Детский и подростковый суицид: Get help & support for suicide

Содержание

Родителям о детском и подростковом суициде

Более 50% суицидов происходят из-за нарушения общения в семье, остальные из-за ссоры с друзьями или конфликтов с учителями. Существует три вида детских самоубийств: самоубийство-шантаж, самоубийство из любопытства, самоубийство из-за не желания жить. Суицидальное поведение у детей до 13 лет встречается относительно редко. Концепция смерти у ребенка приближается к концепции смерти  взрослого  лишь к 11-14 годам. Именно в этом возрасте ребенок начинает по – настоящему осознавать реальность и необратимость смерти. В подростковом периоде, с14-15 лет суицидальная активность резко возрастает и достигает максимума в 16-19 лет. Суицидальное поведение у подростков бывает демонстративным, аффективным и истинным.

Суицидальное поведение в детском возрасте очень редко бывает связано с психическими заболеваниями, в подавляющем большинстве случаев это ситуационно-личностные реакции, в первую очередь реакция оппозиции.  У подростков же роль психических расстройств (например, депрессивное состояние) в происхождении суицидального поведения несколько возрастает. Частота законченных суицидов среди подростков обычно не превышает  1% от всех суицидальных действий, которые в этом возрасте имеют демонстративный характер и нередко могут носить элементы демонстративного шантажа. Однако дифференцировать покушения и демонстративные суицидальные попытки подростков бывает чрезвычайно трудно. Примерно у половины подростков суицидальные действия совершаются на фоне острой аффективной реакции (аффективный тип суицидальных действий), которая развивается по механизму «короткого замыкания», когда порой малозначительный повод играет роль «последней капли» и провоцирует суицидальное действие. При этом поведение и действие подростка в момент суицидальной попытки нередко внешне кажутся демонстративными. Они совершаются на глазах обидчика, сопровождаются плачем или, наоборот, бравадой спокойствия. Однако, эта «игра в самоубийство» иногда заходит слишком далеко и может закончиться трагично. 

Подростковые самоубийства имеют одно сходное обстоятельство: у всех детей специалисты обнаруживают выраженные нарушения эмоционального взаимодействия и отвержение в семье, конфликтные или холодные отношения с матерью. Формы отвержения всегда бывают разные и это не всегда подчеркнутое равнодушие. Подростки, покушающиеся на самоубийство, в большинстве случаев не хотят умирать. У них просто утрачена способность общения с миром другим способом. Передозировка лекарствами или порезанные вены для них – это попытка и способ сообщить всем о глубине своего отчаяния и одиночества.

Попытку самоубийства подростки чаще всего предпринимают в пору полового созревания. Причем, чаще всего, это не дети  из внешне неблагополучных семей, которые все свое детство находятся не под присмотром родителей, в своем распоряжении, а дети из обеспеченных и благополучных (но только внешне) семей. Внутреннее неблагополучие семьи,  когда имеют место нарушения в семейной системе, где серьезно нарушены отношения «родитель-ребенок». Но роль «последней капли» играют обычно школьные конфликты с учителями и одноклассниками, так как именно в школе ребенок проводит большую часть своего времени. Одной из причин суицида подростка также может послужить его пристрастие к наркотикам и алкоголю, которое может протекать незаметно для родителей и близких.

Уважаемые родители, будьте внимательны к своим детям. Отвечайте на сигналы неблагополучия, которые транслирует ваш ребенок-подросток, контролируйте его общение и интересы, интересуйтесь его школьными делами и отношениями с учителями, будьте для ребенка поддержкой и опорой.

В конфликтных и сложных ситуациях вы всегда можете  обратиться с ребенком за психологической помощью.

(с) Материалы с сайта http://beloyarskaya-crb.ru/ «Белоярская районная больница»


Игры со смертью. Как предотвратить детский суицид?: Общество: Россия: Lenta.ru

Всемирная организация здравоохранения выяснила, что каждый год жертвами суицида становятся 703 тысячи человек. При этом среди подростков самоубийство — четвертая по частоте причина смертности. Первые три — ДТП, туберкулез и убийство. В России проблема детского суицида является особенно острой. В качестве одного из факторов, подталкивающих ребенка к отчаянному поступку, специалисты называют противоправный контент в интернете. Защита детей от смертельных публикаций в сети сегодня становится ведущей тенденцией во всем мире.

«Информационное пространство — неотъемлемая часть жизни подростка, поэтому контент, который ребенок получает в сети, оказывает на него существенное влияние. Этим в свою очередь пользуются разного рода преступники, психопаты, “вбрасывая” детям определенные идеи, пытаясь таким образом сформировать некую новую реальность у детей», — считает Елена Сутормина, руководитель мониторингового центра «Безопасность 2.0» Российского фонда мира.

В 2021 году Internet Watch Foundation (IWF, британская организация по обеспечению безопасности в интернете) обнародовала данные, согласно которым количество деструктивных онлайн-материалов беспрецедентно выросло и продолжает увеличиваться. Согласно информации IWF, в 2021 году выявили более 200 тысяч сайтов с материалами о детском сексуальном насилии. Для сравнения: в 2011 году аналогичный контент был найден в 13 тысячах источников.

Олег Долгицкий, медицинский и судебный эксперт-психолог, считает, что у данной проблемы есть два источника — социальный и индивидуальный:

«Индивидуальный кроется в том, что дети, в частности, подростки, находятся в кризисных состояниях, связанных с взрослением. В силу этих кризисных состояний ребенок в целом больше подвергается риску возникновения девиантного поведения, в том числе и суицидов, рядом с которыми идут наркомания и криминал. Социальная сторона вопроса кроется в отсутствии единого представления о нормах в мире. Дело в том, что в эпоху интернета людям стали доступны представления о совершенно разных укладах в мире, которые абсолютно противоречивы и неоднозначны, а значит, безнормны. Таким образом, ребенок оказывается в кризисном состоянии в кризисном мире без норм, что в критической ситуации провоцирует суицидальные тенденции».

Фото: Shutterstock

Причины детского суицида

К основным причинам детского и подросткового суицида и его попыткам специалисты относят несколько факторов. Среди них выделяются ощущение беспомощности и чувство собственной незначительности, когда ребенок не может контролировать свою жизнь и влиять на нее, низкая самооценка и стыд, состояние изоляции, при котором ребенок думает, что он никому не нужен и никто не проявляет интерес к его личности и жизни. Кроме того, к роковому решению детей могут подтолкнуть депрессивное состояние, упадок сил и потеря смысла жизни, конфликты и невыносимая обстановка в семье или школе, в том числе буллинг (травля) от одноклассников, а также информация суицидальной направленности в сети.

«Взрослые люди постоянно говорят о том, что курение, алкоголь и наркотики — это плохо, но при этом интерес детей к ним не уменьшается. Интерес к запретным темам формируется “от обратного”: ребенок проживает кризис отрицания несколько раз за период формирования. Первый эпизод случается в районе трех лет и, как правило, повторяется в подростковом периоде», — комментирует Ксения Юрьева, семейный психолог-консультант.

Как понять, что ребенок находится на грани и ему необходима помощь?

Есть несколько характерных признаков эмоциональных нарушений, которые могут привести к детской смерти по собственной воле. Родители, друзья и педагоги должны насторожиться, если увидят внезапные приступы гнева, беспричинную грусть, чувство вины. Требуют внимания ситуации, когда ребенку больше не доставляет положительных эмоций то, что раньше его радовало, ему часто становится скучно. Тревожными симптомами могут стать плохие оценки, снижение концентрации, добровольная изоляция от друзей и родных, потребность в одиночестве, нехарактерная задумчивость, размышления о жизни и смерти, отсутствие планов на будущее, игнорирование собственного внешнего вида или пренебрежение к порядку в своих вещах или комнате. При этом перемены следует искать не только во внешности и поведении ребенка, но и в его самочувствии. Речь идет о различных соматических нарушениях — головная боль, бессонница или повышенная сонливость, непонятные боли в животе, хроническая усталость и т. п. Также о приближающемся суициде могут предупреждать изменения в пищевых привычках — как потеря аппетита, так и обжорство.

Если вы заметили хотя бы какой-то из перечисленных пунктов, следует обратить на него самое пристальное внимание. Корректно поговорить с ребенком, постараться выяснить, как у него дела, что его волнует. Дать понять, что он не один, и вы всегда готовы прийти ему на помощь. Обращайтесь за помощью к психотерапевту. И продолжайте внимательно наблюдать за эмоциональным состоянием ребенка.

Психолог и писатель Павел Советов уверен: «В сознании ребенка нужно “посадить зерно”, что в любой непонятной для него ситуации он всегда может обратиться за советом к своему взрослому наставнику, который, в свою очередь, без осуждения, уничижения и всех подобных вещей просто поделится своим жизненных опытом и поддержкой».

Кто же должен отвечать за детей: государство или родители?

Свою позицию озвучивает Елена Сутормина, руководитель мониторингового центра «Безопасность 2.0» Российского фонда мира. «Безусловно, сегодня нужно защищать детей в сети. Однако речь должна идти не только про государственные службы, но и про родительскую общественность, педагогов. Согласно нашим данным, только 7 процентов родителей, например, считают серьезной угрозу кибербуллинга, а она также может стать одной из предпосылок к совершению самоубийства подростком. Одно государство в данном случае справиться не сможет, крайне важно просвещение родительской и педагогической аудитории методам выявления тревожных признаков и алгоритмам действий.

Фото: Shutterstock

При этом надо сказать, что со стороны государственных структур сделано многое за последние несколько лет. Так, в частности, в этом году вступил наконец в силу закон №530, который обязал социальные сети удалять опасный контент. И мы видим, что с января по сентябрь Роскомнадзор заблокировал более 427 тысяч материалов с запрещенным контентом, в которых речь шла о наркотиках, пропаганде самоубийства и детской порнографии. Это на 42 процента больше аналогичного периода 2020 года. Конечно, эту работу надо усиливать, и активнее должен блокироваться подобный контент, но важно, чтобы люди, которые непосредственно работают с детьми, не перекладывали всю ответственность на государство, а сами также были бдительны и своевременно обращали внимание профильных ведомств на опасный контент».

Что делается уже сейчас

За опасным контентом, проникающим в сеть, следят несколько инстанций. Мониторить и удалять недопустимые публикации с сайтов и страниц доверено Роскомнадзору. В целях повышения эффективности защиты регулятор планирует внедрить технологии искусственного интеллекта. Подведомственный РКН Главный радиочастотный центр планирует в 2022 году запустить систему поиска противоправного контента на изображениях и видео в интернете (порнографии, пропаганды наркотиков, призывов к самоубийству и других вредоносных тем).

Приведенные выше цифры показывают, что выбранная государством тактика приносит свои результаты. В сентябре в России был создан Альянс по защите детей в сети, в который вошли такие компании-гиганты, как «Яндекс», Mail.ru Group, а также «Газпром-Медиа Холдинг», «Ростелеком», «МегаФон», Национальная Медиа Группа, «Лаборатория Касперского» и другие. Их задача — выявлять противоправный контент, который может привести к нанесению вреда развитию, здоровью и жизни детей, и ограничить к нему доступ. Участники альянса будут обмениваться разработками и решениями.

Олег Долгицкий, медицинский и судебный эксперт-психолог, считает, что «цензура — это одна из функций государства, поэтому важно, чтобы на подобном контенте стояли ограничения. Кроме этого, было бы неплохо ограничивать детей от доступа к такому контенту, так как он в целом может нести риск в кризисном состоянии. На мой взгляд, работа Роскомнадзора ведется довольно эффективно, поскольку в социальных сетях и на анонимных имиджбордах на данный момент даже сами пользователи боятся размещать такой контент. Это самый очевидный признак эффективности. Далеко не секрет, что еще десять лет назад контент самого разного содержания был в максимально свободном доступе. Сегодня же найти его становится намного тяжелее. Опять же, тот факт, что сами пользователи опасаются его выкладывать, говорит, что система работает».

Мнимая вседозволенность в сети провоцирует как создателей, так и потребителей противоправного контента. Если первые преследуют сомнительную или реальную выгоду, вторые, зачастую в силу возраста, даже не в курсе, что разменной монетой в этой «игре» может стать их собственная жизнь. Государство, безусловно, обязано выступать фильтром и блокировать подобного рода информацию. Но и само общество не вправе оставаться безучастным: знать о проблеме и адекватно реагировать на информационный яд и последствия его распространения — современная необходимость для каждого цивилизованного человека любой страны мира.

Детский и подростковый суицид: неуслышанный крик о любви

(публикуется в сокращении)

 

Беседа с психологом Дмитрием Семеником, главным редактором сайта Победишь.ру

— По статистике Следственного Комитета России с 2016 года и по текущий момент число суицидов среди детей и подростков в нашей стране неуклонно растет. Судя по скорбным цифрам, Россия выходит на первое место в мире по количеству детских смертей от этой причины. Почему, по-вашему, так происходит? Беда в социальных проблемах, растущем градусе агрессии в обществе или не только?

— Ситуацию в других странах знаю недостаточно, сравнительный анализ не могу проводить. Могу лишь сказать, что основная причина — в семье, а именно в деградации семьи и самого института семьи. Влияние на ребенка семьи несравненно более значимо, чем влияние общества. И если для ребенка семья является опорой, любые внешние испытания ребенок выдержит.

— Авторитаризм, безразличие, возведение ребенка в степень кумира – вот наиболее частые родительские ошибки в воспитании. Могут ли они спровоцировать суицид?

— Любые родительские ошибки отражаются на душевном состоянии, а порой и на душевном здоровье ребенка. В том числе и ошибки, не относящиеся прямо к самому ребенку. Нелады в отношениях между мамой и папой или отсутствие одного из родителей действуют на детей куда более губительно, чем собственно педагогические ошибки. Причем детям даже не обязательно знать все, что происходит между мамой и папой либо в душе родителя — не знаю, как, но это действует на ребенка непосредственно. Например, если мама изменяет папе, и об этом не знает даже папа, не говоря уже о детях, дети начинают болеть или у них портится поведение. В психологии это называется «симптоматический член семьи».

Главная потребность ребенка — в родительской любви. И именно неудовлетворение этой потребности приводит к самым тяжелым искажениям личности.

Но с суицидом все сложнее. Далеко не всякая душевная проблема ребенка приводит к суициду. Во многих случаях ребенок может очень тяжело страдать, но всерьез о суициде никогда не задумается. Возможно и обратное: страдания ребенка не так уж остры, но с жизнью он легко готов расстаться.

Я бы выделил четыре основных проблемы детей и подростков, которые реально могут привести к суициду. Это психическое заболевание, душевная травма, проблема воли и «временное помутнение» (либо состояние аффекта).

К психическому заболеванию ребенок может придти в результате очень тяжелой семейной обстановки (например, созданной психически больными родителем), в результате тяжелой душевной травмы, в результате оккультных опытов — собственных или родительских, в результате попытки суицида, и другими, до конца не изученными путями. К сожалению, психические заболевания слабо поддаются лечению, и разрешение ситуации путем суицида — частое явление.

Душевных травм бывает много, но как одну из самых тяжелых и при этом довольно распространенную я бы выделил травму сексуального насилия. Начиная с 3-5 лет, дедушка, отчим, сожитель матери, ребята в деревне, куда поехали летом на отдых… Я знаю сотни таких историй. Эти люди даже не понимают, какую тяжелую психическую травму наносят ребенку. Даже если не было полового акта ни в какой форме, психика ребенка очень тяжело травмируется, он потом не может жить с собой и тем более с другими людьми. Очень часто ситуацию усугубляет то, что ему не с кем поделиться, а если он все-таки делится, мать отрицает проблему, не верит.

Проблемой воли я называю неспособность человека что-либо делать для решения своих проблем. Понятно, если человек в депрессии, но я постоянно вижу это и у вроде бы психически здоровых подростков. Признаюсь, для меня эта тема наименее ясная в том смысле, что я пока не могу четко объяснить механизм формирования такой установки. Но я уже давно пришел к выводу, что гораздо ближе к пропасти не тот человек, у которого большие проблемы, а тот человек, который не готов заниматься решением своих проблем, даже если они у него не очень значительные.

Я вижу просто толпы таких подростков в своей антисуицидной группе «Живи!» Вконтакте. Год или два я пытался вести беседы хотя бы с некоторыми этой группы, но в итоге пришел к выводу, что это совершенно бесполезно. Им не интересно разобраться, что с ними происходит, им абсолютно безразличны пути выхода из ситуации, они даже не готовы принять саму мысль, что можно что-то изменить в своей жизни. Единственное, что им интересно в этой группе — найти себе подобных и поговорить на одном языке. И как ни странно, это часто помогает…

«Временное помутнение» (либо состояние аффекта) — это такие случаи, когда с собой кончает вроде бы совершенно благополучный подросток под влиянием странной идеи или нахлынувшего чувства. Например, девочку другие подростки не пригласили на какое-то мероприятие. И едва узнав об этом, она выбрасывается в окно на глазах у матери. Или парню из полной семьи, которого любят и родители, и бабушки с дедушками, и сестра, вдруг показалось, что его не любят. Он позвонил кому-то из них, молчал в трубку, но так и не решился рассказать, что его беспокоит. и покончил с собой.

Можно назвать это бесовским помутнением. Оно может случиться с каждым, но дети, не имея ни жизненного, ни духовного опыта, и будучи полностью зависимы от взрослых, особенно уязвимы перед такими атаками тьмы.

Помимо этого, есть еще такие факторы как влияние соцсетей, виртуальных игр, виртуализация жизненного пространства человека в целом, но это отдельный большой разговор…

— Сталкиваясь с суицидными настроениями детей, родители зачастую теряются и не знают, к кому и куда обратиться, а некоторые вообще предпочитают никуда не обращаться. Вопрос и правда непростой: суицидом как протестной реакцией подростка занимается психолог, как следствием заболевания психики – психиатр. Как почувствовать тонкую грань и не ошибиться? И, важно – всегда ли надо бить тревогу?

— Не нужно никого бить. Нужно, во-первых, всегда находиться в доверительном контакте со своим ребенком, уметь его слушать и слышать. Ведь мы, родители, главную свою задачу видим в том, чтобы донести что-то правильное до ребенка. Часто ли мы ставим себе целью слышать своих детей? А если не слышим, то и тревогу поздно будет бить, когда что-то случится.

А во-вторых, и это главное, нужно заботиться о себе и своей семье. Если семья полная, об отношениях в паре. Если не полная — о своем собственном душевной здоровье и счастье. Это те факторы, которые влияют на ребенка куда сильнее, чем наша педагогика. (Хотя и педагогике, а именно умению давать ребенку принимающую любовь поучиться нелишне.)

Ведь ни психолог, ни психиатр — не волшебники. Они не изменят ситуацию в вашей семье. А многие родители вообще не готовы брать на себя ответственность за проблемы ребенка: «Какие претензии ко мне? Его лечите!»

— А разве психиатр не может прописать какие-то лекарства, которые изменят состояние ребенка?

— Может. Но лекарства дадут временный эффект, снимут или ослабят некоторые симптомы и при этом создадут новые проблемы. В комментариях к моей недавней статье на Православии.ру несколько психиатров признались, что за 20-30 лет своей работы они не вылечили ни одного пациента. И что от нейролептиков вреда обычно больше, чем пользы, пациенты в результате психиатрического лечения инвалидизируются.

Поэтому не стоит ждать, что «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете» с пачкой пилюль, и все вдруг изменится. Родителям нужны компетентные советы, нужна информация, но никто другой за них проблемы их детей не решит.

— Кроме того, многие боятся психиатрического диагноза как какого-то «волчьего билета», который закроет ребенку в будущем многие профессиональные пути.

— Вот этого бояться не стоит. Сейчас не Советский Союз, тотального контроля за здоровьем людей нет. Люди с психиатрическими диагнозами успешно работают на самых ответственных государственных должностях, включая ФСБ.

А учитывая стремительную психическую деградацию как западной цивилизации, так и России, за психбольными — будущее. Скоро они будут править миром. Тут я, может быть, немного тороплюсь, но перспективы именно такие.

— И все же, хотелось бы получить более конкретный ответ на вопрос: к кому и куда обращаться родителям, если была попытка суицида или проявились суицидные настроения? Думается, если такой вопрос возникает, значит, нет полной эмоциональной глухоты, значит, родителям не все равно. Но ведь что-то нужно делать. Ведь, пока мама и папа будут работать над отношениями, ребенок попросту может выйти из окна.

— «Не все равно» и «полноценная любовь» — это два полюса, между которыми огромное расстояние. Расстояние ценой в душевное здоровье или даже в жизнь…

Если мы говорим об экстренной помощи, то в ситуации, когда ребенок намеревается совершить суицид, это только психиатрический стационар. Там безопасно. По крайней мере, пока он находится там, он ничего с собой не сделает.

Но когда он оттуда выйдет, проблема вернется к исходной, и более того, усугубится. Я не знаю статистики, но вижу по историям людей, с которыми работаю, что после первой попытки часто следует вторая, третья, пятая. Перейдя эту грань один раз, второй раз это сделать уже гораздо легче. А убить себя довольно трудно: по статистике ВОЗ, не более 10% попыток суицида заканчиваются смертью.

Поэтому если вы не хотите прописать ребенка в психиатрическом стационаре пожизненно, от работы над отношениями маме с папой никуда не уйти. Не к детскому психологу нужно обращаться, а ко взрослому. Не подростку, а родителям. Если семья полная, то к семейному. Если вы родитель-одиночка, поработайте над собой. Все это можно сделать либо через очные консультации с психологами либо с помощью онлайн-диагностики (https://shkola.realove.ru). При интенсивной работе можно радикально изменить ситуацию за год.

Если дело уже дошло до мыслей о суициде, на мой взгляд, к детскому психологу вести ребенка бесполезно. Плохой детский психолог просто потратит ваше время и деньги. Хороший детский психолог предложит вам обратить внимание на себя и отправит вас к взрослому психологу.

Детский психолог действительно нужен и даже незаменим в двух случаях. Либо в каких-то тонких, несмертельных трудностях (нюансах) при относительном благополучии ребенка, в относительно благополучной семье. Либо когда речь идет о травмах, явно не связанных с семьей, например, с уличным насилием. Из пропасти вашего ребенка без вашей работы над собой детский психолог не вытащит.

Я наблюдал историю одного подростка, над которым взял альтруистическое шефство мой товарищ, кризисный психолог Михаил Хасьминский. У девушки было несколько попыток суицида, психиатрический диагноз и очень проблемная семья. Она много раз находилась на грани, много раз лежала в психиатрическом стационаре, и только, я думаю, благодаря Михаилу осталась жива с стала церковным человеком. Но чего ему это стоило! Она целые дни находилась рядом с ним в его кризисном центре, он ее брал с собой везде, где мог, опекал и наставлял как не всякий отец заботится о родной дочери. И длилось это несколько лет…

Но где же найти такого специалиста, который вложит столько сил и души в вашего ребенка? Найти такую помощь просто невозможно, и даже Михаил сейчас не мог бы никому так помогать, поскольку уже просто не имеет возможности.

А государству вообще глубоко наплевать на суициды ваших детей. Я часто получаю сообщения в интернете о том, что какой-то (чужой) подросток хочет покончить с собой. Что делать, куда написать, позвонить? — спрашивают меня. Только родителям, отвечаю я. Если контактов родителей нет, тогда просто некому.

— Что делать, если в семье есть плохая наследственность, связанная с суицидом? Попадает ли ребенок в группу риска?

— Суицид по наследству не передается. Но если он произошел где-то рядом с ребенком, а ребенок не имеет здравой системы ценностей, то для него этот путь, конечно, более «приоткрыт», чем для ребенка, для которого суицид — это что-то из другой жизни. «Если ему можно, то почему мне нельзя?»

— СМИ возводят самоубийства в степень сенсации, окружают трагически-романтическим ореолом. Может ли это влиять на детское сознание, вызывать желание «прославиться» таким способом среди сверстников, красиво отомстить?

— Вообще само упоминание суицида, особенно совершенного кем-то в каком-то смысле близком, даже если жившим за тысячи километров, имеет тот же самый эффект, о котором я сказал выше. В психологии это называется «эффект социального подтверждения».

И дело тут даже не столько в романтическом ореоле (не так уж часто самоубийцы много думают о том эффекте, который они произведут), сколько в принципе «Если им можно, то почему мне нельзя?»

— Часто мы слышим о групповых самоубийствах детей. Их совершают, подражая, за компанию. Как отследить такую дурную компанию, можно ли пресечь странное общение?

— Отследить не получится хотя бы потому, что единомышленника нетрудно найти и в соцсетях. Иногда даже к нам в группу приходят с такой целью, типа «Ищу пару для самоубийства. Кто из Магнитогорска, отзовитесь». У нас такие сообщение мгновенно удаляют модераторы, но в других группах такие знакомства вполне реальны.

— Что же делать с этим?

— Все то же, исключать причины и быть в контакте со своим ребенком.

— Нередко детей и подростков вовлекают в секты, в которых проповедуется добровольный уход из жизни. Как уберечь от таких влияний?

— Это, конечно, не секты, а игры, в которых ребенка подводят к краю постепенно. Ответ прежний. Ребенка, душевные потребности которого (в любви, признании, общении, душевной близости, понимании) вполне удовлетворены в семье, подвести к краю едва ли удастся.

Я беседовал с подростками, которые доходили в таких играх до определенной стадии и потом останавливались. Это не совсем благополучные душевно подростки, но они, общаясь и с теми, кто потом дошел до конца, отмечали, что те (самоубийцы) были не совсем адекватны, то есть степень их психологического повреждения была более значительной.

— Что должно насторожить в поведении ребенка, его речи? На что обращать внимание?

— При такой постановке вопроса я бы сказал, что уже дело плохо. Если с ребенком отношения — как с непонятным лесным зверем, языка которого мы не знаем и должны лишь по каким-то косвенным признакам что-то о нем понимать, значит контакта с ребенком нет. А если его нет, то едва ли удастся что-то вовремя понять. В интернете легко найти списки таких «настораживающих фраз», но, на мой взгляд, это занятие мало продуктивное. Лучше приложить усилия к тому, чтобы наладить нормальный контакт с ребенком. Чтобы вы его слышали, а он имел желание говорить с вами.

А если уж говорить о косвенных признаках, найдите возможность регулярно осматривать тело ребенка, а именно руки и ноги. Среди подростков очень распространена привычка резать предплечья и ноги. На подростковом языке это называется селфхарм (калька с английского). Порезы обычно множественные — поскольку это делается регулярно. Это не попытка суицида, это попытка заглушить душевную боль телесной болью. Большинство тех, кто так делает, до попытки суицида не доходят — ведь они нашли способ своей душевной саморегуляции. Неконструктивный, но работающий.

Однако это все-таки признак серьезного душевного неблагополучия, и порой у таких детей доходит и до суицида.

Имейте в виду, что если подросток этим занимается, он, как правило, старается скрыть эти следы, и особенно от взрослых. Поэтому как раз тогда, когда порезы есть, осмотреть ребенка будет непросто.

Если нашли эти порезы — не ужасайтесь, не возмущайтесь, не показывайте в очередной раз ребенку, что с вами невозможно делиться никакими секретами. Вам предстоит большая работа, и начинать лучше с себя.

— Понятно, что суицидные настроения и попытки ребенка чаще всего демонстративны, это способ привлечь внимание и любовь, что-то кому-то доказать, то есть повлиять на отношения. Намерения действительно свести счеты с жизнью у детей с такой мотивацией как правило нет. Отчего же все-таки дети гибнут?

— Я не считаю, что это чаще всего демонстрация, желание что-то сказать или произвести какой-то эффект. При таком настрое до попытки дело обычно не доходит, либо попытка бывает не очень серьезная.

Серьезные попытки суицида предпринимаются тогда, когда уже все равно. И до родителей дела уже нет, и до любых других последствий.

В любом случае это помрачение, а в помрачении бессмысленно искать логику. Когда говоришь с таким человеком, как будто говоришь со стеной. Ему уже ничего не нужно, и твои слова как птицы, которые слету ударяются о кирпичную стену и замертво падают вниз. Очень тяжелое ощущение от разговоров с людьми в этом особом состоянии, когда они уже приняли твердое решение. Они уже как бы не здесь…

— Детский суицид в России молодеет. Почему уходят из жизни дети все более раннего возраста, не доросшие до подросткового кризиса?

— Я думаю, это влияние сми и соцсетей. Разве в советское время ребенок в 7-8 лет что-то знал о суицидах, о людях, которые покончили с собой? А сейчас благодаря интернету эта информация широко доступна и становится образцом для подражания.

— Как отличить шантаж, манипуляцию родительской волей от реального намерения ребенка или подростка покончить с собой?

— А зачем отличать? В любом случае, это крик о проблеме, и он не должен остаться без ответа.

Вообще, эта родительская позиция, «как бы меня не обманули, как бы мне не потрепали нервы, ах, какая я бедная, сколько у меня неприятностей от этого неблагодарного ребенка!» характерна для неблагополучных в психологическом отношении семей. Если мама слишком сосредоточена на своих переживаниях, на своей боли, конечно, она не увидит боль ребенка. Поэтому я и говорю всегда: родители, прежде всего, занимайтесь своими душевными проблемами! Будьте счастливы, мирны, сильны! Это лучшее, что вы можете сделать для своих детей.

© Azbyka.ru

 ( Победишь.ру 4 голоса: 5 из 5 )

причины, профилактика — Официальный портал админстрации МО Кореновский район

    «…Самоубийство – мольба о помощи, которую никто не услышал…» Р. Алеев
   К сожалению, даже в современной жизни, которая крайне богата различным происшествиями – криминальными разборками, несчастными случаями, стихийными бедствиями – порой встречаются такие события, которые способны повергнуть в шок самых опытных медиков и следователей. Что уже говорить про обыкновенного обывателя? К таким происшествиям относится детский суицид.
   Суицидальные проявления у детей и подростков являются одной из форм поведения и имеют определенные отличия от суицидального поведения у взрослых. В 90 % случаев суицидов в подростковом возрасте — это “крик о помощи”, и лишь в 10 % случаев было истинное желание покончить с собой.
Детский суицид – это то, чего практически всегда можно избежать. Главное, что для этого необходимо – это вовремя заметить тревожные сигналы.
Некоторые причины суицидов среди подростков:
Потери
1. Разрыв романтических отношении
 В большинстве случаев для подростка утрата таких взаимоотношений — травма. Его или ее мир рушится. Часто за самоуверенной внешностью кроется чувствительный и ранимый молодой человек, а за позой презрения — чувствительная и ранимая девушка. Банальные выражения типа “время лечит” или “есть и другие” обидны для чувства молодого человека и отражают неприятие их реальности.
2. Смерть любимого человека
Страдания, вызванные смертью любимого человека, могут быть столь сильными, что молодым человеком может управлять желание соединиться с ним в смерти. Кроме того, переживаемое семьей горе часто отодвигает подростка на задний план. Многие взрослые считают, что молодой человек не способен переживать смерть близкого человека так глубоко, как они.
3. Смерть домашнего животного
Считается,    что только    собаке    подросток   может    сказать   все.    Она и слушает, и любит, и никогда не осудит. А что если эта собака умрет?
4. Потеря работы
Для многих подростков “работа” означает зрелость и независимость.
5. Потеря “лица”
 Посмотрите на мальчика, который публично заявил, что намерен стать капитаном футбольной команды, и не сделал этого. Взгляните на девочку, которая мечтала быть королевой на вечере, но была отвергнута. Или выпускник школы, стремящийся поступить в колледж, но вместо этого терпящий неудачу, и все это знают.
6. Развод
Потеря одного из родителей вследствие развода наносит больший ущерб чувствам подростка, чем это принято считать. Многие подростки чувствуют ответственность за развал семьи. Надуманный или реальный страх перед возможным разводом также вызывает непереносимые страдания.
Давления
1. Давление в школе
Стремление к высоким оценкам; одновременное выполнение нескольких важных заданий; сверхактивное участие в общественной жизни; требования участвовать в спортивной жизни школы; прилежание.
2. Давление со стороны сверстников
Стремление быть принятым; нравы группы; сходство в манере одеваться; наркотики; алкоголь; побуждение к сексу; музыкальные пристрастия.
3. Давление родителей
Успех; деньги; выбор учебного учреждения; хорошие друзья; подобающее образование; конфликт между потребностью в контроле и желанием быть независимым; разногласия между родителями; устройство на работу; одежда; музыка; родители, которые хотят быть “друзьями”; скорее проповеди, чем примеры.
Низкая самооценка
1. Физическая непривлекательность
Обратите внимание на юношу, который уверен, что ему не сравняться в физической форме со сверстниками или на девушку, которая считает себя некрасивой, невзрачной. А какие страдания доставляют юношеские прыщики на лице!
2. Второсортность
 Взгляните на молодого человека или юную леди, которые всегда остаются в стороне, когда приходит время назначать свидания или быть выбранными куда-то.
3. Сексуальность
Нельзя остаться равнодушным к страданиям и мучениям подростка, который мечется между двумя представлениями о сексе и не решается сказать кому-нибудь об этом, боясь показаться смешным. Нельзя не считаться со страхом молодого человека, чей страх быть гомосексуальным базируется на недостатке фундаментальных знаний о сексе.
4. Одежда
Под влиянием средств массовой информации и распространенной среди подростков манеры одеваться, подросток оценивает достоинства и недостатки одежды, которую вынужден носить.
5. Физическое бессилие
Бывает, что тинэйджеру трудно справиться не только с физическими проблемами, но и с недобрыми замечаниями и взглядами окружающих.
6. Неуспешность в учебе
Часто “гениальность” старшего брата или сестры служит причиной постоянного напоминания о различиях не в пользу подростка.
7. Недостаток общения
Многие подростки чувствуют себя настолько изолированными и одинокими, что уверены, что никто им не поможет и никто не позаботится о них. Так это или нет на самом деле, не имеет значения. Суть в том, как они это воспринимают, страдая в молчаливой изоляции.

8. Бесперспективность и безнадежность
Нередко подростки вместо того, чтобы с надеждой смотреть в будущее, подавлены чувством безысходности. Угроза ядерного уничтожения сознательно, либо подсознательно, присутствует в умах многих молодых людей.
Другие причины
Юбилейные самоубийства. Дети и подростки, зачастую склонные к демонстративной театральности, нередко совершают самоубийства в особую дату и при особых условиях. Можно было бы отнести этот тип самоубийств к подражательным, но небольшая разница все же есть — акцент идет именно на дату   и   время,  причем   иногда — с точностью до минуты. 
   Самоубийства-убийства. К классу самоубийств-убийств относятся те случаи, когда подросток не только убивает себя, но и забирает с собой на тот свет пару-тройку, а то и десяток-другой одноклассников, или даже свою семью, или просто людей, которых он ненавидит. Это опять же тенденция, свойственная, в первую очередь, для Америки.
   Самоубийства, связанные с неизлечимыми заболеваниями, неполноценностью, уродствами. Как правило, у подростков формируется крайне болезненное отношение как к своей внешности, так и к внешности сверстников. И врожденные уродства, неизлечимые болезни, любая неполноценность могут опять же вызвать осуждение и издевки со стороны сверстников. Причем такие издевательства зачастую даже поощряются родителями других детей, мол, «не дружи с Ваней, он же урод и больной». И те несчастные, которым адресованы эти слова, не в силах вынести гонения и преодолеть чувство отчаяния, могут выбрать добровольный уход из жизни. Хотя нередко такое отношение делает их только сильнее, закаляет духовно и учит бороться с людским скотством, и доказывать всем тем, кто здоров и счастлив, но любит поупражняться в остроумии над слабыми, что именно они и есть неполноценные, но не в физическом, а в моральном плане.
   Самоубийства, связанные с недовольством собой. Подростковый комплекс неполноценности может спровоцировать суицидальное поведение не только у подростков с физическими недостатками, но и у здоровых, полноценных детей. Маленькой девочке покупают куклу Барби. Высокую блондинку с парой ну очень длинных стройных ног, непропорционально тонкой талией, милой смазливой мордашкой, и, простите, пышным бюстом. Девочка подрастает, и вместо того чтобы вырасти вот в это силиконово-пластиковое чудо, как ей бы того хотелось, формируется по нормальному человеческому типу. Но это для умных взрослых дядек и тетек это нормально, а для подростка — катастрофа. И фраза «будешь как мама» в пятнадцать лет — совсем не утешение. Отсюда рост числа пластических операций, особенно — по увеличению груди и откачке жира в области талии, (вспомнили Барби?) на долю совсем молодых девушек. Хотя им не груди эти нужны, а сеансы психотерапии. И несоответствие образу идеальной куклы может толкнуть подростка на суицид.
   Самоубийства, связанные с причастностью подростка к религиозным сектам. Подростки, ищущие себя, нередко попадают в сети религиозных сект. Подростков, жаждущих обрести спасение в речах харизматичных   лидеров сект, на этой скользкой дорожке  ожидает страшная опасность, потому что ради своей секты подросток вполне способен на любые, даже самые  ужасны действия. Причем не только по отношению к себе, но и к другим людям. Все эти причины могут выступать в различных комбинациях, или даже выступать все вместе, но в менее выраженных формах.
   Всегда обращайте пристальное внимание на следующие факторы, свидетельствующие о том, что возможен детский и подростковый суицид:
   Разговоры ребенка о самоубийстве, нездоровые фантазии на эту тему, акцентирование внимания на эпизодах суицидов в фильмах, новостях. Появление у ребенка литературы о суицидах, просмотр соответствующей информации в интернете. Попытки ребенка уединиться. Стремление к одиночеству, отказ от общения не всегда свидетельствует о предрасположенности к самоубийству, но всегда говорит о моральном дискомфорте ребенка. Разговоры и размышления ребенка о том, что он абсолютно никому не нужен, что в том случае, если он исчезнет, его никто не будет искать, и даже не заметит его отсутствия. Ни в коем случае не оставляйте такие заявления без внимания и не подшучивайте над ними. Постарайтесь выяснить причину подобного настроения и убедить ребенка в обратном. Даже музыка или живопись могут послужить симптомами для родителей о том, что что-то не так. Обращайте внимание на то, какую музыку слушает ваш ребенок. Тщательно маскируемые попытки ребенка попрощаться с вами – непривычные разговоры о любви к вам, попытки закончить все свои дела как можно быстрее. Дарение своих любимых и наиболее ценных вещей, с которыми он раньше не расставался, друзьям.
   В том случае, если хоть что-то в поведении вашего ребенка вам показалось странным, либо тревожным, немедленно бросайте все свои дела и старайтесь практически все время проводить рядом с ребенком до тех пор, пока не будете твердо уверенны в том, что суицидальное настроение вашего ребенка ушло без следа. Если же вы не в состоянии самостоятельно справиться с существующей проблемой, не стесняйтесь и немедленно обращайтесь за помощью к детским психологам или даже психиатрам.
Помощь лицам с суицидальными тенденциями или отчаявшимся:
1. Вы должны оставаться самим собой. Остальное воспринимается как обман, пусть и непреднамеренный, звучит фальшиво и не является искренним для вас или ребенка
2. В вашу задачу входит вступить с воспитанником в доверительные отношения, чтобы он смог рассказать вам правду о том, что у него на уме.
3. Что именно вы говорите (или не говорите) — не столь важно. Важно, КАК вы
это говорите. Если вы не можете найти нужных слов, но переживаете искреннюю заботу, ваш голос, интонация передаст ее.
4. Имейте дело с человеком, а не «Проблемой». Говорите как равный; а не как старший. Если вы попытаетесь действовать как учитель или эксперт, или прямолинейно разрешать проблемы, это может оттолкнуть ребенка.
5. Сосредоточьте свое внимание. Вслушивайтесь в чувства, а не только в факты, и в то, о чем умалчивается, наряду с тем, о чем говорится. Позвольте человеку, не перебивая, излить душу.
6. Не думайте, что вам следует что-то говорить каждый раз, когда возникает пауза. Молчание дает каждому из вас время подумать.
7. Проявите искренне участие и интерес, не применяйте допроса с пристрастием. Простые, прямые вопросы («Что случилось?», «Что произошло?») для собеседника будут менее угрожающими, чем сложные, «расследующие» вопросы.
8. Направляйте разговор в сторону душевной боли, а не от нее.
9. Постарайтесь увидеть и почувствовать ситуацию глазами ребенка. Будьте на его стороне, не принимайте сторону людей, которым он может причинять боль или которые причиняют боль ему.
10. Дайте возможность ребенку найти свои собственные ответы, даже если вы считаете, что знаете очевидное решение или выход.
12. Во многих случаях решения просто не существует, и ваша роль заключается в том, чтобы оказать дружескую поддержку, выслушать, быть с ребенком, который страдает.
13. И последнее. Когда вы не знаете, что сказать, не говорите ничего. Но будьте рядом!

Детская жизнь – это самое хрупкое и самое драгоценное чудо, которое дарит людям судьба. И от многих зачастую зависит то, насколько счастливой и длинной она станет.

Педагог – психолог Отделения профилактики семейного неблагополучия А.И. Сырцева

Директор учреждения В.Д. Коломиец

СОГЛАСОВАНО Руководитель управления социальной защиты населения министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края в Кореновском районе В.А. Кравченко

Детский и подростковый суицид

Психиатрия

Татьяна Моисеева:

Добрый вечер, дорогие слушатели. С вами канал «Медиадоктор», программа «Здоровое детство», ее ведущие: я — Татьяна Моисеева, и Мария Рулик. И сегодня у нас в студии Кудряшов Александр Викторович – врач-психиатр «Центра патологии речи и нейрореабилитации». Добрый вечер, Александр. Тема нашей сегодняшней передачи «Детский и подростковый суицид». Все чаще и чаще в последнее время мы сталкиваемся с тем, что дети, в основном подростки, стали уходить из жизни по собственной воле. С чем это связано, мы сегодня и разберемся. Начнем с вопроса – что такое суицид? Есть ли какие-то разновидности?

Александр Кудряшов:

Суицид – это добровольный уход из жизни человеком. Есть истинные суициды, когда человек долго к этому готовится, скрывает, это не демонстративное поведение. Также бывает демонстративный или псевдосуицид, когда главная цель не уход из жизни, а прежде всего крик о помощи, обращение на себя внимания. Такие попытки иногда тоже заканчиваются завершенным суицидом, то есть когда что-то пошло не так, или зашел слишком далеко человек, просто случайность уже происходит. Например, вышел на карниз, начал демонстративно показывать, а потом оступился и упал. Есть такой момент, как скрытый суицид, когда человек самих суицидальных попыток не совершает, но все его поведение направлено на то, чтобы в конце концов довести себя до такого состояния, до ухода из жизни. Это саморазрушающее поведение. Например, если мы касаемся подростков, он отказывается от еды или посещает такие места, которые очень опасны, и он понимает, что это опасно, и сознательно туда идет, гуляет по краю пропасти, где-то на высоте или перебегает перед машинами, может гулять по рельсам, все, что связано с электричеством – вот такое саморазрушающее поведение. Если ему нужна медицинская помощь, он отказывается от нее, все что угодно. Это может быть прием каких-то препаратов, не как суицидальная попытка, наркотики и алкоголь, психоактивные вещества.

Мария Рулик:

Ребенок специально это делает, но он понимает, к чему это приведет или нет?

Александр Кудряшов:

Да, он понимает, он просто не делает явных суицидальных попыток.

Мария Рулик:

То есть не планирует, а надеется, что это рано или поздно произойдет.

Александр Кудряшов:

Да, просто такой у него выход из сложившейся ситуации. Он идет к смерти, но это растянуто по времени.

Мария Рулик:

Как ведет себя подросток или ребенок, выбрав тот или иной путь?

Александр Кудряшов:

Что касается истинных суицидов, то это иногда сложно бывает заметить, потому что человек никак себя особо не проявляет, и лишь по косвенным признакам можно понять, что у него что-то не в порядке, и он к чему-то готовится. Есть такой интересный момент у детей, у подростков – они вдруг начинают дарить свои любимые игрушки кому-то.

Мария Рулик:

То, что им дорого.

Александр Кудряшов:

Это настораживающий момент.

Татьяна Моисеева:

Вроде бы ему уже ничего не нужно.

Александр Кудряшов:

Или он вдруг перестает интересоваться чем-то, чем он всегда интересовался. Например, любил он смотреть что-нибудь по телевизору или куда-нибудь ходить, и вдруг в последние моменты он перестает делать то, что ему было присуще всегда. Сейчас это в соцсетях можно отследить, он начинает общаться со своими близкими или с теми, с кем давно не общался. Допустим, близкие родственники, есть бабушки, дедушки, общаешься с ними раз в месяц, а тут вдруг он начал с ними общаться.

Татьяна Моисеева:

Как бы прощается.

Александр Кудряшов:

Обычно в последние дни, может быть, недели.

Татьяна Моисеева:

А демонстративное поведение?

Александр Кудряшов:

Что касается демонстративного, тут проще, но опасность в том, что это происходит, как правило, внезапно. Тут нет долгой подготовки, и это обычно в аффекте, то есть что-нибудь случилось, ссора или довели…

Татьяна Моисеева:

Сразу пошел и прыгнул?

Александр Кудряшов:

Не прыгнул, а пошел и таким образом заявил о том, что его что-то не устраивает. Например, родители его могут заругать, или даже еще не заругали, а он уже готовится к тому, что сейчас что-то будет, но это скорее к истинным относится. Когда уже случилась история, скандал, что может ребенка или подростка довести до того, что он уже не видит другого выхода, кроме как воззвать о помощи таким способом, и тогда это демонстративное яркое поведение, обычно всегда при скоплении людей. Если истинный суицидник тихо сам с собою, там вообще не нужен никто, то демонстративно наоборот, никогда это не будет в одиночестве.

Обычно это бывает в публичных местах: в школе, институте, если это дома, то в местах общего пользования, в подъезде, на крыше, чтобы тебя видело максимальное количество людей, станции метро. Сейчас уже подключаются моменты медиа – выкладывание в интернет постов, прямой эфир, stories.

Татьяна Моисеева:

Перейдем к причинам. Что же приводит детей, подростков, есть ли разница между причинами в том или ином возрасте?

Александр Кудряшов:

Если брать статистику, то в детстве суициды намного реже. Детский возраст – это от 5 до 14 лет, и дальше уже подростковый – раньше было с 15 до 19, но совсем недавно подростковый возраст продлили даже до 24.

Мария Рулик:

В 24 уже семью должен иметь, а он еще подросток. По опыту общения, так оно и есть, общество становится более инфантильным?

Александр Кудряшов:

Да, безусловно.

Мария Рулик:

Это имеет причины?

Александр Кудряшов:

С одной стороны, вроде бы в чем-то они становятся более активны, более самостоятельны, но в чем-то инфантилизм присутствует. Возвращаясь к причинам, то у детей с 5 до 14 лет суициды довольно редки, не более двух на 100 тысяч сверстников, такая статистика в год.

Мария Рулик:

Это в России?

Александр Кудряшов:

Да, это у нас.

Мария Рулик:

Возраст все-таки преобладает постарше, то есть мы не говорим о пятилетних детях?

Александр Кудряшов:

Да, хотя есть случай восьмилетних детишек, которые просто не понимают, что такое смерть, конечность этого состояния, и они таким образом пытаются привлечь внимание родителей, чтобы они поняли, насколько что-то для них важно, и они могут действительно совершить суицидальную попытку, к сожалению, иногда завершенную, которая попадает в эту статистику, потому что просто не понимают, что оттуда возврата нету.

Мария Рулик:

А для такого юного возраста, до 14 лет, чаще всего это проблема с родителями? Непонимание, отсутствие должного внимания к ребенку, как им кажется?

Александр Кудряшов:

Да, потому что для них родители – это большая часть их мира, в этом возрасте они очень привязаны к родителям и обращают внимание на то, что родители говорят, как они с ними себя ведут, поэтому большая часть всех причин связана с родителями, с отношениями с ними.

Мария Рулик:

Мы немножечко коснулись темы социальных сетей. В школе мы слышим постоянно — буллинг, дети друг друга обижают, оскорбляют, иногда очень сильно, очень резко, вплоть до побоев, и это входит в возраст детей до 14 лет. Такие случаи бывают, что это вызывает у детей некую апатию?

Александр Кудряшов:

Да, я могу даже привести конкретную статистику. Если брать проблемы со сверстниками, с учебой в школе, то это 15% всех подростковых суицидов.

Мария Рулик:

А учеба в школе – это не оценки, учеба в школе – это общение, проблемы с налаживанием контакта.

Александр Кудряшов:

А самая популярная причина подростковых суицидов – это проблемы в личной жизни.

Татьяна Моисеева:

Все-таки несчастная любовь?

Александр Кудряшов:

Да.

Татьяна Моисеева:

Она еще превалирует над ЕГЭ?

Александр Кудряшов:

Да, 24%. Второе место – 17% – это проблемы в семье и с родителями. Четвертая причина – 10% – от неудачи в жизни и проблемы с деньгами.

Мария Рулик:

То есть несоответствие тому обществу, в котором ты находишься. Ты не крут, но это то же самое общение, несоответствие данному социальному статусу.

Александр Кудряшов:

Просто слишком много этому внимания уделяется.

Мария Рулик:

Это обсуждается уже маленькими, малявки семилетние спрашивают: «Какой бренд у тебя одет, что ты носишь?»

Татьяна Моисеева:

«Где твой iPhone?»

Александр Кудряшов:

«Куда ты ездил отдыхать?»

Мария Рулик:

Все это обсуждается и меряются, кто круче, к сожалению, есть такое. Надо отменить сочинение «Как я провел лето». На самом деле, это тоже способ похвастаться.

Татьяна Моисеева:

Убрать гаджеты из школы.

Мария Рулик:

Гаджеты из школы давно надо убрать.

Александр Кудряшов:

Или хотя бы как-то глушить.

Мария Рулик:

И сделать для начальной школы: дети должны ходить с кнопочным телефоном, чтобы не играли — раз, и чтобы не мерились ничем — два.

Александр Кудряшов:

Телефоны – это же социальная реальная изоляция, то есть они все в этих телефонах, а в реальной жизни они друг с другом не коммуницируют, и это еще одна из причин, вот это чувство одиночества, социальная изоляция – это 9,5% причин суицидов.

Мария Рулик:

Несчастная любовь не связана с тем, что сейчас ранняя половая жизнь начинается? Не буду говорить, что мы были лучше — нет, мы были такими же, но просто я вспоминаю себя, начинали в среднем возрасте, в 16-17 лет, когда психика уже достаточно стабильна у человека. Ты уже можешь понять, где любовь, не любовь, и насколько все это серьезно. Сейчас влюбленность и физический контакт начинается чуть ли не в 13-14 лет – может это поспособствовать тому, что такой высокий процент?

Александр Кудряшов:

Конечно, потому что информированность детей возрастает. Когда мы росли, мы многого просто не знали, а сейчас ты заходишь в интернет и можешь узнать все что угодно.

Татьяна Моисеева:

Он мне лайк не поставил – все, трагедия. Да сейчас даже взрослые люди меряются лайками и считают, что вот оно, привлечение внимания, значит, он никогда мне не ставил, а тут поставил, и понеслась.

Мария Рулик:

В 13-14 лет девочки имеют возможность общаться уже с более старшими, у нас не было такой компании, максимум, что ты можешь: «Ой, старшеклассник на меня посмотрел». А сейчас все это вывешивается в интернете, лайкается мужчинами за 30. Идет общение, соответственно, что может дать 14-летняя девочка 30-летнему мужчине?

Татьяна Моисеева:

Та же несчастная любовь, неужели это не упущение родителей, которые в свое время не вселили уверенность в себе ребенку, чтобы он потом понимал, что я все-таки должен любить в первую очередь себя, потом уже кого-то, чтобы он был уверен в себе – не этот, значит следующий или следующая. Мне кажется, это упущение, если человек не уверен в себе – это все-таки комплексы.

Александр Кудряшов:

Это мы подходим к другой большой проблеме – пробелы в воспитании. Применительно к суицидам, такие антисуицидальные факторы, которые могут касаться религии, в религии это же грех, но об этом не принято говорить.

Мария Рулик:

Зато сейчас ввели православие в школе, либо историю религии.

Татьяна Моисеева:

Все равно был период, когда об этом говорилось громко и в открытую везде, а сейчас все-таки стало тише на этот счет.

Александр Кудряшов:

Даже если мы не касаемся религии, но возьмем обычное воспитание и прививание ребенку любви к жизни, тому, чтобы он больше строил планов на будущее, чтобы было сложное когнитивное поведение. Чтобы у него была радость жизни, интерес к жизни, чтобы он видел выходы. Очень часто у детей такой момент, что они как будто в тупике, они не знают, куда им дальше двигаться, не знают, что им дальше делать, и вот в этот момент у них катастрофа.

Мария Рулик:

А как правильно воспитывать детей, чтобы дать им такую возможность?

Александр Кудряшов:

Давать им возможности, давать им варианты выхода по жизни, то есть пробовать с ними вместе разнообразную деятельность. Допустим, пробовать его в спорте, если не пошло, главное – не надо его за это ругать, попробовали, не получилось – пойдем в шахматы, не получилось – пойдем в творческий кружок.

Мария Рулик:

С другой стороны, это поможет ребенку иметь не только тот круг общения, который находится у него в школе, но круг общения еще на том же кружке, если вдруг у тебя возникнет конфликт с одноклассниками, или не сложились отношения, ты всегда можешь найти поддержку в том кружке, где собрались по интересам. Ребенок успевает отдыхать от постоянного общества и завести подружку, друга, есть возможность уйти из негатива в позитивную область.

Даже когда мы говорим с врачами узких специальностей, мы всегда говорим об одном, что родители должны общаться с детьми, надо многое проговаривать, и даже когда вы идете из детского садика, и ребенок вам рассказывает, как он отбирал или у него отбирали очередную игрушку, вы должны внимательно это выслушать. Мы все это знаем, и, конечно же, как мы идем: «Ага, угу, давай, бегом, поел – посмотри мультики, маме надо немножко отдохнуть», или: «Не шуми, папа пришел уставший с работы». Что делать обязательно, без чего просто нельзя воспитать уверенного, жизнерадостного ребенка?

Александр Кудряшов:

Во-первых, он должен чувствовать поддержку близких, поддержку родителей, даже если она не выражается в том, что ты постоянно спрашиваешь его: «Как у тебя дела?» Он просто должен понимать, что если ему нужна будет помощь, он может подойти к родителям, и они ему и подскажут, и помогут, то есть не должно у него сформировываться отрицательного опыта, что когда у него что-то случилось, он подошел к маме или папе, и его послали или отругали за несущественную провинность, потому что в тот момент было плохое настроение. В этот момент он должен понимать, что у него есть надежный тыл, и это очень важная штука у детей. Они сразу же становятся намного увереннее в себе, намного раскованнее себя ведут, и в целом по жизни движутся более разнообразно.

Татьяна Моисеева:

А где та грань, чтобы дети этим не пользовались, чтобы не получилось так, что потом все это приводит к тому же шантажу, или если ты мне сейчас не дашь, не поможешь, я прыгну, отравлюсь? Ребенок начинает вести себя неправильно, неадекватно, понимает, что делает плохо, но он уверен, что родители из любой ситуации вытащат, помогут.

Александр Кудряшов:

Тут грань такая, что все должно быть в меру. Поддержка нужна, но при этом поддержка в том, чтобы дать ребенку старт, и дальше он уже движется сам. Точно так же, как в секцию ты его отдаешь, но дальше он остается один на один с тренером, который ведет себя совершенно по-другому. Другое дело, что ты его не ругаешь за то, что не занял первое место, ты его поддерживаешь, но ты ему даешь определенную свободу в этом вопросе, и точно так же в других моментах. С одной стороны, мы его поддерживаем, с другой стороны, мы ему даем самостоятельность и прививаем эту самостоятельность. Обязательно его информируем о том, что мы-то поможем, но сперва ты должен это делать сам, никто за тебя какие-то вещи не сделает. За тебя мы учиться не будем. Это все в режиме благоприятного информирования, то есть не в режиме, когда мама срывается на крик и начинает кричать: «Ты опять ничего не сделал»» Нет. В режиме, чтобы ребенок понимал важность самостоятельной работы и того, что он самостоятельно движется.

Татьяна Моисеева:

Все родители должны сами для это ходить к психиатрам, уравновешивать себя.

Мария Рулик:

На самом деле, это сложная тема. Если мы будем говорить о том, как воспитывать детей, тут с психологом много аспектов стоит обсудить, не только суицидальные наклонности. Сейчас один из самых неприятных вопросов: какие способы выбирают подростки и дети? С появлением соцсетей расширился ли список этих способов, и как маленьким детям мы можем помочь? Не допускать их общения в соцсетях, убрать какие-то препараты, но когда речь идет о подростках после 14 лет, они все могут сделать сами. На что обратить внимание?

Александр Кудряшов:

Способ становится больше и больше. Один из самых популярных остается падение с высоты. Учитывая, что мы живем в мегаполисе, где очень много высотных зданий, и доступ к ним есть.

Татьяна Моисеева:

Я думаю, что прыгнуть в пропасть страшнее, нежели выпить что-то.

Мария Рулик:

Для детей проще сделать один резкий шаг, чем добыть, проглотить, запить.

Александр Кудряшов:

Если мы берем все суициды, истинные и демонстративные, то падение с высоты – это намного более красиво и показательно. А съесть таблетки – в чем тут демонстративность?

Мария Рулик:

Демонстративные, к сожалению, иногда заканчиваются плачевно, потому что он, может быть, и не думал этого делать, но поскользнулся, створка окна дернулась, резко звук произошел, и он испугался, и это тоже входит в ту же статистику.

Татьяна Моисеева:

И инвалидов сколько именно из-за того, что неудачно упали, несмотря на высоту.

Александр Кудряшов:

Кстати, вот еще один из способов, который сейчас нарастает, это с использованием технических средств.

Татьяна Моисеева:

Роботонож?

Александр Кудряшов:

Банально автомобили.

Мария Рулик:

Прыгнуть под машину?

Александр Кудряшов:

Нет, именно за рулем.

Мария Рулик:

А доступ к авто?

Александр Кудряшов:

У них доступ сейчас увеличился.

Мария Рулик:

Украсть ключи у родителей.

Александр Кудряшов:

Им позволяют ездить те же самые родители.

Татьяна Моисеева:

В 16 лет ты права получил, и папа купил тебе машину, развлекайся.

Александр Кудряшов:

Мотороллеры, мопеды, скутеры, то есть новомодные технические средства. Это агрессивное вождение, превышение скорости, и часто это в аффекте может привести к тому, что они уже целенаправленно пробивают ограждения или устраивают ДТП. Последствия могут быть какие угодно.

Мария Рулик:

А медикаментозные отравления?

Александр Кудряшов:

Тоже достаточно частые.

Мария Рулик:

Чаще истинные суицидники идут на такое?

Александр Кудряшов:

Бывают разные. Сейчас пытаются что-то сделать в Минздраве в плане ограничения доступа к препаратам, которые могут привести к суицидам, но статистика сохраняется, и институт Склифосовского без работы не простаивает.

Мария Рулик:

Допустим, уже произошла попытка, вовремя была замечена, поймали, спасли. Если ребенок получил травмы, будь то химические ожоги, или травмы от падения с высоты, ему оказывается в первую очередь медицинская помощь, чтобы спасти оболочку и здоровье. Дальше как работают с этим ребенком? И только с ним ли работают? Возможно, нужна помощь родителям?

Александр Кудряшов:

Безусловно, если это была суицидальная попытка, то на эту попытку вызывается скорая помощь, и пациента на какое-то время госпитализируют, даже если его здоровью ничего не угрожает, потому что надо выяснить, во-первых, причину, во-вторых, исключить рецидив.

Татьяна Моисеева:

То есть это некая изоляция.

Александр Кудряшов:

Да, некая изоляция, и работа с ним, работа с родителями, то сообщается и в социальные службы, в органы опеки, тут подключаются психологические службы, есть единые телефоны психологической поддержки, по которым звонят, причем как сами люди могут звонить, так и специалисты тех же органов опеки.

Мария Рулик:

А вот эта система не может оказать излишнее давление на родителей? Просто мы прекрасно понимаем, что родитель такого ребенка в любом случае находится в стрессовой ситуации, помимо того, что он находится в страхе за жизнь своего ребенка, он испытывает чувство вины. А тут еще полиция, органы опеки.

Татьяна Моисеева:

На самом деле, большинство еще говорит: «Понятно, в семье довели ребенка, допекли».

Мария Рулик:

Как-то оказывается помощь родителям в этот момент?

Александр Кудряшов:

Вообще должна. Насчет того, оказывается или нет, это уже другой вопрос. Есть такие программы по помощи, в том числе и родителям, психологи с ними работают. Я не говорю про врачей-психиатров, но психологи работают с родителями, потому что им важно выяснить причину и подсказать родителям, так как они все равно в ответе за своих детей.

Мария Рулик:

Главное, чтобы в этот момент все вокруг не повторяли: «Ну, понятно, кто виноват».

Татьяна Моисеева:

А ставят ли подростков, детей, которые попытались покончить жизнь самоубийством, на учет в диспансер?

Александр Кудряшов:

Сейчас учета как такового нет, есть активное диспансерное наблюдение, то есть если госпитализация затягивается, если там была предшествующая затяжная депрессия, которая требует долгого медикаментозного лечения, естественно, все это время в больнице он не будет проводить, его выписывают на амбулаторные условия. Он должен посещать амбулаторно психиатра, и тогда он находится под наблюдением, но потом это все снимается, такого нет, что будет пожизненный учет.

Мария Рулик:

У детей вообще амнистия после 18 лет.

Татьяна Моисеева:

Забыли, не было. А всегда ли удается выяснить причину, и есть ли в наших стационарах психиатры или психологи? Эта ставка везде присутствует, или она должна быть непосредственно в тех отделениях, куда такой контингент привозят?

Александр Кудряшов:

Как правило, да. Токсикологический центр в Склифе, есть Центр суицидологии в 20-й городской клинической больнице.

Татьяна Моисеева:

В Морозовскую больницу привозят, в Филатовскую.

Александр Кудряшов:

В каждой многопрофильной больнице есть психиатры. Должно быть специализированное отделение, если это касается токсикологии, то есть отравлений, где можно промыть. А так психиатры есть везде, по крайней мере, хоть один на больницу обязательно, поэтому он может осмотреть пациента.

Татьяна Моисеева:

Причину выяснить всегда удается?

Александр Кудряшов:

Если работать правильно, с привлечением семьи, то да. Если пациент сам не хочет об этом говорить, и у него нет родственников, иногда это бывает затруднительно.

Татьяна Моисеева:

Дети и подростки все-таки рассказывают о несчастной любви?

Александр Кудряшов:

Как правило, да, но бывают исключения. Все-таки у подростков психика достаточно мобильная и подвижная, их можно определенными приемами разговорить.

Татьяна Моисеева:

А есть ли гарантия, что провели беседу, выяснили причину, полечили и целостность, и душевное спокойствие, вроде бы все идеально, месяц прошел или два, и мы получаем следующий дубль?

Александр Кудряшов:

Гарантий нет, это точно могу сказать.

Татьяна Моисеева:

Насколько это уходит в ремиссию и забывается?

Александр Кудряшов:

Все-таки у тех, у кого была одна суицидальная попытка, риск рецидива выше по сравнению с людьми, у которых такой попытки не было.

Татьяна Моисеева:

Но какой?

Александр Кудряшов:

Если мы берем в течение года, то порядка 10%.

Татьяна Моисеева:

Если они повторяют попытку, они делают это тем же способом или все-таки начинают пытаться это сделать другим способом, потому что первый не получился?

Александр Кудряшов:

Я сейчас точно не могу сказать, но знаю примеры, когда люди из раза в раз одним и тем же способом…

Татьяна Моисеева:

То есть резали вены?

Александр Кудряшов:

Да, резали и продолжают резать, глотали таблетки и продолжают глотать таблетки.

Татьяна Моисеева:

Как раз резать вены – это демонстративное, потому что там можно чуть-чуть не дорезать, просто поцарапать и ходить с бинтом.

Александр Кудряшов:

Кстати, это один из способов, который сейчас теряет популярность.

Татьяна Моисеева:

Лет 20 назад это было таким популярным – ванна в крови, и ты лежишь, во многих фильмах было.

Мария Рулик:

Там речь идет о взрослых людях.

Александр Кудряшов:

У подростков это демонстративные попытки.

Татьяна Моисеева:

Фильмы, кино влияет на поведение ребенка, на попытки? Какие фильмы не рекомендовано смотреть, какого жанра?

Мария Рулик:

И наоборот, какие посмотреть, чтобы понять, что этого не надо делать?

Александр Кудряшов:

Надо с правильным посылом смотреть, то есть все фильмы, которые посвящены суицидам или тяжелым наркотикам, когда люди доводят себя, у них же посыл какой? Чтобы показать то, как делать не надо. Смотри, чем закончится. Если с таким посылом, то это можно делать, но лучше это делать вместе с родителями, чтобы сразу комментировать и чтобы правильные выводы сделать.

Мария Рулик:

Не показывать детям фильмы, где был наркоманом, а потом исправился, чтобы не было иллюзий у ребенка, что можно все перепробовать, а потом смотри – стал великим музыкантом.

Александр Кудряшов:

Сейчас больше опасность даже не фильмов, а социальных сетей, видеороликов, сообществ.

Мария Рулик:

Был же бум года два тому назад, когда везде говорили об этих сообществах. Я, имея ребенка подросткового возраста, конечно, все это читала, и самое удивительное для меня было то, что и мой ребенок все это читал, ей было интересно, они это между собой обсуждали, и они все полезли и начали это искать. Понятное дело, что все сошло на нет, и в нашем случае все было хорошо. Не знаю, какой процент детей там остался и этим увлекся. Вы с этим сталкивались? Есть ли такие примеры?

Александр Кудряшов:

По данным Центра информационных технологий, в этих группах смерти на 2018 год состояло порядка 50 тысяч детей.

Мария Рулик:

Есть ли статистика, сколько из этих детей довели дело до не очень хорошего?

Александр Кудряшов:

Достаточно большая, то есть это определенная концентрация, и там же к этому подталкивают.

Мария Рулик:

А к какому виду суицида это отнести?

Александр Кудряшов:

Это называется доведение до суицида.

Татьяна Моисеева:

А зачем это надо, кто это делает? Кому надо доводить группу людей до суицида? В чем цель?

Александр Кудряшов:

Много конспирологических версий, что это кто-то делает специально, чтобы подорвать поколение, есть такие утверждения, что это из-за рубежа делается, мы не можем точно сказать, кто это на самом деле делает. То ли это какой-то лидер, который сам находится в депрессивном состоянии, с реальными убеждениями и обладает организаторской способностью.

Татьяна Моисеева:

А маньяки могут за этим скрываться, которым просто нравится вот эта красота?

Мария Рулик:

Скорее всего, это не убийство, это люди тиранического склада ума, которым нравится чувствовать власть.

Татьяна Моисеева:

Все это делается в один день, снимается, все должно быть красиво.

Мария Рулик:

Тебя выбирают, ты чувствуешь свою некую эксклюзивность, тебе говорят, что сегодня тебе задание, ты должен выполнить. После разговора с ребенком, который это все прочитал, у меня волосы зашевелились. Никогда в жизни я не думала, что ее можно так заинтересовать, что она полезет и поставит себе будильник на то время, которое там указано. Ей было просто интересно прочитать, и посмотреть что-то такое. Это первое задание было: каждый день ставь себе будильник на 6:15 и посмотри, пришло ли тебе задание в течение недели. То есть ребенок доводит себя до того, что он мало спит, он дергается, его сон не стабилен, потом он начинает получать задания, а потом тебе приходят прямые угрозы о том, что ты не должен говорить старшим. Это реальные угрозы о том, что будет с тобой, если ты сделаешь так-то и так-то.

Татьяна Моисеева:

А существуют ли группы поддержки в тех же соцсетях, где сидят психиатры, психологи, врачи, где люди действительно общаются, либо люди, которые уже пытались совершить попытку суицида, либо подростки с депрессией, где они могут высказаться о своей несчастной любви, или получили двойку на ЕГЭ, чтобы их втянули в эту беседу те же психологи. И если они боятся говорить с родителями, то хотя бы там получить информацию, потому что на «горячую линию» мало кто звонит уже.

Александр Кудряшов:

Пока наиболее простым способом все равно остается «горячая линия».

Татьяна Моисеева:

Анонимная?

Александр Кудряшов:

Да, анонимная. Она запущена не так давно в России, в 2010 году.

Татьяна Моисеева:

Хотя, мне кажется, раньше был журнал «Cool», там всегда печатался номер из серии анонимной психологической помощи.

Александр Кудряшов:

8-800-2000-122, можно звонить из любой точки страны, хоть с мобильного, хоть со стационарного телефона абсолютно бесплатно. Попадает он в систему, где сидят психологи, которые всегда ответят анонимно на любые вопросы, то есть это служба психологической помощи.

Татьяна Моисеева:

Позвонили, и сколько психолог с ним разговаривает? Если психолог понимает, что не помогает, может ли он связаться еще с кем-то и вычислить этого ребенка?

Александр Кудряшов:

Конечно, когда они чувствуют, что там дело серьезное и надо бы эту помощь усилить, то они стараются выйти на прямой контакт с человеком. К сожалению, не всегда это срабатывает.

Мария Рулик:

Не перегнуть тут главное, можно передавить, ребенок просто бросит трубку.

Александр Кудряшов:

В этом и состоит искусство психологов.

Мария Рулик:

Там сидят профессиональные психиатры, которые готовы разбирать, работать…

Александр Кудряшов:

Которые обладают большим опытом в этом деле.

Татьяна Моисеева:

А на это специально учат, непосредственно работе с таким контингентом, или это просто в общий курс входит?

Александр Кудряшов:

Есть отдельно наука суицидология как у психиатров, так и у психологов, то есть психологи кризисных состояний. Это могут быть специальные курсы, психологические направления. Что касается врачей-психиатров, тоже в рамках подготовки есть специальный курс суицидологии, то есть те, кто в этой сфере работает, это узкоспециализированные специальности.

Татьяна Моисеева:

К Вам приходят на прием разные дети, подростки со своими проблемами, будь то панические атаки или просто стресс, или мама просто притащила: «Мне кажется, с ребенком что-то не то, не могу договориться, справиться». Можете ли Вы у себя на приеме каким-то образом понять, что здесь дело идет уже в сторону суицида, что у ребенка совершенно другие мысли в голове, нежели объясняет мама или непосредственно пытается показать сам ребенок?

Александр Кудряшов:

Безусловно, мы же выясняем, как себя ведет ребенок, стараемся определить по косвенным признакам, хотя иногда можно и напрямую спросить, ничего такого в этом нет: «Есть ли у тебя суицидальные мысли, тенденции?» Но, как правило, мы это выясняем за счет сбора анамнеза, то есть выясняя у родителей, даже без присутствия ребенка. Тут очень важно, чтобы родитель был информирован о своем ребенке.

Мария Рулик:

Готов к встрече с врачом и готов ответить на вопросы.

Александр Кудряшов:

К сожалению, иногда ты задаешь вопросы, а родители просто не знают, что происходит с ребенком.

Мария Рулик:

Я, говорит, ушел в 8 утра, пришел в 8-10 вечера, я не знаю.

Александр Кудряшов:

И хорошо, когда можно напрямую у ребенка все выяснить.

Мария Рулик:

Если Вы увидели в ребенке склонность к тому, что он находится на этом перепутье, возможно, у него есть такие мысли, Вы говорите об этом родителям?

Александр Кудряшов:

Конечно.

Татьяна Моисеева:

А если Вы поговорили с ребенком отдельно от родителей, он просит: «Только маме не говорите». Как здесь работать?

Александр Кудряшов:

У нас есть закон о психиатрической помощи, информированное согласие на общение с психиатром до 15 лет подписывает родитель, с 15 лет уже сам ребенок.

Татьяна Моисеева:

Поэтому до 15 лет Вы обязаны информировать родителей?

Александр Кудряшов:

Да, до 15 мы обязаны информировать родителей.

Мария Рулик:

Буквально два-три слова родителям, чтобы они были спокойны.

Александр Кудряшов:

Прежде всего, поддерживайте своих детей, ни в коем случае не оставляйте их один на один со своими проблемами, общайтесь с ними – это самое главное. Участвуйте в их жизни, но не перегибайте палку, пусть они будут самостоятельны, пусть они будут открыты к этому миру, пусть они чувствуют, что мир к ним дружелюбен, то есть создавайте дружелюбную атмосферу, тогда у них будет минимум шансов к тому, чтобы задуматься о суициде.

Мария Рулик:

Если вдруг вы увидели что-то не так, обращайтесь, не бойтесь, пожалуйста, идите к врачам, вам обязательно помогут.

Александр Кудряшов:

Абсолютно верно. Не бойтесь психиатров.

Татьяна Моисеева:

Спасибо большое.

Сборник «Психологические аспекты детского суицида: технологии профилактики»


В сборнике представлены аналитические, нормативные и методические материалы участников заочной международной научно-практической конференции «Психологические аспекты детского суицида: технологии профилактики», направленные на профилактику подросткового и молодежного суицида.

Конференция была организована и проведена во исполнение Плана мероприятий по реализации в 2011-2015 годах Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации.

Сборник адресован руководителям и педагогам образовательных учреждений, специалистам методических и ППМС-центров, представителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области профилактических и реабилитационных мер по предотвращению детского и подросткового суицида.


 

СОДЕРЖАНИЕ:

Андрюхин Н.Г. Обзор российского законодательства в сфере профилактики суицида

Артамонова Е.Г. Психолого-педагогическое сопровождение одаренных детей: фактор риска

Банщикова Т.Н. Психолого-педагогические, медицинские и организационно-управленческие условия выявления детей группы риска

Березина В.А. Профилактика суицидального поведения в образовательном процессе: содержание, организация планирование

Богачева Т.Ю. Интернет-технологии как современный ресурс в профилактике детского суицида

Вихристюк О.В. Обзор зарубежных источников по проблеме освещения случаев самоубийств в средствах массовой информации

Ермолаева А.В. Профилактика суицидального поведения детей и подростков средствами телефонного консультирования

Ефимова О.И., Кретова Н.О. Профилактика суицидального поведения несовершеннолетних как социально-педагогическая технология

Ефимова О.И., Ощепков А.А. Взаимосвязь системы ценностных ориентаций и социальных установок у подростков, склонных к суицидальному поведению

Зайцева Н.В. Опыт образовательных учреждений России в профилактике детских суицидов

Карпенюк К.В. Подростковый суицид. Общая характеристика работы в образовательных учреждениях после завершенного суицида

Колосова А.А. Ценность здоровья у современных школьников и риск суицидального поведения: по материалам исследования

Мищенко П.П. Школьные программы профилактики суицида: зарубежный опыт

Райфшнайдер Т.Ю. Профилактика девиантного поведения учащихся — основа предупреждения ситуаций насилия в школе

Синягин Ю.В. Психологическая экспертиза детского суицида и оформление ее результатов

Синягина Н.Ю. Детский суицид: результаты исследования

Как предотвратить подростковый суицид | Городской центр медицинской профилактики

Актуальность проблемы суицидов не нуждается в доказательствах: в настоящее время в развитых странах самоубийства, наравне с дорожно-транспортными происшествиями, являются ведущей внешней причиной смерти. По прогнозам, значимость самоубийств будет возрастать и к 2020 году они выйдут на второе место, уступая лишь сердечно — сосудистым заболеваниям и опережая онкологию.

В конце ХХ – начале ХХI века наша страна, наряду с Белоруссией и Казахстаном, неизменно входила в тройку лидеров по уровню суицидальной смертности, как среди взрослых, так и среди подростков. На сегодняшний день, по данным государственной статистики, количество детей и подростков, покончивших с собой, составляет 12,7 % от общего числа умерших от неестественных причин.

Что приводит к суицидам в детском и подростковом возрасте? Как распознать роковое намерение? Что можно сделать в качестве профилактики? На эти вопросы дал ответ доктор медицинских наук, директор и научный руководитель психотерапевтической клиники « Семейный круг» Игорь Константинович Шац, выступивший с лекцией для родителей и педагогов в Городском центре медицинской профилактики.

Уход из жизни – тоже решение

Суицид – крайнее выражение острого кризиса. Его цель – поиск решения. Значимыми характеристиками суицида являются амбивалентность, сужение мышления, бегство от проблем, сообщение о своем намерении. Суицидники – люди, которые не хотят жить.

У детей очень своеобразное отношение к смерти: они думают, что смерть – это всего лишь временный уход. Осознавать ее они начинают примерно с девяти лет. Поэтом в раннем возрасте эта проблема не так остра.

Стоит упомянуть, что суицидальное поведение не наследуется. Но оно встречается значительно чаще у тех, кто потерял близких из-за самоубийства.

Мы все боимся говорить о смерти, тем более с детьми. Поэтому тема суицида у нас старательно замалчивается. Хотя само явление – признак цивилизации. И здесь можно выделить две главные категории, которые особенно часто расстаются с жизнью – мужчины после 60 лет и подростки.

По статистике, самоубийство чаще всего совершают подростки в возрасте от 10 до 14 лет.

Многообразие причин

Давайте разберемся, что же толкает юношей и девушек на такой шаг? Для начала стоит отметить, что подростковый возраст — один из самых трудных в жизни человека, так как в этот период завершается формирование личности в целом, ее ценностных ориентаций и жизненных приоритетов. К тому же, идет активное половое созревание. Внешне подростки уже кажутся взрослыми, а по сути – это большие дети без особых знаний и жизненного опыта. Поэтому, сталкиваясь с реальными проблемами, они пугаются и теряются. Вот тут-то и могут возникнуть мысли о суициде.

Что же может послужить причиной добровольного ухода из жизни?

Безответная любовь или разрыв романтических отношений. В юном возрасте такая ситуация переживается как огромная трагедия, мир рушится, никакие разумные доводы, что «ты еще встретишь свою большую любовь» не действуют.

Смерть любимого человека. В данном случае суицид рассматривается ребенком как попытка соединиться с любимым, «как Ромео и Джульетта».

Как ни странно на взгляд взрослых, но и смерть домашнего животного может послужить роковым толчком. «Без моего Шарика или Мурки я жить не буду».

Развод родителей. Особенно в ситуации выбора – с папой или мамой дальше жить?  Ребенок считает себя виноватым в разрыве отношений родителей.

Давление в школе. Завышенные стремления – «я должен быть лучшим в учебе, спорте. Если я — не первый, то жизнь пропала».

Давление со стороны сверстников. Если хочешь быть в тусовке, то будь как мы: также одевайся, также себя веди, пей пиво, принимай наркотики. Кстати, именно наркотики часто провоцируют подростка на спонтанное самоубийство.

Давление родителей. В данном случае суицид – как избавление от их чрезмерного контроля. «Ты должен много учиться, чтобы получить аттестат, поступить в вуз, стать успешным, зарабатывать много денег. А твои друзья тебе только мешают».

Низкая самооценка. Тут и физическая непривлекательность «я — толстая, у меня прыщи», и страхи не сдать ЕГЭ. Плюс ко всему, отсутствие фундаментальных знаний о сексе приводит к чувству собственной неполноценности и страхам. Ведь знания по этому вопросу подростки черпают на порносайтах в интернете.

Недостаток общения. Подросток не умеет сам себя развлекать, ему скучно, у него проблемы с коммуникацией.

Настораживающие моменты

 Ключи или признаки суицида можно разделить на три группы. Первая – вербальные. Здесь должны насторожить высказывания ребенка о том, что он не хочет жить, что без него всем будет лучше.

Вторая – поведенческие. Внимание родителей должны привлечь: частый плач, постоянная грустная тоскливая мелодия в наушниках сына или дочки, интерес к книгам и сайтам о смерти, самоизоляция, стремление к риску и безрассудству (занятие экстремальным спортом, гонки на мотоциклах), и, наконец, составление завещания.

Третья – ситуационные. Сюда можно отнести любое заметное изменение в личной жизни ребенка: переезд в другой район, город, страну, неприятности с законом, прогрессирование хронического заболевания, нежелательную беременность.

Нужно всегда помнить о том, что для подростков характерна импульсивность. Не пустили на дискотеку – прыгнул с балкона. Не купили понравившуюся вещь – наелся таблеток.

К характерным чертам суицидальных личностей можно отнести постоянную депрессию, различные виды зависимостей (наркотики, алкоголь, компьютер), чувство безнадежности и бесперспективности (выхода нет, лучше уже не станет).

 Ваши действия

 Не отталкивайте ребенка, если он решил разделить с вами свои проблемы. Отговорок типа «я занят, разбирайся сам, это все ерунда» в данный момент быть не должно. Помните, что подросток с суицидальными наклонностями редко обращается за помощью, тем более к профессионалам.

Если со своей бедой к вам обратился чужой ребенок, то никогда не предлагайте того, чего не сможете гарантировать (твоя мама тебя поймет, папа тебе поможет). Дайте знать, что готовы выслушать и помочь, но не обещайте сохранить все в тайне. Не осуждайте его! Нотации и разные примеры подростка не убедят в пагубности его намерений.

Постарайтесь узнать, есть ли у него план самоубийства. Если он подробно рассказывает о том, как решил уйти из жизни, то это знак реальной опасности. Чем конкретнее план – тем выше риск.

Не предлагайте в такой ситуации упрощенных решений: « Выспись, утро вечера мудренее. А там посмотрим…».  Покажите подростку, что хотите поговорить о его чувствах, дайте понять, что вы знаете, как ему больно. Расскажите о том, что стресс мешает оценить тяжесть ситуации, о том, как можно управлять кризисом. Помогите найти людей или места, которые могли бы снизить переживаемый стресс.

Убедите подростка в том, что ему есть куда пойти за помощью, подскажите адрес кризисного центра, телефон доверия для подростков.

И еще один тонкий момент. Разговор о суициде никогда не приводит к суициду. Те, кто решился расстаться с жизнью, никогда не скажут об этом. Кто много говорит о суициде, тот не хочет умирать! Заявление о суициде – это сигнал о том, что ребенку плохо.

 Профилактика 

Профилактика суицида среди подростков –  задача родителей. Важно следить за душевным состоянием и поведением ребенка, отмечать возникающие изменения. Для того, чтобы избежать трагедии, важно правильно строить отношения и систему общения с детьми. Запомните, что наказание для ребенка  – это отказ от поощрения. Духовных и психологических поощрений должно быть больше, чем материальных. Никогда нельзя покупать детей!

Родители! Чаще предоставляйте подростку самостоятельность, снимите гиперопеку, дайте возможность самостоятельного заработка, создайте условия для развития детского творчества.

И, конечно, самая лучшая профилактика суицида среди подростков — это любовь к ребёнку.

Растущая проблема: самоубийства среди детей и…

В связи с пандемией рост страхов, стресса и беспокойства сказался на многих, но особенно тяжело пришлось тем, у кого, возможно, уже были проблемы с психическим здоровьем. В связи с тем, что 10 октября отмечается Всемирный день психического здоровья, доктор Мелисса Батлер, психолог организации Riley Children’s Health, предоставляет информацию по важной, но часто не обсуждаемой теме, которая неуклонно поднимается в течение нескольких лет в США.S.: Уровень самоубийств среди детей до подросткового возраста, подростков и молодых людей.

Растущая проблема

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), самоубийства в Соединенных Штатах являются второй основной причиной смерти среди молодежи в возрасте от 10 до 24 лет. В то время как в США показатели снижались в течение нескольких лет, с 2007 по 2017 год, показатели почти утроились для детей дошкольного возраста и неуклонно росли для подростков старшего возраста. Многие молодые люди, пытавшиеся покончить жизнь самоубийством, никогда ранее не обращались за психиатрической помощью, и почти половина всех первых попыток заканчиваются смертельным исходом.

Уровень самоубийств часто является отчетом о количестве посещений отделений неотложной помощи с попытками самоубийства, которые требуют медицинской помощи и часто отстают на несколько лет. Чего эти данные не говорят нам, так это доли подростков, которые думают о самоубийстве или пытались покончить жизнь самоубийством, но не нуждались в медицинской помощи.

В 2015 году в 43 государственных средних школах штата Индиана был проведен опрос учащихся, чтобы определить, насколько распространен уровень самоубийств среди молодежи Хузиер. Результаты показали, что за предыдущий год у 1900 опрошенных студентов:

  • 19% серьезно подумывали о попытке самоубийства
  • 17% составили реальный план
  • 10% пытались покончить жизнь самоубийством
  • 4% попытки самоубийства, потребовавшие медицинской помощи

Хотя данные о посещениях отделений неотложной помощи по-прежнему важны, этот опрос показывает, насколько серьезна проблема в целом для нашего штата.Важно отметить, что, хотя, по оценкам, воздействие COVID-19 могло привести к увеличению числа самоубийств, мы не можем получить точную картину, поскольку все больше и больше людей предпочитают не обращаться за помощью в отделения неотложной помощи, особенно в поликлиниках. начало пандемии. Несмотря на это, у многих возникает большой вопрос: что могут сделать родители и опекуны, чтобы помочь?

Знаки

Некоторые из признаков того, что подросток или юноша могут подумывать о самоубийстве:

  • Подробное и чрезмерное обсуждение самоубийства или смерти
  • Чувство безнадежности (часто может сказать: «Я никогда не переживу этого»)
  • Разговоры о пассивном суициде (“Всем будет лучше без меня.”)
  • Эмоциональная боль, дистресс, гнев
  • Значительные изменения в настроении или поведении, такие как повышенная раздражительность
  • Изменения в привычках, таких как прием пищи и сон, как в отношении недостатка, так и избытка
  • Уход или изоляция от занятий, которые когда-то приносили им радость
  • Любая форма потери

Хотя эти признаки могут присутствовать у некоторых детей и подростков, они могут быть не у всех детей и подростков, которые борются или обдумывают самоубийство.Доктор Батлер также советует иметь в виду, что у детей и подростков депрессия может выглядеть иначе, чем у взрослых. «Дети и подростки могут испытывать раздражительность, а не грусть и плач, наблюдаемые при депрессии у взрослых. Если ваш ребенок проявляет повышенную раздражительность или другие изменения настроения, возможно, пришло время зарегистрироваться и поговорить с ним, чтобы определить, что происходит».

Пандемия также сильно изменила способы обнаружения этих признаков.Учителя и другой школьный персонал могут одними из первых заметить изменения в поведении или социальных взаимодействиях ребенка или подростка, которые могут потребовать дальнейшего вмешательства. Но в школах, использующих гибридное или дистанционное обучение, это может быть довольно сложно определить. «Сейчас есть много детей, которые, возможно, даже никогда не встречались со своими учителями лично, поэтому учителя не будут знать, какое нормальное поведение или настроение у этого конкретного ребенка, чтобы иметь возможность наилучшим образом оказать поддержку и вмешаться, когда это необходимо.Виртуальное обучение также уменьшает взаимодействие учителя и ученика. Все больше и больше детей просто выключают камеру во время урока масштабирования, и их никто никогда не видит. Это оказывается вызовом».

Хотя это может быть проблемой, друзья могут предоставить дополнительный ресурс. Доктор Батлер рекомендует родителям вести открытый разговор со своими детьми, спрашивая их, как они могут вести себя с другом, который делает замечания о самоубийстве или других мыслях и поведении, причиняющих себе вред.Разговаривая, родители и опекуны могут предоставить своим детям возможность прийти к ним, чтобы не только помочь своим друзьям, но и обеспечить открытое общение для своего ребенка, чтобы обсудить свои чувства.

Одним из признаков того, что у ребенка или подростка могут быть трудности, является то, что они больше не заинтересованы в деятельности или больше не получают удовольствия от вещей. Доктор Батлер указывает на разницу между тем, что может восприниматься как отказ или отсутствие удовольствия от любимого занятия, и тем, что может быть просто периодическим выгоранием.«Многие дети и подростки проявляют интерес к деятельности со временем, и это не повод для беспокойства. Но если вашему ребенку или подростку нравилось быть в группе, и вдруг им не нравится группа, и они говорят о том, что не хотят больше ходить, и если им действительно нравилось играть в Fortnite со своими друзьями, и теперь они не играли с ними в недель и проявляют общее отсутствие интереса к большинству вещей, которые раньше доставляли им удовольствие, то, возможно, пришло время зарегистрироваться».

Определенные группы также могут быть более уязвимыми к суицидальным мыслям, например:

  • Те, над кем издеваются в школе или в Интернете через социальные сети
  • ЛГБТК+ молодежь
  • Представители групп меньшинств
  • Чернокожая молодежь — группа, в которой наблюдается резкое увеличение числа самоубийств по сравнению с другими расовыми и этническими группами.
  • Те, у кого уже могут быть проблемы с психическим здоровьем, даже дети с СДВГ

Др.Батлер также отмечает, что одной из важных областей, на которую следует обратить внимание, являются социальные сети. «Подростки часто публикуют сообщения в Интернете, прежде чем сказать это лично с точки зрения того, что они чувствуют». Полезно следить за публикациями вашего ребенка или подростка в социальных сетях, но это не всегда возможно. Если ваш ребенок или подросток не позволяет вам дружить с ним или подписываться на него в социальных сетях, задайте вопрос о том, можно ли вам это делать ненавязчиво, чтобы он по-прежнему чувствовал, что его конфиденциальность ценится, а также позволял вам следить за его поведением. безопасность.Серьезный разговор с ребенком или подростком об использовании социальных сетей — важный и хороший первый шаг. Хотя это может быть неудобно, вы можете начать с того, что спросите, что сделал бы ваш ребенок или подросток, если бы они увидели, что близкий друг публикует в Интернете что-то, что их беспокоит.

Я думаю, что у моего ребенка могут быть признаки; Что я должен делать?

Д-р Батлер отмечает, что лучшее, что вы можете сделать, если считаете, что у вашего ребенка есть признаки, — это поговорить с ним. «Одна из лучших вещей, которую вы можете сделать, — это серьезно поговорить с ребенком о самоубийстве.Это распространенный миф или опасения, что разговоры о самоубийстве внушают людям мысли, но исследования постоянно показывают, что это не так». Часто те, кто хочет обратиться за помощью, не знают, кому они могут доверять или кто воспримет их всерьез. Откровенно разговаривайте с ними и подтверждайте их чувства и эмоции. Разговор с вашими детьми даже о том, что они будут делать, если друг испытает или покажет признаки бедствия, поможет создать открытую среду и линию связи, чтобы поговорить об эмоциональных проблемах, с которыми они могут столкнуться сейчас или в будущем.

Это естественная реакция родителей или опекунов, когда их дети находятся в бедственном положении, чтобы попытаться все исправить. Когда дети или подростки приходят к своим родителям, чтобы поговорить о какой-то проблеме, естественной реакцией родителя может быть выступить в роли чирлидера для своего ребенка, говоря что-то вроде: «О, но у тебя прямо А, с чего бы тебе грустить» или «У тебя так грустно». много друзей, почему вы думаете, что чувствуете себя одиноким?» «Эти комментарии, хотя они могут иметь благие намерения, часто могут вызывать чувства, которых не понимает взрослый, который, как они надеялись, поймет их, и могут заставить детей и подростков изолировать себя. даже больше», — говорит доктор.Батлер. Если и когда у вас действительно будет этот важный разговор с вашими детьми, обязательно активно выслушайте их, не осуждая. Мысль о том, что у их ребенка или подростка есть суицидальные мысли, часто очень пугает большинство родителей, но важно сохранять спокойствие. Старайтесь активно слушать, что говорит ваш ребенок, задавайте вопросы и дайте им знать, что вы понимаете или пытаетесь понять, откуда они исходят. Спокойное и серьезное обсуждение покажет вашему ребенку или подростку, что вы серьезно относитесь к их чувствам, и они с большей вероятностью придут поговорить с вами в будущем, если эти чувства вернутся или усилятся.

Если вы хотите получить помощь для своего ребенка, например, терапию, обязательно проконсультируйтесь со своей страховой компанией, чтобы узнать, кто застрахован вашим планом. Существуют также общественные центры психического здоровья для лиц, имеющих нечастную страховку или программу Medicare/Medicaid. Доктор Батлер также отмечает, что «процесс обращения за помощью может быть трудным. Однако не отчаивайтесь. Обратитесь к таким ресурсам, как учителя, школьные консультанты или лечащий врач, чтобы указать правильное направление для получения помощи, в которой нуждается ваш ребенок.” Когда вы найдете кого-то, с кем ваш ребенок может поговорить, убедитесь, что он является лицензированным специалистом в области психического здоровья и обучен уходу за вашим ребенком. «Одним положительным моментом пандемии является то, что многие терапевты теперь предлагают виртуальные сеансы, что увеличивает наш доступ и нашу способность помочь большему количеству пациентов».

Существуют также национальные и государственные ресурсы для помощи нуждающимся. Чтобы связаться с Национальной линией спасения от самоубийств, можно позвонить по телефону 1-800-273-TALK (8255) или посетить их веб-сайт и воспользоваться функцией онлайн-чата, если разговор по телефону неудобен или невозможен.В Индиане также есть опция текстовых сообщений, специфичная для штата, с которой можно связаться, отправив текстовое сообщение IN на номер 741741. Оба варианта бесплатны и конфиденциальны для использования. Школа вашего ребенка или основной лечащий врач также могут связать вас с дополнительными общественными ресурсами, расположенными в вашем районе или с конкретными потребностями.

Если ваш ребенок находится в бедственном положении и вы беспокоитесь за его безопасность, позвоните по номеру 911 или отвезите его в ближайшее отделение неотложной помощи.

Прекращение стигматизации психического здоровья

Одна из самых больших стигм, связанных с психическим здоровьем, — обращение за лечением и наказание за это.К сожалению, часто частью общественной нормы является то, что те, кто обращается за психиатрической помощью, рассматриваются как люди с дефектами или слабыми. Подростки также часто могут чувствовать это и чувствовать, что они сломлены, и никто не поймет их проблему, что приводит к тому, что они не обращаются за помощью.

Что часто наблюдается у подростков и детей, так это клеймо или поощрение не обращаться за помощью. «В телевизионных шоу или фильмах часто изображают, что подростки совсем одни, и никто их не понимает, и что разговоры со взрослыми бесполезны.Это противоположное сообщение, которое мы должны дать нашим подросткам. Мы хотим, чтобы они знали, что помощь рядом, и они не одиноки». Доктор Батлер рекомендует поощрять детей и подростков к тому, чтобы найти взрослого, которому они доверяют, даже если это родитель друга, тренер, сосед и т. д., и откровенно поговорить с ним о своих чувствах. Скорее всего, это не будет разворачиваться так же, как в средствах массовой информации, и этот человек воспримет вас всерьез и поддержит. Также важно поговорить со своим ребенком или подростком о том, как ему следует сообщить кому-то, когда он увидит, что его друг или сверстник борется.

Доктор Батлер также упоминает, что одна из самых больших вещей, которые она видит, — это идея о том, что это никогда не может случиться с моим ребенком. «У каждого подростка, к сожалению, есть потенциал для попытки самоубийства. У тех, кто это делает, есть не одна демографическая или характеристика». Это еще больше указывает на важность открытого и серьезного разговора с ребенком. Хотя может показаться, что ваш отличник или защитник футбольной команды борется со своим психическим здоровьем, у них такой же потенциал, как и у любого другого ученика.Открытое, честное и непредвзятое общение важно, чтобы положить конец росту самоубийств среди молодежи в Америке.

Всемирный день психического здоровья может быть в один и тот же день каждый год, но именно в этом году, со всеми стрессами и тревогами, с которыми мы все столкнулись, эта тема обсуждается открыто и честно. Говорить о своих чувствах — это первый и часто самый трудный шаг, но, поощряя подростков делать это, вы потенциально можете помочь спасти их.

Если ваш ребенок в бедственном положении и вы беспокоитесь за его безопасность, позвоните по номеру 911 или отвезите его в ближайшее отделение неотложной помощи.

Еще до пандемии COVID-19 число самоубийств среди молодежи уже достигло рекордно высокого уровня

(САКРАМЕНТО)

Количество самоубийств росло. За последние 10 лет дети и подростки лишают себя жизни угрожающими темпами. CDC сообщил, что самоубийство было второй по значимости причиной смерти среди людей в возрасте от 10 до 34 лет.

Врач подросткового отделения UC Davis Health Лаура Кестер говорит, что проблемы, с которыми обычно сталкиваются дети и подростки, усугубились из-за изоляции и дистанцирования во время пандемии.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), уровень самоубийств среди лиц в возрасте от 10 до 24 лет увеличился почти на 60% в период с 2007 по 2018 год. CDC сообщил, что самоубийство было второй по значимости причиной смерти среди людей в возрасте от 10 до 34 лет в 2018 году.

«Я определенно ощущал проблемы с психическим здоровьем, которые отражались в потребностях пациентов и их взаимодействии со мной, — сказал Кестер. «К сожалению, это было тяжелое время для подростков, как и для многих».

Мы задали Лоре Кестер несколько часто задаваемых вопросов о подростковом самоубийстве и о том, на что следует обратить внимание.

На какие признаки должны обращать внимание родители?

Многие из предупредительных признаков самоубийства также являются симптомами депрессии, например, когда ваш ребенок говорит, что он или она чувствует себя обузой, теряет интерес к обычным занятиям или учебе, отдаляется от семьи и друзей, пренебрегает своей внешностью, увеличивает употребление психоактивных веществ или отыгрывание.

Другие распространенные знаки включают:

  • Повышенная тревожность
  • Ненужный риск
  • Чувство ловушки или невыносимая боль
  • Отсутствие реакции на похвалу
  • Ищем способ получить доступ к смертоносным средствам
  • Повышенный гнев, ярость или раздражительность
  • Резкие перепады настроения
  • Проблемы с фокусировкой
  • Бежать
  • Выражение безнадежности
  • Изменения в привычках питания и сна, которые приводят к слишком малому или слишком многому сну и слишком малому или избыточному питанию
  • Говорить, публиковать или зацикливаться на смерти или желании умереть
  • Планирование самоубийства
  • Дополнительные физические жалобы, часто связанные с эмоциональным дистрессом, такие как боли в животе, головные боли и сильная усталость (усталость)
  • Планирование или попытки совершить самоубийство или написать предсмертную записку
  • Дарение или выбрасывание важных или любимых вещей

Что вы можете сделать как родитель, если вас беспокоит мысль о самоубийстве вашего ребенка?

Как родитель или опекун, старайтесь быть открытыми в общении с ребенком или детьми: дайте им понять, что вы их любите, поддерживаете и готовы говорить и слушать.Старайтесь не позволять им проводить слишком много времени в одиночестве. Обращайте внимание на изменения в поведении или признаки ухода от обычных занятий. Надежно закрепите дома все лекарства, вещества или оружие.

Если ваш ребенок говорит, что он встревожен, подавлен, хочет навредить себе или не хочет жить, не преуменьшайте свои чувства. Важно серьезно относиться к предупреждающим знакам. Если вы обеспокоены и у вашего ребенка уже есть поставщик психиатрических услуг, свяжитесь с этим человеком, чтобы узнать, что вам делать дальше.Если у вашего ребенка его нет или вы не можете связаться с этим человеком, вам следует отвести ребенка на полное обследование психического здоровья.

Как лечить суицидальные мысли или идеи?

Лечение должно быть комплексным и удовлетворять потребности физического и психического здоровья. Потребности в области психического здоровья включают терапию или семейную терапию. Семейная терапия может быть важна, особенно для подростков, из-за того, где человек находится в жизни. Члены семьи находятся ближе всего к пациенту, а также иногда могут быть частью стрессового фактора.Лечение зависит от таких факторов, как возраст и серьезность потребностей, и может включать стационарное, частичное лечение, интенсивную амбулаторную или амбулаторную терапию. Лечение также может включать медикаментозное лечение.

Потребности в физическом здоровье включают сон, питание и физическую активность, которые способствуют психическому здоровью, особенно у подростков.  

Если у вас или у кого-то из ваших знакомых есть мысли причинить себе вред, обратитесь за помощью.

Дополнительные ресурсы/ссылки

Является ли пандемия причиной роста числа попыток самоубийства среди детей? : выстрелов

Внезапный всплеск самоубийств среди учащихся школьного округа округа Кларк заставил чиновников округа Лас-Вегас задуматься о том, могло ли давление, вызванное пандемией коронавируса, быть частью того, что привело к росту. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

Внезапный всплеск самоубийств среди учащихся школьного округа округа Кларк заставил чиновников округа Лас-Вегас задуматься о том, могло ли давление, вызванное пандемией коронавируса, быть частью того, что способствовало этому увеличению.

Джо Баглевич для NPR

Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, прочитайте Часть 2 этой статьи .

Если вы или кто-то из ваших знакомых может подумывать о самоубийстве, позвоните по номеру Национальной линии помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255 (на испанском языке: 1-888-628-9454; глухие и слабослышащие : , наберите 711, затем 1-800-273-8255 ) или Crisis Text Line , отправив текстовое сообщение HOME на номер 741741.

Энтони Орр почти закончил свою курсовую работу в старшей школе, когда 17 марта 2020 года губернатор Невады распорядился о закрытии второстепенных предприятий по всему штату. — говорит его мать, Памела Орр. Но все, что он получил, это «мини-церемония [выпускной]», на которой шла лишь горстка студентов в масках и на расстоянии друг от друга.

«Это максимум, что мы могли сделать из-за COVID», — говорит она.

Энтони окончил школу с отличием, как и планировал, в белой мантии, кепке и с кушаком с отличием, — говорит Памела. Но он решил не идти в колледж.

«Сейчас… все в сети, и вы просто теряете весь опыт колледжа», — говорит она.

Вместо этого он устроился работать на стройку. Его родители думали, что у него все хорошо. «Он показался нам счастливым, — говорит Памела. «Он казался счастливым».

Но в августе прошлого года Энтони покончил жизнь самоубийством.

Пока Памела и ее муж Марк пытаются смириться со своей потерей, его школьный округ в Лас-Вегасе пытается справиться с тревожной статистикой, частью которой является его смерть.

Он был одним из 19 студентов, покончивших жизнь самоубийством в округе после закрытия школы в марте прошлого года. Тринадцать из этих смертей произошли с июля.

«Ощущение срочности», — говорит Хесус Хара, руководитель школьного округа округа Кларк.— Вы знаете, у нас проблема.

Самоубийство представляет собой сложный процесс, включающий слои факторов риска, в том числе биологических и экологических. И трудно узнать точные факторы, причастные к смерти этих 19 студентов.

Но внезапный рост смертности заставил чиновников школьного округа забеспокоиться о том, что пандемия коронавируса могла сыграть свою роль. И педагоги, и поставщики психиатрических услуг в других частях Соединенных Штатов обеспокоены тем же.

В последние месяцы многие дети с суицидальными наклонностями поступают в отделения неотложной помощи больниц, и все больше детей нуждаются в стационарном лечении после серьезных суицидальных попыток.

«Мы слышим, что по всей стране увеличилось число серьезных суицидальных попыток и суицидальных смертей», — говорит доктор Сьюзан Даффи, профессор педиатрии и неотложной медицины в Университете Брауна.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, в период с апреля по октябрь 2020 года в отделениях неотложной помощи больниц увеличилась доля общего числа посещений детей по поводу психического здоровья.

В настоящее время общенациональных данных о самоубийствах в 2020 году пока нет, и исследователям еще предстоит четко связать недавние самоубийства с пандемией.Тем не менее, на местах растет беспокойство.

NPR поговорил с поставщиками медицинских услуг в больницах семи штатов по всей стране, и все они сообщили об аналогичной тенденции: в их больницы поступает больше детей с суицидальными наклонностями — в худшем психическом состоянии.

«Дети, которых мы наблюдаем сейчас в отделении неотложной помощи, действительно находятся на стадии, возможно, даже того, что они пытались или пытались, или у них есть подробный план», — говорит доктор Вера Фойер, директор отделения детской неотложной психиатрии в Детском медицинском центре Коэна. Northwell Health в Нью-Йорке.«И мы принимаем в больницу больше детей, чем обычно, из-за того, насколько они нездоровы».

Она заметила небольшое увеличение количества попыток 10-11-летних, но большинство детей, которых она видит, — подростки.

В других местах также наблюдается рост показателей 2020 года по сравнению с 2019 годом.

Число детей с попытками самоубийства, поступивших в отделение неотложной помощи детской больницы UCSF Benioff Children’s Hospital Oakland в Калифорнии, осенью 2020 года удвоилось по сравнению с осенью 2019 года, говорит Марисоль Крус Ромеро, психолог и координатор поведенческая бригада экстренного реагирования больницы.

В детской больнице Райли в Индианаполисе число детей и подростков, госпитализированных после попыток самоубийства, выросло с 67 в 2019 году до 108 в 2020 году. А в октябре 2020 года это число увеличилось на 250% по сравнению с октябрем прошлого года, говорит Хиллари Блейк. , детский психолог в больнице.

Психиатры и другие врачи, работающие с детьми, говорят, что пандемия создала для детей настоящий шторм стрессоров, увеличивая риск самоубийства для многих. Это усугубило продолжающийся кризис психического здоровья детей — уровень самоубийств среди детей и молодежи уже почти десятилетие растет.

Проблемы, вызванные пандемией, по их словам, лишь подчеркивают недостатки в системе защиты психического здоровья детей и указывают на острую потребность в новых решениях.

«Истории, которые мы ежедневно слышим в отделении неотложной помощи, действительно говорят нам об уровне трудностей, слоях травм и реальных проблемах, с которыми сталкиваются семьи», — говорит Фойер.

Самоубийство можно предотвратить, и члены семьи могут сыграть свою роль в сохранении здоровья детей.Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, звоните по телефону и читайте часть 2 этой статьи .

Потеря критической личной поддержки

Многие молодые люди, такие как Энтони Орр, не имеют диагноза или известного анамнеза психического заболевания, когда они начинают бороться с мыслями о самоубийстве.

Но дети, которые сейчас наиболее уязвимы, по словам Даффи, — это дети с сопутствующими физическими или психическими заболеваниями, потому что пандемия нарушила личные услуги, на которые они полагались в сообществах и в школе.

«У них проблемы с настроением, трудности с обучением, социализацией или медицинские проблемы», — говорит Фойер. «И теперь у вас есть другие слои трудностей вдобавок к этому. Это дети, которых мы видим в настоящие безнадежные моменты».

До пандемии многие из этих детей «относительно стабильно жили в сообществе с амбулаторными ресурсами», — говорит Даффи.

Например, Даффи недавно видела 13-летнего подростка в отделении неотложной помощи, у которого были скрытая тревога и депрессия. Услуги на дому и в школе, на которые она полагалась, были приостановлены.

Как помочь: следите за предупреждающими знаками

Отставание в школе может быть тревожным признаком того, что ребенку действительно трудно, говорит психиатр Ричард Мартини. Другие признаки включают внезапные изменения настроения и повышенное употребление наркотиков.Если вы видите это у своего ребенка, проверьте и спросите, как вы можете помочь. Дополнительные предупреждающие знаки и способы оказания помощи см. в части 2 этой статьи.

Без этой поддержки ее психическое здоровье ухудшилось, и она начала отставать в школе, говорит Даффи. Девушка обратилась к членовредительству и в итоге попыталась покончить жизнь самоубийством.

«Это ее [старшая] сестра-подросток нашла ее в ванной и позвонила их матери, которой пришлось уйти с работы», — говорит Даффи.

Фойер вспоминает, как прошлой осенью видел 14-летнего подростка, который начал бороться в школе после того, как у него возникла проблема со здоровьем, которая не была должным образом диагностирована из-за задержек в лечении, связанных с пандемией. По ее словам, он испытывал постоянную боль и не мог сосредоточиться на школьных занятиях.

Вдобавок ко всему, пандемия лишила его доступа к спорту, «который был его миром и жизнью», — говорит Фейер. «А потом он смотрит на вас и говорит: «Какой смысл? Чего мне ждать? Скажи мне, на что мне надеяться?» ”

Выпадение из поля зрения

Еще один уровень риска сейчас заключается в том, что виртуальное обучение значительно усложнило учителям и школьным консультантам выявление и помощь ученикам, испытывающим трудности.

Коллин Нили — вожатая в средней школе Шэдоу-Ридж в Лас-Вегасе. Нили потеряла одну из своих любимых учениц в результате самоубийства в мае прошлого года, всего за две недели до выпуска. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

Коллин Нили — вожатая в средней школе Шэдоу-Ридж в Лас-Вегасе.Нили потеряла одну из своих любимых учениц в результате самоубийства в мае прошлого года, всего за две недели до выпуска.

Джо Баглевич для NPR

Когда в марте прошлого года Невада закрылась, а школьный округ округа Кларк перешел на виртуальное обучение, Коллин Нили, консультант средней школы Шэдоу-Ридж на окраине Лас-Вегаса, изо всех сил старалась оставаться на связи со своими учениками по электронной почте.

Но это было не так просто, как вместе ходить в школу, говорит она.

«Есть просто дополнительные барьеры», — говорит Нили. «Мы там не просто мимоходом, иначе они не могут пойти к своему учителю и сказать: «Эй, я хочу увидеть своего консультанта». Они не могут зайти на обед. Им приходится прикладывать усилия, отправляя электронное письмо или нажимая на компьютер, чтобы записаться на прием».

В мае начальник Нили позвонил ей и сообщил, что один из ее любимых учеников умер.

«Он был умным… застенчивым ребенком, — говорит Нили. «Очень добрый, вежливый и уважительный.”

Она привыкла видеть его каждый день, так как он заходил к ней в офис, чтобы отметиться. Она говорит, что какое-то время он был бездомным, и у него тоже были некоторые эмоциональные проблемы. В конце концов школа нашла ему семью, с которой он мог жить.

И он действительно хорошо учился, когда школа перешла на виртуальное обучение, — говорит Нили. Так что он был в действительно хорошем месте», — говорит она.

Она была опустошена, узнав, что он покончил с собой.

Как помочь: Слушайте спокойно, без осуждения . Если ребенок признается, что у него эмоциональный кризис, дайте ему возможность поделиться своими чувствами. Детям и подросткам, испытывающим трудности, нужно, чтобы их родители говорили им, «что их чувства обоснованы и что эта борьба реальна», — говорит доктор Вера Фойер, детский психиатр из Нью-Йорка. Дополнительные советы, как помочь молодому человеку, который испытывает трудности, см. в части 2 этой истории.

«Я только что отправила ему электронное письмо, в котором рассказала, как горжусь им, — говорит Нили. «И что он был почти готов. И вот-вот должна была начаться следующая фаза его жизни».

Нили не знает точных обстоятельств, приведших к его смерти. Но она знала, что он был в опасности из-за своих прошлых проблем. И она задается вопросом, мог ли кто-нибудь помочь ему, если бы пандемия не перевернула все с ног на голову.

“Часть меня всегда будет задаваться вопросом, если бы мы были в здании – и если бы он мог просто увидеть другого взрослого, его друзей, возможно, поговорить со мной – если бы все было по-другому.”

Социальная изоляция

Потеря личного общения в школе сама по себе является большим фактором риска.

“Подавляющее большинство моих пациентов хотят вернуться в школу, скучают по социальным контактам, скучают по жизни “Я имею в виду, что у этих детей действительно есть отдельная жизнь в школе, которая важна для них”. Американская академия педиатрии призывает школьные округа стремиться к безопасному возвращению учащихся в классы.

«Для этих детей существует уровень социальной изоляции… которого они раньше не испытывали», — добавляет Мартини.

Эта изоляция связана не только с закрытием школ, но и с тем, что пандемия ограничила социальную жизнь людей. И это имеет большое значение, особенно для детей в сообществах, где большое значение имеют расширенные семейные связи, например, там, где работает Ромеро из Оклендской детской больницы Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

«Многие из наших пациентов, у которых действительно есть проблемы с психическим здоровьем, действительно зависят от расширенной семьи, которая может их поддержать», — говорит она.«И это было действительно сложно в последнее время».

И социальная изоляция является «одним из самых высоких факторов риска» самоубийства, говорит она.

Новые виды домашнего стресса

На фоне потрясений, вызванных пандемией, домашняя обстановка для многих детей стала нестабильной, говорит Мартини, указывая на потерю работы и дохода в качестве основных факторов стресса.

Особенно уязвимы дети из семей, наиболее пострадавших от пандемии среди цветных сообществ.

«Либо у них был вирус, либо они потеряли людей из-за вируса, либо они пострадали, потому что они меньшинство и их сообщество… [перенес] потери за потери», — говорит Фойер.

Доктор Уоррен Нг, детский психиатр в Медицинском центре Колумбийского университета, говорит, что один из его пациентов, мальчик, сказал ему, что хочет умереть, увидев, как умирает его отец. от COVID-19.

Ромеро также вспоминает суицидальных детей, которых она недавно видела, которые потеряли членов семьи из-за вируса или у которых родители в настоящее время больны и госпитализированы. дети, которые потеряли связь с близкими людьми, дети, которые столкнулись с серьезными проблемами в школе», — говорит Мартини.«Все эти переживания довольно травматичны».

Как помочь: Сосредоточьтесь на причинах для надежды

Когда ребенок чувствует себя подавленным или подавленным, ему трудно видеть что-то кроме своего текущего состояния ума. В такие моменты выслушайте, подбодрите и напомните им об их сильных сторонах и потенциале, говорят эксперты по предотвращению самоубийств. Чтобы узнать больше о том, как помочь ребенку, который испытывает трудности, см. Часть 2 этой истории.

Ребенок, столкнувшийся с этими слоями трудностей, может легко начать чувствовать себя подавленным, говорит он.

«Они также могут оказаться в таком положении, когда им кажется, что они не могут ни с кем поговорить, даже со своими родителями», — говорит он. «И по мере того, как количество решений для этой ситуации сокращается, они могут начать думать, что я лучше умру, чем разберусь с этим».

Особенно, когда столько неопределенности вокруг окончания пандемии.

«Я думаю, что сочетание этих вещей пугает многих из нашей молодежи, — говорит доктор.Насу Малас, психиатр и педиатр из Мичиганского университета. — Я имею в виду, это дети, верно?

Самоубийство можно предотвратить, и члены семьи могут сыграть свою роль в сохранении здоровья детей. Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, звоните по телефону и читайте часть 2 этой статьи .

Думая о профилактике

В округе Кларк школьный округ пытается решить, что он может сделать, чтобы предотвратить больше самоубийств. В июле прошлого года он начал использовать программное обеспечение, которое предупреждает персонал, когда выявляет учащихся из группы риска, отслеживая их онлайн-активность.Затем сотрудники связываются с родителями и предлагают поддержку.

«Мы пытаемся найти детей, которые просто «тихие крикуны», — говорит Хесус Хара, окружной суперинтендант.

После резкого всплеска самоубийств среди учащихся официальные лица школьного округа округа Кларк провели серию слушаний и ищут способы вернуть наиболее уязвимых учащихся для личной поддержки. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

После резкого всплеска самоубийств среди учащихся официальные лица школьного округа округа Кларк провели серию слушаний и ищут способы вернуть наиболее уязвимых учащихся для личной поддержки.

Джо Баглевич для NPR

В октябре округ провел серию слушаний с родителями и другими заинтересованными сторонами, чтобы попытаться понять, что происходит с психическим здоровьем учащихся и как помочь. Судя по полученным отзывам, некоторые дети возвращаются в очную школу в небольших группах для академической, социальной и эмоциональной поддержки.

Спустя почти шесть месяцев после смерти их сына Марк и Памела Орр все еще пытаются справиться со своей травмой и горем.

«Сон неуловим, — говорит Памела. «В любое время может быть тяжело. Я имею в виду, что я могу быть в продуктовом магазине, и я вижу его любимые хлопья для завтрака, и мне просто нужно прекратить то, что я делаю, и просто уйти, потому что все, что угодно может стать спусковым крючком. для глубокой печали».

Чтобы справиться с этим, она и ее муж каждый день отправляются на длительные прогулки. Они также впервые обращаются к терапевту и разговаривают с другими родителями молодых людей, покончивших с собой. И в процессе они обнаруживают, что задают вопросы о самоубийстве и психическом здоровье, которые никогда раньше не задавали.

Например, почему в школах и на работе не говорят более открыто о психическом здоровье и самоубийствах?

«На работе у нас есть все эти инструменты — каски, перчатки и очки», чтобы безопасно работать с электричеством, — говорит Марк, бригадир бригады NV Energy. «У нас нет ничего для психического здоровья… Об этом не говорят. Все закрывают на это глаза, потому что это табу, это противно».

Он также задается вопросом, почему в школах не проводят проверки психического здоровья учащихся. «Знаете, они получают чеки за состояние здоровья», — говорит он.«Страховка оплачивает проверку состояния здоровья. Но нет ни психического [здоровья], ни эмоционального скрининга».

Кризис, но также и возможность

Рост проблем с психическим здоровьем среди детей должен побудить страну улучшить свою систему психиатрической помощи, утверждает доктор Дженнифер Хейвенс, детский и подростковый психиатр из Нью-Йоркского университета.

«Кризис — это часто возможность», — говорит она.

Для начала США должны обеспечить регулярные проверки психического здоровья детей с раннего возраста и их семей, говорит она: «Это должно быть лишь частью того, что мы делаем, чтобы поддерживать здоровье людей.”

Больницы и поставщики услуг по охране психического здоровья уже обязаны проводить скрининг депрессии у подростков, говорит она; школы также должны проводить эти скрининги.

“Мы должны быть в состоянии идентифицировать детей… находятся на ранних стадиях, прежде чем они действительно заболеют, и помогите им, — говорит Хейвенс. — Вам не нужно ждать, пока дети попытаются покончить с собой». признаки проблем, говорит Мартини.

Решения есть не только в школах. Нам также необходимо улучшить доступ к службам охраны психического здоровья для детей, — говорит Мартини.

«Существует невероятное отставание в получении услуг по охране психического здоровья детей», — говорит он. «Если бы у меня были все деньги в мире, я думаю, что действительно инвестировал бы в широкий спектр услуг для подростков и детей».

Эти услуги включают программы дневного лечения, менее интенсивные, чем в стационарных отделениях, и позволяющие диагностировать проблемы ребенка.Он также расширит доступ к телепсихиатрии и создаст больше программ, которые отправляют работников психиатрической помощи в дома людей.

Но самым большим препятствием на пути реализации всего этого является отсутствие паритета в страховом покрытии психического и физического здоровья, говорит Хейвенс.

«Существует множество эффективных профилактических мер, — говорит она. «Но из-за того, как устроена система [психиатрической помощи], мы не можем получать за это деньги».

В конечном счете, страна должна инвестировать в психическое здоровье детей, добавляет она.Но «волшебной палочки здесь нет», — говорит она. «Нам нужна надежная система [психического здоровья]… и страховые компании должны за это платить».

предупредительных признаков самоубийства у детей и подростков | Детская больница CS Mott

Обзор темы

Общие предупреждающие признаки самоубийства включают:

  • Заявления о самоубийстве.
  • Озабоченность смертью в разговоре, письме или рисовании.
  • Раздача вещей.
  • Отказ от друзей и семьи.
  • Агрессивное или враждебное поведение.

Чрезвычайно важно, чтобы вы серьезно относились ко всем угрозам самоубийства и немедленно обращались за медицинской помощью для вашего ребенка или подростка. Если вы ребенок или подросток и испытываете подобные чувства, немедленно поговорите со своими родителями, взрослым другом или врачом, чтобы получить помощь.

Другие предупреждающие знаки могут включать:

  • Пренебрежение внешним видом.
  • Бегство из дома.
  • Рискованное поведение, такое как безрассудное вождение или беспорядочные половые связи.
  • Изменение личности (например, от оптимистичного к тихому).

Суицидальные мысли и суицидальные попытки

Определенные проблемы повышают вероятность суицидальных мыслей у детей и подростков. Другие проблемы могут спровоцировать попытку самоубийства.

  • К проблемам, повышающим вероятность суицидальных мыслей , относятся:
    • Депрессия или другая проблема психического здоровья, например, биполярное расстройство (маниакально-депрессивный психоз) или шизофрения.
    • Родитель с депрессией или расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ.
    • Ранее пытался покончить жизнь самоубийством.
    • Друг, сверстник, член семьи или герой (например, спортивный деятель или музыкант), который недавно пытался покончить с собой или умер в результате самоубийства.
    • Разрушительная или оскорбительная семейная жизнь.
    • История сексуального насилия.
    • История травли.
  • Проблемы, которые могут спровоцировать попытку самоубийства у детей и подростков, включают:
    • Владение или покупка оружия, таблеток или других средств причинения себе вреда.
    • Проблемы, связанные с употреблением наркотиков или алкоголя.
    • Быть свидетелем самоубийства члена семьи.
    • Проблемы в школе, такие как плохие оценки, деструктивное поведение или частые пропуски занятий.
    • Потеря родителя или близкого члена семьи в результате смерти или развода.
    • Проблемы с законом или дисциплиной.
    • Стресс, вызванный физическими изменениями, связанными с половым созреванием, хроническими заболеваниями и/или инфекциями, передающимися половым путем.
    • Уходить от других и держать мысли при себе.
    • Неопределенность в отношении сексуальной ориентации.

Депрессия

Признаки депрессии, которые могут привести к суицидальному поведению, включают:

  • Чувство грусти, опустошенности или слезливости почти каждый день.
  • Потеря интереса к деятельности, которая доставляла удовольствие в прошлом.
  • Изменения в привычках питания и сна.
  • Трудности мышления и концентрации.
  • Жалобы на постоянную скуку.
  • Жалобы на головные боли, боли в животе или утомляемость без реальных физических проблем.
  • Выражение вины и/или запрет кому-либо хвалить себя или награждать.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) выпустило рекомендации по антидепрессантам и риску самоубийства. Поговорите со своим врачом об этих возможных побочных эффектах и ​​предупредительных признаках самоубийства.

Серьезно относитесь к любому упоминанию о самоубийстве. Если кто-то из ваших знакомых угрожает самоубийством, немедленно обратитесь за помощью. Чтобы узнать больше, см. Суицидальные мысли или угрозы.

Кредиты

Актуально на: 23 сентября 2020 г.

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор:
John Pope MD – педиатрия
Kathleen Romito MD – семейная медицина
David A. Brent MD – детская и подростковая психиатрия

Актуально на: 23 сентября 2020 г.

Автор: Здоровый персонал

Медицинский обзор: Джон Поуп, доктор медицины — педиатрия и Кэтлин Ромито, доктор медицины — семейная медицина и Дэвид А.Брент, доктор медицины – Детская и подростковая психиатрия

Предотвращение самоубийств среди подростков | Детская больница Колорадо

Допустим, подруга вашего ребенка признается в чем-то страшном: она гуглила способы покончить с собой. Она даже думает, что знает, как она может это сделать. Но никому не говори.

Это происходит чаще, чем вы думаете. Самоубийство является основной причиной смерти детей в возрасте от 10 до 14 лет в Колорадо — даже выше, чем смерть от несчастных случаев. Почти треть старшеклассников Колорадо говорят, что они постоянно чувствуют грусть и безнадежность, что является ключевым предупреждающим знаком, а 17% признались, что думают о самоубийстве.Семь процентов действительно пытались. Число ЛГБТК-молодежи в три раза больше.

«И очень часто дети, которые борются, сначала не обращаются к родителям. Они обращаются к сверстникам», — говорит психолог Лаура Энтони, доктор философии. «Но это секрет, поэтому дети считают, что рассказать об этом взрослому было бы предательством. Но на самом деле это предательство. Это предательство — не пытаться спасти их жизни».

Предупреждающие признаки самоубийства

Подростки, которые думают о самоубийстве, не должны сначала идти к своим родителям.Но родители могут помочь своим подросткам подготовиться к помощи своим друзьям, если им это понадобится. Все начинается со знания предупреждающих знаков:

  1. Отказ от друзей, школы или ранее любимых занятий
  2. Отказ от амбиций или целей
  3. Рост употребления алкоголя или наркотиков
  4. Членовредительство
  5. Неспособность сосредоточиться или ясно мыслить
  6. Заметные изменения в поведении

Предоставление детям и подросткам возможности задавать вопросы о самоубийстве

Др.Энтони хочет, чтобы подростки могли распознавать эти предупреждающие знаки и противостоять им. Она хочет, чтобы подростки расспрашивали своих друзей об этих знаках. И если они увидят знаки, она хочет, чтобы они вышли и спросили.

«Ты думаешь о самоубийстве?» она сказала. “Вот в чем вопрос. Будьте прямолинейны. Просто положи это прямо туда».

Потому что ответ, подчеркивает она, может быть просто да.

Обращение за помощью при кризисе психического здоровья

Как психолог, работающий с подростками, Др.Энтони слышал много историй от подростков о том, как они собирались покончить жизнь самоубийством, у них был план, и кто-то задал им этот вопрос — что привело к необходимой им помощи.

Но доктор Энтони также подчеркивает, что большая часть этой помощи не будет и не должна исходить от другого подростка. Если друг признается, что думал о самоубийстве, подростки должны как можно скорее связаться и рассказать об этом взрослому, которому доверяют, будь то родитель, учитель, тренер или даже кризисная горячая линия.

Как подростки могут позвать на помощь при кризисе психического здоровья

С этой целью д-р.Энтони говорит, что эти горячие линии — отличный ресурс, с которым подростки могут ознакомиться, если они им понадобятся:

.
  • Safe2Tell Colorado, тел. 877-542-7233, — это анонимная линия помощи, по которой дети и родители могут сообщить об угрозе себе или своим знакомым, в том числе об угрозе членовредительства. Это отличный способ помочь тому, кто в ней нуждается.
  • Кризисная линия и поддержка Колорадо по номеру 844-493-TALK (8255) связывает звонящих с обученным консультантом в их районе. Это также хороший ресурс для получения советов и дальнейших действий, если ваш ребенок сообщает о друге.
  • То же самое относится и к Национальной линии спасения от самоубийств по телефону 800-273-TALK (8255). Если друг находится в кризисной ситуации, он может помочь подросткам и родителям получить необходимую им помощь.

Подросткам также следует ознакомиться с полезным руководством Национальной ассоциации школьных психологов для подростков по предотвращению самоубийств. У них также есть советы для родителей и педагогов.

Возможно, самое важное, что нужно сделать подростку, если друг признается в мыслях о самоубийстве, — это не оставлять этого друга одного.Оставайтесь с ними, пока не прибудет помощь.

Как стать доверенным лицом

Если ваш подросток сообщает вам о мыслях друга о самоубийстве, говорит доктор Энтони, «лучший способ стать доверенным взрослым — это защитить этого друга и показать своему ребенку, что вы сделаете все возможное, чтобы предотвратить самоубийство». . Сделайте все возможное, чтобы связаться с родителями этого друга или даже поговорить с другом напрямую и вместе позвонить по телефону горячей линии по предотвращению самоубийств. И всегда, всегда обращайтесь в школу друга или в полицию, даже если вы не живете в том же городе.

Самый стоящий неловкий вопрос

Конечно, все это непросто. О суициде говорить неловко, даже страшно. Но ставки невероятно высоки. Если вы или ваш ребенок подозреваете, что сверстник может подумывать о самоубийстве, прямо спросите его об этом, как бы некомфортно вам это ни казалось.

«Друг может сказать: «Я в порядке, уходите, что угодно», — признается доктор Энтони. «Нужно немного мужества, чтобы поднять это. Но это так важно. Я имею в виду, если есть что-то, что вы можете сделать, чтобы предотвратить это, вы должны попытаться.Даже если это неуклюже, попробовать стоит».

Как поговорить с подростком о самоубийстве



Если у вас или у кого-то из ваших близких есть мысли о самоубийстве, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-TALK или отправьте сообщение NAMI на номер 741741, чтобы связаться с обученным кризисным консультантом.


«Как самочувствие?»

Вспомните, когда вы в последний раз задавали этот вопрос подростку. Скорее всего, на самом деле вы спрашивали: «Вы больны физически?» И, если вы чем-то похожи на меня, вы сразу же включались в «режим исправления», если ваш ребенок проявлял хоть малейшую физическую проблему.Назначения врача. Медикамент. Питательные блюда. Как родители, мы почти инстинктивно отдаем приоритет физическому здоровью наших детей. Но как насчет их психического здоровья?

Насколько я помню, «Как ты себя чувствуешь?» был вопрос, который я задавал, только если мои дети болели дома из школы. Мой взгляд на эти четыре слова навсегда изменился в марте 2018 года. Пока мы с женой были в Мексике, отмечая ее день рождения, мы получили текстовое сообщение от нашего сына Райана. Он сказал нам, что любит нас, и попрощался.Потом он покончил с собой — наш болтливый классный клоун и одаренный рассказчик ушел из жизни в 14 лет.

Когда я пишу это, самоубийства среди молодежи затрагивают семьи по всей стране. С 2007 года уровень самоубийств среди американской молодежи в возрасте от 10 до 24 лет увеличился почти на 60%. В сентябре 2020 года, во время пандемии COVID-19, дети в возрасте от 11 до 17 лет сообщали о самых высоких показателях суицидальных мыслей по сравнению с любой другой возрастной группой.

В течение нескольких месяцев после смерти Райана я впитывал обескураживающую статистику.Затем я говорил с бесчисленным количеством врачей, общественных деятелей, экспертов и родителей о психическом здоровье молодежи. Благодаря этим беседам я пришел к выводу, что родители должны больше заботиться о психическом здоровье своих детей.

Я не психолог и не эксперт в области психического здоровья. Я парень, который потерял сына и провел последние полтора года, пытаясь понять, почему. Но я знаю : если мы будем развивать эмоциональную связь с нашими детьми, рассказывать свои истории и признавать психическое здоровье наших детей, мы можем добиться критических изменений.

Я считаю, что эти изменения могут начаться с переосмысления этих четырех простых слов: «Как ты себя чувствуешь?»

Заставь своего ребенка говорить

Многие родители врывались в комнаты своих подростков и говорили им: «Нам нужно поговорить». Я считаю, что это не рецепт для содержательных разговоров. Эта комната — их убежище, их безопасное место. Ваш ребенок вряд ли заговорит с вами в такой ситуации, не говоря уже о том, чтобы рассказать о своем психическом здоровье.

Вместо этого найдите место и время, когда ваш ребенок захочет поговорить с .Может быть, это будет, когда вы едете в школу или, если вы похожи на моего старшего сына и меня, во время игры в гольф. Мои разговоры с Райаном обычно происходили после совместного просмотра фильма. Оглядываясь назад, можно сказать, что это была упущенная возможность для более глубокой связи. В то время я не умел задавать правильные вопросы.

Когда вы определите подходящее время и место, спросите ребенка: «Как ты себя чувствуешь?» Затем слушайте и идите глубже. Если они говорят, что у них был тяжелый день с друзьями, не пожимайте плечами.Спросите, как это событие заставило их чувствовать себя, и признайте то, что они разделяют.

Прекратить исправлять (и начать становиться уязвимым)

Эти ранние беседы помогут вашему подростку научиться делиться своими чувствами и почему. Но они также помогут вам свыкнуться с реальностью: вы не всегда можете решить все эмоциональные проблемы, с которыми сталкивается ваш ребенок, как бы вы ни старались. Чем раньше вы откажетесь от побуждения «исправить это», тем скорее вы сможете установить значимую эмоциональную связь.

Я часто описываю динамику следующим образом: если мы с Райаном находимся на улице в солнечный день, я могу сказать: «Какой прекрасный день.Но он все равно будет думать, что сегодня пасмурный день. Родители должны позволять своим детям переживать пасмурные дни; в противном случае они перестанут делиться, как только все станет плохо. Большая часть этого процесса заключается в том, чтобы избавиться от менталитета «я могу это исправить». Но не менее важно показать своим детям, что у вас тоже бывают пасмурные дни.

Одна из самых больших ошибок, которые я совершила с Райаном, заключалась в том, что он заставлял его чувствовать, что все в моей жизни идеально. Когда в его жизни не все было идеально, он скрывал это. Делясь собственным опытом, мы можем помочь подросткам понять контекст своих чувств — когда дела идут хорошо, а когда нет.

Подойти к теме самоубийства

Когда ваш подросток открыто говорит о своих эмоциях, продолжайте слушать и задавать вопросы. Если то, что они говорят вам, звучит серьезно или вызывает какие-либо предупредительные признаки членовредительства, пришло время затронуть тему суицидальных мыслей.

Подойдите к теме, задав подростку вопрос, например: «Вы когда-нибудь чувствовали себя настолько плохо, что думали о причинении себе вреда?» Многих родителей этот вопрос смущает. Те, с кем я разговаривал, часто беспокоятся, что простое упоминание о суицидальных мыслях может зародить эту идею в голове их ребенка.Однако мы живем в мире с бесконечным контентом — как полезным, так и вредным — в руках наших детей. Ваш подросток слышал о самоубийстве раньше. И исследования показывают, что разговоры о самоубийстве не увеличивают его распространенность.

Если ваш ребенок задумал причинить себе вред, узнайте, «когда» и «как». Думают ли они в настоящее время о самоповреждении? Есть ли у них план действовать в соответствии с этими мыслями? Если ответ на любой из этих вопросов «да», пришло время обратиться за профессиональной помощью. Если у вашего ребенка нет плана, продолжайте говорить.Убедитесь, что они понимают, что мысли сами по себе не делают человека склонным к самоубийству. Затем вы можете поделиться своим опытом психического здоровья, чтобы помочь им понять свои чувства.

В конце концов, когда нашим детям плохо, мы заботимся о том, чтобы им была оказана необходимая помощь. Чтобы предотвратить самоубийство среди подростков, мы должны подходить к психическому здоровью наших детей с таким же чувством сострадания, заботы и сопричастности, как и к их физическому благополучию. Говорить о самоубийстве не обязательно для каждого ребенка и каждой ситуации, но спрашивать «как ты себя чувствуешь?» всегда есть.

Если у вас или у кого-то из ваших близких есть мысли о самоубийстве, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по номеру 800-273-TALK. Специалисты горячей линии доступны для вас 24/7/365.

Джейсон Рейд — предприниматель, режиссер и защитник психического здоровья молодежи. Его документальный фильм «Расскажи мою историю» рассказывает о его поисках ответов в течение нескольких месяцев после самоубийства его сына-подростка.

Профилактика самоубийств среди подростков и детей

Изменения в поведении, такие как изменения аппетита, отказ от любимых занятий, изменения в режиме сна или постоянное чувство усталости, особенно если это поведение связано с болезненным событием, потерей или изменением, также могут быть признаком депрессии, которая может включать склонности к суициду.

«Мы часто не представляем себе, что дети и подростки могут на самом деле попытаться покончить с собой, но, к сожалению, это может произойти и происходит», — сказала доктор Хизер Хусти, главный психолог CHOC. «Так часто эти дети заранее показывали какие-то предупреждающие знаки. Открытые разговоры о психическом здоровье и самоубийстве могут спасти детские жизни».

Если ваш ребенок говорит вам, что хочет умереть или хочет, чтобы его не было в живых, независимо от возраста, важно немедленно обратиться за помощью. Детей, проявляющих интерес к смерти, следует воспринимать всерьез, а не относиться к ним так, как если бы они действовали ради привлечения внимания.Многие дети (даже дети младше 10 лет) и подростки, которым угрожают самоубийством, предпринимают попытку самоубийства.

Большинство детей, покончивших с собой, проявляют признаки самоубийства.

Почему подростки думают о самоубийстве?

Узнав больше о том, что может привести подростка к самоубийству, вы сможете предотвратить дальнейшие трагедии.

Трудно вспомнить, каково это быть подростком, застрявшим в серой зоне между детством и взрослой жизнью. Подростковые годы — это напряженное время, наполненное серьезными изменениями.К ним относятся изменения тела и эмоциональные изменения. Сильные чувства стресса, растерянности, страха и сомнений могут повлиять на решение проблем и принятие решений подростком. Подростки также могут чувствовать давление, чтобы добиться успеха.

Для некоторых подростков и детей младшего возраста нормальные изменения в развитии могут быть очень тревожными в сочетании с другими событиями, такими как изменения в дружеских отношениях, проблемы в школе, потери или изменения в семье из-за развода, отъезда любимого человека или переезда в другое место. Новый город. Эти проблемы могут показаться слишком сложными или смущающими, чтобы их преодолеть.Для некоторых самоубийство может показаться решением.

Причины подросткового самоубийства или попытки самоубийства могут быть сложными. Хотя самоубийства среди детей относительно редки, частота самоубийств и суицидальных попыток значительно возрастает в подростковом возрасте.

 Какие подростки подвержены риску самоубийства?

Риск попытки самоубийства или совершения самоубийства у подростка зависит от возраста, пола, культурных и социальных факторов. Факторы риска могут меняться со временем. В том числе:

  • Одна или несколько психических проблем или проблем со злоупотреблением психоактивными веществами.
  • Импульсивное поведение.
  • Нежелательные жизненные события, такие как травля или недавние потери.
  • Семейный анамнез психических расстройств или злоупотребления психоактивными веществами.
  • Семейный анамнез самоубийств.
  • Насилие в семье, включая физическое, сексуальное, словесное или эмоциональное насилие.
  • Предыдущая попытка самоубийства.
  • Заключение.
  • Доступ к оружию дома (почти 60% всех самоубийств в США совершаются с применением огнестрельного оружия).
  • Доступ к безрецептурным, рецептурным или безрецептурным лекарствам (подростки могут даже продавать лекарства в школе и хранить их в шкафчиках или рюкзаках.
  • Девочки думают о самоубийстве и предпринимают попытки самоубийства примерно в два раза чаще, чем мальчики, и склонны к попыткам самоубийства, приняв передозировку наркотиков или порезав себя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.