. Этой проблеме посвящена не одна статья исследователей детской психологии.

Деспотизм является  желанием малыша трех лет подчинять   взрослых людей своим капризам. Дети в прямом смысле издеваются над взрослыми: сын требует, чтобы мама сидела возле него, когда он играет, дочь не желает есть морковку или творожок, а требует только «вкусняшки». Но самое главное, и самое страшное, что ребенок-деспот требует, чтобы все исполнялось по его первому требованию.

Кризис трех лет – испытание для родителей

Проявления кризиса 3-х лет у ребенка  в данный период выражаются еще и в том, что обесцениваются  события и действия. Отношение к важным  вещам и требованиям выражаются  в кривлянии. Он начинает обзывать других детей и даже взрослых, сознательно из вредности разламывать игрушки. Он подсознательно (в возрасте трех лет еще не может осознавать!) провоцирует ситуации, которые ставят его в оппозицию к окружающим.

Кривляние – одно из проявлений кризиса

Малыш трех лет, находясь в ситуации постоянной конфронтации с внешней средой, страдает и сам.  Психология утверждает, что такое поведение является протестом. Словарный запас ребенка в таком состоянии    расширяется очень быстро. Но пополняется он не теми словами, которым родители хотели бы научить своего малыша. Увы, чаще всего это лексикон, состоящий не из хороших слов. Отрицание всего того, что предлагается – вот основная характеристика состояния трехлетней крохи.

Главные Не в три года

Еще одна черта, которая свойственна кризисному состоянию – строптивость.  Психология считает, что строптивость является одним из самых тяжелых признаков течения кризиса у  ребенка.

У детей появляется строптивость и непослушание

Строптивость – это не проявление   негативизма,  направленного конкретно на какие-то ситуации, против конкретных личностей. Строптивость в данном случае – характеристика негативного отношения ребенка к миру и всему окружению.

Строптивость выражается бунтами. Это острое желание стать центром внимания.  Бунтуя, маленький человечек   показывает семье, что его мнение и желания столь же значимы, как и у остальных. Основные причины бунтов – желание заявить о себе.    Родителям часто кажется, что малыш трех лет осознанно принимает решение поиздеваться, постоянно что-то требуя  и доказывая, что его глупые желания должны быть исполнены немедленно. Осознанности здесь нет, есть желание заявить о себе, добиться внимания.

Кризис трех лет остро выражается в стремлении маленького человека быть самостоятельным.

В этом возрасте проявляются конфликты с другими детьми

Малыш выказывает любознательность, стремиться познать новое, разобраться в непонятных для него вещах, что в будущем благоприятно скажется на личностном формировании.   Но проблема и беда в том, что  малютка стремиться выполнять  взрослые дела, но в таком малом возрасте у него ничего не выходит. Итогом этого становятся рев и истерика.

В этом возрасте ребенок часто все ломает и портит

Кризис – это не всегда негатив. Причины такого кризиса – переход на новый уровень формирования личности.

Те явления, которые свойственны кризису трех лет,  скорее всего, шокируют большинство  счастливых родителей, дети которых не достигли кризисного периода.   Готовым надо быть, а вот испытывать страх совершенно ни к чему.   Сталкиваясь с аналогичными  явлениями в поведении ребенка, надо твердо знать о том, что внешние не очень приятные проявления являются обратной стороной позитивных перемен личности, которые составляют   смысл всякого кризисного перехода.

Главное требование – я все буду делать сама

В каждом периоде развития ребенка имеется совершенно особая, приемлемая только для этого возраста особенность. Данные особенности предназначены для того, чтобы ребенок постигал мир и учился осознавать себя.   Период, который был пережит до кризиса уходит в прошлое, уступая место новому этапу познания мира. Так утверждает психология. С наукой спорить не следует – поэтому надо понять и принять новый этап в жизни малыша.  Его личность развивается, характер формируется, весь организм и в физическом и психическом плане ведет конструктивную работу над собой.

Что делать окружающим?

Набраться спокойствия и еще раз спокойствия…

Основными проявлениями кризиса, которые тревожат родителей, являются «аффективные вспышки» – истерики, горькие слезы, необоснованные капризы. Конечно, такие явления могут присутствовать и в стабильных ситуациях, но они не бывают продолжительными и не характеризуются высокой  интенсивностью. Рекомендовать взрослым нужно следующее:  ничего не делать и не принимать решений до того момента, пока капризуля   не станет спокойным.   Дети в таком возрасте очень хорошо реагируют на какие-то новые явления в их жизни – будь то игрушка, книга или новый мультик – все это даст возможность отвлечь ребенка.

Главное – сохранять спокойствие

Совет: если не попробовать, то и не познать – пусть  ребенок совершает   ошибки у вас на глазах.

Попробуйте ненавязчиво предостеречь его, даже если он не воспринимает ваши слова. Но он их слышит. Получив негативный опыт, совершив ошибку, поняв вашу правоту, малыш в следующий раз хоть капельку, но прислушается.    В будущем такие уроки помогут ему преодолеть проблемы.

Но…родители должны научиться признавать в своем карапузике человека,  личность.  Считается (были исследованы реальные ситуации), что если со стороны родителей проявляются ограничения   самостоятельности, ребенка высмеивают, то у него формируется стыд за свое неумение, неловкость, непонимание. Ребенок теряет уверенность в себе.

Прочитайте эту памятку для родителей

Как быть? Дать возможность выбора, разрешить учиться на своих ошибках и…играть. В играх ребенок учится моделировать ситуации и решать проблемы. Именно так кризис трех лет проходит наиболее безболезненно.

5 характеристик, необходимых вашему бизнесу для восстановления после кризиса

Отчет Verde о поведении потребителей — 3 февраля 2021 г.

День сурка никогда не был таким значительным, как в этом году. Панксатонский Фил, по-видимому, объявил еще шесть недель зимы. На выжженном Западе мы говорим спасибо и приносим его! (Извините, жители Восточного побережья, мы знаем, что вам нужен перерыв.) Но давайте посмотрим правде в глаза, никто — особенно Билл Мюррей — не может вынести мысль о том, чтобы заново пережить прошлый год. Мы оптимистичны, что этого не произойдет.Но предприятиям все еще необходимо предпринять некоторые активные шаги (и некоторую историческую осведомленность), чтобы успешно продвигаться вперед.

Цифровое дежа вю

Если мы чему-то и научились из поведения покупателей во время пандемии, так это тому, что правила электронной коммерции. Итак, каков следующий шаг для цифровых брендов? Ну, естественно, найти место для кирпича и раствора в пригороде.

Мы видели похожий опыт во время массовых перестановок в розничной торговле (некоторые называют это розничным апокалипсисом или изменением размеров), которые начались в 2010 году.Сейчас, в разгар пандемии, когда близок обнадеживающий конец, появилась вторая волна брендов DTC, стремящихся открыть физические точки розничной торговли.

Retail Dive исследует, как цифровые бренды рассматривают избыток коммерческой недвижимости, вызванный пандемией, как возможность. «Многие обсуждают, что ритейлеры, в том числе бренды DTC, собираются активировать ускоритель в середине-конце этого года, чтобы сосредоточиться на открытии магазинов в 2022 году», — сказал Бен Лаззарески, исполнительный вице-президент по розничной торговле в JLL. сказал.

«Мы ожидаем, что они будут расширяться до уровня, предшествующего пандемии». [Для перспективы стоит отметить, что JLL — компания коммерческой недвижимости.]

Что все это значит? Во-первых, пока рано называть это тенденцией. Во-вторых, нет никакой бешеной спешки в захвате площади. Основные сообщения здесь:

  • Это было, было и будет продолжаться для удобства клиентов и их желаний. Поскольку пандемия бушует, это означает, что продукты прибывают к нам на порог.После пандемии это может означать некоторое возвращение к удовлетворению от того, что вы приносите домой продукт в тот же день, когда вы его покупаете.

  • Это спрос и предложение. Учитывая, что в 2020 году было закрыто 8 736 магазинов (кстати, по сравнению с 9 832 закрытиями в 2019 году), большой запас свободных площадей делает удачным момент для покупки или подписания договора аренды.

Экономично. Каналы DTC теоретически могут увеличить маржу, но затраты на маркетинг могут съесть эту потенциальную прибыль. Как говорится в статье:

«Стоимость привлечения клиентов в Интернете в конечном итоге становится непомерно высокой.Расходы Casper на продажи и маркетинг достигли 154,6 млн долларов в 2019 году, что на 22,5% больше, чем в предыдущем году. Chewy потратила 426,9 млн долларов на рекламу и маркетинг в 2019 году, что на 8,6% больше, чем в предыдущем году. А рекламные расходы Wayfair достигли 1,1 миллиарда долларов в 2019 году, что на 41,5% больше, чем в прошлом году».

Физические розничные магазины остаются ценным активом для создания бренда, узнаваемости и развития лояльности. Тайлер Хиггинс, руководитель отдела розничной торговли в AArete, говорит в статье: «Обычные магазины обладают уникальной ценностью, которую им почти невозможно получить только за счет цифрового следа.

Развитие устойчивого бизнеса

В исследовании организационной устойчивости компания Deloitte определила «…пять характеристик устойчивых организаций, которые обеспечивают и продвигают гибкие стратегии, адаптивные культуры, а также внедрение и эффективное использование передовых технологий». Что особенно примечательно, так это то, что компания Deloitte взяла интервью у начальников отдела по работе с клиентами (CXO) и следила за их исследованием. Другими словами, организационная устойчивость зависит от того, как ваши потребители взаимодействуют с вашим брендом, а также от того, что происходит за его пределами. занавес.

Пять характеристик:

  • Подготовка: Активное планирование как краткосрочных, так и долгосрочных возможностей.

  • Адаптивность: Интересно, что это меньше ориентировано на гибкую организацию и больше ориентировано на сотрудников. «Гибкость/приспособляемость, безусловно, была характеристикой рабочей силы, которую CXO назвали наиболее важной для будущего их организаций».

  • Сотрудничество: Преодоление разобщенности ускоряет принятие решений, снижает риски и способствует инновациям.

  • Надежность: Это относится к руководству и сотрудникам, внутренним и исходящим коммуникациям с ключевыми заинтересованными сторонами, воплощая подлинное сочувствие. Плохая новость: более 33% опрошенных CXO не были уверены в успехе своей организации в развитии доверия.

  • Ответственность: С другой стороны, 87% CXO уверены, что они уравновешивают потребности всех заинтересованных сторон и реагируют и адаптируются к потребностям, выходящим за рамки чистой прибыли.

Никогда не поздно внедрить эти качества в свою организацию. Но Deloitte говорит: делайте это быстро. Думать наперед — настоящий маркер успеха для тех компаний, которые восстанавливаются после кризиса.

3 Характеристики хорошей кризисной коммуникации – RMS

Стратегическая коммуникация во время кризиса необходима. В течение этого времени заинтересованные стороны ищут подтверждение того, что компания или человек учитывают его или ее наилучшие интересы. Если с кризисом не справиться должным образом, компания или человек будут бороться за возвращение своих стейкхолдеров.Вот 3 характеристики хорошей кризисной коммуникации для вашей компании:

1) Быстрота –  Во-первых, скорость имеет первостепенное значение. Это показывает заинтересованным сторонам, что они чрезвычайно важны. Кроме того, важно, чтобы вы сначала раскрывали новости, а не средства массовой информации. Например, когда новости о романе вот-вот должны были разлететься, Дэвид Леттерман раскрыл информацию своей аудитории в своем шоу раньше всех. Раскрыть это перед своей аудиторией было отличным шагом, потому что он уже понравился аудитории, и новость о романе по своей сути не испортила их мнение о нем.Напротив, Тайгер Вудс поступил наоборот, и его репутация по-прежнему подпорчена.

2) Ясность –  быть ясным означает сообщать всю историю сразу. Заинтересованные стороны не оценят задержку или утаивание информации. Пусть ваши заинтересованные стороны точно знают, что происходит сразу, вместо того, чтобы откладывать это или пытаться информировать их постепенно. Кроме того, если вы даете какие-либо обещания исправить кризис, убедитесь, что они достижимы и что вы выполняете их своевременно.

3) Согласованность –  убедитесь, что вся коммуникация с заинтересованными сторонами является последовательной. Вы должны обнаружить, что все ваши сообщения передают схожие тона и значения. Ключ к постоянству — честность. Таким образом, все представители вашей организации должны иметь актуальную информацию и обучение работе со СМИ, чтобы эффективно общаться.

Как это вписывается в исследование рынка? Большой клиентской базой RMS являются больницы, а также министерства здравоохранения и социальных служб, поскольку и те, и другие обязаны проводить опросы об удовлетворенности пациентов.Это вынуждает исследовательские фирмы следовать правилам и положениям HIPAA.

Серьезную озабоченность в связи с кризисом среди организаций в отрасли здравоохранения вызывает нарушение безопасности данных пациентов. Эту информацию иногда называют электронной защищенной медицинской информацией (EPHI). Поскольку маркетинговые исследования основаны на ответах участников, важно, чтобы люди чувствовали себя в безопасности, предоставляя организациям личную информацию. Один из способов успокоить участников — объявить, что вся информация является конфиденциальной и анонимной.

Стивен Бойер, главный технический директор BitSight Technology, сказал, что в отрасли здравоохранения произошло наибольшее количество нарушений безопасности, но они также медленнее всего реагировали на эти кризисы. Часто требовалось более пяти дней, чтобы полностью отреагировать на нарушение в системе здравоохранения. Бойер также сказал, что на черном рынке электронные медицинские карты пациентов продаются примерно по 20 долларов, а данные кредитных карт продаются примерно по 1 доллару за карту. Это одна из причин, почему нарушения в системе здравоохранения происходят так часто, а последствия высоки.

Вот несколько примеров кризисов безопасности данных в здравоохранении:

  • Пример № 1: Разумный ответ   – По словам Эрин Макканн, младшего редактора Healthcare IT News, в сентябре 2011 г. Stanford Hospital and Clinics уведомила около 20 000 пациентов о том, что их защищенная медицинская информация была размещена на общедоступном веб-сайте. Информация включала медицинские диагнозы и имена пациентов. Информация была размещена на общедоступном веб-сайте в течение почти одного года.«От наших подрядчиков прямо требуется принятие строгих мер безопасности для защиты конфиденциальности информации наших пациентов», — заявила Диана Мейер, директор по конфиденциальности Стэнфордской больницы и клиник в пресс-релизе. «Мы очень усердно работали, чтобы установить всех виновных. Ни один из сотрудников больницы не участвовал в размещении файла на веб-сайте. Мы продолжим принимать агрессивные меры, чтобы привлечь к ответственности все ответственные стороны».
  • Реакция:  Это заявление является справедливым ответом на этот кризис.Заявление было сделано в пресс-релизе, что означает, что оно не было настолько прямым для СМИ, как могло бы быть. Тем не менее, сообщение заявления было четким, возлагало вину и сообщало заинтересованным сторонам, что предпринимаются агрессивные действия.
  • Пример № 2: Better Response . По словам Макканна, Департамент общественного здравоохранения и социальных служб Монтаны (DPHHS) уведомил почти 1,3 миллиона человек о том, что хакеры получили доступ к серверу агентства почти за год, прежде чем их обнаружили.Это было одно из крупнейших нарушений HIPAA, о которых когда-либо сообщалось. «Мы приносим извинения за стресс, который вызовет это объявление», — сказал Ричард Х. Оппер, директор DPHHS. «DPHHS стремится отвечать на вопросы, которые могут возникнуть у клиентов и сотрудников, и помогать им воспользоваться услугами, которые мы предлагаем». DPHHS предоставила пострадавшим клиентам услуги кредитного мониторинга. Это утверждение лучше, потому что оно было сделано влиятельной и заслуживающей доверия фигурой. Оппер приносит извинения и сосредотачивается на том, как больница помогает заинтересованным сторонам.
  • Реакция:  Этот ответ также позволяет продолжить контакт с заинтересованными сторонами, что приводит к двусторонней связи. Услышав заявление, заинтересованные стороны поймут, что потребовалось много времени, чтобы обнаружить утечку, но DPHHS может предоставить ресурсы для обеспечения безопасности их личной информации.

RMS Healthcare – это консалтинговая фирма в области здравоохранения, которая предлагает различные услуги по исследованию рынка и консультационные услуги, касающиеся удовлетворенности пациентов, опросов населения и аккредитации NCQA.Если вы хотите узнать больше о том, что RMS может предложить и как мы можем помочь вашей организации, свяжитесь со Сьюзен Макссуин по адресу [email protected] или по телефону 1-866-567-5422.

5 Характеристики коммуникации в кризисных ситуациях

Последние сообщения Джессики Тифелс (см. все)

Правильная коммуникация в кризисных ситуациях имеет решающее значение как для того, чтобы пережить бурю, так и для выхода на другую сторону с постоянными клиентами, которые по-прежнему поддерживают вас.Как и в любой форме общения с клиентами, необходимо учитывать множество деталей, в том числе то, какой тон вы используете, вашу способность общаться с клиентом или клиентом, а также то, насколько хорошо вы управляете их эмоциями и отвечаете на их вопросы.

При подготовке пресс-релизов не полагайтесь на старые, устаревшие сообщения или типичную шаблонную версию эмпатии. Выделитесь и убедитесь, что коммуникация вашего стартапа оказывает влияние, помня об этих критических характеристиках кризисной коммуникации.


Эксклюзивные скидки и скидки StartupNation на продукты и аксессуары Dell: подробнее здесь


Эмпатия

Люди хотят быть услышанными и понятыми, особенно во время кризиса. Вот почему эмпатия является важнейшим элементом успешных кризисных коммуникаций. Не обращать внимания на то, что чувствуют ваши покупатели и клиенты, значит не замечать их как людей, не говоря уже о том, что вы упускаете возможность глубже понять друг друга.

«Мы все становимся более человечными, когда переживаем боль, и все мы становимся более тесно связаны, когда страдаем вместе.Эти эмоциональные реалии также актуальны, когда речь идет об отношениях между бизнесом и потребителями. Если мы будем страдать вместе, но при этом поддерживать друг друга, эти связи будут только укрепляться в долгосрочной перспективе», — сказал Олаф Акер, идейный лидер в области цифровых услуг для Strategy&.

Используйте это как возможность по-настоящему услышать своих клиентов и попрактиковаться в проявлении сочувствия. Лучший способ сделать это — позволить себе, своему бизнесу и своим сотрудникам быть уязвимыми. Мы все чувствуем тревогу, стресс и тревогу, и если вы позволите себе и своей команде поделиться этим, вы обнаружите, что больше связаны со своими клиентами и клиентами, чем когда-либо прежде.


Связанный: 10 SEO-советов и тактик для улучшения коммуникации во время COVID-19

Прозрачность

То, как вы действуете во время кризиса, может создать или разрушить ваш бренд. Клиенты и клиенты, вероятно, получают много противоречивой информации прямо сейчас, и они полагаются на то, что вы будете честны и прозрачны в том, чем вы делитесь.

Кэролайн Лиллер, вице-президент и старший менеджер по работе с клиентами компании 10x digital, объясняет в своем недавнем сообщении в блоге «Прозрачность и содержание: сейчас и всегда:

».

«Никто никогда не бывает полностью готов к кризису, но прозрачность реакции вашей компании помогает смягчить панику и нежелательные последствия для вашего бизнеса.Принцип прост: честность — лучшая политика. Четкая и точная коммуникация во время кризиса и, как правило, может повысить доверие к бренду и позволит вам точно управлять ожиданиями сотрудников и клиентов».

К счастью, прозрачность не требует дополнительного бюджета или обширного плана. Все, что для этого требуется, — это честно и открыто делиться информацией с самыми важными для вас людьми: вашими покупателями и клиентами.

Привнесите эту прозрачность во все свои коммуникации — от сообщений на веб-сайте до сообщений в социальных сетях — и не бойтесь проявлять эмоции.Выделите свой бренд среди конкурентов, будучи людьми, которые открыто делятся информацией.

Будьте ясны и лаконичны

Хорошие кризисные коммуникации ясны и лаконичны как в используемом словоупотреблении, так и в выбранном вами средстве. Во времена страха и неуверенности клиенты и клиенты хотят знать, что вы делаете, как это влияет на них и чего они могут ожидать без лишних слов. Не заставляйте их гадать и не заставляйте их читать строки.

В первую очередь проясните основное сообщение и поместите его в начало всех сообщений, а не покупайте его на жаргоне.Используйте эту трехступенчатую формулу для разработки четких и лаконичных сообщений:

  • Определите заинтересованные стороны: сотрудников, членов правления, клиентов и т. д. У вас будут разные сообщения для каждой группы.
  • Определите ваши каналы связи: Видео, сообщение в блоге, пресс-релиз?
  • Черновики сообщений и безопасные утверждения: Соберите всех на одной странице, прежде чем делиться какими-либо сообщениями, чтобы обеспечить ясность.  

Будьте разговорчивы

Не просто говорите со своими клиентами в кризисной ситуации, делитесь обновлениями и актуальным контентом, как и все остальные, — ведите беседу, используя диалоговый маркетинг.По словам Джитендры Гидвани, основателя RightlyWritten, эта тактика «отдает приоритет качественной обратной связи» и честному разговору в своем руководстве по диалоговому маркетингу.

Он продолжает: «Идея о том, что вы можете построить прочные отношения с клиентами посредством качественного разговора с течением времени, — это не просто анекдотическое предположение; ощущение того, что их искренне слышат, — это единственное, что, скорее всего, удержит клиентов преданными бренду».

Как вы помогаете диалоговому маркетингу во время кризиса? Вы получаете правильные инструменты для таких разговоров, а не просто задаете вопросы или даете ответы.

Вот несколько полезных инструментов:

  • Чат с искусственным интеллектом
  • Прослушивание социальных сетей
  • Автоматические электронные письма с просьбой оставить отзыв или предложить личные звонки

Подпишитесь: Получайте информационный бюллетень StartupNation!

Быть клиентоориентированным

Вы продвигаете сообщения и контент просто для того, чтобы сделать это, или кризисный контент, который вы создаете, приносит пользу вашим клиентам? Ваш первый вопрос всегда должен звучать так: «Есть ли у нас явный клиент для этого контента?» Когда вы разрабатываете сообщения во всех формах, вы должны знать, для кого предназначено сообщение и контент, чтобы наиболее достоверно и мощно установить связь с этим клиентом.

Например, вы можете опубликовать сообщение в блоге для всех клиентов, а также создать более персонализированное электронное письмо для своих основных клиентов. Знание своей аудитории является ключом к созданию сообщения, которое находит отклик и представляет ценность, а не существует просто потому, что вы должны что-то сказать.

Улучшите свои кризисные коммуникации

Отшлифуйте свои кризисные коммуникации, убедившись, что каждый пресс-релиз, который вы пишете, публикация в социальных сетях, которой вы делитесь, или телефонный звонок, которым вы пользуетесь, имеют эти ключевые характеристики.Если вы сможете сделать это правильно, вы выйдете из бури с более прочной связью с покупателями и клиентами, а также с брендом, который люди запомнят.

Характеристики и исходы у детей с коронавирусной инфекцией 2019 (COVID-19), госпитализированных в детские отделения интенсивной терапии США и Канады | Медицина интенсивной терапии | JAMA Педиатрия

Ключевые моменты

Вопрос Каков был ранний опыт коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) в детских отделениях интенсивной терапии (PICU)?

Находки В этом поперечном исследовании 46 отделений интенсивной терапии Северной Америки в период с 14 марта по 3 апреля 2020 г. 48 детей были госпитализированы в 14 отделений интенсивной терапии в США и ни одного в Канаде.В общей сложности 40 детей (83%) имели ранее существовавшие сопутствующие заболевания, 35 (73%) имели респираторные симптомы и 18 (38%) нуждались в инвазивной вентиляции легких, а уровень госпитальной летальности составил 4,2%.

Значение Это раннее исследование показывает, что COVID-19 может привести к значительному бремени болезни у детей, но подтверждает, что тяжелые заболевания встречаются реже, а ранние результаты госпитализации у детей лучше, чем у взрослых.

Важность Недавняя и продолжающаяся пандемия коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) нанесла беспрецедентный урон взрослым, тяжело больным инфекцией COVID-19.Хотя есть доказательства того, что бремя инфекции COVID-19 у госпитализированных детей меньше, чем у их взрослых, на сегодняшний день имеется лишь ограниченное количество отчетов, описывающих COVID-19 в детских отделениях интенсивной терапии (PICU).

Цель Обеспечить раннее описание и характеристику инфекции COVID-19 в отделениях интенсивной терапии Северной Америки, уделяя особое внимание форме проявления, наличию сопутствующих заболеваний, тяжести заболевания, терапевтическим вмешательствам, клинической траектории и ранним исходам.

Дизайн, сеттинг и участники Это поперечное исследование включало детей с положительным результатом на COVID-19, поступивших в 46 отделений интенсивной терапии Северной Америки в период с 14 марта по 3 апреля 2020 г. с последующим наблюдением до 10 апреля 2020 г.

Основные результаты и меры Догоспитальные характеристики, клиническая траектория и госпитальные исходы у детей, поступивших в отделения интенсивной терапии с подтвержденной инфекцией COVID-19.

Результаты Из 48 детей с COVID-19, поступивших в участвующие отделения интенсивной терапии, 25 (52%) были мальчиками, а средний (диапазон) возраст составлял 13 (4,0 года).2-16,6) лет. Сорок пациентов (83%) имели ранее существовавшие серьезные сопутствующие заболевания; у 35 (73%) были респираторные симптомы, а 18 (38%) потребовалась инвазивная вентиляция легких. У одиннадцати пациентов (23%) была недостаточность 2 и более систем органов. Экстракорпоральная мембранная оксигенация потребовалась 1 пациенту (2%). Таргетная терапия использовалась у 28 пациентов (61%), причем гидроксихлорохин был наиболее часто используемым препаратом либо отдельно (11 пациентов), либо в комбинации (10 пациентов). По завершении периода наблюдения 2 пациента (4%) умерли, 15 (31%) все еще находились в стационаре, 3 по-прежнему нуждались в искусственной вентиляции легких и 1 — в экстракорпоральной мембранной оксигенации.Медиана (диапазон) продолжительности пребывания в отделении интенсивной терапии и больнице для выписанных составляла 5 (3–9) дней и 7 (4–13) дней соответственно.

Выводы и актуальность В этом раннем отчете описывается бремя инфекции COVID-19 в отделениях интенсивной терапии Северной Америки и подтверждается, что тяжелое заболевание у детей является значительным, но гораздо менее частым, чем у взрослых. Догоспитальные сопутствующие заболевания, по-видимому, являются важным фактором у детей. Эти предварительные наблюдения обеспечивают важную платформу для более масштабных и обширных исследований детей с инфекцией COVID-19.

Пандемия коронавирусной болезни 2019 (COVID-19), заболевания, вызванного коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2), представляет собой глобальную медицинскую и экономическую катастрофу в масштабах, невиданных за последние 100 лет. Заражение человека новым вирусом SARS-CoV-2 впервые было зарегистрировано в Ухане, провинция Хубэй, Китай, в конце ноября 2019 года. Центры США по контролю и профилактике заболеваний (CDC) сообщили о первом заражении человека в Северной Америке 14 января 2020. 1 На сегодняшний день более 3 миллионов человек во всем мире заразились COVID-19, в результате чего погибло более 215 000 человек, при этом региональные показатели смертности колеблются от менее 1% до 12%. 2

В двух первоначальных обсервационных исследованиях из Ухани сообщалось, что младенцы и дети реже переносят тяжелое течение COVID-19 по сравнению со взрослыми. 3 ,4 В первом отчете данных Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний 3 отмечено, что только 1.3% из 72 314 пациентов с диагнозом COVID-19 были моложе 20 лет. В последующем отчете о 171 ребенке младше 16 лет, госпитализированном в Ухане, 4 только трое были госпитализированы в отделение интенсивной терапии (ОИТ), и 1 из этих детей умер. Сообщалось, что общая тяжесть заболевания у детей была значительно легче, чем у взрослых. В недавнем Еженедельном отчете CDC о заболеваемости и смертности , опубликованном 6 апреля 2020 г., 5 , сообщается, что 1,7% из почти 150 000 известных случаев заражения COVID-19 в США приходится на детей.Из 2572 педиатрических случаев 15 были госпитализированы в отделение интенсивной терапии, и известно, что трое детей умерли.

14 марта 2020 г. было официально оформлено новое добровольное международное сотрудничество PICU COVID-19, в которое вошли более 300 педиатрических специалистов в отделениях интенсивной терапии (PICU) и инфекционистов из более чем 100 крупнейших детских больниц на 6 континентах. 6 Целью сотрудничества был обмен передовым опытом и информацией в режиме реального времени со всего мира о критических заболеваниях, вызванных COVID-19 у детей.С тех пор группа встречается на виртуальных платформах для встреч два раза в неделю или еженедельно, и на каждой встрече обсуждаются соответствующие темы и происходит обмен опытом, чтобы все участники извлекали пользу из опыта других и вносили свой вклад в него. В настоящее время более 50 педиатрических больниц Северной Америки участвуют и предоставляют данные этому сотрудничеству. Цель этого отчета — предоставить раннее описание и характеристику инфекции COVID-19 в отделениях интенсивной терапии Северной Америки, уделяя особое внимание форме проявления, наличию сопутствующих заболеваний, терапевтическим вмешательствам, тяжести заболевания и клиническому течению, а также ранним исходам.Следует отметить, что в течение 3 недель этого окна выборки несколько отделений интенсивной терапии в США были полностью или частично перепрофилированы для оказания помощи тяжелобольным взрослым пациентам с COVID-19, и хотя мы включили эти места и пациентов в этом отчете, здесь мы ориентируемся на опыт пациентов моложе 21 года.

Мы провели ретроспективный обзор медицинских карт педиатрических пациентов, поступивших в 46 участвующих в Северной Америке отделениях интенсивной терапии с подтвержденной инфекцией COVID-19 в период с 14 марта по 3 апреля 2020 г., с последующим наблюдением до 10 апреля 2020 г.Медицинский колледж Бейлора служил координационным центром данных для этого исследования и получил одобрение институционального наблюдательного совета (IRB) с отказом от информированного согласия как для местного, так и для совместного сбора данных. Отдельные учреждения, предоставившие данные, получили одобрение местного IRB или освобождение от сбора и обмена данными. Все данные пациентов были деидентифицированы в отношении дат рождения или дат поступления и выписки или смерти.

Данные пациентов включали возраст и пол, ранее существовавшие сопутствующие заболевания (т. е. болезни сердца, задержку развития, диабет, иммунные нарушения, злокачественные новообразования, медицинские осложнения, ожирение, посттрансплантационные и трахеостомические) и тип проявления (т. е. бессимптомное, респираторное, желудочно-кишечное, неврологический или кровеносный).Мы описываем клиническое течение с точки зрения наличия и характера органной недостаточности, максимальной респираторной поддержки (т. е. интубации, неинвазивной вентиляции, высокопоточной назальной канюли, оксигенотерапии или ее отсутствия), дополнительной респираторной поддержки (т. е. ингаляции оксида азота и вентиляция в положении лежа) и дополнительная органная поддержка, включая вазоактивные препараты, заместительную почечную терапию, плазмаферез и экстракорпоральную мембранную оксигенацию (ЭКМО). Далее мы представляем информацию о фармакотерапии, направленной на модулирование клинических эффектов инфекции COVID-19 (например, гидроксихлорохин, азитромицин, ремдесивир и тоцилизумаб).Клинические исходы на момент закрытия данных включали выживаемость, продолжительность вентиляции и продолжительность пребывания в отделении интенсивной терапии и госпитализации для пациентов, у которых были полные данные.

Мы признаем различия в практике и критериях поступления в отделения интенсивной терапии; наша когорта включает специализированные отделения патогенов, адаптированные к остроте, а также традиционные отделения интенсивной терапии. Чтобы помочь включить это разнообразие в значимую совокупность данных, мы классифицировали тяжесть заболевания в соответствии с 1 из 4 категорий: легкое заболевание, включая лихорадку, боль в горле, кашель и/или миалгию без одышки; умеренное заболевание, включая лихорадку, одышку и/или визуализацию органов грудной клетки, соответствующие пневмонии, вызванной SARS-CoV-2, и отсутствие изменений по сравнению с исходными требованиями при длительной респираторной поддержке; тяжелое заболевание, включая лихорадку, одышку и/или визуализацию органов грудной клетки, характерную для пневмонии, вызванной SARS-CoV-2, с новой или повышенной потребностью в дополнительном кислороде и/или потребности в искусственной вентиляции легких; и критическое заболевание, включая дыхательную недостаточность, требующую искусственной вентиляции легких, острый респираторный дистресс-синдром, синдром шока или системной воспалительной реакции и/или полиорганную недостаточность.Результаты носят описательный характер и представлены в виде абсолютных чисел и процентов или в виде медиан и межквартильных диапазонов, в зависимости от обстоятельств. Анализ проводился с помощью Excel версии 16.16.21 (Microsoft).

Из 48 детей с COVID-19, поступивших в участвующие отделения интенсивной терапии, 25 (52%) были мальчиками, а средний (диапазон) возраст составлял 13 (4,2–16,6) лет (таблица 1). Из 46 больниц в этой удобной выборке 40 были расположены в США и 6 в Канаде. Из них 30 детских больниц, включая все 6 канадских больниц, не принимали пациентов в критическом состоянии с подтвержденной инфекцией COVID-19 в течение периода исследования.Две больницы в США госпитализировали детей с положительным результатом на COVID-19 в отделение интенсивной терапии, но не смогли получить одобрение IRB в течение ограниченного периода времени. Остальные 14 больниц, все в США, в период с 14 марта по 3 апреля 2020 г. приняли в ОИТН 58 пациентов с подтвержденной инфекцией COVID-19. Количество пациентов в критическом состоянии, поступивших в отдельные ОИТН в этой выборке, варьировалось от 1 до 17, в среднем 3 госпитализации на единицу. Возрастной диапазон госпитализированных пациентов был от 26 дней до 45 лет.В общей сложности 48 из 58 пациентов (83%) были детьми в возрасте 21 года и младше. Десять пациентов были взрослыми старше 21 года и были госпитализированы в 3 из участвующих отделений интенсивной терапии: 2 госпитализировали по 1 взрослому и 1 госпитализировали 8 взрослых. Педиатрические данные будут представлены в этом обзоре.

Характеристики пациентов и клинические траектории

Диагноз инфекции COVID-19 был подтвержден полимеразной цепной реакцией мазков из носа.У одного пациента (существующего стационарного пациента) был подтвержден положительный результат на COVID-19 при обычном контрольном мазке, но он оставался бессимптомным с этой точки зрения в течение этого периода исследования. Из остальных, у большинства были респираторные симптомы, в то время как те, кто классифицировали с другими проявлениями, включали 3 с диабетическим кетоацидозом, требующим госпитализации в отделение интенсивной терапии, и маленького ребенка с серповидно-клеточной анемией и вазоокклюзионным кризисом, проявляющимся прежде всего болью в костях. В этой педиатрической когорте преобладали серьезные сопутствующие заболевания: 24 пациента (50%) имели 1 сопутствующие заболевания, 8 (17%) — 2 и 9 (19%) — 3 и более серьезных сопутствующих заболеваний.При поступлении 33 (69%) были в тяжелом или критическом состоянии, 12 (25%) нуждались в вазоактивных препаратах, и, в то время как недостаточность одного органа (дыхательная) затрагивала больше всего, 11 (23%) испытывали недостаточность 2 или более систем органов. В общей сложности 39 пациентам (81%) потребовалась респираторная поддержка, которая превышала их исходный уровень, из которых 21 (44%) лечили неинвазивно. Остальным 18 пациентам (38%) потребовалась эндотрахеальная или трахеостомическая вентиляция легких. Дополнительные вентиляторные вмешательства или экстракорпоральная терапия потребовались у 6 детей (13%).Непрерывная заместительная почечная терапия не требовалась в педиатрической когорте.

Клиницисты нацеливались на вирусную инфекцию с помощью различных специфических методов лечения у 28 пациентов (61%). Наиболее распространенным из них был гидроксихлорохин, либо в качестве отдельного агента, либо в комбинации. Азитромицин применялся у 8 детей в качестве монотерапии у 1 пациента и в комбинации с гидроксихлорохином у остальных 7 пациентов. Ремдисивир применялся у 8 пациентов, в том числе в монотерапии у 2 и в комбинации у 6.Тоцилизумаб применяли у 5 детей, в том числе в качестве монотерапии у 1 пациента, в комбинации с гидроксихлорохином у 1, в комбинации с гидроксихлорохином и азитромицином у 1, в комбинации с гидроксихлорохином и ремдисивиром у 1, в комбинации с реконвалесцентной плазмой у 1.

На момент составления настоящего отчета из 18 детей в критическом состоянии, нуждавшихся в инвазивной вентиляции, 2 умерли, 3 по-прежнему нуждаются в искусственной вентиляции легких, 7 прекратили искусственную вентиляцию легких, но остаются в больнице, а 6 были выписаны из больницы (таблица 2).Общий уровень летальности в этом перекрестном исследовании составлял 4,2% на момент составления отчета. Умершие пациенты были в возрасте 12 и 17 лет; у обоих были сопутствующие заболевания и развилась полисистемная недостаточность органов, а у 1 был грамотрицательный сепсис до развития COVID-19. Пятнадцать детей (31%) все еще были госпитализированы, в том числе 5 в критическом состоянии, 1 все еще на ЭКМО. Для тех пациентов, которые завершили ОРИТ и госпитализировались (они либо умерли, либо были выписаны), медиана (межквартильный диапазон) продолжительности пребывания в ОРИТ и стационаре составила 5 (3–9) дней и 7 (4–13) дней соответственно.

В этом перекрестном исследовании мы сообщаем о характеристиках и клиническом течении тяжелобольных младенцев и детей с COVID-19 в 46 детских больницах в Северной Америке в период с 14 марта по 3 апреля 2020 г. Примечательно, что только 35% больницы, участвовавшие в исследовании, сообщали о госпитализации детей с инфекцией COVID-19 в отделения интенсивной терапии, и за период исследования не было случаев госпитализации пациентов с COVID-19 в канадские отделения интенсивной терапии. Из 48 детей в этой серии 18 (38%) потребовалась инвазивная вентиляция легких, и все, кроме 2, выжили, что отражает заметное снижение бремени болезни от COVID-19 у детей по сравнению со взрослыми.Учитывая растущую распространенность инфекции среди населения в целом в Северной Америке, вполне вероятно, что длительный период выборки в будущем обнаружит более высокую распространенность госпитализации детей с COVID-19. Тем не менее, наше намерение здесь состоит в том, чтобы предоставить педиатрическому сообществу раннюю характеристику проявлений и раннего клинического течения тяжелобольных детей, инфицированных COVID-19.

В соответствии с несколькими другими первоначальными отчетами о COVID-19 у детей, наше исследование показало, что клиническое течение COVID-19 гораздо менее тяжелое, а результаты госпитализации у детей в критическом состоянии лучше, чем у взрослых.Как и у взрослых, в нашей серии сопутствующие заболевания были распространены более чем у 80% из 48 младенцев и детей, госпитализированных с серьезными заболеваниями от COVID-19. Однако в этой серии мы обнаружили, что наиболее распространенной сопутствующей патологией была сложная с медицинской точки зрения, определяемая как дети, у которых была длительная зависимость от технической поддержки (включая трахеостомию), связанная с задержкой развития и/или генетическими аномалиями. Хотя трудно провести параллели между детьми и взрослыми при рассмотрении сопутствующих заболеваний, дети часто несут последствия врожденных заболеваний в отличие от взрослых, у которых сопутствующие заболевания часто приобретаются и могут быть связаны с образом жизни.Ожирение, которое обычно является приобретенным фактором риска, становится важным фактором риска для пациентов с COVID-19 и было зарегистрировано у 48% госпитализированных взрослых. 7 В нашей серии исследований ожирение было заметно как сопутствующее заболевание, особенно у детей старшего возраста, хотя наши показатели были значительно ниже (у 20,5% детей в возрасте 6 лет и старше было ожирение).

Как и следовало ожидать, у большинства этих пациентов были респираторные симптомы, но относительная доля таких пациентов (73%) оказывается ниже, чем в недавно опубликованной серии случаев у критически больных взрослых из Сиэтла, штат Вашингтон, регион 8 , где острая гипоксическая дыхательная недостаточность присутствовала у всех пациентов, поступивших в отделения интенсивной терапии.У важной группы пациентов в нашей серии были только минимальные или отсутствующие респираторные симптомы, но другие важные симптомы, которые требовали госпитализации в отделение интенсивной терапии. К ним относятся вазоокклюзионные кризы на фоне серповидноклеточной анемии, диабетического кетоацидоза, судорог и циркуляторного коллапса. Несмотря на то, что появляется все больше неподтвержденных сообщений о заболевании COVID-19, проявляющемся симптомами желудочно-кишечного тракта, включая боль в животе, только 1 ребенок в нашей серии был представлен таким образом. Можно предположить, что, если проявления со стороны желудочно-кишечного тракта преобладают у более молодых пациентов с инфекцией COVID-19, то на самом деле они могут быть связаны с более легкими клиническими проявлениями и, следовательно, обычно не требуют госпитализации в ОИТН.

Из пациентов, нуждающихся в какой-либо респираторной поддержке, 18 (38%) нуждались в эндотрахеальной или трахеостомической вентиляции, а 3 продолжали вентиляцию легких в конце периода исследования. Вентиляция на животе, которая в некоторых центрах стала почти рутинной как у интубированных, так и у неинтубированных взрослых с дыхательной недостаточностью, использовалась у 2 пациентов в этой серии. Курс PICU осложнился недостаточностью дополнительных органов у значительного меньшинства пациентов. Одному пациенту с фоновой кардиомиопатией потребовалась вено-артериальная ЭКМО по поводу кардиогенного шока, и он все еще получал ЭКМО (4-й день ЭКМО) в конце периода исследования.Одному больному с полиорганной недостаточностью (почечной, сердечно-сосудистой и печеночной) проведен плазмаферез. Ни один пациент не начал заместительную почечную терапию.

Нас могут с осторожностью обнадежить результаты госпитализации пациентов в этой серии, при этом общая смертность в отделении интенсивной терапии в конце нашего периода наблюдения составляет менее 5% по сравнению с опубликованной смертностью от 50% до 62% среди взрослых, поступивших в отделение. отделение интенсивной терапии. 8 ,9 Однако, даже если мы исключим подгруппу пациентов с легкими или умеренными симптомами при поступлении, скорректированный уровень смертности (6%) остается низким по сравнению со взрослыми.

Несмотря на то, что в настоящее время нет основанных на доказательствах эффективных методов лечения COVID-19, насколько нам известно, мы отмечаем, что большинство младенцев и детей, поступивших в отделение интенсивной терапии в этой серии, получили как минимум 1 курс лечения, направленный на модулирование течения инфекции. Подобно опыту взрослых на сегодняшний день, гидроксихлорохин был наиболее часто используемым агентом в нашей серии, либо отдельно, либо в комбинации с 1 или более другими агентами, включая азитромицин, противовирусный ремдисивир и антитело к рецептору интерлейкина-6 тоцилизумаб. 10 -12 Важно отметить, что Американское общество инфекционистов недавно рекомендовало ограничить любые предлагаемые методы лечения инфекции COVID-19 рамками официальных клинических испытаний из-за продолжающегося отсутствия доказанной эффективности и , в некоторых случаях, увеличивая опасения относительно профилей побочных эффектов. 13

Наконец, важно подчеркнуть, что общее бремя инфекции COVID-19 у детей остается относительно низким по сравнению с сезонным гриппом.По состоянию на 28 апреля 2020 г. CDC сообщает о 8 случаях смерти детей в возрасте 14 лет и младше, связанных с инфекцией COVID-19, в то время как в сезоне 2019–2020 гг. 81 из них приходится на 2020 год. для текущего профилактического поддержания здоровья детей в течение этого времени.

Наше исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, учитывая ограниченное эффективное тестирование на COVID-19 в Северной Америке во время нашего исследования, возможно, что на наши результаты повлияла систематическая ошибка. То есть госпитализированные тяжелобольные дети в течение этого периода выборки могли не пройти тестирование из-за отсутствия подозрения на заболевание, возможности тестирования или того и другого. Кроме того, в то время как 15 детей все еще были госпитализированы в конце наблюдения, меньшинство (менее 20%) все еще были тяжело или критически больны, и большинство этих пациентов, которые ранее были интубированы, к тому времени были экстубированы или вернулись к их базовая респираторная поддержка.Тем не менее, очевидно, что ограниченный 7-дневный период наблюдения за последними госпитализированными детьми в этой серии не исключает возможности худших исходов, которые еще предстоит развить в этой когорте. Кроме того, наше представление здесь экспериментальных методов лечения, применяемых в этой серии тяжелобольных детей с COVID-19, носит чисто описательный характер и не предполагает какой-либо возможной пользы от этих методов лечения. Безопасное и эффективное лечение COVID-19 у тяжелобольных детей еще предстоит продемонстрировать в ходе тщательных клинических испытаний.

Пандемия COVID-19 оказала катастрофическое воздействие на глобальное здравоохранение. Насколько нам известно, это раннее многоцентровое перекрестное исследование является первым в своем роде в США и дополняет новые данные о младенцах и детях, инфицированных COVID-19. Мы обнаружили, что тяжесть заболевания у младенцев и детей с COVID-19 была намного меньше, чем у взрослых, при этом большинство отделений интенсивной терапии в Северной Америке не сообщали о поступлении детей с этим заболеванием в течение периода исследования.Из тяжелобольных детей с COVID-19 более 80% имели серьезные хронические сопутствующие заболевания. Общая выживаемость и исходы критических состояний у младенцев и детей с COVID-19 в этой серии были намного лучше, чем у взрослых пациентов. В настоящее время наши данные показывают, что дети подвергаются гораздо большему риску критического заболевания от гриппа, чем от COVID-19. Наши наблюдения обеспечивают важную платформу для дальнейших подробных исследований COVID-19 у детей с более крупными когортами и более длительными периодами наблюдения.

Принято к публикации: 29 апреля 2020 г.

Автор, ответственный за переписку: Лара С. Шекердемиан, доктор медицинских наук, MHA, Детская больница Техаса, Медицинский колледж Бейлора, 6651 Мейн-стрит, Хьюстон, Техас 77030 ([email protected] орг).

Опубликовано в Интернете: 11 мая 2020 г. doi:10.1001/jamapediatrics.2020.1948

Вклад авторов: Д-р Шекердемян имел полный доступ ко всем данным исследования и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн исследования : Шекердемиан, Риггс, Холл, Макгуайр, Бернс.

Сбор, анализ или интерпретация данных : Шекердемиан, Махмуд, Вулф, Росс, Маккирнан, Хайдеманн, Клейнман, Сен, Холл, Пристли, Макгуайр, Букас, Шаррон, Бернс.

Составление рукописи : Шекердемян, Клейнман, Бернс.

Критическая проверка рукописи на наличие важного интеллектуального содержания : Все авторы.

Статистический анализ : Шекердемян, Махмуд.

Административная, техническая или материальная поддержка : Риггс, Маккирнан, Хайдеманн, Клейнман, Холл, Пристли, Шаррон, Бернс.

Надзор за исследованием : Пристли, Букас, Шаррон.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Доктор Кляйнман получил гранты от Администрации службы ресурсов здравоохранения. Других раскрытий не поступало.

Информация о группе: В состав Международного коллектива отделения интенсивной терапии COVID-19 входят следующие лица: Канада: Детская больница Столлери, Эдмонтон, Альберта : Аллан де Кан, доктор медицины; BC Детская больница, Ванкувер, Британская Колумбия : Шринивас Мурти, доктор медицины; Детская больница Макмастера, Гамильтон, Онтарио : Карен Чун, MB, MSc; Детская больница Восточного Онтарио, Оттава, Онтарио : Фуад Алнаджи, доктор медицины; Больница для больных детей, Торонто, Онтарио : Энн Мари Гергуриан, доктор медицины; Университетская больница Сент-Жюстин, Монреаль, Квебек : Женевьев Дюпон, доктор медицины, магистр наук; и Centre Mère-Enfant Soleil du CHU de Québec, Quebec City, Quebec : Matthew Weiss, MD; США: Детская больница Баннер Кардон, Феникс, Аризона : Юнис Юн, доктор медицины; Детская больница Феникса, Феникс, Аризона : Джошуа Кох, доктор медицины; Детская больница Лос-Анджелеса, Лос-Анджелес, Калифорния : Хосе Пинеда, доктор медицинских наук, MSCI; Детская больница Рэди, Сан-Диего, Калифорния : Хелен Харви, доктор медицины, магистр медицины; Детская больница Бениоффа, Сан-Франциско, Калифорния : Джеффри Файнман, доктор медицины; Детская больница Колорадо, Аврора : Тодд Карпентер, доктор медицины; Университет Айовы, Айова-Сити : Элизабет Ньюэлл, доктор медицины; Медицинский центр Университета Тафтса, Бостон, Массачусетс : Лиза Дельсиньор, доктор медицины; Мемориальный медицинский центр Массачусетского университета, Вустер : Скотт Бейтман, доктор медицины; Клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота : Ю Каваи, доктор медицины; Детская больница и медицинский центр, Омаха, Небраска : Сидхарт Махапатра, доктор медицинских наук; Медицинский центр Дартмут-Хичкок, Ливан, Нью-Гэмпшир : Келли Корбетт, доктор медицины; Университетская больница Роберта Вуда Джонсона, Нью-Брансуик, Нью-Джерси : Харипрем Раджасекар, доктор медицины; Детский медицинский центр Коэна, Нью-Йорк, Нью-Йорк : Тодд Свеберг, доктор медицины; Медицинский центр Университета Дьюка, Дарем, Северная Каролина : Алекс Ротта, доктор медицины; Детская больница Цинциннати Медицинский центр, Цинциннати, Огайо : Эрика Сталец, доктор медицины; Орегонский университет здоровья и науки, Портленд : Эйлин Кирби, доктор медицины; Детская больница Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания : Радж Анеха, доктор медицины; Детская больница Джанет Вайс, Данвилл, Пенсильвания : Ричард Ламберт, доктор медицины; Penn State Children’s Hospital, Hershey, Pennsylvania : Gary Ceneviva, MD; Центр медицинских наук Университета Теннесси, Мемфис : Самир Шах, доктор медицины; Детская больница Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси : Кэти Бойл, доктор медицины; Техасский юго-западный университет, Даллас : Синди Дарнелл-Боуэнс, доктор медицины; Медицинский центр Университета Юты, Солт-Лейк-Сити : Джилл Суини, доктор медицины, магистр делового администрирования; Детская больница Ричмонда в VCU, Ричмонд, Вирджиния : Алия О’Мира, доктор медицины; и Inova Medical Group, Falls Church, Virginia : Heidi Dalton, MD.

Дополнительные взносы: Мы благодарим всех наших североамериканских сотрудников в рамках Международного сотрудничества PICU COVID-19.

2. Медицинский университет Джонса Хопкинса. Панель мониторинга COVID-19 Центра системных наук и инженерии (CSSE) Университета Джона Хопкинса (JHU). По состоянию на 28 апреля 2020 г. https://coronavirus.jhu.edu/map.html3.Wu Z, МакГуган ДжМ. Характеристики вспышки коронавирусной болезни 2019 г. (COVID-19) в Китае и важные уроки: краткое изложение отчета Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний о 72314 случаях.  ДЖАМА . 2020;323(13):1239-1242. doi:10.1001/jama.2020.2648PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Garg С, Ким Л, Уитакер М, и другие; Центры США по контролю и профилактике заболеваний. Показатели госпитализации и характеристики пациентов, госпитализированных с лабораторно подтвержденным коронавирусным заболеванием, 2019 г.—COVID-NET, 14 штатов, 1–30 марта 2020 г.   MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2020;69(15):458-464. doi:10.15585/mmwr.mm6915e3PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Бхатраджу ПК, Гассемия БиДжей, Николс М, и другие. Covid-19 у пациентов в критическом состоянии в Сиэтле — серия случаев. N Engl J Med . Опубликовано в сети 20 марта 2020 г. doi:10.1056/NEJMoa2004500PubMedGoogle Scholar9.Yang Х, Ю Ю, Сюй Дж, и другие. Клиническое течение и исходы тяжелобольных пациентов с пневмонией SARS-CoV-2 в Ухане, Китай: одноцентровое ретроспективное обсервационное исследование.  Ланцет Респир Мед .Опубликовано в сети 24 февраля 2020 г. doi:10.1016/S2213-2600(20)30079-5PubMedGoogle Scholar11.Costanzo М, Де Джильо МАР, Ровиелло ГН. SARS-CoV-2: недавние сообщения о противовирусной терапии на основе лопинавира/ритонавира, дарунавира/умифеновира, гидроксихлорохина, ремдесивира, фавипиравира и других препаратов для лечения нового коронавируса.  Curr Med Chem . Опубликовано в сети 16 апреля 2020 г. doi:10.2174/0929867327666200416131117PubMedGoogle Scholar12.Di Giambenedetto С, Чиккулло А, Боргетти А, и другие; Группа ДЖЕМЕЛЛИ ПРОТИВ COVID-19.Использование тоцилизумаба не по прямому назначению у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2. J Med Virol . Опубликовано в сети 16 апреля 2020 г. doi:10.1002/jmv.25897PubMedGoogle Scholar

Пошаговое руководство по составлению плана антикризисного управления

После того, как вы сформировали команду антикризисного управления, пересмотрите миссию и ценности вашей организации и убедитесь, что ваш план отражает эти цели. Сохранение общей миссии и ценностей вашей компании на переднем плане гарантирует, что ваши решения будут отдавать приоритет честности, прозрачности и уважению к жизни и обществу.Затем обязательно определите главные стратегические приоритеты вашей организации в условиях кризиса, например способность продолжать выполнять заказы.

«Хороший план начинается с определения стратегических целей организации, борющейся со сбоями. Создайте свой план в контексте антикризисного управления всеми опасностями, в котором приоритет отдается безопасности жизни», — говорит Брайан Строузер, генеральный директор Bryghtpath LLC, консалтинговой фирмы по кризисному управлению. Строузер также является бывшим руководителем отдела антикризисного управления и обеспечения непрерывности бизнеса Target Corporation.

Определите все потенциальные типы кризисов, с которыми может столкнуться ваш бизнес, а затем ранжируйте их по степени вероятности и серьезности. Ваш основной план будет включать ответы, применимые к наиболее вероятным кризисам.

Определение вероятности также потребует анализа ваших уязвимых мест, потому что они могут сыграть роль в кризисе, вызванном или усугубленном изнутри. Например, если у вас неадекватные протоколы обращения с летучими химическими веществами, гораздо более вероятны взрыв или пожар.Этот процесс прольет свет на слабые стороны и даст вам возможность устранить их на ранней стадии, возможно, предотвратив возникновение кризиса.

Характер вашего бизнеса будет определять конкретные риски и уязвимости, которые вы оцениваете. Тем не менее, каждая организация должна начать с некоторых стандартных оценочных вопросов об общей культуре управления рисками и рисках для основных функций и процессов. Используйте этот шаблон для работы с вопросами оценки рисков, применимыми практически к любой организации.

Скачать Анкету по оценке бизнес-рисков

Слово l PDF

После того как вы определили потенциальные риски, вы можете использовать следующий шаблон матрицы управления рисками для их ранжирования. Оценивая как потенциальную вероятность кризиса, так и ожидаемую серьезность последствий, вы можете определить приоритеты рисков для смягчения последствий.

Скачать шаблон матрицы управления рисками

Эксель | Слово | PDF | Смартлист

Далее вам необходимо создать план устранения обнаруженных вами уязвимостей.Используйте этот шаблон плана исправления, чтобы отслеживать работу по устранению последствий, собирая такую ​​информацию, как ответственные лица, шаги, которые они предпримут, и этапы.

Скачать шаблон плана исправления

Эксель | Смартлист

Для более специализированных оценок, таких как ИТ-уязвимости или уязвимости объектов, используйте шаблоны из раздела «Бесплатные шаблоны оценки уязвимостей».

Рассмотрите ранние действия или подготовку, которые могут предотвратить развитие кризиса, например, накопление материалов или профилактическое обслуживание.Включите эти соображения в свой план антикризисного управления.

В рамках оценки рисков определите типичные предупредительные сигналы для каждого кризиса, чтобы вы могли быть готовы к ним и своевременно реагировать. Если вы не уверены, является ли инцидент кризисом, задайте следующие вопросы:

  • Может ли это событие нарушить нормальную работу?
  • Отразится ли инцидент негативно на компании или подорвет доверие клиентов, регулирующих органов, инвесторов или других заинтересованных сторон?
  • Привлечет ли это событие нежелательное внимание со стороны регулирующих органов или средств массовой информации?
  • Насколько вероятно ухудшение ситуации и каковы будут последствия?

Некоторые предупреждающие знаки ясны, обусловлены событиями и конкретны, как, например, прогноз погоды.Другие более тонкие и раскрываются со временем.

Например, финансовыми симптомами назревающего кризиса могут быть отрицательный денежный поток, недостаточный операционный доход для покрытия операционных расходов, зависимость от кредита и долга, снижение цены акций и падение продаж. Предупреждающие сигналы о кризисе продаж включают в себя отсутствие повторных сделок, изменение основ отрасли и обстоятельства, при которых большая часть доходов поступает от одного или нескольких клиентов.

Операционные предупреждающие сигналы включают в себя повторяющиеся проблемы с оборудованием, системы управления, которые не активируются достаточно быстро, необъяснимые аномалии в процессах, растущие проблемы с контролем качества, высокую текучесть кадров и проблемы с профсоюзами.

Частично сложность определения предупреждающих сигналов заключается в том, чтобы отличить их от повседневных проблем, которые могут беспокоить организацию. Как индивидуальные, так и организационные предубеждения (такие как предпочтение информации, которая подкрепляет существующие убеждения и групповое мышление) могут стоять на пути восприятия истинных кризисных сигналов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.