Кризисы возрастного развития: Основные возрастные (кризисные) этапы развития ребенка

Содержание

кризис развития ребенка семи лет — Образовательная платформа «Юрайт». Для вузов и ссузов.

В пособии рассматривается психологическое содержание одного из детских кризисов возрастного развития — кризиса 7 лет. Студенты и психологи-практики найдут ответы на вопросы: «К каким теоретическим подходам в отечественной психологии можно обратиться при решении задач развития детей 6—7 лет?», «Каким образом строить психодиагностическую работу, по каким показателям определять кризисный статус ребенка в этом возрасте?», «Как создать психологические условия для благополучного проживания детьми этого кризиса?» Родители узнают, какое содержание общения с детьми в предшкольный период будет иметь наибольший развивающий потенциал. Соответствует актуальным требованиям Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования. Адресовано студентам, обучающимся по направлению психолого-педагогического образования, педагогам-психологам образовательных организаций, родителям детей 6—7 лет, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами детского развития.

Укажите параметры рабочей программы

Дисциплина

Возрастная психология и возрастные кризисы

УГС

44.00.00 «ОБРАЗОВАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ»37.00.00 «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ»

Направление подготовки

Уровень подготовки

Журнал «Психология образования в поликультурном пространстве»

Мокринская Н. В.

КРИЗИС РАЗВИТИЯ КАК ПРЕДМЕТ РЕФЛЕКСИИ БУДУЩЕГО ПЕДАГОГА

  • Бизяева, А.А. Психология думающего учителя: педагогическая рефлексия [Текст] / А.А. Бизяева. – Псков: ПГПИ им. С.М Кирова, 2004.

  • Божович, Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте [Текст] / Л.И. Божович. – М., 1968.

  • Божович, Л.И. Избранные психологические труды: Проблемы формирования личности [Текст] / Л.И. Божович. – М., 1995.

  • Выготский, Л.С. Собрание сочинений [Текст] / Л.С. Выготский. – М., 1984. т.4.

  • Выготский, Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития [Текст] / Л.С. Выготский // Вопросы психологии. – 1972. – № 2.

  • Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] / В.И. Даль. – М., 1979. – Т.2.

  • Драгунова, Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте [Текст] / Т.В. Драгунова // Вопросы психологии. – 1972, №2.

  • Нежнова, Т. А. Динамика «внутренней позиции» при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту [Текст] / Т.А. Нежнова // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. – 1988. – № 1.

  • Поливанова, К.Н. Психологический анализ кризисов возрастного развития [Текст] / К.Н. Поливанова // Вопросы психологии. – 1994. – №1.

  • Поливанова, К.Н. Возрастные кризисы глазами психолога и педагога [Текст] / К.Н. Поливанова // Психологическая наука и образование. – 1997. – № 2.

  • Слободчиков, В.И. Интегральная периодизация общего психического развития [Текст] / В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерсан // Вопросы психологии. -1996. – № 5.

  • Фрейд, З. Психология бессознательного [Текст] / З. Фрейд. – СПб., 2007;

  • Худоян, С. С. Переходные и критические возрасты в жизни человека [Текст] / С.С. Худоян // Наука и техника. – № 1-3. – 1999.

  • Цукерман, Г.А. Психология саморазвития [Текст] / Г.А. Цукерсан. – М., 1994.

  • Эльконин, Д.Б. Психологический анализ кризисов. Послесловие [Текст] // В кн. Выготский Л.С. Собр. соч. В 6 т. – Т.4. – М., 1984.

  • Эльконин, Д.Б. Введение в психологию развития [Текст] / Д.Б. Эльконин. – М., 1994.

  • Эльконин, Д.Б. Выдержки из научных дневников [Текст] / Д.Б. Эльконин // Избр. психол. тр. – М., 1989.

  • Эриксон, Э. Детство и общество [Текст] / Э. Эриксон. – СПб., 2002.

  • Offer, D. Tree developmental routes through normal male adolesense / D. Offer, J. Offer // Adolescent Psychiatry, 1976. – V.47.

  • Valverde, 1982. The self-evolving supervisor // Supervision of teaching. Alexandria, V.A.

  • Таблица Возрастные кризисы

    Кризис Задача Новообразование Признаки Коррекция

    Кризис 1

    года

    Основная задача –

    самостоятельность,

    автономность.

    1) ребенок становится более

    настойчивым и свободным в

    своих движениях и вследствие

    этого устанавливает более

    широкий и, по существу,

    неограниченный для него радиус

    целей;

    2) его чувство языка становится

    настолько совершенным, что он

    начинает задавать бесконечные

    вопросы обо всем, часто не

    получая должного и

    вразумительного ответа, что

    способствует совершенно

    неправильному толкованию

    многих понятий;

    3) речь и развивающаяся

    моторика позволяют ребенку

    распространить свое воображение

    на такое большое количество

    ролей, что зачастую его пугает.

    Связан с увеличением

    возможностей ребенка и

    появлением все большего

    количества новых потребностей.

    Для этого времени характерен

    всплеск самостоятельности, а

    также появление аффективных

    реакций (ярких эмоциональных

    вспышек, таких как плач, крик,

    топание ногами, драки, кусание,

    отрицание). Такие -вспышки

    здесь выражаются как реакция

    на непонимание со стороны

    взрослых. Возникновение

    автономной речи и отчасти –

    появление самостоятельной

    ходьбы.

    Необходимо помочь

    ребенку пережить

    нелегкий переходный

    период и помочь ему

    ощутить свою

    самостоятельность.

    Ребенок должен иметь

    простор для своей

    бурной деятельности.

    Кризис

    новорожде

    нности

    Возраст от рождения до

    1 года, основная задача

    – доверие (или

    недоверие) к миру.

    Ребенок из комфортных

    привычных условий жизни

    попадает в новые тяжелые

    обстоятельства. Этот период

    характеризуется

    катастрофическим изменением

    условий жизни, помноженным на

    беспомощность ребенка.

    Приспособление к новым

    условиям существования

    требует от человека

    мобилизации всех ресурсов,

    хода сложных многогранных

    адаптативных процессов.

    В этот момент очень

    важно присутствие

    матери. Ощущение ее

    тепла, запаха, звук ее

    голоса, биение ее

    сердца – все это

    успокаивает малыша.

    Кризисы возрастного развития и их влияние на личность. Возрастные кризисы в психологии

    Кризис возрастного развития имеет разное обозначение. Его называют кризисом развития, возрастным кризисом, кризисным периодом. Но все это условное наименование переходных этапов возрастного развития, характеризующихся резкими психологическими изменениями. Независимо от желаний и обстоятельств человека такой кризис наступает внезапно. Но для кого-то он протекает менее болезненно, а для некоторых – открыто и бурно.

    Надо отметить, что следует отличать кризис возрастного развития от кризиса личности человека. Первый возникает в связи с возрастной динамикой психики, а второй – в результате создавшихся социально-психологических обстоятельств, в которые человек попадает неожиданно для себя и испытывает в них отрицательные переживания, повлекшие за собой внутреннюю перестройку психики и поведения.

    В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии ребенка. Часть психологов считает, что детское развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания.

    Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше.

    В настоящее время в психологии все чаще говорят о переломных моментах в развитии ребенка, а собственно кризисные, негативные проявления относят на счет особенностей его воспитания, условий жизни. Близкие взрослые могут эти внешние проявления смягчить или, наоборот, усилить. Кризисы, в отличие от стабильных периодов, длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже нескольких лет.

    Возрастной кризис рассматривается с одной стороны как этап развития (см. стр. 7), а с другой – как механизм развития (см. стр.16). Обе эти характеристики кризиса развития были обоснованы Л.С. Выготским. Они взаимосвязаны, так как кризисвыступает механизмом развития на определенном этапе психического становления. Он действует через противоречия между имеющимися потребностями и новыми социальными требованиями, которые появляются в жизни человека при переходе из одного возраста в другой. Сущность кризиса кроется в перестройке внутренних переживаний, в изменении потребностей и побуждений при взаимодействии со средой. Таким образом, кризис возрастного развития имеет следующие характеристики:

    Это есть естественный этап психического развития;

    Завершает (отделяет) каждый возрастной период и появляется на стыке двух возрастов;

    В основе лежит противоречие между средой и отношением к =ней;

    Результатом кризиса развития становится преобразование психики и поведения.

    Кризис развития имеет две стороны. Первая – негативная, разрушительная сторона. Она говорит о том, что во время кризиса идет задержка психического развития, отмирание и свертывание раннее приобретенных психических образований, умений и навыков. Само время кризиса протекает беспокойно с появлением в поведении у человека отрицательных эмоций и переживаний. Кроме этого, при неблагоприятном течении кризиса могут формироваться негативные характеристики личности и межличностного взаимодействия, а неудовлетворение новых потребностей вводит человека в повторное (или затянутое) кризисное состояние развития. При патологическом течении кризиса может произойти искажение нормальной возрастной динамики.

    Другая сторона кризиса возрастного развития – позитивная, конструктивная, которая сигнализирует о появлении положительных изменений (новообразований и новой социальной ситуации развития), составляющих смысл каждого переломного периода. Позитивное преобразование психики и поведения человека возникает при благоприятном течении кризиса.

    Таким образом, можно отметить, что кризис развития представляет собой чувствительный этап к преобразованию психики, где грань между ее нормальным и нарушенным развитием очень тонкая. В каком направлении разрешится кризис – чаще всего зависит от продуктивности взаимодействия человека (ребенка) со средой, что определяет индивидуальность течения возрастного кризиса.

    Кризисы развития изучал и ученик Л. С. Выготского – Д. Б. Эльконин. Он открыл закон чередования в ходе психического развития ребенка. Ученый выделил различные по ориентации виды деятельности, которые периодически сменяют друг друга: за деятельностью, ориентированной в системе отношений между людьми («человек – человек») следует деятельность, где ориентация идет на способы употребления предметов («человек – предмет»). Каждый раз между этими двумя типами ориентаций возникают противоречия, которые становятся причиной появления кризиса развития, так как действие не может дальше развиваться, если оно не встроено в новую систему отношений и без поднятия интеллекта на определенный уровень не будут развиваться новые мотивы и способы действия. С учетом указанных выше ориентаций ведущих видов деятельностей Д.Б. Эльконин объяснил содержание выделенных Л.С. Выготским кризисов развития. Так, в период новорожденности, в 3 года и 13 лет происходят кризисы отношений, а в 1 год, 7 и 17 лет – кризисы мировоззрения, которые также чередуются.

    В отечественной психологии идет преобладание точки зрения на то, что кризисы развития неизбежно появляются на стыке двух каких-либо возрастных периодов. Сроки протекания кризисов в детстве, установленные Л.С. Выготским, оспариваются, а вот последовательность их возникновения сохраняет свою актуальность, так как отражает нормативные закономерности психического развития.

    Л. С. Выготский выделяет следующие стадии течения кризиса развития.

    I. Предкризис. Возникает противоречие между средой и отношением человека к ней. Предкризисное состояние характеризуется переходным внутренним состоянием, где показатели аффективной и когнитивной сфер становятся противоположно направленными. Снижается интеллектуальный контроль и в то же время повышается чувствительность к окружающему миру, эмоциональность, агрессивность, психомоторная расторможенность или вялость, замкнутость и др.

    II. Собственно кризис. На этой стадии идет временное максимальное обострение психологических проблем личностного и межличностного характера, где можно наблюдать определенную степень отклонения от возрастной нормы в психофизическом развитии. Часто проявляются низкая познавательная активность, психологическая лабильность (неустойчивость), снижение коммуникативности, утрата устойчивости психики, перепад настроения и мотивации. В целом на ребенка или взрослого в это время трудно повлиять, договориться, переориентировать и др.

    III. Посткризис. Это время разрешения противоречий через образование новой социальной ситуации развития, гармонии между ее составляющими. В результате данной гармонии осуществляется возвращение к нормальному состоянию, где аффективные и когнитивные компоненты психики становятся однонаправленными. В подсознание уходят «старообразования», а на новый уровень сознания выдвигаются новообразования психики.

    В заключении отметим, что кризис возрастного развития появляется внезапно и также исчезает. Его границы размыты. Он является кратковременным по сравнению со стабильными периодами. Разрешение кризиса связано с установлением новых социальных отношений со средой, которые могут носить продуктивный и деструктивный характер развития.

    Кризисы встречаются не только в детстве, но и в периоды взрослости.

    Психические изменения, которые появляются в это время у ребенка или взрослого, носят глубокий и необратимый характер.

    План:

    Введение

    1.Сущность возрастного кризиса

    2.Возрастные кризисы

    2.1. Кризис новорожденного

    2.2 Кризис подросткового возраста

    2.3 Кризис среднего возраста

    2.4 «Узелковый период» кризис старости

    Литература

    Введение

    В психологических теориях категория “возрастной кризис” используется в многочисленных контекстах, отличается по своему содержанию и связывается с различными характеристиками психического развития человека. Суть возрастных кризисов заключается в изменении системы связей человека с окружающей действительностью и его отношения к ней, в смене ведущей деятельности. В отличие от кризисов невротического или травматического типа, они относятся к нормативным изменениям, необходимым для нормального поступательного хода психического развития.

    В период возрастных кризисов резко изменяется эмоциональный фон, появляются элементы депрессивной симптоматики, выраженной тревожности, напряженности, снижения работоспособности и т. д. Все это является следствием рассогласования в системе самопрогнозирования, уровня притязаний личности: человек не может обеспечивать продуктивное выполнение индивидуальных программ. Реализация этих программ начинает требовать огромных энергетических усилий.

    Если рассматривать возрастные кризисы с точки зрения перемен, наступающих в поведении ребенка, то все они характеризуются некоторыми общими чертами. В критические периоды дети становятся непослушными, капризными, раздражительными: часто вступают в конфликт с окружающими взрослыми, особенно родителями и воспитателями; у них возникает отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, доходящее до упрямства и негативизма.

    Проблематика возрастных кризисов в онтогенезе является актуальной, чрезвычайно интересной и в то же время недостаточно разработанной в теоретическом и экспериментальном плане. Само понятие “возрастной кризис” является одним из наименее четко определенных и часто не имеет законченной формы. Тем не менее, термин широко употребляется и среди психологов, и среди педагогов. С содержательной точки зрения периоды возрастных кризисов представляют интерес, поскольку отличаются специфическими особенностями процесса психического развития (наличие резких изменений в психике, обострение противоречий, негативный характер развития и т.д.).

    Кризисный период оказывается трудным для ребенка, а также для окружающих его взрослых – педагогов и родителей, которым становится необходимо вырабатывать стратегии воспитания и обучения на основе происходящих с ребенком кардинальных изменений в психике. Поведение детей в эти периоды характеризуется трудновоспитуемостью и представляет особую сложность для взрослых. Для того чтобы подобрать адекватные воспитательные меры, необходимо проанализировать предпосылки возникновения кризиса, особенности социальной ситуации развития, сущность происходящих с ребенком изменений, новообразования кризисного периода. Возрастные кризисы характерны не только для детского возраста, выделены также нормативные кризисы взрослости. Эти кризисы отличаются особым своеобразием в протекании периода, в характере личностных новообразований человека и т. д.

    Цель работы заключается в анализе психологической сущности, структуры и содержанию возрастных кризисов. Исходя из поставленной цели, решались следующие задачи:

    Теоретический анализ аспектов изучения проблемы возрастных кризисов;

    Раскрытие сущности и содержания возрастных кризисов;

    Изучение общих принципов возрастного психического развития;

    Психологический анализ кризисов возрастного развития.

    1. Сущность возрастного кризиса

    Кризис (от греческого krineo) означает «разделение дорог». Понятие «кризис» означает острую ситуацию для принятия какого-то решения, поворотный пункт, важнейший момент в жизни или деятельности человека.

    Кризис в жизни это ситуация, в которой человек сталкивается с невозможностью реализации внутренней необходимости своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей) в виду возникновения препятствий (чаще всего внешних), преодолеть которые, опираясь на свой прошлый опыт, он не может. Человек привыкает к определенной форме своей жизни и деятельности: образу и состоянию тела, пище, одежде, более или менее комфортным условиям существования, счету в банке, автомобилю, жене, детям, социальному статусу, смыслам и духовным ценностям. Кризисное состояние лишает его опоры. Однако наряду с отрицательными, негативными проявлениями, кризис как ничто другое вычленяет, что человеческого остается от человека, что у него остается внутри, что в нем укоренилось и крепко сидит, а что сразу разрушается, как только исчезнут внешние атрибуты. Все внешнее выходит наружу в процессе кризиса, и человек начинает осознавать его внешность. Если же он еще и отказывается от этой внешней шелухи, то происходит очищение сознания, глубинное понимание истинной ценности, духовное осознание себя. Поэтому психологический кризис – это физическое и психическое страдание, с одной стороны, и трансформация, развитие и личностный рост – с другой. Таким образом, источник кризиса психического развития лежит не в конфликте человека с внешней системой отношений, а обусловлен внутренним конфликтом отношения реальной и идеальной формы. Именно это отношение и провоцирует сначала конфликт, затем попытки его разрешения, а затем и переход в новую систему сотрудничества, то есть переход к новой ведущей деятельности.

    Кризис – это не тупик, а некие противоречия, которые накапливаются у человека. Кризис в жизни – это всегда неприятно. Будь то здоровье или семья, или работа, или дружеские отношения. Человек выбивается из привычного ритма. Тем не менее есть ряд так называемых «нормативных» кризисов, через которые человек проходит в течение всей жизни: кризис новорожденного, одного года, трех, семи, переходного возраста, кризис середины жизни в 35-45 лет, « узелковый период».

    Все жизненные кризисы подобны матрешке. Тяжело, когда человек не выходит из кризиса, а накапливает их. Все кризисы, по сути, связаны с поиском смысла жизни и попытками ответить на вопросы типа “Зачем я живу? Для кого?”, а так же проблема личной свободы, и борьба за нее на всех этапах жизни.

    Хотя у человека и есть внутренние резервы (адаптационные свойства) для того, чтобы решить возникающие трудности, зачастую эти защитные механизмы не справляются.

    Рассматривая кризисы как закономерность психического развития человека, зная их периодичность и причины возникновения, их можно по меньшей мере предсказать, а значит смягчить неизбежные, встроенные в природу человека и избежать тех, которые являются результатом неправильного выбора самого человека.

    Самой, пожалуй, важной функцией кризиса, является его влияние на развитие человека – Л.С. Выговский писал, что «если бы кризисы не были обнаружены экспериментально, их, тем не менее, следовало бы задать теоретически». Основанием для такого утверждения служит то, что процесс развития человека происходит «рывками», от одной стадии к другой, т. Е. Скорее революционным, чем эволюционным путем. В эти периоды в относительно короткий срок происходят кардинальные изменения, сильно заметные окружающим.

    2. Возрастные кризисы

    Возрастные кризисы – это особые, относительно непродолжительные по времени (до года), возрастные периоды, характеризующиеся резкими психическими изменениями личности человека, возникающие при переходе от одной возрастной ступени к другой, связанные с системными качественными изменениями в сфере социальных отношений человека, его деятельности и сознания. Возрастной кризис обусловлен возникновением основных новообразований предшествующего стабильного периода, которые приводят к разрушению одной социальной ситуации развития и возникновению другой адекватной новому психологическому облику человека. Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. Суть возрастного кризиса в преобразовании социальной ситуации развития, при котором старая социальная ситуация развития разрушается, а на ее месте, вместо нее, строится новая; психологическое содержание возрастного кризиса состоит в том, что происходит субъективация новообразования предшествующего стабильного периода, т.е. превращение новообразования стабильного периода в субъективную способность индивида.

    Хронологически выделяют следующие возрастные кризисы: кризис новорожденности; кризис одного года; кризис трех лет; кризис семи лет; кризис семнадцати лет; кризис тридцати лет; пенсионный кризис. Понятие об отдельных критических возрастах вводились в науку эмпирическим путем и в случайном порядке. Анализ кризисных периодов позволит вскрыть психологическую сущность процесса онтогенетического развития личности. Основные отличие критических периодов развития от стабильных периодов заключается в длительности протекания, в характеристиках динамики психических изменений, в характере возникающих новообразования. Возрастной кризис может сопровождаться особым синдромом – трудновоспитуемость.

    2.1 Кризис новорожденного

    Процесс рождения – тяжелый, переломный момент в жизни ребенка. Рождение – это всегда резкий переход к новому. Психоаналитики называют рождение травмой и считают, что вся последующая жизнь человека носит печать пережитой им при рождении травмы.

    Рождаясь, ребенок физически отделяется от матери и попадает в совершенно иные условия: холод, яркая освещенность, воздушная среда, требующая другого типа дыхания, необходимость смены типа питания. При переходе к внеутробному существованию коренным образом меняется не только условия жизни, но само физиологические существование малыша. До рождение ребенок и мать слиты в одно. Его температура равна температуре тела матери. Он живет в мире, где нет контрастов темноты и света, тепла и холода. Рождаясь, младенец попадает в мир контрастов и противоречий, и самое первое из них – первый вздох.

    С обрезанием пуповины ребенок получает свободу, но физиологически «теряет» мать. Чтобы эта потеря не была травмирующей, совершенно необходимо присутствие и внимание матери с первых минутах жизни младенца. Ощущение ее тепла, запаха, звука ее голоса, биение ее сердца – все это связывает его с прежней жизнью и делает его приход в этот не таким резким, болезненным и травмирующим. Очень важно чувствовать и видеть своего малыша с первой минуты его появления на свет и для матери: в это время материнские чувства наиболее остры.

    Ребенок приходит в этот мир слабым и совершенно беспомощным. Хотя, родившись, он отделился от матери физически, но биологически еще связан с ней. Ни одной своей потребности он не может удовлетворить самостоятельно. Такая беспомощность, полная зависимость от взрослого человека составляют специфику социальной ситуации развития новорожденного. Приспособится к новым, чудным для него условиям ребенку помогает наследственно закрепления механизма – безусловные рефлексы: это, прежде всего, система пищевых рефлексов, а также защитные и ориентировочные рефлексы. Некоторые рефлексы являются атавистическими – они получены в наследство от животных предков, но бесполезны для ребенка и вскоре исчезают. Так, например, рефлекс, называемый иногда « обезьяньим» пропадает уже на втором месяцы жизни (приложение а).

    Человеческое дитя наиболее беспомощно среди всех детенышей в момент своего рождения. Это не зрелость не только в высших регуляторных, но и многих нежелающих физиологических механизмов, что приводит к возникновению новой социальной ситуации. В данный период вообще нельзя рассматривать ребенка отдельно от взрослого. Сказанное чрезвычайно важно, ибо ребенок еще не обладает никакими способами взаимодействия со взрослыми.

    Важные события в психической жизни ребенка – возникновения слухового и зрительного сосредоточения. Слуховое сосредоточение появляется на 2-3-й недели, зрительное – на 3-5 недели.

    Новорожденный проводит время во сне или дремотном состоянии. Постепенно из этого дремотного состояния начинают выделяться отдельные моменты, краткие периоды бодрствования. Слуховое и зрительное сосредоточение придают бодрствованию активный характер.

    Лицо взросло вызывает у ребенка состояния «блаженство» – он улыбается. Улыбка на лице ребенка и является концом кризисом новорожденности. С этого момента у него начинаются индивидуальная психическая жизнь.

    Ребенок не просто улыбается, он реагирует на взрослого движениями всего тела. Младенец все время находится в движении. Он откликается эмоционально. Комплекс оживления включает четыре основных компонентов:

    Замирания и зрительное сосредоточение – долгие, пристальный взгляд на взрослого;

    Улыбку, выражающую радостные эмоции ребенка;

    Двигательные оживления, движения головы, вскидывание ручек и ножек, прогибание спинки и п.р.;

    Вокализации – вскрики (громкий отрывистые звуки), гуканье (тихие короткие звуки «кх», «гк»), гуление (протяжные звуки, напоминающие пение птиц – «гуулллиии» и п.р.).

    Дети, отстающие в развитие прежде всего отстают именно в появления комплекса оживления. Комплекс оживления, как первый специфический поведенческий акт ребенка, становится определяющим для всего последующего его психического развития. Он является первым актом общения ребенка со взрослым и свидетельствует о переходе в новый стабильный период – период младенчество.

    2.2 Кризис подросткового возраста

    На образ физического “я” и самосознания в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются наименее выгодным положением; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития. После относительно спокойного младшего школьного возраста, подросткового кажется бурным и сложным. Развитие на этом этапе действительно идет быстрыми темпами, особенно много изменений наблюдается в плане формирования личности. Главная особенность подростка личностная нестабильность. Противоположные черты, стремление, тенденции, сосуществуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребенка.

    Многие подростки, подпадая под зависимость от физического состояния, начинают сильно нервничать и обвинять себя в несостоятельности. Эти ощущения часто не осознаются, а подспудно формируют напряженность, с которой подростку трудно справиться. На таком фоне любые внешние трудности воспринимаются особенно трагически.

    Подростковый возраст- период отчаянных попыток «пройти через все». При этом подросток по большей части начинает свой поход с табуированных или прежде невозможных сторон взрослой жизни. Многие подростки «из любопытства» пробуют алкоголь и наркотики. Если это делается не для пробы, а для куража, возникает физическая зависимость. Но и баловство, пробы могут привести к психологической зависимости, что проявляет себя в возникновении напряженности, тревоги, раздражительности.

    Подростки достаточно легкомысленно относятся к человеческим порокам и слабостям и в результате быстро приобщаются к алкоголю и наркотикам, превращая их из источника ориентированного поведения (любопытства) в предмет своих потребностей. На этом фоне, рефлексируя на свое «падение», подросток нередко превращает его в форму своего самоутверждения, заглушая внутреннее чувство потери себя, своего личного кризиса.

    Там, где слабы внутренние тормоза, где слабо развито чувство ответственности за себя и другого, прорывается готовность к сексуальным контактам с представителями противоположного, а иногда и своего пола. Высокая степень напряжения до и после сексуального общения ложится сильнейшим испытанием на психику. Первые сексуальные впечатления могут оказать влияние на сферу сексуальной жизни взрослого человека. Поэтому важно, чтобы эти впечатления отражали достойные формы взаимодействия юных сексуальных партнеров. Многие подростки на почве неблагополучного опыта обретают неврозы, а некоторые – и венерические заболевания. Все эти формы новой жизни подростков ложатся на психику тяжелым бременем. Напряженность от неопределенности жизни в новом качестве (курильщик, сексуальный партнер и др.) В результате потери самоидентичности толкает многих подростков в состояние остро переживаемого кризиса.

    Отдельно следует указать на отроческий кризис, связанный с духовным ростом и изменением психического статуса. Хотя в этот период происходит объективное изменение социального положения отрока (возникают новые отношения с близкими, сверстниками, учителями; расширяется поле деятельности и др.), наиважнейшим фактором, влияющим на возникновение кризиса, являются рефлексия на внутренний мир и глубокая неудовлетворенность собой. Потеря идентичности с самим собой, несовпадение прежних представлений о себе с сегодняшним образом – вот основное содержание отроческих переживаний. Неудовлетворенность может быть столь сильной, что появляются навязчивые состояния: непреодолимые угнетающие мысли о себе, сомнения, страхи. При этом сохраняется критическое отношение к этим состояниям, что усугубляет тяжелые чувства подростка.

    Многие подростки переживают кризис во внешних проявлениях негативизме – бессмысленном противодействии других, немотивированном противостоянии родителям, учителям. Задача близких взрослых и психологов здесь однозначна – необходимо включиться в проблемы отрока и постараться облегчить его жизнь в этот период.

    2.3 Кризис среднего возраста

    Кризис среднего возраста – самая странная и страшная пора в психическом развитии человека. Многие люди (особенно творческие), не найдя в себе силы, и не обретя новый смысл жизни, просто уходят из нее. На этот период (после подросткового) приходится наибольшее число суицидов.

    Как уже говорилось выше, у взрослого человека начинают формироваться вопросы, на которые он не в состоянии ответить, но которые сидят внутри и разрушают его. « в чем смысл моего существования!?», «это то, чего я хотел!? Если да, то что же дальше!?» и т.д. представления о жизни, сложившиеся между двадцатью и тридцатью годами, не удовлетворяют его. Анализируя пройденный путь, свои достижения и провалы, человек обнаруживает, что при уже сложившейся и внешне благополучной жизни личность его несовершенна, что много времени и сил потрачено впустую, что он мало сделал по сравнению с тем, что мог бы сделать, и т. П. Иными словами, происходит переоценка ценностей, критический пересмотр своего «я». Человек обнаруживает, что многое он уже не может изменить в своей жизни, в себе: семью, профессию, привычный образ жизни. Самореализовав себя в период молодости, человек вдруг осознает, что, в сущности, стоит перед той же задачей – поиска, самоопределения в новых обстоятельствах жизни, с учетом реальных возможностей (в том числе ограничений, не замечавшихся им ранее). Этот кризис проявляет себя в ощущении необходимости «что-то предпринимать» и свидетельствует о том, что человек переходит на новую возрастную ступень – возраст взрослости. «кризис тридцати» – условное название этого кризиса. Это состояние может наступить и раньше, и позднее, ощущение кризисного состояния может наступать на протяжении жизненного пути неоднократно (как и в детстве, отрочестве, юности), так как процесс развития идет по спирали, не останавливаясь.

    Для мужчин в это время характерны разводы, смена работы или изменение образа жизни, приобретение дорогих вещей (автомобили, мотоциклы), частая смена сексуальных партнерш, причем прослеживается четкая ориентация на юный возраст последних, как бы начинает добирать то, чего не смог получить в более раннем возрасте, реализует свои детские и юношеские потребности.

    У женщин во время кризиса 30-летия обычно меняются приоритеты, установленные в начале ранней взрослости. Женщин, ориентированных на замужество и воспитание детей, теперь в большей степени начинают привлекать профессиональные цели. В то же время те, кто отдавал свои силы работе, теперь, как правило, направляют их в лоно семьи и брака.

    Переживая этот кризисный момент своей жизни, человек ищет возможность укрепления своей ниши во взрослой жизни, подтверждения своего статуса взрослого: он хочет иметь хорошую работу, он стремится к безопасности и стабильности. Человек еще уверен в том, что возможно полное воплощение надежд и чаяний, образующих «мечту», и усердно трудится для этого.

    2.4 «Узелковый период» кризис старости

    В преклонном возрасте (старости) человеку предстоит преодолеть три подкризиса. Первый из них заключается в переоценке собственного «я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до ухода на пенсию остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает человеку возможность выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. В результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.

    Бесспорно, проблема смерти является всевозрастной. Тем не менее, именно для пожилых и престарелых она не представляется надуманной, преждевременной, трансформируясь в проблему естественной смерти. Для них вопрос об отношении к смерти переводится из подтекста в контекст самой жизни. Наступает время, когда в пространстве индивидуального бытия начинает отчетливо звучать напряженный диалог между жизнью и смертью, осознается трагизм временности. Тем не менее, старение, смертельные болезни и умирание воспринимаются не как составные части процесса жизни, а как полное поражение и болезненное непонимание ограниченности возможностей управлять природой. С точки зрения философии прагматизма, подчеркивающей значение достижений и успеха, умирающий является потерпевшим поражение.

    Сейчас наша социальная структура, равно как и философия, религия и медицина почти ничего не могут предложить для облегчения душевных мук умирающего. Пожилые и престарелые люди, как правило, опасаются не самой смерти, а возможности лишенного всякого смысла чисто растительного существования, а также страданий и мучений, причиняемых болезнями. Можно констатировать наличие двух ведущих установок в их отношении к смерти: во-первых, нежелание обременять своих близких, во-вторых, стремление избежать мучительных страданий. Этот период также называют «узелковым», потому что, не желая обременять своей старостью и смертью, многое пожилые люди начинают готовиться к смерти, собирать сопутствующие обряду вещи, откладывать деньги на проведение похорон. Поэтому многие, находясь в подобном положении, переживают глубокий и всеохватывающий кризис, затрагивающий одновременно биологические, эмоциональные, философские и духовные стороны жизни.

    Культура сопереживания смерти другого человека выступает неотъемлемой составляющей общей культуры, как личности, так и общества в целом. При этом совершенно справедливо подчеркивается, что отношение к смерти служит эталоном, индикатором нравственного состояния общества, его цивилизованности. Важно создать не только условия для поддержания нормальной физиологической жизнеспособности, но и предпосылки для оптимальной жизнедеятельности, удовлетворить потребность пожилых и престарелых людей в знаниях, культуре, искусстве, литературе, часто выходящих за пределы досягаемости для старших поколений. Многие взрослые в период возрастного кризиса своего ребенка сталкивается с кризисом собственной системы воспитание, поскольку изменения в поведении ребенка начинают свидетельствовать о неэффективности старой стратегии воспитания, приводят к субъективному переживанию этой ситуации, пробам построения новых поведенческих стратегий и тактик и переходу к новым формам взаимодействия с ребенком. Эта последовательность в целом повторяет структуру возрастного кризиса с одним существенным отличием: если ребенок переживает активный кризис, то кризис воспитание взрослого – реактивный. Ребенок «сам» разрушает привычные формы совместности со взрослым, взрослый же «реагирует» на разрушение, вначале делая попытку их сохранить.

    В период возрастного кризиса меняются действия всех участников взаимодействия: и взрослых, и детей. Условием для успешного разрешения кризиса является именно коррекция поведения взрослых. Взрослому необходимо иметь определенные знания об изменениях, происходящих с ребенком на данном возрастном этапе. Только на основе этих знаний можно определенным образом действовать и анализировать собственные действия. Как правило, возрастной кризис у взрослых людей усугубляется определенными ненормативными факторами (сильные эмоциональные переживания и крупные неудачи – потеря важных родственных связей, смерть, развод, выкидыш и др.). На современном этапе количество людей, испытывающих те или иные кризисные состояния, неуклонно возрастает. С одной стороны, это может быть связано с резкими изменениями условий жизни (нестабильность общественных структур, болезни, изменение социального окружения), с другой – с определенным эволюционным этапом в развитии психики людей в целом.

    Длительность кризисных переживаний, возможность конструктивного или деструктивного выхода из кризиса в значительной мере определяются типом совладания, отношения личности к неблагоприятной жизненной ситуации. Наиболее типичные варианты отношений личности к кризисам: игнорирующее; преувеличивающее; демонстративное; волюнтаристское; продуктивное. Конечно, в этой сфере еще много направлений для дальнейших исследований. Проблема кризисов и выходов из них, на сегодняшний день – одна из самых перспективных и актуальных проблем психологии.

    Литература

    1. Обухова Л.Ф. возрастная психология/ российское педагогическое агентство, 2004. – 193с.

    2. Эриксон Э. Идентичность. Юность и кризис/ центрполиграф, 2003. – 133с.

    3 .Абрамова Г.С. возрастная психология / эксмо, 2003. – 301с.

    4. Мухина В.С. возрастная психология/ академия, 2006. – 608с. 5. Рогов е.и. общая психология/ владос, 2002. – 202с.

    6. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов: учебное пособие для студентов педагогических вузов/ харвест, 2007. – 640с.

    7. Эльконин Д.Б. избранные психологические труды/ педагогика, 2000. – 560с.

    8. Холлис Д. Перевал в середине пути: кризис среднего возраста/ когито-центр, 2005. – 192с.

    Кризис новорождённости (биологический кризис) – 0 – 2 мес.

    Младенческий возраст (2м. – 1 год).

    Кризис 1 года.

    Раннее детство (1 г. – 3 г.).

    Кризис 3 лет.

    Дошкольный возраст (3 г. – 7 лет).

    Кризис 7 лет.

    Младший школьный возраст (7 лет – 11 лет).

    Подростковый кризис.

    Подростковый возраст (11 лет -16 лет).

    Юношеский возраст (16 лет – 18 лет).

    Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

    Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше. К этой теме обращались Божович, Поливанова, Гейл Шихи.

    Кризисы длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии. Значительные сдвиги в развитии, ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер. Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости». Ребенок выходит из-под контроля взрослых. Аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

    В кризисе развитие приобретает негативный характер: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Но создается и что-то новое. Новообразования оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них, и, таким образом, отмирают.

    Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, котарая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

    Кризис новорожденности. Связан с резким изменением условий жизни. Ребенок из комфортных привычных условий жизни попадает в тяжелые (новое питание, дыхание). Адаптация ребенка к новым условиям жизни.

    Кризис 1 года. Связан с увеличением возможностей ребенка и появлением новых потребностей. Всплеск самостоятельности, появление аффективных реакций. Аффективные вспышки как реакция на непонимание со стороны взрослых. Главное приобретение переходного периода – своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским автономной. Она значительно отличается от взрослой речи и по звуковой форме. Слова становятся многозначными и ситуативными.

    Кризис 3 лет. Граница между ранним и дошкольным возрастом – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину. Ребенок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения. Появление феномена «Я сам», по Выготскому это новообразование «внешнее Я сам». «Ребенок пытается установить новые формы отношения с окружающими – кризис социальных отношений».

    Л.С. Выготский описывает 7 характеристик кризиса 3 лет. Негативизм– негативная реакция не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Главный мотив действия – сделать наоборот.

    Меняется мотивация поведения ребенка. В 3 года он впервые становится способен поступать вопреки своему непосредственному желанию. По-ведение ребенка определяется не этим желанием, а отношениями с другим, взрослым человеком. Мотив поведения уже находится вне ситуации, данной ребенку. Упрямство. Это реакция ребенка, которая настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Строптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания.

    Ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам. В принципе это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

    У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны со взрослыми. В этих случаях говорят о протесте-бунте. В семье с единственным ребенком может появиться деспотизм. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

    Обесценивание. 3-летний ребенок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и т.п. У ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых.

    Кризис 3 лет связан с осознанием себя как активного субъекта в мире предметов, ребенок впервые может поступать вопреки своим желаниям.

    Кризис 7 лет. Может начаться в 7 лет, а может сместиться к 6 или 8 годам. Открытие значения новой социальной позиции – позиции школьника, связанной с выполнением высоко ценимой взрослыми учебной работы. Формирование соответствующей внутренней позиции коренным образом меняет его самосознание. Как считает Л.И. Божович – это период рождения соц. «Я» ребенка. Изменение самосознания приводит к переоценке ценностей. Происходят глубокие изменения в плане переживаний – устойчивые аффективные комплексы. Проявляется то, что Л.С. Выготский называет обобщением переживаний. Цепь неудач или успехов (в учебе, в широком общении), каждый раз примерно одинаково переживаемых ребенком, приводит к формированию устойчивого аффективного комплекса – чувства неполноценности, унижения, оскорбленного самолюбия или чувства собственной значимости, компетентности, исключительности. Благодаря обобщению переживаний, появляется логика чувств. Переживания приобретают новый смысл, между ними устанавливаются связи, становится возможной борьба переживаний.

    Это приводит к возникновению внутренней жизни ребенка. Начавшаяся дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка связана с изменением структуры его поведения. Появляется смысловая ориентировочная основа поступка – звено между желанием что-то сделать и разворачивающимися действиями. Это интеллектуальный момент, позволяющий более или менее адекватно оценить будущий поступок с точки зрения его результатов и более отдаленных последствий. Смысловая ориентировка в собственных действиях становится важной стороной внутренней жизни. В то же время она исключает импульсивность и непосредственность поведения ребенка. Благодаря этому механизму утрачивается детская непосредственность; ребенок размышляет, прежде чем действовать, начинает скрывать свои переживания и колебания, пытается не показывать другим, что ему плохо.

    Чисто кризисным проявлением дифференциации внешней и внутренней жизни детей обычно становятся кривляние, манерность, искусственная натянутость поведения. Эти внешние особенности так же, как и склонность к капризам, аффективным реакциям, конфликтам, начинают исчезать, когда ребенок выходит из кризиса и вступает в новый возраст.

    Новообразование – произвольность и осознанность психических процессов и их интеллектуализация.

    Пубертатный кризис (от 11 до 15 лет) связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Появляются вторичные половые признаки. Подростковый возраст иногда называют затянувшимся кризисом. В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. В подростковом возрасте эмоциональный фон становится неровным, нестабильным.

    Эмоциональная нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.

    Половая идентификация достигает нового, более высокого уровня. Отчетливо проявляется ориентация на образцы мужественности и женственности в поведении и проявлении личностных свойств.

    Благодаря бурному росту и перестройке организма в подростковом возрасте резко повышается интерес к своей внешности. Формируется новый образ физического «Я». Из-за его гипертрофированной значимости ребенком остро переживаются все изъяны внешности, действительные и мнимые.

    На образ физического «Я» и самосознание в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются в наименее выгодном положении; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития.

    Появляется чувство взрослости – ощущение себя взрослым человеком, центральное новообразование младшего подросткового возраста. Возникает страстное желание если не быть, то хотя бы казаться и считаться взрослым. Отстаивая свои новые права, подросток ограждает многие сферы своей жизни от контроля родителей и часто идет на конфликты с ними. Кроме стремления к эмансипации, подростку присуща сильная потребность в общении со сверстниками. Ведущей Деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение. Появляются подростковая дружба и объединение в неформальные группы. Возникают и яркие, но обычно сменяющие друг друга увлечения.

    Кризис 17 лет (от 15 до 17 лет ). Возникает точно на рубеже привычной школьной и новой взрослой жизни. Может сместиться на 15 лет. В это время ребенок оказывается на пороге реальной взрослой жизни.

    Большинство 17-летних школьников ориентируются на продолжение образования, немногие – на поиски работы. Ценность образования – большое благо, но в то же время достижение поставленной цели сложно, и в конце 11 класса эмоциональное напряжение может резко возрасти.

    Для тех, кто тяжело переживает кризис 17 лет, характерны различные страхи. Ответственность перед собой и своими родными за выбор, реальные достижения в это время – уже большой груз. К этому прибавляется страх перед новой жизнью, перед возможностью ошибки, перед неудачей при поступлении в вуз, у юношей – перед армией. Высокая тревожность и на этом фоне выраженный страх могут привести к возникновению невротических реакций, таких как повышение температуры перед выпускными или вступительными экзаменами, головные боли и т.п. Может начаться обострение гастрита, нейродермита или другого хронического заболевания.

    Резкая смена образа жизни, включение в новые виды Деятельности, общение с новыми людьми вызывают значительную напряженность. Новая жизненная ситуация требует адаптации к ней. Помогают адаптироваться в основном два фактора: поддержка семьи и уверенность в себе, чувство компетентности.

    Устремленность в будущее. Период стабилизации Личности. В это время складывается система устойчивых взглядов на мир и свое место в нем – мировоззрение. Известны связанные с этим юношеский максимализм в оценках, страстность в отстаивании своей точки зрения. Центральным новообразованием периода становится самоопределение, профессиональное и личностное.

    Кризис 30 лет. Приблизительно в возрасте 30 лет, иногда несколько позже, большинство людей переживают кризисное состояние. Оно выражается в изменении представлений о своей жизни, иногда в полной утрате интереса к тому, что раньше было в ней главным, в некоторых случаях даже в разрушении прежнего образа жизни.

    Кризис 30 лет возникает вследствие нереализованности жизненного замысла. Если же при этом происходит «переоценка ценностей» и «пересмотр собственной Личности», то речь идет о том, что жизненный замысел вообще оказался неверным. Если же жизненный путь выбран верно, то привязанность «к определенной Деятельности, определенному укладу жизни, определенным ценностям и ориентациям» не ограничивает, а, наоборот, развивает его Личность.

    Кризис 30 лет нередко называют кризисом смысла жизни. Именно с этим периодом обычно связаны поиски смысла существования. Эти поиски, как и весь кризис в целом, знаменуют переход от молодости к зрелости.

    Проблема смысла во всех своих вариантах, от частных до глобального – смысла жизни – возникает тогда, когда цель не соответствует мотиву, когда ее достижение не приводит к достижению предмета потребности, т.е. когда цель была поставлена неверно. Если речь идет о смысле жизни, то ошибочной оказалась общая жизненная цель, т.е. жизненный замысел.

    У части людей в зрелом возрасте бывает еще один, «внеплановый» кризис, приуроченный не к границе двух стабильных периодов жизни, а возникающий внутри данного периода. Это так называемый кризис 40 лет. Это как бы повторение кризиса 30 лет. Оно происходит тогда, когда кризис 30 лет не привел к должному решению экзистенциальных проблем.

    Человек остро переживает неудовлетворенность своей жизнью, расхождение между жизненными планами и их реализацией. А.В. Толстых отмечает, что к этому добавляется изменение отношения со стороны коллег по работе: время, когда можно было считаться «подающим надежды», «перспективным», проходит, и человек чувствует необходимость «оплаты векселей».

    Помимо проблем, связанных с профессиональной Деятельностью, кризис 40 лет нередко вызывается и обострением семейных отношений. Потеря некоторых близких людей, утрата очень важной общей стороны жизни супругов – непосредственного участия в жизни детей, каждодневной заботы о них – способствует окончательному осознанию характера супружеских отношений. И если кроме детей супругов ничто значимое для них обоих не связывает, семья может распасться.

    В случае возникновения кризиса 40 лет человеку приходится еще раз перестраивать свой жизненный замысел, вырабатывать во многом новую «Я-концепцию». С этим кризисом могут быть связаны серьезные перемены в жизни, вплоть до смены профессии и создания новой семьи.

    Кризис ухода на пенсию. Прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

    Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье.

    С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруга (супруги), утратой некоторых близких друзей.

    Кризисы возрастные

    КРИЗИСЫ ВОЗРАСТНЫЕ – условное наименование переходных этапов от одного возрастного этапа к другому. В j детской психологии эмпирически отмечалась неравномерность j детского развития, наличие особых, сложных моментов становления личности. При этом многие исследователи (З.Фрейд, А.Гезелл и др.) рассматривали эти моменты как “болезни развития”, негативный результат столкновения развивающейся личности с социальной действительностью. Л.С.Выготский разработал оригинальную концепцию, в которой рассматривал возрастное развитие как диалектический процесс. Эволюционные этапы постепенных изменений в этом процессе чередуются с эпохами революционного развития – возрастными кризисами. Психическое развитие осуществляется посредством смены так называемых стабильных и критических возрастов. В рамках стабильного возраста вызревают психические новообразования, которые актуализируются в критическом возрасте. Выготский описал следующие возрастные кризисы: кризис новорожденности – отделяет эмбриональный период развития от младенческого возраста; кризис 1 года отделяет младенчество от раннего детства; кризис 3 лет -переход к дошкольному возрасту; кризис 7 лет – соединительное звено между дошкольным и школьным возрастом; кризис 13 лет совпадает с переходом к подростковому возрасту. На этих этапах происходит коренная смена всей “социальной ситуации развития” ребенка – возникновение нового типа отношений со взрослыми, смена одного вида деятельности другим. Возрастные кризисы – закономерные и необходимые этапы развития ребенка; таким образом, понятие “кризис” в данном контексте не несет негативной окраски. Однако нередко кризисы сопровождаются проявлениями отрицательных черт поведения (конфликтность в общении, упрямство, негативизм и т.п.). Источник этого явления – противоречие между возросшими физическими и духовными возможностями ребенка и ранее сложившимися видами деятельности, формами взаимоотношений с окружающими, приемами педагогического воздействия. Это противоречие нередко приобретает острую форму, порождая сильные эмоциональные переживания, нарушения взаимопонимания со взрослыми. В школьные годы в рамках возрастного кризиса у детей обнаруживается падение успеваемости, ослабление интереса к учебным занятиям, общее снижение работоспособности. На остроту протекания возрастных кризисов оказывают влияние и индивидуальные особенности ребенка.
    Наиболее яркую негативную окраску обычно имеет кризис 3 лет, когда прежде послушный ребенок может внезапно стать неуправляемым, и кризис подросткового возраста, опасный неожиданными формами протеста против реального или мнимого давления со стороны взрослых.
    Негативные проявления возрастных кризисов не являются неизбежными. Гибкая смена воспитательных воздействий, учет происходящих с ребенком перемен могут значительно смягчить протекание кризиса.

    Кризисы возрастного развития — Студопедия

    Кризис новорождённости (биологический кризис) – 0 – 2 мес.

    Младенческий возраст ( 2м. – 1 год).

    Кризис 1 года.

    Раннее детство (1 г. – 3 г.).

    Кризис 3 лет.

    Дошкольный возраст (3 г. – 7 лет).

    Кризис 7 лет.

    Младший школьный возраст (7 лет – 11 лет).

    Подростковый кризис.

    Подростковый возраст (11 лет -16 лет).

    Юношеский возраст (16 лет – 18 лет).

    Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

    Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше. К этой теме обращались Божович, Поливанова, Гейл Шихи.

    Кризисы длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии. Значительные сдвиги в развитии, ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер. Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости». Ребенок выходит из-под контроля взрослых. Аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

    В кризисе развитие приобретает негативный характер: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Но создается и что-то новое. Новообразования оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них, и, таким образом, отмирают.

    Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, котарая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

    Кризис новорожденности. Связан с резким изменением условий жизни. Ребенок из комфортных привычных условий жизни попадает в тяжелые (новое питание, дыхание). Адаптация ребенка к новым условиям жизни.

    Кризис 1 года. Связан с увеличением возможностей ребенка и появлением новых потребностей. Всплеск самостоятельности, появление аффективных реакций. Аффективные вспышки как реакция на непонимание со стороны взрослых. Главное приобретение переходного периода – своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским автономной. Она значительно отличается от взрослой речи и по звуковой форме. Слова становятся многозначными и ситуативными.

    Кризис 3 лет. Граница между ранним и дошкольным возрастом – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину. Ребенок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения. Появление феномена «Я сам», по Выготскому это новообразование «внешнее Я сам». «Ребенок пытается установить новые формы отношения с окружающими – кризис социальных отношений».

    Л.С. Выготский описывает 7 характеристик кризиса 3 лет. Негативизм– негативная реакция не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Главный мотив действия – сделать наоборот.

    Меняется мотивация поведения ребенка. В 3 года он впервые становится способен поступать вопреки своему непосредственному желанию. По-ведение ребенка определяется не этим желанием, а отношениями с другим, взрослым человеком. Мотив поведения уже находится вне ситуации, данной ребенку. Упрямство. Это реакция ребенка, которая настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Строптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания.

    Ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам. В принципе это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

    У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны со взрослыми. В этих случаях говорят о протесте-бунте. В семье с единственным ребенком может появиться деспотизм. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

    Обесценивание. 3-летний ребенок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и т.п. У ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых.

    Кризис 3 лет связан с осознанием себя как активного субъекта в мире предметов, ребенок впервые может поступать вопреки своим желаниям.

    Кризис 7 лет. Может начаться в 7 лет, а может сместиться к 6 или 8 годам. Открытие значения новой социальной позиции – позиции школьника, связанной с выполнением высоко ценимой взрослыми учебной работы. Формирование соответствующей внутренней позиции коренным образом меняет его самосознание. Как считает Л.И. Божович – это период рождения соц. «Я» ребенка. Изменение самосознания приводит к переоценке ценностей. Происходят глубокие изменения в плане переживаний – устойчивые аффективные комплексы. Проявляется то, что Л.С. Выготский называет обобщением переживаний. Цепь неудач или успехов (в учебе, в широком общении), каждый раз примерно одинаково переживаемых ребенком, приводит к формированию устойчивого аффективного комплекса – чувства неполноценности, унижения, оскорбленного самолюбия или чувства собственной значимости, компетентности, исключительности. Благодаря обобщению переживаний, появляется логика чувств. Переживания приобретают новый смысл, между ними устанавливаются связи, становится возможной борьба переживаний.

    Это приводит к возникновению внутренней жизни ребенка. Начавшаяся дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка связана с изменением структуры его поведения. Появляется смысловая ориентировочная основа поступка – звено между желанием что-то сделать и разворачивающимися действиями. Это интеллектуальный момент, позволяющий более или менее адекватно оценить будущий поступок с точки зрения его результатов и более отдаленных последствий. Смысловая ориентировка в собственных действиях становится важной стороной внутренней жизни. В то же время она исключает импульсивность и непосредственность поведения ребенка. Благодаря этому механизму утрачивается детская непосредственность; ребенок размышляет, прежде чем действовать, начинает скрывать свои переживания и колебания, пытается не показывать другим, что ему плохо.

    Чисто кризисным проявлением дифференциации внешней и внутренней жизни детей обычно становятся кривляние, манерность, искусственная натянутость поведения. Эти внешние особенности так же, как и склонность к капризам, аффективным реакциям, конфликтам, начинают исчезать, когда ребенок выходит из кризиса и вступает в новый возраст.

    Новообразование – произвольность и осознанность психических процессов и их интеллектуализация.

    Пубертатный кризис (от 11 до 15 лет) связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Появляются вторичные половые признаки. Подростковый возраст иногда называют затянувшимся кризисом. В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. В подростковом возрасте эмоциональный фон становится неровным, нестабильным.

    Эмоциональная нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.

    Половая идентификация достигает нового, более высокого уровня. Отчетливо проявляется ориентация на образцы мужественности и женственности в поведении и проявлении личностных свойств.

    Благодаря бурному росту и перестройке организма в подростковом возрасте резко повышается интерес к своей внешности. Формируется новый образ физического «Я». Из-за его гипертрофированной значимости ребенком остро переживаются все изъяны внешности, действительные и мнимые.

    На образ физического «Я» и самосознание в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются в наименее выгодном положении; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития.

    Появляется чувство взрослости – ощущение себя взрослым человеком, центральное новообразование младшего подросткового возраста. Возникает страстное желание если не быть, то хотя бы казаться и считаться взрослым. Отстаивая свои новые права, подросток ограждает многие сферы своей жизни от контроля родителей и часто идет на конфликты с ними. Кроме стремления к эмансипации, подростку присуща сильная потребность в общении со сверстниками. Ведущей Деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение. Появляются подростковая дружба и объединение в неформальные группы. Возникают и яркие, но обычно сменяющие друг друга увлечения.

    Кризис 17 лет (от 15 до 17 лет). Возникает точно на рубеже привычной школьной и новой взрослой жизни. Может сместиться на 15 лет. В это время ребенок оказывается на пороге реальной взрослой жизни.

    Большинство 17-летних школьников ориентируются на продолжение образования, немногие – на поиски работы. Ценность образования – большое благо, но в то же время достижение поставленной цели сложно, и в конце 11 класса эмоциональное напряжение может резко возрасти.

    Для тех, кто тяжело переживает кризис 17 лет, характерны различные страхи. Ответственность перед собой и своими родными за выбор, реальные достижения в это время – уже большой груз. К этому прибавляется страх перед новой жизнью, перед возможностью ошибки, перед неудачей при поступлении в вуз, у юношей – перед армией. Высокая тревожность и на этом фоне выраженный страх могут привести к возникновению невротических реакций, таких как повышение температуры перед выпускными или вступительными экзаменами, головные боли и т.п. Может начаться обострение гастрита, нейродермита или другого хронического заболевания.

    Резкая смена образа жизни, включение в новые виды Деятельности, общение с новыми людьми вызывают значительную напряженность. Новая жизненная ситуация требует адаптации к ней. Помогают адаптироваться в основном два фактора: поддержка семьи и уверенность в себе, чувство компетентности.

    Устремленность в будущее. Период стабилизации Личности. В это время складывается система устойчивых взглядов на мир и свое место в нем – мировоззрение. Известны связанные с этим юношеский максимализм в оценках, страстность в отстаивании своей точки зрения. Центральным новообразованием периода становится самоопределение, профессиональное и личностное.

    Кризис 30 лет. Приблизительно в возрасте 30 лет, иногда несколько позже, большинство людей переживают кризисное состояние. Оно выражается в изменении представлений о своей жизни, иногда в полной утрате интереса к тому, что раньше было в ней главным, в некоторых случаях даже в разрушении прежнего образа жизни.

    Кризис 30 лет возникает вследствие нереализованности жизненного замысла. Если же при этом происходит «переоценка ценностей» и «пересмотр собственной Личности», то речь идет о том, что жизненный замысел вообще оказался неверным. Если же жизненный путь выбран верно, то привязанность «к определенной Деятельности, определенному укладу жизни, определенным ценностям и ориентациям» не ограничивает, а, наоборот, развивает его Личность.

    Кризис 30 лет нередко называют кризисом смысла жизни. Именно с этим периодом обычно связаны поиски смысла существования. Эти поиски, как и весь кризис в целом, знаменуют переход от молодости к зрелости.

    Проблема смысла во всех своих вариантах, от частных до глобального – смысла жизни – возникает тогда, когда цель не соответствует мотиву, когда ее достижение не приводит к достижению предмета потребности, т.е. когда цель была поставлена неверно. Если речь идет о смысле жизни, то ошибочной оказалась общая жизненная цель, т.е. жизненный замысел.

    У части людей в зрелом возрасте бывает еще один, «внеплановый» кризис, приуроченный не к границе двух стабильных периодов жизни, а возникающий внутри данного периода. Это так называемый кризис 40 лет. Это как бы повторение кризиса 30 лет. Оно происходит тогда, когда кризис 30 лет не привел к должному решению экзистенциальных проблем.

    Человек остро переживает неудовлетворенность своей жизнью, расхождение между жизненными планами и их реализацией. А.В. Толстых отмечает, что к этому добавляется изменение отношения со стороны коллег по работе: время, когда можно было считаться «подающим надежды», «перспективным», проходит, и человек чувствует необходимость «оплаты векселей».

    Помимо проблем, связанных с профессиональной Деятельностью, кризис 40 лет нередко вызывается и обострением семейных отношений. Потеря некоторых близких людей, утрата очень важной общей стороны жизни супругов – непосредственного участия в жизни детей, каждодневной заботы о них – способствует окончательному осознанию характера супружеских отношений. И если кроме детей супругов ничто значимое для них обоих не связывает, семья может распасться.

    В случае возникновения кризиса 40 лет человеку приходится еще раз перестраивать свой жизненный замысел, вырабатывать во многом новую «Я-концепцию». С этим кризисом могут быть связаны серьезные перемены в жизни, вплоть до смены профессии и создания новой семьи.

    Кризис ухода на пенсию. Прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

    Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье.

    С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруга (супруги), утратой некоторых близких друзей.

    Кризис семи лет и проблема готовности к школьному обучению.

     Современная возрастная психология, признающая качественные (а не только количественные) изменения личности ребенка в процессе его психического развития, считает закономерными возрастные кризисы развития. Один из них – кризис 7 лет. Расскажем о нем более подробно, поскольку именно кризис 7 лет близок к возрасту поступления в школу.

       В настоящее время большая часть детей поступает в школу в 6 лет, в начале седьмого года жизни. Успевают ли они пережить к тому времени кризис или нет? Как прохождение кризиса сказывается (или нет) на адаптации ребенка к школе?

      Прежде всего, остановимся кратко на современных представлениях о кризисе развития. Еще в начале прошлого века были выявлены и описаны кризисы психического развития ребенка, которые наблюдаются в 7 лет и в 3 года. Основной особенностью этих возрастов считалась внезапно возникающая неуправляемость ребенка, (его «относительная трудновоспитуемость» по выражению Л. С. Выготского), конфликты с окружающими людьми. Затем долгое время шли дискуссии на тему необходимости или случайности кризисов: является ли такое «нехорошее» поведение ребенка в определенные периоды жизни отклонением, которое следует срочно исправлять, или наступление кризиса продиктовано закономерностями психического развития ребенка.

       До сих пор существует представление о том, что критические явления даже в подростковом возрасте не являются глобальными и закономерными, что это лишь частичные проблемы, конфликты, нарушения взаимоотношений между ребенком и родителями, вызванные неправильным поведением последних. Эти представления развиваются в основном учеными, считающими, что психическое развитие — это в первую очередь накопление жизненного опыта, т.е. доминируют количественные изменения. В этом случае, конечно, логично предположить, что развитие должно происходить плавно, постепенно, эволюционно без скачков и кризисов.

       Если же мы придерживаемся взглядов на психическое развитие ребенка как на качественные изменение его личности, то мы должны признать, что качественные метаморфозы происходят чаще всего резко, скоропалительно, критично. Отсюда следует, что критические периоды (периоды резких изменений, сопровождающиеся нарушением взаимоотношений с другими людьми) являются закономерными и неизбежными в жизни каждого человека. Задача состоит только в том, чтобы пережить эти кризисы с наименьшими потерями. А для этого необходимо знать, что такое кризис, и в чем состоит специфика конкретного возрастного кризиса.

       Кризисы – это не болезнь личности, не проявление невротического расстройства, а «поворотные пункты», «моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой».

      Содержанием кризиса всегда является переход человека на новый уровень развития за счет осознания и присвоения новообразований предыдущего (относительно стабильного) периода. Например, к 3 годам освоив речь и предметные действия, ребенок только в кризисе 3-х лет становится субъектом собственных действий. Потому этот кризис и получил название — кризис «Я- сам» или кризис рождения самосознания.

       Кризис 7 лет первоначально был описан как трудность перехода к школьному возрасту. В этом возрасте ребенок впервые начинает различать внутренний и внешний мир. Он впервые понимает свои переживания как нечто, доступное только ему. Переживание начинает обобщаться, и у ребенка складывается внутреннее отношение, в том числе отношение к самому себе.

      До этого кризиса ребенок способен подчиняться некоторым правилам социальной жизни, но делает он это без внутреннего выбора. После 7 лет представленность норм и правил в сознании приводит к тому, что человек начинает соотносить каждое свое действие со смыслом правил (социальных норм). Отсюда возникают и симптомы кризиса: те правила, которые ребенок давно усвоил и всегда выполнял автоматически (например, мыть руки перед едой), теперь не выполняются до тех пор, пока он не уяснит себе смысл запрета или требования. Поэтому и возникают «паузы», когда ребенок «не слышит» обращенную к нему просьбу, и прочие способы избежать выполнения норм.

      Кроме того, появившаяся способность различения внешнего и внутреннего мира настоятельно требует апробации и уточнения. В связи с этим возникают манерничанье и бескорыстная ложь или хитрость. Ребенок все делает, чтобы внешнее и внутреннее различались еще больше, и фиксирует сам для себя это расхождение и реакцию взрослых  на свое поведение.

      Таким образом, важнейшим для школы результатом кризиса 7 лет является появление у ребенка способности различать внешнее и внутреннее и ориентироваться на смысл действия. Именно это дает возможность первокласснику вести себя не так, как хочется, а так, как следует, по внутренним мотивам без контроля со стороны.

      Произвольность действий и осознанность поведения в целом и являются основным содержанием готовности ребенка к школьному обучению. В терминах психологии это звучит как сформированность внутреннего плана действий, а в житейских выражениях — умение сначала подумать, потом сделать.

       Готовность ребенка к школе стала изучаться как психологическая проблема при появлении возможности поступления в школу с 6 или 7 лет. С самого начала психологи включали в это понятие не только запас знаний и представлений ребенка об окружающем мире, но и его способность произвольно действовать, руководить своим поведением, преследуя принятую цель.

       Существуют различные методики определения готовности к школе. Все они содержат разделы, направленные на выявление возможностей ребенка в различных сферах. Как правило, изучаются тонкая моторика (в том числе речевая), диагностируется способность к выполнению словесной инструкции, сформированность простейших логических операций и, естественно, имеющиеся представления о мире.

       Начало школьного обучения при несформированной готовности может приводить к таким нежелательным последствиям, как утрата мотивации к учению. Дело в том, что мотивационная готовность ребенка к школе не может быть выявлена его ответом на вопрос «Хочешь ли ты учиться?»

    Даже утвердительный ответ на него не свидетельствует о сформированной учебной мотивации. Скорее всего, в ответе звучит просто стремление приобрести более высокий, более «взрослый» социальный статус. Это, конечно, хорошо, но этого мало. Исключительно познавательная мотивация также редко обеспечивает успешность обучения, поскольку может представлять собой простое любопытство без готовности прилагать усилия, чтобы его удовлетворить. Кроме того, в школе нередко приходиться работать и с материалом, который не является для ребенка абсолютно новым, т.е. любопытства уже не вызывает.

       Некоторые психологи подчеркивают положительную роль, которую играет в процессе обучения мотивация достижения (стремление к успеху). Неоднозначность влияния этой мотивации объясняется тем, что младшие школьники свой успех или неуспех в учебной работе сами осознать не могут и ориентируются прежде всего на оценку учителя, что чревато погоней за отметкой любой ценой, которая, к сожалению, часто поддерживается и родителями.

       Собственно учебная мотивация включает в себя и познавательную, и мотивацию достижения. Это можно сформулировать как стремление ребенка стать более знающим, и компетентным, а также готовность прилагать к этому все необходимые усилия. Результатом же учебы для ребенка с такой мотивацией должна стать не оценка или отметка, а ощущение возрастающей собственной компетентности, значимости, возрастание уверенности в себе.

       Итак, в кризисе семи лет утрачивается детская непосредственность, и ребенок начинает ориентироваться на смысл поступка или действия, на его социальную оценку. Постигнув различие внешнего и внутреннего, ребенок приобретает способность управлять своими импульсами и не все их реализовывать во внешнем поведении. Эта утрата детской непосредственности делает его способным к деловому общению, что является основой готовности к школьному обучению наряду с развитием произвольности поведения, формированием мыслительных логических операций и расширением представлений о мире.

     

    Основанные на фактических данных ресурсы о передозировке опиоидами

    Информационный бюллетень:

    Использование налоксона для купирования передозировки опиоидами на рабочем месте: информация для работодателей и работников | CDC (PDF | 785 КБ) — этот информационный бюллетень помогает работодателям понять риск передозировки опиоидами и дает рекомендации по внедрению налоксоновой программы на рабочем месте.

    Советы подросткам: правда об опиоидах | SAMHSA — этот информационный бюллетень для подростков содержит факты об опиоидах. В нем описаны краткосрочные и долгосрочные эффекты и перечислены признаки употребления опиоидов.Информационный бюллетень помогает развеять распространенные мифы об опиоидах. Доступ к источникам, указанным в этом информационном бюллетене.

    Наборы инструментов:

    Медикаментозное лечение (МП) расстройств, связанных с употреблением опиоидов, в тюрьмах и тюрьмах: набор инструментов для планирования и реализации | Национальный совет по поведенческому здоровью. Это руководство, разработанное Национальным советом по поведенческому здоровью, предоставляет администраторам исправительных учреждений и поставщикам медицинских услуг инструменты для внедрения ОЗТ в исправительных учреждениях.

    Инструментарий по предотвращению передозировки опиоидами | SAMHSA — Этот инструментарий предлагает поставщикам медицинских услуг, сообществам и местным органам власти стратегии для разработки методов и политики, помогающих предотвратить передозировки и смерти, связанные с опиоидами.Доступ к отчетам для членов сообщества, врачей, пациентов и их семей, а также тех, кто выздоравливает от передозировки опиоидами.

    Обзоры доказательств/Руководства:

    Основанные на фактических данных стратегии предотвращения передозировки опиоидами: что работает в Соединенных Штатах | CDC (PDF |  11,5 МБ) — в этом документе CDC рассматриваются основанные на фактических данных стратегии по снижению передозировки. В нем объясняется, почему эти стратегии работают, исследования, лежащие в их основе, и примеры организаций, применяющих эти стратегии на практике.

    Применение медикаментозной терапии в отделениях неотложной помощи | SAMHSA — в этом руководстве рассматриваются новейшие и передовые методы начала медикаментозного лечения (МПТ) в отделениях неотложной помощи.

    Использование медикаментозного лечения расстройств, связанных с употреблением опиоидов, в учреждениях системы уголовного правосудия | SAMHSA — это руководство посвящено медикаментозному лечению расстройств, связанных с употреблением опиоидов, в тюрьмах и тюрьмах, а также во время процесса повторного поступления, когда лица, привлеченные правосудием, возвращаются в общество.

    Телемедицина для лечения серьезных психических заболеваний и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ | SAMHSA — В этом руководстве рассматриваются способы использования методов телемедицины для лечения серьезных психических заболеваний и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, включая передозировку опиоидов среди взрослых.

    Протоколы/руководства по улучшению лечения:

    СОВЕТ 63: Лекарства от расстройств, связанных с употреблением опиоидов | SAMHSA — в этом протоколе улучшения лечения (TIP) рассматривается использование трех одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) препаратов, используемых для лечения OUD — метадона, налтрексона и бупренорфина.

    Консультативный совет: опиоидная терапия у пациентов с хронической неонкологической болью, выздоравливающих от расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ | SAMHSA — в этом бюллетене рассматриваются инструменты скрининга и оценки, немедикаментозное и неопиоидное лечение хронической боли, а также роль опиоидной терапии у людей с хронической неонкологической болью и НСС.

    Предотвращение передозировки и руководство по применению налоксона | HRC – В этом руководстве Коалиции по снижению вреда (HRC) описывается процесс разработки Программы профилактики передозировок и обучения, которая может включать компонент налоксона, который можно взять домой.

    Веб-сайты:

    САМХСА

    Другие федеральные сайты

    Посетите EBPRC для получения дополнительной информации, включая протоколы улучшения лечения, наборы инструментов, руководства по ресурсам, руководства по клинической практике и другие научно обоснованные ресурсы.

    Кризис среднего возраста: 45–65 лет

    Кризис среднего возраста: возраст 45–65 лет

    Эриксон утверждал, что первичная психосоциальная задача в зрелом возрасте — в возрасте от 45 до 65 лет — состоит в том, чтобы развить продуктивность, или желание расширить свое влияние и приверженность семье, обществу и будущим поколениям.Другими словами, средний взрослый занимается формированием и руководством следующим поколением. Средний взрослый, которому не удается развить генеративность, испытывает 90 060 застой, 90 061 или эгоцентризм с сопутствующим потворством своим слабостям и инвалидностью.

    Возможно, взрослый возраст лучше всего известен своим печально известным кризисом среднего возраста: временем переоценки, которое приводит к сомнению давних убеждений и ценностей. Кризис среднего возраста может также привести к разводу человека с супругом, смене работы или переезду из города в пригород.Кризис обычно начинается в начале или середине 40-летнего возраста и часто возникает в ответ на чувство смертности, когда люди среднего возраста осознают, что их молодость ограничена и что они не достигли всех желаемых целей в жизни. Конечно, не все испытывают стресс или расстройство в среднем возрасте; вместо этого они могут просто пройти переход среднего возраста, или измениться, а не эмоциональные потрясения кризиса среднего возраста. Другие взрослые среднего возраста предпочитают переформулировать свой опыт, думая о себе как о находящемся в расцвете сил, а не о преклонном возрасте.

    Во время мужского кризиса среднего возраста мужчины могут попытаться восстановить свою мужественность, участвуя в более молодом мужском поведении, например одеваясь в модную одежду, занимаясь такими видами деятельности, как подводное плавание, езда на мотоцикле или прыжки с парашютом.

    Во время женского кризиса среднего возраста женщина может попытаться восстановить свою женственность, одеваясь по-юношески, делая косметические операции или становясь более социально активной. Некоторые женщины среднего возраста пытаются выглядеть так же молодо, как и их маленькие взрослые дети, крася волосы и надевая более молодежную одежду.Такие действия могут быть реакцией на чувство изоляции, одиночества, неполноценности, бесполезности, неутверждения или непривлекательности.

    Мужчины среднего возраста могут испытывать снижение интереса к сексуальности во время и после мужского климакса (мужской менопаузы). Страх потерять свою сексуальную способность заставляет многих мужчин оставлять своих жен ради более молодых женщин, чтобы доказать другим (и себе), что они все еще сексуально способны и желанны. Напротив, женщины среднего возраста могут испытывать повышенный интерес к сексуальности, что может вызвать проблемы в их основных отношениях, если их вторая половинка теряет интерес к сексуальной активности.Это приводит к тому, что некоторые женщины среднего возраста вступают во внебрачные связи, иногда с более молодыми половыми партнерами.

    Область развития продолжительности жизни, кажется, уходит от модели нормативного кризиса к модели времени событий для объяснения таких событий, как переход среднего возраста и кризис среднего возраста. Первая модель описывает психосоциальные задачи как возникающие в определенной возрастной последовательности, тогда как вторая описывает задачи как возникающие в ответ на определенные жизненные события и их время.Другими словами, в то время как нормативно-кризисная модель определяет переход среднего возраста как точно между 40 и 45 годами, модель времени событий определяет его как происходящий, когда человек начинает подвергать сомнению жизненные желания, ценности, цели и достижения.

    Кризис среднего возраста — возраст, старение, развитие, социальные отношения и развитие

    Одной из самых интригующих загадок психологии развития, связанной с продолжительностью жизни, является миф о кризисе среднего возраста, кризисе психического здоровья, происходящем в среднем возрасте.В 1965 году Эллиот Жак предложил кризис среднего возраста как нормативный кризис раннего среднего взросления на основе психоаналитического подхода к осознанию смерти в раннем среднем возрасте (середина тридцатых годов). Хотя понятие кризиса среднего возраста получило широкое признание как в научных, так и в общественных дебатах, оно постоянно не получало эмпирической поддержки. Эмпирические исследования показали существование паттернов непрерывного развития среднего возраста, поддержания благополучия, а также адаптивности и устойчивости на протяжении всего среднего возраста; и они не раскрыли кризис психического здоровья среднего возраста как универсальный или даже общий опыт развития.

    Адаптация к потенциалу роста и устойчивость в управлении потерями являются двумя основными компонентами регулирования развития. Средний возраст более чем какой-либо другой период жизни требует совместного овладения обоими этими составляющими регуляции собственного развития. Именно в среднем возрасте взрослые могут ожидать радикального увеличения изменений, связанных с потерей, в том числе превышения некоторых предельных сроков развития, которые требуют отказа от важной жизненной цели, такой как рождение детей. В то же время несколько областей жизни и функционирования (напр.г., профессиональные навыки, социальные навыки) достигают своего расцвета в среднем возрасте.

    Тем не менее, регуляторная проблема, связанная с жонглированием как прибылью, так и потерей, не подавляет большинство взрослых людей среднего возраста. Вместо этого эти проблемы решаются с помощью богатого и сложного набора ресурсов, которыми большинство взрослых владеет на данном этапе жизни. Люди среднего возраста обычно находятся на пике своей профессиональной карьеры, способности зарабатывать, социального статуса и социального влияния. Более того, и, что, возможно, даже более важно, взрослые люди среднего возраста накопили знания о взрослом развитии и жизненных путях, а также имеют опыт преодоления трудностей, преодоления потерь и регулирования эмоциональных реакций.Кроме того, многие взрослые люди среднего возраста придерживаются оптимистичных убеждений в отношении собственной эффективности, занимают несколько социальных ролей, которые могут компенсировать потери, и наслаждаются поддерживающими социальными сетями. Наконец, взрослые люди среднего возраста могут самостоятельно регулировать свою заинтересованность и отказ от цели, основываясь на своих знаниях и ожидании окончательных сроков достижения определенных целей (например, деторождения, продвижения по службе). Так они смогут избежать разочарования и отчаяния, когда время для достижения заветных жизненных целей истекает.

    Несмотря на свидетельства, противоречащие этому, понятие кризиса среднего возраста сохранилось как общественный миф о развитии в течение четвертого и пятого десятилетий жизни. Это сохранение мифа о кризисе среднего возраста — интригующее явление, требующее научного объяснения. Представляется вероятным, что сам миф выполняет адаптивную функцию, которая придает ему достоверность и устойчивость. В поперечном исследовании взрослых от раннего взросления до старости (Heckhausen and Brim, 1997) восприятие себя и «большинства других моего возраста» отражало мнение, что большинство других обременены проблемами, тогда как каждый человек считает себя быть благоприятным исключением.Эта тенденция проявлялась у взрослых всех возрастов и была особенно ярко выражена в тех областях деятельности, в которых соответствующий взрослый испытывал угрозу (например, здоровье, карьера, застой, конфликты с детьми). Таким образом, оказывается, что социальное принижение (недооценка качеств других), основанное на негативных стереотипах, связанных с возрастом (например, пожилые люди, кризис среднего возраста), является компенсаторной интерпретацией, используемой взрослыми, которые переживают утрату или угрозу. Такие возрастные стереотипы существуют не только в отношении пожилого возраста, но и в среднем возрасте.Миф о кризисе среднего возраста может выполнять эту функцию, организуя социальный стереотип о среднем возрасте, допускающий социальное принижение сверстников и тем самым относительное самоутверждение. Таким образом, миф о кризисе среднего возраста является адаптивным стереотипом, как и негативные стереотипы о старении.

    Другим адаптивным следствием мифа о кризисе среднего возраста является тот факт, что он делает определенные проблемы предсказуемыми, такие как повышенная склонность к чувствам сожаления, разочарования и отсутствия цели и смысла, которые, вероятно, чаще возникают в среднем возрасте из-за растущее значение конечной продолжительности жизни.Таким образом, исходя из ожиданий, подразумеваемых в понятии кризиса среднего возраста, люди могут переходить в средний возраст, предвосхищая и готовые отказаться от определенных целей, которые устарели.

    БИБЛИОГРАФИЯ

    C HIRIBOGA , DA «Стресс и потеря в среднем возрасте». В «Потеря среднего возраста: стратегии преодоления». Под редакцией Р. А. Калиша. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage, 1989. Страницы 42–88.

    F ARRELL , MP, и R OSENBERG , S.D. Мужчины в возрасте . Бостон, Нью-Джерси: Auburn House, 1981.

    H ARRIS , L., and Associates. Старение в восьмидесятых: Америка в переходный период. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный совет по проблемам старения, 1981 г.

    H ECKHAUSEN , J. Регуляция развития во взрослом возрасте: возрастные нормативные и социоструктурные ограничения как адаптивные вызовы. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1999.

    H ECKHAUSEN , J. «Адаптация и устойчивость в среднем возрасте.В Handbook of Midlife Development. Под редакцией М. Э. Лахмана. Нью-Йорк: John Wiley, 2001. Страницы 345–394.

    H ECKHAUSEN , J. и B RIM . OG «Воспринимаемые проблемы для себя и других: самозащита путем социального понижения в зрелом возрасте». Психология и старение 12 (1997): 610–619.

    Н ЭКХАУЗЕН , Дж.; W РОЩ , С.; и F LEESON , W. «Регулирование развития до и после крайнего срока развития: пример «биологических часов» для деторождения». Психология и старение 16 (2001): 400–413.

    H UNTER , S., и S UNDEL , M. «Исследование ключевых вопросов, касающихся среднего возраста». В книге «Мифы среднего возраста : проблемы, выводы и практическое значение». Под редакцией С. Хантера и М. Сандела. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage, 1989. Страницы 8–28.

    J ACQUES , E. «Смерть и кризис среднего возраста». Международный журнал психоанализа 46 (1965): 502–514.

    О’Г ОРМАН , Х.Дж. «Ложное сознание вида: плюралистическое невежество среди пожилых людей». Исследование старения 2 (1980): 105–128.

    R OSENBERG , С. Д.; R OSENBERG , H.J.; и F ARRELL , член парламента «Возвращение к кризису среднего возраста». В году Жизнь в середине: психологическое и социальное развитие в среднем возрасте. Под редакцией С. Л. Уиллиса и Дж. Д. Рида. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press, 1999. Страницы 47–73.

    W HITBOURNE , SK «Я, которого я знаю: исследование взрослой идентичности». Нью-Йорк: Springer, 1986.

    W ROSCH , C., и H ECKHAUSEN , J. «Процессы управления до и после прохождения крайнего срока развития: активация и деактивация целей интимных отношений». Журнал личности и социальной психологии 77 (1999): 415–427.

    Восемь психосоциальных кризисов Эриксона – основы образовательных технологий

    Социальное развитие относится к долгосрочным изменениям в отношениях и взаимодействиях с участием самого себя, сверстников и семьи.Он включает в себя как положительные изменения, такие как развитие дружеских отношений, так и отрицательные изменения, такие как агрессия или запугивание. Одна из самых известных теорий социального развития — «Восемь психосоциальных кризисов» Эрика Эриксона. Как и Пиаже, Эриксон разработал теорию социального развития, которая опирается на стадии, за исключением того, что Эриксон рассматривал стадии как ряд психологических или социальных (или психосоциальных) кризисов — поворотных моментов в отношениях человека и его чувствах к себе. Каждый кризис состоит из дилеммы или выбора, который несет в себе как преимущества, так и риски, но в котором один выбор или альтернатива обычно считается более желательной или «здоровой».

    То, как разрешается один кризис, влияет на то, как будут разрешаться последующие кризисы. Разрешение каждого кризиса также помогает создать развивающуюся личность человека. Эриксон предложил восемь кризисов, которые продолжаются от рождения до старости. Четыре стадии происходят в школьные годы, и здесь им уделяется особое внимание, но также полезно знать, какие кризисы, как считается, наступают как до, так и после кризисов в школьные годы.

    Психосоциальный кризис Приблизительный возраст Описание
    Доверие и недоверие От рождения до года Развитие доверия между опекуном и ребенком
    Автономия и стыд Возраст 1-3 Развитие контроля над функциями и деятельностью организма
    Инициатива и вина 3-6 лет Проверка пределов самоутверждения и целеустремленности
    Трудолюбие и неполноценность Возраст 6-12 лет Развитие чувства мастерства и компетентности
    Идентичность и смешение ролей Возраст 12-19 лет Развитие идентичности и признание идентичности другими
    Близость и изоляция Возраст 19-25+ Формирование интимных отношений и обязательств
    Генерация и

    застой

    Возраст 25-50+ Развитие творческой или производственной деятельности, способствующей развитию будущих поколений
    Целостность и отчаяние Возраст 50+ Принятие истории личной жизни и прощение себя и других

    Кризисы младенцев и дошкольников: доверие, самостоятельность и инициатива

    Почти со дня рождения младенцы сталкиваются с кризисом (в смысле Эриксона) доверия и недоверия.Они наиболее счастливы, если могут есть, спать и испражняться в соответствии со своим физиологическим графиком, независимо от того, удобен ли их график для лица, осуществляющего уход. Однако, к сожалению, маленький младенец не в состоянии контролировать или влиять на составление графика потребностей опекунов, поэтому ребенок сталкивается с дилеммой о том, насколько доверять или не доверять услужливости опекуна. Это как если бы ребенок спрашивал: «Если я сейчас потребую еды (или сна, или чистого подгузника и т. д.), сможет ли моя мама действительно помочь мне удовлетворить эту потребность?» Будем надеяться, что опекун и ребенок решают этот выбор между ними двумя в пользу доверия ребенка: опекун оказывается, по крайней мере, «достаточно хорош» в отношении внимательности, и ребенок рискует довериться мотивации и навыкам опекуна.

    Однако почти сразу после разрешения этого кризиса возникает новый, связанный с проблемой автономии и стыда. Ребенок (теперь он совсем малыш) теперь может доверять своему опекуну, но само это доверие способствует желанию утвердить автономию, заботясь об основных личных потребностях, таких как кормление, туалет или одевание. Однако, учитывая отсутствие у ребенка опыта в этих видах деятельности, уход за собой поначалу сопряжен с риском — малыш может есть (или пользоваться туалетом, или одеваться и т. д.) неуклюже и неэффективно.Таким образом, опекун ребенка рискует чрезмерно защитить ребенка и без необходимости критиковать его ранние усилия, тем самым вызывая у ребенка чувство стыда даже за попытку. Будем надеяться, что, как и в случае с предыдущим кризисом доверия, новый кризис разрешится в пользу автономии благодаря совместным усилиям ребенка по утверждению независимости и опекуна по поддержке усилий ребенка.

    В конце концов, примерно в то время, когда ребенок достигает дошкольного возраста, автономия, проявленная в предыдущий период, становится более сложной, расширенной и сосредоточенной на объектах и ​​людях, отличных от ребенка, и его основных физических потребностях.Ребенок в детском саду, например, теперь может взять на себя обязательство построить «самый большой город в мире» из всех доступных блоков, даже если другие дети хотят некоторые из блоков для себя. Планы и желания ребенка создают новый кризис инициативы и вины, потому что ребенок вскоре осознает, что действия в соответствии с импульсами или желаниями иногда могут иметь негативные последствия для других — большее количество блоков для одного ребенка может означать меньше для другого. Как и в случае кризиса автономии, опекуны должны поддерживать инициативы ребенка, когда это возможно, но они также должны следить за тем, чтобы ребенок не чувствовал себя виноватым за желание иметь или делать что-то, что влияет на благополучие других.Ограничивая поведение там, где это необходимо, но не ограничивая внутренние чувства, лица, осуществляющие уход, будут поддерживать развитие устойчивой способности проявлять инициативу. В терминах Эриксона кризис разрешается в пользу инициативы.

    Несмотря на то, что только последний из этих трех кризисов совпадает со школьными годами, все три относятся к проблемам, с которыми сталкиваются ученики любого возраста и даже их учителя. Например, ребенок или юноша, изначально недоверчивый, испытывает серьезные проблемы со школьной жизнью.Если вы студент, для вашего выживания в долгосрочной перспективе важно верить, что учителя и школьные чиновники заботятся о ваших интересах и что они не навязывают задания или не устанавливают правила безвозмездно. Несмотря на то, что учащиеся уже не младенцы, учителя функционируют подобно заботливым родителям Эриксона в том смысле, что им нужно доказать, что они достойны доверия учащихся своей первоначальной гибкостью и внимательностью.

    Параллели с классной комнатой также существуют для кризисов автономии и инициативы.Чтобы учиться эффективно, учащиеся должны делать выбор и предпринимать академические инициативы, по крайней мере, время от времени, даже если не каждый выбор или инициатива могут быть практичными или желательными. Учителя, со своей стороны, должны сделать правильный выбор и инициативы возможными и воздерживаться от критики, даже случайной, выбора или намерения, стоящего за инициативой, даже если учитель про себя считает, что она «обречена на провал». Поддержка выбора и инициативы должна быть сосредоточена на предоставлении ресурсов и направлении усилий учащегося к более вероятному успеху.Таким образом, учителя действуют как родители малышей и дошкольников в теории развития Эриксона, независимо от возраста их учеников.

    Кризис детства: трудолюбие и неполноценность

    Попав в начальную школу, ребенок впервые сталкивается с необходимостью стать компетентным и достойным в глазах всего мира, а точнее в глазах одноклассников и учителей. Чтобы заслужить их уважение, он или она должны развивать навыки, которые требуют постоянных и до некоторой степени сосредоточенных усилий.Вызов порождает кризис трудолюбия и неполноценности. Например, чтобы заслужить уважение учителей, ребенок должен научиться читать и вести себя как «настоящий ученик». Чтобы его уважали сверстники, он должен научиться сотрудничать и быть дружелюбным, среди прочего. Работа над этими навыками и качествами сопряжена с риском, потому что с ними нельзя заранее гарантировать успех. Следовательно, если ребенок преуспевает, он или она испытывает удовлетворение от хорошо выполненной работы и усвоенных навыков — чувство, которое Эриксон назвал трудолюбием.В противном случае, однако, ребенок рискует чувствовать длительную неполноценность по сравнению с другими. Таким образом, учителя играют прямую и явную роль в том, чтобы помочь учащимся разрешить этот кризис в пользу промышленности или успеха.

    Они могут ставить перед учащимися реалистичные академические цели, ведущие к успеху, а затем предоставлять материалы и помощь учащимся в достижении их целей. Учителя также могут выражать свою уверенность в том, что учащиеся на самом деле могут достичь своих целей, если и когда учащиеся разочаровываются, и избегать намеков (даже случайных), что учащийся просто «неудачник».Как это ни парадоксально, эти стратегии будут работать лучше всего, если учитель также будет терпим к несовершенной успеваемости учеников. Слишком большое внимание к совершенству может подорвать уверенность некоторых студентов, способствуя тому, что Эриксон называл неполноценностью, из-за того, что академические цели кажутся недостижимыми.

    Кризис подросткового возраста: путаница идентичности и роли

    По мере того, как дети развивают прочные таланты и взгляды в результате кризиса промышленности, они начинают сталкиваться с новым вопросом: во что в сумме входят все таланты и взгляды? Кто является «я», включенным в этот профиль качеств? Эти вопросы — кризис идентичности и смешение ролей.Определение идентичности более рискованно, чем может показаться, потому что некоторые таланты и взгляды могут быть плохо развиты, а некоторые могут быть даже нежелательными в глазах других. Чтобы еще больше усложнить проблему, некоторые ценные таланты и взгляды могут ускользнуть от внимания окружающих. Конфликты в разрешении кризиса идентичности и смешения ролей могут привести к личному непониманию своих взглядов и талантов или путанице в отношении того, кем другие ожидают, что этот человек будет. С точки зрения Эриксона, результатом является смешение ролей.

    Учителя могут свести к минимуму смешение ролей несколькими способами. Один из них — предлагать учащимся разнообразные образцы для подражания, например, определяя образцы в материалах для чтения учащихся или приглашая в школу разных гостей. Суть этих стратегий состоит в том, чтобы выразить ключевую идею: существует много разных способов добиться уважения, успеха и удовлетворения жизнью. Еще один способ поддержать развитие идентичности учащихся — быть внимательными к замешательству учащихся в отношении своего будущего и направлять их к консультантам или другим службам за пределами школы, которые могут помочь разобраться в этом.Еще одна стратегия заключается в том, чтобы терпеть изменения в целях и приоритетах учащихся, например, внезапные изменения во внеклассной деятельности или в личных планах после выпуска. Поскольку учащиеся все еще «примеряют» на себя разные роли, препятствование экспериментированию может быть не в их интересах.

    Кризис взрослой жизни: близость, продуктивность и честность

    После школьных лет, согласно Эриксону, люди продолжают психосоциальное развитие, сталкиваясь с дополнительными кризисами.Молодые люди, например, сталкиваются с кризисом близости и изоляции. Этот кризис связан с риском установления близких отношений с избранным числом других людей. Независимо от того, являются ли отношения гетеросексуальными, гомосексуальными или вообще несексуальными, их определяющими качествами являются глубина и устойчивость. Без них человек рискует почувствовать себя изолированным.

    Однако если предположить, что человек разрешает этот кризис в пользу близости, он или она затем сталкивается с кризисом продуктивности и стагнации.Этот кризис характерен для большей части взрослой жизни, и поэтому неудивительно, что речь идет о заботе или внесении вклада в общество, особенно в его молодые поколения. Генеративность — это сделать жизнь продуктивной и творческой, чтобы она была важна для других. Одним из очевидных способов достичь этого чувства для некоторых является воспитание детей, но есть и много других способов внести свой вклад в благополучие других.

    Уравновешивание роста и упадка на перекрестке молодости и старости

    Int J Behav Dev.Авторская рукопись; Доступно в PMC 2016 1 января. Минни и Гарольд Фиерман, профессор психологии, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected] См. другие статьи в PMC, в которых цитируются опубликованные статья.

    Abstract

    Мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизни. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования Midlife in the United States (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях. Мы представляем средний возраст как ключевой период в жизненном пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связывая более ранние и более поздние периоды жизни и связывая более молодое и старшее поколения.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и многосистемной устойчивости в смягчении последствий упадка. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на работе и в обществе в целом. Таким образом, акцент на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

    Ключевые слова: средний возраст, развитие в течение жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, межпоколенческие отношения, забота, жизнестойкость, влияние ранней жизни жизни, чем к средним годам (Лахман, 2004).Поскольку более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на работе и в обществе, широко распространен интерес к тому, чтобы узнать больше об этом периоде жизненного пути. Цель этой статьи состоит в том, чтобы разъяснить средний возраст в контексте жизненного пути с точки зрения развития. Траектории изменений во взрослом возрасте рассматриваются с точки зрения характеристики среднего возраста по отношению к другим возрастным периодам.На примере исследований из национального лонгитюдного исследования Midlife in the United States (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004) мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций. , и самочувствие. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как поворотный период в жизненном пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) соединения более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединения младшего и старшего поколений.

    Средний возраст в исторической перспективе

    Средний возраст не имеет четкого определения и понимания. Словарь описывает его как период между юностью и старостью, смутным, недифференцированным статусом. Согласно Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее образы среднего возраста можно встретить уже в 16 -м веке в художественных представлениях о жизненном цикле. Художественные представления о жизненном пути 13 , 14 и 15 веков не придают особого значения средним годам, поскольку они обычно изображают круговое изображение цикла жизни, или в некоторых случается линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16 -м веке художники регулярно изображали жизненный путь в виде серии восходящих и нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым как возраст 50 лет), впервые увиденное в европейских картинах конца 16 века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, причем каждое десятилетие было представлено от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50 лет. что те, кто пережил детство и роды, были сердечными, и некоторые из них дожили до 60 или 70 лет. Те немногие избранные, кто дожил до 80-х и более лет, вероятно, были довольно слабыми, учитывая отсутствие лечения хронических заболеваний или инвалидности.

    Значение десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного пути в виде десятилетий, с возрастом 100 лет на заключительном этапе, может быть связано с 10-значной арабской системой счисления, которая была широко принята европейцами, начиная с четырнадцатого века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненных путей часто использовались образы животных для описания разных возрастных периодов: бык в 30 лет для обозначения силы, лев в 40 лет для изображения храбрости, а лиса в 50 лет для проявления мужества. остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже во времена Возрождения с этапами жизненного жанра картин средний возраст изображался как вершина жизненного пути. В этих ранних изображениях также было заложено признание компромисса между уменьшением физического признания прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон.

    Даже в начале 20 -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Дж. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу « Старение, последняя половина жизни » (1922). ).Он заявил: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, имеет пять основных стадий: (1) детство, (2) отрочество от половой зрелости до полной юности, (3) средний возраст или расцвет, когда мы находимся на пике нашего развития. совокупность способностей, варьирующихся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти лет и включающая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, которые сейчас обычно называют нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сорока лет или раньше у женщины, и ( 5) старость, постклимактерический или собственно старческий возраст». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

    В связи с этим возникает ряд вопросов, включая определение среднего возраста. Сегодня в среднем средний возраст чаще всего считается от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 лет подсчитали, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет (90 325 SD 90 326 = 6,15) и заканчивается в 59 лет (90 325 SD 90 326 = 7).46). Учитывая высокую степень изменчивости внутри возрастных периодов с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим ориентиром для определения среднего возраста. Середину жизни можно лучше рассматривать с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

    Две другие ранние концепции среднего возраста предвосхищают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал средний возраст как критический период (полдень жизни) для соединения более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Юнг, 1933). Эриксон (1963) определил основную проблему среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между молодыми и старшими на протяжении всей жизни. Эти темы охватывают то, что мы называем ключевой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости внутри отдельных людей и между поколениями.

    Национальное исследование среднего возраста в Соединенных Штатах

    Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, посвященным взрослым людям среднего возраста, и в нем особое внимание уделяется биопсихосоциальным путям к здоровью и болезни (Brim et al., 2004). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, отобранных случайным набором цифр в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования была проведена в 2004–2006 гг., и лонгитюдный коэффициент удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (дополнительную информацию об исследовании см. на http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку данных MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных функциях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста в жизненном цикле.

    Нынешние (неверные) представления о среднем возрасте

    Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте в прежние времена, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть получено из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не триумфы тех, кто в среднем возрасте. Эта совокупность работ привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с требованиями множественных ролей, или финансовые затруднения могут накапливаться в среднем возрасте или наносить больший ущерб в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут произойти в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за возрастной дискриминации со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, причем самый распространенный миф связан с кризисом среднего возраста.

    Исследование MIDUS показывает, что кризис не является типичным явлением среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста, от 10 до 20% в США сообщают о нем (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставима во взрослом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что переживают кризисы в другие периоды жизни, поэтому средний возраст едва ли является чем-то особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными со старением. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут возникнуть в любом возрастном периоде (Wethington, 2000). Те, кто переживает кризис среднего возраста, обычно переживают потрясения в другое время своей жизни, и эти люди, похоже, больше руководствуются невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz). , Маркус и Пэн, 1994).

    Возможно, ложные представления о среднем возрасте как периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых не хотят быть в среднем возрасте. В MIDUS мы спросили лиц в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть (Brim et al., 2004; Lachman, 2004), и в среднем они хотели бы быть моложе своего возраста (). M = 33 года, SD = 10,13). Эта юношеская тоска может быть связана со стереотипами и предубеждениями в отношении тех, кому за 40, а также с изображениями, которые часто изображаются в СМИ.Также существует суровая реальность для тех, кто в середине жизни часто сталкивается с жонглированием несколькими обязанностями и имеет дело с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиковым временем во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

    Большая часть работ по благополучию подчеркивала, что старость — более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как довольно негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделялось огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим, кто взаимодействует с теми, кто находится в среднем возрасте, или зависит от них. Депрессия и стресс достигают своего пика в среднем возрасте, особенно у тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в средние годы по отношению к другим возрастным периодам (У.S. Министерство здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Имеются также данные о том, что показатели самоубийств со временем увеличиваются среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это собой когортный эффект, связанный с бэби-бумерами, или это тенденция, которая будет сохраняться среди поколений в среднем возрасте (Phillips, Robin, Nugent и др.). Идлер, 2010). Важно учитывать потребности в благополучии и психическом здоровье людей среднего возраста и учитывать, являются ли эти модели универсальными или варьируются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

    Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни была сосредоточена на сравнении двух крайних возрастных групп, молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и изучающими средний возраст в контексте других периодов жизненного пути (Brim et al., 2004). Таким образом, вырисовывается более ясная картина характера этого периода.

    Перспектива развития продолжительности жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, находящегося на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте вариации переживаний и влияний обширны и во многом зависят от контекста. Полезно рассматривать человека в нескольких контекстах, в отношении к себе в другие моменты времени, ранее и позже, как в ближайшем, так и в отдаленном, а также в отношении к другим на рабочем месте и в пределах семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход на протяжении всей жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы может обогатить теоретическую и эмпирическую работу в средних классах.Выделены три основных постулата перспективы развития на протяжении всей жизни, особенно относящиеся к среднему возрасту как ключевому периоду жизненного пути: разнонаправленность, изменчивость/пластичность и защита/устойчивость.

    Разнонаправленность траекторий жизненного пути

    Каково положение среднего возраста по отношению к более раннему и более позднему периодам жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений во взрослом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и положение в среднем возрасте зависит от рассматриваемого измерения.Одни процессы идут по нисходящей траектории, другие по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует постоянная картина более положительных эмоций в более позднем возрасте, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивной регуляцией эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick, & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы о позитивности не касается среднего возраста; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослом возрасте.

    Возможно, самым известным открытием о благополучии в среднем возрасте является то, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, который часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали люди молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были среди людей в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Этот паттерн, когда средний возраст находится в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью, часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, влияющие на их благополучие (Sutin et al., 2013). ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочное измерение благополучия, удовлетворенность жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, включая счастье и позитивный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует эффект позитивности. И в области эвдемонического благополучия цель в жизни и личностный рост находятся в упадке, в то время как автономия и позитивные отношения растут во взрослом возрасте (Ryff, 1995).

    U-образная модель также была показана в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы рождения и воспитания детей (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с отскоком после того, как дети уходят. дома (ВанЛанингем, Джонсон и Амато, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей само по себе приводит к снижению удовлетворенности жизнью в среднем возрасте (Deaton & Stone, 2014).

    Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительного и отрицательного аффекта (Mroczek & Kolarz, 1998) и U-образной тенденцией удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Кросс-секционная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достигает своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект в пожилом возрасте был самым низким (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли позитивный эффект присутствовать как в аффективных (т. е. позитивных и негативных аффектах), так и в оценочных (т. е. удовлетворенности жизнью) показателях благополучия, и будут ли изменения в удовлетворенности жизнью согласовываться с поперечными данными. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

    Картина среднего возраста в этом лонгитюдном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что средние годы, возраст от 40 до 60 лет, лучше всего проявляются при изучении 10-летнего изменения (см. ).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет демонстрировали усиление положительных эмоций в течение десятилетнего периода. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Эффекты в противоположном направлении были обнаружены для отрицательного аффекта (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют стабильный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и повышение удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

    Средства положительного влияния (верхняя часть) и удовлетворенности жизнью (нижняя часть) в течение 10 лет в разбивке по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

    С этой лонгитюдной точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что готовит будущее. Таким образом, рассмотрение положительного и отрицательного аффекта с точки зрения внутриличностных, внутриличностных изменений свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сосредоточенным на возрастных различиях средних уровней.

    Что касается удовлетворенности жизнью, то акцент в литературе о старении делается на пике, который, по-видимому, приходится на более поздний период жизни по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста удовлетворены своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их будущая удовлетворенность будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящее и будущее удовлетворение жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути снижения удовлетворения в будущем и пути роста удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение находится на подъеме и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим находится на пути к снижению и еще не достигло надира, который не наблюдается до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Блак и Герцберг, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче, чем настоящее. Напротив, в пожилом возрасте, несмотря на то, что удовлетворенность жизнью в настоящем находится на пике, ожидается, что будущее будет еще хуже (см. ).

    Средства для обеспечения удовлетворенности жизнью в настоящем и будущем по возрастным группам на момент времени 1

    Изменчивость и пластичность

    Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии была сосредоточена на средних оценках, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Дифференциальные модели производительности и функционирования в пределах возрастных периодов представляют интерес для понимания ряда различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как мышление, скорость обработки и память (см. данные MIDUS, представленные в ), взрослые люди среднего возраста в среднем занимают промежуточное положение между молодыми и старшими; тем не менее, существуют большие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения перекрываются. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сравнимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на перекрестных возрастных различиях, закономерности согласуются с лонгитюдными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем демонстрирует снижение, начиная со среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее это отклонение от среднего значения позволяет исследовать, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие стареют успешнее, чем другие.

    Нормальная функция плотности вероятности когнитивных показателей для людей младшего, среднего и старшего возраста

    Изучение вариаций внутри возрастных групп может выявить случаи устойчивости перед лицом вызовов или способность к изменениям и пластичности, даже когда обстоятельства трудны или неблагоприятный.При рассмотрении в качестве примера различий между социальными классами можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвергается риску, но при этом преуспевает или даже лучше, чем ожидалось. Один из таких подходов заключается в рассмотрении смягчающих переменных, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску неблагоприятных результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, имеют более слабую эпизодическую память и реже занимаются стимулированием когнитивной деятельности на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое вовлечение в когнитивную деятельность ослабляет различия в памяти SES, так что у тех, кто имеет более низкий уровень образования и часто занимается когнитивной деятельностью, память сравнима с памятью людей с более высоким уровнем образования (Лахман, Агригороаи, Мерфи и др.). Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения, превышающего типичный или средний уровень для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нервном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений за пределами существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в среднем возрасте можно обратить вспять физические или психологические повреждения, связанные с невзгодами в раннем возрасте, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012).

    Защита и устойчивость: мультисистемный подход

    Несмотря на то, что многие процессы ухудшения в среднем возрасте идут полным ходом, существуют возможности для минимизации или замедления дальнейшего ухудшения с помощью защитных ресурсов.Они могут включать в себя сочетание адаптивных факторов образа жизни и поддающихся изменению психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и сократить снижение, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвергается риску проблем со здоровьем (например, из-за низкого уровня СЭС), могут проявлять устойчивость, поддерживая, восстанавливая или улучшая здоровье после испытания (Ryff et al., 2012). Существует возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте, периоде времени, когда все еще существует огромный потенциал для изменения функций мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим к упадку, могут получить пользу от вмешательств, которые могут снизить риск упадка и болезней.

    Существует много потенциальных факторов риска и факторов защиты для здоровья и благополучия в более позднем возрасте. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Кремен, Лахман, Прюсснер, Сливински и Уилсон, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они учитывают несколько факторов, обычно все они включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы сосуществуют одновременно, и, учитывая их чистое воздействие, они могут не отражать их полного аддитивного вклада. Подход, который мы приняли, заключается в контроле факторов риска и рассмотрении множества защитных факторов в совокупности, то есть в совокупном анализе их вклада. Этот составной подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение, и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroae, 2010).Также можно изучить замедляющие эффекты защитного композита. Хотя в целом защитный фактор может быть полезным, возможно, что его эффекты различаются, принося пользу одним больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы имеют значение для здоровья и благополучия. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто испытывает трудности в раннем детстве или имеет низкий уровень образования во взрослой жизни (Ryff et al., 2012).

    Хотя люди с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также, вероятно, реагируют на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же качества, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным компенсировать последствия невзгод.Имеются данные во многих областях, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, получают наибольшую пользу от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano). , Чепмен, Агригороай, Инфурна и Лахман, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы к изменениям.

    В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,г. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) являются защитными в снижении 10-летнего снижения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroae, 2010). Точно так же Путерман и соавт. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет роль буфера для здоровья. Они обнаружили, что здоровая регуляция эмоций, сильные социальные связи и позитивное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированную связь между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры являются биологическими маркерами клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть данные о том, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными чертами, определяющими ключевой характер этого периода в жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой центральной позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединение младшего и старшего поколений.

    Средний возраст на пересечении роста и упадка

    С точки зрения продолжительности жизни изменения рассматриваются как динамические, и в любой возрастной период переживаются как приобретения, так и потери. С возрастом происходит смещение баланса выгод и потерь, так что обычно ожидается, что выгоды будут выше по сравнению с потерями в детстве и раннем взрослом возрасте (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение будет обратным, и потери будут выше по сравнению с приобретениями. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как ключевой период в жизненном цикле с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Мустафик и Фройнд, 2013).

    Многомерное мультисистемное представление рассматривает траектории в доменах. Эта точка зрения подчеркивает положение среднего возраста на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

    Пересечение роста и упадка в среднем возрасте

    Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье движется вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки информации, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.Средний возраст имеет несколько уникальное преимущество на жизненном пути благодаря сопоставлению приобретений и потерь.

    Пересечение роста и упадка широко изучалось в области интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические описания текучего и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое снижается на протяжении взрослой жизни. График опыта и способностей, связанных со знаниями, на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящая и нисходящая траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способности принимать финансовые решения достигают пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из соответствующего предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя те, кто моложе, имеют более быструю когнитивную обработку, им не хватает соответствующего опыта финансового выбора. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами ухудшения исполнительных функций и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящей и нисходящей когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных и слабых сторон.

    До сих пор мало внимания уделялось интеграции траекторий в разных областях для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Имеются как поперечные, так и лонгитюдные доказательства того, что когнитивные функции (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью показывают тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим свидетельство того, что было названо парадоксом старения (см.). Акцент в литературе делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопровождающее снижение когнитивных и физических функций. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, а не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и на пути к падению.С этой многоаспектной точки зрения средний возраст предстает как благоприятный период с точки зрения изменения траекторий, когда одни домены находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между доменами. Существует возможность компенсировать спад в одной области активами из других сильных областей (Балтес и др., 2006).

    Парадокс старения: Z-Score означает когнитивные способности, физическое здоровье и удовлетворенность жизнью в разбивке по возрастным группам на момент времени 2 убеждения.Жизнь посередине часто сложна, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые в середине обычно чувствуют себя подавленными, у них слишком много дел и не хватает времени. Естественно, это время подвергать сомнению сделанный выбор и выбранный путь. Кроме того, начинают проявляться физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии старения тела и разума. Все эти переживания имеют один общий знаменатель; они бросают вызов основной человеческой потребности в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля является одним из ключевых компонентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroae, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Тем не менее средние годы — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

    Середина года — это время, когда чувство контроля постоянно испытывается множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и умственного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно, нереалистичными в своем воспринимаемом контроле и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — выяснить, чем они хотят заниматься в жизни, и игнорировать неудачи и идти на риск — это адаптивный способ. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), который вмешается, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку самопогоня больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится посередине, есть о ком думать, и их время сильно разделено и рассредоточено. Хотя кажется, что контроль ослабевает, то, как пройдут средние годы, во многом зависит от самих людей.Это осознание может быть как пугающим, так и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя ответственность и жонглировать ею на нескольких аренах (Lachman, 2004).

    В течение взрослой жизни существует два основных источника контроля, один из которых демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на пересечении этих траекторий (Lachman et al., 2009). Успехи в управлении приходят от приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функционирования, производительности и продуктивности с увеличением ограничений, связанных со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, в том числе с неожиданными событиями, такими как проблемы со здоровьем и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознавать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы не сбиться с пути и сохранять равновесие. Ключ в том, чтобы найти способы компенсировать или противодействовать потерям и спадам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что убеждения о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смертности (Turiano et al., в прессе). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, существует ли адаптивное сочетание личного мастерства и воспринимаемых ограничений, то есть признание своих сильных сторон и ограничений с точки зрения контроля.

    Связи между ранней и поздней жизнью

    Рассмотрение как отдаленных, так и ближайших влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Имеются данные о том, что переживания в детстве могут влиять на здоровье и благополучие даже много лет спустя, в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с ключевым периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для дальнейшей жизни.

    Ранние годы жизни влияют на средний возраст

    Несмотря на то, что большая часть работы по развитию была сосредоточена на детстве и юности, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни состоит в том, чтобы исследовать связи между ранним, средним и поздним периодами жизни.Характеристики, поведение и опыт детства имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные были получены в результате лонгитюдных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и последствиям для благополучия во взрослой жизни, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод родителей и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывал более слабое здоровье как мужчин, так и женщин в среднем возрасте по сравнению с теми, кто жил в полных семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание того, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным действиям. Один из вариантов заключается в том, чтобы рассмотреть вопрос о том, обратимы ли последствия при вмешательстве в среднем возрасте. Другой подход заключается в проведении профилактических мероприятий как можно раньше, чтобы свести к минимуму долгосрочные последствия.

    Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологической интеграции невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма посредством воспалительных реакций и плохой саморегуляции. Они исследовали влияние стресса в детстве из-за плохого родительского обращения и низкого СЭС на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкоффа также предполагает, что негативный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья во взрослом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие стрессоры, как жестокое обращение или низкий уровень СЭС, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный уровень стресса в детстве может повысить риск хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

    Низкий СЭС в детстве связан с более высоким риском развития метаболического синдрома в среднем возрасте, чем дети с высоким СЭС (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкий СЭС в детстве также связан с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанной с хроническим стрессом, во взрослом возрасте по сравнению с теми, у кого фон с высоким СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что влияние невзгод детства на здоровье можно обратить вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивные установки.

    Хотя негативные детские переживания могут иметь пагубные последствия на всю жизнь, это не предопределено.Несмотря на долгосрочные последствия, существует потенциал для обратимости и восстановления в среднем возрасте, даже если трудности привели к далеко идущим последствиям. Некоторые из тех, кто пережил невзгоды в раннем возрасте, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от ранней жизни к взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет преуспевать в среднем возрасте, основываясь на более ранней жизни.

    Хотя проблемы в детстве потенциально могут подвергать взрослых среднего возраста более высокому риску негативных долгосрочных последствий для здоровья, специальные стратегии преодоления могут помочь свести к минимуму долгосрочный ущерб от этих стрессоров, что приведет к обратимости последствий невзгод в раннем возрасте.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые с низким СЭС в детстве имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий «сдвиг и упорство» по сравнению со взрослыми с низким СЭС, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление к стрессорам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость жизни с силой, сохраняя надежды на будущее). Предполагается, что такое сочетание подходов сдвига и персистентности в борьбе с жизненными стрессорами снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, например заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены в лонгитюдном исследовании в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована положительными социальными связями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

    Средний возраст Предсказатели более поздней жизни

    Мы отметили примеры долгосрочного влияния от раннего жизненного опыта на функционирование в среднем возрасте.Есть также доказательства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни во взрослом возрасте, скорее всего, пожинают плоды в более позднем возрасте. Напротив, тем, кто ведет себя рискованно или вредит здоровью во взрослом возрасте, суждено столкнуться с большими трудностями в пожилом возрасте. Например, у тех, кто занимается спортом и находится в хорошей физической форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск развития деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что переживание сильного стресса в среднем возрасте предсказывает инвалидность в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, у кого поддерживающие социальные отношения, регулярные физические упражнения и положительное отношение к контролю в среднем возрасте, лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10-летнего периода, и чем больше этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroae, 2010). Аналогичные выводы о долгосрочном аддитивном эффекте были получены в лонгитюдном исследовании британских государственных служащих, проведенном Уайтхоллом.Они показали, что чем более здоровое поведение проявляется в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

    Роли среднего возраста – между младшим и старшим поколениями

    Благополучие как молодых, так и пожилых людей дома, на работе и в обществе в целом сильно зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и негативно сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие в значительной степени зависят от способности людей среднего возраста взять на себя эти многочисленные роли и быть продуктивными (An & Cooney, 2006).

    Родители детей с инвалидностью ежедневно испытывают больше стрессоров и негативных эмоций, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей без инвалидности (Seltzer et al., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению лиц, осуществляющих уход за хронически больными детьми, о чем свидетельствует длина теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность времени, проведенного в качестве опекуна (т.е. продолжительность хронического стресса), была напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с поправкой на возраст. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, у лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы у лиц, осуществляющих уход, и в контрольной группе повышалась одинаково в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Лаврецкого и соавт. (2013) обнаружили, что лица, осуществляющие уход за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как повышение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей релаксацию.

    Стресс, пережитый родителем, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут повлиять на проявление депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблемы психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего лиц среднего возраста. Если лицо, осуществляющее уход, не получает надлежащей медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как лица, осуществляющего уход, так и тех, за кого он несет ответственность.

    Следует отметить, что стрессоры ухода не всегда приводят к негативным последствиям. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сравнимо с благополучием родителей здоровых детей, что указывает на возможность устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг). , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

    Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональные инвестиции как для младших взрослых детей, так и для пожилых родителей (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имеют родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент предполагает, что большое количество родителей среднего возраста сегодня в настоящее время подвергается воздействию потенциальных стрессоров из-за множества требовательных ролей. Те, кто находится посередине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители заботятся о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые люди среднего возраста, выступающие связующим звеном между младшими детьми и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержкой между поколениями в своей семейной сети.

    Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Самочувствие взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценкой социальной и личной адаптации своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, чувствуют себя лучше, поскольку считают, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует множество областей, в которых взрослый человек среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности чувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения от своей роли. Действительно, есть свидетельства того, что взрослые люди среднего возраста способны учиться на стрессовых событиях и могут находить смысл или расти перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

    Резюме и будущие направления

    Мы описали средний возраст как центральный, ключевой период в жизненном пути. Он приходится на критический стык путей роста и упадка, обеспечивая сближение и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящей и нисходящей траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является основным периодом для установления связей между более ранними и более поздними периодами жизненного пути.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем в среднем возрасте и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном и межпоколенческом уровнях через такие роли, как воспитание, забота и наставничество.

    Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и существуют огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или корректирующих вмешательств. Существует много свидетельств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в среднем возрасте и позже.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможность изменить обстоятельства и то, как они оцениваются на индивидуальном или групповом уровне, обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации средних лет также могут иметь далеко идущие последствия для тех, кто моложе и старше.

    За последние двадцать лет благодаря репрезентативным лонгитюдным исследованиям, таким как MIDUS, мы начали лучше понимать средний возраст в контексте жизненного пути.Тем не менее, многое еще предстоит узнать. Мы мало знаем о том, специфичны ли текущие результаты для конкретных когорт или культур, которые были изучены. Необходимы дополнительные международные, кросс-культурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и пространстве.

    Перспективным направлением будущих исследований среднего возраста является изучение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Этот подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как бремя и активы со временем накапливаются, создавая дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

    Благодарности

    Подготовка этого документа была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

    Footnotes

    Примечание автора. Этот документ основан на приглашении на заседания ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

    Ссылки

    • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Эпоха разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Документы Брукингса об экономической деятельности. 2009; 2:51–117. doi: 10.1353/eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Agrigoroae S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: психологические и социальные науки. 2011;66Б:130–140. doi: 10.1093/geronb/gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Aldwin CM, Levenson MR.Стресс, преодоление и здоровье в середине жизни: перспектива развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. стр. 188–214. [Google Scholar]
    • Aldwin CM, Sutton KJ, Lachman ME. Развитие копинг-ресурсов во взрослом возрасте. Журнал Личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
    • Almeida DM, Horn MC. Является ли повседневная жизнь более напряженной в середине взрослой жизни? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. стр. 425–451. [Google Scholar]
    • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и пожилом возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30:410–421. doi: 10.1177/0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Том. 1. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley; 2006. стр. 569–664. [Google Scholar]
    • Бланчфлауэр Д.Г., Освальд А.Дж. Имеет ли благосостояние U-образную форму на протяжении жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
    • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор десятилетия. Журнал Брак и семья. 2000: 964–980. [Google Scholar]
    • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
    • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Материнские депрессивные симптомы в младенчестве: уникальный вклад в детские депрессивные симптомы в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. doi: 10.1017/S095457940

      85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и положительный эффект. Современные направления психологической науки.2005; 14:117–121. doi: 10.1111/j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж.С., Аспелунд Т., Лаунер Л.Дж. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2010;65:1369–1374. doi: 10.1093/gerona/glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Изнашивание ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24:733–741. doi: 10.1177/0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Chen E, Miller GE, Lachman ME, Gruenewald TL, Seeman TE. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств низкого детства: преимущества переключения и упорства при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. doi: 10.1097/PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Clark AE, Oswald AJ.Кривая зависимость между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
    • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
    • Cole TR. Путешествие жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
    • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого дома и нет детей. ПНАС. 2014; 111:1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной подготовки среднего возраста и деменцией в более позднем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158:162–168. doi: 10.7326/0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Dickerson SS, Kemeny ME. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический вестник. 2004; 130:355–391. doi: 10.1037/0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Economist, The. Возраст и счастье: разворот жизни. The Economist 2010, 16 декабря; [Google Scholar]
    • Эпель Э.С., Блэкберн Э.Х., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Адлер Н.Е., Морроу Д.Д., Коутон Р.М. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004; 101:17312–17315. doi: 10.1073/pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эпель Э.С., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Волковиц О.М., Путерман Э., Каран Л., Блэкберн Э.Х.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. doi: 10.1016/j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
    • Финке М.С., Хьюстон С.Дж., Шарп Д.Л. Бухгалтерские балансы ранних бумеров: отличаются ли они от добумеров? Журнал семейных и экономических проблем. 2005; 27: 542–561. doi: 10.1007/s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
    • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на развитие мозга и поведения. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 doi: 10.1177/0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фридман В.А., Мартин Л.Г., Шоени Р.Ф. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002; 288:3137–3146. doi: 10.1001/jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Freund AM, Ritter JO. Кризис среднего возраста: дискуссия. Геронтология. 2009; 55: 582–591. doi: 10.1159/000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Gerstorf D, Röcke C, Lachman ME. Предшествующие и последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: продольные доказательства междоменных ассоциаций во взрослом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66Б: 61–71.doi: 10.1093/geronb/gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры, средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
    • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей депрессивных матерей: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
    • Grundy E, Henretta JC.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на межпоколенческую заботу, обеспечиваемую «сэндвич-поколением» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. doi: 10.1017/S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хан Э.А., Лахман М.Э. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
    • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Детская сознательность связана с объективно измеренным физическим здоровьем взрослого человека четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. doi: 10.1037/a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Достижения и потери в развитии на протяжении взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Психология развития. 1989; 25: 109–121. doi: 10.1037/0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Инфурна Ф.Дж., Герсторф Д., Зарит С.Х. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различных эффектах в среднем и пожилом возрасте. Психология развития. 2011;47:9–18. doi: 10.1037/a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
    • Jung CG. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и Мир; 1933. [Google Scholar]
    • Кремен В.С., Лахман М.Е., Прюсснер Дж.К., Сливинский М., Уилсон Р. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели вмешательства: социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. doi: 10.1093/gerona/gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T, von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lachman ME. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. [Google Scholar]
    • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004; 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
    • Lachman ME, Agrigoroae S. Укрепление функционального здоровья в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты убеждений о контроле, социальной поддержки и физических упражнений.ПЛОС ОДИН. 2010;5(10):e13297. doi: 10.1371/journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Lachman ME, Agrigoroae S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует различия в образовании эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010;18:4–10. doi: 10.1097/JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Lachman ME, James JB. График развития среднего возраста: обзор.В: Lachman ME, James JB, редакторы. Несколько путей развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
    • Лахман М.Е., Левкович С., Маркус А., Пэн Ю. Образы развития среднего возраста у молодых людей, людей среднего и старшего возраста. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. doi: 10.1007/BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лахман М.Е., Нойперт С.Д., Агригороай С. Актуальность контролирующих убеждений для здоровья и старения. В: Шайе К.В., Уиллис С.Л., редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
    • Лахман М.Е., Рёке С., Росник С. Взлет и падение убеждений о контроле во взрослой жизни: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследований и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
    • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных взглядах американцев на свою удовлетворенность жизнью: возрастные различия в реконструкции прошлого и предвидении будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. doi: 10.1111/j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Lachman ME, Weaver SL. Чувство контроля как модератор социальных классовых различий в здоровье и благополучии. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ланг И.А., Ллевеллин Д.Дж., Хаббард Р.Э., Ланга К.М., Мельцер Д.Доход и пик среднего возраста распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010;41:1365–1372. doi: 10.1017/S0033291710002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сент-Сир Н., Халса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для лиц, осуществляющих уход за деменцией, с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познание и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013;28:57–65. doi: 10.1002/gps.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Левинсон Д.Дж., Дэрроу К.Н., Кляйн Э.Б., Левинсон М.Х., Макки Б. Времена года в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
    • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлучения для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000; 24:183–189. [Google Scholar]
    • Отметки NF. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал Брак и семья. 1998; 60: 951–966. [Google Scholar]
    • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: взрослые дети старения. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. doi: 10.1093/sw/26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и предрасположенность к хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический вестник. 2011; 137:959–997. doi: 10.1037/a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнская забота как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22:1591–1599. doi: 10.1177/0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительный и отрицательный аффект: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мустафик М., Фройнд А.М.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. doi: 10.1177/01650254134
    • . [CrossRef] [Google Scholar]
    • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: можно ли обратить вспять пагубные последствия неблагоприятного воздействия окружающей среды на взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
    • Филлипс Дж. А., Робин А. В., Ньюджент К. Н., Идлер Э. Л.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: влияние периода или когорты? Отчеты общественного здравоохранения. 2010;125:680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Pierret CR. «Поколение бутербродов»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129:3–9. [Google Scholar]
    • Pinquart M, Sörensen S. Ассоциации факторов стресса и подъема заботы с бременем лица, осуществляющего уход, и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003; 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Серенсен С. Этнические различия в стрессовых факторах, ресурсах и психологических результатах семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005; 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
    • Pinquart M, Sörensen S. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007; 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пулккинен Л., Лийра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. doi: 10.1177/0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Путерман Э., Эпель Э.С., Лин Дж., Блэкберн Э.Х., Гросс Дж.Дж., Вули М.А., Коэн Б.Е. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Мозг, поведение и иммунитет, предварительная онлайн-публикация. 2013 г.: 10.1016/j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Robinson OC, Wright GRT. Распространенность, типы и предполагаемые исходы кризисных эпизодов в раннем взрослом и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, интернет-издание Advance. 2013 г.: 10.1177/0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD. Возможные «я» во взрослой жизни и в старости: рассказ о меняющихся горизонтах. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. doi: 10.1111/1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T, Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Ценкова В.Разновидности устойчивости в MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. doi: 10.1111/j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценки взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. doi: 10.1037/0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и комбинированного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184:1985–1992. doi: 10.1503/cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Salthouse TA. Когда начинается возрастное снижение когнитивных функций? Нейробиология старения. 2009; 30: 507–514. doi: 10.1016/j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2010.[Google Scholar]
    • Симан Т.Е., Меркин С.С., Криммин Э.М., Карламангла А.С. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: национальные обследования состояния здоровья и питания, 1988–1994 и 1999–2004 гг. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100:100–107. doi: 10.2105/AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Seltzer MM, Almeida DM, Greenberg JS, Savla J, Stawski RS, Hong J, Taylor JL. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей среднего возраста детей с ограниченными возможностями здоровья.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50:1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Seltzer MM, Krauss MW, Choi SC, Hong J. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и позднем возрасте. В: Ryff CD, Seltzer MM, редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
    • Шихи Г. Пассажи. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
    • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и детские корни неравенства в здоровье: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301:2252–2259. doi: 10.1001/jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Shonkoff JP, Garner AS. Пожизненные последствия невзгод раннего детства и токсического стресса. Педиатрия. 2012; 129: 232–246. doi: 10.1542/пед.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие культурные фикции) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
    • Сингх-Ману А., Кивимаки М., Глимур М.М., Эльбаз А., Берр С., Эбмайер К.П., Дугравот А.Время начала снижения когнитивных функций: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012;2012:d7622. doi: 10.1136/bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Sliwinski MJ, Almeida DM, Smyth J, Stawski RS. Индивидуальные изменения и изменчивость в ежедневных стрессовых процессах: результаты двух исследований с дневниковыми измерениями. Психология и старение. 2009; 24:828–840. doi: 10.1037/a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Spillman BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные семейные опекуны: изменение сетей и «сэндвич-поколение» The Milbank Quarterly. 2000; 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
    • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и глядя вперед: возрастные различия взрослых в постоянстве диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18:13–24. doi: 10.1037/0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Моментальный снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010;107:9985–9990. doi: 10.1073/pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сутин А.Р., Терраччано А., Миланески Ю., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие тяжелых экономических времен.Psychological Science 2013 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Тейлор П., Паркер К., Паттен Э., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/ 13 июля 2013 г.
    • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroae S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смертности на низком, а не на высоком уровне образования. Health Psychology (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • U.С. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийства среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
    • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как меняется субъективное благополучие с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. doi: 10.1007/s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван Рипер М., Рифф С., Придхэм К.Родительско-семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здоровья. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
    • VanLaningham J, Johnson DR, Amato P. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные панельного исследования с пятью волнами. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
    • Ветингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста» Мотивация и эмоции. 2000; 24:85–103. дои: 10.1023/А:1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в Соединенных Штатах с 1972 по 2004 год: когортный анализ возрастных периодов. Американский социологический обзор. 2008; 73: 204–266. doi: 10.1177/000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

    Знайте, чего ожидать! 8 стадий социального развития детей

     

    На этой странице представлен обзор задач развития, связанных с социальным и эмоциональным развитием детей и подростков, которые продолжаются во взрослой жизни.Презентация основана на восьми стадиях развития, разработанных психиатром Эриком Эриксоном в 1956 году.

    Согласно Эриксону, процесс социализации состоит из восьми фаз — «восьми стадий человека». Его восемь стадий человека были сформулированы не посредством экспериментальной работы, а благодаря обширному опыту психотерапии, включая обширный опыт работы с детьми и подростками из низших, а также высших и средних социальных классов. Каждая стадия рассматривается Эриксоном как «психосоциальный кризис», который возникает и требует разрешения, прежде чем можно будет удовлетворительно преодолеть следующую стадию.Эти этапы понимаются почти в архитектурном смысле: удовлетворительное обучение и разрешение каждого кризиса необходимы, если ребенок хочет удовлетворительно справляться со следующим и последующим кризисом, точно так же, как фундамент дома необходим для первого этажа, который, в свою очередь, должен быть конструктивно обоснованным, чтобы поддерживать и второй этаж, и так далее.

    [НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, чтобы узнать больше о том, как следить и поощрять социальное развитие вашего ребенка или подростка]

    Восемь стадий развития Эриксона

    1.Изучение базового доверия в сравнении с базовым недоверием (надеждой)

    Хронологически это период от младенчества до первых одного или двух лет жизни. Ребенок, с которым хорошо обращаются, его лелеют и любят, развивает доверие и безопасность, а также базовый оптимизм. При плохом обращении он становится неуверенным и недоверчивым.

    2. Автономия обучения против стыда (воли)

    Второй психосоциальный кризис, как считает Эриксон, происходит в раннем детстве, вероятно, между 18 месяцами или 2 годами и 3,5-4 годами.«Хорошо воспитанный» ребенок выходит из этой стадии уверенным в себе, воодушевленным своим новым обретенным контролем и скорее гордым, чем пристыженным. Автономия, однако, не является полностью синонимом гарантированного самообладания, инициативы и независимости, но, по крайней мере, для детей в ранней стадии этого психосоциального кризиса, включает бурное своеволие, истерики, упрямство и негативизм. Например, можно увидеть двухлетних детей, которые решительно складывают руки, чтобы их матери не держали их за руки, когда они переходят улицу.Кроме того, звук «НЕТ» разносится по дому или продуктовому магазину.

    3. Инициатива в обучении против вины (цель)

    Эриксон считает, что этот третий психосоциальный кризис возникает во время того, что он называет «игровым возрастом», или более поздних дошкольных лет (примерно от 3,5 до, в американской культуре, вступления в формальная школа). В ходе нее здорово развивающийся ребенок учится: (1) воображать, расширять свои способности посредством активной игры всех видов, включая фантазию, (2) сотрудничать с другими, (3) вести, а также следовать.Обездвиженный чувством вины, он: (1) пуглив (2) висит на периферии групп (3) продолжает чрезмерно зависеть от взрослых и (4) ограничен как в развитии игровых навыков, так и в воображении.

    4. Трудолюбие против неполноценности (компетенция)

    Эриксон считает, что четвертый психосоциальный кризис, к лучшему или к худшему, преодолевается в течение того, что он называет «школьным возрастом», предположительно до и, возможно, включая часть средней школы. Здесь ребенок учится овладевать более формальными жизненными навыками: (1) отношения со сверстниками в соответствии с правилами (2) переход от свободной игры к игре, которая может быть тщательно структурирована по правилам и может требовать формальной командной работы, такой как бейсбол и (3) ) овладение обществознанием, чтением, арифметикой.Домашняя работа является необходимостью, а потребность в самодисциплине возрастает с каждым годом. Ребенок, который благодаря своему последовательному и успешному разрешению более раннего психосоциального кризиса доверчив, автономен и полон инициативы, достаточно легко научится быть трудолюбивым. Однако недоверчивый ребенок будет сомневаться в будущем. Стыд – и наполненный виной ребенок будет испытывать поражение и неполноценность.

    5. Изучение идентичности в сравнении с распространением идентичности (верность)

    Во время пятого психосоциального кризиса (подростковый возраст, от примерно 13 или 14 до примерно 20 лет) ребенок, уже ставший подростком, учится удовлетворительно и радостно отвечать на вопрос: «Кто я?» Но даже наиболее приспособленные подростки испытывают некоторую диффузию ролевой идентичности: большинство мальчиков и, вероятно, большинство девочек экспериментируют с незначительными правонарушениями; бунт процветает; сомнения в себе захлестывают юношу и так далее.

    Эриксон считает, что во время успешной ранней юности развивается зрелая временная перспектива; молодой человек приобретает уверенность в себе в противовес застенчивости и неуверенности в себе. Он начинает экспериментировать с различными — обычно конструктивными — ролями, а не принимает «негативную идентичность» (например, преступность). Он на самом деле предвидит достижения и достигает их, а не «парализован» чувством неполноценности или неадекватной временной перспективой. В более позднем подростковом возрасте устанавливается четкая сексуальная идентичность – мужественность или женственность.Подросток ищет лидера (кто-то, кто мог бы его вдохновить) и постепенно вырабатывает набор идеалов (социально соответствующих и желаемых, в случае успешного подростка). Эриксон считает, что в нашей культуре подростковый возраст представляет собой «психосоциальный мораторий», особенно для американских детей среднего и высшего класса. Им пока не приходится «играть на зубок», а можно экспериментировать, пробуя разные роли, и, таким образом, надеяться найти наиболее подходящую для себя.

    6. Обучение близости против изоляции (любви)

    Успешный молодой человек впервые может испытать настоящую близость – такую ​​близость, которая делает возможным хороший брак или настоящую и прочную дружбу.

    7. Обучение продуктивности в сравнении с самопоглощением (заботой)

    Во взрослом возрасте психосоциальный кризис требует продуктивности как в смысле брака и родительства, так и в смысле продуктивной и творческой работы.

    8. Целостность против отчаяния (мудрость)

    Если остальные семь психосоциальных кризисов успешно разрешены, зрелый взрослый достигает пика приспособления; честность. Он доверяет, он независим и решается на новое. Он усердно работает, нашел четко определенную роль в жизни и разработал самооценку, которой он доволен.Он может быть близок без напряжения, чувства вины, сожаления или отсутствия реализма; и он гордится тем, что создает — своими детьми, своей работой или хобби. Если один или несколько предыдущих психосоциальных кризисов не разрешились, он может смотреть на себя и свою жизнь с отвращением и отчаянием.

    Эти восемь стадий человека, или психосоциальные кризисы, являются правдоподобными и проницательными описаниями того, как развивается личность, но в настоящее время они являются только описаниями. Мы обладаем в лучшем случае рудиментарными и предварительными знаниями о том, какое окружение приведет, например, к чертам доверия или недоверия, или четкой личной идентичности, а не рассеянности.Помощь ребенку на различных этапах и позитивное обучение, которое должно сопровождать их, является сложной и трудной задачей, как известно любому обеспокоенному родителю или учителю. На поиск наилучших путей решения этой задачи приходится значительная часть исследований в области развития ребенка.

    Таким образом, социализация представляет собой процесс обучения и обучения, который, в случае успеха, приводит к переходу человеческого организма от младенческого состояния беспомощности, но полного эгоцентризма к идеальному взрослому состоянию разумного соответствия в сочетании с независимым творчеством.1. Развитие и структура of

  • Страница 8 и 9: домен за несколько лет до c
  • Страница 10 и 11: 2. Обзор существующей теории и Re
  • Страница 12 и 13: взрослая человеческая форма около десяти
  • Страница 14 и 15 : Эта взаимозависимость между человеком и окружающей средой
  • Страница 16 и 17: Рисунок 2.Структура жизни Левинсона
  • стр. 18 и 19: 2.3 Кризис и переход Первый
  • стр. 20 и 21: Таблица II. Модель Хопсона и Адамса
  • , стр. 22 и 23: как общая часть их модели, O
  • , стр. 24 и 25: экологические требования, но не имеет p
  • , стр. 26 и 27: желательно, чтобы он погиб!
  • Страница 28 и 29: исследовал природу и функцию
  • Страница 30 и 31: Тейлор (1989) также нашел свидетельство t
  • Страница 32 и 33: рассматриваемая социальная система.Каждый
  • Страница 34 и 35: Thomson, 1994). Например, se
  • Страница 36 и 37: Ранний взрослый переход (17-22)
  • Страница 38 и 39: 2.11 Меняющиеся проблемы уха
  • Страница 40 и 41: предполагает изменение роли fa
  • Страницы 42 и 43: 3. Эпистемологический Срединный Путь Th
  • Страницы 44 и 45: выведите теорию, применимую ко всем
  • Страница 46 и 47: «смелых предположений» (Поппер, 1
  • Страницы 48 и 49: идеи
  • Страница 50 и 51: реальность, признавая роль
  • Страница 52 и 53:

    Движение гуманистической психологии

  • Страница 54 и 55:

    через качественное движение, ar

  • 9025 и 57:

    4.2 Источники Композита Ко

  • Стр. 58 и 59:

    Стенограммы считаются сущностью

  • Стр. 60 и 61:

    графики вопросов для полустр

  • Стр.
  • Страница 64 и 65:

    Таблица V, и каждый критерий имеет описание

  • Страница 66 и 67:

    сводная модель или схема и орган

  • Страница 68 и 69:

    5. Общий метод и исследование 1 Speci 9000

  • Страница 70 и 71:

    4.

  • Страница 72 и 73:

    После того, как лицо выразило заинтересованность a

  • Страница 74 и 75:

    : Gen

  • Стр. 78 и 79:

    • Что в этом вызывало стресс? (l

  • стр. 80 и 81:

    Рисунок 6. Примечательная страница из исследования

  • стр. 82 и 83:

    Эта форма кластеризации ощущалась для

  • стр. 84 и 85:

    общего набора фаз.Фазы мы

  • Страница 86 и 87:

    Джемма была также недовольна и неудовлетворена

  • Страница 88 и 89:

    чтобы заставить семью работать. Фрэн

  • Стр. 90 и 91:

    Фаза 3 – Поздний кризис: Разведка

  • Стр. 92 и 93:

    руководитель, Анджела была офисным администратором

  • Стр. 94 и 95:

    обращались как с машиной:

  • Page 96 и 97:
  • Page 96 и 97:

    Page 96 и 97:

    буквально второго к второму времени

  • Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

    Page 98 и 99:

  • Page

  • Page 100 и 101:

    Геральдер Основная смена от Self D

  • Страница 102 и 103:

    Жизнь в смирительной рубашке: Афера

  • Страница 104 и 105:

    Джордж описал фазу вокруг s

  • Страница 106 и 107:

    миру, который проявляется как

  • 0
  • 0 Страница 106 и 107: и 109:

    Это новое духовное исследование кульминирует

  • Стр. 110 и 111:

    Покорность и Пассивность Vern desc

  • Стр.

    Уволенный и одинокий Дэн был уволен

  • Стр. 116 и 117:

    «учеба после этого инцидента была

  • Стр.

  • Стр. 122 и 123:

    «Думаю, я бы сказал, что был

  • Стр.Исследование 2: Спасение угнанного S

  • Стр. 128 и 129:

    После разработки этой темы structu

  • Стр. больше мощности, я был

  • Страница 134 и 135:

    «Так что я был активен в тех t

  • Страница 136 и 137:

    Кризис бросает этот автоматический mi

  • Страница 138 и 138:

    0 очень ориентирован на деньги

  • Страница 140 и 141:

    «Эмоционально я гораздо более подготовлен

  • Страница 142 и 143:

    ценность включения женского начала

  • Страница 144 и 145: 910 и 145: быть pu

  • Страница 146 и 147:

    внутренне мотивированная деятельность

  • Страница 148 и 149:

    Таблица XIII.Детали исследования 3 Часть

  • Стр. 150 и 151:

    o Вас это вообще беспокоило? • Что

  • Стр. 152 и 153:

    и/или деньги, чтобы быть больше внутренних

  • Стр. 154 и 155:

    В случае Виктории внешние

  • Стр.

  • Страница 158 и 159:

    c) Слишком выявленная дисфункция:

  • Страница 160 и 161:

    Адаптация Марка к этому была am

  • Страница 162 и 166 post

  • Страница 164 и 165:

    «В прошлом я чувствовал гораздо меньше

  • Страница 166 и 167:

    8.10 Повторное обретение Внутренне Мо

  • Стр. Внутренняя мотивация

  • Страница 174 и 175:

    в интервью.

  • Стр. 176 и 177:

    Рисунок 9. Графическое изображение

  • Стр. связи между

  • Страница 182 и 183:

    учеба и терапия – роскошь, а

  • Страница 184 и 185:

    природа, я думаю, если повезет е

  • Страница 186 и 184: 186 и 184:

  • Страница 188 и 189:

    10.2 Ранний взрослый кризис и Sel

  • Страница 190 и 191:

    (1981)

  • Страница 194 и 195:

    Проактивное исследование через гостиницу

  • Страница 196 и 197:

    W

  • Page 200 и 201:

    Как часть психиатрической ухода SYS

  • :

    Доказательства того, что участники были TRE

    Второй этап: разделение и сепарация и эмоция

  • страница

  • Страница 208 и 209:

    жизнь и мир начали приобретать

  • Страница 210 и 211:

    проблема, которая существует до этого. n

  • Страница 212 и 213:

    рост и продолжение поиска, а к

  • Страница 214 и 215:

    подходящими участниками будет pr

  • Страница 216 и 217:

    Beardslee, W.Р. (1989). Роль

  • Страница 218 и 219:

    Deci, E.L. (1971). Эффекты exter

  • Стр. 220 и 221:

    Greenwald, AG (1980). Totalit

  • Стр. 222 и 223:

    Kuhn, T.S. (1996). Структура

  • Страница 224 и 225:

    миль, М.Б. и Губерман, А.М. (199

  • , стр. 226 и 227:

    Ryan, RM, & Deci, EL (2000).

  • , стр. 228 и 229:

    Sugarman, L. (1986). Lifespan, стр.

  • 31052:

    Приложение A Интернет-тема Гиды S

    Page 232 и 233:

    Page 232 и 233:

    Page 232 и 233:

    Исследование 2 – второе интервью График

  • Page 234 и 235:

    Вопрос 22 Метафора: Page 7 “

  • Page 236 и 237:

    • Почему

  • Страницы 238 и 239:

    ИССЛЕДОВАНИЕ 3 – Второе интервью

  • Страницы 240 и 241:

    Хронология – порядок событий Ho

  • • Как бы Страницы 242 и 243: 242 и 243 вы описываете новое

  • Стр. 244 и 245:

    Метапознание • Вы упомянули ас

  • Стр. 246 и 247:

    Пол и Женственность • Вы сказали

  • • Одна из вещей Материализм 249:

  • Страница 250 и 25 1:

    • Как появилась эта новая перспектива?

  • Стр. в том, что она является частью диадического отношения

  • Страница 258 и 259:

    25.01.2005 Rachel относится к ней Tim

  • Page 260530
  • Page 260 и 261:

    17.01 / 05 Выпуски кризиса и Thera

  • Page 262 и 263:

    18/2/05 Обстоятельство Chicksing до

  • Page 264 и 265:

  • Стр. 266 и 267:

    Модель верна, но для мужчин

  • Стр. 268 и 269:

    Приложение E Сравнение Interactiv

  • Стр. и матрицы, чтобы помочь

  • стр. 272 ​​и 273:

    Приложение F Анализ внутри случая Doc

  • стр. 274 и 275:

    в одиночку чувствовать то, что она делает.

  • Страница 276 и 277:

    1e) Игра ложной роли 1f) Опубликовать номер

  • Страница 278 и 279:

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *