Особенности протекания кризисного периода в подростковом возрасте: Специфические особенности подросткового периода

за развитием ребенка продолжался вплоть до его брака’\ Однако, не­смотря на, казалось бы, неоспоримые доказательства спе­цифичности этого возраста, его кризисного протекания, в последнее время на Западе стало появляться все больше исследований, развенчивающих идею специфичности под­росткового периода.

«Для среднегр подростка совершенно не характер­ны ни личностные кризисы, ни крах «Я» – концепции, ни тенденция к отказу от ранее приобретенных ценностей и привязанностей, – утверждают Е.Доуан и Дж-Адельсон2. Критикуя сторонников «кризисного развития», они упре­кают их в том, что «большинство выводов основаны на изучении двух нетипичных подростковых групп: несовер­шеннолетних правЬнарушителей и интеллектуально раз­витых подростков – выходцев из состоятельных семей».

К этому можно добавить сомнения культуроантро-пологического характера. Если кризисные формы развития

Ариес Ф. Возрасты жизни/УФилософия и методология истории.

М„ 1977. 2

Доуан Е„ АдельсонДж. Цит. по Берн Р. Развитие Я-концеп-

ции и воспитание. М.: Прогресс, 1986.

306 Аверин В А. Психологая детей и подростков_______

присущи подростковому периоду вообще, значит, они дол­жны наблюдаться у всех народов, этносов и культур. Од­нако исследованиями М.Мид установлено, что отрочество у народов, проживающих на островах Самоа, невозмож­но описать как сложный и трудный период жизни ребен­ка’. Кстати, такой же бескризисный характер развития от­мечался и у американских детей в конце прошлого века. Лишь малая часть американских подростков испытывала кризис отрочества.

Приведенные факты не направлены на доказатель­ство бескризисного хода развития ребенка в подростко­вом возрасте, отсутствие его специфики. С их помощью хотелось бы подчеркнуть не только и даже не столько био­логическую, сколько социальную обусловленность психи­ческого развития подростка. Л.С.Выготский, обобщая ре­зультаты многочисленных исследований отечественных и зарубежных авторов, писал: «Никогда влияние^среды на развитие мышления не приобретает такого большого зна­чения, как именно в переходном возрасте»

2. Этот вывод нашел свое подтверждение в последующих работах, в час­тности, в исследованиях Л.И.Божович, Н.И.Крыловой и Н.Н.Толстых, проведенных соответственно в 50-е, 60-е и 80-е годы и посвященных одной проблеме – изучению гра­ниц подросткового возраста. Если в 50-е годы перелом­ный момент в представлениях подростков о будущем при­ходился на 15 лет, а в 60-е годы уже на 16-17 лет, то в 80-е годы – на 13 лет3. Такая подвижность возрастных границ объясняется изменением социальной ситуации развития и подтверждает мысль Выготского об исторической и соци­альной обусловленности развития личности.

Mead M. Cooperation and Competition Among Primitive Peopis:

rev. Ed., Boston, 1961.

2ВыгоптскийЛ.С. Ук. соч. Т.4. С. 13.

3Обухова Л. Ф. У к. соч.

Глава б. Психическое развитие подростка 307

Подростковый период развития, будучи по своему содержанию переломным, переходным и критическим, знаменует собой переход к взрослой жизни и особеннос­ти его протекания, несомненно, откладывают отпечаток на всю последующую жизнь.Холл в рамках разработанной им теории рекапи­туляции первым предложил рассматривать этот период как переходный от детства к взрослоети; он впервые описал кризисный характер развития ребенка в этом возрасте, сформулировав его негативные аспекты. Характерной чер­той подросткового возраста является амбивалентность и парадоксальность его психической жизни. Эта черта про­является в неожиданной смене веселости – унынием, уве­ренности в себе – застенчивостью и трусостью, эгоизма -альтруизмом, общительности —замкнутостью, любозна­тельности – умственным равнодушием, радикализма – кон­серватизмом и т.д. Главная же задача подростка – это фор­мирование самосознания, идентичности, которые можно рассматривать в качестве основных психологических при­обретений в этом возрасте.

Э-Шпрангер разработал культурно-психологичес­кую концепцию подросткового возраста и описал три воз­можных типа развития личности подростка1.

Для первого типа развития характерно резкое, бур­ное и кризисное течение, переживаемое подростком как

Шпрангер Э.___ второе рождение, итогом которого является становление нового «Я». Развитие ребенка по второму типу предпола­гает плавные, медленные и постепенные изменения под­ростка, без глубоких потрясений и сдвигов в собственной личности. Третий тип развития предполагает активный и сознательный процесс самовоспитания, путь самостоятель­ного преодоления внутренних тревог и кризисов, что воз­можно за счет развитых у подростка самоконтроля и са­модисциплины. Главными психологическими новообразо­ваниями этого возраста Э.Шпрангер считал открытие «Я», возникновение рефлексии, осознание подростком своей ин­дивидуальности.

По мнению Ш.Бюлер специфика психического раз­вития подростка может быть объяснена с позиции пубер-тата. Известно, что пубертат – это период резкого ускоре­ния физического развития и полового созревания и, что он составляет лишь часть внутри подросткового возрас­та. Наряду с физическим пубертатом Ш.Бюлер выде­лила

психическую пубертатностъ, а внутри нее три фазы развития’.

Первая из них, по словам Ш.Бюлер – это прелюдия к периоду психической пубертатности, отдельные симпто­мы которой появляются в 11-12 лет, когда подростки нео­бузданны, драчливы, когда детские игры кажутся им не­интересными, а игры более старших подростков еще не­понятны. «Прелюдия» сменяется следующей, негативной фазой, продолжительность которой от 11 до 13 лет у дево­чек и от 14 до 16 лет у мальчиков, а основными чертами являются «повышенная чувствительность и раздражитель­ность, беспокойное и легко возбудимое состояние», «фи­зическое и душевное недомогание», неудовлетворенность собой, переносимая подростками на окружающий мир.

Бюлер Ш. Что такое пубертатный период//Педология юнос­ти. М.-Л., 1931.

Глава 6. Психическое развитие подростка 309

Поэтому нередко можно видеть одновременное присут­ствие у подростка ненависти к себе и окружающему миру, что заставляет его чувствовать себя одиноким, чужим и непонятым окружающими людьми. Ребенок на этой ста­дии наиболее чувствителен к восприятию негативного, от­рицательного, что побуждает его либо к агрессивной са­мозащите, либо пассивной меланхолии. Результатом это­го становится снижение работоспособности, изоляция или активное враждебное отношение к окружающим. Окон­чание негативной фазы совпадает с завершением телесно­го созревания.

Позитивная фаза начинается с того, что подросток становится восприимчив к позитивным аспектам окруже­ния. Перед ним открываются источники радости, среди которых на первое место Ш.Бюлер ставит «переживание природы» – сознательное переживание прекрасного. При благоприятных условиях развития такими источниками радости могут стать искусство и наука. К этому присоеди­няется и любовь, «дающая выход самому тяжелому напря­жению».

Э.Штерн полагал, что специфика психического раз­вития в подростковом периоде обусловлена, с одной сто­роны, направленностью мыслей и чувств ребенка, его стрем­лений и идеалов, а с другой – особым образом его действий. Личность подростка развивается в первую очередь в зави­симости от того, какая ценность переживается им как наи­высшая, определяющая его жизнь. Э.Штерн выделил шесть возможный типов переживаемых ценностей, которым со­ответствуют шесть типов личности’. Все стремления тео­ретической личности направлены на объективное позна­ние действительности. Эстетическому типу, напротив, чуждо объективное познание; такая личность стремите»

Штерн Э. Психическая структура подростка/УПедология юно­сти.-М.-Л. 1931.

310 Аверин В.А. Психология детей и по.фостков

_______

постичь единичный случай. Экономическим типом лично­сти управляет идея пользы, стремление достичь результа­та с наименьшими затратами. Смысл жизни .социальной личности составляет «любовь, общение и жизнь для дру­гих люде», аполитической- стремление к власти, господ­ству и влиянию. Религиозная личность соотносит «всякое единичное явление с общим смыслом жизни».

Для описания поведения и деятельности подростка Э.Штерн использует понятие «серьезная игра», занима­ющая, по его мнению, промежуточное положение между детской игрой и серьезной и ответственной деятельнос­тью взрослого. Действительно, все. за что берется под­росток, носит для него серьезный характер, но при этом все, что он делает это только предварительная проба сил. Примерами таких «серьезных игр» являются кокетство, флирт, мечтательное поклонение (игры любовного харак­тера), занятия спортом, участие в подростковых органи­зациях (скауты, пионеры), выбор профессии. В таких иг­рах подросток учится «умерять свои силы, устанавливать отношения к различным видам интересов, которые в нем бродят и в которых он должен разобраться», отмечает Э.Штерн.

Очевидно, что приведенные эмпирические психоло­гические характеристики подросткового возраста не по­теряли своего значения по сей день. Однако в большин­стве своем они лишь иллюстрируют ход психического раз­вития подростка и неполно объясняют причины такого хода развития.

В этой связи особый интерес представляет культур­но-историческая концепция Л.С.Выготского, дающая ключ к пониманию механизма психического развития ре­бенка, в том числе и подростка. Более подробно о ней го­ворилось в первой главе и потому лишь отметим некото­рые основные положения, касающиеся собственно подро­сткового периода.

Глава 6. Психическое развитие подростка 311

Ключевой проблемой этого периода Выготский на­зывал проблему интересов подростка, когда имеет место разрушение и отмирание прежних групп (доминант) инте­ресов и развитие новых. К

ним он относил «эгоцентричес­кую доминанту» (интерес подростка к собственной личнос­ти), «доминанту дали» (доминирование широких интересов, устремленных в будущее, над сегодняшними, текущими интересами), «доминанту усилия» (тяга к сопротивлению, преодолению, волевым усилиям, что нередко проявляется в упрямстве, протесте, хулиганстве), «доминанту романтики» (стремление к неизвестному, рискованному, героическому). Появление новых интересов приводит к преобразованию старой и возникновению новой системы мотивов, что ме­няет социальную ситуацию развития подростка. Смена со­циальной ситуации развития ведет к смене ведущей деятель­ности, результатом которой становятся новые психологи­ческие новообразования подросткового возраста.

Какова же она, эта новая ведущая деятельность под­ростка, и что представляют собой психологические при­обретения подросткового возраста?

63. Ведущая деятельность и психологические новообразования возраста

Сам по себе подростковый период довольно неодно­роден по своему психологическому содержанию и значе­нию для подростка. Вряд ли кто станет утверждать, что ученики 6-го и 8-го классов очень похожи друг на друга по своему психологическому облику. В то же время оба они -подростки. Поэтому внутри подросткового возраста при­нято выделять младший подростковый (10-13 лет), или 5-6 классы, и старший подростковый возраст (13-15 лет), или 7-8 классы. Наряду с ними выделяют и раннюю юность, имея в виду учеников 9-10 классов (15-17 лет).

312 Аверин В. А. Психология детей и подростков____

Ранее уже отмечалось, что психологические ново­образования младшего возраста изменяют возможности ребенка, а, следовательно, и сферу его интересов и моти­вов поведения. Действительно, одним из основных психо­логических приобретений предыдущего возраста стала произвольность всех психических процессов, лежащая в основе самостоятельного поведения ребенка. Именно спо­собность к

самостоятельному поведению приводит к раз­рушению старых интересов имотивов подростка, форми­рованию новых моментов в его потребностно-мотиваци-онной сфере и поиску новых форм поведения.

Первым таким моментом в этой сфере младшего подростка является появленшпотребности выйти за рам­ки школы, приобщиться к жизни и деятельности взрослых. Однако реализация этой идеи возможна, если подросток будет соответствовать не только требованиям окружаю­щих его людей (что явилось приобретением предшествую­щего возрастного этапа развития), но, прежде всего, соб­ственным требованиям и самооценке. Это – второй новый момент в мотивационной сфере.

Третий момент состоит в появлении потребности найти и защитить свое место в окружающей его социаль­ной среде. Таким образом, мы видим, что психологичес­кие новообразования, приобретенные в младшем школь­ном возрасте, открывают перед ребенком новые возмож­ности и связаны они, прежде всего, с изменениями в сфере потребностей и мотивов поведения.

Становится очевидным, что новые потребности, из­меняя социальную ситуацию развития, обусловливают появление новой ведущей деятельности, которая могла бы помочь подростку в разрешении противоречий между его новыми, расширившимися возможностями и прежними отношениями с окружающими его людьми. Очевидно, что новые потребности не могут быть удовлетворены в рам­ках прежней ведущей деятельности – учебной.

Глава 6. Психическое развитие подростка 313

Само содержание названных выше потребностей указывает и на содержание нового вида деятельности для их реализации. Это – общение.

Общение позволяет подростку выйти за рамки шко­лы и там искать себя. Именно общение помогает ему по­стоянно сравнивать себя со сверстниками и вырабатывать самооценку. Вне общения и без него невозможно найти свое место в кругу сверстников и взрослых. В общении и посредством его усваиваются нормы социального поведе­ния, нормы морали, устанавливаются отношения равен­ства и уважения друг к другу. И если подросток не нахо­дит в школе удовлетворяющего его общения, он психоло­гически «покидает» ее, и настоящая его жизнь, его интересы оказываются за ее стенами. В центре психологической жизни подростка оказывается общение, а учебная деятель­ность отступает на второй план.

Таким образом, становится понятной смена типов ведущей деятельности в отрочестве. Если в младшем школьном возрасте это учебная деятельность, то в под­ростковом – общение. Что же может и должно стать про­дуктом ведущей деятельности в психическом облике под­ростка?

К центральному психологическому новообразова­нию этого возраста относят самосознание личности, ста­новление которого возможно только посредством и бла­годаря общению.

Проследим этапы становления этого новообразова­ния, имея в виду анализ основных сфер развития подрост­ка – полового, познавательного и социального. Важно ус­тановить вклад каждой из них в конечный результат психического развития в этом возрасте.

Но прежде чем перейти к этому анализу, дадим крат­кую психологическую и поведенческую характеристику подростка.

314 Аверин В. А. Психология детей и подростков___ 6.4. Психологическая характеристика подросткового возраста

Известный отечественный педагог А.П.Краковский, сравнивая особенности поведения младших школьников и младших подростков, у которых разница в возрасте со­ставляет всего один год, констатирует, что подростки в сравнении со своими младшими товарищами в 6 раз чаще проявляют упрямство, в 9 раз чаще бравируют своими не­достатками, в 10 раз чаще противопоставляют себя роди­телям. В целом количество немотивированных отрицатель­ных поступков подростков отмечается в 42 раза (!) боль­ше, чем у младших школьников*.

Американские исследователи Роберт и Джин Байярд на основании многочисленных бесед с родителями подро­стков составили обобщенный список поступков и действий последних, которые беспокоят родителей. Ни много ни мало, их набралось 65 пунктов: от безобидного «пачкает на кухне» до -«сделала аборт и снова забеременела»2. Мы не будем приводить этот список полностью, но попытаем­ся выделить наиболее характерные черты подросткового поведения и психологические состояния, наиболее часто переживаемые подростками. Многие из них были подме­чены давно и наша задача состоит в их обобщении.

Первое, что бросается в глаза, – это резкое ухудше­ние поведения. Это проявляется в негативизме (т.е. в жела­нии поступать вопреки чужой воле), упрямстве, драчли­вости, противопоставлении себя учителям и взрослым и т.п. (см. характеристику негативной фазы психической пубертатности Ш.Бюлер, «доминанты усилия» Л.С.Вы­готского).

Краковский А. П. О подростках. М.: Педагогика, 1970. 2Баиярд Р. Т., Бапярд Дж. Ваш беспокойный подросток. М.:

Просвещение, 1991.

Глава 6. Психическое развитие подростка 315

Легко увидеть сходство в поведении подростка и трехлетнего малыша. Все те жи упрямство, негативизм», строптивость, своеволие. Там он не хотел ходить за руку с взрослым, желая утвердить право на свое «Я сам», а здесь для него важно признание своего достойного положения в социуме, признание своего «Я».

Другой чертой подросткового поведения является выраженная противоречивость стремлений и их неустойчи­вый характер (см. данные Ст-Холла). С этой чертой связа­на и противоречивость эмоциональных состояний, пережи­ваемых подростком, выраженный психологический диском­форт-тревога, страхи, ощущение одиночества и т.п.

\ По мнению А.Е.Личко характерной чертой поведе­ния подростков является реакция эмансипации, т.е. выра­женное стремление освободиться из-под опеки и контроля со стороны родителей и взрослых’. Однако далеко не все­гда эмансипация принимает форму оппозиции, как это воспринимается родителями. Подросток стремится не столько противостоять взрослым, сколько стать равным им, что, конечно, трудно при сохраняющейся экономичес­кой и социальной зависимости. \

Наряду с реакцией эмансипацией А.ЕЛичко выделя­ет в качестве специфически подростковой реакцию группи­рования со сверстниками, которая представляет собой обо­ротную сторону первой. Эта реакция, при всей своей кажу­щейся для взрослых бессмыслицей, по-видимому, отвечает каким-то эмоциональным потребностям подростков2.

Наконец, важно иметь в виду и особенности харак­тера подростков, в частности, выраженность в этом воз­расте так называемых акцентуаций характера1.

‘ Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подрост­ков. М„ 1983.

2Личко А.Е. Ук. соч.

3 Там же.

316 Аверин В.А. Психология детей и подростков_______

Может сложиться впечатление, что все перечислен­ное – обязательный атрибут психики и поведения любого подростка, жизнькоторого представляет собой«кромеш-ный ад».’это был период тяжелых внутренних и внешних конфликтов’.

Причины столь серьезных изменений в поведении и личности подростка обусловлены так называемыми «за­дачами развития», наиболее четко сформулированными Р.Хавигурстом. К ним относятся: 1) приспособление под­ростка к изменениям своего физического состояния, при­ятие и эффективное использование своего тела; 2) дости­жение социально приемлемой взрослой сексуальной роли;

3) достижение зрелых отношений спицами противополож­ного пола; 4) развитие интеллектуальных способностей;

5) выработка комплекса ценностей, в соответствии с кото­рыми строится поведение; 6) достижение социально ответ­ственного поведения; 7) выбор профессии и подготовка к профессиональной деятельности; 8) достижение экономи­ческой независимости; 9) подготовка к браку и семейной жизни2. Хотя этот перечень по мнению Д.И.Фельдштейна

‘ Цит по Исаеву Д.Н„ Кагану В.Е. У к. соч. 2 Цит. по: Психология современного подростка/Под ред Фель-дштейнД.И. М.: Педагогика, 1987.

___Глава 6. Психическое развитие подростка 317 носит эклектический характер, тем не менее он позволяет вы­делить основные сферы (направления) развития в подростко­вом возрасте. Это – половое, познавательное и социальное раз­витие подростка.

Содержание

Подростковый кризис и особенности его протекания

Как пережить подростковый кризис? Психологические и возрастные особенности подростка.


консультация на тему

Консультация и рекомендация для родителей

[2]

Вложение Размер
kak_perezhit_podrostkovyy_krizis._rod._sobr.doc 62.5 КБ

Предварительный просмотр:

Как пережить подростковый кризис? Психологические и возрастные особенности подростка.

Подростковый возраст является одним из самых важных периодов в жизни человека. Он выступает в роли «переходного мостика» между детством и взрослостью.

В настоящее время к подросткам принято относить детей 10-17 лет. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, подростковый кризис может возникнуть и в 11 и 13 лет. Начинаясь с кризиса, весь период обычно протекает трудно и для ребенка и для близких ему взрослых. Кризис этого возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов. Он является самым острым и длительным. Связано это с воздействием на подростка целого ряда гормональных, психологических и социальных факторов. Внешне кризис возраста проявляется в грубости, скрытности, стремлении поступать наперекор требованию и желанию взрослых; в игнорировании замечаний, ухода от обычной сферы общения. Трудность в том, что подросток не способен анализировать причины происходящего с ним.

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса:

Кризис независимости . Ребенок становится строптивым, упрямым, своевольным. Отмечаются также негативизм, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт.

Кризис зависимости. Его симптомы – чрезмерное послушание, зависимость от старших и сильных.

Если «кризис независимости» – это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил, то «кризис зависимости» – возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности. В первом случае это: «Я уже не ребенок», во втором – «Я ребенок и хочу оставаться им».

«Кризис зависимости» – достаточно неблагоприятный вариант развития.

В основе бурных и подчас болезненно переживаемых изменений организма подростка лежит интенсивная перестройка эндокринной системы, заканчивающаяся достижением половой зрелости. Ребенок вынужден приспосабливаться к физическим и физиологическим изменениям, происходящим в его организме, переживать саму «гормональную бурю». В моменты особенно резких эндокринных сдвигов у подростков отмечается выраженное психическое беспокойство, повышенный уровень тревожности. В это время формируются психосексуальные установки и ориентации. Подросток переживает первую любовь. Пытаясь избавиться от этой тревожности, выплеснуть ее во вне, они часто вступают в конфликты, нередко отмечаются коллективные драки. Этим же объясняется повышенная склонность подростков к посещению массовых шумных рок-концертов, употребление наркотиков и алкоголя. Заметив, некоторые признаки наступления подросткового кризиса со стороны взрослых необходимо проявить такт и терпение, признание личной жизни сына и дочери как самостоятельной существующей сферы. Тогда у детей возникает (сохраняется) доверие, желание поговорить о трудностях, поделится радостью, получить совет от близких людей, а не от друзей с улицы.

В этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Он стремится войти в мир взрослых и хочет, чтобы окружающие приняли его взрослость. Это значительные сдвиги в физическом и половом созревании, это растущая самостоятельность, это общение со старшими товарищами.

Чувство взрослости — это стержневая особенность его личности. Идет переориентация— с детских ценностей на взрослые. Он претендует на новые права. Подросток не только протестует против тех или иных ограничений, он претендует на самостоятельность в принятии решений, он как будто ставит себе целью отказаться от послушания вообще, в принципе. Он становится все более нетерпимым к замечаниям, особенно в присутствии других людей. Подросток претендует на то, чтобы быть в известной мере равноправным в отношении со взрослыми, добивается от них, чтобы они признали это равноправие.

[1]

Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. Если же подросток сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

В подростковом возрасте часто возникают подростковые комплексы. Появляется этот комплекс легко, а избавиться от него очень сложно. Иногда на это уходит целая жизнь. Зная основные причины развития комплексов у подростков, вполне возможно помочь им их избежать.

Глядя на себя в зеркало, подросток видит, как правило, множество недостатков. Большой нос, оттопыренные уши, прыщи. Он непременно будет слишком высокий или низкий, худой или толстый. А если к этому добавляются очки, брекеты, крупное родимое пятно или, например, дефект речи, то жизнь может показаться не сложившейся и ненужной. Развитию этого комплекса успешно помогают насмешки сверстников, «подозрительные взгляды» окружающих и разрекламированные топ-фигуры на страницах журналов и экранах телевизоров.

Среди подростков модно меряться уровнем достатка родителей. У кого круче телефон, кто, где отдыхает, какой марки одежда и какая мебель и техника в доме. Подросток, родители которого не в состоянии угнаться за «прогрессом», начинает чувствовать себя ущемленным, обиженным, несостоявшимся. Заниженная самооценка проявляется жалостью к себе и агрессией к родителям. Может этот комплекс проявиться и агрессией к более обеспеченным сверстникам.

Комплекс неразделенной любви

Подростковый возраст – время поиска не только себя, но и своей «половинки». Это мы, взрослые, понимаем, что найти свою любовь далеко не всегда удается сразу. А подростку хочется именно так! И когда избранник отказывает, начинаются самокопания: что во мне не так, чем я хуже? Как правило, обнаруживаются либо недостатки во внешности, либо нехватка финансов. Что приводит к формированию вышеназванных комплексов в сочетании с мыслями о неизбежности одиночества.

Как правило, комплекс «отличника» формируется у подростка, к которому предъявляются завышенные требования со стороны родителей и педагогов. Поначалу ребенок стремится соответствовать ожиданиям. Когда он чувствует, что это не удается, развивается протест. Подросток становится неуправляем, агрессивен. И пытается самоутвердиться в глазах других более доступными способами. Именно следствием этого комплекса становятся курение, пробы алкоголя и наркотиков, побеги из дома. «Раз я не могу быть таким, каким меня хотят видеть, то не буду и пытаться», — вот мысли подростка, загнанного в угол высокими требованиями и чрезмерной ответственностью.

Возникающие у подростка комплексы могут опираться на реальные причины, а могут быть надуманы. В любом случае, справиться с ними самостоятельно подросток не может. Для этого требуется серьезная помощь взрослых.

Чтобы избежать комплексов, подросток должен знать, что он любим и ценен для своих родителей. Он должен чувствовать, что его уважают, с ним считаются. Ребенок должен понимать, что его ценность не в том, что он самый красивый или самый умный, а в том, что он – уникальный, в том, что он – есть. Важно объяснить и показать на примере, что деньги – далеко не главное в жизни, что любовь – придет обязательно и будет прекрасной.

Основные проявления подросткового кризиса:

Негативизм, который проявляется как негативная установка по отношению ко всему окружающему. Очень часто за негативизмом скрываются тоска, угнетенное состояние. По этой причине подростки зачастую начинают вести личные дневники, т.к. не могут никому доверять.

Склонность к анализу, в том числе к безжалостному анализу окружающих (родителей, учителей) и самоанализу в сочетании с крайней эгоцентричностью. Подросток, который без конца щупает свои мускулы, или девушка, которая часами краситься, как правило, искренне воображают, что произведут не просто значимое, а неизгладимое впечатление на других.

Подростковая депрессия, которая может проявляться в безразличии, чувстве пустоты, ощущении, что детство уже кончилось, а взрослым еще себя не чувствует.

Суицидальное поведение . Следует знать, что в 90% случаев суицидальное поведение в виде угроз, высказываний, намерений – это «крик о помощи», адресованный прежде всего своим близким. Иногда суицидальные попытки подростков носят просто демонстративный характер. Однако не надо принимать это так, будто все происходит «ни с чего» или «нарочно».

Самооценка подростков противоречива, недостаточно целостна, поэтому в поведении может возникнуть много немотивированных поступков. Подростки больше других возрастных групп страдают от нестабильности социальной, экономической и моральной обстановки в стране.

Особенности проявляются в пренебрежительном отношении к обучению, плохая успеваемость, невыполнением обязанностей: избегание выполнять какие – нибудь обязанности или поручения по дому, готовить домашнее задания, а то и посещать занятия. Взрослые не замечают или не понимают таких неровностей поведения, их ровно обескураживает и непомерный азарт, и усталость.

Подобные подростки оказываются перед лицом большого количества лишнего времени, но для них характерно неумение содержательно проводить досуг. У большинства отсутствуют увлечения, они не занимаются в секциях и кружках, не посещают выставки и театры. К сожалению, в свободное время преимущественно проявляется асоциальное поведение подростков.

Бессодержательное проводимое время толкает подростков на поиск новых ощущении. Алкоголизация и наркотизация тесно вплетаются в структуру девиантного образа жизни подростков. Очень часто подростки отмечают свои заслуги, удачные похождения, хулиганские поступки, драки, мелкие кражи распитием спиртных напитков. Оказывается, что одним из доступных видов развлечений для подростков является драка.

Впоследствии объясняя свои поступки, подростки имеют неправильное представление о нравственности, справедливости, смелости, храбрости.

На всем протяжении подросткового периода наблюдается четко выраженная динамика агрессивности. Формы агрессивного поведения типичны для большинства подростков.

Одним из элементов микросреды, в отношениях, формирующую личность, является семья. При этом решающим является не ее состав- полная, неполная, распавшаяся, а именно нравственная атмосфера, взаимоотношения, которые складываются между взрослыми членами семьи, между взрослыми и детьми. В совместных занятиях не только родителям открывается характер сына или дочери, но и дети лучше узнают свих родителей. Подростку необходима совместная деятельность со взрослыми.

Как помочь своему подростку успешно пережить кризис?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего ребенка, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Во-вторых , отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощущать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

В- третьих , отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ни казались.

В-четвертых , Как можно раньше дайте подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Советуйтесь с ним по каждому пустяку. Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-пятых , обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь.

В-шестых , постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

Пути и решения проблемы

Формирование круга интересов подростка на основе особенностей его характера и способностей. Максимальное сокращение периода его свободного времени – « времени праздного существования и безделья» Включение подростка в такую деятельность, которая лежит в сфере интересов взрослых, но в то же время создает возможности ему реализовать и утвердить себя на уровне взрослых.

Снижение проявления агрессии путем посещения спортивных школ, ежедневной гимнастики дома с использованием гантелей, и боксерских перчаток ( пусть подростки колотят друг друга в мирной драке, давая выход накопившейся энергии, что бы агрессия не накапливалась подобно статистическому электричеству, имеющему свойство взрываться болезненными разрядами.

Не предъявляйте подростку завышенные требования, не подтвержденные его способностями. Честно указывать на его удачи и неудачи (причем удачи объясняйте его способностями, а неудачи – недостаточной подготовкой) Не захваливать подростка, объясняя его неудачи случайностью, т.к. это формирует у подростка эффект неадекватности. Увлечение искусством, совместное посещение кино и театра, обсуждение литературных новинок, помощь в конструировании – это далеко не полный перечень тех сфер, в которых взрослый может быть с подростком.

Подростковый кризис

Подростковый кризис (12-14лет) является пиком переходного периода от детства к взрослости. Внешне это проявляется в грубости поведения подростка, стремлении поступать наперекор желанию и требованию взрослых, в игнорировании замечаний, замкнутости и т. д. Выготский выделял возраст около 13 лет как переломную точку кризиса, но отмечал, что посткризисные годы (14-15 лет) наиболее трудные. Характер протекания, острота кризисных явлений зависят во многом от чувствительности взрослых к переменам, которые происходят с растущим ребенком, от их способности изменять воспитательную тактику, учитывая новые потребности подростка (бывают случаи бескризисного развития ребенка, чаще всего это происходит, когда взрослые чутко относятся к потребностям детей). Даже для здоровых подростков характерны неустойчивость настроения, физического состояния и самочувствия, противоречивость побуждений, ранимость, депрессивные переживания. Часто встречающийся у подростков «аффект неадекватности» (эмоциональная реакция большой силы по незначительному поводу) связан с противоречием между низкой самооценкой подростка и высоким уровнем притязаний.

Подростковый кризис отличается от других кризисов большей продолжительностью. На образование подросткового кризиса влияют внешние и внутренние факторы. Внешние факторы состоят в постоянном контроле со стороны взрослых, в зависимости, от которых подросток стремится освободиться, считая себя достаточно взрослым, чтобы принимать самостоятельно решения. Внутренние факторы состоят в привычках и чертах характера, мешающих подростку осуществить задуманное (внутренние запреты, привычка подчиняться взрослым и др.).

Подростковый кризис связан с возникновением нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростков способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую только ей присущими качествами. Это порождает у подростка стремление к самоутверждению, самовыражению и самовоспитанию. Подростки критично относятся к отрицательным чертам своего характера.

Новообразование — чувство взрослости.

— подражание внешним признакам взрослости: курение, употребление алкоголя, использование косметики, подражание взрослым в одежде и прическе; это поверхностное представление о взрослости;

— стремление подростков-мальчиков соответствовать представлению о «настоящем мужчине»;

— социальная взрослость — как правило, складывается в ситуациях сотрудничества взрослого и подростка как его помощника, часто возникает в тех семьях, где подросток вынужден фактически занять место взрослого, и тогда подростки стремятся овладеть полезными практическими умениями и оказывать реальную помощь и поддержку;

— интеллектуальная взрослость — связана с развитием познавательных интересов, с появлением самообразования как учения, выходящего за рамки школьной программы.

Подросток интенсивно анализирует и оценивает себя. При этом у него возникает иллюзия, будто другие люди тоже непрерывно оценивают его.

Половая идентификация подростков. Биологическое созревание, гормональная перестройка — обязательная предпосылка психического развития в подростковом возрасте. Изменение пропорций собственного тела и его функций привлекает к нему повышенное внимание подростка. Появляется выраженный интерес к своей внешности. Типичная возрастная особенность — склонность преувеличивать и болезненно реагировать на собственные реальные или вымышленные телесные недостатки.

В сознании и поведении подростка значительную роль приобретают сексуальные интересы. Прорывается готовность к сексуальным контактам с представителями противоположного, а иногда и своего пола.

Я-концепция как новый уровень самосознания — центральное новообразование старшего подросткового возраста. Формирование нового уровня самосознания (представления о себе самом, Я-концепции) характеризуется появлением потребности в познании себя как личности, своих возможностей и особенностей, своего сходства с другими людьми и своей уникальности. Многие переживания, связанные с отношением к себе, к своей личности, у подростков отрицательные.

Подростковый возраст- период отчаянных попыток «пройти через все». При этом подросток по большей части начинает свой поход со сторон взрослой жизни. Многие подростки «из любопытства» пробуют алкоголь и наркотики.

К концу подросткового возраста складывается достаточно развитое самосознание. Происходит постепенный переход от оценки, заимствованной у взрослых, к самооценке, возникает стремление к самовыражению, самоутверждению, самореализации, самовоспитанию, к формированию положительных качеств и преодолению отрицательных. Способность к постановке перспективных задач придает новый смысл учебной деятельности, происходит поворот к новым задачам: самосовершенствования, саморазвития. Кризис перехода к юности (15-18 лет) связан с проблемой становления человека как субъекта собственного развития.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась — это был конец пары: «Что-то тут концом пахнет». 8251 —

| 7897 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Характеристика кризиса подросткового возраста

Подростковый возраст – это граница между детством и взрослой жизнью, связанная с возрастом обязательного участия человека в общественной жизни.

Особенность подросткового возраста – это кризис тесно связанный с кризисом смысла жизни.

Процесс формирования собственной идентичности сопровождает человека на протяжении всей его жизни.Сложность задачи, стоящей перед взрослеющим человеком заключается, с одной стороны, в том, чтобы прояснить свою роль как члена общества, с другой, понять свои собственные уникальные интересы, способности, придающие смысл и направленность жизни. Практически каждая жизненная ситуация требует от человека определенного выбора, осуществить который он может лишь уяснив свою позицию относительно разных сфер жизни.

Одна из причин подросткового кризиса и конфликтов с окружающими в этом возрасте — переоценка своих возросших возможностей, которая определяется стремлением к известной независимости и самостоятельности, болезненное самолюбие и обидчивость. Повышенная критичность по отношению к взрослым, острая реакция на попытки окружающих умалить их достоинство, принизить их взрослость, недооценить их правовые возможности, являются причинами частых конфликтов в подростковом возрасте.

Ориентация на общение со сверстниками часто проявляется в боязни быть отвергнутым сверстниками. Эмоциональное благополучие личности все больше и больше начинает зависеть от того места, которое она занимает в коллективе, начинается определяться прежде всего отношением и оценками товарищей.

Интенсивно формируются нравственные понятия, представления, убеждения, принципы, которыми подростки начинают руководствоваться в своем поведении. Зачастую у юношей формируются системы своих требований и норм, на совпадающие с требованиями взрослых.

Одним из важнейших моментов в личности является развитие самосознания, самооценки; у молодых людей возникает интерес к себе, качествам своей личности, потребность сравнивать себя с другими, оценить себя, разобраться в своих чувствах и переживаниях. Самооценка формируется под влиянием оценок других людей, сравнения себя с другими, важнейшую роль в формировании самооценки играет успешная деятельность. [5,с. 108].ъ

Деперсонализация является ключевым феноменом кризиса личности. Она охватывает широкий круг расстройств от ослабления образного компонента восприятия окружающего, потери сопереживания к нему до случаев бредового раздвоения личности. Разные авторы относят к деперсонализации как глубоко патологические явления с феноменами полного отчуждения собственной воли, мыслей и чувств, так и проявления десоциализации с нарушением «правового чувства», способности различать добро и зло, справедливость и подлость и т. д.

Применительно к понятию кризиса личности деперсонализация выступает, прежде всего, как экзистенциально-феноменологический признак. Процесс открытия своего Я, склонность к самонаблюдению, столкновение между преувеличенной самооценкой и оценкой окружающими ведет к противоречивым пубертатным конфликтам: от отрицания авторитетов до стремления к зависимости от них.

Подросток ощущает себя незащищенным, сомневающимся в своей идентичности и автономности, он лишен чувства последовательности и связанности своих действий. Это приводит к тому, что его жизнь направлена на самосохранение себя, а обстоятельства жизни воспринимаются как угрожающие его существованию.

Неуверенность в стабильности своего внутреннего мира, обеспокоенность тем, что этот мир может быть утерян, составляют основу постоянного стресса.

Субъективно тягостное ощущение внутреннего разлада, изменености собственного Я, своей идентичности, составляющие ядро деперсонализации, смешиваются с чувством дискомфорта, снижением аффективного настроя к окружающему, трудностью сосредоточения внимания, рефлексией. Вытекающие из измененного чувства самосознания и эмоционального фона установки, мотивы и ориентации обусловливают нарушения поведения и деятельности личности.

Кризис подросткового возраста — абсолютно нормальное явление, свидетельствующее о развитии личности, но при наличии некоторых неблагоприятных факторов и условий это кризисное состояние приводит к агрессивному поведению.

17. Познавательное развитие в подростковом возрасте

.Этот возрастной период особенно плодотворен для развития абстрактного мышления. В подростковом возрасте активно идет процесс познавательного развития.

Память.

В подростковом возрасте происходит перестройка памяти. Активно начинает развиваться логическая память и скоро достигает такого уровня, что подросток переходит к преимущественному использованию этого вида памяти, а также произвольной и опосредствованной памяти.

Развитие памяти определяется усложнением и увеличением объема изучаемого материала. Это приводит к окончательному отказу от дословного заучивания с помощью повторений. В процессе понимания подростки трансформируют текст и, запоминая его, воспроизводят основной смысл прочитанного.

Для подростка вспоминать — значить мыслить. Его процесс запоминания сводится к мышлению, к установлению логических отношений внутри запоминаемого материала, а припоминание заключается в восстановлении материала по этим отношениям.

Как реакция на более частое практическое употребление в жизни логической памяти замедляется развитие механической памяти. Вследствие появления в школе многих новых учебных предметов значительно увеличивается количество информации, которую должен запоминать подросток, в том числе механически, у него возникают проблемы с памятью, и жалобы на плохую память в этом возрасте встречаются намного чаще, чем у младших школьников.

Наряду с этим появляется интерес подростков к способам улучшения запоминания. Активно осваиваются мнемонические приемы; если же они были сформированы в начальной школе, теперь автоматизируются, становятся стилем деятельности учеников.

Происходит дальнейшая интеллектуализация такой психической функции, как восприятие. Этот процесс зависит от усложняющегося в средних классах обучения. На уроках геометрии и черчения развивается восприятие; появляются умения видеть сечения объемных фигур, читать чертеж и т.д.

Воображение.

Связано с общим интеллектуальным развитием и развитие воображения. Сближение воображения с теоретическим мышлением дает импульс к творчеству: подростки начинают писать стихи, серьезно заниматься разными видами конструирования и т.п. Воображение подростка, конечно, менее продуктивно, чем воображение взрослого человека, но оно богаче фантазии ребенка.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете. 8306 —

| 7252 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Подростковый кризис

Подростковый кризис – этап психического развития, переход от младшего школьного возраста к подростковому. Проявляется стремлением к самовыражению, самоутверждению, самовоспитанию, потерей непосредственности поведения, демонстрацией независимости, снижением мотивации к учебной деятельности, конфликтами с родителями, педагогами. Подростковый кризис завершается формированием нового уровня самосознания, появлением способности познавать собственную личность при помощи рефлексии. Диагностика выполняется психологом, психиатром, основывается на клинической беседе, психодиагностике. Коррекция негативных проявлений проводится воспитательными методами.

Общие сведения

Согласно периодизации возрастов в отечественной психологии, подростничество занимает промежуток от 11 до 16 лет. Кризис в данном периоде отличается значительной продолжительностью – темпы физического и умственного развития высоки, потребности возникают быстро, но не удовлетворяются из-за отсутствия социальной зрелости. У девочек симптомы менее выраженные, проявляются с 10-11 лет, у мальчиков течение более яркое, начало с 12-13 лет. Длительность определяется социальными условиями и психофизиологическими особенностями. В норме переходный этап завершается к 14-16 годам. При заблаговременной перестройке отношения родителей к взрослеющему ребенку возможно бескризисное развитие.

Причины подросткового кризиса

Кризис подросткового возраста характеризуется изменением отношений с окружающими через развитие самопознания. Дети предъявляют повышенные требования к себе и взрослым, однако не способны нести ответственность, самостоятельно справляться с неудачами. Течение кризисного периода определяется совокупностью внешних и внутренних факторов. В одних случаях проявления отсутствуют или слабовыраженные, в других – поведение кардинально меняется, ребенок становится конфликтным, эмоционально взрывчатым.

Внешними факторами, усиливающими симптомы кризиса, являются родительский контроль и гиперопека, зависимость в семейных отношениях. Ребенок стремится к свободе, считает себя способным принимать решения, действовать без помощи взрослых. Складывается конфликтная ситуация – существует потребность и стремление брать ответственность за поступки, но отсутствует практический навык, сохраняется несерьезность в отношении исполнения обязанностей. Последний факт мешает родителям воспринимать подростка как равного. Сопротивление, ссоры приводят к хроническому недопониманию, затяжному течению кризиса с задержкой личностного развития.

Внутренние факторы, обостряющие кризис – психологические особенности. К началу подростничества у ребенка сформированы определенные привычки, черты характера, препятствующие возникающим потребностям и стремлениям. Качества, мешающие самоутверждению, самовыражению, рассматриваются как недостатки. Подросток становится раздражительным, склонным винить себя в несостоятельности. Критически воспринимаются навыки общения, внешность, отдельные свойства личности (зависимость, застенчивость, скромность).

Внешние проявления кризиса отражают внутренние, глубинные изменения. Основное психологическое содержание переходного этапа – рефлексивное (оценочное) отношение к собственным возможностям, способностям, навыкам. От оценки учебных способностей подросток переходит к самопознанию. Возникает восприятие себя как «не ребенка». Представление о взрослости формируется поэтапно. Сначала образ конкретный и выражается самостоятельными, рискованными, противопоставленными другим действиями. Затем происходит осознание границ собственной взрослости, их обусловленность степенью ответственности. Создается способность к рефлексии, восприятию своей личности с оценкой возможностей, способностей, недостатков. Данное новообразование позволяет решить задачу подросткового кризиса – отделиться от семьи, но сохранить гармоничные отношения.

Классификация

Отечественный психолог Л. С. Выготский в структуре подросткового кризиса выделил негативную и позитивную фазу. Первая наиболее выраженная, длится несколько лет. В ней происходит свертывание, отмирание старой системы интересов и вызревание влечений, обусловленных половым созреванием. Вторая протекает сглажено, характеризуется оформлением новых жизненных ценностей, привычек, отношений. Негативная фаза как более продолжительная и клинически значимая имеет три варианта течения:

  • Выраженный негативизм. Конфликтность проявляется во всех областях жизни. Прежние интересы полностью отвергаются, замещаясь импульсивными влечениями.
  • Смягченные черты отрицания. Негативные установки ребенка отмечаются в отдельных ситуациях как реакции на влияние окружающих. Характерна вариативность поведения дома и в школе.
  • Отсутствие негативных симптомов. У взрослеющего ребенка возникают новые интересы – к чтению, спорту, путешествиям, отношениям с представителями противоположного пола. Старая система интересов сохраняется (ориентация на учебную деятельность, дружбу, поддержание позитивных отношений).

Симптомы подросткового кризиса

В эмоционально-поведенческой сфере основным проявлением становится негативизм. Ребенок противопоставляет себя окружению, враждебен, конфликтен, часто нарушает дисциплину. Наблюдаются перепады настроения с преобладанием недовольства, раздражения, угрюмости. Внутреннее беспокойство приводит к стремлению остаться в одиночестве, изолироваться от людей. Подростки отказываются выполнять обязанности по дому, посещать и принимать гостей, находиться в кругу семьи. На возражения родителей реагируют вспыльчиво, импульсивно. Могут подолгу сидеть в своей комнате, закрыв дверь. Предпочитают реальное и виртуальное общение со сверстниками, поэтому много времени проводят вне дома или за компьютером. Степень выраженности негативизма колеблется от тотальности до полного отсутствия.

Происходит снижение учебной продуктивности. Дети хуже справляются с творческими заданиями – сочинениями, научными проектами. Выполнение упражнений по образцу сохраняется на прежнем уровне. Изменения связаны с перестройкой системы ценностей и развитием абстрактно-логического мышления. Подростки увлекаются музыкой, психологией, философией. Интенсивно развивается самонаблюдение, самовосприятие, рефлексия собственных эмоций, состояний. Повышается чувствительность к критике, переживаниям других людей. Дети начинают вести личные дневники, увлекаются разговорами «по душам» с друзьями, чтением приключенческих произведений, романов.

Осложнения

При отсутствии поддержки со стороны родителей подростковый кризис затягивается. Осложнениями являются эмоциональные и поведенческие расстройства. К развитию неврозов более склонны девочки, к формированию акцентуаций, психопатий, патологических влечений – мальчики. Внутриличностные конфликты негативно сказываются на эмоциональном состоянии – способствуют формированию депрессии, замкнутости, обсессивно-компульсивного расстройства, усиливают тревожно-мнительные, истероидные, возбудимые черты. Частые ссоры в семье, снижение школьной успеваемости подталкивают подростков к уличным компаниям, бродяжничеству, суицидальному поведению.

Диагностика

Вопрос о диагностике подросткового кризиса становится актуальным при выраженном негативизме, высокой конфликтности ребенка, снижении интереса к учебе, недостаточной успеваемости. Обследование проводит психолог, врач-психиатр. Определяется факт наличия кризиса, особенности течения, составляется прогноз. Используются следующие методы:

[3]

  • Беседа. Клиническое обследование выявляет характерные эмоциональные реакции, паттерны поведения и мышления. В ходе опроса родителей специалист выясняет доминирующие симптомы, их выраженность, частоту проявления.
  • Опросники. Исследуется эмоционально-личностная сфера подростка: заостренные характерологические черты, способы реагирования в критических ситуациях, степень невротизации, риск социальной дезадаптации. Используется Патохарактерологический диагностический опросник (А. Е. Личко), опросник Леонгарда-Шмишека, опросник EPI Айзенка.
  • Проективные методики. Рисуночные тесты, тесты интерпретации образов и ситуаций позволяют определить отрицаемые, скрываемые и неосознаваемые особенности личности ребенка – агрессивность, импульсивность, лживость, сентиментальность. Применяется рисунок человека, несуществующего животного, человека под дождем, тест Роршаха, метод портретных выборов (тест Сонди).

Рекомендации при подростковом кризисе

В специальном лечении подростки не нуждаются, может быть необходима психологическая помощь в налаживании гармоничных отношений ребенка и родителей, педагогов, сверстников. Специалист проводит групповые тренинги, ориентированные на развитие рефлексии, принятия себя, предоставляет консультации родителям. К способам сглаживания кризисных проявлений относятся:

  • Поиск компромиссов. В конфликтных ситуациях необходимо находить «точки соприкосновения» интересов. Принимать условие ребенка в обмен на выполнение обязательства («мы не входим в комнату, ты наводишь порядок трижды в неделю»).
  • Правила для всех. Определенные требования, традиции должны соблюдаться всеми членами семьи. Никому не дается послаблений («едим в столовой, после 9 часов не включаем музыку, выносим мусор по очереди»).
  • Равноправие. Необходимо вовлекать подростка в обсуждение семейных дел, проблем, планов. Важно предоставить ему возможность высказаться, учитывать его мнение при принятии окончательного решения.
  • Эмоциональное равновесие. Не стоит поддаваться на провокации подростка. Нужно сохранять спокойствие, демонстрировать уравновешенность в конфликте как атрибут взрослости.
  • Интерес, поощрение, поддержка. Доброжелательные, доверительные детско-родительские отношения – базовое условие преодоления кризиса. Необходимо интересоваться увлечениями ребенка, хвалить за проявления самостоятельности и ответственности, делегировать обязанности как выражение доверия.

Профилактика

Новообразованием кризиса является способность рефлексивно оценивать собственные личностные качества, способности, возможности, недостатки. Формируется чувство ответственности, понимание свободы. Возникает сепарация подростка от родителей, но сохраняются близкие отношения. Чтобы предупредить затяжное течение, развитие осложнений кризиса необходимо проявить гибкость в отношениях с ребенком: сохранить доверительные отношения и обеспечить «суверенитет» – признать самостоятельность и независимость, предоставить право выбора, вовлекать в решение важных семейных вопросов.

Кризис подросткового возраста, его особенности

Психологии известно несколько кризисов психологического развития ребенка. Одним из самых сложных переломных моментов в жизни молодой, еще не сформировавшейся личности является кризис подросткового возраста.

Сложность данного периода характеризуется изменением не только в психологическом, но и физическом плане. При этом указать точное время наступления подросткового кризиса не представляется возможным, так как зависит оно от индивидуальных особенностей ребенка. Психологи условно называют возраст от 12 до 18 лет у мальчиков и с 11 до 16 лет у девочек.

Как будет проходить кризис юности предсказать тоже сложно: на это влияет множество факторов.

Так ли страшен кризис переходного возраста? Как правильно вести себя родителям в это непростое время? На эти и другие вопросы, тревожащие родителей, попытаемся дать ответ в данной статье.

Почему он возникает?

Достигнув определенного возраста, вчерашние малыши меняются на глазах. Стремительные физические изменения, гормональный всплеск приводят к внутренним конфликтам, который сам подросток не в состоянии понять и объяснить. Сегодня перед родителями веселый, коммуникабельный, мечтающий о будущем, целеустремленный молодой человек. А завтра к завтраку выйдет хмурый, агрессивно настроенный подросток, не желающий идти ни на какие компромиссы, отказывающийся выполнять любые поручения взрослых.

Что происходит в душе у этих взрослеющих личностей? Они и сами не знают. Данный период сложен тем, что подростки уже не дети, но и стать взрослым у них не получается по причине физической и психологической незрелости.

Целая буря эмоций, мечты, которые сложно воплотить в жизнь, желание общаться и чувство, что это никому не нужно, – неполный перечень того, что творится в душе у молодых людей этого возраста.

Юношеский кризис по своим проявлениям очень похож на становление личности трехлетнего ребенка. Только в раннем детстве малыш искал утверждение собственного «я» как подтверждение своего существования, а кризис подростковый проявляется утверждением в социуме, желанием найти свое место и значимость в жизни.

Это время первой любви, опрометчивых и рискованных поступков, объяснить которые не может и сам подросток. Ему кажется все возможным и доступным, стоит только захотеть. Юношеский максимализм проявляется во всем: дружбе, отношениях, учебе.

Понять свою роль в этом мире, утвердить свою значимость и полезность – желания, которые преследуют взрослеющего человека.

Половое созревание, которое интенсивно происходит с юношами и девушками, очень волнует неокрепшие умы. Такой ли я как все? Этот вопрос беспокоит всех подростков. И в то же время им хочется выделиться, проявить свою индивидуальность.

Возможные варианты переломного периода

Не правы те родители, которые считают кризис подростка чем-то непоправимым и страшным. Более того, во многих семьях этот этап становления взрослеющей личности проходит относительно спокойно.

Безусловно, подросток начинает свою «битву» за независимость, но «военные действия» могут быть вполне безопасны, если родители найдут грамотный подход к своему чаду в это непростое для него время.

Психологам известно 2 вида подросткового кризиса, которые противоположны по своим проявлениям. Каждому подростку свойственны проявления обоих видов, однако какой-то обязательно будет доминирующим.

  • Независимость. Проявление данного вида характеризуется бунтом, стремлением выйти из-под опеки любой ценой, непослушанием. Взрослеющие дети проявляют завидное упрямство, любое замечание взрослых считают необоснованным и предвзятым.
  • Зависимое положение. Вид подросткового кризиса, который вначале очень радует родителей. Дети послушны, дисциплинированны, ответственны. Им совершенно не хочется принимать самостоятельные решения, становиться взрослым. Подросткам вполне комфортно жить под четким руководством родителей, делать то, что им велят.

В этом случае радость взрослых будет преждевременной. Нежелание взрослеть обусловлено страхом и социальной незрелостью. Не научившись в подростковом возрасте «набивать шишки», такие дети во взрослой жизни продолжат искать тех, кто сможет принять за них решения, им сложно будет стать полноправным членом общества.

Зачем он нужен?

Многие считают, что главная проблема кризиса подросткового возраста заключается в попытках самоутверждения взрослеющего человека, в отчаянном желании отвоевать свободу действий. Безусловно, это так. Однако проблема как раз и состоит в том, что подростки, добиваясь пресловутой свободы, совершенно не знают, что с ней потом делать.

Незрелость психики, физическое развитие, находящееся на пике становления, социальная неустойчивость – вот факторы, не позволяющие воспользоваться свободой, к которой они так стремятся.

Так за что так отчаянно борются подростки?

Появившись на свет, ребенок еще несколько минут связан с самым родным ему существом пуповиной. Ее обрезают, но связь остается такой же сильной еще несколько лет.

По мере взросления малыш становится самостоятельнее, однако при малейших жизненных невзгодах бежит за помощью и поддержкой к родителям.

Как только ребенок приступает к обучению в школе, воспитательное воздействие на него все больше начинает оказывать социум. Связь с родителями сохраняется, но она, уподобившись резинке, которая связывает взрослых с подростком, натягивается все больше. В тот момент, когда наступает кризис юности, она натянута до максимума.

В это время важны действия родителей. Именно они должны обрезать, оборвать эту резинку, несмотря на то, что сама мысль об этом кажется им страшной. Дав подростку ту самую пресловутую свободу, о которой он так грезит, взрослые покажут степень доверия и любви к своему ребенку. Поверьте, он это обязательно оценит! Ведь получив свободу действий, он совершенно не будет знать, что делать и предпочтет оставить все, как есть. А вот отношения с родителями перейдут на новый уровень, где степень доверия, скорее всего, станет больше.

Следовательно, проблема подросткового кризиса состоит не в том, чтобы обрести свободу (тинэйджеры совершенно не представляют, что с ней делать), а в том, чтобы получить личное пространство. То есть ту степень свободы, которая предусматривает возможность получить помощь взрослых, но при этом научиться брать ответственность за свои действия и слова.

Родители – друзья

Из всего выше сказанного понятно, что от того, насколько грамотно будут вести себя родители в этот непростой для их детей период, будет зависеть тяжесть переломного периода.

Приведем несколько советов, которые помогут стать взрослым друзьями своих подрастающих детей.

  • Внимательно следите за физическими и психологическими изменениями подростков, чтобы не пропустить начала кризисного периода;
  • Уважайте стремления своего тинэйджера ощущать себя взрослым. Однако навязывать это стремление тоже не стоит.
  • Проявите серьезность ко всем заявлениям ребенка, какими бы несущественными или глупыми они вам не показались. Находите время для обсуждения каждого пункта их высказываний, добивайтесь четкого объяснения, как подросток станет решать поставленные задачи;
  • Не бойтесь предоставлять самостоятельность ребенку в рамках разумного. Однако ставьте условие, что за последствия этой самостоятельности отвечать придется ему самому;
  • Постоянно включайте подростка во все семейные проблемы, даже в мелочи. Советуйтесь с ним о посадке овощей на даче, выборе обоев, покупке новых туфель для мамы. Ребенок должен четко понять, что ему доверяют не на словах, а на деле;
  • Рассказывайте о своих друзьях и знакомых, характеризуйте их поступки. Таким образом, вы вызовете подростка на ответные разговоры о его товарищах, что поможет больше узнать о круге его общения;
  • Делитесь своими переживаниями, не скрывайте своих чувств. Видя такое доверие, подросток придет со своими переживаниями к вам, а не в ближайшую беседку на улице к друзьям.

Постоянно показывайте взрослеющему человеку, что любите его всегда и при любых обстоятельствах. Это, пожалуй, главное средство, которое поможет пережить любую кризисную ситуацию.

Подростковый кризис и особенности его протекания

Оценка 5 проголосовавших: 1

Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Горлова. Работаю семейным психологом более 9 лет. Являюсь специалистом в своей области и делюсь со своими читателями своим опытом.
Материалы для сайта тщательно собирали и перерабатывали для удобства прочтения и точности всей размещенной информации.

Перед применением прочитанного — нужна обязательная консультация с профессионалами.

Особенности проявления кризиса в подростковом возрасте. Переходный возраст и кризис у подростков — советы психолога Признаки успешного прохождения кризиса подросткового возраста

Обратили внимание на то, что ваш тринадцатилетний ребёнок всё чаще стал грубить, перестал делиться секретами, начал дерзко шутить и проявлять цинизм? Пожалуй, наступил кризис подросткового возраста. Если бы родители понимали особенности протекания этого кризиса, то они бы намного спокойней воспринимали все причуды ребёнка и сложности общения с ним. Читайте в нашей статье об особенностях психологии подростков, их проблемах и нюансах поведения, и вы будете знать, как вести себя с повзрослевшим ребёнком.

Основные особенности подростковой психологии

Загадочный подростковый возраст – время, когда ребёнок прощается с детством, но ещё . Этот момент перехода – один из самых важных отрезков жизни человека. Для того чтобы родители научились понимать ребёнка, нужно знать о причинах проявлений кризиса.

Основные психологические особенности подростков:

  • особое внимание к своей внешности
  • объединение в группы со сверстниками
  • повышенное любопытство к сексу, интимным отношениям между полами
  • желание уединяться
  • необходимость личного пространства
  • дерзость в общении, бесспорная правота
  • повышенная ранимость в сочетании с внешним безразличием.

«Знаете ли вы, что в подростковом возрасте ребёнок впервые начинает интересоваться своим внутреннем миром? Он пытается осознать природу своих психических процессов, желаний, интересов, однако не всегда может сам ответить на беспокоящие его вопросы. Задача родителей – поддержать подростка на пути взросления и попытаться его понять».

Рассмотрим характеристики этого периода:

  1. Постоянное или периодическое переживание чувства тревожности, беспокойства.
  2. Наличие чрезмерно завышенной или заниженной самооценки.
  3. Наличие повышенной возбудимости, интереса к половым отношениям, эротических фантазий.
  4. Перепады настроения: весёлое сменяется мрачно-депрессивным.
  5. Постоянные претензии к родителям, другим людям.
  6. Принципиальное чувство справедливости.
  7. Приписывание себе заслуг, которых нет.
  8. Требование соблюдения прав, не ограничения личной свободы.
  9. Потребность в , близких отношениях, а также признании своей индивидуальности окружающими.

Подросток всё время борется сам с собой. Он считает себя вполне взрослым, однако социально реализоваться ещё не способен, так как зависит от родителей. Одной из психологических особенностей подростков является стремление самому принимать решения, высказывать точку зрения, совершать поступки по собственному усмотрению. В этой тенденции прослеживается такая особенность, как неумение брать ответственность за поступки и решения. Несоответствие подростковых амбиций с возможностями может породить массу проблем.

Проблемы современных подростков


У каждого подростка наступает время, когда он задаётся вопросами: «Кто я такой?», «Чего мне хочется от жизни?». Подростку тяжело найти ответы на эти вопросы, он не в состоянии сам разобраться в себе. В подростковом возрасте имеют место внутренние конфликты, чему сопутствуют смена настроений, потребность в друзьях и увлечениях, проявления агрессии. Именно в этот периоды и начинаются проблемы с родителями. Причина этому – внутренние противоречия :

  • Подросток считает себя вполне взрослым, хотя реально – он ещё ребёнок.
  • Подросток отстаивает своё право на уникальную , и в то же время хочет «быть, как все».
  • Подросток хочет быть членом какой-то социальной группы, однако не всегда получается интегрироваться в неё. Отсюда – проблемы в общении со сверстниками.

Эти противоречия лежат в основе подростковых проблем:

  • семейных
  • половых
  • поведенческих и других.

Множество родителей подростков не подозревают о том, что у их детей есть какие-то проблемы (ведь подростки предпочитают не откровенничать с родителями). Родителям сложно осознать, что их ребёнок вырос, и общение с ним теперь не может проходить в той форме, каким оно было раньше. Взрослые забывают, что они сами тоже были в подростковом возрасте, и у них тоже были сложности в общении с родителями и какие-то проблемы , например:

  1. Отцы и дети. Проблема взаимопонимания родителей и подростка. В ответ на непонимание родителей подростки ведут себя дерзко, считая взгляды папы и мамы устаревшими.
  2. Половые проблемы. Достигая подросткового возраста, ребёнок меняется не только психологически, но и физически. Однако созревают все по-разному: одни их них уже готовы вступить в отношения с противоположным полом, других – не воспринимают всерьёз. Другая грань проблемы – ранние половые отношения. Родителям нужно иметь доверие ребёнка и с тактом подходить к столь деликатным вопросам, чтобы обезопасить его от негативных последствий раннего секса.
  3. Неудовлетворённость внешностью. Подросток критически относится к тому, как он выглядит. Физическое состояние и внешний вид – основные причины общего недовольства собой, которые провоцируют неуверенность в себе, агрессию и недоверие к окружающему миру.
  4. Пройти через всё. Подростку хочется всё ощутить, попробовать. В связи с этим желанием могут возникнуть проблем с запрещёнными и пагубными веществами (сигаретами, алкоголем, наркотиками), половыми отношениями, другими девиантными отклонениями.
  5. Проблема духовности. Подростковый возраст сопровождается первым глубоким взглядом внутрь себя. Подросток хочет понять свою личность, сильные и слабые стороны. Неудовлетворённость качествами своего характера может быть весьма сильна и быть причиной страхов, навязчивых состояний и даже суицидальных наклонностей.

«Совет. Не наказывайте подростка, как бы он себя ни вёл. Представьте себя на его месте, попробуйте понять, как ему тяжело в этот момент. Подросток оценит вашу поддержку».

Нюансы поведения

Кризис подросткового возраста проходит нелегко, и этот этап жизни ребёнка характеризуется некоторыми нюансами поведения.

Столкнувшись с кризисом подросткового возраста, родители опасаются, что не переживут тех жутких проявлений поведения , о которых слышали от знакомых или с экрана телевизора. Подросток становится неуправляемым, может начать курить и пробовать наркотики, увлечься алкоголем, не появляться дома, слушать зверскую музыку, делать татуировки и прокалывать брови или пупок, красить волосы в вызывающие цвета… Он может перестать учиться, попасть в дурную компанию, подхватить венерическое заболевание, уйти из дома, предпринять попытку суицида… Аналогично кризису среднего возраста, кризис подростков проявляется в виде дезадаптации, неуправляемости, агрессии, недовольства собой и окружающими.

Рассмотрим некоторые нюансы поведения подростков :

  • они пререкаются с родителями по любому поводу
  • стремятся настаивать на своём
  • у них стремительно меняется настроение
  • они часто чувствуют недомогания
  • не всегда ведут себя адекватно
  • у них бывает странное чувство юмора
  • их поведение может быть девиантным – отклоняющимся от нормы (увлечение алкоголем, драки, воровство, беспорядочные связи, субкультуры)
  • они могут грубо и шокирующе высказываться
  • их поступки могут быть эпатажными
  • их внешний вид может быть вызывающим
  • они неравнодушны к теме секса, но пытаются это скрыть
  • они пытаются философствовать
  • они обидчивы и самолюбивы.

Как найти общий язык с тинейджером

Чтобы достичь взаимопонимания с подростком, соблюдайте рекомендации :

  1. Оказывайте поддержку. Ребёнок только , и без вашей заботы и поддержки ему не обойтись.
  2. Предоставляйте возможность уединиться. Подростку нужно иногда бывать одному, иначе ему будет сложно.
  3. Его комната – его территория. А там свои правила и законы. Уважайте их.
  4. Предоставляйте свободу. Свобода передвижений, действий и слов делает подростка увереннее.
  5. Уважайте. Подросток имеет своё мнение. Будете уважительно к нему относиться – найдёте общий язык.

«А знаете ли вы, что комната подростка соответствует состоянию его души? Порядок там или хаос – всё это говорит о его настроении и проблемах».

Раскроем секреты, как родителям справиться с кризисом подросткового возраста:

  1. Кризис подросткового возраста – временное явление.
  2. Помогите подростку творчески реализовать себя – это важно.
  3. Чтобы легче преодолеть кризис, подростку лучше стать членом какой-то (клуба, команды, двора, класса, рок-тусовки и пр.).
  4. Запаситесь терпением и вспомните, как проходил ваш подростковый возраст.
  5. Любите ребёнка не за что-то, а просто так.
  6. Находите положительное даже в самом плохом.
  7. Формируйте границы безопасности ребёнка. Объясните ему, что, чем бы он ни занимался, должно быть безопасно для его жизни.

Кризис подросткового возраста – непростое явление. Он считается самым сложным из всех возрастных кризисов ребёнка. И основной задачей родителей становится облегчение его протекания, поддержка подростка и налаживание с ним контакта. Подростковые проблемы неизбежны. В силах родителей обеспечить нормальную жизнь подросшего ребёнка, приняв его проблемы и постаравшись помочь их преодолеть.

В нашем мире нет ничего постоянного, все меняется. В простых системах это происходит быстро, молниеносно, в сложных – медленно, незаметно для нашего взгляда. Наши дети, являясь самым сложнейшим смешением простых и сложных систем, растут неравномерно: иногда замедляясь на длительное время, иногда меняясь буквально на глазах.

Рано или поздно, под влиянием изменившихся условий, любая система перестает выполнять свои функции и нуждается в обновлении. Такая ситуация называется – кризис и являет собой завершение действия прежней системы или этапа развития и одновременно началом действия новой системы, нового этапа.Такой переход не всегда происходит без сбоя, некоторой задержки, что и характерно для кризиса.

Развитие ребенка также происходит этапами согласно возраста и подвержено возрастным кризисам в переходные моменты. Но возрастной кризис – это не болезнь и не отклонение от нормы. Скорее наоборот, это показатель правильного протекания процесса взросления и одновременно индикатор сложного периода.

Какие возрастные кризисы бывают у детей

Каждый ребенок индивидуален и уникален. Этапы роста и фазы развития предопределены природой и едины для всех, но время этих изменений, в рамках возрастного периода, их интенсивность, влияние на поведение, у каждого свои.

По этой причине родители, воспитывающие детей, могут и не замечать каких либо особенных отклонений поведения детей в острой фазе подросткового возраста, считая периодические конфликтные ситуации естественным стечением обстоятельств.

Характерными признаками кризиса являются строптивость, упрямство, негативизм, своеволие.

Но многие родители сталкиваются с довольно резким всплеском раздражительности, агрессивного поведения подростка, противодействия. В некоторых случаях такие изменения возрастной психологии приводят к серьезным осложнениям в отношениях между родителями и детьми.

Педагоги и психоаналитики отмечают несколько возрастных кризисов у детей и подростков:

  1. возрастной кризис 1 года.
  2. кризис 7 лет.
  3. юношеский кризис 13 -17 лет.

Причем в последнем случае, в так называемом подростковом кризисе или кризисе переходного возраста, выделяют две фазы: фантомная взрослость кризиса 11 – 14 лет у ребенка и формирование собственного “Я” кризиса 15-17 лет.

Причины и признаки подросткового кризиса

Подростковый возраст – это период между детством и юностью, началом взрослой жизни. В этот период в организме маленького человека формируются и перестраиваются на новых рельсы сразу несколько систем:

  • само тело подвержено бурному росту и в конечном итоге приобретает формы взрослого человека
  • перестраивается интеллект ребенка из детской наглядно-непосредственной логики в понимание путем умозаключений из предпосылок, свойственной взрослым людям
  • переформатируется нравственная-психологическая и социальная модель поведения из ребенка как неотъемлемая часть семьи в самостоятельного индивидуума, функционирующего в социуме вне семьи.
  • созревает и начинает функционировать половая система, корректирующая поведение и нравственные приоритеты.

Развитие этих подсистем происходит неравномерно, индивидуально для каждого ребенка, их формирование ввиду сложности требует значительного периода времени, что и приводит к длительному кризису в юношеском возрасте или пубертатному кризису. Это является сутью кризиса подросткового возраста.

Развитие каждой из перечисленных систем по своему проявляются и влияют на подростка:

  • Быстрый рост тела на некоторое время делает движения подростка несколько неуклюжими, пока вестибулярный аппарат привыкнет к новым пропорциям. Изменяется голос, появляется растительность на теле и другие, характерные для кризиса, проявления. Все это вносит внутреннее беспокойство в привычную жизнь ребенка, появляется повышенная утомляемость. Для скорейшей адаптации к быстрому физическому развитию детей лучше всего подходят занятие спортом, спортивными играми. Важно следить за режимом дня, чтобы подростки выделяли для сна положенное количество времени. Следите за полноценностью питания – растущему организму требуются витамины и калории.
  • Процесс преобразования интеллектуальной системы у некоторых подростков приводит к торможению умственной деятельности и, как следствие, снижению успеваемости в школе. Это временные провалы, их продолжительность может доходить до 2 лет. Но если и по истечении столь длительного срока ваш ребенок не вернулся на обычный уровень успеваемости, то скорее он попал под воздействие другого симптома кризиса.
  • Наиболее болезненным и ярко выраженным воздействием подросткового кризиса на ребенка является перестройка психологического восприятия и социальной модели поведения. На практике это означает, что для подростка родители перестают быть безусловным авторитетом. Их приоритетом становится сверстники, тот социум, в котором они вступают в самостоятельную жизнь и формируются как личность. Этот длительный процесс растягивается вплоть до восемнадцатилетия подростка и приводит к разрушению прежних взаимоотношений с родителями. Он усугубляется крайним негативизмом подростка, не желающим более подчинятся воле родителей с одной стороны и неготовностью родителей относится к подростку как к взрослому человеку и по прежнему видящим в нем лишь своего ребенка.
  • Пубертатный кризис – активная фаза созревания половой системы – характеризуется сменой гормонального фона, появления интереса к противоположному полу, формированием своего внешнего образа, проявлениями сексуальности и первая влюбленность.

Как пережить подростковый кризис

Кардинальным отличием кризиса переходного возраста у подростков от всех дошкольных и ранних кризисов является то, что в прежних ситуациях ребенок искал и в конечном итоге, находил утешение и поддержку у родителей, то теперь родители сами становятся причиной и источником кризисных явлений.

Этот период психологи образно называют “вторым перерезанием пуповины”, то есть отторжением от родителей и становлением самостоятельной личности.

Здесь важно понимать, что если прежде родителям рекомендовалось быть все время рядом с ребенком, перетерпеть, переждать нахлынувшую на него волну эмоций, после чего малыш вновь вернется в теплое и комфортное лоно семейного уюта, то теперь ситуация изменилась. Запущен механизм отторжения прежних семейных уз и птенцы должны вылететь из гнезда.

И здесь нельзя винить ни родителей, в том что они недостаточно добры или наоборот недостаточно строги; ни детей, что они неблагодарны и не послушны – просто так устроена природа этого явления.

Рекомендации родителям: взаимоотношения с подростками кризисного возраста

Выделяются несколько сценариев родительского поведения во время проявлений проблемы подросткового кризиса:

  1. Будет неправильным пытаться жесткими методами удержать подростка в колее безоговорочного послушания – молодой растущий организм рано или поздно возьмет верх, а вот доверительные отношения могут быть разрушены. Кроме того, вырвавшись из под чрезмерной опеки подросток что называется “срывается с катушек” и просто обречен на негативные последствия.
  2. Не правильными будут и попытки задобрить тинейджера, “подсластить” ситуацию с целью сохранить влияние и контроль. Влияние гормонов на психику подростка таково, что ему на физическом уровне претит все, что с такой теплотой и заботой окружало его в детстве.
  3. Также неправильным будет и путь напускного безразличия – “делай что хочешь, жизнь тебя сама поставит на место”. Несмотря на яростное противодействие, подростки нуждаются в родительской поддержке, одобрении, особенно в начале кризиса в юношеском возрасте и во время “откатов”. Кроме того, доверительные отношения, в какой-то степени контроль и влияние сохранить необходимо, чтобы уберечь юношу или девушку от крайне негативного сценария первых самостоятельных шагов.
  4. Самым верным путем является “золотая середина” – подростков нужно отпускать постепенно, планомерно, причем выбор этапов самостоятельности остается за самими подростками. Таким образом они почувствуют так необходимую им свободу выбора а вы сохраните хоть и наблюдательный, но все-же контроль, хоть и совещательное, но все-же влияние.

На ранних стадиях возрастных изменений, внешних предпосылок подросткового кризиса, подростки крайне болезненно воспринимают шутки и иронию по поводу изменений во внешности. Если же совсем не замечать этих изменений, то у мальчика или девочки создаются предпосылки для всякого рода домыслов и комплексов. Родителям следует отмечать возрастные изменения во внешности ребенка, по возможности и степени важности обсуждать их, но делать это как нечто обыденное, само собой разумеющееся, и совершенно нормальное, правильное.

В течении развития кризиса, несмотря на противодействие и негативную фазу, важно набраться терпения и воздерживаться от конфликтов. Первоочередная цель подростка – становление в своем социуме, в среде своих сверстников и все требования родителей и даже учебный процесс, рассматривается ими как дополнительное препятствие на пути к своей цели.

Отношения между родителями и детьми в течении кризиса трансформируются в отношения между взрослыми людьми и если родители сами будут инициаторами этого процесса, помогая тем самым становлению личности своего ребенка, то они останутся близкими и теплыми, как и прежде.

В разные времена в различных общественных формациях складывалось свое представление о степени дозволенности в ранних взаимоотношениях противоположного пола и подростки, как правило, придерживаются общепринятых норм. Физиологическая зрелость, как и в прежние времена, наступает в промежутке от четырнадцати до восемнадцати лет, зрелость же социальная и нравственная в современном обществе приходит позже, здесь все зависит от ряда социальных условий и вызовов, которые возникают перед подростком в реальной жизни.

Трудность подросткового возраста состоит не только из вышеперечисленных особенностей данного периода, но и в появлении подростковых кризисах, таких как:

  • – пубертатный кризис
  • – кризис идентичности.

Их преодоление – это одно из важных условий формирования правильного социального, неагрессивного поведения подростка.

Начнём с пубертатного кризиса.

Пубертатный кризис – это половое созревание ребёнка.

Половое созревание зависит от работы эндокринных желёз, которые начинают вырабатывать гормоны, которые вызывают изменения в строении организма. В первую очередь активно начинают работать гипофиз и щитовидная железа (они активизируют работу остальных желёз). Начинается интенсивное развитие как физическое, так и физиологическое: ребёнок набирает вес, начинает быстро расти. У мальчиков период активного роста: от 13 до 15 лет (иногда до 17-18), а у девочек: с 11 до 13-15 лет. Увеличиваются в размере конечности – руки, ступни и голова дорастают до размеров взрослого человека.

Выделяются:

первичные половые признаки – рост молочных желёз у девочек, развитие мускулатуры у мальчиков;

вторичные половые признаки – изменение тембра голоса: у мальчиков он становится ниже (они не могут брать высокие ноты), у девочек наоборот идёт повышение тембра.

Начинаются сложности в нормальном функционировании внутренних органов (сердца, лёгких) – появляются перепады давления, частая смена физических состояний.

Из-за физической нестабильности появляется эмоциональная неустойчивость. Ребёнок переживает «гормональную бурю» и при этом приспосабливаться к изменениям своего тела. Появляется первое сексуальное влечение – у девочек оно выражается в потребности любви, заботы, уважения. Но подростки до конца не могут понять причину подобных влечений.

Появляются более точные представления о мужественности и женственности – из этого появляется недовольство своей внешностью, излишняя придирчивость к своему телу (потому что оно непривычно изменилось). Из-за непропорциональности тела подростки считают себя неуклюжими, считают, что у них не правильные черты лица, появление дефектов на коже. Всё это приводит к формированию своего нового физического «Я», которое, как написано выше, не всегда нравится подросткам.

В качестве примера можно привести девушек, которые стремятся похудеть, что бы соответствовать общепринятым понятиям красоты. Они садятся на строгую диету, не думая о том, что в данный период их организму нужно полноценное питание, и доводят себя до полного физического истощения – до анорексии.

Следующий кризис, появляющийся в подростковом возрасте – кризис идентичности (термин Э. Эриксона).

Основа данного процесса – это самоопределение личности. Становление идентичности, более активно проходящее в подростковом и юношеском возрасте, не проходит без изменения системных социальных связей, по отношению к которым подросток должен выработать определённое мнение. Трудность состоит в том, чтобы:

  • – прояснить свою роль в социуме
  • – понять личные, уникальные интересы, способности, которые придадут жизни целенаправленность и смысл.

Практически каждая жизненная ситуация требует от человека определенного выбора, осуществить который он может лишь уяснив свою позицию относительно разных сфер жизни. Идентичность включает в себя личностную и социальную идентичность. В понятии идентичности есть два вида характеристик: положительная – то, каким подросток должен стать, и отрицательная – каким ему не следует становиться.

Если становление идентичности происходит в социально-благополучном окружении и при взаимопонимании подростка с близкими (родители, одноклассники), то это будет способствовать формированию нормальной, не заниженной самооценке и развитию полноценной личности. Выбор образцов поведения во многом зависит от круга общения. При неблагоприятном круге общения, чем нереальнее эти образцы «положительного» поведения, тем сложнее переживается подростком кризис идентичности и тем больше у него конфликтов с окружающими. Обретение подростком личной идентичности является многоуровневым процессом, имеющим определенную структуру, состоящим из нескольких фаз, различающихся как психологическим содержанием ценностно-волевого аспекта развития личности, так и характером проблематики жизненных трудностей, переживаемых личностью.

Некоторые причины кризиса идентичности:

  • – переоценка своих возможностей (стремлением к независимости и самостоятельности, себялюбие и повышенная обидчивость), критичность к взрослым (острое реагирование на попытки близких и друзей «унизить» их достоинство, недооценивать их взрослость – всё это может привести к серьёзным конфликтам;
  • – боязнь быть не понятым, отвергнутым сверстниками;
  • – деперсонализация – потеря своего «Я», одиночество, ощущение ненужности, это приводит к повышению рефлексии. Некоторые учёные считают, что деперсонализация – это своего рода патология (так как она может привести к полному отчуждению от мира, потому что подросток чувствует себя незащищённым) – это основная причина подростковых кризисов.

Подводя итоги можно сказать, что кризис подросткового возраста – это совершенно нормальное явление, которое говорит нам о развитии личности, но при наличии различных неблагоприятных условий это кризисное состояние может привести к агрессивному поведению.

Обратили внимание на то, что ваш тринадцатилетний ребёнок всё чаще стал грубить, перестал делиться секретами, начал дерзко шутить и проявлять цинизм? Пожалуй, наступил кризис подросткового возраста. Если бы родители понимали особенности протекания этого кризиса, то они бы намного спокойней воспринимали все причуды ребёнка и сложности общения с ним. Читайте в нашей статье об особенностях психологии подростков, их проблемах и нюансах поведения, и вы будете знать, как вести себя с повзрослевшим ребёнком.

Основные особенности подростковой психологии

Загадочный подростковый возраст – время, когда ребёнок прощается с детством, но ещё . Этот момент перехода – один из самых важных отрезков жизни человека. Для того чтобы родители научились понимать ребёнка, нужно знать о причинах проявлений кризиса.

Основные психологические особенности подростков:

  • особое внимание к своей внешности
  • объединение в группы со сверстниками
  • повышенное любопытство к сексу, интимным отношениям между полами
  • желание уединяться
  • необходимость личного пространства
  • дерзость в общении, бесспорная правота
  • повышенная ранимость в сочетании с внешним безразличием.

«Знаете ли вы, что в подростковом возрасте ребёнок впервые начинает интересоваться своим внутреннем миром? Он пытается осознать природу своих психических процессов, желаний, интересов, однако не всегда может сам ответить на беспокоящие его вопросы. Задача родителей – поддержать подростка на пути взросления и попытаться его понять».

Рассмотрим характеристики этого периода:

  1. Постоянное или периодическое переживание чувства тревожности, беспокойства.
  2. Наличие чрезмерно завышенной или заниженной самооценки.
  3. Наличие повышенной возбудимости, интереса к половым отношениям, эротических фантазий.
  4. Перепады настроения: весёлое сменяется мрачно-депрессивным.
  5. Постоянные претензии к родителям, другим людям.
  6. Принципиальное чувство справедливости.
  7. Приписывание себе заслуг, которых нет.
  8. Требование соблюдения прав, не ограничения личной свободы.
  9. Потребность в , близких отношениях, а также признании своей индивидуальности окружающими.

Подросток всё время борется сам с собой. Он считает себя вполне взрослым, однако социально реализоваться ещё не способен, так как зависит от родителей. Одной из психологических особенностей подростков является стремление самому принимать решения, высказывать точку зрения, совершать поступки по собственному усмотрению. В этой тенденции прослеживается такая особенность, как неумение брать ответственность за поступки и решения. Несоответствие подростковых амбиций с возможностями может породить массу проблем.

Проблемы современных подростков


У каждого подростка наступает время, когда он задаётся вопросами: «Кто я такой?», «Чего мне хочется от жизни?». Подростку тяжело найти ответы на эти вопросы, он не в состоянии сам разобраться в себе. В подростковом возрасте имеют место внутренние конфликты, чему сопутствуют смена настроений, потребность в друзьях и увлечениях, проявления агрессии. Именно в этот периоды и начинаются проблемы с родителями. Причина этому – внутренние противоречия :

  • Подросток считает себя вполне взрослым, хотя реально – он ещё ребёнок.
  • Подросток отстаивает своё право на уникальную , и в то же время хочет «быть, как все».
  • Подросток хочет быть членом какой-то социальной группы, однако не всегда получается интегрироваться в неё. Отсюда – проблемы в общении со сверстниками.

Эти противоречия лежат в основе подростковых проблем:

  • семейных
  • половых
  • поведенческих и других.

Множество родителей подростков не подозревают о том, что у их детей есть какие-то проблемы (ведь подростки предпочитают не откровенничать с родителями). Родителям сложно осознать, что их ребёнок вырос, и общение с ним теперь не может проходить в той форме, каким оно было раньше. Взрослые забывают, что они сами тоже были в подростковом возрасте, и у них тоже были сложности в общении с родителями и какие-то проблемы , например:

  1. Отцы и дети. Проблема взаимопонимания родителей и подростка. В ответ на непонимание родителей подростки ведут себя дерзко, считая взгляды папы и мамы устаревшими.
  2. Половые проблемы. Достигая подросткового возраста, ребёнок меняется не только психологически, но и физически. Однако созревают все по-разному: одни их них уже готовы вступить в отношения с противоположным полом, других – не воспринимают всерьёз. Другая грань проблемы – ранние половые отношения. Родителям нужно иметь доверие ребёнка и с тактом подходить к столь деликатным вопросам, чтобы обезопасить его от негативных последствий раннего секса.
  3. Неудовлетворённость внешностью. Подросток критически относится к тому, как он выглядит. Физическое состояние и внешний вид – основные причины общего недовольства собой, которые провоцируют неуверенность в себе, агрессию и недоверие к окружающему миру.
  4. Пройти через всё. Подростку хочется всё ощутить, попробовать. В связи с этим желанием могут возникнуть проблем с запрещёнными и пагубными веществами (сигаретами, алкоголем, наркотиками), половыми отношениями, другими девиантными отклонениями.
  5. Проблема духовности. Подростковый возраст сопровождается первым глубоким взглядом внутрь себя. Подросток хочет понять свою личность, сильные и слабые стороны. Неудовлетворённость качествами своего характера может быть весьма сильна и быть причиной страхов, навязчивых состояний и даже суицидальных наклонностей.

«Совет. Не наказывайте подростка, как бы он себя ни вёл. Представьте себя на его месте, попробуйте понять, как ему тяжело в этот момент. Подросток оценит вашу поддержку».

Нюансы поведения

Кризис подросткового возраста проходит нелегко, и этот этап жизни ребёнка характеризуется некоторыми нюансами поведения.

Столкнувшись с кризисом подросткового возраста, родители опасаются, что не переживут тех жутких проявлений поведения , о которых слышали от знакомых или с экрана телевизора. Подросток становится неуправляемым, может начать курить и пробовать наркотики, увлечься алкоголем, не появляться дома, слушать зверскую музыку, делать татуировки и прокалывать брови или пупок, красить волосы в вызывающие цвета… Он может перестать учиться, попасть в дурную компанию, подхватить венерическое заболевание, уйти из дома, предпринять попытку суицида… Аналогично кризису среднего возраста, кризис подростков проявляется в виде дезадаптации, неуправляемости, агрессии, недовольства собой и окружающими.

Рассмотрим некоторые нюансы поведения подростков :

  • они пререкаются с родителями по любому поводу
  • стремятся настаивать на своём
  • у них стремительно меняется настроение
  • они часто чувствуют недомогания
  • не всегда ведут себя адекватно
  • у них бывает странное чувство юмора
  • их поведение может быть девиантным – отклоняющимся от нормы (увлечение алкоголем, драки, воровство, беспорядочные связи, субкультуры)
  • они могут грубо и шокирующе высказываться
  • их поступки могут быть эпатажными
  • их внешний вид может быть вызывающим
  • они неравнодушны к теме секса, но пытаются это скрыть
  • они пытаются философствовать
  • они обидчивы и самолюбивы.

Как найти общий язык с тинейджером

Чтобы достичь взаимопонимания с подростком, соблюдайте рекомендации :

  1. Оказывайте поддержку. Ребёнок только , и без вашей заботы и поддержки ему не обойтись.
  2. Предоставляйте возможность уединиться. Подростку нужно иногда бывать одному, иначе ему будет сложно.
  3. Его комната – его территория. А там свои правила и законы. Уважайте их.
  4. Предоставляйте свободу. Свобода передвижений, действий и слов делает подростка увереннее.
  5. Уважайте. Подросток имеет своё мнение. Будете уважительно к нему относиться – найдёте общий язык.

«А знаете ли вы, что комната подростка соответствует состоянию его души? Порядок там или хаос – всё это говорит о его настроении и проблемах».

Раскроем секреты, как родителям справиться с кризисом подросткового возраста:

  1. Кризис подросткового возраста – временное явление.
  2. Помогите подростку творчески реализовать себя – это важно.
  3. Чтобы легче преодолеть кризис, подростку лучше стать членом какой-то (клуба, команды, двора, класса, рок-тусовки и пр.).
  4. Запаситесь терпением и вспомните, как проходил ваш подростковый возраст.
  5. Любите ребёнка не за что-то, а просто так.
  6. Находите положительное даже в самом плохом.
  7. Формируйте границы безопасности ребёнка. Объясните ему, что, чем бы он ни занимался, должно быть безопасно для его жизни.

Кризис подросткового возраста – непростое явление. Он считается самым сложным из всех возрастных кризисов ребёнка. И основной задачей родителей становится облегчение его протекания, поддержка подростка и налаживание с ним контакта. Подростковые проблемы неизбежны. В силах родителей обеспечить нормальную жизнь подросшего ребёнка, приняв его проблемы и постаравшись помочь их преодолеть.

CEUFast – Комплексные проблемы со здоровьем подростков

Cavadini C, Siega-Riz AM, Popkin BM. (2000). Тенденции потребления пищи подростками в США с 1965 по 1996 год. Архив детских болезней. 83(1):18–24.

ЦКЗ. (2003). Пассивное курение среди учащихся средних и старших классов — Техас, 2001 г. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 2003 г. 52(08):152–4.

CDC, (2003). Национальный центр по предупреждению и контролю травматизма, Управление статистики и программирования. Веб-система запросов и отчетности по статистике травматизма (WISQARS).Получено 26 ноября 2003 г. с http://www.cdc.gov/ncipc/wisqars/

CDC. (2001). Национальный центр статистики здравоохранения (NCHS), Национальное обследование здоровья и питания (NHANES): NHANES 1999-2000. Распространенность избыточного веса среди детей и подростков в США.

ЦКЗ. (2000). Сокращение употребления табака, отчет главного хирурга. Атланта, Джорджия: Министерство здравоохранения и социальных служб США.

ЦКЗ. (2005). Система наблюдения за рискованным поведением молодежи (YRBSS): 2005 г., национальные, государственные и местные данные.Получено 03.01.07 с сайта cdc.gov/YRBSS

Danseco ER, Miller TR и Spicer RS. (2000). Заболеваемость и стоимость детских травм в 1987-1994 гг.: демографические данные. Педиатрия. 105(2).

Эннс К.В., Микл С.М., Голдман Д.Д. (2002). Тенденции в потреблении пищи и питательных веществ детьми в Соединенных Штатах. Обзор семейной экономики и питания. 14(2):56–68.

Фаррелли М.С., Чен Дж., Томас К.И., Хилтон К.Г. (2001) Национальное исследование употребления табака среди молодежи, Отчет о первом взгляде на наследие 6. Воздействие табачного дыма на молодежь в окружающей среде.Вашингтон, округ Колумбия: Фонд американского наследия. Май 2001 г.

Ферраро К.Ф., Торп Р.Дж. младший, Уилкинсон Дж.А. (2003). Жизненный путь тяжелого ожирения: имеет ли значение лишний вес в детстве? Журнал геронтологии. 58B(2):S110–S119.

Фридман Д.С., Хан Л.К., Дитц В.Х., Сринивасан С.Р., Беренсон Г.С. (2001). Связь детского ожирения с факторами риска ишемической болезни сердца во взрослом возрасте: исследование сердца Богалуса. Педиатрия. 108 (3): 712–18.

Грюнбаум Дж.А., Канн Л., Кинчен С.А., Уильямс Б., Росс Дж.Г., Лоури Р., Колбе Л.(2002). Наблюдение за рискованным поведением молодежи — США, 2001 г. Журнал школьного здоровья. 72(8):313–28.

Кавей Р.В., Дэниелс С.Р., Лауэр Р.М., Аткинс Д.Л., Хейман Л.Л., Тауберт К. (2003). Рекомендации Американской кардиологической ассоциации по первичной профилактике атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний, начиная с детского возраста. Журнал педиатрии. 142(4):368–372.

Кляйн, JD, MD. (2005), Современные тенденции и проблемы подростковой беременности. Педиатрия Том. 116 № 1 июль 2005 г., стр. 281-286 (doi: 10.1542 / пед.2005-0999)

Клейнман Р.Э., Холл С., Грин Х., Коржец-Рамирес К., Паттон К., Пагано М.Е., Мерфи Дж.М. (2002). Диета, завтрак и успеваемость у детей. Анналы питания и метаболизма. 46 (доп.): 24–30.

Лин Б.Х., Гатри Дж., Фразао Э. (2001). Американские детские диеты не получают должного внимания. Обзор еды. 24(2):8–17.

Микич Д. (2001). Ожирение у детей и подростков — новая эпидемия? Последствия во взрослой жизни. Журнал детской эндокринологии и метаболизма.14 (дополнение 5): 1345–1352.

Национальная кампания по предотвращению подростковой беременности (2004 г.). Информационный бюллетень: Последние тенденции подростковой беременности, сексуальной активности и использования противозачаточных средств. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная кампания по предотвращению подростковой беременности; 2004. Получено 03.01.07 с: www.teenpregnancy.org/resources/reading/pdf/rectrend.pdf.

Куинлан К.П., Брюэр Р.Д., Слит Д.А. и Деллинджер А.М. (2000). Характеристика смертности и травматизма детей-пассажиров с участием водителей в состоянии алкогольного опьянения. ДЖАМА 283(17):2249-52.

ШГЭС (2001 г.).SHPPS 2000. Журнал школьного здоровья, том 71, номер 7, контроль и профилактика заболеваний, публикация №. 172837

Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрической помощи (SAMHSA).

(2002). Резюме результатов Национального обследования домохозяйств 2001 года о злоупотреблении наркотиками: Том II. Технические приложения и отдельные таблицы данных. Роквилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения и социальных служб США, 2002 г.; серия NHSDA H-18; публикация DHHS №. (СМА) 02-3759.
 
Администрация службы психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами.(2001).

Министерство здравоохранения и социальных служб США. (САМСА). (2001). Резюме результатов Национального обследования домохозяйств 2000 г. о злоупотреблении наркотиками, 2001 г.
 
Министерство здравоохранения и социальных служб США. (ХХС). (2000). Здоровые люди 2010. 2-е изд. 2 тт. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, 2000.

Министерство здравоохранения и социальных служб США (HHS). (2001). Призыв Главного хирурга к действиям по предотвращению и снижению избыточного веса и ожирения. Роквилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения и социальных служб США, Служба общественного здравоохранения, Управление главного хирурга.

Венкат Нараян К.М., Бойл Дж.П., Томпсон Т.Дж., Соренсен С.В., Уильямсон Д.Ф. (2003). Пожизненный риск сахарного диабета в США. Журнал Американской медицинской ассоциации. 290 (14): 1884–1890.

Подростки в условиях пандемии COVID-19: проспективное исследование психологического функционирования | Детская и подростковая психиатрия и психическое здоровье

  • Verguet S, Jamison DT. Анализ политики здравоохранения: применение методологии расширенного анализа экономической эффективности в приоритетах борьбы с болезнями, третье издание.В: Приоритеты борьбы с болезнями: улучшение здоровья и сокращение бедности, том. 9. 3-е изд. Bethesda: Национальная медицинская библиотека США; 2017. с. 157–66.

    Глава Google ученый

  • Бро Р., Дворский М.Р., Марш Н.П., Грин К.Д., Кэш А.Р., Шрофф Д.М. и др. Перспективное влияние COVID-19 на функционирование психического здоровья у подростков с СДВГ и без него: защитная роль способностей регулирования эмоций. J Child Psychol Psychiatry Allied Discip.2021 г. https://doi.org/10.1111/jcpp.13382.

    Артикул Google ученый

  • Fegert JM, Vitiello B, Plener PL, Clemens V. Проблемы и бремя пандемии коронавируса 2019 (COVID-19) для психического здоровья детей и подростков: описательный обзор, чтобы подчеркнуть клинические и исследовательские потребности в острой фазе и долгое возвращение к нормальной жизни. Детская подростковая психиатрия Ment Health. 2020;14(1):1–11. https://doi.org/10.1186/s13034-020-00329-3.

    Артикул Google ученый

  • Сингх С., Рой Д., Синха К., Парвин С., Шарма Г., Джоши Г. Влияние COVID-19 и изоляции на психическое здоровье детей и подростков: описательный обзор с рекомендациями. Психиатрия рез. 2020; 293: 113429. https://doi.org/10.1016/j.psychres.2020.113429.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Сибли М.Х., Ортис М., Гайас Л.М., Рейес Р., Джоши М., Александр Д. и др.Основные проблемы подростков и молодых людей с СДВГ во время пандемии COVID-19. J Psychiatr Res. 2021; 136: 190–7. https://doi.org/10.1016/j.jpsychires.2021.02.009.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Li SH, Beames JR, Newby JM, Maston K, Christensen H, Werner-Seidler A. Влияние COVID-19 на жизнь и психическое здоровье австралийских подростков. Европейская детская подростковая психиатрия. 2021 г. https://doi.org/10.1007/s00787-021-01790-x.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ellis WE, Dumas TM, Forbes LM. Физически изолированные, но социально связанные: психологическая адаптация и стресс среди подростков во время начального кризиса COVID-19. Может ли J Behav Sci. 2020;52(3):177–87. https://doi.org/10.1037/cbs0000215.

    Артикул Google ученый

  • Мэгсон Н.Р., Фримен Дж.Я., Рапи Р.М., Ричардсон К.Э., Ор Э.Л., Фардули Дж.Факторы риска и защиты для предполагаемых изменений психического здоровья подростков во время пандемии COVID-19. J Молодежь Подросток. 2021;50(1):44–57. https://doi.org/10.1007/s10964-020-01332-9.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Loades ME, Chatburn E, Higson-Sweeney N, Reynolds S, Shafran R, Brigden A, et al. Экспресс-систематический обзор: влияние социальной изоляции и одиночества на психическое здоровье детей и подростков в контексте COVID-19.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2020;59(11):1218-1239. е3. https://doi.org/10.1016/j.jaac.2020.05.009.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Оргилес М., Моралес А., Дельвеккио Э., Маццески С., Эспада Дж. П. Непосредственные психологические последствия карантина COVID-19 у молодежи из Италии и Испании. Фронт Псих. 2020; 11 (ноябрь): 1–10. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2020.579038.

    Артикул Google ученый

  • Li W, Zhang Y, Wang J, Ozaki A, Wang Q, Chen Y и др.Ассоциация домашнего карантина и психического здоровья подростков в Ухане, Китай, во время пандемии COVID-19. JAMA Педиатр. 2021 г. https://doi.org/10.1001/jamapediatrics.2020.5499.

    Артикул пабмед Google ученый

  • де Миранда, доктор медицины, да Силва Афанасио Б., Сена Оливейра AC, Simoes-E-Silva AC. Как пандемия COVID-19 влияет на психическое здоровье детей и подростков? Риск стихийных бедствий Int J Уменьшить IJDRR. 2020;51:101845 (32929399).https://doi.org/10.1016/j.ijdrr.2020.101845.

    Артикул Google ученый

  • McGuine TA, Biese KM, Petrovska L, Hetzel SJ, Reardon C, Kliethermes S, et al. Психическое здоровье, физическая активность и качество жизни подростков-спортсменов в США во время закрытия школ из-за COVID-19 и отмены спортивных мероприятий: исследование 13 000 спортсменов. Джей Атл Трейн. 2021;56(1):11–9. https://doi.org/10.4085/1062-6050-0478.20.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ци М., Чжоу С.Дж., Го З.С., Чжан Л.Г., Мин Х.Дж., Ли Х.М. и др.Влияние социальной поддержки на психическое здоровье китайских подростков во время вспышки COVID-19. Джей Адолеск Хил. 2020;67(4):514–8. https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2020.07.001.

    Артикул Google ученый

  • Чжоу С.Дж., Чжан Л.Г., Ван Л.Л., Го З.К., Ван Дж.К., Чен Дж.К. и др. Распространенность и социально-демографические корреляты психологических проблем у китайских подростков во время вспышки COVID-19. Европейская детская подростковая психиатрия.2020;29(6):749–58. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01541-4.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Zhang C, Ye M, Fu Y, Yang M, Luo F, Yuan J и др. Психологическое воздействие пандемии COVID-19 на подростков в Китае. Джей Адолеск Хил. 2020;67(6):747–55. https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2020.08.026.

    Артикул Google ученый

  • Роджерс А.А., Ха Т., Окей С.Воспринимаемое подростками социально-эмоциональное воздействие COVID-19 и последствия для психического здоровья: результаты исследования смешанного метода, проведенного в США. Джей Адолеск Хил. 2021;68(1):43–52. https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2020.09.039.

    Артикул Google ученый

  • Thorisdottir IE, Asgeirsdottir BB, Kristjansson AL, Valdimarsdottir HB, Jonsdottir Tolgyes EM, Sigfusson J, et al. Депрессивные симптомы, психическое благополучие и употребление психоактивных веществ среди подростков до и во время пандемии COVID-19 в Исландии: лонгитюдное популяционное исследование.Ланцет Психиатрия. 2021;0366(21):1–10. https://doi.org/10.1016/S2215-0366(21)00156-5.

    Артикул Google ученый

  • Де Франс К., Хэнкок Г.Р., Стэк Д.М., Сербин Л.А., Холленштейн Т. Последствия COVID-19 для психического здоровья подростков: продолжение четырехэтапного продольного исследования во время пандемии. Я психол. 2021 г. https://doi.org/10.1037/amp0000838.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Рэйвенс-Зиберер У., Каман А., Эрхарт М., Девайн Дж., Шлак Р., Отто К.Влияние пандемии COVID-19 на качество жизни и психическое здоровье детей и подростков в Германии. Европейская детская подростковая психиатрия. 2021 г. https://doi.org/10.1007/s00787-021-01726-5.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Hawes MT, Szenczy AK, Olino TM, Nelson BD, Klein DN. Траектории депрессии, тревоги и переживаний пандемии; лонгитюдное исследование молодежи Нью-Йорка весной-летом 2020 года.Психиатрия рез. 2021; 298: 113778. https://doi.org/10.1016/j.psychres.2021.113778.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хафстад Г.С., Сетрен С.С., Вентцель-Ларсен Т., Аугусти Э.М. Симптомы тревоги и депрессии у подростков до и во время вспышки COVID-19 — проспективное популяционное исследование подростков в Норвегии. Ланцет Reg Heal Eur. 2021;5:100093. https://doi.org/10.1016/j.lanepe.2021.100093.

    Артикул Google ученый

  • Жукаускене Р., Трускаускайте-Кунявичене И., Канюшоните Г., Крочетти Э.Как литовские подростки решают вопросы идентичности? Четырехволновое лонгитюдное исследование изменений и стабильности стилей идентичности. Eur J Dev Psychol. 2018;15(1):41–60. https://doi.org/10.1080/17405629.2017.1285762.

    Артикул Google ученый

  • Cicchetti D. Ежегодный обзор исследований: устойчивое функционирование детей, подвергшихся жестокому обращению — прошлое, настоящее и перспективы на будущее. J Child Psychol Psychiatry Allied Discip. 2013;54(4):402–22.https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2012.02608.x.

    Артикул Google ученый

  • Финкельхор Д., Ормрод Р.К., Тернер Х.А. Прижизненная оценка поливиктимности в национальной выборке детей и молодежи. Ребенок Абус Негл. 2009;33(7):403–11. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2008.09.012.

    Артикул Google ученый

  • Мелвилл А. Неблагоприятный опыт детства в возрасте от 0 до 2 лет и здоровье молодых взрослых: последствия для профилактического скрининга и раннего вмешательства.J Детская подростковая травма. 2017;10(3):207–15. https://doi.org/10.1007/s40653-017-0161-0.

    Артикул Google ученый

  • Робертс Ю.Х., Инглиш Д., Томпсон Р., Уайт К.Р. Влияние стрессовых жизненных событий детства на здоровье и поведение молодежи из групп риска. Детская молодежная служба, ред. 2018; 85: 117–26. https://doi.org/10.1016/j.childyouth.2017.11.029.

    Артикул Google ученый

  • Зельвене П., Данюнайте И., Хафстад Г.С., Торесен С., Трускаускайте-Куневичене И., Казлаускас Э.Модели жестокого обращения и влияние на психосоциальное функционирование литовских подростков: подход к анализу латентного класса. Ребенок Абус Негл. 2020 г. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2020.104684.

    Артикул Google ученый

  • Дин Х., Хань Дж., Чжан М., Ван К., Гонг Дж., Ян С. Сдерживание и опосредование эффектов устойчивости между детской травмой и депрессивными симптомами у китайских детей. J Аффективное расстройство. 2017; 211:130–5. https://дои.org/10.1016/j.jad.2016.12.056.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Мастен А.С. Устойчивость у детей, которым угрожают экстремальные невзгоды: основы для исследований, практики и трансляционной синергии. Дев психопат. 2011;23(2):493–506. https://doi.org/10.1017/S0954579411000198.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Саутвик С.М., Бонанно Г.А., Мастен А.С., Пантер-Брик С., Йехуда Р.Определения устойчивости, теория и проблемы: междисциплинарные перспективы. Eur J Психотравматол. 2014; 5:1–14. https://doi.org/10.3402/ejpt.v5.25338.

    Артикул Google ученый

  • Nooner KB, Litrownik AJ, Thompson R, Margolis B, English DJ, Knight ED, et al. Самоотчет молодежи о физическом и сексуальном насилии: анализ латентного класса. Ребенок Абус Негл. 2010;34(3):146–54. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2008.10.007.

    Артикул Google ученый

  • Sattler KMP, Font SA.Устойчивость у детей младшего возраста, вовлеченных в службы защиты детей. Ребенок Абус Негл. 2018;75:104–14. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2017.05.004.

    Артикул Google ученый

  • Сегура А., Переда Н., Гилера Г., Хэмби С. Устойчивость и психопатология среди пострадавшей молодежи в интернатах. Ребенок Абус Негл. 2017;72:301–11. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2017.08.019.

    Артикул Google ученый

  • Казлаускас Э., Зельвене П., Данюнайте И., Хайленд П., Кведарайте М., Шевлин М. и др.Структура посттравматического стрессового расстройства и комплексного посттравматического стрессового расстройства по МКБ-11 у подростков, подвергшихся потенциально травмирующим переживаниям. J Аффективное расстройство. 2020. https://doi.org/10.1080/20008198.2017.1414559.

    Артикул пабмед Google ученый

  • ОксКГРТ. Трекер реагирования правительства на коронавирус. Трекер реагирования правительства на COVID-19. Оксфорд: Школа государственного управления Блаватник; 2020.

    Google ученый

  • Всемирная организация здравоохранения.Пандемия коронавирусного заболевания (COVID-19); 2021 г. https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/situation-reports. По состоянию на 31 марта 2021 г.

  • Zeiler M, Peer S, Philipp J, Truttmann S, Wagner G, Karwautz A, et al. Интернет-оценка поведенческих проблем по сравнению с бумажно-карандашной оценкой с использованием самоотчета молодежи. Eur J Psychol Asses. 2021 г. https://doi.org/10.1027/1015-5759/a000585.

    Артикул Google ученый

  • Портал официальной статистики.Дети Литвы, 2020; 2021 г. https://osp.stat.gov.lt/lietuvos-vaikai. Доступ 3 мая 2021 г.

  • Гудман Р. Опросник сильных сторон и трудностей: исследовательская заметка. J Child Psychol Psychiatry Allied Discip. 1997;38(5):581–6. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.1997.tb01545.x.

    КАС Статья Google ученый

  • Гинтилиене Г., Гирдзияускене С., Черняускайте Д., Лесинскене С., Повилайтис Р., Пурас Д.Стандартизированная литовская версия Опросника сильных сторон и трудностей (SDQ) для детей школьного возраста. Психология. 2004; 29:88–105.

    Артикул Google ученый

  • Лесинскене С., Гирдзияускене С., Гинтилиене Г., Буткене Д., Пурас Д., Гудман Р. и др. Эпидемиологическое исследование детских и подростковых психических расстройств в Литве. Общественное здравоохранение BMC. 2018;18(1):1–8. https://doi.org/10.1186/s12889-018-5436-3.

    Артикул Google ученый

  • Гудман Р.Психометрические свойства опросника сильных сторон и трудностей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2001. https://doi.org/10.1097/00004583-200111000-00015.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Wagnild G. Обзор шкалы устойчивости. J Нурс Меас. 2009. https://doi.org/10.1891/1061-3749.17.2.105.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Мажулите Э., Скерите-Казлаускене М., Эймонтас Ю., Гайлене Д., Григутите Н., Казлаускас Э.Травматический опыт, психологический устойчивость и оптимизм: три взрослых поколения в Литве. Психология. 2014;1:49. https://doi.org/10.15388/psihol.2014.49.3696.

    Артикул Google ученый

  • Зельвене П., Йовараускайте Л., Трускаускайте-Куневичене И. Психометрические свойства шкалы устойчивости (RS-14) литовских подростков. Фронт Псих. 2021; 12:1–7. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2021.667285.

    Артикул Google ученый

  • Duncan TE, Duncan SC, Strycker LA. Введение в моделирование кривой роста со скрытой переменной: концепции, проблемы и приложения. Махва: Издательство Lawrence Erlbaum Associates Publishers; 2013. с. 197.

    Книга Google ученый

  • Клайн РБ. Принципы и практика моделирования структурными уравнениями. 3-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2011.п. 427.

    Google ученый

  • Юнг Т., Викрама К.А. Введение в анализ роста латентного класса и моделирование смеси роста. Soc Personal Psychol Compass. 2008;2(1):302–17. https://doi.org/10.1111/j.1751-9004.2007.00054.x.

    Артикул Google ученый

  • Fritz CO, Morris PE, Richler JJ. Оценки размера эффекта: текущее использование, расчеты и интерпретация.J Exp Psychol Gen. 2012; 141 (1): 2–18.

    Артикул Google ученый

  • Коэн Дж. Анализ статистической мощности для поведенческих наук. 2-е изд. Нилсдейл: Lawrence Earlbaum Associates; 1988.

    Google ученый

  • Мутен Л.К., Мутен БО. Руководство пользователя Mplus. 8-е изд. Лос-Анджелес: Мутен и Мутен; 2017.

    Google ученый

  • Ван дер Грааф Дж., Карло Г., Крочетти Э., Кут Х.М., Бранье С.Просоциальное поведение в подростковом возрасте: гендерные различия в развитии и связи с эмпатией. J Молодежь Подросток. 2018;47(5):1086–99. https://doi.org/10.1007/s10964-017-0786-1.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Haugan JA, Frostad P, Mjaavatn PE. Страдают девочки: распространенность и факторы прогнозирования эмоциональных проблем среди подростков в старших классах средней школы в Норвегии. Soc Psychol Educ. 2021;24(3):609–34. https://дои.org/10.1007/s11218-021-09626-х.

    Артикул Google ученый

  • Van Droogenbroeck F, Spruyt B, Keppens G. Гендерные различия в проблемах психического здоровья среди подростков и роль социальной поддержки: результаты обследований состояния здоровья в Бельгии в 2008 и 2013 годах. BMC Psychiatry. 2018;18(1):1–9. https://doi.org/10.1186/s12888-018-1591-4.

    Артикул Google ученый

  • Liu Y, Yue S, Hu X, Zhu J, Wu Z, Wang JL, et al.Ассоциации между чувствами/поведением во время изоляции от пандемии COVID-19 и депрессией/тревожностью после изоляции в выборке китайских детей и подростков. J Аффективное расстройство. 2021; 284: 98–103. https://doi.org/10.1016/j.jad.2021.02.001.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Орбен А., Томова Л., Блейкмор С.Дж. Влияние социальной депривации на развитие и психическое здоровье подростков. Lancet Child Adolesc Health.2020 г. https://doi.org/10.1016/S2352-4642(20)30186-3.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Яу Дж.К., Райх С.М. Присутствуют ли качества офлайновой дружбы подростков в цифровом взаимодействии? Adolesc Res Rev. 2018;3(3):339–55. https://doi.org/10.1007/s40894-017-0059-y.

    Артикул Google ученый

  • Ларсон А., Мозес Т.Изучение связи между стрессовыми событиями и просоциальным поведением у подростков: более обычная магия? Молодежная соц. 2017;49(6):779–804. https://doi.org/10.1177/0044118X14563049.

    Артикул Google ученый

  • Ван де Гроеп С., Заноли К., Грин К.Х., Свайен С.В., Кроун Э.А. Ежедневное дневниковое исследование настроения, эмпатии и просоциального поведения подростков во время пандемии COVID-19. ПЛОС ОДИН. 2020; 15:1–20. https://doi.org/10.1371/журнал.поне.0240349.

    КАС Статья Google ученый

  • Настроение и эмоциональная реактивность подростков во время пандемии COVID-19: краткосрочные и долгосрочные эффекты, влияние социальных и социально-экономических стрессоров

    Цель 1: выявить краткосрочные и долгосрочные последствия COVID-19 на настроение и эмоциональную реактивность

    Выборка подростков и студентов за май 2020 г. (N T1  = 833) и ноябрь 2020 г. (N T2  = 469) была включена в цель 1, в которой мы исследовали начальную и длительную влияние пандемии COVID-19 на настроение и эмоциональную реактивность молодежи.Кроме того, мы исследовали, менялось ли воздействие социальных и социально-экономических стрессоров с течением времени между Т1 и Т2.

    Различия в настроениях и возрастных эффектах на T1

    Проверки предположений и корреляции между переменными можно найти в S2. Отдельные повторные измерения ANOVA были выполнены для изучения (1) различий в средних уровнях трех состояний настроения и (2) различий в колебаниях настроения. Первые результаты показали основной эффект среднего уровня настроения, F (1.16, 966,30) = 236,99, p  < 0,001, η 2  = 0,22. Чтобы проверить, как эти состояния настроения различаются в зависимости от возраста, линейный и квадратичный возраст были введены в модель поэтапно в качестве непрерывного предиктора. Результаты показали значительный линейный эффект взаимодействия возраст × настроение, F (1,16, 966,30) = 94,52, p  < 0,001, η 2 2  0,=0,1 эффект взаимодействия состояний, F (1.17, 967,34) = 14,09, p  < 0,001, η 2  = 0,02. Последующий анализ показал, что квадратичные модели объясняют значительно большую дисперсию уровней трех состояний настроения, чем линейные модели (сила ΔR 2  = 0,02, p  8< 0,001; напряжение 34 2 ΔR  = 0,01, p  = 0,026 и депрессия ΔR 2  = 0,01, p  =.003). Как видно на рис. 1а, наблюдался квадратичный эффект возраста для силы, F (2, 830) = 45,55, p  < 0,001, показывающий, что сила снижалась с увеличением возраста, после чего достигала плато в начале взрослость и квадратичное влияние возраста на напряжение ( F (2, 830) = 42,67, p  < 0,001) и депрессию, F (2, 830) = 23,44, p  0,001, показывая, что депрессия <0,001 и напряжение увеличивалось с возрастом, после чего оно достигло плато в раннем взрослом возрасте.

    Рисунок 1

    График A: подростки и молодые люди сообщили о более высоком уровне бодрости по сравнению с напряжением и депрессией в мае 2020 г. (T1). Все три уровня настроения продемонстрировали квадратичные возрастные эффекты с падением бодрости и пиком напряжения и депрессии в юношеском возрасте. График B: подростки и молодые люди сообщили о более высоком уровне бодрости по сравнению с напряжением и депрессией в ноябре 2020 г. (T2). Энергия демонстрировала квадратичный возрастной эффект со снижением в юношеском возрасте, в то время как средние уровни напряжения и депрессии показали положительный линейный эффект.График C: Подростки и молодые люди сообщали о более сильных колебаниях бодрости по сравнению с напряжением и депрессией, что было особенно выражено у младших подростков на Т1. Колебания бодрости показали отрицательный линейный эффект в зависимости от возраста, в то время как колебания напряженности и депрессии достигли пика в позднем подростковом/молодом взрослом возрасте. График D: Подростки демонстрируют более сильные колебания бодрости по сравнению с колебаниями напряжения и депрессии на Т2. Это неравенство менее выражено среди молодых людей.Влияние возраста на колебания энергии отсутствовало. Однако колебания напряжения и депрессии показали положительный линейный возрастной эффект в подростковом возрасте.

    Затем мы проверили различия в колебаниях настроения. Был основной эффект колебания настроения, F (1,71, 1418,89) = 123,09, p  < 0,001, η 2  3= 3. Попарные сравнения с поправкой Бонферрони выявили больше колебаний энергии ( M  = 0,86, SD  = 0.25), по сравнению с напряжением ( M  = 0,69, SD  = 0,35) и депрессией ( M  = 0,58, SD  = 0,35), и большим количеством колебаний напряжения1c, чем при депрессии). были найдены

    Значительные эффекты взаимодействия сначала для линейного возраста × настроения колебания, F (1,71, 1418,89) = 66.01, р <0,001, η 2 = 0,07), а затем для квадратичного возраста × настроения колебания, F (1,72, 1429,27) = 14.88, p  < 0,001, η 2  = 0,02). Апостериорный анализ выявил отрицательное линейное влияние возраста на колебания энергии, F (1, 831) = 11,91, p  = 0,001, колебания энергии уменьшались с возрастом. Квадратичная модель не объясняла дополнительную значительную изменчивость колебаний силы. В отличие от силы, добавление квадратичного возраста к модели действительно привело к лучшему объяснению дисперсии колебаний напряжения и депрессии (напряжение ΔR 2  = 0.02, р  < 0,001; депрессия ΔR 2  = 0,02, p  < 0,001). Мы обнаружили квадратичные эффекты возраста на напряженность, F (2, 830) = 34,48, p  < 0,001, и депрессию, F (2, 830) = 35,76, p  0,0<0,0,0<1, колебания а пик в раннем взрослом возрасте около 20 лет (рис. 1c).

    Различия в настроениях и возрастных изменениях на Т2

    Чтобы выяснить, будут ли модели настроения Т1 (т. е. май 2020 г.) повторяться на Т2 (т.э., ноябрь 2020 г.), мы провели повторные измерения ANOVA. Для T2, как и для T1, мы обнаружили основной эффект настроения, F (1,16, 539,24) = 60,36, p  < 0,001, η 2  . Добавление возраста, как в качестве линейного и квадратичного множителя, модель привела к значительным эффектам взаимодействия, F (1,16, 539,24) = 18,5, р <0,001, η 2 = 0,04 и F (1,16, 539,06) = 6.38, p  = 0,009, η 2  = 0,01 (соответственно линейная и квадратичная). Апостериорный анализ показал, что по сравнению с линейной моделью квадратичная модель объясняет значительно большую дисперсию в силе ( ΔR 2  = 0,03, p  < 0,001). Как видно на рис. 1b, мы обнаружили, что уровни энергии увеличивались во взрослом возрасте после первоначального спада в позднем подростковом/раннем взрослом возрасте, F (2, 466) = 18.93, р  < 0,001. Кроме того, мы обнаружили положительный линейный эффект возраста для средних уровней напряженности во время второй волны, F (1, 467) = 5,70, p  = 0,017. Добавление квадратичного фактора возраста не привело к увеличению объясняемой дисперсии напряжения ( p  > 0,05). Наконец, результаты показали положительный линейный возрастной эффект депрессии, показывающий увеличение средних уровней в подростковом возрасте, F (1, 467) = 5,84, p  = 0,016 (см.1б). Опять же, добавление квадратичного фактора возраста не привело к увеличению объясняемой дисперсии натяжения ( p  > 0,05). В целом, результаты среднего уровня настроения на Т2 в целом повторяют результаты на Т1.

    Затем мы проверили разницу в колебаниях настроения на Т2. Мы обнаружили основной эффект настроения, F (1,76, 821,85) = 22,50, p  < 0,001, η 2  = 0,001, Мы обнаружили эффект взаимодействия с возрастом как линейный фактор, F (1.76, 821,85) = 8,98, p  < 0,001, η 2  = 0,02. Добавление возраста в качестве квадратичного фактора к модели не привело к значительному эффекту взаимодействия ( p  > 0,05). Апостериорные тесты не выявили линейного влияния возраста на колебания силы ( p  > 0,05). Мы обнаружили положительное линейное влияние возраста на напряжение, F (1, 467) = 3,94, p  = 0,048, и колебания депрессии, F (1, 467) = 7,82, p  = 0,048.005 (см. рис. 1d). В целом уровни колебаний настроения в ноябре 2020 г. частично перекрываются с закономерностью, обнаруженной в мае 2020 г. То есть подростки демонстрировали больше колебаний бодрости в обе временные точки, но в ноябре 2020 г. пика негативных эмоций уже не было.

    Долгосрочные эффекты COVID-19 на настроение и эмоциональную реактивность

    Чтобы проверить гипотезу о том, что продолжение пандемии COVID-19 оказывает негативное влияние на настроение и эмоциональную реактивность подростков, мы выполнили повторные измерения ANOVA для оценки эффектов времени на средних уровнях настроения и колебаниях.В обеих моделях мы поэтапно добавили линейный и квадратичный возраст в качестве непрерывного предиктора для проверки ковариантных эффектов. Апостериорный анализ включал линейный и криволинейный регрессионный анализ оценки по исходу (т. е. бодрости, напряженности и депрессии). Из 494 подростков и молодых людей на Т2 35 участвовали в Т1, но позже были исключены из-за недостаточного количества отчетов о состоянии настроения (< 3 дней). Следовательно, мы включили измерения в обе временные точки для 459 участников. Анализы, описанные ниже, были выполнены в пределах этого образца.

    Мы обнаружили основной эффект от времени, F (1,00, 457,00) = 7,45, P = 0,007, η 2 = 0,02 и эффект взаимодействия между временем. ) и настроение, F (1,27, 578,59) = 25,82, p  < 0,001, η 2  = 0,05. Апостериорные тесты показали, что уровень энергии снизился с T1 ( M  = 2,96, SD  = 0,78) до T2 ( M  = 2.90, SD  = 0,79), t  = 2,32, p  = 0,021. В отличие от этого, мы обнаружили увеличение напряженности ( M Т1 = 1,74, SD Т1 = 0,72; М Т2 = 1,85, SD Т2 = 0,77) и уровни депрессии ( M T1 = 1,56, SD T1 = 0,65; M = 0,65; M 7 .63, SD T2 = 0,71) между T1 и T2, соответственно T = – 4,37, P <0,001 и T = – 2,75, P.

    Мы также обнаружили эффект взаимодействия между временем, состоянием настроения и линейным возрастом, F (1,27, 578,59) = 20,05, P <0,001, η 2 = 0,0428. Снижение уровня бодрости и повышение уровня напряжения и депрессии между Т1 и Т2 были больше среди молодых людей по сравнению со старшими подростками/молодыми взрослыми, см.1а,б. Не было взаимодействия с возрастом как квадратичным фактором ( p  > 0,05).

    Такой же анализ был проведен для изменений колебаний настроения с течением времени. Мы обнаружили основной эффект времени, F (1,00, 865,78) = 7,45, p  = 0,002, η 2  = 0,02, η 2  = 0,02, который определял взаимодействие между временем и состоянием на 94,  = 0,02. F (1,89, 578,59) = 6,87, p  = 0,001, η 2  = 0.02. Апостериорные тесты выявили тенденцию к уменьшению колебаний энергии между Т1 ( M  = 0,85, SD  = 0,24) и T2 ( M  = 0,82, SD  0,2=), t  = 1,94, p  = 0,053. Мы обнаружили увеличение колебаний натяжения между T1 ( M = 0,70, SD = 0,34) и T2 ( M = 0,73, SD = 0,33), T = – 2,23, = 0,33). не было выявлено существенных различий в колебаниях депрессии между Т1 и Т2 ( p  > 0.05).

    Наконец, мы обнаружили эффект взаимодействия между временем, состоянием настроения и линейным возрастом, F (1,89, 865,78) = 4,90, P = 0,009, η 2 = 0,011, так, что 2 = 0,011, так, что 2 = 0,011, так, что 2 = 0,011, так что 2 = 0,0428 2 = 0,0428, так увеличение колебаний напряжения между T1 и T2 было больше среди младших подростков, см. рис. 1c, d. Не было значительного эффекта взаимодействия с возрастом как квадратичным фактором ( p  > 0,05).

    Цель 2: изучить эмоциональную реактивность как маркер восприимчивости в семейном контексте

    Для цели 2 мы использовали измерения выборки подростков, проведенные в мае 2020 года (N = 462), чтобы изучить влияние семейного домашнего опыта и эмоциональной реактивности на само- и полезное для других поведение.

    Взаимосвязь между эмоциональной реактивностью и стрессорами

    Проверка предположений по всем показателям, а также полный обзор корреляций между всеми независимыми и зависимыми переменными можно найти в S3. Для исследования связи между эмоциональной реактивностью и социальными и социально-экономическими стрессорами мы провели 15 частичных корреляционных анализов. Множественные тесты могут привести к увеличению ошибки типа I, поэтому мы использовали поправку Бонферрони для множественных сравнений, p  = 0.003 36,37 . Все анализы контролировались по среднему уровню настроения.

    Мы не обнаружили существенной связи между колебаниями бодрости и социальными и социально-экономическими стрессорами. Для колебаний напряжения результаты показали положительную связь с опытом семейного стресса ( r  = 0,16, p  = 0,001), см. рис. 2a. Что касается колебаний депрессии, мы обнаружили значимую положительную связь со стрессом в семье ( r  = 0,19, p  < 0.001) и неравенство возможностей в домашнем онлайн-обучении ( r  = 0,19, p  < 0,001). Как видно на рис. 2b, подростки, подвергавшиеся большему воздействию этих стрессоров, сообщали о более сильных колебаниях своего чувства депрессии.

    Рисунок 2

    График A иллюстрирует положительную связь между семейным стрессом и колебаниями напряженности и депрессии среди подростков в мае 2020 г. (T1) (N = 462). График B иллюстрирует положительную связь между неравенством возможностей в домашнем онлайн-обучении и колебаниями депрессии среди подростков в Т1.

    Ассоциации между эмоциональной реактивностью и самоориентированным поведением и поведением, приносящим пользу другим

    Чтобы проверить влияние эмоциональной реактивности на самоориентированное и полезное для других поведение, мы провели иерархический регрессионный анализ, в котором колебания бодрости, напряжения и депрессии введены как независимые переменные, а также возможность оказать эмоциональную поддержку семье и друзьям, готовность помочь другим во время пандемии (т.е. самоориентированное поведение) как зависимые переменные. Для контроля настроения средние уровни вводились на втором этапе каждой соответствующей модели. Мы выполнили иерархический регрессионный анализ по колебаниям настроения (активность, напряжение и депрессия) и зависимой переменной (пять мер самоориентированного и полезного для других поведения), в результате чего было проведено в общей сложности 15 регрессионных анализов. Мы сообщаем только об эффектах, которые пережили поправки Бонферрони, в результате чего p < 0,01 с учетом зависимости между зависимыми показателями 36,37 .Независимые переменные были центрированы по среднему значению перед анализом, чтобы уменьшить мультиколлинеарность при тестировании основных эффектов 38 .

    Результаты не выявили основного влияния колебаний бодрости, напряжения и депрессии на воспринимаемую неважность правил, несоблюдение правил, возможность оказывать эмоциональную поддержку семье и друзьям и готовность помогать другим во время COVID-19. 19 пандемия ( все пс  > 0,05). Подробную информацию о связях между социальными и социально-экономическими стрессорами и эгоцентричным и полезным для других поведением можно найти в S4.

    Влияние взаимодействия между эмоциональной реактивностью и социальными и социально-экономическими стрессорами на поведение, ориентированное на себя и на других людей (т. е. колебания настроения) на поведение, ориентированное на себя и других
    39 . Корреляционный анализ выявил умеренную и высокую корреляцию между показателями каждого типа стрессора, соответственно r  = 0.51 и r  = 0,40 для социальных и социально-экономических стрессоров (см. Таблицу S3b). Поэтому мы объединили эмоциональное жестокое обращение и семейный стресс, чтобы создать составную оценку факторов социального стресса, а также неравенство домашнего онлайн-обучения и финансовые проблемы, чтобы создать составную социально-экономическую оценку. Составные баллы рассчитывались путем вычисления среднего значения стандартизированных z-баллов. Этот раздел включает в себя несколько тестов, поэтому мы сообщаем только об эффектах, которые выдержали поправки Бонферрони, для множественных сравнений с альфа  < 0.002 36,37 .

    Не было обнаружено эффектов в отношении эгоцентричного поведения (т. е. воспринимаемой неважности правил COVID-19 и несоблюдения правил COVID-19) и эмоциональной поддержки семьи (см. S5ab). Затем мы оценили гипотезу о том, что социальные и социально-экономические стрессоры смягчают связь между колебаниями настроения и возможностью оказывать эмоциональную поддержку друзьям. Результаты не выдержали коррекции Бонферрони, и, следовательно, ни один из эффектов не был значимым (см. Таблицу 2 для всех p-значений, которые не выдержали коррекцию, см. Таблицу S5ab для всех других незначительных результатов).Наконец, мы проверили гипотезу о том, что социальные и социально-экономические стрессоры смягчают связь между колебаниями настроения и готовностью помогать другим во время COVID-19. Как видно из таблицы 2, никаких значительных эффектов обнаружено не было, так как результаты не пережили поправку Бонферрони.

    Таблица 2 Влияние взаимодействия между эмоциональной реактивностью и стрессорами на самоориентированное и полезное для других поведение подростков в мае 2020 г. (T1), которые не пережили коррекцию Бонферрони.
    Долгосрочное воздействие COVID-19 на социальные и социально-экономические факторы стресса

    В описательных исследовательских целях мы изучили, изменились ли социальные и социально-экономические факторы стресса с течением времени. Мы выполнили парные выборочные t-тесты для каждой переменной, чтобы проверить изменения с течением времени. Мы обнаружили увеличение воздействия эмоционального жестокого обращения со стороны членов семьи между T1 ( M = 1,72, SD = 0,65) и T2 ( M = 1,84, SD = 0,76), T = 2.51, p  = 0,001. В то же время подростки сообщили об общем снижении стресса семейного стресса между T1 ( M = 3,32, SD = 1,64) и T2 ( M = 3,06, SD = 1,65), T = 2.544, 2,65), T = 2.54, 2,54, 2,54, 1,65), T = 2.54, 2,54, 2,65), T = 2.54, 2,5428 = 1,65), T = 2.54, = 1,65). р  = 0,012. Не было обнаружено значительных изменений с течением времени в отношении неравенства возможностей домашнего онлайн-обучения и финансовых проблем ( пс  > 0,05).

    Почти половина подростков заявили, что пандемия негативно повлияла на их учебу.

    Почти половина подростков заявили, что пандемия негативно повлияла на их учебу — Манделл Блэкстоун, 16 лет, первокурсник средней школы Бенджамина Франклина в Новом Орлеане, штат Луизиана, во время школьного дня духа, 22 октября 2021 г. (Камилла Ленейн, Washington Post)

    . До пандемии средняя школа была предназначена для миллионов подростки знакомыми ритуалами: встреча с новыми друзьями, большие игры, агония при поступлении в колледж, выпускной бал, подписание ежегодника, выпускные, слезливые прощания.

    Теперь пандемия стала визитной карточкой старшей школы для этой группы подростков. Вынужденная изоляция и изоляция нанесли ущерб жизни подростков и изменили их так, что они никогда не забудут.

    В отличие от взрослых, многие события и вехи, которые они пропустили, необратимы. Отпуск и семейные встречи могут быть перенесены. Но как только учебный год потерян, он ушел навсегда.

    Некоторым подросткам пришлось повзрослеть быстрее из-за пандемии.Подростки фактически стали опекунами младших братьев и сестер. Они стали активистами, вышедших на улицы протестовать против убийства Джорджа Флойда. Они получили работу, чтобы содержать семьи, когда кормильцев остались без работы. И целых 140 000 детей потеряли родителей или опекунов из-за covid-19.

    «Это кризис»: десятки тысяч детей пострадали от смерти родителей, связанной с пандемией

    На этом фоне некоторые подростки испытывали трудности в школе, многие из них руководили виртуальными классами с учителями, которые учились на лету.Учащимся, которым посчастливилось вернуться к очным занятиям, все же пришлось столкнуться с карантином или закрытием школ. Но среди этой обреченности и мрака была и положительная сторона: некоторым студентам действительно нравилось дистанционное обучение. Они предпочитали быть дома, или иметь свободу действий, или меньше волноваться о колледже. Студенты, которые чувствовали себя хронически перегруженными, наконец-то смогли остановиться и перевести дух. Для некоторых это пространство дало им время понять, кто они такие.

    Для учащихся, которые уже сталкивались с трудностями в школе, отключение и виртуальное обучение часто усугубляли ситуацию. Некоторые студенты перестали появляться вообще или делали это нечасто. Эксперты опасаются, что процент отсева будет расти.

    Сейчас подавляющее большинство подростков вернулись в классы. В сентябре министр образования Мигель Кардона сообщил Конгрессу, что 96 процентов школ вернулись к работе.

    Согласно опросу, проведенному Washington Post-Ipsos, около половины подростков в возрасте от 14 до 18 лет заявили, что пандемия негативно повлияла на их учебу. Треть заявила, что это не оказало никакого влияния, и примерно каждый шестой сказал, что это оказало положительное влияние.Подростки в городских сообществах чаще, чем подростки в сельских сообществах, говорили, что влияние было негативным.

    Сможет ли подросток из Западного Балтимора дожить до выпускного после 535 дней отсутствия в школе?

    Опрос выявил и другие недостатки: почти четверть цветных подростков заявили, что пандемия положительно повлияла на их учебу — по сравнению с 14 процентами белых подростков.

    Так что же именно происходило, когда средняя школа была разрушена для миллионов подростков? Пять молодых людей рассказывают нам о том, как пандемия повлияла на их учебу, и о том, чему они научились за пределами классной комнаты.

    Кэтрин Вонг , 15 лет, 10-й класс, средняя школа Лос-Альтос в Лос-Альтосе, Калифорния

    Когда началась пандемия, я училась в восьмом классе. На самом деле, я был очень счастлив, когда школы впервые закрылись. Не было абсолютно никакой организации, поэтому в основном не было школы. До пандемии вся моя жизнь состояла в основном из домашних заданий и хороших оценок. Иногда я работал до 11 вечера. Это был очень сильный стресс.

    Но когда виртуально началась старшая школа, все было менее серьезно.Это было более, как бы, без стресса и гибкости. Они сократили количество времени, которое мы проводили в школе. Тесты были открытыми, поэтому на самом деле они не отражали, сколько вы могли запомнить. Это было просто больше о применении того, что вы узнали. У большинства моих занятий не было выпускных экзаменов, потому что все мои учителя решили относиться к этому хорошо из-за ковида. Они активно пытались помочь нам не потерпеть неудачу.

    Это заставило меня увидеть, каким сумасшедшим я был раньше — каждый божий день я делал домашнюю работу целую вечность.Это было как-то навязчиво. Но во время виртуальной школы у меня было намного больше свободного времени. Я сделал много клубов. Я выступал с речью и дебатами, инсценировал судебный процесс. Я начала вязать.

    Теперь, когда я вернулся в школу, многие мои учителя настаивают на том, что они возвращаются к тому, что было до пандемии. Это довольно напряжно. Домашняя нагрузка, безусловно, намного больше. Но я не так напряжен, как раньше. Сейчас я меньше сосредоточен на хороших оценках в колледжах, потому что во время пандемии я смог увидеть, что они заботятся не только о хороших оценках.Есть и другие факторы, которые вступают в игру.

    Я думаю, что в какой-то степени я не хочу, чтобы моя жизнь сводилась только к тому, что ты должен получать хорошие оценки.

    Джемма Лим , 16 лет, 11 класс, Syosset High School in Syosset, N.Y.,

    Когда я была дома, мне было трудно не только обращать внимание, но и понимать, что происходит в школе. Сидеть дома каждый день было скучно. Так что у меня просто не было мотивации что-либо делать в школе.

    Когда виртуальное обучение только начиналось, я пытался почистить зубы, одеться и спуститься вниз, чтобы позавтракать перед тем, как идти на занятия.Но через некоторое время я просто начал вставать с постели. Моя прокрастинация усугубилась, и я начал поздно сдавать задания. Я должен был ходить на этот практический урок, где мы собирали декорации для школьных спектаклей. Но так как меня там не было, все, что я делал, это смотрел, как они строят наборы дома, на моем компьютере. Я ничего не мог сделать из дома. Я просто сидел молча весь период.

    Все еще пытались понять, как все работает. Один из моих учителей не понял, что они были отключены.Так что весь класс их не слышал. И я предполагаю, что они выключили нашу громкость, поэтому они не могли нас слышать. Так что мы просто махали руками на камеры и говорили: «Эй, у тебя отключен звук!» Химия была очень сложной. Наш учитель ходил перед классом и писал на доске. И поскольку ее компьютер стоял в одном месте, я не мог ее слышать.

    Мне приходилось ходить на множество собраний школьного психолога, потому что мои оценки падали. Все, что я мог сделать, это сидеть и думать: «Как, черт возьми, это произошло?» А потом: «Как мне это исправить?» Но кроме того, в моей голове было что-то вроде: «Зачем я сделал это с собой?» Я сделал это ужасно, и я никогда не смогу вернуть те оценки.Консультант спросил меня, как я себя чувствую. Я смотрел на нее через Google Meet, потому что не мог ей ответить. Я не знаю, что я чувствую.

    Во время занятий я слушал, но мне казалось, что все идет в одно ухо, а вылетает из другого, и я не мог удержать информацию. До пандемии я любил играть на скрипке. Потом, когда пришла пандемия, у меня не было мотивации, а потом все как будто работало. Так что игра на инструменте больше не доставляла мне удовольствия.

    Когда школа вновь открылась в прошлом учебном году, у меня была возможность вернуться к очным занятиям.Но Я не хотел возвращаться в школу. Я честно не хотел видеть своих учителей, потому что я знал, что они знали, что я терплю неудачу, и я не хотел видеть их лицом к лицу после этого.

    Я пытаюсь думать о чем-то хорошем. Я смог поговорить с моей подругой, которая была в моем классе, и укрепил мою дружбу с ней. Я бы, наверное, так и не узнал, что мне нравится творческое письмо. Быть в этом классе было действительно приятно. Но кроме этого, это просто очень быстро прошло.Многие говорят, что 2020 года просто не существовало. Я мало что могу сказать о нем положительного.

    Тала Саад , 16 лет, 11 класс, сельская дневная школа Кентукки в Луисвилле

    Строго говоря, я думаю, что это отрицательно сказалось на моей учебе. В этом году я начинаю понимать, что есть много фундаментальных вещей, на которые у нас просто не было времени, чтобы добраться до них в виртуальной среде. Виртуальная школа была определенно более сложной.Просто пытаюсь сосредоточиться на том, что происходит виртуально… всегда происходит что-то глобальное, хаотичное, что отвлекает ваше внимание от школы.

    Французский язык был одним из самых сложных предметов для виртуального изучения. Просто своего рода стресс от изучения мирового языка через виртуальную среду, когда многое зависит от контекста, общения с людьми и вовлечения себя в язык. Во время моего последнего французского курса на первом курсе мой WiFi постоянно отключался, мой компьютер умирал, а бумага, на которой я писал, размазывалась чернилами.Мой учитель позвонил мне после просмотра меня через Google Meet. Она сказала: «Знаешь, я вижу, что ты явно напряжен. Вы паникуете. Выйдите на улицу. Прогуляться.” Она позволила мне пересдать тест.

    Затем мы добираемся до второго курса, и мы все еще виртуальные, и просто кажется, что это никогда не закончится. Вы знаете, я думаю, что люди, включая меня, искренне думали, что мы собираемся пройти все четыре года старшей школы онлайн. И знаете, это время, когда все говорят: «Это одни из лучших лет в твоей жизни.И вдруг твое время стало намного короче.

    Изменила ли меня пандемия? О, 100 процентов. Раньше я был спортсменом, и это было моим главным делом до этого. Была школа, был футбол. Меня всегда интересовала инженерия, поэтому, когда мы стали виртуальными, я забрал домой школьный 3D-принтер. Мой папа пульмонолог, он в ковидном отделении. Им нужны были лицевые щитки. Поэтому я начал их печатать. То, что должно было быть около 15 или 20 лицевых щитков, просто чтобы посмотреть, сможем ли мы это сделать, разрослось до более чем 600.

    Я состою в студенческой голосовой команде Кентукки. Мы защищаем интересы студентов по всему Кентукки. Я бы хотел, чтобы политики больше нас слушали. Абсолютно важная часть, которую почему-то почему-то упускают из виду, — это пойти к студентам, поговорить со студентами. Потому что никто лучше самих студентов не знает, что лучше для студентов и что им нужно.

    Лив Кулиш , 18 лет, первокурсница, Нью-Йоркский университет (выпускница 2021 года Baltimore City College, средняя школа)

    Я бы сказал, что здесь гораздо больше нюансов, чем просто отрицательное или положительное.Я не могу рассказать вам одну вещь, которую я узнал в виртуальной школе, но я могу рассказать вам целую кучу вещей, которые я узнал о себе и о мире вокруг меня — что я чувствую во многих смыслах, это намного больше важно, чем то, что мы изучали в школе в то время.

    Тем не менее, я чувствую, что виртуальная школа была в некотором роде очень полезной для меня, потому что она давала мне больше времени для самостоятельного изучения того, что я лично хотел делать. До пандемии я много чем занимался в школе.Я был очень общительным человеком.

    Раньше я бегал по легкой атлетике и играл в лакросс, и я всегда был в школе. Мне приходилось вставать очень рано, чтобы сесть на автобус в 5 утра. После школы у меня была либо встреча с [группой молодежных активистов] GoodKids MadCity, либо речь и дебаты, а потом я мчался на спортивную тренировку. Я был совершенно истощен.

    Когда случилась пандемия, это меня сильно затормозило. Я транс, и я чувствую, что одиночество в течение последних двух лет помогло мне смириться с этим.Как небинарный цветной человек, я многое не распаковал. Я много боролся с тем, чтобы просто понять себя как транс-человека и понять, что это нормально быть трансгендером, и точка. Старшая школа интенсивна — типа, это не безопасное место, чтобы понять, кто ты как трансгендер.

    Но я тоже впервые провалил урок. Я был занят выполнением требований для получения диплома Международного бакалавриата, а через месяц получил табель успеваемости, в котором говорилось, что я плохо владею английским языком.И я такой, что? По-видимому, нам нужно было сделать какую-то диораму, но я не стал ее делать.

    Я начинаю по-настоящему любить человека, которым становлюсь. И я чувствую, что не стал бы становиться этим человеком, если бы не пандемия. Так что да, у него есть некоторый багаж, но в то же время я нашел в нем некоторую красоту.

    Манделл Блэкстоун, 17 лет, младшая школа Бенджамина Франклина в Новом Орлеане

    На втором курсе я начал виртуально в Бенджамин Франклин.У нас было четыре занятия в семестр, и вместо 90-минутных занятий они были 45-минутными. Это было менее подавляющим. Но было странно начинать новую школу виртуально. Я пошел в кампус, чтобы взять ноутбук из школы, и кроме этого, я пошел в кампус только для баскетбола. Кроме этого, в кампусе никого не было.

    Мне нужно было принять душ, взять что-нибудь поесть и убедиться, что все готово на следующий день. А потом мне пришлось делать домашнее задание. Обычно я не спал до часу ночи.м. Когда они вышли в онлайн, это было большим изменением для всех. Это было намного больше работы, чем лично.

    Одной из главных трудностей была возможность оставаться сосредоточенным, находясь дома, и сидеть перед экраном и просто слушать. Иногда он просто входил в одно ухо и выходил из другого. Это было немного сложно. Я не умел обращать внимание на виртуалку.

    На втором курсе я почти не общалась, потому что мы были в основном онлайн. Вы просто видите лица людей в коробке.С ними особо не разговариваешь. Младший год, когда я начал больше общаться лично, потому что личное общение — это действительно моя вещь. Некоторым нравится общение в Интернете, но личное общение — моя сильная сторона.

    Самая большая проблема пандемии была не в том, что я был в депрессии, а в том, что каждый день стал одним и тем же. Это стало как бы скучным и грустным, потому что это не то, к чему я привык. Это не то, чего я хочу. Психическое здоровье и сосредоточенность — все это было немного сложно.Просто просыпаться и сидеть часами перед экраном компьютера — это было очень сложно.

    Пандемия определенно изменила то, как разграничиваются школьные и классные задания, как они даются и принимаются. Covid дал им возможность увидеть, что наши дети действительно лучше учатся, когда у них есть небольшой перерыв. Так что теперь по пятницам домашнее задание нельзя задавать, а мы просто повторяем.

    Редактирование копии Кэри Л. Байрон.

    Дизайн Виктория Адамс Фогг.

    Обработка фотографий Марком Миллером.

    Гендер и подростковый возраст: почему важно понимать способности подростков, стратегии изменения и контексты — второе издание — весь мир

    Почему важно уделять особое внимание гендерной проблематике подросткового возраста

    Подростковый возраст оказывает сильное влияние на способности детей. Отчасти это связано с физическими преобразованиями, вызванными половым созреванием, которые считаются вторыми по своему масштабу и скорости после тех, которые происходят в младенчестве и раннем детстве, а отчасти из-за того, как место ребенка в семье и более широком сообществе меняется по мере того, как они приближаются к зрелости (Viner et al., 2015; Стейнберг, 2015; Паттон и др., 2012 г.; ЮНИСЕФ, 2011а). С учетом этих кардинальных изменений в жизни и с учетом того, что в мире насчитывается более 1,2 миллиарда подростков (ЮНИСЕФ, 2011 г.), участники сообщества, занимающегося вопросами развития, все чаще признают, что подростковый возраст представляет собой очень важную и уникальную возможность получить тройной дивиденд для подростков сейчас, для траектории их взрослых и траекторий их детей. Действительно, возраст от 10 до 19 лет все чаще рассматривается как критическое окно, в течение которого можно ускорить прогресс в борьбе с последствиями бедности, неравенства и дискриминации и стимулировать позитивные траектории развития (Sheehan et al., 2017; USAID 2016) (см. также вставку 1).

    Подростковый переход формирует жизнь как девочек, так и мальчиков, но часто в сильно гендерной сфере. Расширение понимания этих гендерных аспектов подросткового опыта является основной целью исследовательской программы «Гендер и подростковый возраст: глобальные данные» (GAGE). Хотя в нашем исследовании будут участвовать как девочки, так и мальчики, мы уделяем особое внимание опыту и результатам способностей девочек из-за того, что подростковые переходы более резко ограничивают их возможности.В течение второго десятилетия жизни, когда время и скорость не только различаются между девочками, но и могут быть заметно асинхронными даже у отдельных людей, девочки трансформируются за счет выработки половых гормонов. В дополнение к совершенно очевидному созреванию их тел, когда они становятся выше и тяжелее, у них появляется грудь и начинаются менструации, невидимый каскад гормонов изменяет то, как функционирует их мозг, не только приближая их к большей способности к аналитическому, чем к конкретному мышлению. и предоставление им возможности принимать точки зрения других, но также заставляет их по-другому оценивать риски и ценить мнение своих сверстников выше мнения взрослых (Crone and Dahl, 2012; Steinberg, 2015; WHO, 2014a; Goddings et al., 2014; Копье, 2013; Блейкмор и Роббинс, 2012 г.; Ромер, 2012 г.; Брейнбауэр и Маддалено, 2005). В рамках своей культурной среды они также начинают отстаивать свою автономию и независимость от своих семей (Zimmer-Gembeck and Collins, 2008; Fleming, 2005).

    По мере того, как девочки вступают в подростковый возраст и продвигаются по нему, гендерные нормы их социокультурной среды также начинают играть все более важную роль в формировании их траекторий, причем годы раннего подросткового возраста оказываются особенно важными из-за того, как начинают действовать социальные нормы. стать более жестко навязываемыми, особенно матерями в некоторых контекстах (Basu and Acharya, 2016; Basu et al., 2016) – и более личное (McCarthy et al., 2016; Kågesten et al., 2016; John et al., 2016; Mmari et al., 2016). Действительно, новые исследования показывают, что возраст от 10 до 14 лет может быть «чувствительным периодом» для социокультурной обработки (Fuhrmann et al., 2015; Blakemore and Mills, 2014; Crone and Dahl, 2012). Критически важно для девочек на Глобальном Юге годы ранней юности, вместо того чтобы расширять свой мир — как это свойственно мальчикам и девочкам на Глобальном Севере — они часто становятся меньше, поскольку им приходится расставаться со сравнительно свободным детством и принуждать их гендерные пути взрослых в их локальной среде (Marcus and Harper, 2015; Watson, 2015; Watson and Harper, 2013).Девочки, которые начали стремиться к миру, отличному от мира их матерей и бабушек, обнаруживают, что их тела свидетельствуют о зрелости, что им слишком часто приходится бросать школу и выходить замуж, отказываясь не только от своих образовательных и профессиональных планов, но также от мобильности и дружбы. Kyomuhendo Bantebya et al., 2013, 2014; Ghimire and Samuels, 2013, 2014; Tefera et al., 2013; Jones et al., 2013, 2014a, 2014b, 2015a, 2016b). Давление, связанное с бременем работы по дому и уходу, сексуальной чистотой и честью семьи, а также повышенный риск сексуального и гендерного насилия в совокупности ограничивают возможности девочек таким образом, что это часто имеет последствия на всю жизнь (см. обсуждение ниже).

    После десятилетий, в течение которых концепция подросткового возраста в основном рассматривалась как западная роскошь, малоприменимая на Глобальном Юге, недавние достижения в области неврологии (см. вставку 2) помогли создать новые способы осмысления перехода между детством и взрослой жизнью. Мы не только все больше понимаем, что половое созревание имеет последствия, выходящие далеко за рамки видимых половых признаков, но мы также пришли к пониманию того, что существует большее единообразие опыта, чем мы могли ожидать ранее.При этом также становится все более очевидным наличие заметных различий между возрастом, контекстом и гендерными реалиями, которые плохо понимаются с точки зрения того, как они влияют на формирование уникальной идентичности и способностей девочек. Сосредоточение внимания на этих различиях позволяет сообществу разработчиков (включая политиков, специалистов-практиков и сообщества) не только лучше удовлетворять насущные потребности подростков, улучшая тем самым качество их жизни на критическом этапе жизни, но и способствовать формированию у девочек способности стремиться к лучшей жизни в будущем, что является инвестицией, которая, как подчеркивают глобальные данные, окупится из поколения в поколение по мере того, как девочки превращаются в полноправных взрослых женщин (например,грамм. Уодон и др., 2017).

    | Семейная практика

    Аннотация

    В этом документе рассматривается, как можно улучшить первичную помощь подросткам, которые испытывают психические или эмоциональные потрясения. Это важный вопрос для здоровья, потому что по крайней мере 15% подростков испытывают проблемы с психическим здоровьем в любой момент времени, есть признаки того, что эта доля растет, и есть доказательства того, что среди молодежи растет уровень самоубийств.В документе обсуждается, как трудные подростки могут быть выявлены, о них заботятся и управляют поставщики первичной медико-санитарной помощи в Великобритании, хотя некоторая представленная информация получена из других стран. Он определяет взаимосвязь с другими формами поведения в отношении здоровья и факторами риска. Обсуждается роль врача общей практики в оценке проблемного подростка, а также рассмотрение индивидуальных и контекстуальных вопросов для постановки «тройного» диагноза, то есть диагноза одновременно в биомедицинских, индивидуальных и контекстуальных терминах.Представлен обзор существующих знаний в области управления. В документе делается вывод о том, что в настоящее время существует несколько недостатков, а именно отсутствие выявления подросткового дистресса, отсутствие подготовки врачей общей практики по вопросам здоровья подростков, отсутствие исследовательской базы, отсутствие ресурсов и, наконец, отсутствие информации, предоставляемой любым подростки, которые пережили суматоху и могут дать полезную информацию о своем опыте.

    Джейкобсон Л., Черчилль Р., Донован С., Гарральда Э., Фэй Дж. и члены Рабочей группы подростков, RCGP.Преодоление подростковых беспорядков: распознавание первичной медико-санитарной помощи и лечение психических заболеваний в подростковом возрасте. Семейная практика 2002 ; 19 : 401–409.

    Введение

    Похоже, что многим специалистам первичной медико-санитарной помощи трудно обеспечить высококачественную первичную помощь своим пациентам-подросткам. 1– 3 Особой проблемой является уход за подростками, переживающими психические или эмоциональные потрясения. В данной статье обсуждаются возможности предоставления более качественных услуг трудным подросткам.Кроме того, он предназначен для освещения вопросов, оставшихся без ответа, для стимулирования осведомленности, определения направления будущих исследований и поощрения предоставления соответствующего обучения, ресурсов и услуг.

    Период жизни от 10 до 19 лет является периодом быстрого биологического, психологического и социального перехода, 4 связанного с потребностью в независимости, автономии, формировании идентичности и признании сверстников. В этот период наблюдается рост заболеваемости во всех аспектах здоровья, а также повышение уровня сексуальной активности, употребления наркотиков и алкоголя. 1– 3 Существует также высокий уровень эмоционального стресса и смятения: около 15% подростков одновременно страдают проблемами психического здоровья или психическими расстройствами. 5– 9 Кроме того, по сравнению с детством, среди более молодых людей отмечается повышение уровня депрессии с увеличением количества самоубийств и парасуицидов. 8– 10

    Медицинские работники должны уметь распознавать, лечить и контролировать психические расстройства у молодых людей, а также уметь отличать нормальные ограничивающие эмоциональные реакции подростков от расстройств, которые вероятны оказывать существенное влияние на их ближайшее или долгосрочное будущее.Эта статья предназначена для читателей первичной медико-санитарной помощи и в основном сосредоточена на общих проявлениях дистресса и диагностике пациентов с серьезной патологией. Основное внимание будет уделено роли врача общей практики и бригады первичной медико-санитарной помощи, поскольку первичная медико-санитарная помощь часто является первым портом обращения к подросткам с любыми проблемами со здоровьем, даже несмотря на то, что подростки относительно редко обращаются за медицинской помощью по сравнению с некоторыми другими возрастными группами. 1– 3

    Масштаб проблемы

    Недавно исследование Фонда психического здоровья показало, что каждый пятый британский ребенок страдает психическим заболеванием; 11 средства массовой информации и связанные с ними книги для неспециалистов и профессионалов, как правило, цитируют эту цифру. 12 В 1995 г. данные OPCS показали, что 7% мужчин и 19% женщин в возрасте 16–19 лет, живущих дома, страдали невротическими расстройствами; ~9% имели алкогольную зависимость и 7% наркозависимость. 13 Частота большинства заболеваний увеличивается с возрастом на протяжении всего подросткового возраста и значительно выше среди женщин. 13, 14 В США Whitaker et al . рассмотрели распространенность отдельных психических расстройств и сообщили, что общая распространенность расстройств среди учащихся средней школы составляет 18%. 15

    Показатели психических заболеваний среди врачей общей практики еще выше. Исследование, проведенное в Западном Лондоне с участием 11 врачей общей практики, продемонстрировало наличие психологического компонента в более чем 26% консультаций с пациентами в возрасте до 18 лет. 16 Около четверти школьников, посещающих общую практику, имеют сопутствующие психические расстройства, в основном эмоциональные проблемы. 17 Совсем недавно сообщалось, что 38% из 136 подростков в возрасте 13–16 лет, посещавших одну практику в центре Лондона, в предыдущем году страдали психическим расстройством, в основном депрессивного характера. 18 Тем не менее, шотландское исследование 15-летних подростков показало высокий уровень заболеваемости в этой конкретной возрастной группе, но не показало явного увеличения числа обращений за помощью для лиц с проблемами психического здоровья. 19

    В любой момент времени среди подростков наблюдается высокий уровень психиатрической заболеваемости, но важно отличать симптомы от расстройства. Симптомы более распространены, чем расстройства, 9 , и важно признать, что эмоции лабильны в этой возрастной группе.Несмотря на трудности, связанные с определением истинной распространенности психологической заболеваемости, показатели многих расстройств, по-видимому, действительно растут. 1– 3, 8 Необходимы исследования, чтобы определить, связано ли это с повышением узнаваемости или увеличением распространенности.

    Масштаб проблемы

    Специфическим аспектом психического здоровья подростков, который привлек наибольшее внимание общественности, был рост уровня самоубийств среди молодых мужчин.В 1995 году уровень самоубийств и неопределенных вердиктов среди мужчин в возрасте от 15 до 19 лет составлял 8,63 на 100 000 человек, что вдвое больше, чем в 1971 году. Эквивалентный показатель среди женщин составляет 2,98. Распространенность членовредительства в обществе в течение жизни составляет 7–14% среди подростков старшего возраста, но 20–45% когда-либо испытывали суицидальные мысли. Это тревожные тенденции, которые могут указывать на наличие высоких уровней тяжелой психопатологии на более экстремальном конце спектра. 20

    На менее тяжелом конце спектра с точки зрения риска для жизни Whitaker et al .сообщили, что распространенными диагнозами среди подростков были дистимическое расстройство (4,9%), большая депрессия (4,0%), генерализованная тревога (3,7%), обсессивно-компульсивное расстройство (1,9%), булимия (2,6%), паническое расстройство (0,6%) и нервная анорексия (0,2%). 15 В 1998 г. Kramer и Garralda сообщили, что у 12 % пациентов общей практики была большая депрессия, у 11 % — дистимия или другая депрессия, у 3 % — сверхтревожное расстройство и у 6 % — деструктивное (экстернализирующее) расстройство. 18 Многие заболевания сочетаются друг с другом.

    Некоторые состояния, поражающие взрослых, начинаются в подростковом возрасте; например, 50% пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством сообщили, что их симптомы появились в возрасте 15 лет, 21 и аналогичные данные были получены для панического расстройства 22 и для антисоциальных расстройств. 23 Плохое психическое здоровье, требующее стационарного лечения в подростковом возрасте, связано с суицидальными наклонностями и проблемами психического здоровья у взрослых. 24– 29 Кроме того, было показано, что дети и подростки с диагнозом депрессии значительно более подвержены риску депрессии и госпитализации в более позднем возрасте. 30

    В системе первичной медико-санитарной помощи было обнаружено, что уровень психических расстройств у взрослых был более чем в два раза выше среди тех, у кого были психические проблемы в подростковом возрасте. Эти данные получены в ходе исследования, включающего в себя наблюдение за группой постоянно зарегистрированных молодых людей, начиная с раннего подросткового возраста и заканчивая взрослой жизнью. 31 Хотя эти исследования предоставляют убедительные доказательства связи между психическим заболеванием подростков и взрослых, необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, снизят ли ранняя диагностика и лечение более поздние риски во взрослом возрасте.

    Взаимосвязь психического здоровья с другими формами поведения в отношении здоровья

    Подростковый возраст — это период исследований и экспериментов, но было показано, что подростки с проблемами психического здоровья более склонны к «рискованному поведению». Например, курение сигарет было связано с более высокими показателями подростковой депрессии и тревоги. Предполагается, что это согласуется с курением в качестве самолечения от этого состояния, 32 , и это может быть связано с моделями поведения взрослых, когда, например, многие молодые матери обращаются к табаку как к занятию, находясь в ловушке, одиночестве и изоляции. . 33

    Распространенность злоупотребления психоактивными веществами увеличилась в большинстве развитых стран с 1990 года. с использованием подростков. 35, 36 Эта связь также наблюдается среди подростков, обращающихся за первичной медико-санитарной помощью. 18 Сами вещества связаны с травмами и насилием, а также неблагоприятным психическим здоровьем. 37 Возникает вопрос о том, возникла ли проблема психического здоровья до злоупотребления психоактивными веществами или наоборот, и является ли это ассоциацией или частью причинно-следственной связи, 38 , но очевидно, что условия сосуществуют.

    Имеются убедительные доказательства того, что депрессия и злоупотребление психоактивными веществами являются распространенными факторами риска самоубийства. Исследование, включающее «психологические вскрытия» завершенных подростковых самоубийств, показало, что сочетание расстройства настроения и злоупотребления психоактивными веществами гораздо чаще встречается у жертв самоубийств (81%) по сравнению с контрольной группой (29%). 39 Аналогичным образом, существует связь между психическим заболеванием и рискованным сексуальным поведением. 40, 41 В недавнем отчете отмечается, что передозировка связана с прерыванием беременности у молодых женщин; нет очевидной причинно-следственной связи в любом направлении, но факторы риска для обоих одинаковы. 42

    Принимая во внимание эти ассоциации, важно, чтобы специалисты первичной медико-санитарной помощи, сталкивающиеся с подростками с проблемами психического здоровья, учитывали другие риски для здоровья и поведение.И наоборот, оценка психического здоровья может быть с пользой проведена для подростков, страдающих сопутствующим рискованным поведением. Дальнейшие исследования могут помочь в количественной оценке уровня риска для различных ассоциаций в первичной медико-санитарной помощи.

    Факторы риска психических расстройств у подростков

    Было показано, что ряд факторов связан с повышенным риском психических заболеваний в подростковом возрасте. К ним относятся жизнь «под опекой», родительская дисгармония и развод, физическое и сексуальное насилие, издевательства, семейная история психических расстройств, проблемы в отношениях, более низкий социально-экономический класс и низкий уровень образования.

    Подростки, живущие «под опекой», имеют значительно более высокий уровень психических расстройств по сравнению с теми, кто живет со своими семьями. 43 В этом исследовании, проведенном в Оксфордшире, 67% подростков в возрасте от 13 до 17 лет, живущих в системе ухода, имели психическое расстройство по сравнению с 15% в контрольной группе; депрессия и тревога были очень распространены.

    Приблизительно 50% учащихся средних школ сообщают о том, что они стали жертвами издевательств, 44 и 25% учеников 10-х классов сообщают о страхе перед посещением школы в результате издевательств. 45 Запугивание может быть способом проявления психического расстройства, и у тех, кто попал в беду из-за запугивания, может возникнуть дистресс. 46 Два недавних исследования, проведенных в Финляндии и Австралии, подтвердили, что издевательства в школах связаны с психическим заболеванием, что проявляется как у хулиганов, так и у тех, кто подвергается травле. 47, 48

    Другие психосоциальные проблемы, связанные как с неблагоприятным психическим здоровьем, так и со злоупотреблением психоактивными веществами, включают неблагополучные семьи, школьные проблемы и социально-экономическое неблагополучие. 49, 50 Эти пациенты могут быть менее склонны обращаться за помощью в свете «обратного закона ухода», описанного для подростков. 1 Действительно, у наиболее обездоленных подростков, таких как сбежавшие из дома и бездомные, может быть очень высокий уровень проблем с психическим здоровьем. 51– 53

    Было показано, что дети депрессивных родителей имеют более высокий уровень депрессии, чем ожидалось, 54 , и поэтому важно учитывать семейный анамнез при оценке подростка в смятении.Хотя эта связь может быть генетической, она также может указывать на приобретенное поведение и дисфункциональные механизмы преодоления.

    Хотя врачей общей практики по-прежнему часто считают «семейными врачами», неясно, обладают ли они достаточной контекстуальной и справочной информацией о людях, чтобы иметь возможность заранее выявлять подростков, «подверженных риску» психического расстройства. Полезной областью исследования может быть оценка того, может ли улучшение предоставления первичной медико-санитарной помощи информации о семейных и образовательных факторах риска улучшить раннее выявление и лечение.

    Как проявляются психические расстройства у подростков в общей практике?

    Имеются данные о том, что школьники и подростки, которые часто посещают врачей общей практики, чаще имеют проблемы с психическим здоровьем, 18, 55, 56 , хотя лишь небольшая часть на самом деле имеет явно выраженные симптомы психологического расстройства; 19 Многие подростки со значительными проблемами психического здоровья либо никогда не сообщают о дистрессе специалистам первичной медико-санитарной помощи, либо не признаются психически больными.Например, расстройства поведения дома или в образовательной среде могут быть отброшены как часть нормального подросткового возраста, хотя они могут указывать на диагноз депрессии. 57 Однако нельзя сбрасывать со счетов влияние такой заболеваемости на будущее эмоциональное, психологическое и социальное развитие.

    Когда у подростков действительно проявляются явные признаки психического расстройства, это может быть в контексте кризиса (например, в результате членовредительства или передозировки), когда домашние или образовательные обстоятельства настолько ухудшились, что требуется посторонняя помощь.Как это ни парадоксально, именно в таких экстремальных ситуациях врачи общей практики чувствуют себя наименее способными обеспечить эффективное вмешательство.

    Поскольку, как и многие взрослые, подростки считают врачей общей практики более озабоченными физическими, чем эмоциональными заболеваниями, они могут узаконить свои страдания, обращаясь с такими физическими симптомами, как головные боли, усталость или боль в горле. 56 Такие симптомы широко распространены среди подростков, что затрудняет выявление тех, у кого более серьезные потребности. 58 Другие проблемы, такие как нарушение сна, могут быть прямыми симптомами психологического расстройства, но их можно не заметить, если не учитывать такую ​​возможность.

    В 1989 году Хилл отметил, что следующие симптомы могут указывать на депрессивный паттерн: нарушенный режим сна, тревога разлуки, антиобщественное поведение, снижение успеваемости в школе, апатия и скука, галлюцинации, бегство из дома и ипохондрические симптомы. 5 Некоторые из этих симптомов могут быть связаны с распознаванием подростком потенциальной «болезни», но некоторые симптомы обычно отмечаются другими заинтересованными сторонами, обычно родителями.

    Представления родителей могут быть прямыми или косвенными.Прямые проявления включают расстройство поведения, отмеченное родителем, беспокойство по поводу перепадов настроения, беспокойство по поводу злоупотребления наркотиками или расстройства пищевого поведения; косвенные проявления могут включать вышеперечисленное, но обычно происходят потому, что заинтересованная сторона (часто школа) попросила родителя присутствовать на операции с подростком.

    Официальных исследований по изучению проявлений подростков с проблемами психического здоровья в учреждениях первичной медико-санитарной помощи или степени, в которой на такие проявления могут влиять убеждения подростков или родителей, не проводилось.В этой области необходимы дополнительные исследования.

    Распознавание патологических потрясений на консультации

    Очевидно, что большинство молодых людей с проблемами психического здоровья остаются нераспознанными и нелеченными. 59 Исследование сообщества показало, что только одна из 28 девочек-подростков, страдающих большим депрессивным расстройством, выявленным в ходе прямого опроса, была выявлена ​​ранее. 60 Таким образом, целью первичной медико-санитарной помощи может быть улучшение психического здоровья подростков путем лучшего выявления заболеваемости с учетом того, что многие подростки проходят через периоды поведения, которое не является патологическим. 1, 3, 7, 8

    Диагноз депрессии по-прежнему ассоциируется со стигмой, 61 и постановке диагноза депрессии подростку может мешать нежелание стигматизировать подростка диагноз, особенно если это не дает ощутимой терапевтической пользы. Может существовать неотъемлемая надежда на то, что это преходящая подростковая фаза, которая пройдет спонтанно. Это отрицание диагноза и боязнь стигматизации может исходить от врача, родителя или самого подростка.Стигма может быть связана как с диагнозом депрессии, так и с привлечением вторичных психиатрических служб или с необходимостью приема антидепрессантов.

    Харрингтон дал несколько практических советов о том, как провести оценку проблемного подростка, которая включала в себя опрос подростка наедине, а также попытку получить хороший сопутствующий анамнез. 62 Он также выступал за использование структурированных анкет, поскольку считал неструктурированные интервью ненадежными. Однако большинство таких инструментов было разработано для использования во вторичной медицинской помощи, и их ценность в условиях общей практики является спорной.Наконец, он предложил провести оценку других аспектов, включая образовательные и социальные вопросы.

    Маккейб предложил использовать аббревиатуру «HEADSS» в качестве подсказки, чтобы узнать о психическом функционировании. В этом методе клиницист может задавать вопросы о доме, образовании, занятиях, наркотиках, сексе и самоубийстве (последняя тема должна подниматься только в том случае, если предыдущие пять тем предполагают риск). 6 В рамках специальных обучающих пакетов и экспериментальных процедур успешно пропагандируются более прямые методы экранного опроса о проблемах психического здоровья. 63

    Недавней тенденцией в системе первичной медико-санитарной помощи является предоставление специализированных клиник для скрининга подростков в рамках общей практики, и в нескольких отчетах указывается на положительный охват и высокий уровень заболеваемости, которые могут поддаваться лечению и улучшению здоровья; 8, 64, 65 эта модель также может применяться для выявления психических заболеваний. 66 Тем не менее, некоторые исследования указывают на более низкое потребление в бедных районах, что указывает на продолжающееся присутствие «обратного закона ухода». 1, 67 Очевидно, что есть возможности для продолжения изучения этого потенциально полезного дополнения к службе первичной медико-санитарной помощи.

    Суть в том, чтобы рассмотреть, каким образом первичная медико-санитарная помощь может лучше распознать беспорядки до того, как возникнет кризис. Предложения Харрингтона и Маккейба, например, могут потребовать более тщательной оценки, а также определения того, является ли этот процесс процессом распознавания болезни или «управлением» психосоциальными проблемами. Gledhill J, Kramer T, Iliffe S и Garralda M (неопубликованные данные) продемонстрировали возможность адаптации комплексных методов лечения подростковой депрессии для использования врачами общей практики.Обобщаемость этих методов для различных практик должна быть проверена.

    Болезнь или психосоциальная проблема?

    После того, как врач общей практики распознал потенциальную проблему психического здоровья, необходимо классифицировать ее. Маквинни предложил медицине в целом и первичной медико-санитарной помощи в частности концепцию трехэтапного диагноза, то есть клиницист должен рассматривать проблему с биомедицинской, индивидуальной (психологической) и контекстуальной (социальной) точек зрения. 68 Это кажется еще более необходимым при оценке подростка в смятении.

    Некоторые презентации могут быть четко описаны. Например, на психосоциальные проблемы могут указывать (надеюсь, временные) проблемы со школой, друзьями, отношениями или другие четко очерченные проблемы. Признаком более серьезного психического расстройства могут быть признаки депрессии или симптомы, которые проявляются в течение некоторого времени после того, как эти «временные» проблемы должны были разрешиться. Всегда будут серые зоны, и клиницисты должны знать о совпадении, а также о своих собственных ощущениях в отношении тяжести индивидуального проявления.

    Это еще более важно в областях потенциальных «новых» диагнозов, таких как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), расстройство поведения или расстройство пищевого поведения или даже сезонное аффективное расстройство (САР), которое, как теперь известно, поражает подростков. 69 Врач первичной медико-санитарной помощи должен использовать некоторые элементы суждения относительно того, могут ли иметь место психосоциальные факторы, которые не являются «болезнью», или существует ли возможность такой болезни. Например, есть некоторая польза для ребенка или подростка в том, что у него диагностирован СДВГ, независимо от того, связано ли это с расстройством поведения, не только потому, что это может дать больше «понимания» проблемного подростка, но также потому, что это может открыть пути для вариантов лечения.

    Недостаточно известно в рамках первичной медико-санитарной помощи или иным образом о том, когда психосоциальные риски или диагнозы неизбежно переходят в биомедицинские диагнозы, или о прогнозе любого из них. Это требует дополнительных исследований, хотя могут возникнуть методологические проблемы, связанные с объективным рассмотрением того, является ли проявление болезни или психосоциальной проблемой. Требуется последовательное обучение использованию психиатрических диагнозов и дифференциации между ними и психосоциальными стрессорами.Это осложняется незнанием последствий и потенциальной стигматизации приписывания психиатрического диагноза.

    Менеджмент

    Лечение любого заболевания в общей практике начинается еще до постановки диагноза. Консультационные навыки, такие как эмпатия и активное слушание, имеют терапевтический эффект, независимо от характера проблемы. 68 Если неблагоприятные обстоятельства и устойчивое негативное отношение способствовали развитию психологического расстройства, не следует недооценивать значение внимания, заботливого интереса и позитивного подхода.

    Опасность все более редукционистского и медиканизированного подхода к общей практике заключается в том, что такими простыми, проверенными временем вмешательствами можно пренебречь. Хотя то же самое относится и к консультациям со взрослыми, проблема усугубляется по отношению к подросткам, у которых может сложиться негативное отношение к взрослому населению, и им требуется больший вклад, прежде чем будут установлены доверительные отношения. 1, 2 Как это ни парадоксально, хотя подросткам может потребоваться больше времени в консультации для этой цели, на самом деле они получают меньше. 70

    Психологические проблемы, требующие активного лечения у взрослых, обычно решаются с помощью лекарств, психологического лечения или их комбинации. Имеются данные о том, что в отношении депрессивных расстройств взрослые предпочитают психологические подходы из-за ошибочного убеждения, что антидепрессанты вызывают привыкание. 61 Убеждение, что врачи могут назначать такое лечение в этом контексте, может препятствовать обращению за помощью, а также снижать соблюдение режима лечения.

    Было показано, что специфические психологические методы лечения, такие как когнитивная терапия, столь же эффективны, как и антидепрессанты, при депрессии у взрослых, хотя более широко используемое недирективное консультирование не было полностью оценено. 71 Также были предложены подходы к решению проблем, и некоторые недавние данные свидетельствуют о том, что они полезны для взрослых. 72

    Что касается психологической терапии подростковой депрессии, Харрингтон и его коллеги недавно сообщили о результатах систематических обзоров, которые предполагают, что, как и у взрослых, когнитивная терапия более эффективна, чем общая поддерживающая терапия при определенных состояниях, в то время как обычно используется семейная терапия. терапия не более эффективна. 73, 74 Межличностная терапия также показывает многообещающие результаты, 75 , и последние данные свидетельствуют о том, что врачи общей практики могут использовать вмешательства, основанные на когнитивных и межличностных принципах, для лечения подростковой депрессии (Gledhill J, Kramer T, Iliffe S и Garralda М, неопубликованные данные).

    Подростки и подростки с психологическими расстройствами, требующие активного лечения, также могут лечиться лекарственными препаратами. В отношении депрессии данные указывают на то, что трициклические антидепрессанты менее эффективны, чем у взрослых. 76 В результате подросткам с меньшей вероятностью будет назначено такое лечение, хотя у врачей общей практики также может быть присущее нежелание использовать такой подход, что отражает возможную озабоченность по поводу попыток самоубийства у подростков. Более новые селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, по-видимому, лучше переносятся и, возможно, в результате более эффективны, 77 , хотя не проводилось испытаний в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, чтобы подтвердить это, и не все они лицензированы для использования у пациентов в возрасте 16 лет.

    Существует роль профилактического управления. Кроум недавно сообщил о потенциальных преимуществах обучения социальным навыкам. 78 Grynch and Fincham, 79 и Beardslee et al. 80 обеспечивают вмешательства, которые могут быть использованы в первичной медико-санитарной помощи в качестве вариантов ведения семей с потенциальной дисфункцией, в форме развода или в семьях с аффективным расстройством. Однако эти варианты превентивного лечения сложны и требуют много времени, и необходимо больше думать о том, как их можно реалистично и эффективно распространить на учреждения первичной медико-санитарной помощи.

    На практике важность того или иного метода лечения зависит не только от его эффективности, но и от его доступности. Подростковые психологические службы сильно различаются по своей доступности и оперативности. 81 Кроме того, даже если консультанты и психологи присутствуют в общей практике, они обычно имеют опыт работы только со взрослыми.

    Понятно, что у некоторых подростков может быть серьезная патология; один из вариантов лечения — рассмотреть вопрос о направлении в учреждения вторичной помощи или другие службы.Врачи общей практики во многих районах слишком хорошо осведомлены о трудностях доступа к службам охраны психического здоровья детей и подростков (CAMHS), и крайне важно, чтобы было доступно больше справочных ресурсов; несколько недавних отчетов привлекли внимание к необходимости предоставления дополнительных услуг. 81, 82

    Как и у взрослых, польза от лечения зависит от понимания, которое, в свою очередь, связано с предпочтениями и пониманием. Насколько нам известно, было проведено мало исследований понимания подростками психологических расстройств и лечения.Это важная область с точки зрения признания их опасений и потенциальных препятствий на пути обращения, доступа к помощи и принятия лечения.

    Есть также много вопросов без ответа в форме соответствующих последующих действий. Отсутствуют данные о том, как часто врачи общей практики должны наблюдать за подростками с психическими заболеваниями или об уместности назначенных, но невыполненных приемов. Это отсутствие знаний также относится к наблюдению за подростками, причинившими себе вред.

    Ясно, что в первичной медико-санитарной помощи необходимо проводить постоянные исследования о том, как лучше вести себя с подростками в суматохе.Как было справедливо отмечено: «Улучшение психического здоровья детей и подростков должно быть конечной целью само по себе, а не просто средством улучшения функционирования взрослых, хотя оно и могло бы достичь этого». 83

    Потребности в обучении

    Большинство британских врачей общей практики плохо подготовлены к оказанию медицинской помощи подросткам, а некоторые из них мало осведомлены о потребностях подростков в отношении здоровья, за исключением более широко освещаемых областей, связанных с употреблением наркотиков и подростковой беременностью. 84 Это относится и к другим регионам мира, хотя в Австралии и США врачи первичной медико-санитарной помощи указали на необходимость дополнительной подготовки по вопросам здоровья подростков. 85– 88

    Недавно появились сообщения о том, что врачей общей практики можно поощрять к тому, чтобы они более адекватно относились к потребностям здоровья подростков. Бернар и его коллеги продемонстрировали лучшее распознавание депрессии. 63 Недавняя австралийская работа продемонстрировала преимущества обучающей программы по обучению австралийских врачей общей практики вопросам здоровья подростков с улучшенными знаниями и навыками, о которых сообщают сами, хотя следует отметить, что стандартизированные пациенты, участвовавшие в программе, не сообщали о каких-либо улучшениях . 89

    Наиболее важным риском для здоровья является самоубийство, а самым большим фактором риска подросткового самоубийства является предыдущая попытка, при этом >40% завершенных самоубийств предшествовала предыдущая попытка. 90 Многие взрослые жертвы самоубийств перед смертью посещают своего врача общей практики, и было высказано предположение, что врачи с более развитыми навыками могут сыграть свою роль в предотвращении большего количества самоубийств, 91 , хотя эта связь никогда не может быть доказана. 8

    Однако многие подростки сообщают о проблемах с установлением взаимопонимания со своими врачами общей практики.Многие отчеты указывают на то, что подростки не считают, что услуги врачей общей практики учитывают их потребности; в этих отчетах не делается различий между подростками с психическими заболеваниями и без них, но указывается на необходимость того, чтобы службы более внимательно относились к подросткам и их потребностям в отношении здоровья. 7, 92– 97

    Основной вывод британского исследования первичной медико-санитарной помощи заключается в том, что подростки желают, чтобы персонал первичной медико-санитарной помощи был приветливым, приятным, доступным, доступным и непредвзятым. 7, 92– 97 Кроме того, они хотят, чтобы поставщики первичной медико-санитарной помощи уделяли подросткам и их здоровью большее значение, чем это придавалось до сих пор. 84 Это должно оставаться предметом будущих исследований, касающихся подростков в системе первичной медико-санитарной помощи.

    Выводы

    Цель этой статьи состояла в том, чтобы осветить проблему подростковой суматохи, и мы отмечаем несколько пробелов в нашем нынешнем подходе, хотя крайне важно, чтобы не было «чрезмерной медикализации» перехода от детства к взрослой жизни. Тем не менее, в настоящее время существует большой пробел в осведомленности , и это предполагает, что понятие подростковой суматохи, указывающей на потенциальное психическое заболевание, должно стать более приоритетным для выявления и лечения первичной медико-санитарной помощью.Это, в свою очередь, может привести ко второму пробелу, а именно к необходимости дополнительного обучения специалистов первичной медико-санитарной помощи для удовлетворения психологических потребностей их пациентов-подростков.

    Третий пробел – один из исследований . Этот документ может содержать большое количество упоминаемых документов, отчетов и статей, но в нашей базе знаний все еще есть недостатки, и они выиграют от дополнительных исследований и оценок. В-четвертых, необходимо предоставить больше ресурсов и услуг в рамках первичной медико-санитарной помощи и других направлений оказания помощи, чтобы обеспечить более качественные услуги для подростков в целом и проблемных подростков в частности.

    Мы выделили несколько областей, в которых эти четыре пробела могут быть заполнены, и мы не будем перечислять их снова. Тем не менее, повторяющаяся тема заключается в том, что все клиницисты должны проявлять чуткость в отношении их медицинской помощи подросткам, переживающим потрясения, и что мы должны стараться предоставлять подросткам в целом более ориентированные на пациента услуги. Кроме того, нам, возможно, следует попытаться переосмыслить принципы «семейной медицины» и попытаться больше вовлекать семью и школу в наши стратегии профилактики, выявления и лечения.Мы утверждаем, что это формирует самые высокие приоритеты для будущей программы исследований.

    Стоит отметить, что маловероятно, что скоро произойдут изменения в восприятии подростками первичной медико-санитарной помощи, и вряд ли произойдут какие-либо кардинальные изменения в оказании первичной медико-санитарной помощи. Сам характер первичной медико-санитарной помощи меняется, и врачи чувствуют себя под угрозой из-за постоянно расширяющегося списка требований к их времени. Вот почему одна из целей этой статьи состоит не в том, чтобы предложить революцию с точки зрения оказания первичной медико-санитарной помощи, а, скорее, в том, чтобы способствовать эволюции к лучшему пониманию вопросов здоровья подростков.Это изменившееся понимание взаимосвязи между подростками и первичной медико-санитарной помощью потребует вовлечения более широких слоев общества, а также первичной медико-санитарной помощи.

    Это приводит к последнему пробелу в нашем понимании подростковой суматохи. Возможно, чего не хватает больше всего, так это голоса молодого пациента , страдающего психическим заболеванием. Было несколько убедительных работ авторов, которые сами испытали депрессию и написали ясные отчеты о своем опыте. 98, 99 От самих молодых людей таких рассказов не существует, и к нашему ущербу мы до сих пор не получили такого рассказа от тех, кто испытал патологические подростковые потрясения.

    Каталожные номера

    1

    Jacobson L, Wilkinson C. Обзор здоровья подростков: время для нового направления.

    BrJ Gen Pract

    1994

    ;

    44

    :

    420

    –424.2

    Macfarlane A, MacPherson A. Первичная медико-санитарная помощь и подростковый возраст (от редакции).

    Br Med J

    1995

    ;

    311

    :

    825

    –826.3

    Уокер З., Таунсенд Дж. Роль общей практики в укреплении здоровья подростков: обзор литературы.

    Fam Pract

    1999

    ;

    16

    :

    164

    –172,4

    Крокетт Л., Петерсен А. Развитие подростков: риски для здоровья и возможности для укрепления здоровья. В Millstein S, Petersen A, Nightingale E (ред.). Укрепление здоровья подростков: новые направления в XXI веке . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1993: 13–37.

    5

    Hill P. Подростковая психиатрия. Лондон: Черчилль Ливингстон, 1989.

    6

    Маккейб Р. Психическое расстройство.

    Практик

    1992

    ;

    236

    :

    1150

    –1154,7

    Джейкобсон Л., Пилл Р. Критические потребители: подростки в учреждениях первичной медико-санитарной помощи.

    Общество социального обеспечения здравоохранения

    1997

    ;

    5

    :

    59

    –62,8

    Уокер З., Таунсенд Дж. Укрепление психического здоровья подростков в первичной медико-санитарной помощи: обзор литературы.

    Дж Адолеск

    1998

    ;

    21

    :

    621

    –634.9

    Roberts R, Attkisson C, Rosenblatt A. Распространенность психопатологии среди детей и подростков.

    Am J Психиатрия

    1998

    ;

    155

    :

    715

    –725.10

    Эпплби Л., Амос Т., Дойе Ю., Томенсон Б., Вудман М. Врачи общей практики и молодые самоубийцы. Профилактическая роль первичной медико-санитарной помощи.

    Br J Психиатрия

    1996

    ;

    168

    :

    330

    –333.11

    Фонд психического здоровья. Общая картина: укрепление психического здоровья детей и молодежи . Лондон: Фонд психического здоровья, 1999.

    12

    Грэм П., Хьюз К. Так молод, так грустен, так слушай . Лондон: Королевский колледж психиатров, 1995.

    13

    Мельцер Х., Гилл Б., Петтигрю М., Хайндс К. Обзоры психиатрической заболеваемости OPCS. Распространенность психиатрической заболеваемости в Великобритании . Лондон: Канцелярия Ее Величества, 1995.

    14

    Харрингтон Р. Аффективные расстройства.В Раттер М., Тейлор Э., Херсов Л. (ред.). Детская и подростковая психиатрия: современные подходы , 3-е изд. Оксфорд: Blackwell Scientific, 1994: 330–350.

    15

    Уитакер А., Джонсон Дж., Шаффер Д. и др. . Необычные проблемы у молодых людей: оценки распространенности отдельных психических расстройств в ненаправленной популяции подростков.

    Общая психиатрия Arch

    1990

    ;

    47

    :

    487

    –496,16

    Бейли В., Грэм П., Бонифаций Д.Сколько детской психиатрии делает врач общей практики?

    JR Coll Gen Pract

    1978

    ;

    28

    :

    621

    –626.17

    Гарральда М., Бейли Д. Дети с психическими расстройствами в первичной медико-санитарной помощи.

    J Детская психология Психиатрия

    1986

    ;

    27

    :

    611

    –624.18

    Крамер Т., Гарральда М. Психиатрические расстройства у подростков в учреждениях первичной медико-санитарной помощи.

    Br J Психиатрия

    1998

    ;

    173

    :

    508

    –513.19

    Potts Y, Gillies M, Wood S. Отсутствие психического благополучия у 15-летних: нераскрытый айсберг?

    Фам Практ

    2001

    ;

    18

    :

    95

    –100,20

    Шаффер, Д., Пьячентини, Дж. Самоубийство и попытка самоубийства. В Раттер М., Тейлор Э., Херсов Л. (ред.). Детская и подростковая психиатрия: современные подходы , 3-е изд. Лондон: Блэквелл, 1994: 407–424.

    21

    Rapoport J. Детское обсессивно-компульсивное расстройство.

    J Детская психология Психиатрия

    1986

    ;

    27

    :

    289

    –300.22

    von Korff M, Eaton W, Keyl P. Эпидемиология панического расстройства: результаты 3 опросов населения.

    Am J Epidemiol

    1985

    ;

    122

    :

    970

    –981,23

    Эрлз Ф. Оппозиционно-вызывающее поведение и расстройства поведения. В Раттер М., Тейлор Э., Херсов Л. (ред.). Детская и подростковая психиатрия: современные подходы , 3-е изд. Лондон: Блэквелл, 1994: 308–329.

    24

    Шенбах В., Каплан Б., Вагнер Э., Гримсон Р., Миллер Ф. Распространенность депрессивных симптомов, о которых сообщают сами подростки.

    Am J Public Health

    1983

    ;

    73

    :

    1281

    –1287,25

    Кандел Д., Дэвис М. Взрослые последствия подростковой депрессивной симптоматики у подростков.

    Общая психиатрия Arch

    1986

    ;

    43

    :

    255

    –265.26

    Каздин А. Психопатология развития: современные исследования, проблемы и направления.

    Am Psychol

    1989

    ;

    44

    :

    180

    –187.27

    Брент Д., Колко Д., Аллан М., Браун Р. Суицидальность у стационарных подростков с аффективными расстройствами.

    J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    1990

    ;

    29

    :

    586

    –593,28

    Rao U, Weissman M, Hammond W. Детская депрессия и риск самоубийства: предварительный отчет о продольном исследовании.

    J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    1993

    ;

    32

    :

    21

    –27,29

    Харрингтон Р., Бреденкамп Д., Грутхьюз С., Раттер М., Фадж Х., Пиклз А.Исходы детской и подростковой депрессии у взрослых: связи с суицидальным поведением.

    J Детская психологическая психиатрия

    1994

    ;

    35

    :

    1309

    –1319.30

    Harrington R, Fudge H, Rutter M, Pickles A, Hill J. Исходы детской и подростковой депрессии у взрослых: I. Психиатрический статус.

    Общая психиатрия Arch

    1990

    ;

    47

    :

    465

    –473,31

    Смитон Н., Уилкинсон Г., Скьюс Д., Фрай Дж.Продольное исследование консультаций врачей общей практики по поводу психических расстройств в подростковом возрасте.

    Psychol Med

    1992

    ;

    22

    :

    709

    –715.32

    Patton G, Hibbert M, Rosier M, Carlin J, Caust J, Bowes G. Связано ли курение с тревожностью и депрессией у подростков?

    Am J Public Health

    1996

    ;

    86

    :

    225

    –230,33

    Грэм Х. Курение среди матерей из рабочего класса.Заключительный отчет . Ковентри: Департамент прикладных социальных исследований, Уорикский университет, 1992.

    34

    Бауман А., Фонгсаван П. Эпидемиология употребления психоактивных веществ в подростковом возрасте: распространенность, тенденции и последствия для политики.

    Наркотики Алкоголь Зависимые

    1999

    ;

    55

    :

    187

    –207.35

    Hovens B, Cantwell D, Kiriakos R. Сопутствующая психиатрическая патология у госпитализированных подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами.

    J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    1994

    ;

    33

    :

    476

    –483.36

    Zeitlin H. Сопутствующая психиатрическая патология при злоупотреблении психоактивными веществами у детей и подростков.

    Наркотики Алкоголь Зависимые

    1999

    ;

    55

    :

    225

    –234,37

    Sells C, Blum R. Современные тенденции в области здоровья подростков. В ДиКлементе Р., Хансен В., Понтон Л. (ред.). Справочник по рискованному здоровью подростков . Нью-Йорк: Пленум, 1996: 5–29.

    38

    Swadi S. Индивидуальные факторы риска употребления психоактивных веществ подростками.

    Наркотики Алкоголь Зависимые

    1999

    ;

    55

    :

    209

    –224.39

    Шафии М., Стелц Ленарски Дж., МакКью-Деррик А., Бекнер С., Уиттингхилл Дж. Коморбидность психических расстройств при посмертной диагностике завершенного самоубийства у детей и подростков.

    J Аффектное расстройство

    1988

    ;

    15

    :

    227

    –233,40

    Беннет Д., Бауман А. Психическое здоровье подростков и рискованное сексуальное поведение.

    Br Med J

    2000

    ;

    321

    :

    251

    –252,41

    Рамраха С., Каспи А., Диксон Н., Моффит Т., Пол С.Психические расстройства и рискованный секс в юношеском возрасте: перекрестное исследование когорты новорожденных.

    Br Med J

    2000

    ;

    321

    :

    263

    –266,42

    Хьюстон Х., Джейкобсон Л. Передозировка и прерывание беременности: важная связь?

    BrJ Gen Pract

    1996

    ;

    46

    :

    737

    –738.43

    Макканн Дж., Джеймс А., Уилсон С., Данн Г. Распространенность психических расстройств у молодых людей в системе ухода.

    Br Med J

    1996

    ;

    313

    :

    1529

    –1530,44

    Смит П. Безмолвный кошмар: травля и виктимизация в школьных группах сверстников.

    Психолог

    1991

    ;

    4

    :

    243

    –248,45

    Лысый Дж. Молодежь в 1995 г. . Exeter: Schools Health Education Unit, University of Exeter, 1996.

    46

    Салмон Г., Джеймс А., Смит Д. Запугивание в школах: самооценка беспокойства, депрессии и самооценки у детей средней школы.

    Br Med J

    1998

    ;

    317

    :

    924

    –925,47

    Фореро Р., Маклеллан Л., Риссел С., Бауман А. Агрессивное поведение и психосоциальное здоровье среди школьников в Новом Южном Уэльсе, Австралия: поперечное исследование.

    Br Med J

    1999

    ;

    319

    :

    344

    –348,48

    Калтиа-Хейно Р., Римпела М., Марттунен М., Римпела А., Рантанен П. Запугивание, депрессия и суицидальные мысли у финских подростков: школьный опрос.

    Br Med J

    1999

    ;

    319

    :

    348

    –351,49

    Робертс Х. Дети, неравенство и здоровье.

    Br Med J

    1997

    ;

    314

    :

    1122

    –1125,50

    Резник М., Бирман П., Блюм Р. и др. . Защита подростков от вреда: результаты Национального долгосрочного исследования здоровья подростков.

    J Am Med Assoc

    1997

    ;

    278

    :

    823

    –865.51

    Шерман Д. Пренебрежение потребностями уличной молодежи в медицинской помощи.

    Отдел общественного здравоохранения

    1992

    ;

    107

    :

    443

    –440,52

    Бут Р., Чжан Ю. Тяжелая агрессия и связанные с ней проблемы поведения среди сбежавших из дома и бездомных подростков.

    Психиатрическая служба

    1996

    ;

    47

    :

    74

    –80,53

    Tressider J, Macaskill P, Bennett D, Nutbeam D. Риски для здоровья и поведение 16-летних детей, не посещающих школу.

    Aust NZ J Public Health

    1997

    ;

    21

    :

    168

    –174,54

    Радке-Ярроу М., Ноттельманн Э., Мартинес П., Фокс М., Бельмонт Б. Маленькие дети эмоционально больных родителей: продольное исследование психосоциального развития.

    J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    1992

    ;

    31

    :

    78

    –77,55

    Bowman F, Garralda M. Психиатрическая заболеваемость среди детей, часто посещающих поликлинику.

    BrJ Gen Pract

    1993

    ;

    43

    :

    6

    –9,56

    Kramer T, Iliffe S, Murray E, Waterman S. Какие подростки посещают врачей общей практики?

    BrJ Gen Pract

    1997

    ;

    47

    :

    327

    .57

    Педерсен С. Оценка и лечение депрессивного ребенка.

    Практик

    2000

    ;

    244

    :

    252

    –257,58

    Королевский колледж врачей общей практики, Управление переписей и обследований населения, Департамент здравоохранения. Статистика заболеваемости по данным общей практики: 4-е национальное исследование, 1991–1992 гг. . London: HMSO, 1995.

    59

    Williams R. Психиатрическая заболеваемость у детей и подростков: подходящий повод для беспокойства.

    BrJ Gen Pract

    1993

    ;

    43

    :

    3

    –4,60

    Гудьер И., Купер П. Общественное исследование депрессии у девочек-подростков. II: клинические признаки выявленного расстройства.

    Br J Психиатрия

    1993

    ;

    163

    :

    374

    –380.61

    Прист Р., Визе К., Робертс А., Робертс М., Тайли А. Отношение мирян к лечению депрессии: результаты опроса общественного мнения в рамках кампании «Победим депрессию» непосредственно перед ее запуском.

    Br Med J

    1996

    ;

    313

    :

    858

    –859,62

    Харрингтон Р. Депрессивные расстройства в подростковом возрасте.

    Arch Dis Child

    1995

    ;

    72

    :

    193

    –195,63

    Бернард П., Гарральда Э., Хьюз Т., Тайли А.Оценка учебного пакета по подростковой психиатрии для врачей общей практики.

    Образовательная практика

    1999

    ;

    10

    :

    21

    –28,64

    Donovan C, McCarthy S. Есть ли место для подросткового скрининга в общей практике?

    Тенденции в области здравоохранения

    1988

    ;

    20

    :

    64

    –66,65

    Кэмпбелл А., Эдгар С. Обследование подростков в условиях общей практики.

    Патронажная сестра

    1993

    ;

    66

    :

    365

    –366.66

    Вестман А., Гарральда М. Укрепление психического здоровья подростков в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: технико-экономическое обоснование.

    BrJ Gen Pract

    1996

    ;

    46

    :

    317

    .67

    Врачи общей практики Cowap N. должны быть более активными в оказании медицинской помощи подросткам.

    Br Med J

    1996

    ;

    313

    :

    941

    .68

    Маквинни И. Учебник семейной медицины . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1996.

    69

    Розенталь Н., Карпентер С., Джеймс С., Барри Б., Роджерс С., Вер Т. Сезонное аффективное расстройство у детей и подростков.

    Am J Психиатрия

    1986

    ;

    143

    :

    356

    –358,70

    Якобсон Л., Уилкинсон С., Оуэн П. Можно ли упустить возможность подростковых консультаций?: исследование времени консультаций в первичной медико-санитарной помощи.

    Fam Pract

    1994

    ;

    11

    :

    296

    –299,71

    Черчилль Р., Дьюи М., Греттон В., Дагган С., Чилверс С., Ли А.Должны ли врачи общей практики направлять пациентов с большой депрессией к консультантам? Обзор текущих опубликованных доказательств.

    Br J Gen Pract

    1999

    ;

    49

    :

    738

    –743,72

    Майнорс-Уоллис Л., Гат Д., Дэй А, Бейкер Ф. Рандомизированное контролируемое исследование терапии для решения проблем, антидепрессантов и комбинированного лечения большой депрессии в первичной медико-санитарной помощи.

    Br Med J

    2000

    ;

    320

    :

    26

    –30.73

    Harrington R, Whittaker J, Shoebridge P, Campbell F. Систематический обзор эффективности когнитивно-поведенческой терапии при депрессивном расстройстве у детей и подростков.

    Br Med J

    1998

    ;

    316

    :

    1559

    –1563,74

    Harrington R, Whittaker J, Shoebridge P. Психологическое лечение депрессии у детей и подростков.

    Br J Психиатрия

    1998

    ;

    173

    :

    291

    –298.75

    Fombonne E. Межличностная терапия подростковой депрессии.

    Детская психологическая психиатрия Ред.

    1998

    ;

    3

    :

    169

    –175,76

    Hazell P, O’Connell D, Heatcote D, Robertson J, Henry D. Эффективность трициклических препаратов при лечении детской и подростковой депрессии: метаанализ.

    Br Med J

    1995

    ;

    310

    :

    897

    –901,77

    Керри Дж., Виггинс Д., Милин Р. Фармакологическое лечение психических расстройств у детей и подростков.

    Наркотики

    1996

    ;

    51

    :

    750

    –759,78

    Crome I. Лечебные вмешательства – взгляд в тысячелетие.

    Наркотики Алкоголь Зависимые

    1999

    ;

    55

    :

    247

    –263,79

    Гринч Дж., Финчем Ф. Вмешательства для детей развода: к большей интеграции исследований и действий.

    Психол Булл

    1992

    ;

    111

    :

    434

    –454.80

    Бердсли В., Солт П., Портерфилд К. и др. . Сравнение профилактических вмешательств для семей с родительским аффективным расстройством.

    J Am Acad Детская подростковая психиатрия

    1993

    ;

    32

    :

    254

    –263,81

    Ревизионная комиссия. Мысли о детях . London: The Audit Commission, 1999.

    82

    Yamey G. Психиатрические службы неэффективны для детей и подростков.

    Br Med J

    1999

    ;

    319

    :

    872

    .83

    Black D. Психиатрические услуги для детей.

    Br Med J

    1992

    ;

    305

    :

    971

    –972,84

    Джейкобсон Л., Ричардсон Г., Парри-Лэнгдон Н., Донован К. Как подростки и поставщики первичной медико-санитарной помощи относятся друг к другу? Обзор ключевых тем.

    Британский журнал общей практики

    2001

    ;

    51

    :

    811

    –816,85

    Blum R, Bearinger L. Знание и отношение медицинских работников к охране здоровья подростков.

    J Adolesc Health

    1990

    ;

    11

    :

    289

    –294,86

    Флеминг Г., О’Коннор К., Сандерс Дж. Взгляд педиатров на доступ подростков к медицинским услугам.

    J Adolesc Health

    1994

    ;

    15

    :

    473

    –478,87

    Фейт Ф., Санси Л., Янг Д., Боуз Г. Охрана здоровья подростков: перспективы викторианских врачей общей практики.

    Med J Aust

    1995

    ;

    163

    :

    16

    –18.88

    Veit F, Sanci L, Young D, Bowes G. Барьеры на пути к эффективному медицинскому обслуживанию подростков.

    Med J Aust

    1996

    ;

    163

    :

    131

    –133,89

    Санчи Л., Коффи К., Вейт Ф. и др. . Оценка образовательного вмешательства для врачей общей практики в области охраны здоровья подростков: рандомизированное контролируемое исследование.

    Br Med J

    2000

    ;

    320

    :

    224

    –229,90

    Слэп Г., Вортерс Д., Халид Н., Маргулис С., Форк К.Подростки-самоубийцы: узнают ли их врачи?

    J Adolesc Health

    1992

    ;

    13

    :

    286

    –292,91

    Мэтьюз К., Милн С., Ачкрофт Г. Роль врачей в предотвращении самоубийств: заключительная консультация.

    BrJ Gen Pract

    1994

    ;

    44

    :

    345

    –348,92

    Бьюли Б., Хиггс Р., Джонс А. Пациенты-подростки общей практики в центре Лондона: их отношение к болезни и медицинской помощи.

    JR Coll Gen Pract

    1984

    ;

    34

    :

    543

    –546.93

    Эпштейн Р., Райс П., Уоллес П. Проблемы со здоровьем подростков: последствия для специалистов первичной медико-санитарной помощи.

    JR Coll Gen Pract

    1989

    ;

    39

    :

    247

    –249,94

    Кари Дж., Донован С., Ли Дж., Тейлор Б. Отношение подростков к общей врачебной практике в Северном Лондоне.

    BrJ Gen Pract

    1997

    ;

    47

    :

    349

    .95

    Донован С., Мелланби А., Джейкобсон Л., Тейлор Б., Трипп Дж., члены Рабочей группы подростков, RCGP. Мнения подростков о консультациях врачей общей практики и предоставлении ими средств контрацепции.

    BrJ Gen Pract

    1997

    ;

    47

    :

    715

    –718,96

    Джонс Р., Финлей Ф., Симпсон Н., Крейтман Т. Как лучше всего удовлетворить потребности и проблемы подростков в отношении здоровья?

    BrJ Gen Pract

    1997

    ;

    47

    :

    631

    –634.97

    Jacobson L, Kinnersley P. Подростки в учреждениях первичной медико-санитарной помощи — продолжение нового направления (от редакции).

    BrJ Gen Pract

    2000

    ;

    50

    :

    947

    –948,98

    Плат С. Колпак . Лондон: Фабер и Фабер, 1967.

    99

    Стайрон В. Видимая тьма: Мемуары безумия . Нью-Йорк: Винтаж, 1992.

    .

    © Издательство Оксфордского университета, 2002 г.

    Влияние социальных сетей на подростков

    Многие родители обеспокоены тем, как воздействие технологий может повлиять на развитие малышей.Мы знаем, что наши дошкольники осваивают новые социальные и когнитивные навыки в ошеломляющем темпе, и мы не хотим, чтобы часы, проведенные за iPad, мешали этому. Но подростковый возраст — не менее важный период быстрого развития, и слишком немногие из нас обращают внимание на то, как на них влияет использование нашими подростками технологий — гораздо более интенсивное и интимное, чем игра трехлетнего ребенка с папиным iPhone. На самом деле, эксперты обеспокоены тем, что социальные сети и текстовые сообщения, которые стали неотъемлемой частью подростковой жизни, вызывают тревогу и снижают самооценку.

    Молодые люди сообщают, что у них могут быть веские причины для беспокойства. В ходе опроса, проведенного Королевским обществом общественного здравоохранения, среди британцев в возрасте от 14 до 24 лет спросили, как платформы социальных сетей влияют на их здоровье и благополучие. Результаты опроса показали, что Snapchat, Facebook, Twitter и Instagram привели к усилению чувства депрессии, беспокойства, плохого образа тела и одиночества.

    Непрямая связь

    Подростки умеют занять себя в часы после школы, пока не ложатся спать.Когда они не делают свою домашнюю работу (и когда они это делают), они в сети и на своих телефонах, отправляют текстовые сообщения, делятся, тролят, прокручивают, что угодно. Конечно, до того, как у всех появился аккаунт в Instagram, подростки тоже были заняты, но они чаще болтали по телефону или лично, когда зависали в торговом центре. Возможно, это выглядело как бесцельное слоняние, но то, что они делали, было экспериментированием, испытанием навыков, успехом и неудачей во множестве крошечных взаимодействий в реальном времени, которые сегодня упускают дети.Во-первых, современные подростки учатся в основном общаться, глядя на экран, а не на другого человека.

    «Как вид, мы очень хорошо настроены на чтение социальных сигналов», — говорит Кэтрин Штайнер-Адэйр, доктор медицинских наук, клинический психолог и автор книги «Большое разъединение ». «Нет сомнений, что дети упускают очень важные социальные навыки. В некотором смысле, текстовые сообщения и онлайн-общение не то чтобы создают невербальную неспособность к обучению, но помещают всех в контекст невербальной инвалидности, когда язык тела, выражение лица и даже малейшие виды голосовых реакций становятся невидимыми.

    Снижение рисков

    Конечно, косвенная речь создает барьер для ясного общения, но это еще не все. Научиться заводить друзей – важная часть взросления, а дружба требует определенного риска. Это верно для того, чтобы завести нового друга, но также верно и для поддержания дружеских отношений. Когда есть проблемы, с которыми необходимо столкнуться — большие или маленькие, — требуется мужество, чтобы честно рассказать о своих чувствах, а затем выслушать, что хочет сказать другой человек.Научиться эффективно пересекать эти мосты — это часть того, что делает дружбу веселой и захватывающей, а также пугающей. «Часть здоровой самооценки — это умение говорить о том, что вы думаете и чувствуете, даже когда вы не согласны с другими людьми или это кажется эмоционально рискованным», — отмечает доктор Штайнер-Адэйр.

    Но когда дружба осуществляется в Интернете и посредством текстовых сообщений, дети делают это в контексте, лишенном многих из наиболее личных — а иногда и пугающих — аспектов общения. Когда вы переписываетесь, легче сохранять бдительность, поэтому на карту поставлено меньше.Вы не слышите и не видите, какой эффект ваши слова производят на другого человека. Поскольку разговор происходит не в режиме реального времени, каждой стороне может потребоваться больше времени для обдумывания ответа. Неудивительно, что дети говорят, что звонить кому-то по телефону — это «слишком напряженно» — это требует более прямого общения, и если вы к этому не привыкли, это может показаться пугающим.

    Если дети не получают достаточной практики в общении с людьми и удовлетворении своих потребностей лично и в режиме реального времени, многие из них вырастут взрослыми, которых беспокоит основное средство общения нашего вида — разговоры.И, конечно же, социальные переговоры становятся все более рискованными, когда люди становятся старше и начинают ориентироваться в романтических отношениях и работе.

    Киберзапугивание и синдром самозванца

    Еще одна большая опасность, связанная с более непрямым общением детей, заключается в том, что им стало легче быть жестокими. «Дети пишут всевозможные вещи, которые вы никогда бы не подумали сказать кому-либо в лицо», — говорит Донна Вик, доктор медицинских наук, клинический психолог и психолог, занимающийся вопросами развития.Она отмечает, что это особенно верно для девушек, которые обычно не любят спорить друг с другом в «реальной жизни».

    «Вы надеетесь научить их тому, что они могут не соглашаться, не ставя под угрозу отношения, но социальные сети учат их не соглашаться в более экстремальных формах и действительно ставить под угрозу отношения. Это именно то, чего вы не хотите, чтобы произошло», — говорит она.

    Доктор Штайнер-Адэйр соглашается с тем, что девочки особенно подвержены риску. «Девочек больше социализируют, чтобы сравнивать себя с другими людьми, особенно с девочками, чтобы развивать свою идентичность, поэтому это делает их более уязвимыми к недостаткам всего этого.Она предупреждает, что часто виновато отсутствие твердой самооценки. «Мы забываем, что агрессия в отношениях возникает из-за неуверенности и чувства ужаса по отношению к себе, а также из-за желания унизить других людей, чтобы вам стало лучше».

    Принятие сверстников имеет большое значение для подростков, и многие из них заботятся о своем имидже так же, как политик, баллотирующийся на пост президента, и для них это может быть не менее серьезно. Добавьте к этому тот факт, что современные дети получают фактические данные опросов о том, насколько они нравятся людям или их внешний вид, с помощью таких вещей, как «лайки».Этого достаточно, чтобы вскружить голову любому. Кто не хотел бы выглядеть круче, если бы мог? Таким образом, дети могут часами сокращать свою онлайн-идентичность, пытаясь спроецировать идеализированный образ. Девочки-подростки просматривают сотни фотографий, мучительно выбирая, какие из них разместить в Интернете. Мальчики соревнуются за внимание, пытаясь превзойти друг друга, максимально раздвигая границы в и без того раскованной онлайн-атмосфере. Дети набрасываются друг на друга.

    Подростки всегда делали это, но с появлением социальных сетей они столкнулись с большим количеством возможностей — и большим количеством ловушек — чем когда-либо прежде.Когда дети просматривают свою ленту и видят, какие все замечательные, это только усиливает давление. Мы привыкли беспокоиться о непрактичных идеалах, которые фотошоп-модели из журналов преподносят нашим детям, но что происходит с соседским ребенком, тоже фотошопом? Что еще более сбивает с толку, как насчет того, что ваш собственный профиль на самом деле не представляет человека, который, по вашему мнению, находится внутри?

    «Подростковый возраст и, в частности, первые двадцать с небольшим лет — это годы, когда вы остро осознаете контрасты между тем, кем вы кажетесь, и тем, кем вы себя считаете, — говорит д-р.Фитиль. «Это похоже на «синдром самозванца» в психологии. По мере того, как вы становитесь старше и обретаете больше мастерства, вы начинаете понимать, что на самом деле хорошо разбираетесь в некоторых вещах, и тогда вы чувствуете, что этот разрыв сужается. Но представьте, что ваш самый глубокий и темный страх заключается в том, что вы не так хороши, как кажетесь, а затем представьте, что вам нужно все время выглядеть так же хорошо! Это утомительно».

    Как объясняет д-р Штайнер-Адэйр, «самоуважение возникает из консолидации того, кто вы есть». Чем больше у вас личностей и чем больше времени вы тратите на то, чтобы притворяться кем-то, кем вы не являетесь, тем труднее будет чувствовать себя хорошо.

    Преследование (и игнорирование)

    Еще одно большое изменение, которое произошло с появлением новых технологий и особенно смартфонов, заключается в том, что мы никогда не бываем по-настоящему одиноки. Дети обновляют свой статус, делятся тем, что смотрят, слушают и читают, а также имеют приложения, которые сообщают друзьям их конкретное местоположение на карте в любое время. Даже если человек не пытается держать своих друзей в курсе, он все равно никогда не выходит за пределы досягаемости текстового сообщения. В результате дети чувствуют себя гиперсвязанными друг с другом.Разговор никогда не нужно останавливать, и кажется, что всегда происходит что-то новое.

    «Что бы мы ни думали об «отношениях», которые поддерживаются, а в некоторых случаях инициируются в социальных сетях, дети никогда не отдыхают от них», — отмечает доктор Вик. «И это само по себе может вызвать беспокойство. Каждому нужна передышка от требований близости и связи; время в одиночестве, чтобы перегруппироваться, пополнить запасы и просто расслабиться. Когда у вас этого нет, легко стать эмоционально истощенным, плодородной почвой для размножения беспокойства.

    Также на удивление легко почувствовать себя одиноким посреди всей этой гиперсвязи. Во-первых, теперь дети с удручающей уверенностью знают, когда их игнорируют. У всех нас есть телефоны, и мы все реагируем на вещи довольно быстро, поэтому, когда вы ждете ответа, который не приходит, тишина может быть оглушительной. Молчаливое обращение может быть стратегическим оскорблением или просто неприятным побочным эффектом подростковых онлайн-отношений, которые начинаются интенсивно, но затем исчезают.

    «В прежние времена, когда мальчик собирался расстаться с тобой, он должен был с тобой поговорить. Или, по крайней мере, ему пришлось позвонить», — говорит доктор Вик. «В эти дни он может просто исчезнуть с вашего экрана, и у вас никогда не будет разговора «Что я сделал?»». Детям часто приходится воображать о себе самое худшее.

    Но даже когда разговор не заканчивается, постоянное ожидание может вызвать тревогу. Мы можем чувствовать себя отодвинутыми на второй план, мы отодвигаем других туда, и наша очень человеческая потребность в общении также эффективно делегируется туда.

    Что делать родителям?

    Оба эксперта, опрошенные для этой статьи, согласились с тем, что лучшее, что родители могут сделать для минимизации рисков, связанных с технологиями, — это сначала сократить собственное потребление. Родители должны подать хороший пример того, как выглядит здоровое использование компьютера. Большинство из нас слишком много проверяют телефоны или электронную почту либо из реального интереса, либо из-за нервной привычки. Дети должны привыкнуть видеть наши лица, а не головы, склоненные над экраном. Установите в доме зоны, свободные от техники, и часы, когда никто не пользуется телефоном, включая маму и папу.«Не входите в дверь после работы во время разговора», — советует доктор Штайнер-Адэйр. «Не входите в дверь после работы, быстро скажите «привет», а затем «просто проверьте свою электронную почту». Утром встаньте на полчаса раньше, чем ваши дети, и тогда проверьте свою электронную почту. Уделите им все свое внимание, пока они не выйдут за дверь. И ни один из вас не должен пользоваться телефоном в машине в школу или из школы, потому что это важное время для разговора».

    Ограничение времени, которое вы проводите подключенным к компьютеру, не только обеспечивает здоровый противовес одержимому технологиями миру, но и укрепляет связь между родителями и детьми и заставляет детей чувствовать себя в большей безопасности.Дети должны знать, что вы готовы помочь им решить их проблемы, рассказать о том, как прошел их день, или проверить реальность.

    «Именно мини-моменты отключения, когда родители слишком сосредоточены на своих устройствах и экранах, разбавляют отношения между родителями и детьми», — предупреждает доктор Штайнер-Адэйр. И когда дети начинают обращаться к Интернету за помощью или обрабатывать все, что произошло в течение дня, вам может не понравиться то, что происходит. «Технологии могут дать вашим детям больше информации, чем вы, и они не имеют ваших ценностей», — отмечает доктор.Штайнер-Адер. «Он не будет чувствителен к личности вашего ребенка и не ответит на его вопрос в соответствии с его развитием».

    Кроме того, доктор Вик советует максимально отсрочить возраст первого использования. «Я использую здесь тот же совет, что и при разговоре о детях и алкоголе — постарайтесь пройти как можно дальше без всего». Доктор Вик говорит, что если ваш ребенок есть на Facebook, вы должны дружить с ребенком и следить за его страницей. Но она советует не просматривать текстовые сообщения, если нет причин для беспокойства.— Если у тебя есть причина для беспокойства, то ладно, но лучше, чтобы это была веская причина. Я вижу родителей, которые просто стары, шпионят за своими детьми. Родители должны начать с доверия своим детям. Даже если вы не даете своему ребенку презумпцию невиновности, это невероятно вредит отношениям. Ты должен чувствовать, что твои родители считают тебя хорошим ребенком».

    В автономном режиме золотой стандарт для помощи детям в формировании здоровой самооценки — вовлечь их в то, что им интересно. Это может быть спорт, музыка, разборка компьютеров или волонтерство — все, что вызывает интерес и дает им уверенность.Когда дети учатся радоваться тому, что они могут делать , а не тому, как они выглядят и чем владеют, они становятся счастливее и лучше подготовлены к успеху в реальной жизни. Вишенкой на торте является то, что большинство из этих видов деятельности также связаны с общением со сверстниками лицом к лицу.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.