Возрастной кризис относится к процессам: Презентация “Психология развития ребенка”

Содержание

Презентация “Психология развития ребенка”

В рамках биологизаторского направления возникла теория рекапитуляции, основная идея которой заимствована из:

a. Гистологии

b. Эмбриологии 

c. Физиологии

d. Неврологии

Возрастной кризис относится к _____ психическим процессам:

a. нормативным 

b. асоциальным

c. алогичным

d. аномальным

Закономерности психического развития ребёнка, определяющие основные линии его развития сформулировал:

a. В. Вундт

b. Г. Гегель

c. Л.С. Выготский 

d. Э. Геккель

Кем в XIX в. был сформулирован закон: онтогенез (индивидуальное развитие) представляет собой сокращенное повторение филогенеза (исторического развития вида).

a. С. Холлом

b. Э. Геккелем 

c. В. Штерном

d. Л.С. Выготским

Наследственность, как предпосылка развития определяет:

a. много достигнет или окажется посредственностью

b. весь ход развития человека

c. будет человек одаренным или нет

d. все ответы верны 

e. темп развития человека

Научное положение о закономерном проявлении филогенеза в онтогенезе принято называть законом:

a. развития

b. биогенетическим 

c. психосоциальным

d. социогенетическим

Развитие организма человека называется:

a. онтогенезом 

b. антропогенезом

c. филогенезом

d. социогенезом

Развитие человека как вида называется:

a. антропогенезом 

b. филогенезом

c. социогенезом

d. онтогенезом

С точки зрения материализма из биогенетического закона вытекает:

a. нарушение вариативности хода психического развития ребенка

b. зависимость характера психического развития от форм и способов взаимодействия ребенка с окружающим миром

c. учет конкретно-исторического характера психического развития ребенка

d. признание предопределенности хода психического развития ребенка 

Термин «онтогенез» был введен:

a. С. Холлом

b. Э. Геккелем 

c. Л.С. Выготским

d. В. Штерном

Начало формы

Деятельность, с которой на данном этапе развития связано появление важнейших психических новообразований и в русле которой развиваются другие виды деятельности, называется:

a. ведущей 

b. ориентировочной

c. основной

d. исполнительной

З. Фрейд в психосексуальном развитии человека выделил:

a. 7 стадий

b. 6 стадий

c. 4 стадии

d. 5 стадий 

Игру как деятельность, где складывается и совершенствуется управление поведением, определил:

a. Д.Б. Эльконин

b. К. Гросс

c. Л.С. Выготский 

d. П.Я. Гальперин

Концепцию стадийного развития личности не принимал:

a. Э. Эриксон

b. Ж. Пиаже 

c. Б. Скиннер

d. 3. Фрейд

По Ж. Пиаже, то, что дети учатся мысленно совершать действия, которые раньше они выполняли только руками, характерно для стадии:

a. формальных операций

b. конкретных операций 

c. сенсомоторной

d. предоперациональной

По З. Фрейду, то, что либидо не концентрируется на какой-то определенной части тела или органе, а сексуальные потенции как бы дремлют в состоянии бездействия, покоя, характерно для такой стадии психосексуального развития, как:

a. латентная 

b. генитальная

c. фаллическая

d. анальная

Понятие «зона ближайшего развития» введено:

a. А.Н. Леонтьевым

b. Л.С. Выготским 

c. Дж. Брунером

d. Ж. Пиаже

Процесс накопления опыта личностью путем переноса внешних элементов предметной деятельности и общения во внутренний план называется:

a. воспитанием

b. научением

c. экстериоризацией

d. интериоризацией 

Расхождение в уровнях трудности задач, решаемых ребенком самостоятельно и под руководством взрослого, называется:

a. зоной ближайшего развития 

b. зоной неопределенности

c. зоной саморазвития

d. уровнем актуального развития

Согласно психосексуальной концепции развития З. Фрейда для возраста от 4 до 5 лет характерна стадия:

a. генитальная

b. фаллическая 

c. латентная

d. анальная

Спор психологов о том, что предопределяет развитие – наследственность или среда, привел к появлению

Выберите один ответ:

a. идеи конвергенции двух факторов 

b. биологизаторской идеи

c. идеи рекапитуляции

d. социологизаторской идеи

Закончить обзор

По горизонтали

По вертикали

1 Тип развития, в котором заранее заданы и закреплены те стадии, которые организм пройдёт в течение некоторого времени.

ПРЕФОРМИРОВАННЫЙ

2 Быстрые глубокие преобразования психики человека, происходящие во время возрастных кризисов, сопутствующие им.

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ

5 Способность ребёнком ставить перед собой конкретные цели и настойчиво двигаться, достигая их, увеличивает эффективность любой практической деятельности и позволяет добиться того, что необходимо в данный момент времени.

ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

3 В этом процессе ребёнок «вращивает», «присваивает» социальные, знаково-символические структуры и средства деятельности и общения, с начала вместе со взрослым, а затем самостоятельно, в процессе собственной деятельности.

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ

6 Относительно завершённый, замкнутый цикл развития человека, отличающийся своеобразием проявлений психических явлений и свойств.

ВОЗРАСТ

4 Действия, которые должны иметь моделирующий характер, устанавливать имеющиеся между предметами отношения по форме, величине и другим свойствам.

11 Отечественный психолог, сформулировала положение о том, что общение является «сквозным» механизмом смены деятельности ребенка и охарактеризовала виды общения на протяжении детства.

ЛИСИНА

6 Выдающийся отечественный психолог, автор культурно-исторической концепции развития психики человека, определил основные факторы, движущие силы и закономерности развития психики ребёнка.

ВЫГОТСКИЙ

12 Включение новой проблемной ситуации в состав тех, с которыми ребёнок справляется без изменения наличных схем действий (Ж. Пиаже).

АССИМИЛЯЦИЯ

7 Краткая, но бурная стадия, в течение которой происходят значительные сдвиги в психическом развитии, и ребёнок резко меняется во многих своих чертах.КРИЗИС

8 Познавательный психический процесс, основой которого является мысленное сосредоточение на предмете или явлении окружающего мира.

ВНИМАНИЕ

9 Ответная реакция организма на те или иные раздражители, поступающие из внешней среды, он бывает условный и безусловный.РЕФЛЕКС

10 Автор одной из периодизаций психического развития, основанной на ступенях обучения ребёнка в различных возрастных периодах. Л.С. Выготский относил её к первой группе периодизаций, которые основаны на внешнем по отношению к развитию критерии.

ЗАЗЗО

Начало формы

главное приобретение переходного периода в конце первого года жизни — своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским

Выберите один ответ:

a. годовалой

b. детской

c. автономной 

d. рефлекторной

Зрительное сосредоточение внешне проявляется так же: ребенок замирает и задерживает взгляд (разумеется, недолго) на ярком предмете, у ребёнка появляется на

Выберите один ответ:

a. 2-4 неделе

b. 3-5 неделе 

c. 1-3 неделе

d. 4-6 неделе

Младенцы обычно проявляют интерес к объектам, которые в какой-то мере отличаются от тех, что наблюдались ими раньше. Но реакция на новизну появляется в жизни только на относительно узком диапазоне изменений примерно в возрасте.

Выберите один ответ:

a. 3-4 месяцев

b. 4-5 месяцев

c. 1-2 месяцев

d. 2-3 месяцев 

Появляются первые условные рефлексы к концу _____ месяца жизни:

Выберите один ответ:

a. третьего

b. второго

c. первого 

d. четвертого

Ребенок в младенческом возрасте воспринимает и проявляет больше внимания к:

Выберите один ответ:

a. к изломам — переходам прямой линии в изогнутую

b. все ответы верны 

c. форме предметов

d. изогнутым элементам, чем к прямо-линейным

У детей проявляются разнообразные эмоциональные состояния: удивление в ответ на неожиданность (торможение движений, снижение сердечного ритма), тревожность при физическом дискомфорте (усиление движений, повышение сердечного ритма, зажмуривание глаз, плач), расслабление при удовлетворении потребности в возрасте.

Выберите один ответ:

a. 2-3 месяцев

b. 3-4 месяцев 

c. 1-2 месяцев

d. 4-5 месяцев

У младенца развертываются цепи одинаковых, повторяющихся действий, которые Жан Пиаже назвал …

Выберите один ответ:

a. окружными реакциями

b. двигательными реакциями

c. рефлекторными реакциями

d. круговыми реакциями 

Увидев мать или другого близкого человека, который ухаживает за ним, ребёнок останавливает взгляд на лице, вскидывает руки, быстро двигает ногами, издает громкие звуки и начинает улыбаться. Эта бурная эмоциональная реакция была названа …

a. «эмоциональным комплексом»

b. «комплексом оживления» 

c. «комплексом восприятия»

d. «комплексом ожидания»

Конец формы

В кризисе 3-х лет у ребёнка, по мнению Л.С. Выготского и Э. Келер, могут проявляться такие черты, как:

Выберите один ответ:

a. все ответы верны 

b. деспотизм

c. упрямство

d. негативизм

В период раннего возраста в процесс активного восприятия включается

Выберите один ответ:

a. память 

b. речь

c. мышление

d. воображение

Важная характеристика восприятия в раннем возрасте — его

Выберите один ответ:

a. психическая окрашенность

b. все ответы верные

c. рефлексивная окрашенность

d. аффективная окрашенность 

Ведущая деятельность в период раннего детства

Выберите один ответ:

a. предметная

b. предметно-действенная

c. предметно-манипулятивная 

d. предметно-эмоциональная

Желания ребенка в период раннего детства:

Выберите один ответ:

a. не контролируемы

b. все ответы верны 

c. быстро преходящи

d. не устойчивы

Л.С. Выготский так описывает это единство: «В раннем возрасте господствует наглядное аффективно окрашенное восприятие, непосредственно переходящее в….»

Выберите один ответ:

a. действие 

b. эмоцию

c. отражение чувств

d. воспроизведение образа

Мышление в период раннего детства принято называть…

Выберите один ответ:

a. наглядно-образным

b. словесно-логическим

c. наглядно-действенным 

d. наглядно-логическим

Начало формы

Ведущей деятельностью в период подростничества становится…

Выберите один ответ:

a. многословное общение

b. эмоционально-личностное общение

c. интимно-личностное общение 

d. замкнутое общение

Главная особенность подростка, которую отмечают все исследователи:

Выберите один ответ:

a. личностная стабильность

b. спокойная жизнь

c. соблюдение этических правил

d. личностная нестабильность 

Желание подростка слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют

Выберите один ответ:

a. социальной дезадаптацией

b. социальной мимикрией 

c. социальной лабильностью

d. социальной адаптацией

Какие особенности развития интеллекта у подростка преобладают:

Выберите один ответ:

a. теоретическое рефлексивное мышление

b. формально-логические операции

c. рзвиваются такие операции, как классификация, аналогия, обобщение и другие 

d. все ответы верны

Одновременно с внешними, объективными проявлениями взрослости возникает и _____ — отношение подростка к себе как к взрослому, представление, ощущение себя в какой-то мере взрослым человеком.

Выберите один ответ:

a. чувство взрослости 

b. чувство принятия

c. чувство отчуждения

d. чувство рефлексии

Особенности увлечений в младшем подростковом возрасте:

Выберите один ответ:

a. сильные

b. «запойные»

c. все ответы верны 

d. часто сменяющие друг друга

Отношения со взрослыми, хотя и становятся доверительными, сохраняют:

Выберите один ответ:

a. напряженность

b. определенную дистанцию 

c. эмпатию

d. тревогу

Подростковая самостоятельность выражается, в основном, в стремлении к эмансипации от взрослых, освобождении от их опеки, контроля и в…

Выберите один ответ:

a. разнообразных увлечениях 

b. асоциальном поведении

c. делинкветном поведении

d. девиантном поведении

Эмоциональную нестабильность подростка усиливает.

Выберите один ответ:

a. внимание родителей

b. сексуальное возбуждение 

c. отчуждение родителей

d. внимание сверстников

e. активный рост

Конец формы

Закончить обзор

ИТОГОВЫЙ ТЕСТ 2

Кем в XIX в. был сформулирован закон: онтогенез (индивидуальное развитие) представляет собой сокращенное повторение филогенеза (исторического развития вида).

Выберите один ответ:

a. В. Штерном

b. С. Холлом

c. Э. Геккелем 

d. Л.С. Выготским

Развитие человека как вида называется:

Выберите один ответ:

a. онтогенезом

b. социогенезом

c. филогенезом

d. антропогенезом 

Возрастной кризис относится к _____ психическим процессам:

Выберите один ответ:

a. асоциальным

b. нормативным 

c. алогичным

d. аномальным

З. Фрейд в психосексуальном развитии человека выделил:

Выберите один ответ:

a. 4 стадии

b. 6 стадий

c. 7 стадий

d. 5 стадий 

Деятельность, с которой на данном этапе развития связано появление важнейших психических новообразований и в русле которой развиваются другие виды деятельности, называется:

Выберите один ответ:

a. ведущей 

b. ориентировочной

c. исполнительной

d. основной

Игру как деятельность, где складывается и совершенствуется управление поведением, определил:

Выберите один ответ:

a. Л.С. Выготский

b. П.Я. Гальперин

c. Д.Б. Эльконин 

d. К. Гросс

По Ж. Пиаже, то, что дети учатся мысленно совершать действия, которые раньше они выполняли только руками, характерно для стадии:

Выберите один ответ:

a. сенсомоторной

b. конкретных операций

c. предоперациональной

d. формальных операций 

У младенца развертываются цепи одинаковых, повторяющихся действий, которые Жан Пиаже назвал …

Выберите один ответ:

a. двигательными реакциями

b. рефлекторными реакциями

c. окружными реакциями

d. круговыми реакциями 

Главное приобретение переходного периода в конце первого года жизни — своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским

Выберите один ответ:

a. автономной 

b. рефлекторной

c. детской

d. годовалой

Ребенок в младенческом возрасте воспринимает и проявляет больше внимания к:

Выберите один ответ:

a. все ответы верны 

b. форме предметов

c. изогнутым элементам, чем к прямо-линейным

d. к изломам — переходам прямой линии в изогнутую

Мышление в период раннего детства принято называть…

Выберите один ответ:

a. словесно-логическим

b. наглядно-логическим

c. наглядно-действенным 

d. наглядно-образным

Примерно в возрасте _____ у ребенка появляется внутренний план действий:

Выберите один ответ:

a. трехлетнем

b. годовалом

c. четырехлетнем

d. двухлетнем 

Желания ребенка в период раннего детства:

Выберите один ответ:

a. не контролируемы

b. все ответы верны 

c. не устойчивы

d. быстро преходящи

Какие особенности развития памяти в дошкольном детстве вы знаете:

Выберите один ответ:

a. ребенок быстро запоминает стихотворения, особенно совершенные по форме

b. наиболее трудный для запоминания материал ребенок может воспроизвести в игре

c. сознательное, целенаправленное запоминание и припоминание появляются только эпизодически

d. все ответы верны 

Мотивы дошкольника приобретают разную силу и значимость. Уже в младшем дошкольном возрасте ребенок сравнительно легко может принять решение в ситуации выбора одного предмета из нескольких, сказывается процесс:

Выберите один ответ:

a. соподчинения мотивов 

b. соединения мотивов

c. осознанности мотивов

d. актуализации мотивов

Самосознание формируется благодаря интенсивному интеллектуальному и личностному развитию, оно обычно считается центральным новообразованием дошкольного детства и формируется к…

Выберите один ответ:

a. концу раннего возраста

b. середине дошкольного возраста

c. концу дошкольного возраста 

d. началу дошкольного возраста

В младшем школьном возрасте ребенок иногда путает похожие по написанию буквы и цифры из-за

a. плохого учителя

b. опекающих родителей

c. недостаточно-развитого мышления

d. недостаточно дифференцированного восприятия 

Компонентами учебной деятельности в её внешней структуре являются:

Выберите один ответ:

a. оценка

b. контроль

c. учебные операции

d. учебная задача

e. все ответы верны 

f. мотивация

Ведущей деятельностью в период подростничества становится…

Выберите один ответ:

a. интимно-личностное общение 

b. многословное общение

c. эмоционально-личностное общение

d. замкнутое общение

Желание подростка слиться с группой, ничем не выделяться, отвечающее потребности в безопасности, психологи рассматривают как механизм психологической защиты и называют

Выберите один ответ:

a. социальной лабильностью

b. социальной мимикрией 

c. социальной дезадаптацией

d. социальной адаптацией

Раздел 2. Психология развития (70 заданий)

Задания группы «А». Выберите все правильные ответы

 

91) Как называется метод изучения возрастных изменений, при использовании которого одновременно сравнивают детей разных возрастов?

а) лонгитюдный

б) кросс-видовое исследование

в) метод поперечных (возрастных) срезов

г) полевой эксперимент

 

92) Какой метод дает возрастной психологии значительную долю сведений о генетических эффектах?

а) тест Роршаха

б) близнецовый метод

в) метод срезов

г) эксперимент

 

93) Возрастная психология изучает:

а) общие законы развития и функционирования психики
б) проявление психики людей зрелого возраста
в) детей дошкольного и школьного возраста
г) динамику и закономерности развития психики в онтогенезе

 

94) Регулярные и относительно стойкие изменения в организме, мыслительных процессах, формах социального взаимодействия и других видах поведения – это…

а) развитие

б) образование

в) акцентуации

г) жизнедеятельность

 

95) Важнейший фактор, лежащий в основе развития ребенка – это…

а) способности

б) наследственность

в) качество обучения

г) воспитание

 

96) Развитие организма человека называется:

а) онтогенезом

б) филогенезом

в) социогенезом

г) антропогенезом

 

97) Развитие человечества как вида называется:

а) онтогенезом

б) филогенезом

в) социогенезом

г) антрогенезом

 

98) Понятие «зона ближайшего развития» введено:

а) Жаном Пиаже

б) Даниилом Борисовичем Элькониным

в) Львом Семеновичем Выготским

г) Алексеем Николаевичем Леонтьевым

 

99) Расхождение в уровнях трудности задач, решаемых ребенком самостоятельно и под руководством взрослого, называется:

а) уровнем актуального развития

б) зоной ближайшего развития

в) зоной саморазвития

г) зоной неопределенности

 

100) Деятельность, с которой на данном этапе развития связано появление важнейших психических новообразований и в русле которой развиваются другие виды деятельности, называется:

а) основной

б) ориентировочной

в) ведущей

г) исполнительной

 

101) В подростковом возрасте ведущей является деятельность:

а) предметно-манипулятивная игра

б) интимно-личностное общение

в) учебная

г) учебно-профессиональная

 

102) В младшем школьном возрасте ведущей является деятельность:

а) предметно-манипулятивная игра

б) сюжетно-ролевая игра

в) интимно-личностное общение

г) учебная деятельность

 

103) По мнению большинства исследователей, наиболее кризисно протекают следующие изменения в ведущей деятельности:

а) смена общения на игру

б) смена игры на учебную деятельность

в) смена учебной деятельности на профессиональную деятельность

г) смена процессуальной игры на ролевую

 

104) Новое в психике и поведении человека, что впервые появляется на данной возрастной ступени и определяет собой весь ход его развития в данный период, – это …

а) прагматизация

б) социализация

в) новообразование

г) интериоризация

 

105) Многие специалисты считают, что память – это…

а) новообразование младенческого возраста

б) новообразование раннего возраста

в) новообразование младшего школьного возраста

г) новообразование дошкольного возраста

 

106) Понятие «ведущая деятельность» выдвинуто:

а) Жаном Пиаже

б) Даниилом Борисовичем Элькониным

в) Львом Семеновичем Выготским

г) Алексеем Николаевичем Леонтьевым

 

107) Временной диапазон, наиболее чувствительный и благоприятный для развития той или иной функции, той или иной способности человека принято называть периодом:

а) сенситивным

б) кризисным

в) сенсорным

г) устойчивым

 

108) Возрастной кризис относится к процессам:

а) аномальным

б) нормальным

в) асоциальным

г) нелогичным

 

109) Процесс перехода от внешней предметной деятельности к ее внутреннему (идеальному) плану называется:

а) интериоризацией

б) экстериоризацией

в) интерференцией

г) интеракцией

 

110) Процесс превращения результатов внутренних (психических) действий в их материальный продукт называется:

а) интериоризацией

б) экстериоризацией

в) интерференцией

г) интроспекцией

 

111) Теория интеллектуального развития Жана Пиаже отражает такой подход к развитию личности, как:

а) гуманистический

б) поведенческий

в) когнитивный

г) деятельностный

 

112) 3игмунд Фрейд в психосексуальном развитии выделил:

а) 4 стадии

б) 5 стадий

в) 6 стадий

г) 7 стадий

 

113) Как Зигмунд Фрейд называл сексуальную энергию?

а) Вытеснение.

б) Сублимация.

в) Влечение.

г) Либидо

 

114) Эдипов комплекс, который выделил З. Фрейд, развивается…

а) на оральной стадии

б) на анальной стадии

в) на фаллической стадии

г) на генитальной стадии

 

115) По 3игмунду Фрейду, то, что либидо не концентрируется на какой-то определенной части тела или органе, а сексуальные потенции как бы дремлют в состоянии бездействия, покоя, характерно для такой стадии психосексуального развития, как:

а) анальная;

б) фаллическая;

в) латентная;

г) генитальная.

 

116) По Эрику Эриксону, стремление к контактам с людьми, желание посвятить себя другим людям наиболее характерны для стадии:

а) половой зрелости;

б) молодости;

в) ранней взрослости;

г) средней и поздней взрослости.

 

117) Понимание сущности человека как открытой системы, постоянно изменяющейся и обновляющейся, составляет суть … модели воспитания:

а) антропоцентристской

б) социетарной

в) технократической

г) прагматической

 

118) Когда беременная женщина должна особенно оберегаться от вредоносных факторов и болезней?

а) до наступления беременности

б) в первые три месяца беременности

в) во вторые три месяца беременности

г) в последние три месяца беременности

 

119) Понятие «задатки» характеризует:

а) индивидные свойства человека

б) субъектные свойства человека

в) личностные свойства человека

г) свойства индивидуальности

 

120) Когда чаще всего возникают наиболее тяжелые повреждения интеллектуального развития ребенка:

а) в первый триместр беременности

б) во второй триместр беременности

в) в третьем триместре беременности

г) в новорожденном возрасте

 

121) Миелинизация завершается:

а) к 3 годам

б) к 4 годам

в) к 6 годам

г) к 12 годам

 

122) 12 лет – это:

а) младший школьный возраст

б) старший школьный возраст

в) младший подростковый возраст

г) старший подростковый возраст

 

123) Какое условие не является обязательным для оптимального развития человека?

а) нормальная работа мозга и всей нервной системы

б) нормальное созревание внутренних органов и систем

в) раннее появление речи

г) своевременно начатое обучение и воспитание

 

124) Новое в психике и поведении человека, что впервые появляется на данной возрастной ступени и определяет собой весь ход его развития в данный период, – это …

а) прагматизация

б) социализация

в) новообразование

г) интериоризация

 

125) Наиболее кризисный возраст из перечисленных…

а) новорожденный

б) дошкольный

в) зрелый

г) юношеский

 

126) 33 года, согласно периодизации возрастов, принятой в 1965 году, – это…

а) юность

б) молодость

в) зрелость

г) старение

 

127) В старости ведущей является деятельность…

а) трудовая

б) общение

в) учебная

г) игровая

 

128) Адаптацию в качестве одного из главных процессов интеллектуального развития ребенка рассматривает:

а) Лев Семенович Выготский

б) Вольф Соломонович Мерлин

в) Карл Густав Юнг

г) Жан Пиаже

 

129) Отрасль психологической науки, изучающая закономерности этапов развития и формирования личности на протяжении онтогенеза человека от рождения до старости – это…

а) детская психология

б) геронтопсихология

в) возрастная психология

г) специальная психология

 

130) Какой возраст отражает номинальное количество прожитых человеком лет, месяцев, дней?

а) хронологический

б) биологический

в) социальный

г) психологический

131) Какой возраст показывает каким видом деятельности занимается человек, какие отношения у него складываются с окружающим миром?

а) хронологический

б) биологический

в) социальный

г) психологический

 

132) Какой возраст отражает созревание и функционирование головного мозга, нервной системы, других органов и систем жизнедеятельности?

а) хронологический

б) биологический

в) социальный

г) психологический

 

133) Какой возраст отражает развитие психических процессов, психических состояний и свойств личности?

а) хронологический

б) биологический

в) социальный

г) психологический

 

134) Как называется отрезок жизни индивида, объединяющий людей, достигших одного и того же хронологического возраста?

а) Возрастной максимум

б) Возрастной этап

в) Возрастной кризис

г) Возрастной цикл

 

135) В каком принципе психологии содержится положение о зависимости психики от различных условий, факторов и причин?

а) принцип развития

б) принцип детерминизма

в) принцип системности

г) принцип объективности

136) В каком принципе психологии содержится положение о необходимости учитывать целостность, взаимосвязь и взаимообусловленность психических явлений?

а) принцип развития

б) принцип детерминизма

в) принцип системности

г) принцип объективности

137) В каком принципе психологии содержится положение о том, что ничто в мире не остается неизменным?

а) принцип развития

б) принцип детерминизма

в) принцип системности

г) принцип объективности

 

138) В каком принципе психологии содержится положение о том, что при изучении человека нельзя судить по личному опыту, привносить свои симпатии и антипатии?

а) принцип развития

б) принцип детерминизма

в) принцип системности

г) принцип объективности

 

139) При каком методе исследования необходимо соблюдение естественности обстановки и фиксация фактов по ходу исследования?

а) анкетирование

б) анамнез

в) наблюдение

г) эксперимент

 

140) При каком методе исследования необходимо создать специальные условия для выполнения задания, подготовить оборудование, инструкцию?

а) анализ продуктов деятельности

б) сбор анамнеза

в) наблюдение

г) эксперимент

 

Задания группы «В». Установите соответствие

 

141)

Навыки Их содержание
1. двигательные навыки автоматизированной воздействие на внешний объект с помощью движений
2. перцептивные навыки автоматизированное и чувственное отражение свойств и характеристик хорошо знакомого, неоднократно воспринимающегося ранее предмета
3. интеллектуальные навыки формирование у учащихся понятий

 

 

142)

Возраст Его название
1. 5 дней а) Новорожденный
2. 5 лет б) Дошкольный возраст
3. 60 лет в) Пожилой возраст
4. 14 лет г) Подростковый
5. 23 года д) Молодость  

 

143)

Возраст Ведущая деятельность
1. Младший школьный возраст а) Учебная деятельность
2. Дошкольный возраст б) Классическая ролевая игра  
3. Зрелый возраст   в) Трудовая деятельность  
4. Ранний возраст Г) Процессуальная игра

 

144)

Психическое состояние Его вид
1. Решительность Волевое состояние
2. Грусть Эмоциональное состояние
3. Заинтересованность Учебное состояние
4. Сосредоточенность Деловое состояние

 

145)

Возраст Его новообразование
1. Младенческий возраст Овладение пространством
2. Дошкольный возраст Память
3. Подростковый Половое созревание
4. Ранний возраст Речь
5. Пожилой возраст Мудрость

 

Задания группы «С». Установите правильную последовательность

 

146) Установите последовательность развития новообразований (из приведенных ниже)

1. поднятие головы

2. речь

3. логическое мышление

4. половое созревание

5. профессиональное самоопределение

 

147) Установите последовательность развития видов мышления (из приведенных ниже)

1. Наглядно-действенное мышление

2. Наглядно-образное мышление

3. Словесно-логическое мышление

 

148) Установите последовательность развития следующих стадий человека (из приведенных ниже)

1. младенческий

2. ранний возраст

3. дошкольный

4. младший школьный

5. подростковый

6. юношеский

 

149) Установите последовательность стадий психосексуального развития по Зигмунду Фрейду:

1. оральная стадия

2. анальная стадия

3. фаллическая стадия

4. латентная стадия

5. генитальная стадия

 

150) Установите последовательность развития во внутриутробном периоде (из приведенных ниже)

1. зигота

2. зародыш

3. плод

 

Задания группы «Д». Вставьте пропущенное слово

 

151) Чем моложе ребенок, тем ________ темпы его физического и психического развития

 

152) Ускорение физического и психического развития ребенка называется ___________________.

 

153) Период в жизни человека, в течение которого в его психике и поведении доминируют так называемые детские черты, отличающие ребенка от взрослого человека, – это …

 

154) Деятельность, в наибольшей степени способствующая психическому развитию ребенка в данный период его жизни и ведущая развитие за собой, – это …

 

155) Особый, непродолжительный период онтогенеза, наступающий при смене возрастных этапов и характеризующийся резкими психологическими изменениями, – это…

 

156) Новое в психике и поведении человека, что впервые появляется на данной возрастной ступени и определяет собой весь ход его развития в данный период, – это …

 

157) Кто является автором концепции психосексуального развития? (напишите только фамилию)

 

158) Своеобразное, специфическое для данного возраста, единственное и неповторимое отношение между ребенком и окружающей его социальной действительностью, – это социальная ситуация …

 

159) Поведение, не соответствующее социальным нормам, и часто встречающееся у человека в подростковом возрасте называется…

 

160) Качественно своеобразный период физического, психического и поведенческого развития, характеризующийся присущими только ему особенностями, – это…

 

 

что это такое в психологии? Кризис пожилого возраста и другие нормативные кризисы. Можно ли прожить жизнь без них?

Возрастной кризис

Возрастные кризисы случаются у каждого человека, но проходят у всех по-разному. Для того чтобы уметь определять наступление кризиса и помочь себе самому, а также своим близким, нужно разобраться в том, что такое кризис, как его распознать в детском и взрослом возрасте, в чем заключаются особенности его преодоления и как попытаться выйти из него с наименьшими потерями или даже, напротив, с приобретениями.

Что это такое?

В переводе понятие кризис означает «разделение дорог», в китайском языке оно представлено двумя иероглифами: «опасность» и «возможность». Даже эти слова как нельзя лучше говорят о том, что сущность кризиса, несмотря на его сложность, в том, чтобы найти новые возможности развития личности. Возрастные кризисы относятся к сложным процессам, не зря по окончании тяжелого периода один человек остается сломленным окончательно, другой же получает развитие, его жизнь приобретает новое содержание.

Психология выделяет определенные нормы развития, характерные для каждого кризиса:

  • интеллектуальные;
  • эмоциональные;
  • психофизические;
  • личностные.

Каждый кризис несет в себе изменения, в результате которых и должны быть выполнены определенные задачи, связанные с развитием человека. Любой индивид проходит через кризис, но его время, форма, нюансы зависят от многих причин, среди которых:

  • социально-экономический статус;
  • интеллектуальное развитие;
  • индивидуально-личностные характеристики.

В психологии существуют две точки зрения на нормативность кризисов. Одни специалисты считают, что это неотъемлемая часть жизни, в то время как другие предполагают, что есть и такие варианты, когда кризисов удается избежать.

Основные кризисы

Нормативные кризисы предполагают наличие переходных стадий в развитии личности. Изменения в психике при этом являются естественным процессом. Но если у одного человека кризис характеризуется относительно нормальным протеканием, то у другого бывают очень сильные перепады настроения и, возможно, суицидальные мысли. Да и причины возникновения кризиса у всех могут быть разными. Поэтому характеристика любого из них может быть лишь условной, у каждого индивида свои психологические проблемы, которые наслаиваются на кризис.

Наступление проблемы тоже может варьироваться у отдельно взятых людей, хоть и существует определение таких рамок. Считается, что временные рамки кризисов таковы:

  • первый год жизни;
  • 3 года;
  • 6–7 лет;
  • 13–15 лет;
  • 18 лет;
  • 30 лет;
  • 40-45 лет;
  • после 55 лет.

Для каждого кризиса характерны свои особенности, причины и, соответственно, способы выхода из этих ситуаций.

Стоит учитывать, что у одного человека кризис пройдет довольно быстро, он мобилизует все свои внутренние ресурсы и справится. Другой же может застрять в этом состоянии надолго, и оно будет крайне тяжелым, вплоть до того, что придется обращаться к психотерапевту. Что касается кризисов детского возраста, то здесь большую роль играет помощь родителей и близких людей. Именно от них зависит очень многое.

В детском возрасте

Психологи не считают кризисы детского возраста чем-то странным или страшным. Это вполне нормальное явление, которое свидетельствует о том, что ребенок растет, развивается, приобретает новые навыки, его физическое и психическое здоровье претерпевает определенные изменения. И во всех детских кризисах помощь должны оказать именно родители, затем уже другие близкие люди, учителя, воспитатели, наставники и другие взрослые, с которыми часто контактирует ребенок.

А для этого и сами родители должны быть зрелыми личностями, мудрыми, психически устойчивыми. Ведь зачастую именно неправильное поведение последних может спровоцировать обострение кризиса или увеличение его временных рамок. Поэтому крайне важно, чтобы родители понимали, какая ответственность на них возложена. И если возникает ощущение, что самостоятельно справиться не получается, всегда есть возможность обратиться за помощью к психологам.

Любой возрастной кризис ребенка – это его переход на новый уровень развития, характеризующийся появлением новых знаний и навыков, формированием определенных черт характера и взглядов. По мнению психологов, психика ребенка особенно подвержена влиянию извне в возрасте одного года, 3, 6–7, 11 лет. Это поворотные периоды, поведение ребенка может меняться, может наблюдаться нестабильность психики. И родители в это время должны проявить терпимость и быть очень внимательными к ребенку.

  • Первый кризис наступает, когда младенческий возраст уже позади, ребенку исполняется год. Самое главное, что осваивает он к этому моменту, – умение передвигаться на ногах. У него появляются новые возможности для познания мира, которые он, конечно же, стремится использовать по полной программе: изучает все предметы, которые попадаются на пути (иногда это могут быть опасные вещи), открывает все дверцы, ящички, залазит во все уголки, проверяет, как работают определенные механизмы, с которыми раньше он не был знаком. Причем в этот момент ребенок хочет активничать самостоятельно, раздражаясь, если родители какие-то пространства и предметы делают для него недоступными. Он может плакать, капризничать, ругаться на своем языке, иногда даже впадать в истерики, если что-то происходит не по его сценарию.
  • На третьем году жизни у ребенка появляются многие новые навыки, он становится увереннее в себе, чувствует определенную силу, от этого стремится проявлять самостоятельность. Понимание того, что малыш уже не настолько зависим от взрослого, дает ему возможность отстаивать свои права. И происходит это теми способами, которыми владеет ребенок: он проявляет упрямство, может капризничать, плакать, устраивать истерики. И это время для родителей еще сложнее, чем первый год жизни ребенка.
  • Кризис 6–7-летнего возраста делят на две части: дошкольный период и начальная школа. Ребенок может совсем не слушаться родителей в некоторых ситуациях и реагировать только на очень жесткий тон. Взрослым приходится очень сложно в этот момент. Достигнуть с ребенком взаимопонимания можно не угрозами и криками, а способностью объяснить, что его мнение уважают, но нужно прислушиваться и к другим. Дети чувствуют в это время себя особенно важными, они уже не столь непосредственны и наивны. Чтобы сохранить хорошие отношения, родители должны принять уверенность ребенка в том, что он стал взрослым.
  • Кризис 10–11-летнего возраста психологи называют предпереходным. В это время дети уже приближаются стремительно к подростковому возрасту, меняются и внутренне, и внешне. Эти перемены иногда их пугают, чувства и мысли другие. Справиться с этими переменами бывает нелегко, что иногда находит свое выражение в нервном состоянии, не всегда адекватном поведении.
  • На 13-15 лет приходится самый сложный кризис. У подростков происходят гормональные изменения в организме. При этом постоянно предпринимаются попытки найти свое место в обществе. Именно в этом возрасте наиболее остро выражается ощущение того, что взрослые не понимают, относятся предвзято. На фоне этого происходят нервные срывы, дети совершают странные поступки, пытаясь таким образом привлечь к себе внимание и доказать свою значимость. У некоторых именно в это время возникает наркотическая или алкогольная зависимость. Нередко симптомом этого кризиса является негативизм. Подростки выражают свое отрицательное отношение ко всему окружающему миру и людям. Дело может дойти до серьезной депрессии. Основой для такого негатива могут стать неблагополучие в семье, неправильное воспитание. Но психологи считают, что это обычное развитие личности, и на смену этому периоду придет другой.
  • До 20 лет проходит еще один кризис, когда девушке или молодому человеку исполняется 18 лет. В это время все строят планы на будущее, стремятся порой сразу и резко ощутить себя взрослыми, что-то кардинально поменять. Это время часто бывает периодом разочарований, когда приходит понимание, что мечта далека от действительности, а хочется получить все здесь и сейчас. В это время многие часто совершают ошибки, к ним можно отнести скоропалительный брак, рождение незапланированных детей, отказ от обучения, уход из дома, ссоры с близкими.

Взрослые

И взрослые люди тоже переживают непростые времена. Каждый кризис несет свои проблемы и, конечно, этапы развития.

  • 30 лет принято называть кризисом среднего возраста, когда могут присутствовать переживания и метания по поводу своего положения, начаться поиски смысла жизни, встать проблемы профессионального роста. У этого кризиса вполне может быть и экзистенциальный оттенок, для которого характерны чувство тревоги, психологический дискомфорт.
  • К 45-50 годам приходит еще один тяжелый кризис. Человек почти достигает пожилого возраста, когда начинают посещать мысли о смерти, приходит понимание, что большая часть жизни уже позади. Все чаще подводит здоровье, а порой возникают и серьезные заболевания, которые отнимают много сил и усиливают негативный настрой. Меняется и внешность, которая чаще всего не радует, это одинаково относится и к мужчинам, и к женщинам. В это время люди как никогда подвержены странным влияниям. Несмотря на то что до пенсионного возраста рукой подать, некоторые ударяются в пьянство, ищут развлечений на стороне, и разводы в это время тоже не являются редкостью.
  • Предпенсионный кризис выражается в том, что человек начинает анализировать свою жизнь, вспоминать приятные и неприятные моменты, расстраивается по поводу поступков молодых людей, которые, в свою очередь, не желают принимать во внимание «старческий» взгляд на жизнь. Но человек именно в это время, имея определенный багаж знаний и навыков, а также опыт, стремится его кому-то передать, ему он кажется ценным. Возникает желание сделать что-то хорошее и полезное, но не всегда это получается.

Фазы

Психологи выделяют три фазы кризиса. Рассмотрим более детально каждую из них.

Предкритическая

Для этой фазы характерна противоречивая ситуация. С одной стороны, существуют определенные условия, сложившиеся на данный момент, с другой – отношение человека к этим условиям. Он четко видит цель, которую хочет воплотить, и она видится ему очень желанной. Но при этом пути достижения этого пока совсем не вырисовываются.

Критическая

В этой фазе противоречия все более нарастают и достигают максимальной точки накала. В этот момент человек пытается действовать по стандартному пути, руководствуясь общим опытом других людей. То есть он предпринимает шаги, которые, как ему кажется, могли бы приблизить его к цели. Но со временем выясняется, что это ложный путь, есть как внешние, так и внутренние преграды. Из-за нехватки ресурсов предпринимаются какие-то действия. В итоге человек анализирует, насколько ему удалось приблизиться к желаемому.

Посткритическая

Это момент разрешения всех противоречий. Человек пытается взглянуть на мир по-новому, выстроить новые отношения. Если все-таки удалось достичь планируемого результата и осуществить мечту, то он получает удовлетворение. Если этого не случилось, индивид приходит к принятию ситуации и ищет новые пути реализации либо вообще меняет цели и планы.

Особенности преодоления

Способы выхода из кризиса будут напрямую зависеть от того, насколько человек погружен в него и какой промежуток времени это длится. Ведь иногда на кризис наслаиваются тяжелые жизненные ситуации или вообще трагические события. В некоторых случаях способны помочь только психологи, а то и психотерапевты, и зачастую это длительная работа или лечение.

Но это совсем не означает, что нужно опустить руки и ждать, когда ситуация достигнет той точки, от которой путь ведет только к специалисту. Выйти из кризиса взрослому человеку можно самостоятельно.

Если есть понимание того, что надвигается кризис, а в этот момент можно необдуманно развестись, уволиться с работы, поссориться с друзьями, нужно уже начать предпринимать попытки выбраться из этого состояния.

Стоит рассмотреть некоторые моменты.

  • Прежде всего стоит на время исключить из своего круга общения тех людей, с которыми не хочется контактировать по причине их негативного влияния на настроение. Стремиться нужно к тем, с кем интересно, хорошо, можно поделиться сокровенным и отвлечься от грустных мыслей.
  • Стоит отвлечься от своих проблем и почитать хорошую литературу, качественные произведения (будь то классика или талантливые современные авторы) очень хорошо порой помогают переосмыслить многие вещи и взглянуть на мир по-новому. То же самое можно сказать о кино. И необязательно загружать себя исключительно концептуальными фильмами, порой на помощь могут прийти и комедии.
  • Огромные силы дает природа. И если есть возможность, можно выбираться почаще в лес, на реку, в горы, на море. Все это дает небывалые силы, успокаивает, настраивает на гармонию. Может быть, есть возможность получить новые эмоции в какой-то поездке, там тоже можно подумать о жизни и принять какое-то решение.
  • Если сильно беспокоят внешность и физическое состояние, не стоит по этому поводу горевать, а необходимо просто заняться собой: подружиться со спортом, начать совершать пробежки, плавать. Это даст прилив сил и энергии. А парикмахер и косметолог помогут взглянуть на себя в зеркало с радостью, а не с печалью.
  • В момент надвигающейся пелены кризиса можно подумать о тех, кому гораздо хуже, и, может быть, найти в себе силы оказать посильную помощь. Она может выражаться не только в материальной поддержке. Существует множество волонтерских направлений, которые будут рады принять в свои ряды нового помощника. Это не только реальная помощь нуждающимся, но и полезные дела, интересные люди.
  • Если есть какая-то неудовлетворенность своей жизнью и пустота, можно найти для себя необычное дело, до которого раньше не доходили руки, но всегда хотелось попробовать. Для этого есть мастер-классы, курсы, обучающие программы, разнообразные практики.
  • Можно чаще позволять себе получать удовольствие и не заставлять делать какие-то неприятные вещи. И, кроме того, если очень сильно надоела работа и ноги туда совсем не идут, не стоит бояться уволиться. Это тоже не конец света. Всегда можно переучиться, найти другую сферу деятельности, работать через интернет.
  • Иногда наступление кризиса связано и с физическим истощением. Для этого просто необходимо дать себе отдохнуть, просто выспаться, а потом заняться любимым делом, которое вдохновляет. Жизнь заиграет новыми красками.

Если же вы обнаружили, что кризис надвигается на близкого человека, помогите ему его преодолеть, отвлекайте интересными делами, говорите, как вы его любите, как он вам важен и дорог.

Что касается возникновения кризиса у детей, то здесь ребенок благополучно пройдет все этапы, только если на этом пути руку помощи ему протянут родители, будут терпеливы, убедительны и спокойны. Можно всегда попытаться встать на место ребенка, поговорить с ним о его увлечениях, поинтересоваться его мнением, мыслями, взглядами, может быть, придумать совместные дела и мероприятия, суметь к нему прислушаться. Если ребенок увидит в матери или отце друга, ему будет проще довериться, он охотнее будет делиться своими проблемами, прислушиваться к советам. При таком взаимопонимании все кризисы можно пережить гораздо легче.

Можно ли прожить жизнь без кризисов?

Жизнь полна разных событий, хороших и плохих, приобретение и положительного, и отрицательного опыта ценно. Очень сложно представить себе человека, который бы сумел прожить без них. Детские кризисы неизбежны, они связаны с развитием человека.

Взрослые также приходят к пониманию чего-то нового, находят пути решения проблемы. Человек всю жизнь приобретает новые знания, у него могут поменяться взгляды на какие-то вещи, он мечтает, стремится к каким-то целям. Происходит развитие, к которому его и подталкивают кризисы.

Человек, который не испытывает подобных проблем, скорее всего, живет устоявшейся серой жизнью, без эмоциональных всплесков, либо он просто не развивается. Ведь именно кризисы подталкивают человека к действиям, к принятию новых решений, к изменению мировоззрения. Представить, что человеку удается избежать кризисов только потому, что он умеет себя очень хорошо контролировать, в современном мире очень сложно. Можно лишь свести проявление кризисов к минимуму, если на протяжении всей жизни ориентироваться на помощь специалистов и делать это не от случая к случаю, а ввести в норму.

Гораздо разумнее в этой ситуации контролировать наступление кризиса, отдавать себе отчет в том, что происходит, и находить в себе силы его преодолеть, тем более возможностей для этого существует немало.

Кризисы развития детей дошкольного возраста

Кризисы развития детей дошкольного возраста.

Педагог-психолог МБДОУ  Детского сада                                                                                                                                                                                          комбинированного вида №41«Катюша»

Кузнецова М.Е.

     В развитии дошкольника психологи выделяют три периода:

– младенческий – с рождения до одного года;

– раннее детство – от года до трёх;

– дошкольное детство – от трёх лет до семи.

     Переход к каждому из этих периодов сопровождается кризисом развития. Возрастные кризисы детей (от греч. krisis – переломный момент, исход) – проблемный период в развитии ребенка, переход от одного возрастного этапа к другому. Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

     Кризис – это закономерный этап в жизни каждого человека, переход на качественно новый уровень развития. Кризис возникает там, где появляются новые потребности, а старые формы их удовлетворения перестают выполнять свои функции и уже не помогают, а чаще даже мешают развитию. Соответственно вышеописанным периодам в жизни ребёнка, Л.С. Выгодский выделил следующие возрастные кризисы детей:

-кризис новорожденности – отделяет эмбриональный период развития от младенческого возраста;

-кризис одного года – отделяет младенчество от раннего детства;

-кризис трёх лет – переход к дошкольному возрасту;

 -кризис семи лет – соединительное звено между дошкольным и школьным возрастом.

    Каждый из этих кризисов проявляется появлением упрямства, непослушания, капризов, которые малыш чрезвычайно ярко выражает. Какова же суть каждого из перечисленных кризисов?

    Избежать перечисленных этапов невозможно, но каждый проживает свой кризис по-разному. Если родители одного малыша даже и не заметят значительных изменений в поведении своего чада, то другие могут столкнуться с серьёзными проблемами и непониманием. Чем меньше родители знают о причинах непривычного поведения своего ребёнка, чем меньше выстраивают отношения соответственно меняющимся условиям, тем более глубоким и сложным может оказаться кризис.

    Форма и длительность кризисных периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше. К этой теме обращались Божович, Поливанова, Гейл Шихи.

    Л.С. Выготский рассматривает динамику переходов от одного возраста к другому. На разных этапах изменения в детской психике могут происходить медленно и постепенно, а могут – быстро и резко. Выделяются стабильные и кризисные стадии развития, их чередование – закон детского развития. Для стабильного периода характерно плавное течение процесса развития, без резких сдвигов и перемен в личности ребенка. По продолжительности долгие. Незначительные, минимальные изменения накапливаются и в конце периода дают качественный скачок в развитии: появляются возрастные новообразования, устойчивые, фиксирующиеся в структуре личности.

    Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, которая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой.

    Кризис новорожденности. Связан с резким изменением условий жизни. Ребенок из комфортных привычных условий жизни попадает в тяжелые (новое питание, дыхание). Адаптация ребенка к новым условиям жизни.

    Кризис первого года жизни. К концу первого года жизни самостоятельность ребенка резко возрастает. К этому возрасту он уже встает на ноги и учится самостоятельно ходить. Свобода передвижения приносит ему чувство независимости от взрослого, с которым он был неразрывно связан раньше. Он бегает по квартире, залезает во все углы, хватает, бросает и тянет все, что попадается ему на глаза. Он опрокидывает банки с вареньем, разливает мамины духи, грызет обувь своими молочными зубами, пробует на вкус бабушкины лекарства. Стремление к независимости нередко выражается в негативном поведении ребенка. Он резко протестует против управления собой и сам пытается управлять близкими взрослыми. Он сам хочет решать, когда и куда пойдет, когда и что будет надевать или во что играть. Если ему отказывают или его не понимают, он может неистово кричать и закатывать настоящие истерики. Это и есть кризис первого года жизни – главное событие, которым отмечен переход от младенчества к раннему возрасту.

    Круг показателей кризисного периода охватывает все сферы жизни ребенка. Главная из них – сфера предметной деятельности. Здесь резко возрастает самостоятельность, активность игровых и предметных действий, их разнообразие и овладение новыми способами, и основное – стремление все делать самому, даже при отсутствие соответствующих умений. Другой сферой проявления кризисных симптомов являются отношения со взрослыми. В этой сфере явно нарастает избирательность в отношениях с разными взрослыми; наблюдаются неприязнь и недоверчивость к посторонним взрослым, повышенная требовательность и порой агрессивность в отношениях с близкими.  И, наконец, существенные изменения происходят в отношении ребенка к самому себе. Его явное стремление отстоять свою независимость и утвердить свое право на самостоятельность проявляется и в повышенной обидчивости ребенка, и в протестах против взрослых, и в настойчивых требованиях выполнения его желаний.

    Расширение объективных возможностей ребенка провоцируют запреты со стороны взрослого. Далеко не все желания ребенка могут быть удовлетворены: ему, например, не разрешают всовывать пальцы в розетку, есть из собачей миски и пр. Запрет со стороны взрослого делит окружающее пространство на доступное и недоступное.

    Таким образом, в этот период разрывается первичная связь со взрослым и возникает автономность ребенка от взрослого, резко повышающая его собственную активность. Но эта автономность весьма относительна. Малыш еще ничего не умеет делать сам. Он постоянно нуждается в помощи взрослого. Противоречие между стремление к самостоятельности и зависимостью от взрослого составляет суть этого возрастного кризиса.

    Чего  делать, когда у ребенка кризис одного года?

    Необходимо дать ребенку больший простор для игр – не вырывайте из рук крохи все то, что конкретно для игр не предназначено. Все хрупкие, острые и дорогие вещи просто уберите повыше, а с остальным ребенку можно вполне позволить поиграть. Особенно много интересного хранится у мамы на кухне – крышки от банок, небьющиеся тарелки, ложечки, воронка для жидкостей и т.д.

    В год можно приступать к занятиям, которые ребенок не оценил бы до этого. Можно купить малышу пальчиковые краски, детскую дудочку, металлофон и т.д.

    Нельзя потакать всем капризам ребенка, баловать его. Поэтому для родителей годовалого малыша действуют следующие правила:

– запретов должно быть как можно меньше;

– лучше не запрещать, а отвлекать;

– отвлекайте не предметом, а действием: если ребенка не привлекла желтая пластиковая баночка вместо вазы, которую он хотел схватить – покажите действие, которое можно осуществить с этой банкой (постучать по ней ложкой, насыпать что-нибудь внутрь, засунуть в нее шуршащую газету и т.д.).

    Кризис трех лет. Кризис трех лет – один из самых известных и изученных кризисов развития маленького человечка. Особенность этого кризиса – ещё более, по сравнению с предыдущими годами, возросшая самостоятельность. Теперь малыш не просто изучает мир, он хочет взаимодействовать с ним. И хочет взаимодействовать самостоятельно, совершенно не соизмеряя собственные желания и возможности. Здесь он требует права на собственное решение, как бы изучая и определяясь, «что я значу в этом мире и что значат в этом мире другие».

    Граница между ранним и дошкольным возрастом – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину. Ребенок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения. Появление феномена «Я сам», по Выготскому это новообразование «внешнее Я сам». «Ребенок пытается установить новые формы отношения с окружающими – кризис социальных отношений».

    Л.С. Выгодский описал следующие семь симптомов кризиса трех лет:

1. Негативизм. Это не просто непослушание или нежелание выполнять указания взрослого, а стремление все делать наоборот, вопреки просьбам или требования старших. При негативизме ребенок не делает чего-то только потому, что его об этом попросили. Причем такое стремление часто наносит ущерб собственным интересам ребенка. Например, ребенок, который очень любит гулять, отказывается идти на прогулку, потому что ему предлагает это мама. Как только мама перестает уговаривать его, он настаивает: «Гулять!».

2. Упрямство. Его стоит отличать от настойчивости. Например, если ребенок хочет какой-нибудь предмет и настойчиво его добивается, это не упрямство.Но когда ребенок настаивает на своем не потому, что ему этого сильно хочется, а потому, что он этого потребовал, это уже проявления упрямства.

3. Строптивость. Протест ребенка направлен против образа жизни. Ребенок начинает отрицать все, что он спокойно делал раньше. Ему ничего не нравится, он не хочет идти с мамой за ручку, отказывается чистить зубы, надевать тапочки и т.д.Он как бы бунтует против всего, с чем имел дело раньше.

4. Своеволие. Ребенок все хочет делать сам, отказывается от помощи взрослых и добивается самостоятельности там, где еще мало что умеет.

5. Бунт против окружающих. Ребенок как будто находится в состоянии жесткого конфликта с окружающими людьми, постоянно ссорится с ними, ведет себя очень агрессивно.

6. Обесценивание ребенком личности близких. Так, малыш может начать обзывать мать или отца. Может менять отношения к своим игрушкам, замахиваться на них, отказываться играть с ними.

7. Стремление к деспотическому подавлению окружающих: вся семья должна удовлетворять любое желание ребенка, в противном случае взрослых ждут истерические приступы со слезами и криками. Если в семье несколько детей, этот симптом проявляется в ревности или в агрессии к другим детям, в требовании постоянного внимания к себе.

    За всеми этими симптомами стоят личностные новообразования – сознание  «Я сам»,  чувство гордости за свои достижения.

    Формируется самооценка ребенка.

    В этом случае для родителей трехлетки будут действовать следующие правила:

– позвольте ребенку иметь свое пространство (комнату, игрушки, одежду и пр.), которым он будет распоряжаться сам;

– уважайте его решения, даже если они неправильные: иногда метод естественных последствий лучший учитель, чем предостережения;

– подключайте ребенка к обсуждению, спрашивайте совета: что приготовить на ужин, какой дорогой пойти, в какой пакет положить вещи и т.д.;

– притворитесь незнайкой, пусть ребенок научит вас, как чистить зубы, как одеваться, как играть и т.д.;

– самое главное примите тот факт, что ребенок действительно взрослеет и заслуживает не только любви, но и настоящего уважения, потому что он уже личность;

– на ребенка не нужно и бесполезно влиять, с ним нужно договариваться, т.е. учиться обсуждать ваши конфликты и находить компромиссы;

– иногда, когда это возможно (если вопрос не стоит остро), можно и нужно идти на уступки, тем самым вы учите ребенка своим примером быть гибким и не упрямиться до последнего.

    Кризис семи лет. Кризис семи лет основывается на переходе с одной ведущей деятельности на другую: от игровой к учебной. При переходе от дошкольного к школьному возрасту, ребенок очень резко меняется и становится более трудным в воспитательном отношении, чем прежде. Это какая-то переходная ступень – уже не дошкольник и еще не школьник. Ребенок начинает безо всяких причин кривляться, манерничать, капризничать. В его поведение появляется что-то нелепое и искусственное. Ребенок может говорить писклявым голосом, ходить изломанной походкой. Это бросается в глаза и производит впечатление какого-то странного, немотивированного поведения.

    Указанные черты являются главными симптомами переходного периода от дошкольного к школьному возрасту. В этот период происходят важные изменения в психики ребенка – утрата детской непосредственности (Л.С.Выгодский).  

    Как отмечал Выгодский, главная причина детской непосредственности – недостаточная дифференцированность внешней и внутренней жизни, то есть ребенок внешне такой же, как внутри. Потеря непосредственности свидетельствует о том, что между переживанием и поступком вклинивается интеллектуальный момент – ребенок хочет что-то показать своим поведением, придумывает для себя новый образ, хочет изобразить то, чего нет на самом деле.

    В этот период возникают новые трудности в отношениях ребенка с близкими взрослыми. Эти трудности были специально исследованы в работе К.Н.Поливановой (1994).По ее данным, на седьмом году жизни возникает новая реакция на указания взрослых: в привычных ситуациях ребенок никак не реагирует на простые просьбы или замечания родителей, делает вид, что не слышит их. Проявляется непослушание, споры со взрослым, возражения по всяким поводам. Например, ребенок может отказываться мыть руки перед едой, и доказывать, что это делать совсем не обязательно. Он может демонстративно делать то, что является неприятным и нежелательным для родителей. Прошлый, детский образ жизни обесценивается, отрицается отвергается. Ребенок пробует взять на себя новые обязанности и занять новую позицию – позицию взрослого. Он опробует себя в привычных ситуациях через нарушения обыденных правил.

    Потеря непосредственности является для ребенка величайшим приобретением на пути его человеческого развития. Если раньше, в дошкольном возрасте, ребенок мог вести себя более или менее произвольно только в игре, то в 6-7 лет эта способность становится его внутренним достоянием и распространяется на разные сферы жизнедеятельности. Выгодский подчеркивал существенную разницу между переживанием тех ли иных чувств (радости, обиды, огорчение и пр.) и знанием, что я их проживаю («я радуюсь», «я огорчен», «я сердит»). В 7 лет возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях: ребенок открывает сам факт их существования.

    Д.Б. Эльконин в качестве примера приводил историю одного хромого мальчика, который в дошкольном возрасте любил играть с ребятами в футбол. Естественные неудачи и насмешки школьников огорчали его, но несмотря на это он каждый раз при первой возможности устремлялся во двор и присоединялся к играющим ребятам. Несмотря на хроническую неспешность, общего чувства своей неполноценности у него не было. И вот в семь лет он впервые отказался от игры в футбол, осознав свою несостоятельность в этом дела.

    Требовательность к себе, самолюбие, самооценка, уровень запросов к своему успеху возникают именно в этом возрасте и являются следствием осознания и обобщения своих переживаний.

    В этом возрасте значительно расширяется жизненный мир ребенка. В его общении со взрослыми возникают новые темы, не связанные с сиюминутными семейными бытовыми событиями.        

Используемая литература:

  1. Выгодский Л.С. Психическое развитие ребенка. М.: Эксмо-Пресс, Смысл, 2003.
  2. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. М.: Академия, 2000.
  3. Смирнова Е.О. Детская психология. М.: Кнорус, 2013.

Кризисы возрастного развития

ВВЕДЕНИЕ:

Кризисы возрастного развития

Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше. К этой теме обращались Божович, Поливанова, Гейл Шихи.

Л.С. Выготский рассматривает динамику переходов от одного возраста к другому. На раз-ных этапах изменения в детской психике могут происходить медленно и постепенно, а могут – быстро и резко. Выделяются стабильные и кризисные стадии развития, их чередование – закон детского развития. Для стабильного периода характерно плавное течение процесса развития, без резких сдвигов и перемен в Личности р-ка. По продолжительности долгие. Незначительные, минимальные изменения накапливаются и в конце периода дают качественный скачок в развитии: появляются возрастные новообразования, устойчивые, фиксирующиеся в структуре Личности.

Кризисы длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии. Значительные сдвиги в развитии, ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер. Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости». Ребенок выходит из-под контроля взрослых. Аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

В кризисе развитие приобретает негативный характер: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Но создается и что-то новое. Новообразования оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них, и, таким образом, отмирают.

Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, котарая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

Поздний (пожилой и старческий) возраст

Обычно последний период жизни человека называют старостью. Д.Б. Бромлей выделяет помимо старости (55–70 лет) еще дряхлость (после 70 лет). Вслед за Э. Эриксоном этот период называют и поздней зрелостью. Такое название в большей степени отвечает содержанию завершающего этапа человеческой жизни. Кроме того, данный период для многих людей не соответствует тому, что обычно принято понимать под старостью и что кратко выражено поговоркой: «Старость – не радость».

М.М. Пришвин, например, писал: «Неважно прошло у меня и детство, и отрочество, и юность, и вся молодость – все суета. Но старости начало (65 лет) меня радует…»

Различная трактовка последнего периода жизни отражает присущее ему резкое расхождение разных линий онтогенеза, резкие различия его содержания в зависимости от индивидуально-личностных особенностей человека.

Пожалуй, наиболее распространенное отношение к этому периоду жизни передано грустно-лирическими словами известного русского философа В.В. Розанова: «Тишина вечера естественно наступает для всякого человека в 70 лет». А.В. Толстых приводит два афоризма, выражающих противоположные точки зрения на данный возраст. Один из них принадлежит родоначальнику протестантизма Мартину Лютеру: «Старость – это живая могила». Другой – известному французскому писателю Андре Моруа: «Старость – это дурная привычка, для которой у активных людей нет времени». Заметим, что оба суждения очень психологичны: и то и другое указывает на зависимость содержания последнего возрастного этапа от формы жизни человека, от его мотивации.

Чаще всего рубежом, разделяющим зрелость и позднюю зрелость, обычно считается уход на пенсию, окончание активной профессиональной деятельности. Это событие часто порождает кризисный период – кризис ухода на пенсию.

Прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье. По одной из версий, время взросления второго поколения оказывает большое влияние на продолжительность жизни многих людей – в связи с потерей очень значимой ее стороны.

Начало последнего периода жизни обычно связано с ускоряющимся биологическим старением. Начинает убывать физическая сила, ухудшается общее состояние здоровья, снижается уровень некоторых психических функций, прежде всего памяти, ухудшается функционирование органов чувств. Все эти регрессивные процессы проявляются у разных людей в разной степени, в зависимости от соотношения их хронологического и биологического возраста. У части людей паспортный возраст очень сильно отражается на психологическом, а последний, в свою очередь, существенно влияет на биологический. При этом свой паспортный возраст так или иначе соотносится со средней продолжительностью жизни.

С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруги (супруга), утратой некоторых близких друзей. Согласно Э. Эриксону, в период поздней зрелости «фокус внимания человека» сдвигается от забот о будущем к прошлому опыту. Заметим, что тем самым психологическое прошлое резко увеличивается, а временная перспектива, напротив, сокращается. Таким образом, предполагается психологическое старение, появление чувства старости. Тем не менее, Э. Эриксон выделяет здесь, как и на предыдущих возрастных этапах, две основные линии развития.

Если человек «каким-то образом заботился о делах и людях… переживал триумфы и поражения в жизни… был вдохновителем для других и выдвигал идеи», у него «могут постепенно созревать плоды… предшествующих стадий». Происходит «эго-интеграция», связанная с суммированием и оценкой всех предшествующих стадий развития личности.

Э. Эриксон подчеркивает, что эго-интеграция является в поздней зрелости более значимым для человека фактором, чем свойственный ей психосоциальный кризис. При прогрессивной линии развития на предыдущих стадиях человек может положительно оценить всю свою предшествующую жизнь, с удовлетворением подвести ее итоги как в профессиональной деятельности, общественных отношениях, так и по линии брака и семьи. Видя свое продолжение в детях и внуках, в том, что он смог сделать как профессионал, человек не страшится неотвратимости смерти. Только теперь, на последнем этапе жизни, он обретает, согласно Эриксону, настоящую зрелость и «мудрость прожитых лет»: «Мудрость старости отдает себе отчет в относительности всех знаний, приобретенных человеком на протяжении жизни в одном историческом периоде. Мудрость – это осознание безусловного значения жизни перед лицом самой смерти». Если же человек воспринимает свою прошлую жизнь как цепь «нереализованных возможностей и ошибок», то на ее заключительном этапе у него не может быть эго-интеграции. Ее отсутствие приводит к скрытому страху смерти, сопровождающемуся сожалением, что нельзя прожить жизнь заново, либо к отрицанию «собственных недостатков… путем проецирования их на внешний мир».

Э. Эриксон характеризует состояние человека при таком варианте развития, как отчаяние. «Судьба не принимается как остов жизни, а смерть – как последняя ее граница. Отчаяние означает, что осталось слишком мало времени для выбора другого пути к целостности; вот почему старики пытаются приукрасить свои воспоминания».

Признавая, как мы отметили выше, одним из признаков поздней зрелости обязательное психологическое старение, Э. Эриксон в то же время подчеркивает, что для пожилых людей, помимо оценки своего прошлого, необходима способствующая достижению эго-интеграции «жизненная вовлеченность». Он указывает на важность участия в воспитании внуков, в политических событиях, оздоровительных физкультурных программах и т.п.

Г. Крайг также отмечает, что хотя у многих пожилых людей взгляд на мир определяется чувством собственной уязвимости, подавляющее большинство из них воспринимает себя совершенно иначе. Исследование, проведенное среди большой группы американцев преклонного возраста, установило, что хотя многие пожилые люди и согласны с тем, что «для большинства людей старше 65 лет жизнь действительно нелегка», себя и своих друзей они считают исключением из этого правила.

Осознание негативных возрастных перемен, чувство старости характерно для тех, у кого вступление в данный возраст связано с резким ухудшением психического состояния или уровня физического здоровья, сужением круга социальных отношений, значительным ухудшением материального положения, с описанными Э. Эриксоном явлениями, сопровождающими отрицательную оценку своей прошлой жизни, и рядом других тяжелых обстоятельств.

ВЫВОДЫ:

Кризис ухода на пенсию. Прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье.

С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруга (супруги), утратой некоторых близких друзей.

Уход на пенсию рассматривают как время, когда можно оставить основной род занятий и наслаждаться отдыхом и свободой, это желательная перемена для многих, но не для всех. Кризис наступает, если человек вкладывал в работу очень много энергии и душевных сил и его образ жизни таков, что у него не образовался круг интересов вне работы. Без работы он не знает, что ему делать, и поэтому не может отнестись к уходу на пенсию как к положительному изменению жизни. Другие же люди рады тому, что у них появится время на любимое занятие, которое отходило на задний план в связи с загруженностью на рабочем месте.

Некоторые уходят с работы раньше, чем предполагалось, в связи с изменившимся материальным положением или по состоянию здоровья.

Какова бы ни была причина ухода с работы, нужно время, чтобы адаптироваться к вынужденному изменению в распорядке дня и количеству времени, которое теперь будет проводиться в обществе других членов семьи. В более выгодном положении оказываются те, кто заранее готовится к тому, что утрата привычного образа жизни и разрыв с привычной средой общения могут вызвать тяжелые переживания.

Несмотря на самую лучшую подготовку, некоторые все же очень тяжело переносят уход на пенсию. Таким людям полезно поговорить о своих чувствах с членами семьи и друзьями. Постепенно они найдут свое место в жизни и без работы. Они также могут найти применение своим знаниям и мастерству в частных фирмах, употребить время и силы на развитие новых умений, на интересные занятия (самостоятельно или с партнерами).

Все сказанное относится также и к тем, кто вынужден был оставить работу в связи с ухудшением здоровья. На то, чтобы приспособиться не только к уходу с работы, но и к ухудшившемуся здоровью, потребуется время, поиск дополнительных возможностей, и снова полезно говорить открыто о своих переживаниях. Нужно поставить перед собой цель справиться с ограничением физических возможностей, улучшить свое состояние, освоить новые роли в семье и в системе общественной поддержки, постараться, чтобы жизнь приносила радость. Нельзя недооценивать возможность возникновения стресса, может потребоваться помощь от местных служб социальной поддержки и общественных организаций.

В настоящее время основное внимание геронтологов направлено на выявление медико-биологических причин старения и преждевременной смерти и изыскание соответствующих средств продления жизни. Решение этих проблем, как предполагается, позволит довести обычную продолжительность жизни человека до 100–150 и более лет. Представляется, однако, что главное, по крайней мере на обозримое будущее, – решение вопросов геронтопсихологии, прежде всего проблемы психологического возраста. Никакие медико-биологические средства не помогут человеку жить долго, если у него нет психологического будущего. Известно много случаев, когда человек, окончательно одряхлевший и уже прощающийся с жизнью, вдруг обретал ту или иную связь с миром, значимый мотив – и вновь возрождался к жизни.

Литература:

1. Психология развития и возрастная психология : учебно-методический

комплекс для специальности 030301.65 Психология / авторы-составители

О.В. Шапатина, Е.А. Павлова. – Самара : Изд-во «Универс-групп», 2007. –204 с.

2. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Уч. пособие для студентов вузов.- 4-е изд.-М.: Академич. Проект, 2003

3. Холостова Е.И., Рубцов А.В. Социальная геронтология: Уч.пособие.- М.: Изд-.торговая Корпорация «Дашков и К», 2005

4. Шахматов Н.Ф. Психическое старение.- М., 1996

Содержание:

  1. Введение.

  2. Поздний возраст. Описание кризиса, связанного с уходом на пенсию.

  3. Выводы.

  4. Список используемой литературы.

Возрастная психология. Кризисы развития.

Тема: Кризисы онтогенетического развития

Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше.

Л.С. Выготский выделяет стабильные и кризисные стадии развития, их чередование – закон детского развития. Для стабильного периода характерно плавное течение процесса развития, без резких сдвигов и перемен в личности ребёнка. Незначительные, минимальные изменения накапливаются и в конце периода дают качественный скачок в развитии: появляются возрастные новообразования, устойчивые, фиксирующиеся в структуре личности.

Кризисы длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии. Значительные сдвиги в развитии, ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер. Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости». Ребенок выходит из-под контроля взрослых. Аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

В кризисе развитие приобретает негативный характер: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Но создается и что-то новое. Новообразования оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них, и, таким образом, отмирают.

Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, которая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

Кризис новорожденности. Связан с резким изменением условий жизни. Ребенок из комфортных привычных условий жизни попадает в тяжелые (новое питание, дыхание). Переход к новому типу функционирования обеспечивается только взрослым. Ребенок наиболее беспомощен в момент своего рождения. У него нет ни единой сложившейся формы поведения. Все складывается при жизни. В этом и заключается биологическая сущность беспомощности.

Наблюдая новорожденного, можно видеть, что даже сосанию ребенок учится. Терморегуляция отсутствует. Правда, у ребенка есть врожденные рефлексы (хватательный, рефлекс Робинсона и др.). Однако эти рефлексы не служат основой для формирования человеческих форм поведения. Они должны отмереть, для того чтобы сформировался акт хватания или ходьба.

Таким образом, период времени, когда ребенок отделен от матери физически, но связан с ней физиологически, и составляет период новорожденности.

Первый объект, который ребенок выделяет из окружающей действительности, – человеческое лицо. Может быть, это происходит потому, что это раздражитель, который чаще всего находится с ребенком в самые важные моменты удовлетворения его органических потребностей.

Из реакции сосредоточения на лице матери возникает важное новообразование периода новорожденности – комплекс оживления. Это эмоционально-положительная реакция, которая сопровождается движениями и звуками. До этого движения ребенка были хаотичны, некоординированы. В комплексе зарождается координация движений.

Комплекс оживления – основное новообразование критического периода. Оно знаменует собой конец новорожденности и начало новой стадии развития – младенчества. Поэтому появление комплекса оживления представляет собой психологический критерий конца кризиса новорожденности. Физиологический критерий конца кризиса новорожденности – появление зрительного и слухового сосредоточения, возможность появления условных рефлексов на зрительные и слуховые раздражители.

Кризис 1 года. Связан с увеличением возможностей ребенка и появлением новых потребностей. Всплеск самостоятельности, появление аффективных реакций. Аффективные вспышки как реакция на непонимание со стороны взрослых. Главное приобретение переходного периода – своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским автономной. Она значительно отличается от взрослой речи и по звуковой форме. Слова становятся многозначными и ситуативными. К этому возрасту он уже встает на ноги и учится самостоятельно ходить. Свобода передвижения приносит ему чувство независимости от взрослого, с которым он был неразрывно связан раньше. Он бегает по квартире, залезает во все углы, хватает, бросает и тянет все, что попадется на глаза, опрокидывает банки с вареньем, разливает мамины духи, грызет обувь своими молодыми зубами, пробует на вкус бабушкины лекарства и т. п.

Существенные изменения происходят в отношении ребенка к самому себе. Явное стремление отстоять свою независимость и утвердить свое право на самостоятельность проявляется и в его повышенной обидчивости, и в протестах против взрослых, и в настойчивых требованиях выполнения его желаний.

Кризис 3 лет. Граница между ранним и дошкольным возрастом – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину. Ребенок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения. Появление феномена «Я сам», по Выготскому это новообразование «внешнее Я сам». «Ребенок пытается установить новые формы отношения с окружающими – кризис социальных отношений».

Л.С. Выготский описывает 7 характеристик кризиса 3 лет. Негативизм– негативная реакция не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Главный мотив действия – сделать наоборот.

Меняется мотивация поведения ребенка. В 3 года он впервые становится способен поступать вопреки своему непосредственному желанию. По-ведение ребенка определяется не этим желанием, а отношениями с другим, взрослым человеком. Мотив поведения уже находится вне ситуации, данной ребенку. Упрямство. Это реакция ребенка, которая настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Строптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания.

Ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам. В принципе это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны со взрослыми. В этих случаях говорят о протесте-бунте. В семье с единственным ребенком может появиться деспотизм. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

Обесценивание. 3-летний ребенок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и т.п. У ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых.

Кризис 3 лет связан с осознанием себя как активного субъекта в мире предметов, ребенок впервые может поступать вопреки своим желаниям.

Кризис 7 лет. Может начаться в 7 лет, а может сместиться к 6 или 8 годам. Открытие значения новой социальной позиции – позиции школьника, связанной с выполнением высоко ценимой взрослыми учебной работы. Формирование соответствующей внутренней позиции коренным образом меняет его самосознание. Как считает Л.И. Божович – это период рождения соц. «Я» ребенка. Изменение самосознания приводит к переоценке ценностей. Происходят глубокие изменения в плане переживаний – устойчивые аффективные комплексы. Проявляется то, что Л.С. Выготский называет обобщением переживаний. Цепь неудач или успехов (в учебе, в широком общении), каждый раз примерно одинаково переживаемых ребенком, приводит к формированию устойчивого аффективного комплекса – чувства неполноценности, унижения, оскорбленного самолюбия или чувства собственной значимости, компетентности, исключительности. Благодаря обобщению переживаний, появляется логика чувств. Переживания приобретают новый смысл, между ними устанавливаются связи, становится возможной борьба переживаний.

Это приводит к возникновению внутренней жизни ребенка. Начавшаяся дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка связана с изменением структуры его поведения. Появляется смысловая ориентировочная основа поступка – звено между желанием что-то сделать и разворачивающимися действиями. Это интеллектуальный момент, позволяющий более или менее адекватно оценить будущий поступок с точки зрения его результатов и более отдаленных последствий. Смысловая ориентировка в собственных действиях становится важной стороной внутренней жизни. В то же время она исключает импульсивность и непосредственность поведения ребенка. Благодаря этому механизму утрачивается детская непосредственность; ребенок размышляет, прежде чем действовать, начинает скрывать свои переживания и колебания, пытается не показывать другим, что ему плохо.

Чисто кризисным проявлением дифференциации внешней и внутренней жизни детей обычно становятся кривляние, манерность, искусственная натянутость поведения. Эти внешние особенности так же, как и склонность к капризам, аффективным реакциям, конфликтам, начинают исчезать, когда ребенок выходит из кризиса и вступает в новый возраст. Новообразование – произвольность и осознанность психических процессов и их интеллектуализация.

Пубертатный кризис (от 11 до 15 лет) связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Появляются вторичные половые признаки. Подростковый возраст иногда называют затянувшимся кризисом. В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. В подростковом возрасте эмоциональный фон становится неровным, нестабильным.

Эмоциональная нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания. Половая идентификация достигает нового, более высокого уровня. Отчетливо проявляется ориентация на образцы мужественности и женственности в поведении и проявлении личностных свойств.

Благодаря бурному росту и перестройке организма в подростковом возрасте резко повышается интерес к своей внешности. Формируется новый образ физического «Я». Из-за его гипертрофированной значимости ребенком остро переживаются все изъяны внешности, действительные и мнимые.

На образ физического «Я» и самосознание в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются в наименее выгодном положении; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития.

Появляется чувство взрослости – ощущение себя взрослым человеком, центральное новообразование младшего подросткового возраста. Возникает страстное желание если не быть, то хотя бы казаться и считаться взрослым. Отстаивая свои новые права, подросток ограждает многие сферы своей жизни от контроля родителей и часто идет на конфликты с ними. Кроме стремления к эмансипации, подростку присуща сильная потребность в общении со сверстниками. Ведущей Деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение. Появляются подростковая дружба и объединение в неформальные группы. Возникают и яркие, но обычно сменяющие друг друга увлечения.

Кризис 17 лет (от 15 до 17 лет). Возникает точно на рубеже привычной школьной и новой взрослой жизни. Может сместиться на 15 лет. В это время ребенок оказывается на пороге реальной взрослой жизни.

Большинство 17-летних школьников ориентируются на продолжение образования, немногие – на поиски работы. Ценность образования – большое благо, но в то же время достижение поставленной цели сложно, и в конце 11 класса эмоциональное напряжение может резко возрасти.

Для тех, кто тяжело переживает кризис 17 лет, характерны различные страхи. Ответственность перед собой и своими родными за выбор, реальные достижения в это время – уже большой груз. К этому прибавляется страх перед новой жизнью, перед возможностью ошибки, перед неудачей при поступлении в вуз, у юношей – перед армией. Высокая тревожность и на этом фоне выраженный страх могут привести к возникновению невротических реакций, таких как повышение температуры перед выпускными или вступительными экзаменами, головные боли и т.п. Может начаться обострение гастрита, нейродермита или другого хронического заболевания.

Резкая смена образа жизни, включение в новые виды Деятельности, общение с новыми людьми вызывают значительную напряженность. Новая жизненная ситуация требует адаптации к ней. Помогают адаптироваться в основном два фактора: поддержка семьи и уверенность в себе, чувство компетентности.

Устремленность в будущее. Период стабилизации Личности. В это время складывается система устойчивых взглядов на мир и свое место в нем – мировоззрение. Известны связанные с этим юношеский максимализм в оценках, страстность в отстаивании своей точки зрения. Центральным новообразованием периода становится самоопределение, профессиональное и личностное.

Кризисы взрослости

Можно обозначить некоторые возрастные периоды, на которые чаще всего приходятся личностные сдвиги: около 20 лет, около 30 лет (28–34), 40–45, 55–60 лет и, наконец, в позднем возрасте. Хронологические сроки нормативных возрастных кризисов имеют весьма приблизительный характер. Момент возникновения, продолжительность, острота прохождения кризисов в период взрослости могут заметно варьировать в зависимости от личных обстоятельств жизни. Движущей силой развития признается внутреннее стремление к росту и самосовершенствованию, имеет значение также ряд внешних факторов, действующих по принципу «спускового крючка». Среди обстоятельств, провоцирующих кризис, выделяют резкие изменения состояния здоровья (внезапная болезнь, длительное и тяжелое заболевание, гормональные сдвиги), экономические и политические события, смену условий, требований, социальных ожиданий и т.д. Под давлением общественных катаклизмов возможно возникновение двойного кризиса (наложения социального кризиса на возрастной), что обостряет его протекание и настраивает на более глубокое осмысление всей жизни.

Модель кризиса включает заведомо негативный компонент: слабость в противостоянии изменившимся обстоятельствам, крушение иллюзий, неудачи, болезненное переживание неудовлетворенности. Некоторые считают более подходящей модель перехода, когда предстоящие перемены (статуса и пр.) планируются и личность способна справиться с трудностями.

Левинсон выделил переходы:

1) К ранней взрослости – 17–22 года

2) Переход 30-летия – 28–33 года

3) К средней взрослости – 40–45 лет

4) Переход 50-летия – 50–55 лет

5) Переход к поздней взрослости – 60–65 лет.

Переходные периоды, по Левинсу, являются стрессовыми, так как в это время цели, ценности и образ жизни подвергаются пересмотру и переоценке.

Первый кризис (20–22 года) – переход к ранней взрослости, кризис «отрывания от родительских корней». Основные задачи и проблемы молодости: уточнение жизненных планов и начало их осуществления; поиски себя, выработка индивидуальности; окончательное осознание себя как взрослого человека со своими правами и обязанностями, выбор супруга и создание собственной семьи; специализация и приобретение мастерства в профессиональной деятельности.

Около 30 лет – переход к средней взрослости, «золотому возрасту», периоду наивысшей работоспособности и отдачи. 30 лет – это возраст нормативного кризиса взрослости, связанного с расхождением между областью наличного и областью возможного, желаемого, переживаемый в виде беспокойства и сомнений.

Кризис 30-летия связан с задачей коррекции плана жизни с высоты накопленного опыта, создания более рациональной и упорядоченной структуры жизни и в профессиональной деятельности, и в семье. Часто наблюдается стремление к коренной смене образа жизни; распад ранних браков; профессиональная переориентация, которые без личностной перестройки, без углубленной рефлексии часто оказываются всего лишь «иллюзорными» путями выхода из кризиса.

Кризис 30 лет. Приблизительно в возрасте 30 лет, иногда несколько позже, большинство людей переживают кризисное состояние. Оно выражается в изменении представлений о своей жизни, иногда в полной утрате интереса к тому, что раньше было в ней главным, даже в разрушении прежнего образа жизни.

Кризис 30 лет возникает вследствие нереализованности жизненного замысла. Если же при этом происходит «переоценка ценностей» и «пересмотр собственной личности», то речь идет о том, что жизненный замысел вообще оказался неверным. Если же жизненный путь выбран верно, то привязанность «к определенной деятельности, определенному укладу жизни, определенным ценностям и ориентациям» не ограничивает, а, наоборот, развивает его Личность.

Кризис 30 лет нередко называют кризисом смысла жизни. Именно с этим периодом обычно связаны поиски смысла существования. Эти поиски, как и весь кризис в целом, знаменуют переход от молодости к зрелости.

Это возраст подведения предварительных итогов, когда сравниваются мечты и представления о будущем, созданные в юности, и то, чего удалось достичь реально. Подобные кризисные противоречия обычно осознаются самим человеком как явное расхождение, угнетающее несоответствие между Я-реальным и Я-идеальным, между областью наличного и областью возможного, желаемого. Особенно остро переживают этот кризис люди творческих профессий.

Кроме того, изменяются социальные ожидания. Пришло время оправдать надежды общества и создать какой-то социально значимый продукт, материальный или духовный, иначе общество переносит свои ожидания на представителей более молодого поколения.

Кризис 40-летия осмысливается как время опасностей и больших возможностей. Осознание утраты молодости, угасания физических сил, изменение ролей и ожиданий сопровождаются беспокойством, эмоциональным спадом, углубленным самоанализом. Сомнения в правильности прожитой жизни рассматриваются как центральная проблема данного возраста. Кризис идентичности выражается в переживании чувства нетождественности самому себе, того, что стал иным. По крайней мере, один из моментов кризиса связан с проблемой убывающих физических сил, привлекательности. Открытие убывающих жизненных сил – жестокий удар по самооценке и Я-концепции.

Для удачного преодоления кризисных переживаний человек должен выработать эмоциональную гибкость, способность к эмоциональной отдаче по отношению к подрастающим детям и стареющим родителям. Разрешение кризисов средних лет – пересмотр жизненных целей в сторону большей содержательности и реалистичности, осознание ограниченности времени жизни, коррекция условий жизни, выработка нового образа Я, придания все большего значения супругам, друзьям, детям, восприятие своего положения как вполне приемлемого, что приводит к периоду новой стабильности.

Нахождение новой цели, значимой и одновременно более реалистичной, позволяет выстроить новую структуру жизни и новую теплоту отношений. У людей, успешно преодолевших кризис, после 50–60 лет отодвигаются повседневные проблемы, расширяются горизонты. Возможно достижение второй творческой кульминации на основе обобщения жизненного опыта, упорядочения, привнесения его в работу и передачи его молодым людям, наблюдение за профессиональным и личностным становлением которых приносит радость.

Неразрешенность кризисных переживаний, отказ от активности обновления возвращает кризис с новой силой к 50 годам. Тогда, в будущем, игнорируя происходящие с ним изменения, человек погружается в работу, цепляясь за свою административную позицию, за свое должностное кресло. Человек, «застрявший» на ценностях достижения в безнадежных попытках укрепить свой авторитет, относится к молодым как к угрозе своему положению: «Я еще здесь, со мной надо считаться, еще несколько лет дело будет находиться в моих руках».

Нередко наблюдающееся в зрелые годы нежелание идти даже на оправданный риск приводит к замедлению в накоплении новых возможностей человека, в конечном итоге к потере чувства нового, отставанию от жизни, снижению профессионализма. Причем в результате невиданных темпов ускорения развития общества в эпоху информатизации наблюдается тенденция помолодения кризиса, наступления характерных для него переживаний в сравнительно более молодом возрасте.

В современной действительности все яснее осознается роль образования как одной из форм жизнедеятельности человека в любой период жизни. Непрерывное образование – это один из способов успешного разрешения кризиса, путь обретения человеком новых возможностей и социальный механизм сохранения и воспроизведения некоторых характеристик юности. Конечно, необходимо не только пополнять знания, а обретать духовную, умственную гибкость, новое профессиональное мировоззрение.

Если же новые ценности, в том числе духовного плана, так и не найдены, то все последующие фазы жизни становятся линией, ведущей к трагическому концу.

Таким образом, нормальная зрелая личность – это не личность, лишенная противоречий и трудностей, а личность, способная принимать, осознавать и оценивать эти противоречия, продуктивно разрешать их в соответствии со своими наиболее общими целями и нравственными идеалами, что ведет к новым стадиям, ступеням развития.

Кризис старости

Кризис на границе зрелости и старости датируют примерно возрастом 55–65 лет. Метафорические описания («юность старости», «крутой поворот психической жизни», «борьба с собственным закатом» и т.п.) соседствуют с указанием на конкретные факторы, которые могут быть рассмотрены как причина кризиса.

Так, иногда кризис старшего возраста называют предпенсионным, тем самым выделяя в качестве главнейшей детерминанты такой социальный фактор, как достижение пенсионного возраста или выход на пенсию. Выход на пенсию кардинально меняет образ жизни человека, включая потерю важной социальной роли и значимого места в обществе, отделение человека от своей референтной группы, сужение круга общения, ухудшение материального положения, изменение структуры психологического времени, вызывая иногда острое состояние «шока отставки».

Этот период оказывается трудным для большинства стареющих людей, вызывая негативные эмоциональные переживания. Однако индивидуальная выраженность и напряженность переживания пенсионного кризиса весьма различаются в зависимости от характера труда, от ценности его для индивида, от степени психологической подготовленности человека, его личностных особенностей и жизненной позиции, сложившейся в предшествующие годы. Так, расставание с тяжелой физической работой или нелюбимым профессиональным занятием может пройти совершенно безболезненно, даже радостно, как освобождение и возможность заняться чем-то другим, более приятным.

Процессы физиологического старения в силу их постепенности долгое время не осознаются, возникает иллюзия «неизменности» самого себя. Осознание старения и старости бывает неожиданным (например, при встрече с одноклассниками) и мучительным и приводит к различным внутренним конфликтам. Несоответствие между постаревшим телом и не изменившимся сознанием личности приводит к внимательной фиксации на ощущениях собственного тела, наблюдению его, прислушиванию к своему организму. Иногда кризис идентичности, вызванный осознанием старости, сравнивают с подростковым (там тоже есть задача выработки нового отношения к своему изменившемуся телу), но кризис в позднем возрасте гораздо болезненнее.

Возрастные задачи развития в период старости могут быть суммированы следующим образом:

1) Адаптация к возрастным изменениям – телесным, психофизиологическим

2) Адекватное восприятие старости (противостояние негативным стереотипам)

3) Разумное распределение времени и целенаправленное использование оставшихся лет жизни

4) Ролевая переориентация, отказ от старых и поиск новых ролевых позиций

5) Противостояние аффективному обеднению, связанному с потерей близких людей и обособлением детей; сохранение эмоциональной гибкости, стремление к аффективному обогащению в других формах

6) Стремление к душевной гибкости (преодоление психической ригидности), поиск новых форм поведения

7) Стремление к внутренней целостности и осмыслению прожитой жизни.

Кризис ухода на пенсию прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье.

С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруга (супруги), утратой некоторых близких друзей.

5

Краткий обзор возрастных кризисов – Бывает и так — LiveJournal

Интернет пространство каждые пару лет порождает мифы о новых кризисах. Регулярно натыкаюсь в сообществах и форумах на серьезные обсуждения кризиса 5-ти лет, 2-х лет, а тут недавно мне, как говорится, доставило по полной программе упоминание кризиса 4-х месяцев. Ну это уже почти леген…дарно ;))

В принципе тут родители могут возразить – какая разница как что называть, есть ведь в районе 4-х месяцев период когда дети особо капризны и взвинчены у них меняется поведение, родителям становится трудно с ними. И в районе двух лет многие такой период замечают, и в районе 4, 5, 6… А раз такой период есть почему его нельзя называть кризисом, какая разница?

Но разница есть. И не только теоретическая но и вполне практическая, разница для родетелей, а не психологов-теоретиков.
Неуместное использование таких понятий как кризис даёт тот же эффект что и гипердиагностика по какому-нибудь соматическому заболеванию – упущение из виду действительно существующих вещей, проблем или их зачатков; драматизация семейных ролей; деформация отношений внутри семьи; изменение эмоционального фона не соответствующее реальному положению вещей. Знание о том что и в какой момент происходит с твои ребенком, умение адекватно оценить обстановку и различить те или иные состояния – даёт очень много тому, кто воспитывает малыша или подростка.

На мой взгляд очень важно разбираться в предмете и уметь правильно оценить обстановку, что б выбрать правильную реакцию и действия и вообще относиться к происходящему адекватно.
По этому сейчас я предлагаю вам краткий обзор настоящих возрастных кризисов периода взросления (зрелось и старость брать не будем). И начнём, конечно, с определения, куда ж без него =):

Кризисы возрастные [греч. krisis — решение, поворотный пункт] — особые, относительно непродолжительные по времени периоды онтогенеза обозначающее переход в возрастном развитии к новому качественно специфическому этапу. По времени они локализованы на границах стабильных возрастов. В первую очередь этот вид кризиса обусловлен физиологическими сдвигами в организме ребёнка, морфофункциональными перестройками. Особенность протекания возрастного кризиса зависит от врождённых свойств нервной системы (темперамент), характера, индивидуальных, биологических особенностей и социальных отношений.
В отличие от кризисов невротического или травматического генеза, К.В. относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития. К.В. закономерно возникают при переходе человека от одной возрастной ступени к другой.
Изменения в период К.В. охватывают три ключевых компонента психологического возраста ребенка: его социальную ситуацию развития, ведущий тип деятельности и структуру сознания.
Выделяют несколько возрастных кризисов – кризис новорожденности (1 месяц), кризис одного года, кризис 3-х лет, кризис 7-ми лет, кризис переходного возраста (11-13 лет).
К.В. не следует смешивать с так называемыми кризисами дезадаптации, которые в некоторых случаях могут приходиться на хронологические интервалы, характерные для К.В. Кризис дезадаптации может возникнуть в любом возрасте как следствие достаточно выраженного (тем более острого) несоответствия ребенка или взрослого требованиям, предъявляемым ему со стороны значимого окружения, а также вследствие непосильных задач или стрессовых ситуаций. Весьма распространенным примером такого кризиса может служить комплекс негативных эмоционально-личностных и поведенческих реакций, возникающих при школьной дезадаптации.

Вот такое, довольно длинное определение, которое явно нуждается в дополнительных пояснениях.

Кризис – это состояние между одним стабильным возрастом и другим, переход на новый уровень развития, взросление. Т.е. это весьма позитивный момент и вообще родителям стоит радоваться тому, что ребенок входит в эту фазу – кризис свидетельство роста, позитивных перемен.

Почему же в этот момент происходит такое изменение поведения, которое так напрягает всех, и ребенка и родителя? Качественный переход от одного возраста к другому в первую очередь обусловлен физиологическими изменениями структуры головного мозга и периферической НС. Мозг в буквальном смысле слова вырос. Рос, рос в период стабильности и наконец дорос до того, что готов включить новые центры, зоны и функции. Но что б включить новые нужно выключить старые, передать управление от устаревших центров контроля более совершенным. Кризис это период анархии НС – власти нет, старые связи должны быть разрушены, что б могли быть созданы новые. Ребенок в буквальном смысле не контролирует себя, его поведение регрессирует до состояния предыдущего возрастного этапа, его возможности сдерживать свои импульсы падают, возможности усваивать новую информацию значительно снижаются. Со стороны психики кризис проявляется в негативизме, отрицании, борьбе с окружением.

Следует помнить, что это нормальный период развития, т.е. не нужно в этот момент с ребенком вести ответную борьбу, как-то его воспитывать, пытаться подтянуть его внезапно регрессировавшее развитие.
В период кризиса ребенку плохо и больше он нуждается в поддержке, чем в воспитании или сдерживании.

Кризисы названы по возрастам, но важно помнить что это условные границы, они зависят от внутренних биологических данных ребенка и от внешних, социальных обстоятельств его жизни. Кризис новорожденности происходит условно в 1 мес, но может быть и в 2 недели и в 3 месяца при недоношенности или осложнениях в родах, депривации.
Границы кризиса 1 года колеблются в пределах нескольких месяцев, кризиса 3-х и 7-и лет в пределах плюс-минус года. А кризис переходного возраста даже в определении обозначен интервалом лет, а не чёткой цифрой, что указывает на широкое размытие его границ в каждом частном случае.
Дальше, когда мы будем называть кризисы по возрастам, имейте в виду этот реальный разброс, не фокусируйтесь на конкретной цифре.

Время протекания кризисов для каждого из них обозначено свое, самый короткий кризис 1 месяца, самый длинный – переходного возраста. И помимо нормального протекания в каждом частном случае кризис может быть затянут в силу каких-то отягчающих обстоятельств.

Что значит «качественные изменения структуры сознания, вида деятельности и социальной ситуации», от чего к чему переходит ребенок в эти периоды и почему это так важно?
Сознание, мышление ребенка трансформируется от рождения к взрослому возрасту и, ещё раз подчеркну, что трансформации эти основаны на физиологическом росте НС. Ребенок мыслит принципиально иначе, чем взрослые, и физиологически и практически его мышление устроено по-другому.

В период до 1 мес у ребенка длится постнатальный возраст, когда его мышление ещё условно можно назвать «внутриутробным» – оно очень изолировано, замкнуто само на себе, информация из внешнего мира просачивается через толстый барьер. Основная нервная деятельность ребенка сосредоточена на внутренних процессах и на процессах в системе ребенок-мама, причём в довольно узком смысле – тепло, питание, безопасность. Такой тип мышления отражается и в физических возможностях – ограниченные возможности зрения, слуха, движения, восприятия нервных импульсов с периферии.
После этого кризиса (который зачастую родителям совершенно не заметен) мышление ребенка становится наглядно-действенным– вижу=делаю=думаю. Фактически в этом возрасте ребенок не мыслит вне деятельности. Т.е. пока он ничего не делает он ни о чём и не думает. Не потому что глупый, а потому что не может, физически – так у него мозг устроен. Этот тип мышления возникает, набирает силу и отходит на второй план заменяясь следующим в период от месяца до 3-х лет.

В годовалом возрасте сознание ребенка дозревает до выделения очень важных понятий «Я и Мир», возникает важнейшее человеческое качество – самосознание. Это качество будет активно развиваться до трех лет и приведёт в итоге к следующему скачку в развитии и новому кризису. Внезапно появившееся самосознание всё меняет внутри ребенка. Плюс к этому добавляются новые физические возможности, они же потребности – ходьба, речь.
Так же этот кризис знаменует возникновение ново вида деятельности – с этого возраста и до 7 лет у ребенка будет преобладать игровая деятельность над всеми прочими. И это не то, что ребенок предпочитает делать, это то, что ребенок делать может и другие формы деятельности для него в общем случае органически не свойственны, проявляются спорадически и рассчитывать на них родителю не стоит .

В три года происходит много изменений.
Во-первых, мозг вырос ещё немного и созрел для нового типа мышления: наглядно-образного – вижу->представляю->думаю образами. То есть отныне ребенку не обязательно что-то делать, что б думать, он может у себя в голове произвольно воспроизвести образы действий, предметов и думать ими. Конечно, созревание этой возможности происходит не в один момент, проявления этого типа мышления имеют место и до кризиса, непроизвольные, спорадические, неустойчивые. А к моменту кризиса мозг уже сформирован настолько, что б сделать этот тип мышления основным и передать управление этому центру. Это и являет одну из основных составляющих кризиса.
Во-вторых, самосознание переходит на следующий этап – появляется осознание (не знание, а именно осознание) «Я – Другие». Ребенок теперь осознаёт не только существование себя, как отдельно взятого «Я», но и существование вокруг других, отличных от него, самостоятельных, но точно таких же «Я», обладающих теми же качествами что и моё собственное «Я». Грубо говоря, ребенок начинает понимать что другие люди – тоже люди. С этого момента у него появится возможность сочувствовать, сопереживать, дружить, жалеть, понимать других людей, любить, ненавидеть – т.е. переживать весь спектр развитых человеческих чувств, не сразу, но постепенно он будет учиться каждому из них.
И теперь уже можно говорить о развитии личности ребенка, т.к. личность это «Я в социуме», тогда как предшествующее время является до-личностным.

В семь лет тип мышления меняется на словесно-логический, тот тип, который является основным у взрослых людей. Смена эта так же происходит постепенно и задолго до кризиса у ребенка уже могут быть некоторые свойства этого типа мышления, а сам кризис обусловлен передачей руля от наглядно-образного к словесно-логическому мышлению и знаменует то, что отныне словесно-логическое мышление будет занимать большую часть головы =).
Рои этом родителям важно понимать, что этот весьма сложный переход, который доступен из всего живого мира только нашему виду, ни одно млекопитающее не обладает этим качеством мозга, этот важный переход длиться довольно долго после того как кризис уже минует. Окончательно словесно-логическое мышление во всей своей функциональной полноте формируется к 13-15 годам.
Предыдущие формы мышления при этом не отмирают, но отходят на задний план. У взрослого человека тоже имеется и наглядно-действенное и наглядно-образное мышление, он активно ими пользуется, но главным является словесно-логическое. Наглядно-действенное мышление, например, ежедневно проявляется у нас в почёсывании затылка при вспоминании чего-либо, в жестикуляции, которой мы сопровождаем объяснения, в привычке расхаживать во время напряженного думанья и во многом другом. Я частенько, когда пишу для вас очередную статью ловлю себя на том, что вместо стучания по клаве я уже вскочила и куда-то бодро пошагала прямо посреди предложения =)) Вполне типичное поведение писателя.
Кроме смены типа мышления в 7 лет происходит следующий этап формирования личности – «Я – социум». До этого ребенок усваивал понятие «Я – Другие я», теперь он расширяет зону своего внимания и начинает замечать существование широкого круга людей, социума с его иерархиями, взаимоотношением и с необходимостью занять какое-то место в нём, и желательно место потеплее .
Так же в этом возрасте меняется ведущий вид деятельности с игровой на познавательную. Это именно внутреннее изменение. Не оно вызвано походом в школу, а наоборот – именно это изменение, будучи замеченным поколениями наших предшественников, сформировало в разных странах одинаковую традицию отдавать детей на обучение ремеслу, профессии или ныне в школу в этом возрасте.

Кризис переходного возраста (11-13 лет) в основном обусловлен переходом физиологического состояния человека от ребенка ко взрослому. Тут имеет место не только половое созревание, хотя оно наиболее ярко влияет на этот кризис, но и другие аспекты физических изменений – изменение в метаболизме, биологических ритмах, работе эндокринных желёз, системы иммунитета и т.п.
Кроме того происходит ещё один этап, меняющий структуру социальных взаимодействий, последнее коренное изменение, которое отражается на качестве социальной жизни человека – подросток снова как бы возвращается к до-личностному состоянию «Я – Мир», углубляется его осознание собственного я, он изучает себя, меняет себя и заново проходит предыдущие стадии – «Я – Мир», «Я – Другие Я», – «Я – социум» внося в эти отношения свои коррективы. В этот период у человека есть реальная возможность изменить себя самому, переделать себя или определить себя.

Вот основные положения возрастных кризисов и то, почему кризисы следует выделять отдельно от иных изменений в поведении или характере. Все прочие всплески, которые имеют место между кризисами не дают качественных изменений, после того как такой всплеск напряжения пройдёт ребенок по большому счёту остаётся таким же как был.
В принципе детям ясельного и младшего дошкольного возраста свойственны всплески напряжения перед освоением какого-то нового навыка (переворачиваться на живот, ходить, говорить и т.п.). Эти всплески в норме идут несколько дней, максимум 1,5-2 недели. В отличие от кризиса, который в норме идёт минимум 2-4 недели (1 года, 3-х лет) или даже несколько месяцев (кризис 7-ми лет) или до полутора лет (кризис переходного возраста). Если родитель относится к такому периоду как к кризису, то есть ожидает более-менее длительного и острого течения и относится к этому как к нормальному положению вещей, то он совершает большую ошибку, которая отрицательно скажется и на нём и на ребенке.

Мнение о том, что течение кризиса не зависит от родителей – тоже большая ошибка. Зависит и довольно сильно. Прямо таки коренным образом. Не зависит только то, что кризис случится – это произойдёт в любом случае, интенсивность у разных детей разная, но так или иначе это происходит у всех. А вот будет ли этот период тяжелым и затяжным или относительно простым и кратким – зависит от семьи. И в основном не от поведения родителя во время кризиса, а от его родительских установок и стиля воспитания в спокойные периоды между кризисами.

Вот такие многобукв про кризисы и таки да, вот это всё – это только краткий обзор!
Тем кто осилил – спасибо за внимание =)

Уравновешивание роста и упадка на перекрестке молодости и старости

Int J Behav Dev. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 января 2016 г.

Опубликовано в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4286887

NIHMSID: NIHMS612966

Brandeis University, Mar.D.E.C., MAres 900 Автор: Ph.D. Минни и Гарольд Фиерман, профессор психологии, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected]Посмотрите другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизни. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования Midlife in the United States (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях.Мы представляем средний возраст как ключевой период в жизненном пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связывая более ранние и более поздние периоды жизни и связывая более молодое и старшее поколения. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и многосистемной устойчивости в смягчении последствий упадка. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на работе и в обществе в целом. Таким образом, акцент на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

Ключевые слова: средний возраст, развитие в течение жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, межпоколенческие отношения, забота, жизнестойкость, влияние ранней жизни жизни, чем к средним годам (Лахман, 2004). Поскольку более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на работе и в обществе, широко распространен интерес к тому, чтобы узнать больше об этом периоде жизненного пути.Цель этой статьи состоит в том, чтобы разъяснить средний возраст в контексте жизненного пути с точки зрения развития. Траектории изменений во взрослом возрасте рассматриваются с точки зрения характеристики среднего возраста по отношению к другим возрастным периодам. На примере исследований из национального лонгитюдного исследования Midlife in the United States (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004) мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций. , и самочувствие.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как поворотный период в жизненном пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) связи более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединения младшего и старшего поколений.

Средний возраст в исторической перспективе

Средний возраст не имеет четкого определения и понимания. Словарь описывает его как период между юностью и старостью, смутным, недифференцированным статусом.Согласно Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее образы среднего возраста можно встретить уже в 16 годах в художественных представлениях о жизненном цикле. Художественные представления о жизненном пути 13 , 14 и 15 веков не придают особого значения средним годам, поскольку они обычно изображают круговое изображение цикла жизни, или в некоторых случаях случается линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16 900 27 900 28 веках художники регулярно изображали жизненный путь в виде серии восходящих и нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым как возраст 50 лет), впервые увиденное в европейских картинах конца 16 века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, причем каждое десятилетие было представлено от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50 лет. что те, кто пережил детство и роды, были сердечными, и некоторые из них дожили до 60 или 70 лет. Те немногие избранные, кто дожил до 80-х и более лет, вероятно, были довольно слабыми, учитывая отсутствие лечения хронических заболеваний или инвалидности.

Значение десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного пути в виде десятилетий, с возрастом 100 лет на заключительном этапе, может быть связано с 10-значной арабской системой счисления, которая была широко принята европейцами, начиная с четырнадцатого века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненных путей часто использовались образы животных для характеристики разных возрастных периодов: бык в 30 лет для обозначения силы, лев в 40 лет для изображения храбрости, а лиса в 50 лет для проявления остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже во времена Возрождения с этапами жизненного жанра картин средний возраст изображался как вершина жизненного пути. В этих ранних изображениях также было заложено признание компромисса между уменьшением физического признания прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон.

Даже в начале 20 -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Г. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу « Старение, последняя половина жизни » (1922). ).Он утверждал: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, имеет пять основных стадий: (1) детство, (2) отрочество от половой зрелости до полной юности, (3) середина жизни или расцвет, когда мы находимся на пике своего развития. совокупность способностей, варьирующихся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти лет и включающая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, обычно называемых нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сорока лет или раньше у женщины, и ( 5) старость, постклимактерический или собственно старческий возраст». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

В связи с этим возникает ряд вопросов, включая определение среднего возраста. Сегодня в среднем средний возраст чаще всего считается от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 лет подсчитали, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет ( SD = 6,15) и заканчивается в 59 лет ( SD = 7).46). Учитывая высокую степень изменчивости внутри возрастных периодов с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим ориентиром для определения среднего возраста. Середину жизни можно лучше рассматривать с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

Две другие ранние концепции среднего возраста предвосхищают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал середину жизни как критический период (полдень жизни) для соединения более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Юнг, 1933). Эриксон (1963) определил главную проблему среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между теми, кто моложе, и теми, кто старше на протяжении всей жизни. Эти темы охватывают то, что мы называем ключевой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости внутри отдельных людей и между поколениями.

Национальное исследование среднего возраста в Соединенных Штатах

Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, посвященным взрослым людям среднего возраста, и в нем особое внимание уделяется биопсихосоциальным путям к здоровью и болезни (Brim et al., 2004). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, отобранных случайным набором цифр в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования была проведена в 2004–2006 гг., а лонгитудинальный коэффициент удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (дополнительную информацию об исследовании см. на http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку данных MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных функциях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста в жизненном цикле.

Текущие (неверные) представления о среднем возрасте

Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте в прежние времена, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть получено из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не триумфы тех, кто в среднем возрасте. Эта совокупность работ привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с требованиями множественных ролей, или финансовые затруднения могут накапливаться в среднем возрасте или наносить больший ущерб в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут произойти в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за возрастной дискриминации со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, причем самый распространенный миф связан с кризисом среднего возраста.

Исследование MIDUS показывает, что кризис не является типичным явлением среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста, от 10 до 20% в США сообщают о нем (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставима во взрослом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что переживают кризисы в другие периоды жизни, поэтому средний возраст едва ли является чем-то особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными со старением. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут возникнуть в любом возрастном периоде (Wethington, 2000). Те, кто переживает кризис среднего возраста, обычно переживают потрясения в другие периоды своей жизни, и эти люди, по-видимому, больше руководствуются невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz). , Маркус и Пэн, 1994).

Возможно, ложные представления о среднем возрасте как периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых не хотят быть в среднем возрасте. В MIDUS мы спросили лиц в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть (Brim et al., 2004; Lachman, 2004), и в среднем они хотели бы быть моложе своего возраста (). M = 33 года, SD = 10,13). Эта юношеская тоска может быть связана со стереотипами и предубеждениями в отношении тех, кому за 40, а также с изображениями, которые часто изображаются в СМИ.Также существует суровая реальность для тех, кто находится в середине жизни, кто часто сталкивается с жонглированием несколькими обязанностями и имеет дело с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиковым временем во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

Большая часть работ по благополучию подчеркивала, что старость — это более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как довольно негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделялось огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим, кто взаимодействует с теми, кто находится в среднем возрасте, или зависит от них. Депрессия и стресс достигают своего пика в среднем возрасте, особенно у тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в средние годы по отношению к другим возрастным периодам (У.S. Министерство здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Имеются также данные о том, что показатели самоубийств со временем увеличиваются среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это собой когортный эффект, связанный с бэби-бумерами, или это тенденция, которая будет сохраняться среди поколений в среднем возрасте (Phillips, Robin, Nugent и др.). Идлер, 2010). Важно учитывать потребности в благополучии и психическом здоровье людей среднего возраста и учитывать, являются ли эти модели универсальными или варьируются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни была сосредоточена на сравнении двух крайних возрастных групп, молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и изучающими средний возраст в контексте других периодов жизненного пути (Brim et al., 2004). Таким образом, вырисовывается более ясная картина характера этого периода.

Перспектива развития продолжительности жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, находящегося на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте вариации переживаний и влияний обширны и во многом зависят от контекста. Полезно рассматривать человека в нескольких контекстах, в отношении к себе в другие моменты времени, ранее и позже, как в ближайшем, так и в отдаленном, а также в отношении к другим на рабочем месте и в пределах семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход на протяжении всей жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы может обогатить теоретическую и эмпирическую работу в средних классах.Выделены три основных принципа перспективы развития на протяжении всей жизни, особенно относящиеся к среднему возрасту как ключевому периоду жизненного пути: разнонаправленность, изменчивость/пластичность и защита/устойчивость.

Разнонаправленность траекторий жизненного пути

Каково положение среднего возраста по отношению к более раннему и более позднему периодам жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений во взрослом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и положение в среднем возрасте зависит от рассматриваемого измерения.Одни процессы идут по нисходящей траектории, другие по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует постоянная картина более положительных эмоций в более позднем возрасте, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивной регуляцией эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick, & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы о позитивности не касается среднего возраста; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослом возрасте.

Возможно, самым известным открытием о благополучии в среднем возрасте является то, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, который часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали люди молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были среди людей в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Этот паттерн, когда средний возраст находится в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью, часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, влияющие на их благополучие (Sutin et al., 2013). ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочное измерение благополучия, удовлетворенность жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, включая счастье и позитивный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует эффект позитивности. И в области эвдемонического благополучия цель в жизни и личностный рост находятся в упадке, в то время как автономия и позитивные отношения растут во взрослом возрасте (Ryff, 1995).

U-образная модель также была показана в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы рождения и воспитания детей (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с отскоком после того, как дети уходят. дома (ВанЛанингем, Джонсон и Амато, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей само по себе приводит к снижению удовлетворенности жизнью в среднем возрасте (Deaton & Stone, 2014).

Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительного и отрицательного аффекта (Mroczek & Kolarz, 1998) и U-образной тенденцией удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Кросс-секционная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достигает своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект в пожилом возрасте был самым низким (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли позитивный эффект присутствовать как в аффективных (т. е. позитивных и негативных аффектах), так и в оценочных (т. е. удовлетворенности жизнью) показателях благополучия, и будут ли изменения в удовлетворенности жизнью согласовываться с поперечными данными. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

Картина среднего возраста в этом лонгитюдном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что средние годы, возраст от 40 до 60 лет, лучше всего проявляются при изучении 10-летнего изменения (см. ).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет демонстрировали усиление положительных эмоций в течение десятилетнего периода. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Эффекты в противоположном направлении были обнаружены для отрицательного аффекта (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют стабильный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и повышение удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

Средства положительного влияния (верхняя часть) и удовлетворенности жизнью (нижняя часть) в течение 10 лет в разбивке по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

С этой лонгитюдной точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что готовит будущее. Таким образом, рассмотрение положительного и отрицательного аффекта с точки зрения внутриличностных, внутриличностных изменений свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сосредоточенным на возрастных различиях средних уровней.

Что касается удовлетворенности жизнью, то акцент в литературе о старении делается на пике, который, по-видимому, приходится на более поздний период жизни по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста удовлетворены своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их будущая удовлетворенность будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящее и будущее удовлетворение жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути снижения удовлетворения в будущем и пути роста удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение находится на подъеме и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим находится на пути к снижению и еще не достигло надира, который не наблюдается до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Блак и Герцберг, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче, чем настоящее. Напротив, в пожилом возрасте, несмотря на то, что удовлетворенность жизнью в настоящем находится на пике, ожидается, что будущее будет еще хуже (см. ).

Средства для определения удовлетворенности жизнью в настоящем и будущем по возрастным группам на момент времени 1

Изменчивость и пластичность

Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии была сосредоточена на средних оценках, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Дифференциальные модели производительности и функционирования в пределах возрастных периодов представляют интерес для понимания ряда различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как мышление, скорость обработки и память (см. данные MIDUS, представленные в ), взрослые люди среднего возраста в среднем занимают промежуточное положение между молодыми и старшими; тем не менее, существуют большие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения перекрываются. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сравнимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на перекрестных возрастных различиях, закономерности согласуются с лонгитюдными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем демонстрирует снижение, начиная со среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее это отклонение от среднего значения позволяет выяснить, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие стареют успешнее, чем другие.

Нормальная функция плотности вероятности когнитивных показателей для людей младшего, среднего и старшего возраста

Изучение вариаций внутри возрастных групп может выявить случаи устойчивости перед лицом вызовов или способность к изменениям и пластичности, даже когда обстоятельства трудны или неблагоприятный.При рассмотрении в качестве примера различий между социальными классами можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвергается риску, но при этом преуспевает или даже лучше, чем ожидалось. Один из таких подходов заключается в рассмотрении смягчающих переменных, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску неблагоприятных результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, имеют более слабую эпизодическую память и реже занимаются стимулированием когнитивной деятельности на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое вовлечение в когнитивную деятельность ослабляет различия в памяти SES, так что у тех, кто имеет более низкий уровень образования и часто занимается когнитивной деятельностью, память сравнима с памятью людей с более высоким уровнем образования (Лахман, Агригороаи, Мерфи и др.). Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения, превышающего типичный или средний уровень для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нервном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений за пределами существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в среднем возрасте можно обратить вспять физические или психологические повреждения, связанные с невзгодами в раннем возрасте, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012).

Защита и устойчивость: мультисистемный подход

Несмотря на то, что многие процессы ухудшения в среднем возрасте идут полным ходом, существуют возможности для минимизации или замедления дальнейшего ухудшения с помощью защитных ресурсов.Они могут включать в себя сочетание адаптивных факторов образа жизни и поддающихся изменению психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и сократить снижение, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвергается риску проблем со здоровьем (например, из-за низкого уровня СЭС), могут проявлять устойчивость, поддерживая, восстанавливая или улучшая здоровье после испытания (Ryff et al., 2012). Существует возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте, периоде времени, когда все еще существует огромный потенциал для изменения функций мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим к упадку, могут получить пользу от вмешательств, которые могут снизить риск упадка и болезней.

Существует много потенциальных факторов риска и факторов защиты для здоровья и благополучия в более позднем возрасте. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Кремен, Лахман, Прюсснер, Сливински и Уилсон, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они учитывают несколько факторов, обычно все они включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы сосуществуют одновременно, и их чистый эффект может не отражать их полного аддитивного вклада. Подход, который мы приняли, заключается в контроле факторов риска и рассмотрении множества защитных факторов как совокупности, то есть в совокупном анализе их вклада. Этот составной подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение, и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroae, 2010).Также можно изучить замедляющие эффекты защитного композита. Хотя в целом защитный фактор может быть полезным, возможно, что его эффекты различаются, принося пользу одним больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы имеют значение для здоровья и благополучия. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто испытывает трудности в раннем детстве или имеет низкий уровень образования во взрослой жизни (Ryff et al., 2012).

Хотя люди с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также, вероятно, реагируют на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же качества, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным компенсировать последствия невзгод.Имеются данные во многих областях, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, получают наибольшую пользу от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano). , Чепмен, Агригороай, Инфурна и Лахман, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы на изменения.

В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,грамм. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) являются защитными в снижении 10-летнего снижения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroae, 2010). Точно так же Путерман и соавт. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет роль буфера для здоровья. Они обнаружили, что здоровая регуляция эмоций, сильные социальные связи и позитивное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированную связь между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры являются биологическими маркерами клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть данные о том, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными чертами, определяющими ключевой характер этого периода в жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой центральной позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединение младшего и старшего поколений.

Средний возраст на пересечении роста и упадка

С точки зрения продолжительности жизни изменение рассматривается как динамическое, и в любой возрастной период переживаются как приобретения, так и потери. С возрастом происходит смещение баланса выгод и потерь, так что обычно ожидается, что выгоды будут выше по сравнению с потерями в детстве и раннем взрослом возрасте (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение будет обратным, и потери будут выше по сравнению с приобретениями. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как ключевой период в жизненном цикле с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Мустафик и Фройнд, 2013).

Многомерное мультисистемное представление рассматривает траектории в доменах. Эта точка зрения подчеркивает положение среднего возраста на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

Пересечение роста и упадка в среднем возрасте

Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье движется вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки информации, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.Средний возраст имеет несколько уникальное преимущество на жизненном пути благодаря сопоставлению приобретений и потерь.

Пересечение роста и упадка широко изучалось в области интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические описания текучего и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое снижается на протяжении взрослой жизни. График опыта и способностей, связанных со знаниями, на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящая и нисходящая траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способности принимать финансовые решения достигают пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из соответствующего предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя те, кто моложе, имеют более быструю когнитивную обработку, им не хватает соответствующего опыта финансового выбора. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами ухудшения исполнительных функций и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящей и нисходящей когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных и слабых сторон.

До сих пор мало внимания уделялось интеграции траекторий в разных областях для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Имеются как поперечные, так и лонгитюдные доказательства того, что когнитивные функции (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью показывают тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим свидетельство того, что было названо парадоксом старения (см.). Акцент в литературе делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопутствующий спад когнитивного и физического функционирования. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, а не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и на пути к падению.С этой многоаспектной точки зрения средний возраст предстает как благоприятный период с точки зрения изменения траекторий, когда одни домены находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между доменами. Существует возможность компенсировать спад в одной области активами из других сильных областей (Балтес и др., 2006).

Парадокс старения: Z-Score означает когнитивные способности, физическое здоровье и удовлетворенность жизнью в разбивке по возрастным группам во время 2 убеждения.Жизнь посередине часто сложна, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые в середине обычно чувствуют себя подавленными, у них слишком много дел и не хватает времени. Естественно, это время подвергать сомнению сделанный выбор и выбранный путь. Кроме того, начинают проявляться физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии старения тела и разума. Все эти переживания имеют один общий знаменатель; они бросают вызов основной человеческой потребности в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля является одним из ключевых компонентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroae, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Тем не менее средние годы — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

Середина года — это время, когда чувство контроля постоянно испытывается множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и умственного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно, нереалистичными в своем воспринимаемом контроле и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — выяснить, чем они хотят заниматься в жизни, и игнорировать неудачи и идти на риск — это адаптивный способ. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), который вмешается, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку самопогоня больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится посередине, есть о ком думать, и их время сильно разделено и рассредоточено. Хотя кажется, что контроль ослабевает, то, как пройдут средние годы, во многом зависит от самих людей.Это осознание может быть как пугающим, так и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя ответственность и жонглировать ею на нескольких аренах (Lachman, 2004).

В течение взрослой жизни существует два основных источника контроля, один из которых демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на пересечении этих траекторий (Lachman et al., 2009). Успехи в управлении приходят от приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функционирования, производительности и продуктивности с увеличением ограничений, связанных со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, в том числе с неожиданными событиями, такими как проблемы со здоровьем и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознавать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы не сбиться с курса и сохранять равновесие. Ключ в том, чтобы найти способы компенсировать или противодействовать потерям и спадам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что убеждения о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смертности (Turiano et al., в прессе). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, существует ли адаптивное сочетание личного мастерства и воспринимаемых ограничений, то есть признание своих сильных сторон и ограничений с точки зрения контроля.

Связи между ранней и поздней жизнью

Рассмотрение как отдаленных, так и ближайших влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Имеются данные о том, что переживания в детстве могут влиять на здоровье и благополучие даже много лет спустя, в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с ключевым периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для дальнейшей жизни.

Ранние годы жизни влияют на средний возраст

Несмотря на то, что многие исследования в области развития были сосредоточены на детстве и подростковом возрасте, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя и взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни состоит в том, чтобы исследовать связи между ранним, средним и поздним периодами жизни.Характеристики, поведение и опыт детства имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные были получены в результате лонгитюдных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и последствиям для благополучия во взрослой жизни, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод родителей и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывал более слабое здоровье как мужчин, так и женщин в среднем возрасте по сравнению с теми, кто жил в полных семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание того, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным действиям. Один из вариантов заключается в том, чтобы рассмотреть вопрос о том, обратимы ли последствия при вмешательстве в среднем возрасте. Другой подход заключается в проведении профилактических мероприятий как можно раньше, чтобы свести к минимуму долгосрочные последствия.

Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологической интеграции невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма посредством воспалительных реакций и плохой саморегуляции. Они исследовали влияние стресса в детстве из-за плохого родительского обращения и низкого СЭС на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкоффа также предполагает, что негативный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья во взрослом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие стрессоры, как жестокое обращение или низкий СЭС, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный стресс в детстве может подвергнуть людей более высокому риску хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

Низкий СЭС в детстве связан с более высоким риском развития метаболического синдрома в среднем возрасте, чем дети с высоким СЭС (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкий СЭС в детстве также связан с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанной с хроническим стрессом, во взрослом возрасте по сравнению с теми, у кого фон с высоким СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что влияние невзгод детства на здоровье можно обратить вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивные установки.

Хотя негативные детские переживания могут иметь пагубные последствия на всю жизнь, это не предопределено заранее.Несмотря на долгосрочные последствия, существует потенциал для обратимости и восстановления в среднем возрасте, даже если трудности привели к далеко идущим последствиям. Некоторые из тех, кто пережил невзгоды в раннем возрасте, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от ранней жизни к взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет преуспевать в среднем возрасте, основываясь на более ранней жизни.

Несмотря на то, что проблемы в детстве потенциально могут подвергать взрослых среднего возраста более высокому риску негативных последствий для здоровья в долгосрочной перспективе, специальные стратегии преодоления могут помочь свести к минимуму долгосрочный ущерб от этих стрессоров, что приведет к обратимости последствий невзгод в раннем возрасте.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые с низким СЭС в детстве имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий «сдвиг и упорство» по сравнению со взрослыми с низким СЭС, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление себя к стрессорам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость жизни с силой, сохраняя надежды на будущее). Предполагается, что такое сочетание подходов сдвига и постоянного воздействия на жизненные стрессоры снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, например заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены в лонгитюдном исследовании в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована положительными социальными связями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

Средний возраст Предсказатели более поздней жизни

Мы отметили примеры долгосрочного влияния от раннего жизненного опыта на функционирование в среднем возрасте.Есть также доказательства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни во взрослом возрасте, скорее всего, пожинают плоды в более позднем возрасте. Напротив, тем, кто ведет себя рискованно или вредит здоровью во взрослом возрасте, суждено столкнуться с большими трудностями в пожилом возрасте. Например, у тех, кто занимается спортом и находится в хорошей физической форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск развития деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что переживание сильного стресса в среднем возрасте предсказывает инвалидность в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, у кого поддерживающие социальные отношения, регулярные физические упражнения и положительное отношение к контролю в среднем возрасте, лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10-летнего периода, и чем больше этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroae, 2010). Аналогичные выводы о долгосрочном аддитивном эффекте были получены в лонгитюдном исследовании британских государственных служащих, проведенном Уайтхоллом.Они показали, что чем более здоровое поведение проявляется в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

Роли среднего возраста – между младшим и старшим поколениями

Благополучие как молодых, так и пожилых людей дома, на работе и в обществе в целом сильно зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие в значительной степени зависят от способности людей среднего возраста взять на себя эти многочисленные роли и быть продуктивными (An & Cooney, 2006).

Родители детей с инвалидностью ежедневно испытывают больше стрессоров и негативных эмоций, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей без инвалидности (Seltzer et al., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению лиц, осуществляющих уход за хронически больными детьми, о чем свидетельствует длина теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность времени, проведенного в качестве опекуна (т.е. продолжительность хронического стресса), была напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с поправкой на возраст. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, у лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы у лиц, осуществляющих уход, и в контрольной группе повышалась одинаково в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Лаврецкого и соавт. (2013) обнаружили, что лица, осуществляющие уход за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как повышение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей релаксацию.

Стресс, пережитый родителем, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут повлиять на проявление депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблемы психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего лиц среднего возраста. Если лицо, осуществляющее уход, не получает надлежащей медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как лица, осуществляющего уход, так и тех, за кого он несет ответственность.

Следует отметить, что стрессоры ухода не всегда приводят к негативным последствиям. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сравнимо с благополучием родителей здоровых детей, что указывает на возможность устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг). , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональные инвестиции как для младших взрослых детей, так и для пожилых родителей (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имеют родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент предполагает, что большое количество родителей среднего возраста сегодня в настоящее время подвергается воздействию потенциальных стрессоров из-за множества требовательных ролей. Те, кто находится посередине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители заботятся о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые люди среднего возраста, выступающие связующим звеном между младшими детьми и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержкой между поколениями в своей семейной сети.

Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Самочувствие взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценкой социальной и личной адаптации своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, чувствуют себя лучше, поскольку считают, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует множество областей, в которых взрослый человек среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности чувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения от своей роли. Действительно, есть доказательства того, что взрослые люди среднего возраста способны учиться на стрессовых событиях и могут находить смысл или расти перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

Резюме и будущие направления

Мы описали средний возраст как центральный, ключевой период в жизненном пути. Он приходится на критический стык путей роста и упадка, обеспечивая сближение и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящей и нисходящей траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является основным периодом для установления связей между более ранними и более поздними периодами жизненного пути.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем в среднем возрасте и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном и межпоколенческом уровнях через такие роли, как воспитание, забота и наставничество.

Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и существуют огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или корректирующих вмешательств. Существует много свидетельств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в среднем возрасте и позже.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможность изменить обстоятельства и то, как они оцениваются на индивидуальном или групповом уровне, обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации средних лет также могут иметь далеко идущие последствия для тех, кто моложе и старше.

За последние двадцать лет благодаря репрезентативным лонгитудинальным исследованиям, таким как MIDUS, мы начали лучше понимать средний возраст в контексте жизненного пути.Тем не менее, многое еще предстоит узнать. Мы мало знаем о том, специфичны ли текущие результаты для конкретных когорт или культур, которые были изучены. Необходимы дополнительные международные, кросс-культурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и пространстве.

Перспективным направлением для будущих исследований среднего возраста является рассмотрение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Этот подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как бремя и активы со временем накапливаются, создавая дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Подготовка этого документа была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

Footnotes

Примечание автора. Эта статья основана на приглашении на заседания ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

Ссылки

  • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Эпоха разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Документы Брукингса об экономической деятельности. 2009; 2:51–117. doi: 10.1353/eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Agrigoroae S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: психологические и социальные науки. 2011;66Б:130–140. doi: 10.1093/geronb/gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Levenson MR.Стресс, преодоление и здоровье в середине жизни: перспектива развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. стр. 188–214. [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Sutton KJ, Lachman ME. Развитие копинг-ресурсов во взрослом возрасте. Журнал Личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
  • Almeida DM, Horn MC. Является ли повседневная жизнь более напряженной в середине взрослой жизни? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. стр. 425–451. [Google Scholar]
  • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и пожилом возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30:410–421. doi: 10.1177/0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Том. 1. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley; 2006. стр. 569–664. [Google Scholar]
  • Бланчфлауэр Д.Г., Освальд А.Дж. Имеет ли благосостояние U-образную форму на протяжении жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор десятилетия. Журнал Брак и семья. 2000: 964–980. [Google Scholar]
  • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Материнские депрессивные симптомы в младенчестве: уникальный вклад в детские депрессивные симптомы в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. doi: 10.1017/S095457940

    85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и положительный эффект. Современные направления психологической науки.2005; 14:117–121. doi: 10.1111/j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж.С., Аспелунд Т., Лаунер Л.Дж. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2010;65:1369–1374. doi: 10.1093/gerona/glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Изнашивание ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24:733–741. doi: 10.1177/0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chen E, Miller GE, Lachman ME, Gruenewald TL, Seeman TE. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств низкого детства: преимущества переключения и упорства при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. doi: 10.1097/PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Clark AE, Oswald AJ.Кривая зависимость между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
  • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
  • Cole TR. Путешествие жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
  • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого дома и нет детей. ПНАС. 2014; 111:1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной подготовки среднего возраста и деменцией в более позднем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158:162–168. doi: 10.7326/0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dickerson SS, Kemeny ME. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический вестник. 2004; 130:355–391. doi: 10.1037/0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Economist, The. Возраст и счастье: разворот жизни. The Economist 2010, 16 декабря; [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Блэкберн Э.Х., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Адлер Н.Е., Морроу Д.Д., Коутон Р.М. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004; 101:17312–17315. doi: 10.1073/pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Волковиц О.М., Путерман Э., Каран Л., Блэкберн Э.Х.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. doi: 10.1016/j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
  • Финке М.С., Хьюстон С.Дж., Шарп Д.Л. Бухгалтерские балансы ранних бумеров: отличаются ли они от добумеров? Журнал семейных и экономических проблем. 2005; 27: 542–561. doi: 10.1007/s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на развитие мозга и поведения. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 doi: 10.1177/0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Мартин Л.Г., Шоени Р.Ф. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002; 288:3137–3146. doi: 10.1001/jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freund AM, Ritter JO. Кризис среднего возраста: дискуссия. Геронтология. 2009; 55: 582–591. doi: 10.1159/000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gerstorf D, Röcke C, Lachman ME. Предшествующие и последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: продольные доказательства междоменных ассоциаций во взрослом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66Б: 61–71.doi: 10.1093/geronb/gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры, средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей депрессивных матерей: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
  • Grundy E, Henretta JC.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на межпоколенческую заботу, обеспечиваемую «сэндвич-поколением» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. doi: 10.1017/S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hahn EA, Lachman ME. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
  • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Детская сознательность связана с объективно измеренным физическим здоровьем взрослого человека четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. doi: 10.1037/a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Достижения и потери в развитии на протяжении взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Развивающая психология. 1989; 25: 109–121. doi: 10.1037/0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Инфурна Ф.Дж., Герсторф Д., Зарит С.Х. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различных эффектах в среднем и пожилом возрасте. Развивающая психология. 2011;47:9–18. doi: 10.1037/a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
  • Jung CG. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и Мир; 1933. [Google Scholar]
  • Кремен В.С., Лахман М.Е., Прюсснер Дж.К., Сливинский М., Уилсон Р. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели вмешательства: социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. doi: 10.1093/gerona/gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T, von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. [Google Scholar]
  • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004; 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S. Укрепление функционального здоровья в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты убеждений о контроле, социальной поддержки и физических упражнений.ПЛОС ОДИН. 2010;5(10):e13297. doi: 10.1371/journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует различия в образовании эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010;18:4–10. doi: 10.1097/JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, James JB. График развития среднего возраста: обзор.В: Lachman ME, James JB, редакторы. Несколько путей развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Левкович С., Маркус А., Пэн Ю. Образы развития среднего возраста у молодых людей, людей среднего и старшего возраста. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. doi: 10.1007/BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Нойперт С.Д., Агригороай С. Актуальность контролирующих убеждений для здоровья и старения. В: Шайе К.В., Уиллис С.Л., редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Рёке С., Росник С. Взлет и падение убеждений о контроле во взрослой жизни: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследований и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
  • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных взглядах американцев на свою удовлетворенность жизнью: возрастные различия в реконструкции прошлого и предвидении будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. doi: 10.1111/j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Weaver SL. Чувство контроля как модератор социальных классовых различий в здоровье и благополучии. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ланг И.А., Ллевеллин Д.Дж., Хаббард Р.Е., Ланга К.М., Мельцер Д.Доход и пик среднего возраста распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010;41:1365–1372. doi: 10.1017/S0033291710002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сент-Сир Н., Халса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для лиц, осуществляющих уход за деменцией, с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познание и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013;28:57–65. doi: 10.1002/gps.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левинсон Д.Дж., Дэрроу К.Н., Кляйн Э.Б., Левинсон М.Х., Макки Б. Времена года в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
  • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлучения для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000; 24:183–189. [Google Scholar]
  • Отметки NF. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал Брак и семья. 1998; 60: 951–966. [Google Scholar]
  • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: взрослые дети старения. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. doi: 10.1093/sw/26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и предрасположенность к хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический вестник. 2011; 137:959–997. doi: 10.1037/a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнская забота как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22:1591–1599. doi: 10.1177/0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительный и отрицательный аффект: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мустафик М., Фройнд А.М.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. doi: 10.1177/01650254134. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: можно ли обратить вспять пагубные последствия неблагоприятного воздействия окружающей среды на взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
  • Филлипс Дж. А., Робин А. В., Ньюджент К. Н., Идлер Э. Л.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: влияние периода или когорты? Отчеты общественного здравоохранения. 2010;125:680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pierret CR. «Поколение бутербродов»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129:3–9. [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Ассоциации факторов стресса и подъема заботы с бременем лица, осуществляющего уход, и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003; 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Серенсен С. Этнические различия в факторах стресса, ресурсах и психологических результатах семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005; 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007; 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пулккинен Л., Лийра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. doi: 10.1177/0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Путерман Э., Эпель Э.С., Лин Дж., Блэкберн Э.Х., Гросс Дж.Дж., Вули М.А., Коэн Б.Е. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Мозг, поведение и иммунитет, предварительная онлайн-публикация. 2013 г.: 10.1016/j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Robinson OC, Wright GRT. Распространенность, типы и предполагаемые исходы кризисных эпизодов в раннем взрослом и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, интернет-издание Advance. 2013 г.: 10.1177/0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Возможные «я» во взрослой жизни и в старости: рассказ о меняющихся горизонтах. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. doi: 10.1111/1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T, Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Ценкова В.Разновидности устойчивости в MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. doi: 10.1111/j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценки взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. doi: 10.1037/0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и комбинированного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184:1985–1992. doi: 10.1503/cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Когда начинается возрастное снижение когнитивных функций? Нейробиология старения. 2009; 30: 507–514. doi: 10.1016/j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2010.[Google Scholar]
  • Симан Т.Е., Меркин С.С., Криммин Э.М., Карламангла А.С. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: национальные обследования состояния здоровья и питания, 1988–1994 и 1999–2004 гг. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100:100–107. doi: 10.2105/AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Almeida DM, Greenberg JS, Savla J, Stawski RS, Hong J, Taylor JL. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей среднего возраста детей с ограниченными возможностями здоровья.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50:1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Krauss MW, Choi SC, Hong J. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и старшем возрасте. В: Ryff CD, Seltzer MM, редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Шихи Г. Пассажи. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и детские корни неравенства в здоровье: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301:2252–2259. doi: 10.1001/jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Garner AS. Пожизненные последствия невзгод раннего детства и токсического стресса. Педиатрия. 2012; 129: 232–246. doi: 10.1542/пед.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие культурные фикции) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Сингх-Ману А., Кивимаки М., Глимур М.М., Эльбаз А., Берр С., Эбмайер К.П., Дугравот А.Время начала снижения когнитивных функций: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012;2012:d7622. doi: 10.1136/bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sliwinski MJ, Almeida DM, Smyth J, Stawski RS. Индивидуальные изменения и изменчивость в ежедневных стрессовых процессах: результаты двух исследований с дневниковыми измерениями. Психология и старение. 2009; 24:828–840. doi: 10.1037/a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Spillman BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные семейные опекуны: изменение сетей и «сэндвич-поколение» The Milbank Quarterly. 2000; 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и глядя вперед: возрастные различия взрослых в постоянстве диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18:13–24. doi: 10.1037/0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Моментальный снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010;107:9985–9990. doi: 10.1073/pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сутин А.Р., Терраччано А., Миланески Ю., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие тяжелых экономических времен.Psychological Science 2013 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор П., Паркер К., Паттен Э., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/ от 13 июля 2013 г.
  • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroae S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смертности на низком, а не на высоком уровне образования. Health Psychology (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • U.С. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийства среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
  • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как субъективное благополучие меняется с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. doi: 10.1007/s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Рипер М., Рифф С., Придхэм К.Родительско-семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здоровья. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • VanLaningham J, Johnson DR, Amato P. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные панельного исследования с пятью волнами. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
  • Ветингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста» Мотивация и эмоции. 2000; 24:85–103. дои: 10.1023/А:1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в Соединенных Штатах с 1972 по 2004 год: когортный анализ возрастных периодов. Американский социологический обзор. 2008; 73: 204–266. doi: 10.1177/000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

Баланс между ростом и спадом на перекрестке молодости и старости

Int J Behav Dev. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 1 января.

Опубликовано в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4286887

NIHMSID: NIHMS612966

Brandeis University, Waltham, MA 900 Author: Brandeis University, Waltham, MA 900Лахман, доктор философии, Минни и Гарольд Фиерман, профессор психологии, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс, 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected]См. другое статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизни. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования Midlife in the United States (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях.Мы представляем средний возраст как ключевой период в жизненном пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связывая более ранние и более поздние периоды жизни и связывая более молодое и старшее поколения. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и многосистемной устойчивости в смягчении последствий упадка. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на работе и в обществе в целом. Таким образом, акцент на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

Ключевые слова: средний возраст, развитие в течение жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, межпоколенческие отношения, забота, жизнестойкость, влияние ранней жизни жизни, чем к средним годам (Лахман, 2004). Поскольку более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на работе и в обществе, широко распространен интерес к тому, чтобы узнать больше об этом периоде жизненного пути.Цель этой статьи состоит в том, чтобы разъяснить средний возраст в контексте жизненного пути с точки зрения развития. Траектории изменений во взрослом возрасте рассматриваются с точки зрения характеристики среднего возраста по отношению к другим возрастным периодам. На примере исследований из национального лонгитюдного исследования Midlife in the United States (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004) мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций. , и самочувствие.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как поворотный период в жизненном пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) связи более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединения младшего и старшего поколений.

Средний возраст в исторической перспективе

Средний возраст не имеет четкого определения и понимания. Словарь описывает его как период между юностью и старостью, смутным, недифференцированным статусом.Согласно Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее образы среднего возраста можно встретить уже в 16 годах в художественных представлениях о жизненном цикле. Художественные представления о жизненном пути 13 , 14 и 15 веков не придают особого значения средним годам, поскольку они обычно изображают круговое изображение цикла жизни, или в некоторых случаях случается линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16 900 27 900 28 веках художники регулярно изображали жизненный путь в виде серии восходящих и нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым как возраст 50 лет), впервые увиденное в европейских картинах конца 16 века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, причем каждое десятилетие было представлено от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50 лет. что те, кто пережил детство и роды, были сердечными, и некоторые из них дожили до 60 или 70 лет. Те немногие избранные, кто дожил до 80-х и более лет, вероятно, были довольно слабыми, учитывая отсутствие лечения хронических заболеваний или инвалидности.

Значение десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного пути в виде десятилетий, с возрастом 100 лет на заключительном этапе, может быть связано с 10-значной арабской системой счисления, которая была широко принята европейцами, начиная с четырнадцатого века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненных путей часто использовались образы животных для характеристики разных возрастных периодов: бык в 30 лет для обозначения силы, лев в 40 лет для изображения храбрости, а лиса в 50 лет для проявления остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже во времена Возрождения с этапами жизненного жанра картин средний возраст изображался как вершина жизненного пути. В этих ранних изображениях также было заложено признание компромисса между уменьшением физического признания прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон.

Даже в начале 20 -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Г. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу « Старение, последняя половина жизни » (1922). ).Он утверждал: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, имеет пять основных стадий: (1) детство, (2) отрочество от половой зрелости до полной юности, (3) середина жизни или расцвет, когда мы находимся на пике своего развития. совокупность способностей, варьирующихся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти лет и включающая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, обычно называемых нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сорока лет или раньше у женщины, и ( 5) старость, постклимактерический или собственно старческий возраст». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

В связи с этим возникает ряд вопросов, включая определение среднего возраста. Сегодня в среднем средний возраст чаще всего считается от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 лет подсчитали, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет ( SD = 6,15) и заканчивается в 59 лет ( SD = 7).46). Учитывая высокую степень изменчивости внутри возрастных периодов с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим ориентиром для определения среднего возраста. Середину жизни можно лучше рассматривать с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

Две другие ранние концепции среднего возраста предвосхищают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал середину жизни как критический период (полдень жизни) для соединения более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Юнг, 1933). Эриксон (1963) определил главную проблему среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между теми, кто моложе, и теми, кто старше на протяжении всей жизни. Эти темы охватывают то, что мы называем ключевой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости внутри отдельных людей и между поколениями.

Национальное исследование среднего возраста в Соединенных Штатах

Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, посвященным взрослым людям среднего возраста, и в нем особое внимание уделяется биопсихосоциальным путям к здоровью и болезни (Brim et al., 2004). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, отобранных случайным набором цифр в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования была проведена в 2004–2006 гг., а лонгитудинальный коэффициент удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (дополнительную информацию об исследовании см. на http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку данных MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных функциях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста в жизненном цикле.

Текущие (неверные) представления о среднем возрасте

Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте в прежние времена, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть получено из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не триумфы тех, кто в среднем возрасте. Эта совокупность работ привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с требованиями множественных ролей, или финансовые затруднения могут накапливаться в среднем возрасте или наносить больший ущерб в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут произойти в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за возрастной дискриминации со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, причем самый распространенный миф связан с кризисом среднего возраста.

Исследование MIDUS показывает, что кризис не является типичным явлением среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста, от 10 до 20% в США сообщают о нем (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставима во взрослом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что переживают кризисы в другие периоды жизни, поэтому средний возраст едва ли является чем-то особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными со старением. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут возникнуть в любом возрастном периоде (Wethington, 2000). Те, кто переживает кризис среднего возраста, обычно переживают потрясения в другие периоды своей жизни, и эти люди, по-видимому, больше руководствуются невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz). , Маркус и Пэн, 1994).

Возможно, ложные представления о среднем возрасте как периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых не хотят быть в среднем возрасте. В MIDUS мы спросили лиц в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть (Brim et al., 2004; Lachman, 2004), и в среднем они хотели бы быть моложе своего возраста (). M = 33 года, SD = 10,13). Эта юношеская тоска может быть связана со стереотипами и предубеждениями в отношении тех, кому за 40, а также с изображениями, которые часто изображаются в СМИ.Также существует суровая реальность для тех, кто находится в середине жизни, кто часто сталкивается с жонглированием несколькими обязанностями и имеет дело с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиковым временем во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

Большая часть работ по благополучию подчеркивала, что старость — это более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как довольно негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделялось огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим, кто взаимодействует с теми, кто находится в среднем возрасте, или зависит от них. Депрессия и стресс достигают своего пика в среднем возрасте, особенно у тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в средние годы по отношению к другим возрастным периодам (У.S. Министерство здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Имеются также данные о том, что показатели самоубийств со временем увеличиваются среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это собой когортный эффект, связанный с бэби-бумерами, или это тенденция, которая будет сохраняться среди поколений в среднем возрасте (Phillips, Robin, Nugent и др.). Идлер, 2010). Важно учитывать потребности в благополучии и психическом здоровье людей среднего возраста и учитывать, являются ли эти модели универсальными или варьируются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни была сосредоточена на сравнении двух крайних возрастных групп, молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и изучающими средний возраст в контексте других периодов жизненного пути (Brim et al., 2004). Таким образом, вырисовывается более ясная картина характера этого периода.

Перспектива развития продолжительности жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, находящегося на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте вариации переживаний и влияний обширны и во многом зависят от контекста. Полезно рассматривать человека в нескольких контекстах, в отношении к себе в другие моменты времени, ранее и позже, как в ближайшем, так и в отдаленном, а также в отношении к другим на рабочем месте и в пределах семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход на протяжении всей жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы может обогатить теоретическую и эмпирическую работу в средних классах.Выделены три основных принципа перспективы развития на протяжении всей жизни, особенно относящиеся к среднему возрасту как ключевому периоду жизненного пути: разнонаправленность, изменчивость/пластичность и защита/устойчивость.

Разнонаправленность траекторий жизненного пути

Каково положение среднего возраста по отношению к более раннему и более позднему периодам жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений во взрослом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и положение в среднем возрасте зависит от рассматриваемого измерения.Одни процессы идут по нисходящей траектории, другие по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует постоянная картина более положительных эмоций в более позднем возрасте, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивной регуляцией эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick, & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы о позитивности не касается среднего возраста; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослом возрасте.

Возможно, самым известным открытием о благополучии в среднем возрасте является то, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, который часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали люди молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были среди людей в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Этот паттерн, когда средний возраст находится в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью, часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, влияющие на их благополучие (Sutin et al., 2013). ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочное измерение благополучия, удовлетворенность жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, включая счастье и позитивный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует эффект позитивности. И в области эвдемонического благополучия цель в жизни и личностный рост находятся в упадке, в то время как автономия и позитивные отношения растут во взрослом возрасте (Ryff, 1995).

U-образная модель также была показана в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы рождения и воспитания детей (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с отскоком после того, как дети уходят. дома (ВанЛанингем, Джонсон и Амато, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей само по себе приводит к снижению удовлетворенности жизнью в среднем возрасте (Deaton & Stone, 2014).

Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительного и отрицательного аффекта (Mroczek & Kolarz, 1998) и U-образной тенденцией удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Кросс-секционная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достигает своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект в пожилом возрасте был самым низким (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли позитивный эффект присутствовать как в аффективных (т. е. позитивных и негативных аффектах), так и в оценочных (т. е. удовлетворенности жизнью) показателях благополучия, и будут ли изменения в удовлетворенности жизнью согласовываться с поперечными данными. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

Картина среднего возраста в этом лонгитюдном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что средние годы, возраст от 40 до 60 лет, лучше всего проявляются при изучении 10-летнего изменения (см. ).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет демонстрировали усиление положительных эмоций в течение десятилетнего периода. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Эффекты в противоположном направлении были обнаружены для отрицательного аффекта (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют стабильный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и повышение удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

Средства положительного влияния (верхняя часть) и удовлетворенности жизнью (нижняя часть) в течение 10 лет в разбивке по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

С этой лонгитюдной точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что готовит будущее. Таким образом, рассмотрение положительного и отрицательного аффекта с точки зрения внутриличностных, внутриличностных изменений свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сосредоточенным на возрастных различиях средних уровней.

Что касается удовлетворенности жизнью, то акцент в литературе о старении делается на пике, который, по-видимому, приходится на более поздний период жизни по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста удовлетворены своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их будущая удовлетворенность будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящее и будущее удовлетворение жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути снижения удовлетворения в будущем и пути роста удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение находится на подъеме и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим находится на пути к снижению и еще не достигло надира, который не наблюдается до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Блак и Герцберг, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче, чем настоящее. Напротив, в пожилом возрасте, несмотря на то, что удовлетворенность жизнью в настоящем находится на пике, ожидается, что будущее будет еще хуже (см. ).

Средства для определения удовлетворенности жизнью в настоящем и будущем по возрастным группам на момент времени 1

Изменчивость и пластичность

Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии была сосредоточена на средних оценках, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Дифференциальные модели производительности и функционирования в пределах возрастных периодов представляют интерес для понимания ряда различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как мышление, скорость обработки и память (см. данные MIDUS, представленные в ), взрослые люди среднего возраста в среднем занимают промежуточное положение между молодыми и старшими; тем не менее, существуют большие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения перекрываются. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сравнимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на перекрестных возрастных различиях, закономерности согласуются с лонгитюдными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем демонстрирует снижение, начиная со среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее это отклонение от среднего значения позволяет выяснить, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие стареют успешнее, чем другие.

Нормальная функция плотности вероятности когнитивных показателей для людей младшего, среднего и старшего возраста

Изучение вариаций внутри возрастных групп может выявить случаи устойчивости перед лицом вызовов или способность к изменениям и пластичности, даже когда обстоятельства трудны или неблагоприятный.При рассмотрении в качестве примера различий между социальными классами можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвергается риску, но при этом преуспевает или даже лучше, чем ожидалось. Один из таких подходов заключается в рассмотрении смягчающих переменных, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску неблагоприятных результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, имеют более слабую эпизодическую память и реже занимаются стимулированием когнитивной деятельности на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое вовлечение в когнитивную деятельность ослабляет различия в памяти SES, так что у тех, кто имеет более низкий уровень образования и часто занимается когнитивной деятельностью, память сравнима с памятью людей с более высоким уровнем образования (Лахман, Агригороаи, Мерфи и др.). Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения, превышающего типичный или средний уровень для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нервном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений за пределами существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в среднем возрасте можно обратить вспять физические или психологические повреждения, связанные с невзгодами в раннем возрасте, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012).

Защита и устойчивость: мультисистемный подход

Несмотря на то, что многие процессы ухудшения в среднем возрасте идут полным ходом, существуют возможности для минимизации или замедления дальнейшего ухудшения с помощью защитных ресурсов.Они могут включать в себя сочетание адаптивных факторов образа жизни и поддающихся изменению психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и сократить снижение, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвергается риску проблем со здоровьем (например, из-за низкого уровня СЭС), могут проявлять устойчивость, поддерживая, восстанавливая или улучшая здоровье после испытания (Ryff et al., 2012). Существует возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте, периоде времени, когда все еще существует огромный потенциал для изменения функций мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим к упадку, могут получить пользу от вмешательств, которые могут снизить риск упадка и болезней.

Существует много потенциальных факторов риска и факторов защиты для здоровья и благополучия в более позднем возрасте. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Кремен, Лахман, Прюсснер, Сливински и Уилсон, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они учитывают несколько факторов, обычно все они включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы сосуществуют одновременно, и их чистый эффект может не отражать их полного аддитивного вклада. Подход, который мы приняли, заключается в контроле факторов риска и рассмотрении множества защитных факторов как совокупности, то есть в совокупном анализе их вклада. Этот составной подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение, и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroae, 2010).Также можно изучить замедляющие эффекты защитного композита. Хотя в целом защитный фактор может быть полезным, возможно, что его эффекты различаются, принося пользу одним больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы имеют значение для здоровья и благополучия. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто испытывает трудности в раннем детстве или имеет низкий уровень образования во взрослой жизни (Ryff et al., 2012).

Хотя люди с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также, вероятно, реагируют на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же качества, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным компенсировать последствия невзгод.Имеются данные во многих областях, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, получают наибольшую пользу от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano). , Чепмен, Агригороай, Инфурна и Лахман, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы на изменения.

В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,грамм. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) являются защитными в снижении 10-летнего снижения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroae, 2010). Точно так же Путерман и соавт. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет роль буфера для здоровья. Они обнаружили, что здоровая регуляция эмоций, сильные социальные связи и позитивное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированную связь между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры являются биологическими маркерами клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть данные о том, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными чертами, определяющими ключевой характер этого периода в жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой центральной позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединение младшего и старшего поколений.

Средний возраст на пересечении роста и упадка

С точки зрения продолжительности жизни изменение рассматривается как динамическое, и в любой возрастной период переживаются как приобретения, так и потери. С возрастом происходит смещение баланса выгод и потерь, так что обычно ожидается, что выгоды будут выше по сравнению с потерями в детстве и раннем взрослом возрасте (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение будет обратным, и потери будут выше по сравнению с приобретениями. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как ключевой период в жизненном цикле с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Мустафик и Фройнд, 2013).

Многомерное мультисистемное представление рассматривает траектории в доменах. Эта точка зрения подчеркивает положение среднего возраста на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

Пересечение роста и упадка в среднем возрасте

Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье движется вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки информации, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.Средний возраст имеет несколько уникальное преимущество на жизненном пути благодаря сопоставлению приобретений и потерь.

Пересечение роста и упадка широко изучалось в области интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические описания текучего и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое снижается на протяжении взрослой жизни. График опыта и способностей, связанных со знаниями, на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящая и нисходящая траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способности принимать финансовые решения достигают пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из соответствующего предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя те, кто моложе, имеют более быструю когнитивную обработку, им не хватает соответствующего опыта финансового выбора. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами ухудшения исполнительных функций и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящей и нисходящей когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных и слабых сторон.

До сих пор мало внимания уделялось интеграции траекторий в разных областях для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Имеются как поперечные, так и лонгитюдные доказательства того, что когнитивные функции (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью показывают тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим свидетельство того, что было названо парадоксом старения (см.). Акцент в литературе делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопутствующий спад когнитивного и физического функционирования. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, а не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и на пути к падению.С этой многоаспектной точки зрения средний возраст предстает как благоприятный период с точки зрения изменения траекторий, когда одни домены находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между доменами. Существует возможность компенсировать спад в одной области активами из других сильных областей (Балтес и др., 2006).

Парадокс старения: Z-Score означает когнитивные способности, физическое здоровье и удовлетворенность жизнью в разбивке по возрастным группам во время 2 убеждения.Жизнь посередине часто сложна, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые в середине обычно чувствуют себя подавленными, у них слишком много дел и не хватает времени. Естественно, это время подвергать сомнению сделанный выбор и выбранный путь. Кроме того, начинают проявляться физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии старения тела и разума. Все эти переживания имеют один общий знаменатель; они бросают вызов основной человеческой потребности в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля является одним из ключевых компонентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroae, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Тем не менее средние годы — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

Середина года — это время, когда чувство контроля постоянно испытывается множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и умственного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно, нереалистичными в своем воспринимаемом контроле и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — выяснить, чем они хотят заниматься в жизни, и игнорировать неудачи и идти на риск — это адаптивный способ. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), который вмешается, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку самопогоня больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится посередине, есть о ком думать, и их время сильно разделено и рассредоточено. Хотя кажется, что контроль ослабевает, то, как пройдут средние годы, во многом зависит от самих людей.Это осознание может быть как пугающим, так и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя ответственность и жонглировать ею на нескольких аренах (Lachman, 2004).

В течение взрослой жизни существует два основных источника контроля, один из которых демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на пересечении этих траекторий (Lachman et al., 2009). Успехи в управлении приходят от приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функционирования, производительности и продуктивности с увеличением ограничений, связанных со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, в том числе с неожиданными событиями, такими как проблемы со здоровьем и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознавать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы не сбиться с курса и сохранять равновесие. Ключ в том, чтобы найти способы компенсировать или противодействовать потерям и спадам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что убеждения о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смертности (Turiano et al., в прессе). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, существует ли адаптивное сочетание личного мастерства и воспринимаемых ограничений, то есть признание своих сильных сторон и ограничений с точки зрения контроля.

Связи между ранней и поздней жизнью

Рассмотрение как отдаленных, так и ближайших влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Имеются данные о том, что переживания в детстве могут влиять на здоровье и благополучие даже много лет спустя, в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с ключевым периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для дальнейшей жизни.

Ранние годы жизни влияют на средний возраст

Несмотря на то, что многие исследования в области развития были сосредоточены на детстве и подростковом возрасте, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя и взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни состоит в том, чтобы исследовать связи между ранним, средним и поздним периодами жизни.Характеристики, поведение и опыт детства имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные были получены в результате лонгитюдных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и последствиям для благополучия во взрослой жизни, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод родителей и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывал более слабое здоровье как мужчин, так и женщин в среднем возрасте по сравнению с теми, кто жил в полных семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание того, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным действиям. Один из вариантов заключается в том, чтобы рассмотреть вопрос о том, обратимы ли последствия при вмешательстве в среднем возрасте. Другой подход заключается в проведении профилактических мероприятий как можно раньше, чтобы свести к минимуму долгосрочные последствия.

Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологической интеграции невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма посредством воспалительных реакций и плохой саморегуляции. Они исследовали влияние стресса в детстве из-за плохого родительского обращения и низкого СЭС на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкоффа также предполагает, что негативный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья во взрослом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие стрессоры, как жестокое обращение или низкий СЭС, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный стресс в детстве может подвергнуть людей более высокому риску хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

Низкий СЭС в детстве связан с более высоким риском развития метаболического синдрома в среднем возрасте, чем дети с высоким СЭС (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкий СЭС в детстве также связан с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанной с хроническим стрессом, во взрослом возрасте по сравнению с теми, у кого фон с высоким СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что влияние невзгод детства на здоровье можно обратить вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивные установки.

Хотя негативные детские переживания могут иметь пагубные последствия на всю жизнь, это не предопределено заранее.Несмотря на долгосрочные последствия, существует потенциал для обратимости и восстановления в среднем возрасте, даже если трудности привели к далеко идущим последствиям. Некоторые из тех, кто пережил невзгоды в раннем возрасте, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от ранней жизни к взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет преуспевать в среднем возрасте, основываясь на более ранней жизни.

Несмотря на то, что проблемы в детстве потенциально могут подвергать взрослых среднего возраста более высокому риску негативных последствий для здоровья в долгосрочной перспективе, специальные стратегии преодоления могут помочь свести к минимуму долгосрочный ущерб от этих стрессоров, что приведет к обратимости последствий невзгод в раннем возрасте.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые с низким СЭС в детстве имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий «сдвиг и упорство» по сравнению со взрослыми с низким СЭС, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление себя к стрессорам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость жизни с силой, сохраняя надежды на будущее). Предполагается, что такое сочетание подходов сдвига и постоянного воздействия на жизненные стрессоры снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, например заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены в лонгитюдном исследовании в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована положительными социальными связями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

Средний возраст Предсказатели более поздней жизни

Мы отметили примеры долгосрочного влияния от раннего жизненного опыта на функционирование в среднем возрасте.Есть также доказательства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни во взрослом возрасте, скорее всего, пожинают плоды в более позднем возрасте. Напротив, тем, кто ведет себя рискованно или вредит здоровью во взрослом возрасте, суждено столкнуться с большими трудностями в пожилом возрасте. Например, у тех, кто занимается спортом и находится в хорошей физической форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск развития деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что переживание сильного стресса в среднем возрасте предсказывает инвалидность в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, у кого поддерживающие социальные отношения, регулярные физические упражнения и положительное отношение к контролю в среднем возрасте, лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10-летнего периода, и чем больше этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroae, 2010). Аналогичные выводы о долгосрочном аддитивном эффекте были получены в лонгитюдном исследовании британских государственных служащих, проведенном Уайтхоллом.Они показали, что чем более здоровое поведение проявляется в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

Роли среднего возраста – между младшим и старшим поколениями

Благополучие как молодых, так и пожилых людей дома, на работе и в обществе в целом сильно зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие в значительной степени зависят от способности людей среднего возраста взять на себя эти многочисленные роли и быть продуктивными (An & Cooney, 2006).

Родители детей с инвалидностью ежедневно испытывают больше стрессоров и негативных эмоций, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей без инвалидности (Seltzer et al., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению лиц, осуществляющих уход за хронически больными детьми, о чем свидетельствует длина теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность времени, проведенного в качестве опекуна (т.е. продолжительность хронического стресса), была напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с поправкой на возраст. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, у лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы у лиц, осуществляющих уход, и в контрольной группе повышалась одинаково в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Лаврецкого и соавт. (2013) обнаружили, что лица, осуществляющие уход за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как повышение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей релаксацию.

Стресс, пережитый родителем, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут повлиять на проявление депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблемы психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего лиц среднего возраста. Если лицо, осуществляющее уход, не получает надлежащей медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как лица, осуществляющего уход, так и тех, за кого он несет ответственность.

Следует отметить, что стрессоры ухода не всегда приводят к негативным последствиям. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сравнимо с благополучием родителей здоровых детей, что указывает на возможность устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг). , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональные инвестиции как для младших взрослых детей, так и для пожилых родителей (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имеют родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент предполагает, что большое количество родителей среднего возраста сегодня в настоящее время подвергается воздействию потенциальных стрессоров из-за множества требовательных ролей. Те, кто находится посередине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители заботятся о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые люди среднего возраста, выступающие связующим звеном между младшими детьми и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержкой между поколениями в своей семейной сети.

Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Самочувствие взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценкой социальной и личной адаптации своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, чувствуют себя лучше, поскольку считают, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует множество областей, в которых взрослый человек среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности чувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения от своей роли. Действительно, есть доказательства того, что взрослые люди среднего возраста способны учиться на стрессовых событиях и могут находить смысл или расти перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

Резюме и будущие направления

Мы описали средний возраст как центральный, ключевой период в жизненном пути. Он приходится на критический стык путей роста и упадка, обеспечивая сближение и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящей и нисходящей траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является основным периодом для установления связей между более ранними и более поздними периодами жизненного пути.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем в среднем возрасте и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном и межпоколенческом уровнях через такие роли, как воспитание, забота и наставничество.

Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и существуют огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или корректирующих вмешательств. Существует много свидетельств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в среднем возрасте и позже.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможность изменить обстоятельства и то, как они оцениваются на индивидуальном или групповом уровне, обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации средних лет также могут иметь далеко идущие последствия для тех, кто моложе и старше.

За последние двадцать лет благодаря репрезентативным лонгитудинальным исследованиям, таким как MIDUS, мы начали лучше понимать средний возраст в контексте жизненного пути.Тем не менее, многое еще предстоит узнать. Мы мало знаем о том, специфичны ли текущие результаты для конкретных когорт или культур, которые были изучены. Необходимы дополнительные международные, кросс-культурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и пространстве.

Перспективным направлением для будущих исследований среднего возраста является рассмотрение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Этот подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как бремя и активы со временем накапливаются, создавая дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Подготовка этого документа была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

Footnotes

Примечание автора. Эта статья основана на приглашении на заседания ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

Ссылки

  • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Эпоха разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Документы Брукингса об экономической деятельности. 2009; 2:51–117. doi: 10.1353/eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Agrigoroae S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: психологические и социальные науки. 2011;66Б:130–140. doi: 10.1093/geronb/gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Levenson MR.Стресс, преодоление и здоровье в середине жизни: перспектива развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. стр. 188–214. [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Sutton KJ, Lachman ME. Развитие копинг-ресурсов во взрослом возрасте. Журнал Личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
  • Almeida DM, Horn MC. Является ли повседневная жизнь более напряженной в середине взрослой жизни? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. стр. 425–451. [Google Scholar]
  • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и пожилом возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30:410–421. doi: 10.1177/0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Том. 1. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley; 2006. стр. 569–664. [Google Scholar]
  • Бланчфлауэр Д.Г., Освальд А.Дж. Имеет ли благосостояние U-образную форму на протяжении жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор десятилетия. Журнал Брак и семья. 2000: 964–980. [Google Scholar]
  • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Материнские депрессивные симптомы в младенчестве: уникальный вклад в детские депрессивные симптомы в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. doi: 10.1017/S095457940

    85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и положительный эффект. Современные направления психологической науки.2005; 14:117–121. doi: 10.1111/j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж.С., Аспелунд Т., Лаунер Л.Дж. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2010;65:1369–1374. doi: 10.1093/gerona/glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Изнашивание ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24:733–741. doi: 10.1177/0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chen E, Miller GE, Lachman ME, Gruenewald TL, Seeman TE. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств низкого детства: преимущества переключения и упорства при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. doi: 10.1097/PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Clark AE, Oswald AJ.Кривая зависимость между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
  • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
  • Cole TR. Путешествие жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
  • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого дома и нет детей. ПНАС. 2014; 111:1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной подготовки среднего возраста и деменцией в более позднем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158:162–168. doi: 10.7326/0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dickerson SS, Kemeny ME. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический вестник. 2004; 130:355–391. doi: 10.1037/0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Economist, The. Возраст и счастье: разворот жизни. The Economist 2010, 16 декабря; [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Блэкберн Э.Х., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Адлер Н.Е., Морроу Д.Д., Коутон Р.М. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004; 101:17312–17315. doi: 10.1073/pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Волковиц О.М., Путерман Э., Каран Л., Блэкберн Э.Х.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. doi: 10.1016/j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
  • Финке М.С., Хьюстон С.Дж., Шарп Д.Л. Бухгалтерские балансы ранних бумеров: отличаются ли они от добумеров? Журнал семейных и экономических проблем. 2005; 27: 542–561. doi: 10.1007/s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на развитие мозга и поведения. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 doi: 10.1177/0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Мартин Л.Г., Шоени Р.Ф. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002; 288:3137–3146. doi: 10.1001/jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freund AM, Ritter JO. Кризис среднего возраста: дискуссия. Геронтология. 2009; 55: 582–591. doi: 10.1159/000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gerstorf D, Röcke C, Lachman ME. Предшествующие и последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: продольные доказательства междоменных ассоциаций во взрослом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66Б: 61–71.doi: 10.1093/geronb/gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры, средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей депрессивных матерей: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
  • Grundy E, Henretta JC.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на межпоколенческую заботу, обеспечиваемую «сэндвич-поколением» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. doi: 10.1017/S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hahn EA, Lachman ME. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
  • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Детская сознательность связана с объективно измеренным физическим здоровьем взрослого человека четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. doi: 10.1037/a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Достижения и потери в развитии на протяжении взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Развивающая психология. 1989; 25: 109–121. doi: 10.1037/0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Инфурна Ф.Дж., Герсторф Д., Зарит С.Х. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различных эффектах в среднем и пожилом возрасте. Развивающая психология. 2011;47:9–18. doi: 10.1037/a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
  • Jung CG. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и Мир; 1933. [Google Scholar]
  • Кремен В.С., Лахман М.Е., Прюсснер Дж.К., Сливинский М., Уилсон Р. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели вмешательства: социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. doi: 10.1093/gerona/gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T, von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. [Google Scholar]
  • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004; 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S. Укрепление функционального здоровья в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты убеждений о контроле, социальной поддержки и физических упражнений.ПЛОС ОДИН. 2010;5(10):e13297. doi: 10.1371/journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует различия в образовании эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010;18:4–10. doi: 10.1097/JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, James JB. График развития среднего возраста: обзор.В: Lachman ME, James JB, редакторы. Несколько путей развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Левкович С., Маркус А., Пэн Ю. Образы развития среднего возраста у молодых людей, людей среднего и старшего возраста. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. doi: 10.1007/BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Нойперт С.Д., Агригороай С. Актуальность контролирующих убеждений для здоровья и старения. В: Шайе К.В., Уиллис С.Л., редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Рёке С., Росник С. Взлет и падение убеждений о контроле во взрослой жизни: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследований и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
  • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных взглядах американцев на свою удовлетворенность жизнью: возрастные различия в реконструкции прошлого и предвидении будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. doi: 10.1111/j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Weaver SL. Чувство контроля как модератор социальных классовых различий в здоровье и благополучии. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ланг И.А., Ллевеллин Д.Дж., Хаббард Р.Е., Ланга К.М., Мельцер Д.Доход и пик среднего возраста распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010;41:1365–1372. doi: 10.1017/S0033291710002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сент-Сир Н., Халса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для лиц, осуществляющих уход за деменцией, с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познание и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013;28:57–65. doi: 10.1002/gps.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левинсон Д.Дж., Дэрроу К.Н., Кляйн Э.Б., Левинсон М.Х., Макки Б. Времена года в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
  • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлучения для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000; 24:183–189. [Google Scholar]
  • Отметки NF. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал Брак и семья. 1998; 60: 951–966. [Google Scholar]
  • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: взрослые дети старения. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. doi: 10.1093/sw/26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и предрасположенность к хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический вестник. 2011; 137:959–997. doi: 10.1037/a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнская забота как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22:1591–1599. doi: 10.1177/0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительный и отрицательный аффект: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мустафик М., Фройнд А.М.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. doi: 10.1177/01650254134. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: можно ли обратить вспять пагубные последствия неблагоприятного воздействия окружающей среды на взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
  • Филлипс Дж. А., Робин А. В., Ньюджент К. Н., Идлер Э. Л.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: влияние периода или когорты? Отчеты общественного здравоохранения. 2010;125:680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pierret CR. «Поколение бутербродов»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129:3–9. [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Ассоциации факторов стресса и подъема заботы с бременем лица, осуществляющего уход, и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003; 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Серенсен С. Этнические различия в факторах стресса, ресурсах и психологических результатах семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005; 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007; 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пулккинен Л., Лийра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. doi: 10.1177/0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Путерман Э., Эпель Э.С., Лин Дж., Блэкберн Э.Х., Гросс Дж.Дж., Вули М.А., Коэн Б.Е. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Мозг, поведение и иммунитет, предварительная онлайн-публикация. 2013 г.: 10.1016/j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Robinson OC, Wright GRT. Распространенность, типы и предполагаемые исходы кризисных эпизодов в раннем взрослом и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, интернет-издание Advance. 2013 г.: 10.1177/0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Возможные «я» во взрослой жизни и в старости: рассказ о меняющихся горизонтах. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. doi: 10.1111/1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T, Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Ценкова В.Разновидности устойчивости в MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. doi: 10.1111/j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценки взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. doi: 10.1037/0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и комбинированного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184:1985–1992. doi: 10.1503/cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Когда начинается возрастное снижение когнитивных функций? Нейробиология старения. 2009; 30: 507–514. doi: 10.1016/j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2010.[Google Scholar]
  • Симан Т.Е., Меркин С.С., Криммин Э.М., Карламангла А.С. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: национальные обследования состояния здоровья и питания, 1988–1994 и 1999–2004 гг. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100:100–107. doi: 10.2105/AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Almeida DM, Greenberg JS, Savla J, Stawski RS, Hong J, Taylor JL. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей среднего возраста детей с ограниченными возможностями здоровья.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50:1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Krauss MW, Choi SC, Hong J. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и старшем возрасте. В: Ryff CD, Seltzer MM, редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Шихи Г. Пассажи. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и детские корни неравенства в здоровье: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301:2252–2259. doi: 10.1001/jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Garner AS. Пожизненные последствия невзгод раннего детства и токсического стресса. Педиатрия. 2012; 129: 232–246. doi: 10.1542/пед.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие культурные фикции) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Сингх-Ману А., Кивимаки М., Глимур М.М., Эльбаз А., Берр С., Эбмайер К.П., Дугравот А.Время начала снижения когнитивных функций: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012;2012:d7622. doi: 10.1136/bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sliwinski MJ, Almeida DM, Smyth J, Stawski RS. Индивидуальные изменения и изменчивость в ежедневных стрессовых процессах: результаты двух исследований с дневниковыми измерениями. Психология и старение. 2009; 24:828–840. doi: 10.1037/a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Spillman BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные семейные опекуны: изменение сетей и «сэндвич-поколение» The Milbank Quarterly. 2000; 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и глядя вперед: возрастные различия взрослых в постоянстве диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18:13–24. doi: 10.1037/0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Моментальный снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010;107:9985–9990. doi: 10.1073/pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сутин А.Р., Терраччано А., Миланески Ю., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие тяжелых экономических времен.Psychological Science 2013 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор П., Паркер К., Паттен Э., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/ от 13 июля 2013 г.
  • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroae S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смертности на низком, а не на высоком уровне образования. Health Psychology (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • U.С. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийства среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
  • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как субъективное благополучие меняется с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. doi: 10.1007/s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Рипер М., Рифф С., Придхэм К.Родительско-семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здоровья. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • VanLaningham J, Johnson DR, Amato P. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные панельного исследования с пятью волнами. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
  • Ветингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста» Мотивация и эмоции. 2000; 24:85–103. дои: 10.1023/А:1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в Соединенных Штатах с 1972 по 2004 год: когортный анализ возрастных периодов. Американский социологический обзор. 2008; 73: 204–266. doi: 10.1177/000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

Баланс между ростом и спадом на перекрестке молодости и старости

Int J Behav Dev. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 1 января.

Опубликовано в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4286887

NIHMSID: NIHMS612966

Brandeis University, Waltham, MA 900 Author: Brandeis University, Waltham, MA 900Лахман, доктор философии, Минни и Гарольд Фиерман, профессор психологии, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс, 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected]См. другое статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизни. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования Midlife in the United States (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях.Мы представляем средний возраст как ключевой период в жизненном пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связывая более ранние и более поздние периоды жизни и связывая более молодое и старшее поколения. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и многосистемной устойчивости в смягчении последствий упадка. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на работе и в обществе в целом. Таким образом, акцент на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

Ключевые слова: средний возраст, развитие в течение жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, межпоколенческие отношения, забота, жизнестойкость, влияние ранней жизни жизни, чем к средним годам (Лахман, 2004). Поскольку более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на работе и в обществе, широко распространен интерес к тому, чтобы узнать больше об этом периоде жизненного пути.Цель этой статьи состоит в том, чтобы разъяснить средний возраст в контексте жизненного пути с точки зрения развития. Траектории изменений во взрослом возрасте рассматриваются с точки зрения характеристики среднего возраста по отношению к другим возрастным периодам. На примере исследований из национального лонгитюдного исследования Midlife in the United States (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004) мы приводим доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций. , и самочувствие.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как поворотный период в жизненном пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) связи более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединения младшего и старшего поколений.

Средний возраст в исторической перспективе

Средний возраст не имеет четкого определения и понимания. Словарь описывает его как период между юностью и старостью, смутным, недифференцированным статусом.Согласно Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее образы среднего возраста можно встретить уже в 16 годах в художественных представлениях о жизненном цикле. Художественные представления о жизненном пути 13 , 14 и 15 веков не придают особого значения средним годам, поскольку они обычно изображают круговое изображение цикла жизни, или в некоторых случаях случается линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16 900 27 900 28 веках художники регулярно изображали жизненный путь в виде серии восходящих и нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым как возраст 50 лет), впервые увиденное в европейских картинах конца 16 века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, причем каждое десятилетие было представлено от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50 лет. что те, кто пережил детство и роды, были сердечными, и некоторые из них дожили до 60 или 70 лет. Те немногие избранные, кто дожил до 80-х и более лет, вероятно, были довольно слабыми, учитывая отсутствие лечения хронических заболеваний или инвалидности.

Значение десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного пути в виде десятилетий, с возрастом 100 лет на заключительном этапе, может быть связано с 10-значной арабской системой счисления, которая была широко принята европейцами, начиная с четырнадцатого века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненных путей часто использовались образы животных для характеристики разных возрастных периодов: бык в 30 лет для обозначения силы, лев в 40 лет для изображения храбрости, а лиса в 50 лет для проявления остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже во времена Возрождения с этапами жизненного жанра картин средний возраст изображался как вершина жизненного пути. В этих ранних изображениях также было заложено признание компромисса между уменьшением физического признания прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон.

Даже в начале 20 -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Г. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу « Старение, последняя половина жизни » (1922). ).Он утверждал: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, имеет пять основных стадий: (1) детство, (2) отрочество от половой зрелости до полной юности, (3) середина жизни или расцвет, когда мы находимся на пике своего развития. совокупность способностей, варьирующихся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти лет и включающая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, обычно называемых нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сорока лет или раньше у женщины, и ( 5) старость, постклимактерический или собственно старческий возраст». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

В связи с этим возникает ряд вопросов, включая определение среднего возраста. Сегодня в среднем средний возраст чаще всего считается от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 лет подсчитали, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет ( SD = 6,15) и заканчивается в 59 лет ( SD = 7).46). Учитывая высокую степень изменчивости внутри возрастных периодов с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим ориентиром для определения среднего возраста. Середину жизни можно лучше рассматривать с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

Две другие ранние концепции среднего возраста предвосхищают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал середину жизни как критический период (полдень жизни) для соединения более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Юнг, 1933). Эриксон (1963) определил главную проблему среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между теми, кто моложе, и теми, кто старше на протяжении всей жизни. Эти темы охватывают то, что мы называем ключевой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости внутри отдельных людей и между поколениями.

Национальное исследование среднего возраста в Соединенных Штатах

Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, посвященным взрослым людям среднего возраста, и в нем особое внимание уделяется биопсихосоциальным путям к здоровью и болезни (Brim et al., 2004). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, отобранных случайным набором цифр в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования была проведена в 2004–2006 гг., а лонгитудинальный коэффициент удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (дополнительную информацию об исследовании см. на http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку данных MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных функциях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста в жизненном цикле.

Текущие (неверные) представления о среднем возрасте

Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте в прежние времена, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть получено из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не триумфы тех, кто в среднем возрасте. Эта совокупность работ привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с требованиями множественных ролей, или финансовые затруднения могут накапливаться в среднем возрасте или наносить больший ущерб в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут произойти в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за возрастной дискриминации со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, причем самый распространенный миф связан с кризисом среднего возраста.

Исследование MIDUS показывает, что кризис не является типичным явлением среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста, от 10 до 20% в США сообщают о нем (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставима во взрослом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что переживают кризисы в другие периоды жизни, поэтому средний возраст едва ли является чем-то особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными со старением. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут возникнуть в любом возрастном периоде (Wethington, 2000). Те, кто переживает кризис среднего возраста, обычно переживают потрясения в другие периоды своей жизни, и эти люди, по-видимому, больше руководствуются невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz). , Маркус и Пэн, 1994).

Возможно, ложные представления о среднем возрасте как периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых не хотят быть в среднем возрасте. В MIDUS мы спросили лиц в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть (Brim et al., 2004; Lachman, 2004), и в среднем они хотели бы быть моложе своего возраста (). M = 33 года, SD = 10,13). Эта юношеская тоска может быть связана со стереотипами и предубеждениями в отношении тех, кому за 40, а также с изображениями, которые часто изображаются в СМИ.Также существует суровая реальность для тех, кто находится в середине жизни, кто часто сталкивается с жонглированием несколькими обязанностями и имеет дело с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиковым временем во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

Большая часть работ по благополучию подчеркивала, что старость — это более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как довольно негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделялось огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим, кто взаимодействует с теми, кто находится в среднем возрасте, или зависит от них. Депрессия и стресс достигают своего пика в среднем возрасте, особенно у тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в средние годы по отношению к другим возрастным периодам (У.S. Министерство здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Имеются также данные о том, что показатели самоубийств со временем увеличиваются среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это собой когортный эффект, связанный с бэби-бумерами, или это тенденция, которая будет сохраняться среди поколений в среднем возрасте (Phillips, Robin, Nugent и др.). Идлер, 2010). Важно учитывать потребности в благополучии и психическом здоровье людей среднего возраста и учитывать, являются ли эти модели универсальными или варьируются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни была сосредоточена на сравнении двух крайних возрастных групп, молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и изучающими средний возраст в контексте других периодов жизненного пути (Brim et al., 2004). Таким образом, вырисовывается более ясная картина характера этого периода.

Перспектива развития продолжительности жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, находящегося на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте вариации переживаний и влияний обширны и во многом зависят от контекста. Полезно рассматривать человека в нескольких контекстах, в отношении к себе в другие моменты времени, ранее и позже, как в ближайшем, так и в отдаленном, а также в отношении к другим на рабочем месте и в пределах семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход на протяжении всей жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы может обогатить теоретическую и эмпирическую работу в средних классах.Выделены три основных принципа перспективы развития на протяжении всей жизни, особенно относящиеся к среднему возрасту как ключевому периоду жизненного пути: разнонаправленность, изменчивость/пластичность и защита/устойчивость.

Разнонаправленность траекторий жизненного пути

Каково положение среднего возраста по отношению к более раннему и более позднему периодам жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений во взрослом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и положение в среднем возрасте зависит от рассматриваемого измерения.Одни процессы идут по нисходящей траектории, другие по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует постоянная картина более положительных эмоций в более позднем возрасте, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивной регуляцией эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick, & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы о позитивности не касается среднего возраста; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослом возрасте.

Возможно, самым известным открытием о благополучии в среднем возрасте является то, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, который часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали люди молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были среди людей в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Этот паттерн, когда средний возраст находится в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью, часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, влияющие на их благополучие (Sutin et al., 2013). ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочное измерение благополучия, удовлетворенность жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, включая счастье и позитивный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует эффект позитивности. И в области эвдемонического благополучия цель в жизни и личностный рост находятся в упадке, в то время как автономия и позитивные отношения растут во взрослом возрасте (Ryff, 1995).

U-образная модель также была показана в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы рождения и воспитания детей (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с отскоком после того, как дети уходят. дома (ВанЛанингем, Джонсон и Амато, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей само по себе приводит к снижению удовлетворенности жизнью в среднем возрасте (Deaton & Stone, 2014).

Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительного и отрицательного аффекта (Mroczek & Kolarz, 1998) и U-образной тенденцией удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Кросс-секционная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достигает своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект в пожилом возрасте был самым низким (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли позитивный эффект присутствовать как в аффективных (т. е. позитивных и негативных аффектах), так и в оценочных (т. е. удовлетворенности жизнью) показателях благополучия, и будут ли изменения в удовлетворенности жизнью согласовываться с поперечными данными. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

Картина среднего возраста в этом лонгитюдном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что средние годы, возраст от 40 до 60 лет, лучше всего проявляются при изучении 10-летнего изменения (см. ).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет демонстрировали усиление положительных эмоций в течение десятилетнего периода. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Эффекты в противоположном направлении были обнаружены для отрицательного аффекта (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют стабильный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и повышение удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

Средства положительного влияния (верхняя часть) и удовлетворенности жизнью (нижняя часть) в течение 10 лет в разбивке по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

С этой лонгитюдной точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что готовит будущее. Таким образом, рассмотрение положительного и отрицательного аффекта с точки зрения внутриличностных, внутриличностных изменений свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сосредоточенным на возрастных различиях средних уровней.

Что касается удовлетворенности жизнью, то акцент в литературе о старении делается на пике, который, по-видимому, приходится на более поздний период жизни по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста удовлетворены своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их будущая удовлетворенность будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящее и будущее удовлетворение жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути снижения удовлетворения в будущем и пути роста удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение находится на подъеме и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим находится на пути к снижению и еще не достигло надира, который не наблюдается до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Блак и Герцберг, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче, чем настоящее. Напротив, в пожилом возрасте, несмотря на то, что удовлетворенность жизнью в настоящем находится на пике, ожидается, что будущее будет еще хуже (см. ).

Средства для определения удовлетворенности жизнью в настоящем и будущем по возрастным группам на момент времени 1

Изменчивость и пластичность

Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии была сосредоточена на средних оценках, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Дифференциальные модели производительности и функционирования в пределах возрастных периодов представляют интерес для понимания ряда различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как мышление, скорость обработки и память (см. данные MIDUS, представленные в ), взрослые люди среднего возраста в среднем занимают промежуточное положение между молодыми и старшими; тем не менее, существуют большие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения перекрываются. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сравнимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на перекрестных возрастных различиях, закономерности согласуются с лонгитюдными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем демонстрирует снижение, начиная со среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее это отклонение от среднего значения позволяет выяснить, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие стареют успешнее, чем другие.

Нормальная функция плотности вероятности когнитивных показателей для людей младшего, среднего и старшего возраста

Изучение вариаций внутри возрастных групп может выявить случаи устойчивости перед лицом вызовов или способность к изменениям и пластичности, даже когда обстоятельства трудны или неблагоприятный.При рассмотрении в качестве примера различий между социальными классами можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвергается риску, но при этом преуспевает или даже лучше, чем ожидалось. Один из таких подходов заключается в рассмотрении смягчающих переменных, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску неблагоприятных результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, имеют более слабую эпизодическую память и реже занимаются стимулированием когнитивной деятельности на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое вовлечение в когнитивную деятельность ослабляет различия в памяти SES, так что у тех, кто имеет более низкий уровень образования и часто занимается когнитивной деятельностью, память сравнима с памятью людей с более высоким уровнем образования (Лахман, Агригороаи, Мерфи и др.). Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения, превышающего типичный или средний уровень для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нервном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений за пределами существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в среднем возрасте можно обратить вспять физические или психологические повреждения, связанные с невзгодами в раннем возрасте, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012).

Защита и устойчивость: мультисистемный подход

Несмотря на то, что многие процессы ухудшения в среднем возрасте идут полным ходом, существуют возможности для минимизации или замедления дальнейшего ухудшения с помощью защитных ресурсов.Они могут включать в себя сочетание адаптивных факторов образа жизни и поддающихся изменению психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и сократить снижение, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвергается риску проблем со здоровьем (например, из-за низкого уровня СЭС), могут проявлять устойчивость, поддерживая, восстанавливая или улучшая здоровье после испытания (Ryff et al., 2012). Существует возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте, периоде времени, когда все еще существует огромный потенциал для изменения функций мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим к упадку, могут получить пользу от вмешательств, которые могут снизить риск упадка и болезней.

Существует много потенциальных факторов риска и факторов защиты для здоровья и благополучия в более позднем возрасте. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Кремен, Лахман, Прюсснер, Сливински и Уилсон, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они учитывают несколько факторов, обычно все они включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы сосуществуют одновременно, и их чистый эффект может не отражать их полного аддитивного вклада. Подход, который мы приняли, заключается в контроле факторов риска и рассмотрении множества защитных факторов как совокупности, то есть в совокупном анализе их вклада. Этот составной подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение, и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroae, 2010).Также можно изучить замедляющие эффекты защитного композита. Хотя в целом защитный фактор может быть полезным, возможно, что его эффекты различаются, принося пользу одним больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы имеют значение для здоровья и благополучия. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто испытывает трудности в раннем детстве или имеет низкий уровень образования во взрослой жизни (Ryff et al., 2012).

Хотя люди с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также, вероятно, реагируют на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же качества, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным компенсировать последствия невзгод.Имеются данные во многих областях, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, получают наибольшую пользу от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano). , Чепмен, Агригороай, Инфурна и Лахман, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы на изменения.

В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,грамм. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) являются защитными в снижении 10-летнего снижения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroae, 2010). Точно так же Путерман и соавт. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет роль буфера для здоровья. Они обнаружили, что здоровая регуляция эмоций, сильные социальные связи и позитивное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированную связь между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры являются биологическими маркерами клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть данные о том, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными чертами, определяющими ключевой характер этого периода в жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой центральной позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь более раннего и более позднего периодов жизни и (в) соединение младшего и старшего поколений.

Средний возраст на пересечении роста и упадка

С точки зрения продолжительности жизни изменение рассматривается как динамическое, и в любой возрастной период переживаются как приобретения, так и потери. С возрастом происходит смещение баланса выгод и потерь, так что обычно ожидается, что выгоды будут выше по сравнению с потерями в детстве и раннем взрослом возрасте (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение будет обратным, и потери будут выше по сравнению с приобретениями. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как ключевой период в жизненном цикле с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Мустафик и Фройнд, 2013).

Многомерное мультисистемное представление рассматривает траектории в доменах. Эта точка зрения подчеркивает положение среднего возраста на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

Пересечение роста и упадка в среднем возрасте

Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье движется вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки информации, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.Средний возраст имеет несколько уникальное преимущество на жизненном пути благодаря сопоставлению приобретений и потерь.

Пересечение роста и упадка широко изучалось в области интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические описания текучего и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое снижается на протяжении взрослой жизни. График опыта и способностей, связанных со знаниями, на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящая и нисходящая траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способности принимать финансовые решения достигают пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из соответствующего предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя те, кто моложе, имеют более быструю когнитивную обработку, им не хватает соответствующего опыта финансового выбора. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами ухудшения исполнительных функций и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящей и нисходящей когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных и слабых сторон.

До сих пор мало внимания уделялось интеграции траекторий в разных областях для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Имеются как поперечные, так и лонгитюдные доказательства того, что когнитивные функции (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью показывают тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим свидетельство того, что было названо парадоксом старения (см.). Акцент в литературе делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопутствующий спад когнитивного и физического функционирования. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, а не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и на пути к падению.С этой многоаспектной точки зрения средний возраст предстает как благоприятный период с точки зрения изменения траекторий, когда одни домены находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между доменами. Существует возможность компенсировать спад в одной области активами из других сильных областей (Балтес и др., 2006).

Парадокс старения: Z-Score означает когнитивные способности, физическое здоровье и удовлетворенность жизнью в разбивке по возрастным группам во время 2 убеждения.Жизнь посередине часто сложна, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые в середине обычно чувствуют себя подавленными, у них слишком много дел и не хватает времени. Естественно, это время подвергать сомнению сделанный выбор и выбранный путь. Кроме того, начинают проявляться физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии старения тела и разума. Все эти переживания имеют один общий знаменатель; они бросают вызов основной человеческой потребности в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля является одним из ключевых компонентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroae, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Тем не менее средние годы — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

Середина года — это время, когда чувство контроля постоянно испытывается множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и умственного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно, нереалистичными в своем воспринимаемом контроле и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — выяснить, чем они хотят заниматься в жизни, и игнорировать неудачи и идти на риск — это адаптивный способ. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), который вмешается, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку самопогоня больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится посередине, есть о ком думать, и их время сильно разделено и рассредоточено. Хотя кажется, что контроль ослабевает, то, как пройдут средние годы, во многом зависит от самих людей.Это осознание может быть как пугающим, так и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя ответственность и жонглировать ею на нескольких аренах (Lachman, 2004).

В течение взрослой жизни существует два основных источника контроля, один из которых демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на пересечении этих траекторий (Lachman et al., 2009). Успехи в управлении приходят от приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функционирования, производительности и продуктивности с увеличением ограничений, связанных со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, в том числе с неожиданными событиями, такими как проблемы со здоровьем и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознавать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы не сбиться с курса и сохранять равновесие. Ключ в том, чтобы найти способы компенсировать или противодействовать потерям и спадам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что убеждения о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смертности (Turiano et al., в прессе). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, существует ли адаптивное сочетание личного мастерства и воспринимаемых ограничений, то есть признание своих сильных сторон и ограничений с точки зрения контроля.

Связи между ранней и поздней жизнью

Рассмотрение как отдаленных, так и ближайших влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Имеются данные о том, что переживания в детстве могут влиять на здоровье и благополучие даже много лет спустя, в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с ключевым периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для дальнейшей жизни.

Ранние годы жизни влияют на средний возраст

Несмотря на то, что многие исследования в области развития были сосредоточены на детстве и подростковом возрасте, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя и взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни состоит в том, чтобы исследовать связи между ранним, средним и поздним периодами жизни.Характеристики, поведение и опыт детства имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные были получены в результате лонгитюдных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и последствиям для благополучия во взрослой жизни, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод родителей и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывал более слабое здоровье как мужчин, так и женщин в среднем возрасте по сравнению с теми, кто жил в полных семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание того, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным действиям. Один из вариантов заключается в том, чтобы рассмотреть вопрос о том, обратимы ли последствия при вмешательстве в среднем возрасте. Другой подход заключается в проведении профилактических мероприятий как можно раньше, чтобы свести к минимуму долгосрочные последствия.

Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологической интеграции невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма посредством воспалительных реакций и плохой саморегуляции. Они исследовали влияние стресса в детстве из-за плохого родительского обращения и низкого СЭС на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкоффа также предполагает, что негативный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья во взрослом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие стрессоры, как жестокое обращение или низкий СЭС, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный стресс в детстве может подвергнуть людей более высокому риску хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

Низкий СЭС в детстве связан с более высоким риском развития метаболического синдрома в среднем возрасте, чем дети с высоким СЭС (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкий СЭС в детстве также связан с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанной с хроническим стрессом, во взрослом возрасте по сравнению с теми, у кого фон с высоким СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что влияние невзгод детства на здоровье можно обратить вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивные установки.

Хотя негативные детские переживания могут иметь пагубные последствия на всю жизнь, это не предопределено заранее.Несмотря на долгосрочные последствия, существует потенциал для обратимости и восстановления в среднем возрасте, даже если трудности привели к далеко идущим последствиям. Некоторые из тех, кто пережил невзгоды в раннем возрасте, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от ранней жизни к взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет преуспевать в среднем возрасте, основываясь на более ранней жизни.

Несмотря на то, что проблемы в детстве потенциально могут подвергать взрослых среднего возраста более высокому риску негативных последствий для здоровья в долгосрочной перспективе, специальные стратегии преодоления могут помочь свести к минимуму долгосрочный ущерб от этих стрессоров, что приведет к обратимости последствий невзгод в раннем возрасте.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые с низким СЭС в детстве имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий «сдвиг и упорство» по сравнению со взрослыми с низким СЭС, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление себя к стрессорам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость жизни с силой, сохраняя надежды на будущее). Предполагается, что такое сочетание подходов сдвига и постоянного воздействия на жизненные стрессоры снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, например заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены в лонгитюдном исследовании в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована положительными социальными связями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

Средний возраст Предсказатели более поздней жизни

Мы отметили примеры долгосрочного влияния от раннего жизненного опыта на функционирование в среднем возрасте.Есть также доказательства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни во взрослом возрасте, скорее всего, пожинают плоды в более позднем возрасте. Напротив, тем, кто ведет себя рискованно или вредит здоровью во взрослом возрасте, суждено столкнуться с большими трудностями в пожилом возрасте. Например, у тех, кто занимается спортом и находится в хорошей физической форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск развития деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что переживание сильного стресса в среднем возрасте предсказывает инвалидность в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, у кого поддерживающие социальные отношения, регулярные физические упражнения и положительное отношение к контролю в среднем возрасте, лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10-летнего периода, и чем больше этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroae, 2010). Аналогичные выводы о долгосрочном аддитивном эффекте были получены в лонгитюдном исследовании британских государственных служащих, проведенном Уайтхоллом.Они показали, что чем более здоровое поведение проявляется в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

Роли среднего возраста – между младшим и старшим поколениями

Благополучие как молодых, так и пожилых людей дома, на работе и в обществе в целом сильно зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие в значительной степени зависят от способности людей среднего возраста взять на себя эти многочисленные роли и быть продуктивными (An & Cooney, 2006).

Родители детей с инвалидностью ежедневно испытывают больше стрессоров и негативных эмоций, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей без инвалидности (Seltzer et al., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению лиц, осуществляющих уход за хронически больными детьми, о чем свидетельствует длина теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность времени, проведенного в качестве опекуна (т.е. продолжительность хронического стресса), была напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с поправкой на возраст. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, у лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы у лиц, осуществляющих уход, и в контрольной группе повышалась одинаково в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Лаврецкого и соавт. (2013) обнаружили, что лица, осуществляющие уход за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как повышение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей релаксацию.

Стресс, пережитый родителем, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут повлиять на проявление депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблемы психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего лиц среднего возраста. Если лицо, осуществляющее уход, не получает надлежащей медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как лица, осуществляющего уход, так и тех, за кого он несет ответственность.

Следует отметить, что стрессоры ухода не всегда приводят к негативным последствиям. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сравнимо с благополучием родителей здоровых детей, что указывает на возможность устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг). , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональные инвестиции как для младших взрослых детей, так и для пожилых родителей (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имеют родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент предполагает, что большое количество родителей среднего возраста сегодня в настоящее время подвергается воздействию потенциальных стрессоров из-за множества требовательных ролей. Те, кто находится посередине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители заботятся о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые люди среднего возраста, выступающие связующим звеном между младшими детьми и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержкой между поколениями в своей семейной сети.

Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Самочувствие взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценкой социальной и личной адаптации своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, чувствуют себя лучше, поскольку считают, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует множество областей, в которых взрослый человек среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности чувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения от своей роли. Действительно, есть доказательства того, что взрослые люди среднего возраста способны учиться на стрессовых событиях и могут находить смысл или расти перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

Резюме и будущие направления

Мы описали средний возраст как центральный, ключевой период в жизненном пути. Он приходится на критический стык путей роста и упадка, обеспечивая сближение и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящей и нисходящей траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является основным периодом для установления связей между более ранними и более поздними периодами жизненного пути.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем в среднем возрасте и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном и межпоколенческом уровнях через такие роли, как воспитание, забота и наставничество.

Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и существуют огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или корректирующих вмешательств. Существует много свидетельств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в среднем возрасте и позже.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможность изменить обстоятельства и то, как они оцениваются на индивидуальном или групповом уровне, обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации средних лет также могут иметь далеко идущие последствия для тех, кто моложе и старше.

За последние двадцать лет благодаря репрезентативным лонгитудинальным исследованиям, таким как MIDUS, мы начали лучше понимать средний возраст в контексте жизненного пути.Тем не менее, многое еще предстоит узнать. Мы мало знаем о том, специфичны ли текущие результаты для конкретных когорт или культур, которые были изучены. Необходимы дополнительные международные, кросс-культурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и пространстве.

Перспективным направлением для будущих исследований среднего возраста является рассмотрение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Этот подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как бремя и активы со временем накапливаются, создавая дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Подготовка этого документа была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

Footnotes

Примечание автора. Эта статья основана на приглашении на заседания ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

Ссылки

  • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Эпоха разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Документы Брукингса об экономической деятельности. 2009; 2:51–117. doi: 10.1353/eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Agrigoroae S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: психологические и социальные науки. 2011;66Б:130–140. doi: 10.1093/geronb/gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Levenson MR.Стресс, преодоление и здоровье в середине жизни: перспектива развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. стр. 188–214. [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Sutton KJ, Lachman ME. Развитие копинг-ресурсов во взрослом возрасте. Журнал Личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
  • Almeida DM, Horn MC. Является ли повседневная жизнь более напряженной в середине взрослой жизни? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. стр. 425–451. [Google Scholar]
  • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и пожилом возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30:410–421. doi: 10.1177/0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Том. 1. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley; 2006. стр. 569–664. [Google Scholar]
  • Бланчфлауэр Д.Г., Освальд А.Дж. Имеет ли благосостояние U-образную форму на протяжении жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор десятилетия. Журнал Брак и семья. 2000: 964–980. [Google Scholar]
  • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Материнские депрессивные симптомы в младенчестве: уникальный вклад в детские депрессивные симптомы в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. doi: 10.1017/S095457940

    85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и положительный эффект. Современные направления психологической науки.2005; 14:117–121. doi: 10.1111/j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж.С., Аспелунд Т., Лаунер Л.Дж. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2010;65:1369–1374. doi: 10.1093/gerona/glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Изнашивание ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24:733–741. doi: 10.1177/0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chen E, Miller GE, Lachman ME, Gruenewald TL, Seeman TE. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств низкого детства: преимущества переключения и упорства при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. doi: 10.1097/PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Clark AE, Oswald AJ.Кривая зависимость между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
  • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
  • Cole TR. Путешествие жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
  • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого дома и нет детей. ПНАС. 2014; 111:1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной подготовки среднего возраста и деменцией в более позднем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158:162–168. doi: 10.7326/0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dickerson SS, Kemeny ME. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический вестник. 2004; 130:355–391. doi: 10.1037/0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Economist, The. Возраст и счастье: разворот жизни. The Economist 2010, 16 декабря; [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Блэкберн Э.Х., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Адлер Н.Е., Морроу Д.Д., Коутон Р.М. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004; 101:17312–17315. doi: 10.1073/pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Лин Дж., Дхабхар Ф.С., Волковиц О.М., Путерман Э., Каран Л., Блэкберн Э.Х.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. doi: 10.1016/j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
  • Финке М.С., Хьюстон С.Дж., Шарп Д.Л. Бухгалтерские балансы ранних бумеров: отличаются ли они от добумеров? Журнал семейных и экономических проблем. 2005; 27: 542–561. doi: 10.1007/s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на развитие мозга и поведения. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 doi: 10.1177/0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фридман В.А., Мартин Л.Г., Шоени Р.Ф. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002; 288:3137–3146. doi: 10.1001/jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freund AM, Ritter JO. Кризис среднего возраста: дискуссия. Геронтология. 2009; 55: 582–591. doi: 10.1159/000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gerstorf D, Röcke C, Lachman ME. Предшествующие и последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: продольные доказательства междоменных ассоциаций во взрослом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66Б: 61–71.doi: 10.1093/geronb/gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры, средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей депрессивных матерей: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
  • Grundy E, Henretta JC.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на межпоколенческую заботу, обеспечиваемую «сэндвич-поколением» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. doi: 10.1017/S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hahn EA, Lachman ME. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
  • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Детская сознательность связана с объективно измеренным физическим здоровьем взрослого человека четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. doi: 10.1037/a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Достижения и потери в развитии на протяжении взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Развивающая психология. 1989; 25: 109–121. doi: 10.1037/0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Инфурна Ф.Дж., Герсторф Д., Зарит С.Х. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различных эффектах в среднем и пожилом возрасте. Развивающая психология. 2011;47:9–18. doi: 10.1037/a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
  • Jung CG. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и Мир; 1933. [Google Scholar]
  • Кремен В.С., Лахман М.Е., Прюсснер Дж.К., Сливинский М., Уилсон Р. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели вмешательства: социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии, серия A: биологические науки и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. doi: 10.1093/gerona/gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T, von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. [Google Scholar]
  • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004; 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S. Укрепление функционального здоровья в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты убеждений о контроле, социальной поддержки и физических упражнений.ПЛОС ОДИН. 2010;5(10):e13297. doi: 10.1371/journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroae S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует различия в образовании эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010;18:4–10. doi: 10.1097/JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, James JB. График развития среднего возраста: обзор.В: Lachman ME, James JB, редакторы. Несколько путей развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Левкович С., Маркус А., Пэн Ю. Образы развития среднего возраста у молодых людей, людей среднего и старшего возраста. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. doi: 10.1007/BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Нойперт С.Д., Агригороай С. Актуальность контролирующих убеждений для здоровья и старения. В: Шайе К.В., Уиллис С.Л., редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
  • Лахман М.Е., Рёке С., Росник С. Взлет и падение убеждений о контроле во взрослой жизни: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследований и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
  • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных взглядах американцев на свою удовлетворенность жизнью: возрастные различия в реконструкции прошлого и предвидении будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. doi: 10.1111/j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Weaver SL. Чувство контроля как модератор социальных классовых различий в здоровье и благополучии. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ланг И.А., Ллевеллин Д.Дж., Хаббард Р.Е., Ланга К.М., Мельцер Д.Доход и пик среднего возраста распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010;41:1365–1372. doi: 10.1017/S0033291710002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сент-Сир Н., Халса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для лиц, осуществляющих уход за деменцией, с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познание и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013;28:57–65. doi: 10.1002/gps.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левинсон Д.Дж., Дэрроу К.Н., Кляйн Э.Б., Левинсон М.Х., Макки Б. Времена года в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
  • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлучения для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000; 24:183–189. [Google Scholar]
  • Отметки NF. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал Брак и семья. 1998; 60: 951–966. [Google Scholar]
  • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: взрослые дети старения. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. doi: 10.1093/sw/26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и предрасположенность к хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический вестник. 2011; 137:959–997. doi: 10.1037/a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнская забота как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22:1591–1599. doi: 10.1177/0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительный и отрицательный аффект: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998; 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мустафик М., Фройнд А.М.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. doi: 10.1177/01650254134. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: можно ли обратить вспять пагубные последствия неблагоприятного воздействия окружающей среды на взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
  • Филлипс Дж. А., Робин А. В., Ньюджент К. Н., Идлер Э. Л.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: влияние периода или когорты? Отчеты общественного здравоохранения. 2010;125:680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pierret CR. «Поколение бутербродов»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129:3–9. [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Ассоциации факторов стресса и подъема заботы с бременем лица, осуществляющего уход, и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003; 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Серенсен С. Этнические различия в факторах стресса, ресурсах и психологических результатах семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005; 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pinquart M, Sörensen S. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007; 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пулккинен Л., Лийра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. doi: 10.1177/0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Путерман Э., Эпель Э.С., Лин Дж., Блэкберн Э.Х., Гросс Дж.Дж., Вули М.А., Коэн Б.Е. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Мозг, поведение и иммунитет, предварительная онлайн-публикация. 2013 г.: 10.1016/j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Robinson OC, Wright GRT. Распространенность, типы и предполагаемые исходы кризисных эпизодов в раннем взрослом и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, интернет-издание Advance. 2013 г.: 10.1177/0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Возможные «я» во взрослой жизни и в старости: рассказ о меняющихся горизонтах. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. doi: 10.1111/1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T, Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Ценкова В.Разновидности устойчивости в MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. doi: 10.1111/j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценки взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. doi: 10.1037/0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и комбинированного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184:1985–1992. doi: 10.1503/cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Когда начинается возрастное снижение когнитивных функций? Нейробиология старения. 2009; 30: 507–514. doi: 10.1016/j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2010.[Google Scholar]
  • Симан Т.Е., Меркин С.С., Криммин Э.М., Карламангла А.С. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: национальные обследования состояния здоровья и питания, 1988–1994 и 1999–2004 гг. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100:100–107. doi: 10.2105/AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Almeida DM, Greenberg JS, Savla J, Stawski RS, Hong J, Taylor JL. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей среднего возраста детей с ограниченными возможностями здоровья.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50:1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Seltzer MM, Krauss MW, Choi SC, Hong J. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и старшем возрасте. В: Ryff CD, Seltzer MM, редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Шихи Г. Пассажи. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и детские корни неравенства в здоровье: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301:2252–2259. doi: 10.1001/jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shonkoff JP, Garner AS. Пожизненные последствия невзгод раннего детства и токсического стресса. Педиатрия. 2012; 129: 232–246. doi: 10.1542/пед.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие культурные фикции) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Сингх-Ману А., Кивимаки М., Глимур М.М., Эльбаз А., Берр С., Эбмайер К.П., Дугравот А.Время начала снижения когнитивных функций: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012;2012:d7622. doi: 10.1136/bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sliwinski MJ, Almeida DM, Smyth J, Stawski RS. Индивидуальные изменения и изменчивость в ежедневных стрессовых процессах: результаты двух исследований с дневниковыми измерениями. Психология и старение. 2009; 24:828–840. doi: 10.1037/a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Spillman BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные семейные опекуны: изменение сетей и «сэндвич-поколение» The Milbank Quarterly. 2000; 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
  • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и глядя вперед: возрастные различия взрослых в постоянстве диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18:13–24. doi: 10.1037/0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Моментальный снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010;107:9985–9990. doi: 10.1073/pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сутин А.Р., Терраччано А., Миланески Ю., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие тяжелых экономических времен.Psychological Science 2013 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор П., Паркер К., Паттен Э., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/ от 13 июля 2013 г.
  • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroae S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смертности на низком, а не на высоком уровне образования. Health Psychology (в печати) [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • U.С. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийства среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
  • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как субъективное благополучие меняется с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. doi: 10.1007/s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Рипер М., Рифф С., Придхэм К.Родительско-семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здоровья. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • VanLaningham J, Johnson DR, Amato P. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные панельного исследования с пятью волнами. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
  • Ветингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста» Мотивация и эмоции. 2000; 24:85–103. дои: 10.1023/А:1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в Соединенных Штатах с 1972 по 2004 год: когортный анализ возрастных периодов. Американский социологический обзор. 2008; 73: 204–266. doi: 10.1177/000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

Кризис среднего возраста | Encyclopedia.com

БИБЛИОГРАФИЯ

Психологу Эллиоту Жаку приписывают введение термина кризис среднего возраста , в настоящее время прочно укоренившегося в психодинамической теории, в статье 1965 года под названием «Смерть и кризис среднего возраста», написанной для International Journal. психоанализа .Жак предположил, что средний возраст , аналогичный вершине «холма» в поговорке «за холмом», — это время, когда взрослые ретроспективно анализируют свою жизнь, проецируют будущую автономию, функциональность и продолжительность жизни и осознают свою смертность. как интимная реальность.

Эта первоначальная концепция выявила два важных подразумеваемых момента. Во-первых, кризис среднего возраста является частью продолжающегося процесса взросления и адаптации, который характеризует старение.Это говорит о том, что факторы, которые предшествуют кризису среднего возраста, провоцируют его и следуют за ним, могут повторяться. Второй момент заключается в том, что предполагаемая близость к снижению функциональности или смертности может быть более заметным инициатором ретроспективного анализа, чем возраст сам по себе. Например, в популяциях, где продолжительность жизни сокращается из-за болезни, есть данные о том, что факторы, связанные с кризисом среднего возраста, могут проявиться гораздо раньше в жизни.

Карл Юнг (1875–1961) в своих обширных работах выделил пять стадий, связанных с врожденным, нормальным и ожидаемым переходом среднего возраста: аккомодация, сепарация, лиминальность, реинтеграция и индивидуализация.На аккомодации , предпереходной стадии, индивидуумы проявляют адаптивные характеристики (personae), основанные на требованиях и ожиданиях окружающей среды, и приобретают определения себя, основанные на том, что является наиболее адаптивным. Затрачивая огромную умственную энергию, люди постоянно пытаются сбалансировать свою личность с фундаментальными предпочтениями и желаниями. Этот этап обычно характерен для младших лет, когда ожидания окружающих оказывают более существенное влияние на предпочтения и поведение.

Для многих то, что необходимо для функционирования в конкретном окружении, находится в серьезном противоречии с фундаментальными предпочтениями. В период переоценки, часто происходящий в середине жизни, люди начинают бросать вызов и медленно разбирать личность и упорядочивать свою жизнь на основе фундаментальных предпочтений. Этот процесс, известный как разделение , наполнен вопросами об основных предпочтениях и о том, насколько близко они совпадают с тем, что было представлено миру ради адаптации.Чем больше дистанция между этими врожденными мотивами и внешним персонажем, тем больше вероятность того, что этот период будет определен как «кризис» и произойдут резкие изменения в явном поведении и предпочтениях.

В лиминальности , следующей стадии в тех случаях, когда существует значительная дистанция между адаптивной персоной и личными предпочтениями, ранее адаптивная персона полностью отвергается, хотя бы на короткий период, а определенные социальные и культурные требования в значительной степени игнорируются.Люди часто сомневаются в своей сущности, им не хватает самоощущения, и они гораздо больше полагаются на новые внешние источники — как на собственность, так и на людей — для определения того, кто они есть, поскольку они работают над созданием новой личности.

Примечательно, что этапы разделения и лиминальности больше всего связаны с современностью и с развитыми странами. Симптомы кризиса среднего возраста в западных культурах могут включать повышенную скуку и неуверенность в себе, компульсивность, серьезные изменения в либидо и сексуальных предпочтениях, изменение людей, мест и вещей, которые определяют личный успех, усиление неуверенности, усиление размышлений о прошлых отношениях. и личные / профессиональные решения, беспокойство и сильное желание внести изменения без четкого понимания направления.Для тех, у кого личность и личные предпочтения тесно связаны, умеренные изменения в восприятии, приоритетах и ​​поведении не обязательно могут быть негативными и могут быть связаны с продуктивной перестройкой ресурсов и поведения в соответствии с возрастом.

На этапе реинтеграции люди принимают новую личность. Для некоторых новая личность соответствует прежним ролям и обязанностям; для других он находится в конфликте. Неуверенность в себе уменьшается, но не всегда устраняется, и устанавливается уверенность в направлении жизни.Люди часто достигают нового уровня стабильности и функционирования, что отражает лучший баланс между персоной и личными предпочтениями.

На заключительном этапе перехода к среднему возрасту, известному как индивидуация , люди все больше заново осознают социальные и культурные требования и приходят к более ясному пониманию своего недавнего выбора. Часто именно на этом этапе реализуются финансовые, межличностные, личные и профессиональные последствия предыдущих этапов.Этот этап также характеризуется новыми попытками сохранить минимальную дистанцию ​​между персоной и фундаментальными предпочтениями.

По-видимому, существуют огромные индивидуальные различия в частоте и последовательности стадий, связанных с кризисом среднего возраста. Пятиэтапная схема Юнга обеспечивает концептуальный контекст для понимания переходов среднего возраста, но не подразумевает определенной последовательности или времени событий. Индивидуумы, в зависимости от ряда внутренних и внешних факторов окружающей среды, могут переходить от разделения к лиминальности и обратно в течение длительного периода времени.Кроме того, успешное прохождение этапа не исключает повторного посещения предыдущих этапов на основе последующих событий. Например, интроспекция, вызванная продвижением по службе или изменением карьеры, может ускорить последовательность разделения, лиминальности и, наконец, индивидуации в течение периода не более нескольких дней. Напротив, смерть супруга или близкого друга может привести к возвращению к разлуке и лиминальности, длящейся месяцы или даже годы. В других случаях последовательные жизненные изменения могут привести к здоровой и безболезненной переоценке приоритетов и ресурсов, а также к быстрому и успешному переходу к новой функциональной и хорошо интегрированной персоне.

Со времен ранних психодинамических попыток справиться с переходами среднего возраста и, конечно же, после того, как Эллиот Жак ввел понятие кризиса среднего возраста, было выдвинуто несколько других концепций. Например, кризис среднего возраста был концептуализирован более когнитивно ориентированными профессионалами как эмоциональное состояние, характеризующееся сильной неуверенностью в себе и тревогой, обычно возникающее в возрасте от тридцати до сорока лет. Кризис считается либо естественным, либо вызванным внезапным и серьезным изменением статуса или жизненных обстоятельств (повышение по службе, появление внуков и т.) или период экстенсивного самоанализа (вызванный потерей работы, сужением межличностной сети в результате болезней или смертности и т. д.). Другие факторы, которые, как считается, провоцируют кризисы, включают финансовые проблемы, смерть супруга, родителя, брата, сестры или друга, а также диагнозы потенциально опасных для жизни или изменяющих образ жизни возрастных заболеваний (половая импотенция, гипертония, ожирение, диабет и т. д.). ).

Не все культуры реагируют на переход среднего возраста как на кризис, отчасти из-за их более позитивного восприятия старения.Например, во многих восточных культурах, где преклонный возраст приравнивается к опыту и мудрости, а старение повышает статус в семье и обществе, переходный возраст считается временем праздника, а не кризиса. Напротив, в западных культурах пожилой статус часто приравнивается к инвалидности и отсутствию самостоятельности, поэтому неудивительно, что кризис среднего возраста гораздо более распространен на Западе. В дополнение к различиям в восприятии старения было высказано предположение, что культурные различия в эпидемиологии кризиса среднего возраста могут также отражать большую дистанцию ​​между личностью и фундаментальными предпочтениями в западных культурах.

Хотя кризис среднего возраста часто ассоциируется в первую очередь с мужчинами, и мужчины, и женщины переживают потенциально трудные переходные периоды среднего возраста. У тех мужчин и женщин, у которых переход достигает уровня кризиса, процесс длится примерно от трех до десяти лет у мужчин и от двух до пяти лет у женщин. Женщины, которые, по-видимому, чаще всего испытывают кризис среднего возраста, — это представительницы Запада детородного возраста, активно занимающиеся своей карьерой и в течение многих лет представлявшие собой личность, несовместимую с их фундаментальными предпочтениями.В этих случаях, а иногда и в других, вызванных менопаузой или изменением репродуктивного статуса, женщины часто испытывают скуку и вовлекаются в процесс саморефлексии, посредством которого переоцениваются профессиональные и личные достижения и устанавливаются новые приоритеты. Женщины могут внезапно отдать предпочтение более молодым сексуальным и межличностным партнерам, могут обесценивать установленные и продолжающиеся личные и профессиональные отношения, стремиться к изменениям в своей карьере, испытывать повышенные аффективные расстройства, добиваться значительных изменений своей внешности, включая пластические и косметические операции (грудные имплантаты, подтяжки лица, изменения в макияже и т. д.), или испытать внезапное появление материнских инстинктов, включая желание иметь ребенка.

Кризис среднего возраста у мужчин чаще всего характеризуется сложным и напряженным переходным процессом, включающим переоценку ожидаемого долголетия, осознание смерти как близкого и неизбежного события будущего, переоценку жизненных приоритетов, ценностей и целей, и попытки спроецировать будущую функциональность и качество второй половины жизни. Начало чаще всего вызвано снижением либидо или проблемами, связанными с работой.Мужчины могут начать беспокоиться о своей внешности и начать программу упражнений и диеты; они могут рассмотреть возможность имплантации волос при облысении и окрашивание волос при появлении седины; они могут злоупотреблять алкоголем и запрещенными веществами, участвовать в домашнем насилии или искать внимания младших друзей, коллег и сексуальных партнеров, чтобы подтвердить свою жизнеспособность и молодость. Поскольку мужчины часто определяют себя через свою карьеру и до недавнего времени в основном занимались только одной карьерой на протяжении всей своей жизни, чувство застревания в одной карьере с ограниченными перспективами продвижения часто ускоряет кризис среднего возраста.Можно только догадываться, какое влияние недавнее увеличение количества профессий на протяжении всей жизни, которые работник должен иметь до выхода на пенсию, окажет на распространение кризиса среднего возраста в Соединенных Штатах.

Имеются данные о том, что только от 8 до 25 процентов американцев старше тридцати пяти лет переживают кризис среднего возраста, что позволяет предположить, по крайней мере, что кризис среднего возраста не является неизбежным и естественным процессом. Действительно, некоторые исследователи предполагают, что кризис среднего возраста — это химера, возникающая по корыстным причинам, а не потому, что это настоящий кризис.Это дает белым представителям среднего класса в Северной Америке и Европе, которые ценят свободное время, процветание и потакание своим слабостям, разрешение действовать, игнорировать традиции и следовать новым направлениям потакания своим желаниям в более позднем возрасте. Переживание кризиса среднего возраста позволяет им обойти социальные ожидания относительно соответствующего возрасту поведения и этапов жизни.

Для меньшинства людей, которые переживают кризис среднего возраста — «настоящий» или нет, и какими бы ни были причины — управление поведенческими симптомами и дистрессом становится важным.Этого можно достичь с помощью процесса самоанализа — в одиночку или с помощью друзей или родственников, — но в более крайних случаях может потребоваться помощь специалистов по психическому здоровью и других профессиональных медицинских работников.

Таким образом, кризис среднего возраста, возможно, лучше всего рассматривать как особое проявление нормального с точки зрения развития перехода среднего возраста, который дает людям время переоценить ожидания и внести соответствующие возрасту корректировки в роли и ресурсы. Для многих этот переход очень продуктивен и приводит к необходимым решениям и изменениям, а также к сосредоточению внимания на ценности межличностных и интимных отношений.Это также может быть возможностью выйти за рамки ранее принятых границ и социальных ограничений.

СМ. ТАКЖЕ Психология развития; Юнг, Карл; Созревание; Психотерапия; Социальная психология

Беккер, Даниэль. 2006. Терапия среднего возраста: актуальность экзистенциальных проблем. Американский журнал психотерапии 60 (1): 87–99.

Эпперли, Тед Д. и Кевин Э. Мур. 2000. Проблемы со здоровьем у мужчин: Часть II: Общие психосоциальные расстройства. Американский семейный врач 62 (1): 117–124.

Крюгер, Арнольд. 1994. Переход среднего возраста: кризис или химера? Психологические отчеты 75: 1299–1305.

Олесь, Петр К. 1999. К психологической модели кризиса среднего возраста. Психологические отчеты 84 (3, ч. 2): 1059–1069.

Samuels, S.C. 1997. Кризис среднего возраста: помощь пациентам в преодолении стресса, беспокойства и депрессии. Гериатрия 52 (7): 55–56; 59–63.

Шек, Дэниел Т.Л. 1996. Средневековье. В Academic American Encyclopedia 13: 390–391. Дэнбери, Коннектикут: Гролье.

Вудс, Нэнси Фьюгейт, Энн Мариэлла и Эллен Салливан Митчелл. 2002. Модели депрессивного настроения в период менопаузального перехода: подходы к изучению моделей в продольных данных. 2002. Acta Obstetricia et Gynecologia Scandinavica 81 (7): 623–632.

Вудс, Нэнси Фьюгейт и Эллен Салливан Митчелл. 1997. Пути к депрессивному настроению у женщин среднего возраста: наблюдения Сиэтлского исследования здоровья женщин среднего возраста. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения 20 (2): 119–129.

Вудс, Нэнси Фьюгейт и Эллен Салливан Митчелл. 1997. Образы женщин среднего возраста: наблюдения Сиэтлского исследования здоровья женщин среднего возраста. Health Care for Women International 18 (5): 439–453.

Кристофер Л. Эдвардс

Голди Берд

Кризисное вмешательство – Консультации и психологические услуги

Нужна помощь?

Если вы хотите немедленно поговорить с врачом или написать ему сообщение, служба психологического консультирования может вам помочь!

Нужна помощь сейчас?

Эта страница поможет вам выбрать лучший вариант для вас.

  1. Если это неотложная/опасная для жизни экстренная ситуация , позвоните по номеру 911 или обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи или неотложной помощи.
  2. Если это в рабочее время и вы хотите немедленно поговорить с врачом, позвоните в CAPS по номеру 805-437-2088 для получения кризисной поддержки (примеры см. в разделе «Назначение в кризисной ситуации» ниже).
  3. Если вы позвонили на голосовую почту CAPS или на номер в нерабочее время и хотите немедленно поговорить с врачом, позвоните по номеру (855) 854-1747 для экстренной поддержки.
  4. Если вы хотите немедленно поговорить с врачом, но предпочитаете текст , а не звонок, отправьте «Привет» на нашу национальную линию поддержки текстовых сообщений по номеру 741741. Цветные учащиеся могут отправить текстовое сообщение «Стив» на номер 741741.

Другое Ресурсы

  • Круглосуточная двуязычная поддержка по вопросам сексуального насилия (Коалиция за гармонию в семье): 800-300-2181
  • Кризисная и справочная линия отдела психического здоровья округа Вентура: 866-998-2243
  • Национальная горячая линия по вопросам самоубийств: 800-784-2433 или 800-273-8255
  • Trans Lifeline: 877-565-8860

Прием в кризисной ситуации

Учащимся рекомендуется записаться на прием в кризисной ситуации при следующих обстоятельствах:

  1. Недавние или текущие мысли о причинении себе вреда
  2. 902 мысли о причинении вреда кому-то другому
  3. Недавняя травма (напр.ж., физическое или сексуальное насилие)
  4. Слышать или видеть то, чего не видят другие
  5. Хотя это и примеры причин для срочной консультации, мы хотим оставить это решение на ваше усмотрение. Вы можете определить свой собственный кризис.

Кризис можно определить как восприятие или переживание события или ситуации как невыносимой трудности, которая превышает текущие ресурсы человека и механизмы преодоления.

  • Кризис может относиться к любой ситуации, в которой человек ощущает внезапную потерю своей способности использовать эффективные навыки решения проблем и преодоления трудностей.
  • Кризисом может считаться ряд событий или обстоятельств: опасные для жизни ситуации, такие как стихийные бедствия (например, землетрясение или торнадо), сексуальное насилие или другие виды криминальной виктимизации; медицинская болезнь; психическое заболевание; мысли о самоубийстве или убийстве; потери или резкие перемены в отношениях (например, смерть близкого человека или развод).
  • Кризисное вмешательство – это неотложная и временная помощь, оказываемая человеку с целью прервать нисходящую спираль неадекватного поведения и вернуть человека к его обычному докризисному уровню функционирования.
  • Кризисное вмешательство также относится к методам, используемым для оказания немедленной краткосрочной помощи лицам, пережившим событие, которое вызывает эмоциональные, психические, физические и поведенческие расстройства или проблемы.

Цель

Кризисное вмешательство имеет несколько целей. Он направлен на:

  • Снижение интенсивности эмоциональных, умственных, физических и поведенческих реакций человека на кризис.
  • Помогите людям вернуться к своему уровню функционирования до кризиса.
  • Улучшение функционирования помимо этого путем развития новых навыков преодоления трудностей и устранения неэффективных способов преодоления трудностей, таких как замкнутость, изоляция и злоупотребление психоактивными веществами.
  • Помочь человеку более эффективно справляться с будущими трудностями.

Посредством разговора о том, что произошло, и чувств по поводу ситуации, а также разработки способов преодоления и решения проблем, кризисное вмешательство направлено на то, чтобы помочь человеку оправиться от кризиса и предотвратить развитие серьезных долгосрочных проблем.Исследования документально подтверждают положительные результаты кризисного вмешательства, такие как уменьшение стресса и улучшение решения проблем.

Стратегии быстрого преодоления трудностей

Осознанность и медитация

Исследования показали, что осознанность эффективна против беспокойства и депрессии. Это может помочь уменьшить стресс и помогает уму сосредоточиться на настоящем моменте без критики или осуждения. Пожалуйста, посетите нашу страницу Ресурсы для студентов для получения дополнительной информации.

Заземление с помощью пяти чувств

Заземление — это быстрый и эффективный способ снизить интенсивность эмоций.Используйте пять чувств, чтобы успокоить, утешить и перезагрузить.

Попробуйте это упражнение, чтобы определить:

  • 5 вещей, которые вы видите
  • 4 вещи, к которым вы прикасаетесь
  • 3 вещи, которые вы слышите
  • 2 вещи, которые вы обоняете или любите нюхать
  • 1 вещь, которую вы пробуете (в качестве альтернативы вы можете определите 1 вещь, которая вам нравится в себе, если дегустация недоступна)

Дыхательные упражнения

Когда мы испытываем стресс, мы склонны дышать поверхностно грудью.Глубокое дыхание животом увеличивает поступление кислорода в ваше тело, мозг и стимулирует парасимпатическую нервную систему, что способствует состоянию физического и эмоционального спокойствия.

Попробуйте это упражнение:

  • Вдохните глубоко и медленно в течение 5 секунд
  • Полностью выдохните в течение 5 секунд
  • Повторите столько раз, сколько вам нужно устойчивость | Бесплатный полнотекстовый | Опосредующие эффекты семейного стресса на взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста у мужчин среднего возраста

    1.Введение

    Средний взрослый возраст, также называемый средним возрастом, является поворотным периодом в жизни человека. Эта стадия обычно охватывает возраст от 40 до 60 лет, хотя некоторые люди идентифицировали себя как люди среднего возраста до 80 лет [1]. Поскольку взрослые люди среднего возраста переживают разнообразные и сложные переживания, жизнь в этот период характеризуется различными стрессами и кризисами [2,3]. В Южной Корее мужчины среднего возраста соединяют молодое поколение (20–30 лет) и старшее поколение (65 лет и старше) и обременены социальными ролями и обязанностями, которые повышают риск возникновения проблем со здоровьем [4].Мужчины среднего возраста, вступающие в этот переходный этап жизни, подвергаются стрессу на работе и стрессовой психологической рабочей среде [4,5]. Однако мужчины не привыкли справляться со своим психическим стрессом или психологическими симптомами [6,7,8]. Кроме того, мужчины, как правило, не обращаются за помощью к своей семье или друзьям, что может происходить из среднего детства. Например, Роуз и др. [9] обнаружили, что у мальчиков были проблемы с выражением своих эмоций, и они считали это странным или пустой тратой времени. переход в развитии [10,11].Более того, кризис среднего возраста может быть вызван многочисленными жизненными стрессорами или событиями, такими как требования к работе, финансовые обязательства перед семьей, смерть родителей или уход детей из дома после вступления во взрослую жизнь [12,13]. Эти факторы могут порождать семейный кризис [10], усложнять подготовку к успешной жизни после выхода на пенсию и, в конечном счете, препятствовать переходу во взрослую жизнь [10,14]. В исследовании Фройнда и Риттера [13] сообщается, что к среднему возрасту необходимо ставить новые цели для внутренних и внешних изменений, которые подчеркиваются центральной ролью модификации старых целей и постановки новых целей развития.Хотя кризис среднего возраста является негативным, существует вероятность того, что он может быть преобразующим опытом, который способствует положительному развитию жизни в зависимости от того, как человек принимает стресс и реагирует на него; люди, которые страдают от этого, будут пытаться адаптироваться к более серьезным жизненным вызовам по мере взросления. Самоэффективность — это чувство или убеждение, что человек может эффективно контролировать способности, которые ему или ей нужны в жизни [15]. В этом смысле убеждения в самоэффективности могут способствовать тому, как человек приспосабливается к этому переходному этапу жизни.Самоэффективность, представляющая собой убеждение человека о степени уверенности в себе для достижения желаемых целей [15], оказывает положительное влияние на удовлетворенность жизнью человека [16]. Исследования кризисов среднего возраста среди населения Южной Кореи показали, что воспринимаемые кризисы среднего возраста уменьшались с повышением самоэффективности [17,18]. Степень приспособления к последующим изменениям в жизненном цикле семьи и семейных отношениях из-за ролевых конфликтов и бремени вызывает семейный стресс. [19,20,21,22]. Семейный стресс — это давление, нарушающее стабильность семьи, а также напряжение и давление внутри семейной системы, которые люди и семьи испытывают в процессе развития с течением времени [23].В результате у некоторых мужчин среднего возраста наступает «кризис» или напряженный период балансировки своих новых ролей в семье. Например, им может понадобиться восстановить отношения со своими женами, потому что они были сосредоточены на детях, которые теперь уехали из семейного дома. Однако важно отметить, что семейный стресс не всегда вызывает проблемы или кризисы. Уровни стресса могут различаться в зависимости от способности справляться со стрессом и от того, предоставляется ли поддержка со стороны семьи. Более того, люди могут даже испытывать семейный стресс в результате ожиданий и в позитивных ситуациях.Таким образом, внесение корректировок, основанных на напряжении в этих стрессовых ситуациях, действительно может помочь решить проблемы [24].

    В целом семейный стресс является важным фактором, определяющим благополучие и поддержание хорошего психологического и эмоционального здоровья у южнокорейских мужчин среднего возраста. Однако в нескольких исследованиях изучалось, может ли семейный стресс опосредовать связь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста, особенно среди южнокорейских мужчин среднего возраста. Таким образом, это исследование было направлено на изучение того, оказывает ли семейный стресс опосредующее влияние на взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста у южнокорейских мужчин среднего возраста.

    5. Обсуждение

    В этом исследовании мы исследовали опосредующий эффект семейного стресса на взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста у 190 южнокорейских мужчин среднего возраста. Общий средний балл по шкале кризиса среднего возраста составил 2,4 (0,5), что выше, чем балл кризиса среднего возраста в выборке мужчин среднего возраста в исследовании Seo et al. [45]. В этом исследовании средние баллы кризиса среднего возраста были вторыми по величине для потери жизненных сил, за которыми следовала неудовлетворенность профессиональной деятельностью.Большинство южнокорейских мужчин испытывают чувство выполненного долга, когда выполняют сложные жизненные задачи, чувствуя себя счастливыми и мотивированными на усердную работу и достижение целей. Однако мужчины среднего возраста в южнокорейском обществе страдают от стресса из-за раннего выхода на пенсию на работе. В европейских странах ранний выход человека на пенсию повышает уровень его удовлетворенности или благополучия [46]. Однако, когда мужчинам среднего возраста в Южной Корее грозит досрочный выход на пенсию и они не подготовились к стабильной жизни после выхода на пенсию, это подвергает их финансовым трудностям, физическим заболеваниям и различным источникам стресса [47,48].Считается, что такие ситуации повышают уровень неудовлетворенности, которую испытывают занятые мужчины среднего возраста на рабочем месте. Наши участники будут подвержены стрессу кризиса среднего возраста из-за потенциальных проблем в будущем и нестабильности их текущей занятости, что приводит к потере жизненных сил. Социальные, финансовые и семейные кризисы в зрелом возрасте могут спровоцировать психические проблемы, такие как депрессия, а также физические заболевания, тем самым препятствуя стабильной жизни после выхода на пенсию [14,48].Поскольку в этом исследовании изучались только кризисы среднего возраста, последующие исследования должны также исследовать психические проблемы (например, депрессию, тревогу) и физические заболевания у мужчин среднего возраста. -эффективность может быть частично опосредована поддержкой семьи, что объясняет влияние самоэффективности. Когда самоэффективность напрямую влияла на кризис среднего возраста, последствия были отрицательными, поскольку более высокий уровень самоэффективности был связан с менее тяжелым кризисом среднего возраста.Этот вывод можно объяснить тем, что мужчины среднего возраста, смягчившие кризис среднего возраста, могут быть более самоэффективными и получать поддержку со стороны своих семей. В нашем исследовании кризис среднего возраста уменьшался по мере повышения самоэффективности, что согласуется с предыдущими исследованиями [17,18]. Люди с более высокой самоэффективностью с большей вероятностью активно участвуют в деятельности по преодолению трудностей или конкретной ситуации, с которой они сталкиваются. Люди с низкой самоэффективностью более уязвимы к стрессовым ситуациям и испытывают негативные отношения со своими семьями [49].Кроме того, неподдерживающая семейная среда увеличивает риск психических проблем, таких как депрессия [50]. На повышенный стресс в семье влияют изменения семейных ролей в результате роста детей, семейные конфликты и социальные и экономические изменения [21,22]. ]. Наши результаты также подтвердили, что как семейный стресс, так и кризис среднего возраста возрастали по мере снижения самоэффективности. Исследование простого посреднического анализа показало, что семейный стресс является индивидуальным и экологическим фактором, влияющим на кризис среднего возраста, который опосредует взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста и показывает более сложные семейные ситуации.Семейный стресс является одним из сильнейших факторов, ухудшающих психическое здоровье, и способность справляться с таким стрессом у разных людей различна. Таким образом, семейный стресс может привести к тому, что опыт одного члена семьи повлияет на других членов семьи или даже нарушит стабильность семьи. Кроме того, сообщалось, что семейный стресс оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье [51]. Стресс может быть вызван различными семейными проблемами, включая отношения, финансы, профессиональные отношения, здоровье и потерю членов семьи.Семейные отношения могут помочь человеку справиться со стрессом и привести к более высокому уровню благополучия [26]. На этапе 3 регрессионного анализа связь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста оставалась значимой, когда семейный стресс оценивался по его эффект. Такой частичный опосредующий эффект указывает на то, что самоэффективность оказывает как прямое влияние на кризис среднего возраста, так и косвенное влияние через переживание семейного стресса. Ни одно исследование не выявило опосредующего влияния семейного стресса на взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста.Однако исследование Янга и Че [52] показало, что чем больше стресса мужчины среднего возраста получают от семейных отношений, тем глубже будет кризис среднего возраста. В нескольких предыдущих исследованиях стресс был определен как фактор, влияющий на самоэффективность [53,54,55,56]. В исследовании Ли и Ли [53] факторы, влияющие на самоэффективность, были определены как поддержка семьи и функционирование семьи. Кроме того, чем выше поддержка семьи и чем больше положительных эмоций испытывает семья, тем выше самоэффективность.Результаты Ким [54] показали, что стресс оказывает опосредующее влияние на взаимосвязь между самоэффективностью и суицидальными мыслями. Исследование Чо [55] показало, что стресс оказывает частичное опосредующее влияние на взаимосвязь между устойчивостью семьи и самоэффективностью. Мы считаем, что результаты нашего исследования значимы с точки зрения аспекта переживания кризиса среднего возраста и процесса его разрешения, который может различаться в зависимости от условий, с которыми сталкиваются люди. Не было никаких предварительных исследований для прямого сравнения наших результатов.Однако наши выводы, наряду с ранее представленными, были направлены на повышение уровня самоэффективности и снижение уровня кризиса среднего возраста. Мы можем интерпретировать эти результаты как означающие, что мужчины с высокой самоэффективностью менее склонны к кризису среднего возраста, но семейный стресс может негативно сказаться на прочности этих отношений. Таким образом, семейный стресс играет важную роль во влиянии самоэффективности на кризисы среднего возраста. Поскольку семейный стресс оказывает прямое неблагоприятное воздействие на детей-подростков, а также мужчин среднего возраста [52], стресс среди членов семьи провоцирует физические проблемы у всей семьи, что, в свою очередь, влияет на их иммунную систему и повышает риск депрессии [52]. 57].Следовательно, поскольку семейный стресс может затронуть всех членов семьи [27], получение семейной поддержки было бы эффективным методом снижения или облегчения семейного стресса.
    Ограничения и рекомендации

    Одним из ограничений этого исследования является ограниченная возможность обобщения результатов, поскольку участники были набраны только из нескольких городов Южной Кореи. Последующие исследования должны дополнительно изучить опосредующее влияние других потенциальных медиаторов на взаимосвязь между самоэффективностью и кризисом среднего возраста у мужчин среднего возраста.Кроме того, необходимо провести повторные исследования для дальнейшего изучения предикторов кризиса среднего возраста у южнокорейских мужчин среднего возраста.

    Узнайте, что это такое и как легко в нем ориентироваться

    Вот термин, который может вызвать мурашки по коже: кризис среднего возраста.

    Это стало клише, над которым мы шутим — покупка спортивного автомобиля, перекрашивание волос в другой цвет и слишком большие усилия, чтобы казаться моложе.

    Многие люди боятся этого.Обычные кризисы среднего возраста менее заметны и менее забавны. Симптомы, которые испытывают многие люди, на самом деле связаны с тем, чтобы совладать с течением времени и ориентироваться в важных жизненных событиях.

    Кризис среднего возраста означает дискомфорт. Эти времена испытаний и дискомфорта также являются периодами роста — если мы будем смелыми и будем выполнять Внутреннюю Работу®. Это не обязательно кризис.

    Но что именно? И есть ли побочные эффекты, которые могут вызвать проблемы со здоровьем?

    В кризисе среднего возраста есть нечто большее, чем предполагают стереотипы.Когда вы понимаете, что это значит, когда это происходит и почему это происходит, это может быть менее страшно, чем вы себе представляли.

    Что такое кризис среднего возраста?

    В 1965 году психоаналитик Эллиот Жак ввел термин «кризис среднего возраста» для описания психологического стресса, который испытывают некоторые взрослые в возрасте от 30 до 40 лет. Он предположил, что дистресс был изменением личности, связанным с внутренним конфликтом.

    Важно отметить, что нет эмпирических данных об изменении личности или дистрессе, присущих среднему возрасту.Тем не менее, многие люди испытывают изменения в своем психическом здоровье, удовлетворенности жизнью, чувстве несчастья и общем самочувствии.

    Так реальны ли кризисы среднего возраста? И да и нет.

    Люди среднего возраста, переживающие значительные изменения в жизни, могут быть склонны к кризису. В этом возрасте у многих людей развились хронические проблемы со здоровьем или они более глубоко ощущают физические последствия старения.

    Это также возраст, когда многие сталкиваются со сменой карьеры, потерей родителей и синдромом опустевшего гнезда.Любое из этих изменений может принести горе.

    Часто некоторые триггерные изменения вызывают форму экзистенциального кризиса. Большинство людей периодически сталкиваются с этим на протяжении всей своей жизни — момент осознания того, что у них мало времени, и недоумение: Это все, что есть? Какова моя цель здесь?

    Люди, как правило, переживают такой момент осознания и стремления к смыслу в возрасте от 30 до 50 лет, отсюда и кризис среднего возраста.

    Но не у всех бывает кризис среднего возраста.Вы можете прожить всю свою взрослую жизнь с множеством важных жизненных событий и не чувствовать, что находитесь в кризисе.

    Трудно предсказать, столкнетесь ли вы с кризисом среднего возраста. Это не наследственное заболевание. И это не то, что испытывают только люди, живущие в определенных частях мира.

    Основные признаки кризиса среднего возраста

    Есть некоторые признаки кризиса среднего возраста, которые вы можете легко определить.

    Во-первых, мы должны признать наличие гендерных стереотипов.Банально считается, что мужчина средних лет, переживающий кризис среднего возраста, покупает роскошную машину и тратит деньги на модные гаджеты. И стереотип о женщине средних лет, переживающей кризис среднего возраста, заключается в том, что он включает в себя попытку выглядеть моложе в поисках эмоционального удовлетворения.

    Каждый человек имеет дело с разными жизненными изменениями на разных этапах жизни.

    То, как человек идентифицирует себя, не определяет, как он справляется со старением на любом этапе жизни; любой может купить новую машину или хочет выглядеть моложе.

    Когда мы навязываем людям стереотипы о том, как они могут действовать, это ограничивает и вредит. Эти стереотипы не помогают людям преодолевать свои трудности. Они особенно вредны для людей, которые не идентифицируют себя как мужчины или женщины.

    Не все переживают кризис среднего возраста, но вот список из пяти вещей, на которые следует обратить внимание:

    1. Увеличение или потеря веса
    2. Неуверенность в себе
    3. Резкие смены настроения
    4. Разочарование и нежелание адаптироваться к изменениям
    5. Скука и неудовлетворенность своим этапом жизни

    Что может вызвать кризис среднего возраста?

    Размышляя о нашей жизни — и принимая во внимание нашу смертность — часто возникают чувства, связанные с кризисом среднего возраста.Все стареют и справляются со своими стрессорами по-разному. Это означает, что каждый сталкивается с кризисом среднего возраста по разным причинам. То, с чем одни люди могут справиться, другие борются.

    Достижение определенных возрастных вех часто заставляет задуматься. Вы можете вспомнить свою жизнь и подумать, достигли ли вы своих целей. Вы можете начать задаваться вопросом обо всех возможных вариантах, и если бы принятие других решений привело бы вас к другому карьерному пути в жизни.

    Годы среднего возраста полны перемен в отношениях и ролях.Например, родители, у которых когда-то было полное домашнее хозяйство, могут оказаться одинокими как «пустые гнезда».

    Другая причина кризиса среднего возраста связана с процессом старения. Когда люди сталкиваются с какими-либо проблемами со здоровьем или страхами перед здоровьем, это может показать им, насколько драгоценна жизнь. Возрастные ограничения, такие как неспособность заниматься своими обычными увлечениями, также могут расстраивать.

    Работа с коучем BetterUp может помочь вам определить, что вызывает кризис среднего возраста и как его разрешить.Мы поможем вам определить цели, чтобы вы могли сосредоточиться на будущем и его потенциале.

    Стадии кризиса среднего возраста

    Кризис среднего возраста может иметь несколько стадий, каждая со своим набором эмоций. Ни один этап не имеет ограничения по времени. Вы можете обнаружить, что задерживаетесь на одном этапе, в то время как другие этапы проходят быстро.

    Вот три неопределенные стадии кризиса среднего возраста:

    Начальный триггер

    Это может быть единственным событием, с которого начинается кризис среднего возраста.Может быть, это момент, когда вы потеряли работу, у вас возникли проблемы со здоровьем или вы помогли своему ребенку переехать. Эти стрессоры заставляют вас беспокоиться о своем старении и о том, какой будет остальная часть вашей жизни, вызывая кризис.

    Период кризиса

    На этом этапе кризиса вы чувствуете себя потерянным. Вы размышляете о своей жизни, и у вас есть чувство неуверенности в себе, отсутствие интереса к вашим отношениям и потеря ваших старых ценностей. Возможно, вы больше не чувствуете себя собой. Это этап, на котором вы пытаетесь снова обрести это ощущение себя и исследовать новые вещи.

    Разрешение

    После того, как вы пережили период кризиса, разрешение приходит, когда вы чувствуете, что снова узнали себя. Вам комфортно с тем, кто вы есть, вы принимаете свою возрастную группу и прилагаете усилия, чтобы наслаждаться этим этапом жизни.

    Кризис среднего возраста можно принять за другие состояния

    Может быть трудно точно определить и обозначить то, что вы испытываете.

    Поскольку депрессию и слабоумие можно спутать с кризисом среднего возраста, вот несколько моментов, о которых следует помнить:

    Депрессия

    Когда некоторые люди переживают то, что другие считают кризисом среднего возраста, они могут страдать депрессией.Это не обязательно означает, что кризис среднего возраста вызвал депрессию.

    Если человек чувствует себя подавленным, его нельзя игнорировать, даже если он также переживает кризис среднего возраста. Обращение за профессиональной помощью поможет улучшить ваше самочувствие. Разговор со специалистом в области психического здоровья может помочь с любыми опасениями по поводу их жизни и помочь им перейти к стадии решения.

    Деменция

    Деменция с ранним началом вызывает у людей стресс и спутанность их жизненных событий.Эти эффекты могут имитировать признаки кризиса среднего возраста.

    Одна вещь, которая может помочь отличить кризис среднего возраста от депрессии и деменции, — это его продолжительность. Человек может пережить кризис среднего возраста в течение нескольких месяцев, а затем преодолеть его. При депрессии могут пройти годы, прежде чем они найдут эффективные стратегии выживания и улучшат свое психическое здоровье.

    Деменция пока неизлечима. Обычно это длится до конца жизни человека, и его состояние со временем может ухудшиться.

    Как справиться с кризисом среднего возраста

    Наличие кризиса среднего возраста не определяет вас или то, каким будет ваше будущее. Вы не единственный, кто испытывает это. Ты не первый и не ты последний. И станет лучше.

    На самом деле падение уровня счастья в среднем возрасте настолько распространено, что экономисты труда изучают его. Независимо от жизненных событий, люди среднего возраста, как правило, менее удовлетворены жизнью. Это не означает, что вы обречены на кризис, но это означает, что вам может быть труднее быть счастливым.Тем больше причин уделять внимание заботе о себе и уделять время внутренней работе.

    Хорошей новостью является то, что это U-образное падение, самое низкое значение которого приходится на середину 40-х годов. Когда нам за 50, счастье, как правило, снова поднимается вверх — мы смотрим вокруг и чувствуем себя лучше от того, что видим. С возрастом приходит устойчивость.

    Хотя этот период может быть неудобным и неприятным, постарайтесь извлечь из него уроки. Дискомфорт — это часть роста. Вместо того, чтобы просто пытаться остановить это или развеять ваши сомнения, поинтересуйтесь, что ваше тело и разум пытаются вам сказать.

    Вот шесть стратегий, которые помогут вам пережить этот период вашей жизни:

    1. Признайте, что ваши чувства обоснованы (и вы не одиноки)
    2. Помните, что ваши достижения нужно отмечать
    3. Практикуйте благодарность, чтобы переключить внимание на то, что у вас есть, а не на то, чего у вас нет
    4. Будьте хорошим слушателем, когда люди дают советы или делятся своим опытом
    5. Держите открытые линии связи со своими близкими
    6. Не стыдитесь обращаться за профессиональной помощью

    Продолжаем

    Ищете кого-то, кто поможет вам справиться с кризисом среднего возраста?

    Переход к фазе решения может быть сложным, но ведет к миру и принятию себя.В BetterUp мы здесь, чтобы помочь вам на этом пути, предоставляя вам инструменты и поддержку для повышения устойчивости и адаптации ко всему, что встречается на вашем пути.

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.