Кризис негативизма: Кризис негативизма, или как остановить истерику? – Православный журнал «Фома»

Содержание

Кризис негативизма, или как остановить истерику? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 3 мин.

Трехлетний сын не слушается взрослых. Может лечь на пол в магазине, или в лужу на улице, требуя своего. Что делать? Отвечает Людмила Петрановская, педагог, психолог, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

Это типичное проявление «кризиса трех лет», или «кризиса негативизма». В этот период ребенок начинает осознавать, что он с мамой не одно целое, что он способен действовать независимо от нее. Начинают формироваться представления о себе и собственных желаниях. Но поскольку ребенок еще неопытен, ему трудно справиться с новыми знаниями и скорректировать свое поведение. Он не умеет управлять волей и порой, пытаясь настоять на своем, говорит «нет», даже если ему до слез хочется, чтобы было «да».

«Кризис трех лет» — очень важный опыт. В этот период закладывается умение человека владеть своей волей. Если ситуации «кризиса» разрешаются неверно, то это грозит формированием у ребенка однобокого поведения, что чревато в будущем проблемами в ситуациях столкновения интересов. Иначе говоря, человек становится либо конфликтным — готов спорить по пустякам, либо ненормально гибким, неспособным сказать «нет». Причина такого поведения — в родителях, которые слишком жестко пресекали любую попытку проявления самостоятельности или, наоборот, демонстрировали свою слабость в столкновениях с волей ребенка.

Родителям важно научиться воспринимать «кризис трех лет» как тренинг, где ребенок учится справляться со всеми своими «хочу — не хочу» и где родители выступают в качестве спарринг-партнеров.

В этот период ребенок должен освоить три варианта реакций на ситуации.

Во-первых, он должен понять, что есть ситуации, в которых по его желанию не будет никогда. Прежде всего это касается безопасности и грубого нарушения прав других людей. Например, нельзя играть на проезжей части, нельзя подходить к спящему папе и стучать ему кубиком по голове. Родители заранее должны продумать свое поведение в таких случаях, научиться реагировать незамедлительно и без колебаний. Именно колеблющийся взрослый, испытывающий вину за сказанное, разрушает ребенка.

Во-вторых, ребенок должен освоить ситуации, требующие проявления упорства и настойчивости, когда взрослые вынуждены услышать и сделать то, что он считает нужным. Например, можно разрешить посмотреть мультфильм в неурочное время, съесть лишнее печенье. Уступать надо сразу, при этом озвучив: «Я с этим не согласен, но вижу, что тебе этого очень хочется, потому иду тебе навстречу». Ваши слова не должны восприниматься, как признание поражения. Они должны звучать с позиции сильного взрослого, который разумно принимает решение в пользу ребенка из любви и желания порадовать его.

Наконец, в-третьих, ребенок должен научиться не расстраиваться из-за мелочей. Здесь задача родителя, проявляя изобретательность и фантазию, суметь перевести спорный момент в режим игры. Например, родители, чтобы заставить ребенка убрать, начинают при нем спорить:

«А я говорю, он уберет, пока я досчитаю до пяти. — Нет, не уберет…».

Ребенок, освоивший все три ситуации, обычно легко и максимально эффективно преодолевает «кризис негативизма» (обычно он проходит к 4-5 годам). Дети, у которых он проходил особенно бурно, обретут внутренний стержень, устойчивость к чужому влиянию, в том числе групповому.

Всё сказанное относится как к кровным, так и к усыновленным детям, если последние попали в семью вскоре после рождения. Если ребенок, появившись на свет, провел без семьи несколько месяцев, во время кризиса он может быть более склонен к истерикам как способу привлечения внимания.

Те дети, которые в два-три года находились в госучреждении, как правило, не переживали этого кризиса. Но, оказываясь в нормальной семье, даже если они взяты в более старшем возрасте, также проходят через него. Одиннадцатилетний может вести себя, как трехлетний. В данной ситуации и родителям нужно вести себя с ним, как с трехлетним. И лишь когда «уровень» будет пройден, а пустота заполнена, он сможет пойти дальше.

Как пережить кризис 3-х лет

К трём годам ребёнок проходит очередную стадию критического развития (кризис 3-х лет). Поведение ребёнка резко меняется — возрастает стремление к самостоятельности и независимости от взрослого. Это наиболее трудный период, как для детей, так и для всего семейного окружения.

В процессе длительного изучения возрастных особенностей детей, выявлены основные проявления кризиса 3-х лет:

  • 1. Упрямство и строптивость. Проявляется в упорстве и настойчивости ребёнка на чём-то, даже на том, что ему не очень хочется или давно расхотелось. Его строптивость направлена не против кого-то из взрослых, а против сложившейся ранее системы отношений. Недовольство ребёнка может проявляться на всех уровнях взаимодействия с ним.
  • 2. Негативизм. Ребёнок категорически отказывается делать то, о чём его просят, или делает наоборот, прямо противоположное тому, что ему сказано. При этом, он проявляет недовольство, реагируя не на само действие, а на требование или просьбу определённого взрослого.
  • 3. Своеволие. Ребёнок хочет делать всё сам, стремится к самостоятельности во всём. Это стремление часто не соответствует возможностям ребёнка и вызывает множественные конфликты со взрослыми.
  • 4. Обесценивание. У ребёнка пропадает интерес к прежним привязанностям, к тому, что было дорого, к старым правилам поведения и ритуалам.
  • 5. Протест-бунт и деспотизм проявляются в частых ссорах с родителями. Ребёнок стремится диктовать всем свою волю, он находится в состоянии войны с окружающими. Если в семье несколько детей, то обычно возникает ревность – нетерпимое отношение к другим детям.

Все эти проявления свидетельствуют о том, что у ребёнка изменяется отношение к другим людям и к самому себе, и он нуждается в изменении отношения к нему со стороны родителей. Не стоит пугаться остроты протекания кризиса, яркие проявления говорят о том, что у ребёнка сложились предпосылки для дальнейшего развития: происходит отделение от взрослого, он начинает выделять себя как отдельного человека, проявлять самостоятельность.

Признаки кризиса могут начать проявляться в разное время и с разной интенсивностью. Этот период может наступить раньше или позже – с 2,5л до 4-хлет. В норме, через кризис проходят все дети и «волевое противостояние» с родителями, позволяет заявить о себе, как о растущей личности.

Как смягчить проявление кризиса и помочь ребёнку благополучно выйти из кризиса?

  • Постарайтесь увидеть позитивные стороны проявлений кризиса: упрямство — это крайняя степень проявления воли, необходимого для ребёнка качества; капризность — демонстрация собственной значимости для других, ощущение своего Я; эгоизм – проявление чувства собственного достоинства. Если так рассуждать, вам будет легче принять происходящие в ребёнке изменения.
  • Будьте настойчивы и последовательны в общении с ребёнком. Если вы сказали «нет», не меняйте своего решения. Договоритесь в семье о том, что дозволено, а что запрещено. Все запреты должны быть разумны.
  • Относитесь спокойнее к приступам упрямства и капризности. Обычно пик упрямства приходится на возраст 2,5-3 года. Мальчики упрямятся сильнее, а девочки капризничают чаще. В момент приступов оставайтесь рядом с ребёнком, дайте ему ощутить ваше понимание.
  • Не пытайтесь в это время что-либо внушать ребёнку – это бесполезно. Ругань не имеет смысла, шлепки только возбуждают эмоционально.
  • Постарайтесь переключить внимание ребёнка. Переключение сработает, если ребёнок услышит искренность и интерес в вашей интонации.

Здесь мы приводим общие рекомендации, которые можно найти в психологической литературе. Ваш ребёнок – индивидуальность и мы это понимаем. Если кризис протекает крайне тяжело и вам не удаётся найти «ключик» к поведению ребёнка, не доводите себя и его до нервных срывов – обращайтесь к детскому психологу.

Кризис трех лет: как пережить, не нарушив психику ребенка

Информационно-методический материал на тему: «Кризис трёх лет: как пережить, не нарушив психику ребенка».

Ребенок развивается, а всякому процессу развития свойственны скачкообразные переходы – кризисы. Они необходимы, поскольку это движущая сила развития.

В течении трех лет жизни, ребенок меняется столь сильно, как ни на одном последующем этапе.

«Кризис 3-ех лет» – определение условное. У одних начинается в 2 года 10 месяцев, у других – в 3 года 6 месяцев.

К трем годам у ребенка в большей или меньшей степени формируется характер, свое индивидуальное отношение к миру:

• Отделяет себя от взрослых.

• Называет себя по имени (уже не говорит о себе в третьем лице, а в первом: «Дай мне куклу», «Я бегаю», «Возьми меня с собой»)

• Стремится самостоятельно удовлетворить свои потребности, так как он без помощи взрослых многое делает сам – ходит, ест и другими навыками самообслуживания владеет. Ребенок начинает понимать сам, что он делает, возникает выражение – «Я» сам!

Возраст трех лет характеризуется как «трудный» и его «трудность» состоит в том, что отделяя себя от близких взрослых ребенок проявляет негативизм.

Негативизм

– это желание все делать наоборот, ни в коем случае не подчиниться взрослому, даже вопреки собственному желанию. Первичный негативизм не является признаком испорченного характера, а напротив, он отражает прогрессивные тенденции в развитии малыша, выделить свое «Я». У ребенка возникают желания и намерения, которые не совпадают с взрослыми. Ребенок дает понять, что имеет право на свое мнение.

Отличия негативизма от непослушания.

Негативизм:

1. Ребенок поступает наперекор своему желанию

Пример: Мальчик очень любит каяться на велосипеде. Ему не всегда это разрешают, но вот сегодня мама говорит: «Иди, катайся». На это наш негативист отвечает: «Не пойду». Почему он отказывается? В голосе мамы он уловил нотки повелительные нотки. Мать предлагает снова, и снова он отказывается, начиная при этом плакать –кататься-то хочется! Но, оказывается, стремление не подчиниться воле взрослого сильнее.

2. Избирательное поведение

Пример: Ребенок отказывается выполнять просьбы определенных людей (только мамы или папы) с остальными послушный. Необходимо проанализировать характер взаимоотношений в семье – может чрезмерно требовательны, строги, непоследовательны в воспитании.

Непослушание:

1. Ребенок следует своему желанию, которое идет в разрез с намерениями взрослого.

Пример: Мы зовем ребенка к столу, а он не слушается, продолжает катать свою пожарную машину. Он не делает того, чего мы от него требуем, потому, что сейчас ему хочется делать совсем другое.

2. Поведение не избирательно

Строптивость

– наоборот направлена не на человека, а на образ жизни, против тех правил, которые были до трех лет в жизни ребенка. Яркому проявлению строптивости способствуют – авторитарное воспитание, частые приказы и запреты. Единственное, если поведение становится опасным для жизни и здоровья малыша, взрослые должны запретить твердо: переходить дорогу одному, включать газ и т. д.

Рекомендуется близким взрослым при проявлении строптивости быть более гибкими.

Упрямство

– своеобразная защитная реакция на влияние взрослых, отказ от ребенка воспринимать мнение другого человека, настаивание на своем, потому что так хочет.

Это доступная форма дл малыша заявить о себе, своих желаниях, чувствах.

Упрямство может быть вызвано чувством гнева, обиды на родителей – это может свидетельствовать о конфликте в общении.

Упрямство ребенка может вызывать у взрослого сильную эмоциональную реакцию, родители видят свою некомпетентность, угрозу своему авторитету в глазах ребенка и подогревает желание бороться с упрямством: «Я должен заставить ребенка понять, что родителей надо слушаться», «Я докажу, что я сильнее, старше» В итоге вырисовывается схема «Кто кого».

Одна из ошибок родителей, ведущая к появлению упрямства – повышенная требовательность родителей в приучении ребенка к порядку без учета его реальных возможностей (бесполезно ожидать от ребенка 3-4ёх лет, чтобы он всегда был чистым, не трогал землю). У детей нет врожденного стремления к чистоте, эти качества постепенно формируются в процессе воспитания и обучения.

Как себя вести близким взрослым в период «кризиса 3 лет»

Нельзя расценивать кризис со знаком «минус». Ребенок сам страдает от него, это важный период – переход на новую качественную ступень развития.

Если ребенок резко изменился и не в лучшую сторону, необходимо выбрать правильную форму, линию поведения – стать более гибким!

Острота кризиса прямо зависит от отношения к ребенку взрослых. Попытки общаться с ним по-строму ведут лишь к закреплению отрицательных черт в поведении, сохраняя их в течении всего детства (а то и позже) Необходимо расширять права и обязанности малыша в пределах разумного, давать больше самостоятельности и это смягчит кризис.

Памятка для родителей

“Как помочь ребенку пережить кризис 3 лет»

1. Постарайтесь выбрать правильную линию своего поведения, станьте более гибкими, расширьте права и обязанности ребенка.

2. Позвольте малышу быть самостоятельным. Не вмешивайтесь (по возможности) в дела ребенка, если он не просит.

3. Помните, что ребенок испытывает ваш характер, проверяя по несколько раз в день, действительно ли, то что было запрещено утром, запретят и вечером. Проявите твердость. Установите четкие запреты. Их не должно быть слишком много. Этой линии поведения должны придерживаться все члены семьи.

4. Помните, что ребенок многие слова и поступки повторяет за вами, поэтому следите за тем, что говорите и делаете.

5. При вспышках упрямства, гнева попробуйте отвлечь малыша чем-нибудь нейтральным.

6. Когда ребенок злится, у него истерика, то бесполезно объяснять, что так делать нехорошо, отложите разговор до тех пор, когда малыш успокоится. Пока же можно взять руку и увести в безлюдное место.

7. Используйте игру для сглаживания кризисных вспышек (можно побросать с малышом в мячик, устроить бой на воздушных шариках, поиграть в кричалки)

8. Для благополучного развития ребенка желательно подчеркивать, какой он уже большой, не сюсюкаться, не стараться все сделать за него. Разговаривайте с ребенком как с равным, как с человеком, мнение которого вам интересно.

9. Общаясь с ребенком, исключите грубый тон, резкость, стремление сломить силой авторитета.

 Подготовила:

     воспитатель

Беляева О.А.

Кризис трех лет: какие задачи стоят перед ребенком

Упрямство, деспотизм, своеволие, бунт и другие симптомы, с которыми столкнутся многие родители

Незнакомое существо, которое скандалит, кричит: «Я сам!» и противоречит во всем. Такого ребенка видят перед собой родители трехлетки. Они теряют контроль, чувствуют свое бессилие и мучительно ищут способы дотянуть до более спокойного возраста.

Родители и психологи знают, что 3 года — один из самых сложных этапов во взрослении ребенка. Почти такой же сложный, как подростковый возраст. Психологически переходные этапы сопряжены с физиологическими изменениями детского организма: трехлетние дети, например, перестают внешне быть умилительными младенцами, у них сильно меняются пропорции тела.

Маленький тиран: признаки кризиса трех лет

Впервые об этом важном кризисе заговорила в 1926 году австрийский психолог Эльза Кёлер. Она выделила его основные признаки, с которыми опытным путем знакомятся почти все родители. «Семизвездием симптомов» называл их психолог Лев Выготский.

1. Негативизм. Ребенок не хочет делать что-либо, если это предлагает ему взрослый.

2. Упрямство. Ребенок упорно настаивает на своем, даже если ему это не очень хочется. Но для него настаивать — важно, потому что настаивает именно он.

3. Строптивость. От негативизма строптивость отличается тем, что направлена она не против взрослого, а против всего привычного до этого образа жизни.

4. Своенравие. Ребенок хочет делать все сам, без помощи взрослых. Узнать этот признак можно по частой фразе в лексиконе детей, которые переживают кризис трех лет: «Я сам!», «Я сама!»

5. Бунт-протест. Возникает, когда ребенок чувствует, что с его мнением, с его самостоятельностью не считаются.

6. Обесценивание. Ребенок обесценивает все, что ему было (и остается, впрочем) дорого: может обзывать близких, бить друзей, ломать игрушки.

7. Деспотизм. Ребенок требует, чтобы родители делали все, как он хочет. Психологи говорят, таким образом малыш хочет вернуть время, когда любые его потребности удовлетворялись почти мгновенно.

Выход на новый уровень: причина кризиса

Любой жизненный кризис свидетельствует, что скоро произойдет выход на новый уровень после периода накопления: опыта, знаний, навыков. Кризис трех лет — не исключение.

С 1 года до 3 лет ребенок активно осваивает свое тело и окружающий мир: дом, комнату, детскую площадку. И в какой-то момент этот мир становится настолько ясным и понятным, что малыш начинает считать себя здесь хозяином, человеком большим и знающим. Ему необходима самостоятельность, автономия от родителей, но потребовать ее «по-взрослому» он пока не может. Требует, как умеет.

Откуда берутся истерики и бунты в этом возрасте? У трехлетнего человека сильнее развита эмоциональная сфера, за которую отвечает лимбическая система головного мозга. Но он еще не умеет ее регулировать, и любое сильное чувство овладевает им полностью.

«Маленький вулкан», — так называет малышей в кризисе психолог Людмила Петрановская. Она подчеркивает: в возрасте 3 лет ребенка невозможно отвлечь, переключить на что-то, его желания уже устойчивы. Поэтому если ваши дети падают на пол в магазине и плачут так, словно их лишают самой жизни, — это нормально. Вулкан остановить невозможно — к извержению можно только приспособиться и пережить его.

У некоторых детей кризис почти не проявляется, а у кого-то странности в поведении начинаются в 2–2,5 и завершаются к 4 годам. «Понятие нормы довольное широкое, — говорит Петрановская. — Есть дети, которые по жизни легко утешаются — такие особенности нервной системы. А есть те, которые легко возбуждаются и тяжело тормозят, им сложно».

Что хорошего может быть в кризисе?

Родители, сталкиваясь с непривычным для себя поведением ребенка, не сразу могут разглядеть в переходном этапе хорошее. Но психологи призывают помнить: истерики и своеволие, деспотизм и негативизм трехлетних детей приведут за собой позитивные изменения.

При адекватном течении кризиса ребенок становится обладателем воли, самостоятельности и гордости за свои достижения. Зарождение личности с ее самостью, с ее уникальными чертами, желаниями и стремлениями — вот о чем говорит кризис трех лет, объясняет Людмила Петрановская.

О чем важно помнить

  1. Все плохое, что приносит кризис, — возрастная особенность. Это не значит, что вы неправильно воспитываете ребенка, что он избалован или «не научился вести себя хорошо». Он не выводит вас из себя нарочно, не делает назло, не манипулирует, потому что пока не умеет. 
  2. Кризис не будет длиться вечно, он пройдет. И вам необходимо встретить его и проводить со всем возможным спокойствием и пониманием происходящего. 
  3. Основная задача трехлетнего «маленького вулкана» — научиться отстаивать свое мнение, сохраняя при этом отношения с людьми.

Как вести себя родителям

«Когда воля ребенка сталкивается с волей родителей, ему важно из этого столкновения вынести знание, что родители этих столкновений не боятся, от них не пасуют», — говорит Людмила Петрановская. Лучше всего родителям стараться не впадать в крайности.

Разрешать ребенку все, что он потребует, лишь бы не было криков и слез, — непродуктивно. У малыша возникнет ощущение, что его эмоции — что-то очень опасное, родители их пугаются. «Моя мама боится меня, кто же будет меня защищать?» — примерно так мог бы подумать трехлетний ребенок. Он так не думает, но ощущает это. Для маленького человека такое переживание — чрезмерная нагрузка на нервную систему, которая ведет к неврозу.

Прекращать все проявления кризиса трех лет у ребенка путем насилия (раздраженных или сердитых окриков, шлепков, оставления в одиночестве) тоже разрушительно для ребенка. 

Малыш перестает воспринимать значимых взрослых как любящих людей, они несут ему угрозу. У него откладывается: хотеть чего-то — очень плохо, опасно, нельзя.

При этих двух разнонаправленных методах родителей ребенок снова и снова будет проверять установку: «Я не могу положиться на своего взрослого человека» — и существует опасность, что симптомы кризиса трех лет останутся надолго.

Важно взаимодействовать с детьми, которые переживают кризис, с сильной позиции: «Я — взрослый, я лучше понимаю, что тебе нужно. В каких-то ситуациях я готов тебя услышать и разрешить что-то, чего ты хочешь, в каких-то — наоборот». И делать это максимально спокойно и доброжелательно по отношению к ребенку.

Например, мама запрещает сыну смотреть третий мультик подряд, потому что знает — это, во-первых, не очень полезно, во-вторых, пора в детский сад (на прогулку, к врачу). Ребенок сопротивляется, требует, мама повышает голос, кричит, начинает стыдить его. Но он не поймет, за что его стыдят. Запрет — это проявление заботы, поэтому лучше всего маме с сыном говорить заботливо и спокойно.

Бывает, что родители, даже понимая, как лучше реагировать, эмоционально срываются на ребенка, который в очередной раз закатил истерику. А потом испытывают чувство вины по этому поводу, не знают, как исправить ситуацию. Основное, что нужно сделать, — донести до малыша мысль, что он вам по-прежнему дорог, вы его по-прежнему защищаете. Это могут быть слова: «Я кричала сейчас, но все равно люблю тебя», соединенные с проявлением заботы: кормлением, купанием, каким-то совместным делом.

                                

Источник:

Разговор с Людмилой Петрановской «О детях по-взрослому: Кризис трех лет» 

Фото:  Unsplash

Кризис трех лет | Официальный сайт

Только родители успели порадоваться, что малыш научился достаточно хорошо разговаривать, уверенно ходит и бегает своими ножками, понимает слово «нельзя» — как он меняется до неузнаваемости и становится настоящим бесёнком. Основная причина — несоответствие социальных и бытовых обстоятельств изменившимся потребностям ребёнка. Он хочет быть взрослым, даже чувствует себя таким. Однако огромное количество ограничений, правил и требований со стороны родителей не дают ему проявлять самостоятельность в полной мере. Это вызывает внутренний протест, который выливается в эмоционально-поведенческие отклонения, так пугающие родителей.

Семь основных признаков кризиса трех лет:

Негативизм — «Делаю назло!» Не хотят что-то делать лишь потому, что инициатива исходит от взрослого.

Строптивость — «Не хочу подчиняться!» В отличие от негативизма, данное проявление кризиса обезличено. Оно направлено на бытовой уклад и режим дня, к которым родители стараются приучить малыша.

Упрямство — «Я так решил!» «Не хочу!» и «Не буду!» без всяких объяснений — самые частые признаки кризиса 3 лет. Преодолеть их не способны ни уговоры, ни угрозы.

Бунт (протест) — «Мне всё надоело!» Похож на предыдущие проявления кризиса. Однако бунт — самый страшный из них. Во-первых, включает в себя и негативизм, и строптивость, и упрямство. Во-вторых, носит постоянный характер. В-третьих, проявляется ярче всех. Дело доходит до неконтролируемых вспышек гнева и настоящей истерики.

Деспотизм — «Делайте так, как я хочу! Я хозяин и повелитель!» Капризничают, кричат и даже демонстративно катаются по полу, лишь бы желание выполнили (купили игрушку, отпустили гулять, дали конфету).

Обесценивание — «Не люблю вас! Вы плохие!» Злятся на то, что им дорого, пытаясь избавиться от зависимости. Тихий, воспитанный ребёнок может начать кричать и плохо себя вести при посторонних (в общественном транспорте, например). Ломают любимые игрушки. Мама становится врагом №1, её перестают слушаться и даже могут ударить.

Своеволие — «Я могу сам!» Не нужно путать со стремлением к самостоятельности. Одно дело, когда малыш пытается сам снова и снова завязать шнурок или взболтать яйцо в тарелке, но при этом прислушивается к советам взрослым и не отказывается от помощи. И совершенно другое — когда он при этом злится, никого не слушает, выполняет всё неправильно, отталкивает руку родителей.

Что будет усиливать кризис?

Авторитарный стиль воспитания. Если в семье установлены чрезмерно жёсткие нормы, требуется безусловное подчинение, подавляются воля и самостоятельность, это выливается в длительные истерики.

-Гиперопека. Чрезмерная родительская забота, как и авторитарный стиль воспитания, подавляет волю и самостоятельность. Ребёнка даже в 3 года считают несмышлёным, нежизнеспособным и совершенно беспомощным. Не дают ему и шагу ступить без разрешения взрослого. Неудивительно, что малыш будет доказывать обратное, что существенно осложнит проблемный период.

-Социум. Ситуация часто осложняется из-за авторитарного стиля воспитания или элементарной грубости воспитательницы в детском саду. Плохое влияние на ребёнка может оказать компания ребят, с которыми он играет во дворе или в садике. Конфликты с другими людьми заставляют его ещё более рьяно отстаивать свою независимость.

Что же делать родителям в период кризиса?

Самая главная рекомендация — уважать самостоятельность ребёнка! Позволять ему выполнять самому какие-то элементарные действия. При этом должны работать и запреты, которые нарушать категорически нельзя (совать что-либо в розетку, включать утюг, брать деньги, кусаться). К 3 годам у него уже должны быть посильные домашние обязанности. Он может убирать за собой игрушки, вытирать пыль, накрывать на стол. Да, его участие замедлит процесс, но поверьте: оно того стоит. Это позволит ему чувствовать себя самостоятельным и нужным. А значит, автоматически отпадёт необходимость доказывать свою взрослость и независимость.

-Очень важно сохранять спокойствие, быть терпеливыми. В момент капризов переключать внимание на что-то другое, интересное: посмотреть любимый мультик, погулять, угостить конфетой.

-Иногда предоставлять право выбора в незначительных бытовых ситуациях: какой мультфильм посмотреть, какую сказку почитать, какой сок выпить.

Ругать и наказывать за какое-то конкретное действие, сделанное здесь и сейчас.

Анализировать произошедшее. Проговаривать с малышом, что он сделал не так и почему это плохо.

-Придерживаться единого стиля воспитания.

Собственным примером показывать правильное поведение. Дети в 3 года склонны к слепому копированию. Вы ничего не добьётесь, если сами будете делать то, что им запрещаете. Ну и, конечно же, проводите как можно больше времени вместе!

 Любите и берегите своих детей!!

Глава 4 Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Глава 4

Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Мама поломалась

Примерно к трем годам, а возможно, немного раньше, иногда уже в два, ребенок вдруг меняется. Милый сладкий крошка, такой нежный, такой легко управляемый, в один прекрасный день закатывает первый скандал по пустяковому поводу. Сам повод значения не имеет. Не в той чашке дали молоко. Надели шапку, а он не хотел. Не купили в магазине чупа-чупс, а он хотел. Помогли с чем-то, а он собирался сам.

Совсем недавно, если ребенок хотел чего-то, что вы не собирались давать, его было легко унести, уговорить, отвлечь. И если не хотел, то тоже можно было щекотать, болтать, петь – и он сам не заметит, как уже одет или помыт. Но теперь все эти номера не проходят. Он может настаивать на своем и протестовать и полчаса, и час, и ни на какие уговоры и фокусы не поддается. В первый и второй раз вы утешаете себя тем, что, наверное, это он просто сегодня устал, или у него режутся зубы. После того, как скандалы становятся практически обязательной частью семейной жизни, и редкий день удается прожить без воплей, слез, кидания на пол предметов – или самого себя, вы понимаете, что тот самый кризис негативизма, о котором вы читали и слышали, пришел к вам. И жизнь ваша в обозримой перспективе станет очень насыщенной и эмоционально разнообразной.

«Кризисом негативизма» это время называется потому, что самыми главными словами этого периода становятся НЕТ, НЕ хочу и НЕ буду. По любому поводу и без: нет, нет, нет. Иногда ребенок отвечает НЕТ раньше, чем вы успели договорить. Иногда вы прямо видите, что он на самом деле очень хочет – есть, пить, спать, но твердит: не хочу, не буду. Дети, которые уже хорошо говорят, могут разнообразить репертуар: «Не хочу чистить зубы! Хочу, чтобы болели! Не хочу новой пастой! Противная паста! Не буду! Уйду от вас! Я тебя не люблю! Ты плохая!» и все в таком духе.

Надо сказать, что не все дети используют свое право на кризис негативизма на полную катушку. У кого-то все сводится к паре-тройке эпизодов, у кого-то длится несколько месяцев, а есть и такие, что начинают «зажигать» около двух и вся семья живет как на вулкане почти до четырех. Но в том или ином виде это бывает у всех: ребенок вдруг начинает упорно противиться воле родителей, не слушаться. Словно программа следования начинает давать сбой. Наблюдательные родители часто замечают, что особенно острые проявления негативизма бывают связаны по времени с рывками в развитии: до или после ребенок вдруг скачком, на глазах, взрослеет, становится более самостоятельным. Поэтому кризис негативизма еще называют кризисом сепарации, то есть отделения от родителя. Ребенок как бы выходит из блаженного слияния с ним и противопоставляет свою волю – воле родителя.

Это очень важный и интересный момент с точки зрения развития привязанности, здесь есть и новые возможности, и большие риски, поэтому стоит рассмотреть его подробнее.

Что происходит, когда ребенок не слушается? Почему не включается следование? Если мы внимательно понаблюдаем, то убедимся, что непослушание практически всегда случается, когда ребенок вовсе не считает наше поведение поведением привязанности, то есть защиты и заботы. Например, он играет себе, а мы тут приходим: «Пора зубы чистить и спать». Или он хочет вон ту интересную штуку с кнопками, а мы не даем.

Или ему совсем не холодно, а мы ему велим надевать колготки, свитер, шапку, куртку, только потому, что холодно где-то там – на улице, куда мы собираемся идти. Это забота или издевательство? В такие моменты ребенок словно выпадает из привязанности, родитель становится для него не источником любви и поддержки, а источником фрустрации.

Понятно, что чем больше предписаний и запретов в жизни семьи, тем чаще возникают подобные ситуации. Архаично живущие племена, которые умиляют исследователей своими почти всегда довольными и спокойными младенцами, имеют очень мало что запрещать или предписывать маленьким детям. Замерзнет – придет греться, проголодается – протянет руку, захочет спать – заснет, если надо что-то сделать, скажем, по части гигиены, мать просто делает это сама. Да и всяческих техногенных опасностей нет, мир хорошо изучен и понятен, вещи просты и их не так легко сломать младенцу, ценностей особых нет. Поэтому и привязанность редко подвергается испытаниям; многих проблем просто не существует, никто не старается предугадывать потребности ребенка, например, превентивно одевать его, чтобы не замерз, следить за его правильным питанием и пичкать полезными, но нелюбимыми продуктами, укладывать спать строго в определенное время, водить на специальные занятия, на осмотр к врачу и т. п.

Наша жизнь иная. Мы часто вынуждены заставлять и запрещать, то есть делать то, что для ребенка, для его подсознательного восприятия привязанности переводит нас из ряда своих в ряд чужих, тех, кто обижает или не хочет помочь. Соответственно, он не слушается, мы сердимся, заставляем еще больше, то есть становимся еще более «чужими», он упирается еще крепче, и вот скандал готов.

Родителям несладко в такие моменты, но для ребенка происходящее вообще кошмарно. Вся его жизнь до этого строилась на том, что родители приходят на зов и удовлетворяют его потребности. Он поверил им. Колесо заботы исправно крутилось. Все говорило о том, что так будет всегда. Да, случаются сбои, но к этому времени он уже знает, почему: иногда они просто не сразу понимают, чего именно он хочет.

Есть такой период в жизни почти любого ребенка, когда он говорит уже много, но очень неразборчиво. И как же он сердится, когда взрослые его не понимают! Повторяет снова и снова, громко, с выражением: ну, догадайтесь уже! Само его рвение говорит о том, что к этому возрасту он хорошо понимает «цену вопроса». Он верит, что как только его поймут, тут же и сделают, что он хочет. Потому и старается. Наконец, речь его становится лучше, но начинают происходить поистине странные вещи.

Вот он ясно и четко, на русском литературном языке сказал маме: «Хочу конфету прямо сейчас!». Это невозможно было не понять. Но вместо того, чтобы немедленно дать конфету, мама начинает вести себя странно. Она говорит: «Сейчас нельзя, только после обеда» И не дает. Что же это делается, люди добрые! Мама поломалась! Мы не так договаривались! Ребенок в сильном смятении, для него мир рушится. Как это так: мама мне не дает того, чего я очень-очень хочу? Как это так: я и мама можем хотеть разного? Мама ведет себя как чужая? Как тут не заорать, не зарыдать, не упасть на пол – ведь катастрофа случилась! И мы получаем вместо милого ребеночка маленького монстрика, который может плеваться, драться, кусаться и кидаться предметами, от которого можно услышать: «Уходи!», «Я тебя не люблю!», «Ты дура!».

При этом мозг ребенка еще незрел, негативные эмоции захватывают его полностью, никаких разумных доводов он в это время не слышит и не воспринимает, он затоплен протестом, гневом и горем. Вместо родителя – Чужой! Просто сюжет из фильма ужасов.

Как же с этим быть?

Просто. Эффективно. Опасно.

Один из способов стар как мир, и широко использовался родителями всех времен и народов, столкнувшимися с непослушанием ребенка. Как включить у него программу привязанности, а с ней – поведение следования? Да просто – создать ситуацию угрозы. Причем угрозы, которая будет посерьезней дискомфорта от чистки зубов или прекращения игры. Представьте себе, что во время вашего с ребенком конфликта вдруг появляется кто-то чужой и страшный. Как бы ваш юный протестант ни скандалил из-за неполученной конфеты, в этот момент он все забудет и бросится к вам.

Поэтому один из распространенных способов – позвать из кустов Бармалея. «Вот сейчас тебя заберет ба-бай (милиционер, волк)». Если ребенок верит и пугается, у него сразу включается поведение следования, а с ним и послушание. Можно пригрозить оставлением: «Вот я сейчас уйду от тебя, раз ты такой, сиди здесь один». Как мы помним, для ребенка остаться одному практически равно смертному приговору. Еще бы он не испугался! Можно сделать то же самое не словами, а действием: закрыть его в комнате, или выйти самому и закрыть дверь. Наконец, можно ребенка ударить. Боль и угроза повторного удара пугают его – он инстинктивно ищет защиты у родителя, а значит, включает следование и выполняет требование. Можно на него громко крикнуть – тоже примерно тот же эффект.

Это действительно работает, иначе такими приемами не пользовались бы на протяжении тысячелетий. Шлепок, крик, запирание в туалете и Баба-Яга работают не потому, что ребенок осознал неправильность своего поведения и сделал выводы. Он ничему не научился в этой ситуации, ничего не понял. Родитель просто сумел грубым воздействием запустить программу следования, подобно тому, как раньше чинили забарахливший ламповый телевизор – шарахнув по нему кулаком.

Есть ситуации, в которых не остается ничего другого, и лучше крикнуть и шлепнуть, чтобы ребенок немедленно послушался, чем дать ему возможность, дальше беззаботно бежать в сторону проезжей части или высовываться из окна. Только не надо питать иллюзии, что в этот момент вы его воспитываете – вы просто прекращаете прямо сейчас неприемлемое поведение грубым, но действенным способом.

Конечно, можно перестараться, испугать слишком сильно – и тогда вместо следования включится более ранняя программа, с которой мы уже знакомы: «оставайся на месте и кричи». Остановить таким способом ребенка, чтобы не бежал – можно, заставить убрать игрушки – нет. Он проваливается в возраст младше года – какая уборка? Тогда родитель пробует ударить или крикнуть сильнее. Ребенок еще глубже проваливается в стресс, становится еще меньше способен выполнить требования, и уж тем более «перестать орать немедленно». Тут недалеко и до беды – именно так происходят несчастья, когда родители серьезно травмируют детей, потому что «он ничего не понимает и назло орет».

Но если не случается самых ужасных последствий, к сожалению, последствия все равно есть. С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется. От образа родителя, как источника защиты и заботы, отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится – никто не знает. Никто не может посчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять. Сколько повторений нужно именно ему, чтобы утратить чувство защищенности рядом с вами, доверие к вам, чтобы продолжать сохранять привязанность и естественное послушание. Можно заставить телевизор ударом кулака прямо сейчас заработать лучше. Но починить – нельзя. И каждый удар приближает тот момент, когда от сложного прибора останется бесполезная куча деталей.

Так много взрослых людей на вопрос психолога «Были ли для Вас родители источником поддержки, защиты и заботы?» удивленно поднимают глаза и пожимают плечами: «Нет, конечно. А что, так бывает? Они орали в основном. Били иногда. Хотелось только, чтобы отстали».

Не думаю, что кто-то из нас мечтал о таких отношениях со своими детьми.

Быть тренером

Так как же пережить это непростое время без урона для привязанности?

Прежде всего, важно помнить, что ребенок 2–3 лет ничего не делает назло. Делать назло – крайне сложно, на самом деле. Если мы ставим себе цель кого-то «низводить и укрощать», мы должны как минимум точно знать, как этот кто-то воспримет те или иные наши действия, какие чувства они у него вызовут, и что он будет делать под влиянием этих чувств. Ребенок трех лет на все это не способен, что достаточно дотошно доказано многочисленными исследованиями. У него просто еще не созрели те зоны мозга, которые отвечают за взгляд на ситуацию со стороны другого человека и прогнозирование действий и реакций другого. Эта способность появится у него только годам к 6–7. То есть, как бы ужасно ни вел себя наш трехлетка, он никогда не делает это против нас, он с нами не воюет. Хорошо бы и взрослым об этом помнить и не выходить на тропу войны с малышом.

Что происходит на самом деле? Ребенок стремительно растет и развивается. Он так много всего может сам – каждый день больше, чем вчера. Естественно, от такого невероятного продвижения вперед, начинается головокружение от успехов. Когда ты вдруг столько всего начал уметь, так продвинулся, то кажется, что ты вообще сам-сусам и море тебе по колено. Уверенность в своей возможности справляться, в своем праве хотеть и достигать желаемого растет. А мозг пока по-прежнему некритичен, всей сложности ситуации не видит, всех обстоятельство учесть не может.

Психологи проводили очень остроумный и простой эксперимент: детям разного задавали вопрос: «Ты большой или маленький?».

И вот трехлетки, все как один, отвечают: «Я большой!» А пятилетки: «Я маленький» Потом это повторится в подростковом возрасте, при следующем кризисе сепарации.

В тринадцать лет все уверяют: «Я уже совсем взрослый». А в шестнадцать: «Еще нет».

Трехлетка уже так много умеет, но критичность еще не развита, он уверен, что когда он сидит на скамеечке и крутит крышку от кастрюли, то он практически как папа ведет машину. А если возит внутри этой кастрюли ложкой, но это он как мама варит суп.

В пять лет он уже понимает: нет, это не то же самое. Машина не та, и суп не тот. Как папа и как мама он еще не может.

В тринадцать кажется, что если ты уже знаешь, откуда берутся дети, научился курить и материться и сам решаешь, что надеть и куда пойти, ты уже совсем взрослый. А к шестнадцати начинаешь понимать, что нет. Не готов ты еще сам справляться с жизнью, мир сложный и большой, нужно еще многому научиться.

Так и происходят конфликты: ребенок сильно хочет (или не хочет) чего-то, и уверен, что вполне может сам сделать или решить, а родители видит ситуацию шире, со всеми привходящими, и согласиться с ним не могут. Налицо конфликт. Когда один человек говорит «да», а другой «нет» – это конфликт, столкновение интересов, и посмотреть на кризис негативизма интересно именно через призму конфликта как одного из довольно частых видов взаимодействия между людьми вообще.

Все мы время от времени конфликтуем: с родными, соседями, коллегами, властью и даже с самими собой (внутренний конфликт). Это не хорошо и не плохо, это нормально. Везде, где есть люди и их интересы, возможны ситуации, в которых эти интересы не совпадут. Вот и конфликт. Не всегда конфликт – это крик и драка. Это может быть спор в суде, торг на рынке, это может быть вполне корректная и доброжелательная переписка с коллегой, это может быть обсуждение воскресным утром, куда сегодня пойдем (если есть разные мнения) или торг при покупке.

Люди в конфликтах ведут себя по-разному.

Наверное, каждому встречались те, кто конфликтов очень не любит, даже боится, и никогда не может настоять на своем. Всегда уступают, входят в чье-то положение, даже если им предложенный вариант неудобен, неприятен, да и просто не нравится. Окружающие такую черту характера быстро распознают и начинают на человеке «ездить» – сваливать на него неприятные обязанности, решать за его счет свои проблемы, ставить перед фактом, не спрашивая вообще его мнения. Словом, относятся как к «тряпке». Человек обижается, но терпит. Конфликт, противостояние связанные с ними гнев или даже недовольство другого пугают больше, чем потеря от уступки. Они обижаются внутри себя, но терпят, хотя изредка могут выдавать неожиданные всплески обиды. Хотя чаще просто болеют.

Встречаются и люди противоположного типа, они готовы конфликтовать и спорить всегда: надо или не надо, стоит того или не стоит, в любой ситуации не могут «поступиться принципами» и «качают права».

С ними окружающие предпочитают не связываться, не только не спорить, а и вообще не иметь дела по возможности. Никогда не знаешь, где у такого упертого товарища окажутся «принципы», уступать или договариваться он не любит и не умеет, кому нужна жизнь как на вулкане? Ну, а если он повстречает другого такого же, то может все закончиться как в детском стихотворении: «В нашей речке утром рано утонули два барана». Со здоровьем у упертых обычно тоже не очень – слишком много времени проводят в состоянии мобилизации, отравляя организм стрессом.

Конечно, это крайние полюса – люди, которые всегда уступают и люди, которые всегда упираются. У них однотипная стратегия на все случаи жизни, и ничего хорошего в этом нет. Жизнь сложная, ситуации разные. Есть случаи, когда стоит упереться. Если на кону твои ценности, твое самоуважение, или безопасность других людей, или долг и честь, взрослый человек должен быть способен сказать: «На том стою и не могу иначе» и не прогибаться под давлением. Есть ситуации в жизни, когда очень глупо упираться – либо вообще это бесполезно, либо вопрос того не стоит, и хорошо бы это понимать. Бывают случаи, когда отношения важнее, чем конкретное решение вопроса, и взрослый человек должен быть способен уступить и не злиться потом, не таить обиду. Иногда нужно найти компромисс: не по моему будет и не по вашему, а посередине, здесь вы уступите, а здесь я. Иногда проявить изобретательность и найти решение, выгодное для всех: ты не любишь готовить, но любишь наводить порядок, а я наоборот, давай разделим дела. То есть хорошо, когда у взрослого человека в запасе есть целая колода разных стратегий поведения в конфликте. В конкретной ситуации он как бы раскладывает колоду перед собой и думает: уступать? упираться? торговаться? придумать что-то еще? Он гибок, адаптирован к жизни, его шансы быть успешным в работе и в отношениях высоки.

Если ребенка наказывают за любую попытку протеста, или если, наоборот, родители так боятся его расстроить, что никогда с ним не спорят, он просто не сможет освоить всего разнообразия стратегий. Его реакцией на стресс – а конфликт с родителем это прежде всего стресс – будут уже знакомые нам два варианта: либо избегание мобилизации, отказ от защиты своих интересов – позиция «тряпки», либо застревание в мобилизации, невозможность уступить и смириться – позиция «барана».

Получается, что кризис негативизма это не просто испытание для родительских нервов, данное нам за неизвестно какие грехи. Это время, когда ваш ребенок учится настаивать на своем, конфликтовать. И вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения в конфликте. Вы не боретесь с ним, вы не противник – вы тренер, спарринг-партнер. Невозможно же научиться играть в теннис в одиночку. Вот и конфликтовать тоже – можно научиться только с партнером, который подскажет, поможет, примет удар и даст подачу.

Трехлетка вдруг открывает для себя мир конфликта, он обнаруживает, что родитель хочет не того же, что он. Да, сначала у него шок и протест, а потом, если родитель не прерывает ситуацию искусственно шлепком или криком, он начинает учиться с этим как-то обходиться, осваивать разные стратегии. Ребенок учится жить в мире, в котором его воля ограничена волей других людей, в котором его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. В этом главная задача этого возраста.

NВ! Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребенок получал разный тип ответных реакций. Чтобы когда-то ему уступали, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переводили в игру, а когда-то договаривались, а когда-то еще по-другому, чтобы как в жизни, были разные варианты. Это довольно естественно: есть что-то, чего вы не разрешите никогда, хоть он весь день ори. Например, совать пальцы в розетку. И есть вещи, в которых вполне можно уступить: ну, не хочет он такую кашу, не нравится ему, можно и не давать. И еще много ситуаций, когда может быть по-разному. Вместе собрать игрушки. Поспорить с папой, что ребенок не успеет одеться, пока вы считаете до десяти и с треском проиграть. Понять, что Луну с неба достать никак не выйдет, и поплакать про это.

Ну, и помнить, что этот кризис не будет вечным.

Очень большая собака

Кризис негативизма испытывает на прочность не только терпение родителя, но и саму привязанность. Остается ли поведение взрослого в конфликте поведением сильного, поведением защиты и заботы? Не начинает ли он «бодаться» с малышом на равных, либо пасовать перед угрозой истерики? Или, говоря прямо, может ли взрослый остаться взрослым?

Особенность отношений привязанности в том, что они иерархичны, это отношения между сильным и слабым, между доминирующим и зависимым. Ребенок – Очень Маленькое Существо, он нуждается во взрослом, получает защиту и заботу, а в ответ следует и слушается… Ну, кроме тех случаев, когда не слушается. ?

Во второй половине прошлого века, отойдя от ужасов Мировой войны и открывая для себя радости близких, теплых семейных отношений, на волне свободных 60-х, многие европейские и американские родители прошли через искушение отказаться от иерархии в воспитании детей. Стал популярен либеральный подход, который предлагал относиться к детям как к равным, общаться с ними по-дружески, ничего не запрещать и не приказывать. Дети называли родителей по имени, спорили с ними на равных, сами решали, что им есть, что носить и как проводить время. Это было реакцией на усталость после веков жесткого патернализма в семьях, с беспрекословным подчинением старшим, суровыми наказаниями и описанными Диккенсом «холодными домами», в которых выросли многие – и своим детям того же не хотели.

Увы, довольно скоро выяснилось, что любая палка о двух концах, даже либеральная. Отсутствие иерархии в отношениях с родителями входило в противоречие с программой привязанности, вызывало у ребенка чувство незащищенности, тревоги: если мои взрослые – такие же, как и я, то есть дети, то кто же нас всех защитит от опасностей мира? Психологи стали отмечать рост детских неврозов, «вседозволенность» вовсе не делала детей счастливыми. До России эта волна докатилась позже, примерно к 90-м, и результаты оказались ровно те же. Детям нужны взрослые, сильные и уверенные, а не просто партнеры по играм и развлечениям.

Ответом на суровость и жестокость предшествующей модели родительства должно быть не безответственное «равенство», а властная забота — забота сильного и ответственного, доминирование, которое используется не для того, чтобы подчинять и угнетать, а для того, чтобы помогать и защищать. И кризис негативизма – как раз тот момент, когда способность к властной заботе проходит первую серьезную проверку. Довольно легко не сердиться на беспомощного младенца. А вот этот своевольный, вопящий, брыкающийся? Получится ли не перейти к насилию, но и не спасовать? Здесь очень важны оба компонента: и доминирование, и забота, потому что ребенку в равной мере будет страшно и плохо как с родителем инфантильным, беспомощным, так и с суровым, не чутким к потребностям ребенка. Если мама и папа меня не защищают, а обижают – кто меня защитит? Если мама и папа меня и моих криков боятся – что они станут делать, если придет саблезубый тигр?

Можно уступить с позиции сильного, можно сказать: «Ну, вообще-то я думаю, что этого не стоит делать, но я вижу, что тебе очень хочется пойти в новом платье гулять, поэтому я тебе разрешаю, потому что я тебя люблю» или «Я считаю, что овсяная каша очень полезна, но ты говоришь, что ты ее ненавидишь, поэтому, хорошо, мы не будем ее есть, я не буду заставлять тебя». Это уступка как проявление защиты и заботы, проявление надежной привязанности.

А можно уступить с позиции слабого: «Да отстань уже, да отвяжись, весь мозг мне уже вынес! На и замолчи, это невозможно…». Это не защита и забота, а капитуляция, выталкивание ребенка в доминантную роль, к которой он не готов и которой на самом деле не хочет. Он конфету хочет, а не в начальники.

Отказывать тоже можно из позиции заботы, а можно из позиции насилия. Можно запрещать, но при этом сочувствовать ребенку, сохранять с ним доброжелательный контакт. Можно предложить контейнирование: «Я понимаю, как тебе хочется еще мультик, но нам пора спать. Ты расстроился? Иди ко мне, я тебя пожалею». Можно предложить свою помощь в перемещении доминанты внимания, чтобы завершить удовольствие было легче: «Как ты думаешь, ты сможешь сам нажать на правильную кнопку, чтобы выключить? Какого она цвета, помнишь? А поможешь мне на стол накрыть – скоро папа придет?»

Если родитель не чувствует себя вправе запретить, если он не в доминантной ответственной роли, то он должен для того, чтобы запретить, «раскочегариться», разозлиться: это я не просто так тебе запрещаю, а потому, что ты плохой, ты виноват. «Тебе лишь бы смотреть мультфильмы бесконечно! Ты совсем от рук отбился! Как тебе не стыдно капризничать – такой большой мальчик!» – и все в таком роде. И сразу запрет перестает быть поведением защиты и заботы, он воспринимается ребенком как нападение, вызывает обиду.

Кризис негативизма – действительно сложный момент. Очень многие родительско-детские отношения дают первую трещину именно в это время. Некоторые родители даже так и говорят: «У нас до двух с половиной лет все было хорошо, а потом он стал невозможным, начал меня раздражать». Раздражение – это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы.

Видели ли вы когда-нибудь такую сцену? Лето, двор. Посреди него лежит большая-большая старая собака, на солнышке, греется. И вокруг нее носится щенок. Он бегает, он весь полон сил, ему хочется общаться, он ее то за ухо куснет, то на нее залезет, то гавкнет у нее над ухом, так, что она вздрогнет. И конечно же, он ей мешает, конечно же она предпочла бы, чтобы он этого всего не делал. Но разве можно себе представить, что она раздражается? Она не раздражается, она слишком большая. Она смотрит на это с совершенно другого масштаба: ну, вот он такой, он щенок, что с него взять.

Когда взрослый чувствует себя очень большим, его тоже дети не раздражают. Он расплескал воду в ванной, неаккуратно ест, долго одевается, скачет и вопит – ну, так он же маленький. Можно что-то попытаться с этим сделать, если очень нужно, но сердиться то на что? Взрослый, который раздражается, перестал быть большим. Вот эта расплесканная вода стала больше его, эта размазанная каша, это опоздание в детский сад, этот шум в квартире. Его вынесло из взрослой роли.

NВ! Иногда, если терпения не хватает и раздражение на ребенка или отчаяние при виде его слез, захлестывают, очень полезно спросить себя: «А сколько мне сейчас лет?». И если вы чувствуете, что явно не столько, сколько в паспорте, то самое лучшее в этот момент – отойти немножко в сторону от ребенка и заняться собой. Взять паузу, подышать, умыться, выпить чаю с шоколадкой, сделать несколько энергичных движений.

Спросить себя: мне сейчас плохо – почему? Услышать свой ответ: «Потому что я устала, потому что я представляю, что мне сейчас вытирать это разлитое молоко, потому что вообще-то я сейчас хотела лечь спать, а не вытирать молоко. Сил никаких нет!» И после этого искренне себя пожалеть. Мысленно обнять, взять себя на ручки: «Ах ты моя бедняжка, так устала, а тут еще молоко разлили». Сразу становится полегче.

Наверное, совсем от этого никто не застрахован. Сложно всегда оставаться большой доброй собакой. Жизнь наша совсем не собачья, кроме детей, в мире так много всего, что вполне может оказаться больше нас: болезни, безденежье, конфликты с близкими, просто хроническая усталость – а тут еще и он вопит и требует. Важно, можем ли мы вовремя понять, что вылетели из взрослой роли и поскорее в нее вернуться.

После войны

Мы говорили о том, что ребенок переживает довольно болезненное открытие: я и родители можем хотеть разного, мы отдельные люди. Психологи говорят, что в этот момент происходит разрыв симбиотической связи, представления о себе и родителях как едином целом. Симбиоз не может быть вечным, ведь ребенку предстоит вырасти и отделиться от родителей полностью. Нужно же когда-то начинать. На самом деле в его жизненном багаже уже есть два мощных акта сепарации: роды, отделение от тела матери, и кризис одного года, когда он слез с рук и обрел свободу перемещения. Но тогда он был мал, не осознавал, что происходит, а теперь ему страшно. Он переживает конфликты с родителями как угрозу привязанности, как риск остаться без их любви. Ему страшно, он злится, при этом он не может не спорить, не сепарироваться, этого требует программа развития, но как же ему тяжело!

Если родитель остается заботливым взрослым, пусть даже он в процессе конфликта рассердился, он постарается дать понять ребенку, что ссора ссорой, но с привязанностью все в порядке. Обнимет, вытрет слезы, поможет умыться, собрать разбросанное. Такой опыт выхода из ссоры дает ребенку важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт, она сильнее, ссоре ее не разорвать. Можно хотеть разного, можно поругаться, можно рассердиться друг на друга, наговорить обидных слов – но отношения никуда не делись, любовь мамы ко мне не разрушить, всего лишь сказав ей: «Ты дура!». Это плохо, маме это не понравилось, но меня она по-прежнему любит. И я теперь, когда уже не сержусь, тоже очень ее люблю. Важнейший посыл на всю жизнь, основа всех будущих прочных отношений: можно быть разными, можно сердиться, но все равно любить. Бывает, что рассердишься и сделаешь что-то плохое, но потом можно помириться, попросить прощения.

Но что, если родитель после конфликта превращается в сурового неумолимого, холодного судью, чье прощение нужно долго вымаливать? Или мама становится обиженной маленькой девочкой с надутыми губками, а то и плачет? В некоторых семьях считается очень важным добиться от ребенка извинений после ссоры. «Пока не извинишься – не подходи!» – гордо заявляет родитель и начинает ребенка подчеркнуто игнорировать, в полной уверенности, что учит того признавать свои ошибки.

Однако для ребенка это звучит иначе. Получается, что его вышвырнули из отношений, привязанность поставили под вопрос. Теперь ему нужно ее обратно завоевывать, заслуживать, он больше никогда не сможет быть в ней уверен. Ему сказали по сути: «теперь ты отвечаешь за то, чтобы мы были вместе, ты решаешь, когда наша привязанность вернется и вернется ли вообще, я с себя эту ответственность снимаю». То есть, если говорить прямо, родитель уволился с роли родителя.

В мире ведь так не устроено, чтобы дети заводили себе родителей и строили с ними отношения. Все наоборот – это взрослые заводят детей и отвечают за отношения с ним. Для ребенка все эти «пока не извинишься – не подходи» означают, что родитель заявил: «Все, я больше не родитель. Ты меня теперь нанимаешь. Не я тебя в ребенки взял, а ты меня зовешь на роль родителя. Будет предложение – озвучивай, подходи». Это полностью переворачивает всю конструкцию, и вот тут может начать формироваться искаженная, перевернутая привязанность[4].

Это отношения, в которых ребенок был вытолкнут в доминантную роль и вынужден стать главным. Не от хорошей жизни – просто выхода нет, родитель-то уволился. Дети, конечно, очень этого не любят, долго сопротивляются, но если раз за разом родители всучивают им ответственность за отношения, позволяют себе детскую реакцию обиды, рано или поздно ребенок смиряется: ну, уволился, так уволился, что же делать. Придется самому.

Иметь дело с таким ребенком очень тяжело. Следование не работает – за кем следовать, если взрослый больше не взрослый? Мы ему слово – он нам десять. Мы ему что-то говорим – а он и не собирается слушать. Мы его что-то просим – он плевать хотел. Грубит, требует, а то и угрожает.

Помните маленького барчонка-деспота из фильма про Красную шапочку, за которым ходила целая толпа нянек, а он всех грозил избить плетками? При этом было видно, насколько этот невыносимый ребенок одинок и несчастен, каким незащищенным себя чувствует среди всего этого подобострастного потакания. Попавшая в этот странный дом девочка-подросток оказалась, похоже, самым взрослым человеком, которого малыш (на самом деле малышка) видел в своей жизни. Когда Красная Шапочка не спасовала перед его гневом и пожалела, проявила доминантную заботу, ребенок потянулся к ней всей душой.

Перевернутая привязанность – малоприятное явление, причем не только для взрослых, но и для самого ребенка. Он будет качать права, бунтовать, строить взрослых – и чувствовать себя глубоко несчастным, потому что за доминантную роль заплатит чувством защищенности, заплатит своим детством.

А воспитывать как?

Действительно, как? Нужно же ему объяснить, что драться, плеваться и обзываться – нехорошо, даже если ты очень сердит? Он же решит, что так и нужно, если его только целовать и обнимать?

Вопрос важный, и, чтобы на него ответить, нам нужно разобраться в том, как устроен мозг и где в нем хранится привязанность.

Мозг человека устроен сложно, в нем есть части очень древние, отвечающие за нас как за просто тело, которое дышит, движется, питается – это ствол. Есть верхняя, самая продвинутая и молодая часть – кора с ее извилинами, которая делает из нас собственно человека разумного, способного читать, считать, рассуждать, сопоставлять, изобретать новое. А между ними есть лимбическая система – средний мозг, или внутренний мозг. И вот она отвечает за все, что между миром природы и миром разума. Там живут эмоции и бессознательные реакции, там живут программы, обеспечивающие выживание и продолжение вида. Это прежде всего программа самосохранения – отслеживание угроз и мобилизация в ответ на угрозу, программа продолжения рода: поиск партнера, желание быть с ним, сексуальное поведение, и программа выращивания потомства – та самая программа привязанности, о которой мы ведем речь. Взрослому эта программа предписывает поведение защиты и заботы, чувство ответственности, а ребенку – зависимость, доверие и следование. Программы реализуются бессознательно, в простых жизненных условиях даже люди с очень невысоко развитым интеллектом (с диагнозом умственной отсталости) могут быть хорошими родителями и вырастить детей в защите и заботе – при условии, что сами были выращены так же.

Между разумным, верхним мозгом и лимбической системой есть определенная связь. Когда лимбическая система спокойна, не видит угрозы, верхний мозг работает в штатном режиме. Мы в ясном сознании, думаем о делах, решаем повседневные задачи, или с удовольствием развлекаемся и отдыхаем. Но как только получен сигнал опасности, в кровь выделяются гормоны стресса. Мы все прекрасно знаем по личному опыту, что в ситуации стресса способность размышлять затруднена. Можно думать о поисках выхода из конкретной ситуации, но не более того. Это похоже на объявление военного положения в государстве – в это время парламентские дискуссии, разработка новых законов, проведение экономических реформ неуместны, власть переходит к силовым ведомствам, развитие и строительство нового временно прекращаются, все решения принимаются исходя из одной цели: преодолеть угрозу. Процветание и развитие снимаются с повестки дня – на кону выживание.

Также и ребенок – когда его лимбическая система в тревоге: он испуган, болен, устал – он прекращает деятельность по познанию мира и ищет близости с родителем, чтобы чувствовать себя в безопасности рядом со своим взрослым. Понятно, что конфликт с этим самым взрослым для него – вдвойне стрессовая ситуация, мы помним, что привязанность – витальная потребность, и угроза привязанности переживается так же серьезно, как угроза жизни. А тут такой ужас происходит: мама или папа сердятся на меня, кричат, дают понять, что я не такой, как им надо, как будто я больше не их. И это еще если родитель не начинает драться или прямо угрожать отвержением: «Уходи от меня, ты мне такой не нужен!» – а тоже ведь бывает.

В таком состоянии все силы ребенка мобилизованы на то, чтобы пережить стресс. Ни на какое обучение, освоение новых правил и норм, у него нет сил, кортикальный, обучающийся, мозг передал бразды правления, отошел в сторону. А значит, все ваши умные и правильные слова, все нравоучения ребенку в эти минуты не то что в одно ухо влетят, в другое вылетят, – они даже не влетят, просто не попадут в его голову, останутся пустым звуком. Когда дети злы, испуганы, растеряны, когда они в сильных эмоциях – бесполезно в эти моменты сеять разумное, доброе, вечное с помощью слов. Слова – язык верхнего, кортикального мозга. А он в вынужденном отпуске.

NВ! Если мы хотим, чтобы ребенок нас услышал и понял, нам важно прежде всего успокоить его лимбическую систему. Вывести из стресса, дать понять, что мы по-прежнему его родители, и по-прежнему готовы защищать и заботиться. Обнять, утешить, проговорить его чувства, чтобы он понял, что вы с ним на связи, понимаете и чувствуете его.

Если ситуация только еще начала накаляться, можно ее попробовать разрядить: потормошить, пощекотать, дать много тактильного контакта, можно предложить игру, увлечь каким-то вопросом.

Если скандал уже разгорелся, деваться некуда – надо ждать, пока стресс стихнет и хотя бы не подливать масла в огонь криком, угрозами и невыполнимыми требованиями типа «прекрати орать», «немедленно успокойся», «замолчи сейчас же». (Вы сами-то захотели бы такое услышать, когда рыдаете – от мужа, например?) Просто остаемся рядом, если дается – обнимаем, гладим, что-то говорим. Смысл слов не очень важен, он все равно не очень понимает, важнее интонация, присутствие, прикосновение. Конечно, очень важно ваше собственное состояние, если вас трясет, вы ребенка не успокоите. Поэтому прежде всего вспоминаем про большую собаку, дышим, успокаиваемся сами – иногда этого достаточно, чтобы стресс ребенка пошел на снижение. Такое явление, как бессознательная эмоциональная подстройка ребенка и родителя мало изучено, но оно явно существует: по нашему дыханию, голосу, выражению лица, возможно, запаху дети довольно точно определяют наше эмоциональное состояние и начинают менять свое, чтобы звучать в унисон с родителем. Поведение следования, еще одно проявление.

А все поучения, нравоучения, рассуждения о том, как надо было, обучение новым технологиям общения – исключительно после того, как ребенок уже поплакал, расслабился, утешился, слезы высохли, военное положение отменено, кортикальный мозг вернулся к исполнению своих обязанностей, готов учиться. Вот теперь – самое время: рассказывайте, как не надо было, как можно было иначе, обсуждайте, формулируйте правила поведения и просите их запомнить на будущее. То есть говорите все, что вы хотите, чтобы было действительно ребенком услышано, а не просто вы для себя птичку поставили, что родительскую работу выполнили, повоспитывали. Все это говорится только в спокойном и доверительном состоянии, когда вы можете сесть рядом, обнять ребенка, заглянуть ему в глаза, назвать ласковым именем – вот в этот момент привязанность сделает свое дело, включится следование, и воспитание пойдет успешно.

Хотите, чтобы он умел просить прощения? Просите сами, покажите пример выхода из ссоры и признания ошибок. Если с привязанностью все будет в порядке – у него включится подражание и он тоже научится, сам, без нравоучений.

* * *

Как мы видим, кризис негативизма – такое время, когда ребенок и ваши с ним отношения могут много приобрести, но могут и серьезно пострадать.

Поэтому самое лучшее, что вы можете сделать для своих детей, когда они начнут с вами скандалить – скандалить с ними качественно. Разнообразно по репертуару, из позиции силы и заботы, и обязательно восстанавливая потом отношения, показывая, что наши отношения конфликт не может разрушить.

Зато если вы справились, если смогли убедить ребенка, что ваша с ними привязанность прочна и надежна, то вас ждет награда – следующий прекрасный возраст, когда к вам снова вернется покладистый, милый ребенок.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Возраст строптивости. Как не сорваться и как понять? – Образ жизни – Новости Санкт-Петербурга

images.yandex.ruПоделиться

Когда возраст ребенка приближается к трем годам, знающий родитель готовится принять на себя шквальные удары непослушного характера, нескончаемый поток капризов и необоснованного противодействия. Три года – это критический возраст не только для малютки, который впервые осознает свою личность и пытается с ней справиться, но и для родителей: как не сорваться на капризулю, как понять, чего малыш действительно хочет, как реагировать на бесконечное «Я сам», слезы, крики, вопли?

Кризис трех лет – это неизбежно?

Ваш ребенок не разлюбил вас, не возненавидел весь мир – просто развитие его личности вступает в новый серьезный этап. Возрастной кризис можно сравнить с болезнью, которой обязательно нужно переболеть, чтобы выработать иммунитет: защиту, которая станет опорой для организма в дальнейшем. То, как человек переживет свой первый кризис личности, будет влиять на аналогичные переживания, которые неизбежно настигнут человека в старшем возрасте.

Каждый кризис завершается некими психологическими новообразованиями: это тот урок, который детка извлекает из своих жизненных трудностей. В три года возникает новое ощущение своего собственного Я. Это некий рубеж, когда ребенок начинает задумываться о том, кто он и что он может. Согласитесь, такие вопросы мучают и многих взрослых. Поэтому не стоит относиться с пренебрежением к таким серьезным вопросам, пусть даже возникают они в трехлетнем возрасте.

«Кризис трёх лет» – это часто звучит из уст родителей с неподдельным ужасом, – говорит психолог Мария Зоря. – Поэтому, во-первых, уточню, что кризис трех лет – нормативный, то есть естественный кризис. Это не плохо и не хорошо, это просто психологический факт. Собственно, слово кризис не должно иметь негативную окраску. Кризис – это момент внутреннего преобразования, когда происходит рост. Кризис трех лет связан с тем, что ребёнок обнаруживает свое Я, то есть, иными словами, обнаруживает себя самого, отдельного от окружающего мира, от других людей. В это время он становится более подвижным, более энергичным, любознательным, начинает радостно и громко говорить при каждом удобном случае «Я сам!» И вот это «Я сам!» – очень, очень и очень важно. Ребёнок учиться быть самим собой, быть самостоятельным и инициативным. Даже в играх, в общении со сверстниками, у него появляются целенаправленные действия. Негативизм – «нет», «не хочу», «не буду» – тоже объясним. Это выражение того же самого противопоставления себя миру. То есть ребёнок «пробует на вкус», как это – быть отдельным человеком».

Семь кризисных симптомов

Лев Семенович Выготский, известный советский психолог, определил у трехлеток первый пояс симптомов, или, как он его назвал, семизвездие кризиса трех лет.

Первый тревожный звоночек для родителя – негативизм. Детка отказывается делать что-либо не потому, что есть определенные причины для этого, а просто из принципа, из-за того, что предложение внес кто-то из вне, а не сам ребенок. «Девочка на 4-м году жизни, с затянувшимся кризисом трех лет и ярко выраженным негативизмом, хочет, чтобы ее взяли на конференцию, на которой обсуждают детей, – пишет в своей статье Лев Выготский. – Я приглашаю девочку. Но, так как я зову ее, она ни за что не идет. Она упирается изо всех сил. «Ну, тогда иди к себе». Она не идет. «Ну, иди сюда» — она не идет и сюда. Когда ее оставляют в покое, она начинает плакать. Ей обидно, что ее не взяли. Таким образом, негативизм вынуждает ребенка поступать вопреки своему аффективному желанию. Девочке хотелось бы пойти, но потому, что ей предложили это сделать, она никогда этого не сделает».

Упрямство. Не путать с настойчивостью. Упрямство – это реакция ребенка, когда он настаивает на чем-либо не потому, что ему этого сильно хочется, а потому, что он это потребовал. Упрямство связано с первоначальным решением ребенка: на ваше предложение он ответил отказом и сколько бы доводов, самых очевидных, вы ни приводили, ребенок свою позицию менять не хочет.

Строптивость. Бунт против норм воспитания. Строптивость, в отличие от негативизма, безлична. Она направлена не против человека, а против образа жизни, сформировавшегося за эти три года. Строптивость красной линией проходит среди всех присущих кризису черт, и даже сам период получил название «возраст строптивости».

Своеволие. «Я сам!» – восклицает трехлетка. Это стремление к самостоятельности, повсеместная, беспрестанная проверка своих сил на прочность.

Далее идут второстепенные симптомы. Протест-бунт: объявление войны всем окружающим, постоянные ссоры. С этим связан симптом обесценивания – ребенок может выкинуть любимую игрушку, назвать маму дурой, грозиться ее убить, если она, к примеру, не дала ему шоколад. Последний симптом – двойственный. В семьях с одним ребенком это деспотизм: «Всё должно быть именно так, как я сказал». В семьях с несколькими детьми – это ревность.

«У невропатических детей именно в кризисе трех лет мы нередко видим появление невротических реакций, например, энурез, т.е. ночное недержание мочи, – пишет Выготский. – Ребенок, привыкший к опрятности, при неблагополучном течении кризиса часто возвращается в этом отношении к ранней стадии. Ночные страхи, неспокойный сон и другие невропатические симптомы, иногда резкие затруднения в речи, заикание, крайнее обострение негативизма, упрямства, так называемые «гипобулические припадки», т.е. своеобразного вида приступы, которые внешне напоминают припадки, но, по сути дела, не являются болезненными припадками в собственном смысле слова (ребенок трясется, бросается на пол, стучит руками, ногами), а представляют собой крайне заостренные черты негативизма, упрямства, обесценения, протеста».

Советы родителям

Известный психолог Мария Лисина важнейшим атрибутом, целью, итогом развития кризиса трех лет называет гордость за достижения. В период кризиса ребенок начинает стремиться к результату своей деятельности, а не просто наслаждаться процессом. Ему важно демонстрировать свои успехи взрослому и также важно получить от них одобрительную оценку. И, наконец, в этом возрасте ярко проявляется обостренное чувство собственного достоинства, формируется самооценка – залог успешности чада в будущем. В этот период важно настроить маленького человека на положительное восприятие себя и мира в целом. «Часто родителям не хватает терпения, – продолжает психолог Мария Зоря. – Понятно, что у родителей свои, взрослые, дела, поездки, планы, обязательства и запас энергии поменьше, чем у ребёнка. Но тем не менее, необходимо осознать, что когда спешащая мама говорит «Так, сейчас я тебя одену и поедем в магазин. Сейчас же иди сюда!», в то время как ребёнок занят строительством грандиозного замка, это приводит к печальным последствиям будущих лет, когда эта же мама будет жаловаться подругам, что ребёнок ничего не хочет делать сам, его ничто не интересует или интересует, но он ничего не доводит до результата, бросает занятие на середине пути. Не следует резко прерывать игры ребёнка, нужно дать возможность довести игру до итога.

Кричать, торопить, дёргать – тоже не стоит. Наберитесь терпения. Спрашивайте его мнение во всех возможных для этого ситуациях. Не используйте постоянно слова «Нет» и «Нельзя», пробуйте строить предложения через «Да». Например, не «Нельзя идти на красный свет», а «Можно идти на зелёный свет». Это очень утрированный пример, но, надеюсь, суть ясна – общайтесь через позитив, а не через негативные запреты. Не усердствуйте в переключении на другие предметы или занятия («Давай лучше вот эту книжку почитаем», «Давай лучше вот туда сходим погулять» и т.д.), так как это заглушает право на собственную инициативу, ребенок привыкает, что кто-то другой лучше знает, куда надо идти и что делать. Лучше, опять же, пробовать использовать иную формулировку, предлагать альтернативу, спрашивая мнение ребёнка («Может быть, ты хочешь…?», то есть поясняете, что есть ещё и вот такой вариант)».

Психологи советуют относиться к трехлетке в некоторой степени как ко взрослой самостоятельной личности, потому что малышу такое отношение необходимо в этом возрасте. Нельзя отчитывать, ругать, кричать на него прилюдно – это унижает личность человека. На упрямство и строптивость нужно реагировать долгими, настолько, насколько это необходимо, разговорами, разъяснениями причин и следствий. Это будет первым кирпичиком, заложенным в адекватность будущего взрослого. Ведь кризис трех лет мотивирован именно отношениями в социуме: первопричиной негативных реакций малыша служит не сама суть ситуации, а отношение с людьми и, конечно, с самим собой. Личность ребенка и окружающий мир начинают взаимодействовать по другим правилам.

Дайте ребенку время как следует изучить себя и свои возможности в этом мире, за ваше терпение в награду вам будет полноценная, интересная, сильная личность, которая способна добиться успеха и жить в гармонии, будучи уже взрослой.

Елена Шайдаева

P.S А каким был кризис 3 лет у вашего ребенка. Как вы реагировали? И что из этого получилось? Пишите в блоге “Фонтанки”.

Преодоление кризиса негативизма

Дети так быстро растут — вы уже это заметили. Кажется, еще совсем недавно вы с удовольствием наблюдали за первыми шагами своего малыша, а теперь ваш малыш отказывается буквально от всего, что вы предлагаете делать. Если вы уже сталкивались с трудностями кризиса негативизма, возможно, вам было трудно одевать своего малыша.

Этот период является необходимым этапом формирования личности вашего ребенка. Чтобы быть кратким, ваш ребенок проверяет, где проходят границы, настаивая на собственном мнении, которое всегда противоположно вашему.Вы приобрели милую одежду для девочки для своей дочери, и она отказывается надевать ее без драмы. Не торопите малыша — лучше попробуйте приведенные ниже советы, которые помогут вам легче пережить этот период.

Придумай игру для переодевания

«Кто первым побежит к двери? Кто первый оденет и соберется на прогулку?» Игра, которую вы можете выбрать, зависит от предпочтений вашего ребенка и любимых занятий. Будьте изобретательны, и вы найдете эффективный подход.Конечно, это не волшебная таблетка. Однако новая игра будет интересовать малыша как минимум несколько дней.

Отвлеките ребенка чем-нибудь

Не относитесь к процессу одевания как к чему-то такому большому. Найдите занятие, которое увлечет вашего малыша, и быстро оденьте его. Для этого можно купить пару новых книг или просто встать с ребенком у окна и посчитать птиц на улице (конечно, если это безопасно).

Предоставьте своему малышу выбор

Одним из наиболее важных аспектов кризиса негативизма является желание вашего ребенка быть независимым.Таким образом, предоставьте своему малышу такую ​​возможность. Предварительно выберите несколько нарядов, подходящих по погоде, и дайте малышу принять окончательное решение. Кроме того, вы также узнаете любимый цвет, стиль и принт. Это облегчит процесс выбора одежды в будущем.

Привлеките малыша к выбору нарядов

Благодаря интернет-магазинам вам не нужно бегать за малышом по торговому центру с просьбами вести себя хорошо в магазине. Найдите момент, когда ваш ребенок спокоен и в хорошем настроении и спросите, какой из нарядов выглядит лучше.Конечно, вам также придется предварительно выбрать варианты на выбор.

Кризис — это временно

Кажется, период негативизма невыносим, ​​и ты не справишься. Однако, хотите верьте, хотите нет, но это скоро закончится. Самое главное для родителей – не увлекаться. Сохраняйте спокойствие и уверенность, и ваш малыш это почувствует. Только так вы покажете малышу, что являетесь надежной стеной, за которой всегда может спрятаться ваш малыш.

Как процветать, когда все кажется ужасным

ККГАЗ/Stocksy

Куда бы мы ни повернулись, нас окружает негатив.Новости, которые мы читаем, социальные сети, которые мы просматриваем, и разговоры, которые мы ведем и подслушиваем. Мы поглощаем стресс от нашей семьи, друзей и коллег. И это сказывается.

The Mighty, общественная платформа (основанная Майком), которая предоставляет информацию о здоровье и объединяет людей для решения конкретных проблем со здоровьем, с марта опросила более 70 000 читателей и членов сообщества на предмет их осведомленности, восприятия и опыта в связи с коронавирусным кризисом. В сентябре респонденты сообщили, что их тремя главными эмоциями были разочарование, беспокойство и гнев.Число респондентов, выбравших гнев в качестве одной из своих главных эмоций, увеличилось более чем вдвое с марта — с 20% до 45% в сентябре.

Негатив может иметь токсические эффекты. На самом деле исследования Кристин снова и снова показывают, что мы колеблемся, когда сталкиваемся с негативом или грубостью. Свидетельство грубости мешает нашей рабочей памяти и снижает нашу производительность. Простое воздействие грубых слов снижает нашу способность обрабатывать и запоминать информацию. Мы склонны закрываться, перестаем общаться и перестаем быть полезными другим.Дисфункциональные и агрессивные мысли (а иногда и действия) стремительно нарастают.

К счастью, исследования Кристин также показывают, что существует продуктивный способ противостоять этим эффектам. Это называется процветанием — психологическим состоянием, в котором люди испытывают чувство жизненной силы и обучения. Преуспевающие люди растут, развиваются и полны энергии, а не чувствуют себя застойными или истощенными.

В ходе исследований, проведенных в различных отраслях, Кристин обнаружила, что люди, находящиеся в состоянии процветания, более здоровы, более устойчивы и способны лучше сосредоточиться на своей работе.Когда люди чувствуют хотя бы намек на процветание, это защищает их от отвлекающих факторов, стресса и негатива. В исследовании, проведенном в шести организациях из шести различных отраслей, сотрудники, охарактеризованные как очень успешные, продемонстрировали в 1,2 раза меньше выгорания по сравнению с их коллегами. Они также были на 52% более уверены в себе и своей способности взять ситуацию под контроль. У них гораздо меньше шансов, что негатив заставит их отвлечься или сомневаться в себе.

Итак, как вы увеличиваете свое процветание, особенно когда кажется, что вы тонете в негативе? Наше исследование указывает на некоторые тактики.

Избегайте негатива . Обратите внимание на то, что вы поглощаете: какую информацию вы решили прочитать, какие медиа вы потребляете, какую музыку слушаете, с кем проводите время и на кого равняетесь. Негатив просачивается в наши поры через эти источники. Так что делайте простой выбор от негатива к позитиву.

Следите за тем, что вы говорите вслух. Негативные выражения особенно коварны и сильны. Будьте внимательны к тому, что вы думаете и говорите.Да, окружающие влияют на вас и ваше настроение, но мы больше, чем кто-либо другой, контролируем свои мысли и чувства. И то, что мы говорим вслух, также имеет значительный вес. По словам Тревора Моавада, тренера по умственной подготовке, работающего в основном с элитными спортсменами, наше чувство благополучия наносит в десять раз больше вреда, если мы выражаем мысль словами, чем просто думаем о ней.

Итак, подумайте дважды о том, как вы описываете и говорите о ситуации. Вместо того чтобы говорить: «Это худшее, что я когда-либо видел» или «Это катастрофа» (или «опустошительно», или «ужасно»), настройте свой язык так, чтобы он был более нейтральным.Вы можете сказать: «Эта ситуация сложная», что признает возможность для роста или обучения. Вы можете — и должны — признать правду, при этом сводя к минимуму ее силу тянуть вас вниз.

Нейтральное мышление. Негативные мысли и заботы сбивают нас с пути. У нас больше проблем с выполнением основных задач. Длительное повторяющееся негативное мышление связано со снижением когнитивных функций и болезнью Альцгеймера. Это также причиняет боль другим, потому что они подвергаются воздействию нашего негатива.Конечно, слишком легко зацикливаться на токсичных людях или ситуациях. Мы можем играть в игру с обвинением, размышлять или чрезмерно анализировать ситуацию. Гораздо лучше принять проактивное мышление, сосредоточившись на том, что мы можем контролировать и что нам следует делать дальше.

Моавад предлагает использовать нейтральное мышление — непредвзятый, нереактивный способ оценки проблем и анализа кризисов. Это включает в себя пребывание в моменте, реагирование на каждый момент по мере его развития и сосредоточение внимания на том, как вы можете повлиять на свое следующее действие.Не увлекайтесь анализом прошлых неудач и не увлекайтесь будущими страхами или мыслями. Берите по одной пьесе за раз.

Практикуйте благодарность постоянно . Можно много говорить о пользе благодарности. Благодарность уменьшает наш стресс, делает нас счастливее и помогает нам достигать наших целей. Регулярное чувство благодарности увеличивает социальную поддержку, которую мы получаем, что еще больше снижает стресс и его негативные последствия. Это особенно эффективно, когда практикуется вместе с нейтральным мышлением.Квотербек «Сиэтл Сихок» и победитель Суперкубка Рассел Уилсон рассказал о том, как он использовал эту комбинацию, чтобы справиться со смертью своего отца, мучительным поражением в Суперкубке, влиянием Covid на его жизнь и профессию и другими проблемами. Уилсон говорит, что с «отношением благодарности» вы можете быть благодарны за вызов и пройти через него.

Его совет побудил нашу семью задуматься о некоторых положительных моментах, которые принесла пандемия. Например, как и многие семьи, мы начали еженедельные собрания Zoom, объединяющие членов семьи, разбросанных по всему миру, которые раньше не общались регулярно.

Будьте осторожны, управляя своей энергией. Вы также можете повысить свою устойчивость перед лицом негатива и способствовать процветанию, занимаясь спортом, хорошо питаясь и высыпаясь — все, что мы знаем, что должны делать, но часто не делаем, когда нас бомбардируют негативом. Когда мы тренируемся, наши мышцы перекачивают «молекулы надежды» в наши телесные системы, которые полезны для нашего психического и физического здоровья. Вы можете усилить этот эффект, занимаясь на улице, с другими людьми или под музыку.

Здоровое питание также поможет вам избавиться от негатива. Насколько хорошо вы реагируете на разочарование, когда голодны? Нам не хватает самоконтроля, необходимого для терпеливого реагирования. Сон также важен. Его недостаток ухудшает саморегуляцию и самоконтроль, что может привести к еще большему негативу. Исследования связывают плохой сон с разочарованием, нетерпением, враждебностью, беспокойством, низким уровнем веселья, низким уровнем доверия, отклонениями на рабочем месте и неэтичным поведением. Лишение сна также вредит отношениям между лидерами и их последователями и уменьшает объем помощи, которую люди оказывают другим.

Ищите позитивные отношения — внутри и вне работы.  Исследование Кристин показало, что обескураживающие отношения, в которых один человек обладает устойчивым, повторяющимся набором негативных суждений, чувств и намерений по отношению к другому человеку, в четыре-семь раз сильнее влияют на чувство процветания сотрудника, чем энергичные, позитивные отношения. . Чтобы компенсировать эти эффекты, окружите себя и проводите больше времени с энергетиками — людьми в вашей жизни, которые заставляют вас улыбаться и смеяться и поднимают настроение.

Возможно, вы не в состоянии остановить поток негатива в своей жизни, особенно прямо сейчас, но вы можете противостоять его ядовитому воздействию, делая разумный выбор в отношении того, кем и чем вы себя окружаете, образа мышления, к которому вы приспосабливаетесь, и информации, которую вы потребляете. . Благодаря этому выбору вы станете лучше не только для себя, но и для окружающих.

 

Примечание редактора (30 октября): этот фрагмент был обновлен, чтобы восстановить абзац, который был случайно пропущен при первоначальной публикации.  

Подросток. 7 способов преодолеть подростковый кризис — 7spsy

Построить конструктивный диалог с подростком крайне сложно. Грубость, эмоциональный шантаж, провокационное поведение – вот самые распространенные реакции ребенка даже на «безобидные» замечания родителей. В семье непонимание, у всех глубокие обиды. Но всегда ли переходный возраст такой болезненный? В статье мы поднимем важную тему: как пережить этот сложный кризисный период для родителей и ребенка с наименьшими потерями.

Содержимое:

Подростковый: особенности развития ребенка

В психологии кризис подросткового возраста считается самым сложным этапом взросления каждого человека. В этот период ребенок преодолевает границу между детством и зрелостью, что коренным образом меняет его мировоззрение. Отсюда и все изменения в поведении подростка – еще вчера он был милым ребенком, а сегодня кажется взбешенным.

Подростковый кризис начинается с 11-12 лет и продолжается до 17-18 лет.И у него, несмотря на все негативные проявления, есть важная функция – ребенок ищет себя в этом мире, понимает свои чувства, расставляет приоритеты, активно накапливает опыт социальной жизни. Бегство от кризиса только задерживает развитие человечества. Молодые люди, достойно прошедшие этот непростой период, становятся сильнее и увереннее в себе, обретают способность распоряжаться своей судьбой. [1]

Мы научим вас договариваться и находить компромисс

«Гормональный взрыв», свойственный подростковому кризису, сопровождается яркими внешними проявлениями – интенсивным ростом и половым созреванием.Это во многом влияет на поведение ребенка. Обозначим основные черты подросткового кризиса:

  • Крайне критичное отношение к собственной внешности, развивающее застенчивость и неуверенность в себе.
  • Грубость и категоричность в общении со взрослыми.
  • То ли грубость, то ли доброта из-за резких перепадов настроения.
  • Живой интерес к сексуальным темам.
  • Нарушение родительских табу – первый опыт употребления алкоголя и курения.
  • Показное равнодушие ко всему окружающему.
  • Установление личных границ и поддержание определенной дистанции с родителями.
  • Депрессивные состояния.
  • Плохая успеваемость в школе, потому что вокруг много отвлекающих факторов – любовь, новые друзья и интересы. [2]

Не всегда все «симптомы» подросткового кризиса содержатся в ребенке. Итак, по мнению психологов, есть 2 основных пути его протекания. [3]

  1. Кризис независимости

Это наиболее распространенная форма подросткового кризиса.В этом случае ребенок становится настоящим бунтарем – строптивым, непослушным, упрямым, своевольным. Его поведение и отношение к окружающему миру становятся своеобразным стремлением вперед, выходя за рамки «детских» норм и правил. Подросток всеми доступными средствами заявляет миру: «Я уже взрослый, и теперь все будет по-моему».

  1. Кризис зависимости

В этом случае поведение подростка также меняется, но в совершенно противоположном направлении, чем бунт.Ребенок проявляет чрезмерное послушание, зависимость от родителей или старших приятелей. Это как бы регресс в эмоциональном развитии, откат к детским формам поведения. Ребенок боится вступать во взрослую жизнь и всеми силами старается остаться в том периоде жизни, когда чувствует себя в безопасности «под крылом» взрослых.

По мнению психологов, подросток часто занимает двойственную позицию, то есть у него проявляются симптомы кризиса самостоятельности и кризиса зависимости.Но чтобы помочь ребенку, важно понимать, какие именно признаки проблемного сценария преобладают. [3]

Стадии подросткового кризиса

Психолог и педагог Л.С. Теме подросткового кризиса Выготский посвятил немало своих научных работ. Этот период в жизни ребенка он считал наиболее значительным, своеобразным основанием в развитии личности. По Выготскому, подростковый кризис плавно проходит 3 фазы.[3]

Фаза 1 – предкритическая (отрицательная)

Ребенок начинает ломать систему, меняя свое поведение. Это кризис раннего подросткового возраста. Ребенок с 11 лет испытывает границы дозволенного, старается вырваться из-под опеки родителей, меняет старые привычки, начинает по-новому смотреть на происходящее вокруг.

Фаза 2 – кульминация

Выготский отмечает кульминацию подросткового кризиса – 13 лет. Начиная с этого возраста поведение ребенка резко меняется, и не всегда в лучшую сторону.Подросток действует непредсказуемо и остро реагирует на все происходящие вокруг процессы. Перепады настроения и нежелание учиться плохо сказываются на развитии познавательных функций ребенка 12-15 лет (память, внимание, мышление), если с этим не работать, ребенку может быть трудно поступать и учиться в университете в будущем.

Фаза 3 – посткритическая

На данном этапе возрастного кризиса подросток уже мирится с самоизменениями.Он пытается собрать накопленный опыт и учится находить компромиссы со своим «Я». Хотя и не без труда, подросток усвоил азы общения со сверстниками и старшими. Он понимает, что такое «хорошо» и «плохо». При благополучном исходе возрастного кризиса ребенок вполне готов вступить во взрослую жизнь.

Причины подросткового кризиса

Провокационное поведение ребенка, по мнению психологов, может быть связано с его страхами и неуверенностью в себе.Причины подросткового кризиса заключаются не в том, что подросток хочет конфликта как такового. Ребенок пытается понять свои мысли и передать другим свои убеждения:

  1. «Я уже взрослый»

Бунт — самый простой способ для подростка добиться равных прав, доказать свою значимость, расширить границы дозволенного. Ребенок считает себя взрослым и хочет самостоятельно принимать решения. И, конечно же, его/ее интересы сталкиваются с жесткой родительской критикой.Мама и папа не готовы признать, что их малыш вырос и действительно имеет право открыто выражать свое мнение. Отсюда и многочисленные проблемы подросткового кризиса.

  1. «Кто я?»

До 10-11 лет ребенок активно познает окружающий мир. Но потом все меняется – теперь взгляд подростка больше направлен внутрь себя. Он начинает «копаться» в своих мыслях, пытаясь найти свое предназначение в этом мире, занять определенные позиции в обществе.Это так называемый кризис подростковой идентичности. Пережить это психологически тяжело для ребенка.

Процесс самосознания требует уединения. Именно поэтому многие подростки становятся молчаливыми и замкнутыми, ограничивая свое общение с родителями. Дети боятся, что взрослые их не поймут. Это одна из основных причин, которая может подтолкнуть ребенка к побегу из дома и жить на улице.

  1. «Это моя территория»

Все подростки ревностно отстаивают свою личную территорию.Они пытаются очертить границы, за которые родители не могут переходить. Жизненные взгляды мамы и папы ребенок считает «старомодными», а потому не заслуживающими внимания. Подросток, выстраивая личные границы, пытается защититься от критики родителей и жизненных трудностей.

  1. «У меня есть собственное мнение»

В подростковом кризисе в сознании подростка доминирует жесткая логика. Ему нужны четкие ответы на важные вопросы. Критическое мышление у ребенка еще недостаточно развито, поэтому окружающий мир кажется биполярным – черным или белым, с полным отсутствием полутонов.До сих пор подросток не способен разобраться в сложной палитре отношений между людьми. Многие жизненные процессы не укладываются в его мировоззрение, где правит только добро и зло. Это провоцирует многочисленные конфликты со сверстниками и родителями. Также подросток может навсегда прекратить дружбу с другом или полностью в чем-то разочароваться.

Особенности подросткового кризиса у девочек и мальчиков

У девочек и мальчиков подростковый кризис протекает по-разному. Каковы особенности этого непростого периода взросления?

Подростковый кризис у девочек

«Моей дочери 12 лет.И за последний год она сильно изменилась, я буквально не узнаю свою девочку. Проблем с успеваемостью в школе нет. Но я знаю, что мальчики появились в ее компании. И теперь все мысли дочери только о любовных делах. Мне, конечно, это кажется глупым, но я вижу, как моя девочка переживает. Она стала замкнутой, постоянно плакала. На все мои вопросы отвечает, что все в порядке. Но я вижу – она волнуется. Она стала часто говорить, что она некрасивая. Раньше она могла даже ходить в школу надутой, а теперь часами просиживает перед зеркалом.

Недавно она решила сесть на диету, почти ничего не ест. Но какая может быть диета, если она и так стройная. Боюсь, что ничего не съев, навредит ее здоровью. Подозреваю, что это все для того, чтобы быть привлекательной для мальчиков».

– Ирина, 40 лет

По мнению психологов, девочки несколько раньше вступают в подростковый кризис. Начинается в 10-11 лет и заканчивается в 16-17 лет. В этом случае криз протекает мягче.

Девочки-подростки гораздо реже проявляют негатив, скрытую или пассивную агрессию.Во многом это связано с тем, что они крайне остро переживают внутренний конфликт, осознавая, что нарушают общепринятые нормы поведения, приписываемые женщинам. Большинство девочек жестко контролируют свое поведение в подростковом кризисе – стараются вести себя правильно, чтобы не вызывать недовольство взрослых.

Еще одной отличительной чертой тяжелого подросткового кризиса у девочек является то, что они часто зациклены на несовершенствах своей внешности.Девушки ищут всевозможные способы достижения недостижимого идеала красоты. И часто эти методы вообще не оправдывают цель, подрывая здоровье – например, строгие диеты. А яркий вызывающий макияж девочек, которым они пытаются покрасоваться, совершенно неуместен в средней и старшей школе.

Некоторые девочки-подростки демонстрируют негативизм с социально значимой направленностью – пытаются защитить права других людей, уберечь близких от бед. [4]

Подростковый кризис у мальчиков

«Моему сыну 15 лет, он учится в средней школе.Вот уже пару лет мы все боремся с его подростковым кризисом. Сын дает нам беспорядки, которые сводят нас с ума.

Постоянные вечеринки и игры за компьютером – еще полбеды. Он учится из-под палки. Вскоре он должен поступить в университет. Наряду с его успеваемостью, дисциплина в школе тоже плохая. Меня постоянно вызывает в школу директор, потому что мой сын устраивает драки и грубит учителям.

Мы с мужем все перепробовали — и с сыном спокойно поговорили, и дома заперли, и гаджеты забрали.Ничего не помогает».

– Марина, 38

У мальчиков подростковый психологический кризис начинается в 11-12 лет и заканчивается в 17-18 лет. Часто протекает очень быстро. Дело в том, что у юношей уже начинает формироваться представление о мужском типе поведения. Но это не всегда правильные поведенческие установки – многие проблемы мальчик пытается решать силой, проявляя агрессию. Другая крайность – полная отстраненность и отчуждение от близких, чтобы скрыть истинные чувства, ведь считается, что «мужчина не должен проявлять эмоций».А в подростковом возрасте, принимая во внимание, насколько сильно «бунтуют» гормоны, сложно скрывать свои чувства – куда проще остаться в одиночестве.

Мальчики более спокойно воспринимают собственные проявления агрессии, имея убеждение, что мужчины при необходимости склонны к такому поведению. Никаких сожалений и размышлений. Подростки чаще обвиняют свои вспышки ярости на внешние факторы – «Я не виноват, вот как развились обстоятельства». [4]

Негативизм подростков

негативизм – это негативное отношение к миру вокруг, проявляется в негативной оценке людей и их действий.

Негативизм особенно выражен у подростков как раз в подростковом кризисе. Учитывая незрелость личности ребенка и его черно-белую картину мира, многие жизненные ситуации он воспринимает крайне негативно. Ребенок становится упрямым, замкнутым, грубым, даже агрессивным, то и дело нарушает дисциплину в школе. Но это только внешняя оболочка – негативизм становится своеобразной броней, которая прикрывает многочисленные страхи ребенка на пороге взросления. По сути, негативизм — это реакция подростка на какую-то неудовлетворенную личную потребность.Например, отсутствие уважения, понимания и любви со стороны родителей и близких. [2]

По мнению психологов, негативизм у подростков во многом зависит от среды, в которой растет ребенок. Если ребенок воспитывается в семье с постоянными конфликтами, где царят неуважение друг к другу и агрессия, негативное отношение к окружающей действительности рано или поздно проявится. [3]

Психологи делят подростковый негатив на пассивный и активный.Пассивный негативист открыто не ссорится, он просто пропускает все просьбы, требования и замечания родителей. Специфика активной негативности заключается в том, что подросток вкладывает все свои силы в спор со взрослыми – он делает противоположное тому, что его просят. [3]

Проблемный подросток: что делать родителям?

Насколько успешно пройдет подростковый пубертатный кризис, будет зависеть от особенностей ребенка и основ воспитания, которые заложили родители.Не менее важно положение близкого окружения. Несмотря на то, что «колючий» подросток показывает всем свой негатив, поддержка ему нужна как никогда. Не отталкивайте ребенка, помогите разобраться в собственных чувствах и войти во взрослую жизнь с чувством твердого фундамента.

При решении такого количества проблем, сопровождающих кризис подросткового возраста, родителям приходится запастись терпением, чтобы не испортить отношения с ребенком. Какие рекомендации помогут?

1.Узнайте, как правильно разрешать конфликты с ребенком

Строгие запреты и наказания, эмоциональный шантаж, острая критика, навязывание собственного мнения – все это не работает в воспитании подростка. Родителям важно научиться эффективно Жесткие запреты и наказания, эмоциональный шантаж, острая критика, навязывание собственного мнения – все это не работает в воспитании подростка. Для родителей важно научиться эффективно . Только через доверительный диалог и искреннее желание помочь.Слушайте, учите, давайте советы.

2.    Уважайте личное пространство подростка

Несмотря на то, что вы имеете полное право давать советы и наставления своему ребенку, уважайте его личное пространство и не навязывайте свое мнение по тем или иным вопросам. Чтобы не портить отношения с подростком, соблюдайте границы, которые он установил. Постучите в дверь перед входом в комнату ребенка, не читайте сообщения в телефоне и в соцсетях, не спрашивайте слишком много о друзьях.Даже эти, казалось бы, незначительные изменения в вашем поведении дадут ребенку понять, что вы не посягаете на его личную жизнь.

Это не значит, что жизнь подростка нужно пускать на самотёк. Продолжайте следить за его/ее временем и успеваемостью в школе. Но это не должно выглядеть как посягательство на свободу.

3. Относитесь к подростку как к взрослому

Пора перестать смотреть на своего ребенка как на младенца. Подросток уже достаточно взрослый, чтобы принимать определенные решения.Дайте ему/ей некоторую свободу действий и уважайте его/ее желание совершать «взрослые» поступки.

Каждый, даже ребенок, имеет право на ошибку. Он развивает личность и помогает накапливать жизненный опыт.

4.    Не сбрасывайте со счетов чувства подростка

Подросток очень остро воспринимает буквально каждое событие в жизни. Помогите ему безболезненно выйти из конфликтов с друзьями и поддержите, когда он терпит неудачу. Видя, что вам не все равно, ребенок будет более уверен в себе и будет прислушиваться к вашим советам, что крайне важно.

Научитесь искусству общения с ребенком. «Ничего страшного — твоя девушка бросила тебя! У тебя их будет много!» – это не самые подходящие слова утешения для мальчика, страдающего от односторонней любви. Не сбрасывайте со счетов его проблемы, поддержите в трудную минуту. Иногда достаточно просто сказать: «Я тебя понимаю».

5. Найдите общие точки соприкосновения с подростком

Подросток, столкнувшись с непониманием родителей, часто отдаляется от них и замыкается в себе.Постарайтесь найти точки соприкосновения с вашим растущим ребенком. Это поможет обеспечить эффективную профилактику и коррекцию девиантного поведения подростка, а также контролировать его эмоциональное состояние.

Найдите с ребенком общее хобби, активно отдыхайте вместе, ходите в кино, посещайте выставки и концерты. Поверьте, не все, что любит современная молодежь, плохо. Поймите, чем интересуется ваш ребенок. Это поможет быть на одной волне.

6.    Покажите личный пример

Подростки чувствительны к лицемерию.Будьте уверены, что ложная проповедь о нравственных ценностях в виде наставлений и приказов не повлияет на ребенка. Учите его/ее на личном примере. Это поможет подростку понять суть происходящего вокруг и овладеть искусством общения. Каждый ребенок приносит многие поведенческие установки именно из той среды, в которой он воспитывался. Пусть это будет правильные настройки, но не агрессия и чрезмерная строгость.

7.    Используйте технику модификации поведения 7Spsy

Даже несмотря на чуткое отношение родителей, бывают ситуации, когда кризис у подростка сопровождается серьезным бунтом.Он буквально «срывается с места» — уходит из дома, совсем не хочет учиться, пробует алкоголь и наркотики, которые могут перерасти в серьезные химические зависимости. В этом случае медлить нельзя – обратитесь за помощью к психологу.

Подростковый бунт во многом связан с негативным отношением. Если их скорректировать, то можно решить многие проблемы в личностном развитии вашего ребенка. Отличный результат показывает методика модификации поведения 7Spsy. Это запатентованная методика поведенческой психологии, основанная на теориях И.П. Павлов, Б.Ф. Скиннер, А.А. Ухтомский.

Мы научим вас договариваться и находить компромисс

Прохождение курса поможет ребенку изменить устоявшиеся негативные установки, толкающие его на агрессию или замкнутость. С приобретенными навыками подростку будет легче разобраться в себе и в происходящих вокруг процессах. Это важно для гармоничного развития личности.Заменяя негативные установки позитивными, ребенок научится грамотно разрешать конфликты, что поможет выстроить продуктивный диалог с друзьями и родителями.

Обучение по методике модификации поведения 7Spsy рассчитано на срок до 6 недель. За этот короткий промежуток времени ребенок освоит здоровую модель поведения, которая позволит ему продуктивно пережить возрастной кризис и развить необходимые личностные качества.

Консультации и общение с психологом осуществляются в удобном онлайн-режиме – по электронной почте, в чатах и ​​по телефону.Успокойте ребенка – он может не рассказывать друзьям о тренинге, в котором будет участвовать. Это крайне важно для подростков – они не хотят, чтобы кто-то знал об их «слабостях». Участие в тренинге строго конфиденциально.

Каталожные номера:

  1. «Психология развития и возрастная психология. Учебник для СПО», 2018 г., Г. Бубнова.
  2. «Психология развития ребенка», 2005 г., Л.С. Выготский.
  3. «Вопросы детской психологии», 2016 г., Л. С. Выготский.
  4. «Психолого-педагогическое исследование гендерных различий подростковой агрессии», 2016 г., Иванова А.Д.

Baby Revolution три года кризис негативизма… – Stock Photo [69221949]

Это стоковое фото под названием «Детская революция, три года кризиса негативизма…”[69221949], содержит теги ребенка, девочки, ребенка. Автор этого товара – RomK (№ 1789548). Доступны размеры от S до XL, а цена начинается от 5 долларов США. Вы можете скачать образцы данных с водяными знаками (составляйте изображения), проверяйте качество изображений и используйте Lightbox после бесплатной регистрации. Увидеть все

Детская революция три года негативизм кризис концепция Че Гевара косплей

Предварительный просмотр кадрирования Закрыть предварительный просмотр обрезки
  • 1:1
  • 4:3
  • 4:5
    (8:10)
  • 3:2(6:4)

* Вы можете перемещать изображение, перетаскивая его.

Причины рекомендовать план подписки на изображения