Гемоглобин у детей таблица по возрасту: Гемоглобин у детей — норма по возрасту в таблице значений

Содержание

таблица. Почему у ребенка повышенный или пониженный гемоглобин?

Анализ крови включает в себя множество показателей, одним из которых является и гемоглобин. Увидев непонятные цифры, многие родители начинают паниковать. Что представляет из себя гемоглобин и какие его нормы для детей, узнаем ниже.

Гемоглобин — железосодержащий белок крови, который находится в эритроцитах. Основная его роль заключается в осуществлении газообмена между клетками легких, доставляя им кислород и забирая углекислый газ.

Также гемоглобин участвует в метаболизме. Уровень этого белка в целом определяет функционирование организма, поэтому любое его отклонение от нормы приводит к развитию серьезных заболеваний. Благодаря атомам железа в составе гемоглобина наша кровь приобретает красный цвет.

Пол и возраст определяют нормы уровня гемоглобина, у женщин, мужчин и детей он разный. До 12 лет пол не оказывает влияния.

Каким должен быть гемоглобин у ребенка?

Эритроциты

Гемоглобин детей различается в зависимости от возрастной группы.

У грудничков самый высокий уровень, который нормализуется к году его жизни (происходит замещение фетального гемоглобина на гликолизированный). У годовалого ребенка норма гемоглобина 110 г/л, с 1-3 лет уровень не должен превышать 120 г/л.

Уровень гемоглобина у детей по возрасту, таблица

Возраст Уровень, г/л Среднее значение, г/л
Новорожденные 135-140 165
До 1 месяца 100-200 139
1-2 месяцев 100-180 112
2-6 месяцев 105-140 126
6 месяцев — 2 года 105-135 120
2 — 6 лет 115-135 125
6 — 12 лет 115-155 135
12-18 лет (ж) 120-160 145
12-18 лет (м) 130-160 140

Гемоглобин у недоношенных детей

Недоношенный ребенок
  • Развитие анемии, связанной с дефицитом железа у недоношенного ребенка, наиболее часто встречаемая патология. У таких детей при рождении наблюдается повышенный фетальный гемоглобин, который медленно замещается на взрослый
  • Если у доношенного ребенка этот процесс занимает в среднем 3-4 месяца, то у недоношенного растягивается до года
  • В организме новорожденного содержится большое количество железа, но у недоношенных детей способность  реутилизации железа снижена. Наблюдается выведение этого элемента с калом, что ведет к его дальнейшему дефициту
  • У недоношенного ребенка может проявиться ранняя анемия, которая развивается с 4-ой недели его жизни и в большинстве случае благоприятно протекает. Но есть вариант и поздней анемии, проявляющаяся на 3-4 месяце
  • Симптомы ранней и поздней анемии схожи: бледность кожи и слизистых оболочек, снижение аппетита, вялость, сухость кожи,систолический шум, увеличение размеров печени и селезенки, тахикардия и гипохромия

ВАЖНО: дефицит железа  у недоношенных детей ведет к появлению хронической гипоксии, тем самым замедляя физическое и умственное развитие

Симптомы и причины, лечение высокого гемоглобина у детей

Сдача анализов на гемоглобин

Высокий показатель гемоглобина может говорить о каком-либо заболевании внутреннего органа. С этим связано большая выработка эритроцитов, направленная на обеспечение поврежденного участка кислородом. Большое количество эритроцитов приводит к загустению крови и нарушению ее циркуляции.

Симптомы высокого гемоглобина: утомляемость, вялость, отсутствие аппетита, сонливость или же бессонница, повышенное давление, появления синячков на теле

ВАЖНО: при проявлении таких симптомов необходимо обратиться к врачу, чтобы выяснить причину повышения гемоглобина

Причиной высокого содержания гемоглобина в крови могут стать такие заболевания, как: врожденные заболевания  сердца и сердечная недостаточность, опухолевые процессы в кровеносной системе и онкологические заболевания в целом, фиброз легких и легочная недостаточность, аллергия, кишечная непроходимость и повышенное содержание эритропоэтина в почках.

Помимо заболеваний, повышение уровня гемоглобина может вызывать сгущение крови. В частности это касается новорожденных, поэтому важно поить малыша, особенно в жаркую погоду или жарком помещении.

ВАЖНО: контролировать содержание гемоглобина в крови, сдавая один раз в год соответствующий анализ

Лечение высокого гемоглобина у детей включает в себя:

  • медицинское обследование, с целью диагностирования онкологических заболеваний или заболевания крови и дальнейшее соответствующее лечение
  • процедура лечения с применением пиявок
  • рацион питания должен состоять из морепродуктов, овощей, фруктов (кроме красных), каш, салатов, творога и бобов. Исключить мясо, печень, а также продукты с высоким содержанием холестерина

Если никакой болезни или патологии при обследовании не обнаружилось, лечить высокий гемоглобин лекарствами не разрешается. В этом случае снизить уровень гемоглобина до нормы поможет только обильное питье, сбалансированное питание и свежий воздух.

Симптомы низкого гемоглобина у детей

Головокружение у ребенка

Низкий уровень гемоглобина ведет к снижению функциональности организма, связанной с нехваткой кислорода. Заболевание долгое время не проявляется, заметить его возможно при отклонении от нормального состояния ребенка. Основным симптомом пониженного гемоглобина является нарушение в иммунной системы (ребенок подвержен сезонным заболеваниям).

  • Бледность кожный покровов
  • Сухость слизистых оболочек
  • Нестабильность стула
  • Сонливость и усталость
  • Раздражительность и капризность
  • Нарушение терморегуляции
  • Частые головокружения — также симптомы низкого гемоглобина

От чего происходит снижение гемоглобина у детей? Причины

Несбалансирование питание

Причины пониженного гемоглобина у ребенка могут быть всевозможные, поэтому выделяют несколько видов анемии:

  • возникающая в результате травм и кровопотерь (острая анемия)
  • при носовом кровотечении (хроническая анемия)
  • проявляющаяся как следствие дефицита железа (железодефицитная анемия)
  • развивающаяся под действием токсинов или недостатка ферментов, а также при развитии аутоиммунных заболеваний и гемолитической желтухи (гемолитическая анемия)

К причинам следует отнести:

  • нехватку витамина В12, фолиевой кислоты или меди
  • активный рост ребенка, превышающий нормальные показатели
  • несбалансированное питание
  • раннее отлучение от груди матери (железо содержится в грудном молоке и усваивается ему помогает белок лактоферрин, поэтому отлучение то груди или прекращение лактации ведет к понижению гемоглобина)
  • дисбактериоз (любые нарушения работы кишечника влияют на усвоение организмом витаминов, макро- и микроэлементов, в том числе и железа)
  • наследственность

Недостаточное поступление железа во время беременности от матери ребенку и обильные кровотечения во время вынашивания плода повышают риск рождения малыша с низким гемоглобином.

Продукты, повышающие гемоглобин

Продукты, повышающие гемоглобин

Рацион питания ребенка с низким гемоглобином должен включать в себя железосодержащие продукты, и такие как микроэлементы, как медь и марганец:

  • Яичные желтки
  • Говяжья и свиная печень
  • Индейка
  • Бобовые (горох,фасоль)
  • Грецкие орехи
  • Свекла, тыква, морковь, помидоры, картофель и шпинат
  • Гранат, абрикосы, яблоки, бананы, персики, виноград, слива
  • Зелень
  • Гречка, овсянка
  • Сухофрукты
  • Шиповник
  • Мука грубого помола

Термическая обработка не влияет на содержание железа в продуктах, поэтому поить ребенка можно и компотом, и кормить запеченными фруктами. За исключением черного чая и каш, т.к. они преграждают усвоение железа.

ВАЖНО: при пониженном гемоглобине категорически запрещено вегетарианство

Лекарства и препараты для нормализации гемоглобина у детей

Применение железосодержащих препаратов

Правильного питания может быть недостаточно для нормализации гемоглобина, поэтому не редко назначается медикаментозное лечение. Лекарства и препараты подбираются врачом индивидуально для каждого ребенка, в зависимости от степени заболевания. Длительность лечения от 3-х до 6-ти месяцев.

Железосодержащие препараты:

  • Сорбифер Дурулес (противопоказан детям до 12 лет)
  • Феррум Лек (дозировка подбирается индивидуально. в зависимости от массы тела)
  • Тотема ( применяется с 3-х месяцев)
  • Ферретаб, Железа Глюконат, Феронат, Актиферрин Композитум, Мальтофер,Ферронал, Тардиферон, Ферроград С и другие.

Для того, чтобы избежать проблем с гемоглобином, родителям важно, при проявлении симптомов, своевременно обратиться к врачу и обследовать свое чадо. Но в первую очередь конечно же, начиная с внутриутробной жизни малыша, обогащать его организм достаточным количеством железа. Для этого необходимо правильно питаться и употреблять витамины.

Видео. Низкий гемоглобин

Особенности познавательных процессов у детей, больных сахарным диабетом | Чуваков

В настоящее время в поддержании состояния компенсации у больных сахарным диабетом большое значение придают обучению их самоконтролю заболевания [1, 2, 4, 12]. Вместе с тем метаболический контроль нельзя считать удовлетворительным, и эффективность обучения самоконтролю заболевания остается еще низкой [1, 13, 14]. Следовательно, на сегодня проблема обучения больных сахарным диабетом самоконтролю заболевания является актуальной в диабетологии.

В ’’Школе больного сахарным диабетом’’ много внимания уделяют содержательному аспекту обучения и упускают из вида возможность к обучению больного диабетом, его обучаемость. Обучаемость включает многие показатели, параметры личности человека. К ним относятся прежде всего познавательные возможности человека (особенности памяти, внимания, мышления и др.), особенности личности — мотивации; характера, эмоциональных проявлений; отношение к усваиваемому учебному материалу, учебной группе и преподавателю [6]. По данным зарубежных исследований, качество обучения на 50% зависит от так называемых когнитивных факторов, т. е. от относительно устойчивых индивидуальных особенностей личности, определяющих успех в познавательной деятельности (интеллект, память, внимание и др.), на 25% — от аффективных факторов (преимущественно от мотивов обучения, эмоционального отношения к преподавателю, предмету, членам группы) и только на 25% — от качества обучения [11]. Изучения познавательных возможностей детей и подростков, больных сахарным диабетом, в известной нам литературе мы не встретили.

Целью настоящего исследования явилось изучение особенностей функционирования познавательных психических процессов памяти, внимания и мышления у детей с инсулинзависимым сахарным диабетом (ИЗСД).

Материалы и методы

Для решения поставленной задачи обследовано 133 ребенка дошкольного и школьного возраста, больных ИЗСД, и 90 их практически здоровых сверстников. Познавательные процессы исследовали с помощью следующих методик: память у больных ИЗСД и здоровых детей изучали с помощью методик А. А. Смирнова [8]; оценку внимания у дошкольников проводили по методике А. В. Запорожца и Д. Б. Эльконина [7], а у школьников — по методике “Переключение внимания” с использованием таблицы Горбова—Шульте [5]; мышление изучали с помощью методики Равена [9]. Содержание гликированного гемоглобина НЬ А исследовали на анализаторе IMX фирмы “Abbot” (США) стандартизованными наборами для НЬ А. Уровень гликированного гемоглобина у здоровых детей составил 5,95 ± 0,17%. У детей с ИЗСД уровень гликированного гемоглобина до 9% оценивали как компенсацию, а более 10% — как декомпенсацию диабета.

Результаты и их обсуждение

С целью оценки степени компенсации заболевания на момент обследования у всех детей определяли уровень гликированного гемоглобина. Как показали результаты обследования, большинство (76%) детей находились в суби декомпенсированном состоянии, и уровень гликированного гемоглобина у них был более 9%. Аналогичные результаты при оценке степени компенсации заболевания у детей с ИЗСД получены и другими исследователями [2, 3, 10].

Результаты наших исследований показали, что объем различных видов памяти у 75,9% детей с ИЗСД был ниже предела возрастной нормы. Данные исследования непроизвольной и произвольной памяти у детей дошкольного возраста, больных сахарным диабетом, представлены в табл. 1.

Как видно из табл. 1, объем непроизвольной и произвольной памяти и объем произвольной па-

Таблица 1

Сравнительные результаты исследования непроизвольной и произвольной памяти у детей с ИЗСД и здоровых детей дошкольного возраста

Группа обследованных

Число обследованных

Возраст, годы

Объем непроизвольной памяти, ед. информации

Объем произвольной памяти, ед. информации

Объем произвольной памяти с использованием приемов классификации, ед. информации

Здоровые

30

5,5 ± 0,4

8,8 ± 0,8

10,3 ± 0,6

14,0 ± 0,6

Больные

ИЗСД К

6

6,2 ± 0,2

8,0 ± 0,58

9,7 ± 0,29

13,3 ± 0,3

Р\

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

Больные изсдд

23

5,7 ± 0,5

5,1 ± 0,5

6,8 ± 0,5

11,0 ± 0,8

Р2

> 0,05

< 0,01

< 0,01

< 0,01

Примечание. Здесь и в табл. 2, 3: ИЗСД К — больные ИЗСД в состоянии компенсации, ИЗСД Д — больные ИЗСД в состоянии декомпенсации. р{ — достоверность различий показателей больных диабетом в состоянии компенсации с нормой; Р2 — достоверность различий показателей больных диабетом в состоянии декомпенсации с нормой.

мяти с использованием приемов классификации у больных детей дошкольного возраста в декомпенсированном состоянии значительно ниже, чем у здоровых сверстников и больных, состояние которых расценено нами как компенсированное.

В табл. 2 представлены сравнительные результаты изучения логической и механической памяти у детей школьного возраста, страдающих сахарным диабетом.

Из представленных в табл. 2 данных видно, что у детей младшего школьного возраста, как и у подростков, больных сахарным диабетом, находящихся в состоянии декомпенсации, результаты исследования памяти по сравнению с группой здоровых детей и детей с диабетом в состоянии компенсации того же возраста достоверно ниже.

Сравнительный анализ результатов исследования памяти детей с ИЗСД в зависимости от давности заболевания показал следующее. Так, у детей, страдающих ИЗСД в течение 3,0 ± 0,8 года, объем смысловой и механической памяти составил соответственно 19,3 ±1,25 и 16,0 ± 2,0 ед. информации. Объем данных видов памяти оказался значительно выше (р < 0,05), чем у детей, стаж болезни которых был больше (р > 0,05) и составил 6,3 ± 0,25 года. У больных ИЗСД с давностью заболевания 6,3 ± 0,25 года объем смысловой памяти составил 14,3 ± 1,76 ед. информации, а механической памяти — 10,5 ± 1,49 ед. информации.

Изучение мнемической деятельности у больных диабетом детей с одинаковым стажем болезни в зависимости от состояния углеводного обмена выявило следующее. Среди детей, болеющих ИЗСД в течение 5,7 ± 0,86 года, у которых уровень гликированного гемоглобина в среднем составил 8,6 ± 0,3%, показатели смысловой памяти равнялись 17,3 ± 1,7 ед. информации, механической памяти — 12,7 ± 1,0 ед. информации. У детей с давностью заболевания 6,6 ± 0,89 года, статистически не отличающихся от предшествующей группы (р > 0,05), но с достоверно большим уровнем гликированного гемоглобина, составившим в среднем 12,1 ± 0,66% (р < 0,05), объем смысловой и механической памяти равнялся соответственно 11,0 ± 2,4 и 7,8 ± 1,56 ед. информации. Показатели исследуемых видов памяти у данных детей были достоверно ниже (р < 0,05). Следовательно, объем механической и смысловой памяти у детей с ИЗСД ниже по сравнению со здоровыми сверстниками. Показатели различных видов памяти у детей с ИЗСД ниже у тех больных, которые находятся в состоянии хронической декомпенсации заболевания. Ухудшение памяти, с одной стороны, может быть причиной затруднений в обучении их самоконтролю заболевания, а с другой — плохо контролируемое заболевание способствует и ухудшению памяти.

В обучении большое значение имеет не только память, но и внимание, так как нарушение концентрации внимания даже при хорошей памяти может привести к трудностям в обучении.

Диагностическое исследование внимания показало, что у 24,1% детей, больных сахарным диабетом, объем внимания равен нижнему пределу возрастной нормы. Так, исследование произвольного внимания у детей дошкольного возраста (5,7 ± 0,5 года) с ИЗСД в состоянии компенсации (уровень гликированного гемоглобина не превышал 9%) при стаже болезни 1,0 ± 0,4 года не выявило различий со здоровыми сверстниками в возрасте 5,5 ± 0,4 года. Показатель произвольного внимания у этих больных составил 5,5 ± 0,8 ед. информации, а у здоровых — 6,6 ± 0,5 ед. информации (р > 0,05). У детей дошкольного возраста (5,6 ± 0,4 года) с диабетом в состоянии декомпенсации (уровень гликированного гемоглобина более 10%) со стажем болезни 2,6 ± 0,3 года показатель произвольного внимания был существенно (/? < 0,05) ниже, чем у здоровых детей дошкольного возраста и больных в состоянии компенсации, — 4,0 ± 0,86 ед. информации. Результаты исследования переключения внимания у больных ИЗСД младшего школьного возраста и подростков представлены в табл. 3.

Табл и ца 2

Сравнительные результаты исследования логической и механической памяти у здоровых и больных ИЗСД детей младшего школьного и подросткового возраста (в ед. информации)

Группа обследованных

Число обследованных

Возраст, годы

Объем смысловой памяти

Объем механической памяти

количество слов 1-го ряда (а)

количество запомнившихся слов (Ь)

коэффициент смысловой памяти (с)

количество слов 2-го ряда (al)

количество запомнившихся слов (Ы)

коэффициент механической памяти (cl)

Младший школьный возраст:

здоровые

30

9,0 ± 0,4

30

23,6 ± 1,9

0,78 ± 0,06

30

19,2 ± 1,6

0,46 ± 0,05

больные ИЗСД К

11

10,5 ± 0,25

30

19,3 ± 2,0

0,64 ± 0,07

30

16,4 ± 1,7

0,55 ± 0,06

Pi

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

больные ИЗСД Д

31

9,4 ± 0,5

30

10,5 ± 0,95

0,34 ± 0,03

30

6,5 ± 0,5

0,21 ± 0,02

Р1

> 0,05

< 0,01

< 0,01

< 0,01

< 0,01

Подростки:

здоровые

30

15,0 ± 0,14

30

27,5 ± 0,7

0,91 ± 0,02

30

23,6 ± 0,95

0,79 ± 0,03

больные ИЗСД К

15

15,8 ± 0,4

30

25,3 ± 1,5

0,84 ± 0,05

30

21,5 ± 1,4

0,72 ± 0,046

Р\

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

больные ИЗСД Д

47

15,0 ± 0,4

30

14,6 ± 1,9

0,48 ± 0,06

30

11,6 ± 1,6

0,38 ± 0,05

Р2

> 0,05

< 0,01

< 0,01

< 0,01

< 0,01

Как видно из представленных в табл. 3 данных, младшие школьники, больные ИЗСД, находящиеся в декомпенсированном состоянии (уровень гликированного гемоглобина у них превышал 10%), затратили существенно меньше времени на переключение внимания при выполнении всех трех заданий по сравнению со здоровыми сверстниками и больными диабетом в состоянии компенсации. Однако в отличие от своих здоровых сверстников и больных, находящихся в состоянии компенсации, при выполнении задания они допускали значительно больше ошибок. Причем в самом сложном задании “в” ими допущено большее количество ошибок (р < 0,05), чем здоровыми детьми и детьми с компенсированным диабетом. Превышение времени на переключение внимания у здоровых детей и больных с компенсированным диабетом при выполнении трех заданий (”а”, “б”, “в”), очевидно, связано с тем, что они выполняли их под большим самоконтролем, чем дети с декомпенсированным диабетом. Последних интересовали, скорее, конечный результат, быстрое выполнение задания на время. При выполнении задания они допускали ошибки, неточности. Их невнимательность, по нашему мнению, свядетельствует о несформированности у них действий контроля.

Показатели переключения внимания у подростков с ИЗСД (см. табл. 3) существенно хуже таковых у здоровых подростков и подростков с компенсированным диабетом. При выполнении всех трех заданий подросток с декомпенсированным диабетом затрачивает больше времени, чем здоровый ребенок и его сверстник с компенсированным диабетом. При выполнении самого сложного задания “в” они тратят в 9,8 раза больше времени, чем здоровые дети, тогда как в группе здоровых детей наблюдается незначительная тенденция к снижению затрат времени на выполнение задания от более простого ”а” к самому сложному “в”. Это, очевидно, связано с тем, что в группе здоровых сверстников от первого задания к последующим наблюдается более высокая обучаемость детей по сравнению с подростками, страдающими ИЗСД. У подростков с ИЗСД в декомпенсированном состоянии отмечается обратная тенденция к замедлению переключения внимания и увеличению числа ошибок в трех заданиях. Следует отметить, что здоровые подростки все 3 задания выполнили без ошибок. Итак, среди обследованных нами подростков только у больных ИЗСД в декомпенсированном состоянии внимание и самоконтроль за ходом выполнения своей деятельности значительно снижены. Они торопятся выполнять задания, проявляя мотивацию достижения, которая не всегда коррелирует с результативностью и качеством выполнения данных заданий.

Изучение переключения внимания больных ИЗСД в зависимости от длительности болезни и метаболического контроля выявило, что среди больных со стажем болезни 6,4 ± 0,5 года и уровнем гликированного гемоглобина 12,1 ± 0,7% время переключения вимания при выполнении трех заданий “а”, “б”, “в” составило соответственно

  • ± 3,2, 78,8 ± 3,3, 250,8 ± 10,1 с, а у больных ИЗСД с длительностью болезни 1,52 ± 0,13 года, уровнем гликированного гемоглобина 8,9 ± 0,5% показатели переключения внимания при выполнении этих заданий были равны 17,0 ± 0,9,
  • ± 1,2, 97,0 ± 4,0 с соответственно. У детей, длительно болеющих диабетом, с неудовлетворительной компенсацией заболевания переключение внимания существенно замедлено по сравнению с детьми с ИЗСД с небольшим стажем болезни и удовлетворительной компенсацией заболевания (р < 0,05). Дети, давно болеющие ИЗСД, допустили существенно большее количество ошибок при выполнении трех заданий, чем их здоровые сверстники. Следовательно, выявленное нами снижение результативности показателей различных видов памяти у детей с ИЗСД усугубляется и обнаруженным нарушением внимания.

Мы исследовали логичность мышления как у младших школьников и подростков с ИЗСД, так и у их здоровых сверстников с помощью теста возрастающей трудности (методика Равена). Средний возраст обследованных нами детей составил

Таблица 3

Сравнительные результаты исследования переключения внимания у здоровых детей и больных ИЗСД младшего школьного возраста и подростков

Группа обследованных

Число обследованных

Возраст, годы

Время переключения внимания в трех заданиях, с

Количество ошибок, %

а

б

в

а

б

в

Младший школьный возраст:

здоровые

30

9,1 ± 0,4

85,0 ± 19,0

180,0 ± 32,0

330 ± 49,0

19

больные ИЗСД К

11

9,0 ± 0,6

83,0 ± 16,0

132,0 ± 18,0

251,0 ± 21,0

5

Р1

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

больные ИЗСД Д

31

9,8 ± 0,4

40,6 ± 14,3

39,7 ± 15,0

142,5 ± 10,9

8

29

50

Р2

> 0,05

< 0,05

< 0,05

< 0,05

Подростки:

здоровые

30

14,8 ± 1,3

20,1 ± 2,7

20,0 ± 2,2

18,0 ± 1,18

больные ИЗСД К

15

15,8 ± 0,4

19,4 ± 2,2

23,4 ± 2,1

21,3 ± 1,5

Р\

> 0,05

> 0,05

> 0,05

> 0,05

больные ИЗСД Д

47

15,3 ± 0,4

37,6 ± 8,4

48,1 ± 11,8

177,0 ± 44,5

19

21

26

Р2

> 0,05

< 0,05

< 0,05

< 0,05

  • ± 0,4 года. Уровень интеллектуального развития здоровых детей составил 76,3 ±1,1 балла, у 23% детей с ИЗСД этот показатель равнялся
  • ± 0,7 балла, что не отличается от контрольной группы детей (р > 0,05).

У 77% больных диабетом показатель мышления по методике Равена был достоверно ниже, чем в группе здоровых детей, и составил

  • ± 1,7 балла (р < 0,01).

Сравнение результатов, полученных по тесту Равена, у детей с ИЗСД в зависимости от длительности болезни и степени компенсации показало, что у детей со стажем болезни 3,0 ± 0,8 года, поддерживающих удовлетворительный метаболический контроль, уровень гликированного гемоглобина составил 8,9 ± 0,62%, уровень невербального интеллекта не отличался от детей контрольной группы и составлял 69,4 ± 0,7 балла. У детей с большим стажем болезни (6,4 ± 0,2 года) и недостаточным контролем обмена веществ уровень гликированного гемоглобина составил 12,1 ± 0,7%, уровень интеллектуального развития — 37,5 ± 0,8 балла (р < 0,05).

Таким образом, познавательные возможности у детей, длительно болеющих сахарным диабетом с плохим метаболическим контролем, снижены. Выявленные особенности функционирования познавательных процессов у этих детей, по-видимому, необходимо учитывать при организации их обучения вопросам терапии заболевания.

Выводы

  1. У 76% обследованных нами детей с ИЗСД выявлена неудовлетворительная компенсация заболевания.
  2. У подавляющего большинства детей с ИЗСД (77%) выявлена недостаточная эффективность познавательных процессов.
  3. Эффективность познавательных процессов памяти, внимания и мышления детей с ИЗСД ухудшается по мере увеличения длительности заболевания и при отсутствии метаболического контроля заболевания.

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

“Это не война, а только спец. операция.”

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

“Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.”

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет “Мирных жителей это не коснется.”

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

“У российских войск нет потерь.”

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

“В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.”

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

“Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.”

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

“Украинцы это заслужили.”

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Норма гемоглобина у ребенка: таблица по возрасту

Клинический анализ крови или общий анализ крови, сокращенно ОАК, на сегодняшний день является самым быстрым, дешевым и простым способом диагностики состояния здоровья. Задача ОАК – оценить совокупность количественных показателей элементов крови.

С момента рождения ребенка и по мере его роста каждая мама регулярно сталкивается с назначением педиатром общего анализа крови. Одно из самых знакомых слов на лабораторном бланке, выдаваемом после проведения анализа, — гемоглобин. Разберемся подробнее в его значении, на что влияет в организме и какие установлены нормы у детей.

Что такое гемоглобин

Гемоглобин — это уникальный белок, который входит в состав эритроцитов, красных кровяных клеток, отвечающих в нашем организме за доставку кислорода ко всем тканям.

Особенность гемоглобина в том, что он является внутренним перевозчиком газа — загрузил в легких кислород, перенес его к тканям, там соединился с углекислым газом и доставил его в легкие для удаления из организма. Благодаря такому курсированию ткани и органы насыщаются кислородом.

Гемоглобин содержит в себе особый компонент — железо, придающий красный цвет крови. Само понятие «гемоглобин» в обиходе часто заменяют на более понятное слово «железо».

Единица измерения уровня гемоглобина в крови — грамм на литр, т. е. при сдаче ОАК можно выяснить, сколько в 1 литре крови содержится грамм гемоглобина и сравнить с нормой.

Для детей установлены отличные от взрослых границы количественных показателей уровня железа в организме.

Норма гемоглобина

У взрослых нормальное количество гемоглобина в крови отличается у мужчин и женщин, у детей иначе — установленная норма не зависит от пола. При этом мера железа меняется в зависимости от возраста. Норма у детей до года значительно отличается от допустимых значений уровня железа в крови у школьников.

При рождении показатель почти вдвое превышает норму годовалого малыша. Затем количество железа в крови падает — в первый месяц быстрым темпом, далее умеренным. Это связано с интенсивным потреблением железа из накопленного в утробе матери запаса в период активного роста младенца. С 1 года до 4— 5 лет величина содержания гемоглобина в крови у детей устанавливается постоянной, а в период с 5 до 10 лет незначительно увеличивается.

Это возрастное колебание норм гемоглобина в крови у детей наглядно показано в таблице.

Возраст ребенка Средний показатель, г/л Допустимый интервал, г/л
1 день 220 180— 240
5 дней 190 160— 200
10 дней 180 160— 190
1 месяц 140 120— 160
1 год 120 110— 130
4— 5 лет 120 110— 140
10 лет 130 120— 140
15 лет 130 120— 140
     

Совет!

Поскольку лабораторный бланк клинического анализа крови единый для детей и взрослых, нормы на нем будут указаны для взрослого человека. Поэтому на них не должны ориентироваться мамы малышей.

Пониженный гемоглобин у детей

Если в общем анализе крови показатель уровня гемоглобина указан ниже возрастной нормы, то первым делом, для исключения ошибки лаборатории, исследование необходимо повторить. Если же результат подтвердит сниженное количество гемоглобина в организме, разобраться в этой проблеме поможет расширенный анализ крови и детский специалист гематолог.

Диагноз анемия или дефицит железа означает, что в крови содержится недостаточное количество гемоглобина и эритроцитов.

Причины пониженного гемоглобина

У грудных детей часто причиной дефицита железа становится несбалансированное питание. Искусственное вскармливание неадаптированными молочными смесями, продолжительное кормление грудью без введения прикорма, позднее включение в рацион мяса или вовсе отказ от него, так же как и нарушения в питании матери во время беременности может привести к понижению гемоглобина у детей в крови и, как следствие, к развитию анемии.

Не восполнение уровня железа в крови бывает связано с наследственными или инфекционными заболеваниями, патологией внутриутробного развития, внутренними кровотечениями или большой кровопотерей.

У подростков анемия может развиться из-за приверженности вегетарианству или на фоне ускоренного роста, у девочек она бывает связана с началом менструации.

Симптомы пониженного гемоглобина

Следует различать начальную стадию анемии, которая внешне может проявляться лишь бледностью кожи лица, и вторую, имеющую более явные симптомы и способную внести значительные сбои в работу детского организма.

Вторую стадию трудно не распознать:

  • бледная кожа;
  • вялость;
  • плаксивость;
  • отсутствие аппетита;
  • потливость;
  • повышенная утомляемость;
  • головокружение.

    С такими симптомами лечение ребенка, скорее всего, будет проводиться в стационаре под наблюдением специалистов.

Если вовремя не разобраться в причинах низкого гемоглобина и не остановить его падение, ткани и органы начнут плохо снабжаться кровью, нарушится работа органов, снизится иммунитет, ребенок начнет отставать в развитии.

Что делать

Восстановить запасы железа в организме при его дефиците можно только устранив причину и принимая железосодержащие лекарственные препараты.

Раньше считалось, что при анемии нехватку железа могут возместить яблоки, гранаты, гречка, т. е. продукты растительного происхождения. Но после проведения тщательных исследований было доказано, что лучше усваивается в организме железо из мяса, печени, рыбы чем из круп, фруктов, овощей. При этом, если употреблять белковую пищу одновременно со свежими овощами и фруктами, то первая группа продуктов увеличивает всасываемость организмом железа из второй группы.

Но одна только «железосодержащая» диета не способна справиться с анемией. Употребляемое с пищей железо может лишь покрыть физиологическую потребность организма. Педиатр должен правильно подобрать и назначить железосодержащий препарат и витамины. Важен режим дня ребенка: прогулки на свежем воздухе, активные игры, занятия спортом.

Повышенный гемоглобин у детей

Повышенным уровень считается при превышении верхней границы возрастной нормы приблизительно на 30 г/л (нормы указаны в приведенной выше таблице).

Причины повышения гемоглобина

Чаще всего возрастание в крови уровня железа происходит из-за обезвоживания — количество выведенной из организма жидкости превышает объем поступившей. В результате сгущается кровь, о чем можно судить по увеличению концентрации эритроцитов и гемоглобина.

Если ребенок подхватил инфекционное заболевание или произошло нарушение работы желудочно-кишечного тракта, то обезвоживание могут вызвать рвота, диарея, высокая температура.

Но и у внешне здорового может наступить сгущение крови, стоит ему активно подвигаться, пропотеть, побыть в жаркой сухой комнате, выпить мочегонный чай.

В обоих случаях главное быстро устранить обезвоживание, по возможности убрать его причину и как можно скорее восполнить нехватку жидкости в организме — дать попить.

Помимо замедления кровотока, повышенный гемоглобин может быть симптомом серьезных заболеваний, таких как эритремия, непроходимость кишечника, болезни крови, врожденные пороки сердца и легких, онкопатологии.

При получении обширных поражений тканей, например, сильных ожогов, организм бросает свои силы на повышенную выработку гемоглобина и эритроцитов, чтобы увеличить поставку кислорода и питательных веществ к поврежденным органам для их восстановления.

Симптомы повышенного гемоглобина у детей

Если ребенок здоров, а повышение уровня железа в крови носит временный характер, то никаких особых признаков заметно не будет.

Если же отклонение от возрастной нормы связано с заболеванием, то вероятные симптомы могут быть следующими:

  • слабость и сонливость;
  • утомляемость;
  • головокружение;
  • потеря аппетита;
  • аритмия;
  • появления на теле большого количества синяков;
  • цианоз, т. е. посинение губ, кончиков пальцев.

Что делать

Отклонение показателя гемоглобина от детской возрастной нормы в большую сторону — серьезный повод для посещения врача. Но сначала оцените состояние ребенка — потливость, повышенное мочеиспускание, нахождение долгое время в жарком помещении — снизить влияние этих факторов на консистенцию крови сможет обильное питье.

В рекомендациях специалиста, помимо направления на дополнительные исследования для исключения серьезных патологий, будут советы по организации питьевого режима и питания ребенка в соответствии с его возрастом — из рациона придется исключить все продукты с высоким содержанием железа и жирную пищу и следить за достаточным потреблением жидкости. Если малыш на грудном вскармливании, то его мама должна придерживаться диеты с низким содержанием железа.

Возможно, врач сочтет необходимым выписать разжижающие кровь лекарственные препараты. Но следует отметить, что подобного рода лекарства у детей применяются с осторожностью из-за большой вероятности побочных эффектов.

Общие рекомендации

Для избежания отклонения показателей гемоглобина в крови у детей от возрастной нормы необходимо:

  • наблюдать за уровнем гемоглобина у детей до года;
  • контролировать Fe во время беременности, особенно во второй ее половине, и по необходимости принимать витамины с содержанием железа;
  • своевременно вводить в прикорм малышу мясные продукты;
  • следить за питьевым режимом ребенка;
  • не допускать перегрева;
  • организовать правильное разнообразное питание;
  • чаще бывать на свежем воздухе и вести активный образ жизни.

Тема 8. Критерии компенсации диабета

У человека без диабета уровень глюкозы крови натощак не превышает 5,5 ммоль/л в капиллярной крови, после еды – 7,8 ммоль/л.

В идеале, пациент с диабетом должен стремиться к такому же уровню гликемии, допуская подъемы до 10 ммоль/л на пике еды. Однако это не всегда возможно и нужно. Поддержание уровня глюкозы, приближенного к нормальному, часто сопряжено с риском гипогликемий. Пациент с диабетом, получающий инсулинотерапию, постоянно балансирует между риском осложнений вследствие высокого уровня гликемии  и риском гипогликемии. И в ряде случаев этот баланс смещается в сторону более высокого уровня гликемии. Особенно часто это бывает у людей пожилого возраста, для которых гипогликемии крайне опасны.

Поэтому целевые уровни гликемии  индивидуальны! 

Чем моложе пациент, чем меньше у него сопутствующих заболеваний, тем ближе к нормальным  должны быть у него показатели гликемического контроля. Но то, что дано молодым, пожилым может пойти во вред.

В качестве критерия компенсации сахарного диабета в настоящее время применяется гликированный гемоглобин (HbA1c).  

Гликированный гемоглобин показывает, какая была компенсация последние 2-3 месяца. Его надо определять не реже 2 раз в год.

Примерные целевые уровни гликемического контроля в зависимости от возраста и заболеваний представлены в таблице. При определенных условиях  цели лечения могут быть менее строгими

Тяжелые макрососудистые осложнения и/или риск тяжелой гипогликемии

18-44

45-64

Старше 65

Hb A1c

Глюкоза

Hb A1c

Глюкоза

Hb A1c

Глюкоза

натощак

через 2 ч после еды

натощак

через 2 ч
после еды

нато-щак

через 2 ч
после еды

Нет

< 6,5

< 6,5

< 8,0

< 7,0

< 7,0

< 9,0

< 7,5

< 7,5

< 10,0

Есть тяжелые

< 7,0

< 7,0

< 9,0

< 7,5

< 7,5

< 10,0

< 8,0

< 8,0

< 11,0

 

Если изначально при выявлении диабета гликированный гемоглобин был высоким (особенно часто это бывает при сахарном диабете 2 типа) не следует быстро приводить к целевому уровню показатели гликемического контроля, особенно у пожилых людей, а также у людей с изменениями на глазном дне. Инсулиннезависимые органы (мозг, сосуды, сетчатка) привыкли к высокому уровню гликемии, и если им внезапно «урезать паек», они могут этого не перенести без ущерба.  Гликированный гемоглобин в таком случае должен снижаться постепенно, примерно на 0,5% за 3 мес.

Для оценки компенсации за последние 2-3 недели назначается анализ на фруктозамины. Нормальный уровень фруктозаминов – до 280 мкмоль/л. При уровне до 320 мкмоль/л диабет считается компенсированным в последние 2-3 недели, 320-370 – субкомпенсированным, более 370 – декомпенсированным.

Однако, даже если у Вас идеальный HbA1c, но имеются суточные колебания сахара крови более 5 ммоль/л, то это никак не может защитить Вас от развития осложнений.

Гликированный гемоглобин – это как средняя температура по больнице. И если целевое значение гликированного гемоглобина достигается за счет частых гипогликемий, то это очень плохо сказывается на органах-мишенях.

В последнее время в качестве основного показателя компенсации диабета применяется показатель TIR (time in range – время в пределах целевого диапазона). TIR показывает, сколько процентов времени у человека был уровень глюкозы крови в допустимых пределах. Также существуют другие показатели, которые отражают суточные колебания уровня глюкозы крови. Но все эти показатели возможно определить только при проведении непрерывного мониторинга глюкозы крови.

№ п.п.

Показатель

Определение

Норматив

1

TIR (time in range)

Время в пределах целевых показателей

Более 50% (в пределах 3,8-10,0)
до 5% – 3,8 и ниже

2

GV (Glucose Variability): SD, CV

Насколько данные глюкозы отличаются от медианного показателя (mean glucose)

3

SD

Характеристика разброса значений глюкозы от среднего значения в пределах 24 часов

Меньше 1/3 значения mean glucose

4

CV

Коэффициент отклонения SD*mean glucose/100
Или SD*3/mean glucose

Меньше 36%

Меньше 33%

5

GVI (Glycemic Variability index)

Соотношение длины сахарной кривой за определенный промежуток времени к длине идеальной сахарной кривой за тот же промежуток времени

GVI 1,0 to 1,2 -means low variability (non-diabenic)
GVI 1,2 to 1,5 -means modest variability
GVI >1,5 means high variability

6

PGS (Patient Glycemic Status)

GVI* mean glucose*(1-% TIR)

PGS до 35 – excellent glycemic status (non-diabenic)
PGS 35-100 – good glycemic status (diabenic)
PGS 100-150 – poor glycemic status (diabenic)
PGS > 150  very poor glycemic status (diabenic)

Норма гемоглобина у детей по возрасту в таблице, причины отклонений

Не занимайтесь самолечением. При первых признаках заболевания обращайтесь к врачу.

Стоит отметить, что нормальные показатели гемоглобина в крови будут отличаться в зависимости от возрастной категории и половой принадлежности детей. Из этого следует, что такой уровень является сугубо индивидуальным.

Помимо этого, гемоглобин у новорожденных или у ребенка старшего возраста может быть изменен под влиянием следующих факторов:

  • пищевое поведение;
  • общее состояние здоровья;
  • генетика;
  • время года – небольшое понижение отмечается в осенне-зимний период.

Клиницисты также принимают во внимание информацию относительно протекания беременности и родовой деятельности. Это обусловлено тем, что на уровень гемоглобина влияют:

  • болезни будущей матери во время внутриутробного развития плода;
  • кровопотери при родах;
  • особенности перевязки пуповины;
  • многоплодная беременность.

Гемоглобин у детей любого возраста определяется достаточно просто – для этого следует пройти общеклинический анализ крови. Особой подготовки со стороны маленького пациента не требуется. Однако медики отмечают, что для получения максимально точной информации, кровь необходимо сдавать в утренние часы и обязательно натощак.

Норма гемоглобина у детей до года имеет прямую взаимосвязь с возрастной категорией. Именно по этой причине один и тоже показатель в крови в одном возрасте будет считаться нормой, а в другом может указывать на понижение уровня.

Таблица допустимых показателей у младенцев до 1 года включает в себя:

Возраст

Норма гемоглобина в г/л

1-3 дня с момента рождения

145-225

1 неделя

135-215

2 недели

125-205

1 месяц

100-180

2 месяца

90-140

3-6 месяцев

95-135

Полгода-1 год

100-140

Гемоглобин у грудничка, появившегося на свет раньше положенного срока, в первый месяц после рождения будет более низким, нежели у доношенного малыша. В таких случаях нижней границей нормы выступает 160 г/л.

К 1 месяцу главный белок в крови у недоношенного младенца полностью соответствует параметрам, как и у рожденного в срок ребенка, при этом нижняя граница будет составлять 100 г/л.

Что касается некоторых клинических проявлений, то у пациентов такой возрастной категории могут наблюдаться:

  • сухость кожных покровов;
  • плохой рост волос и ногтевых пластин;
  • пересыхание слизистой ротовой полости;
  • отставание в умственном развитии;
  • снижение аппетита;
  • расстройство стула;
  • частая подверженность простудным заболеваниям (происходит на фоне неполноценной сопротивляемости иммунной системы).

Норма гемоглобина у грудничков наиболее часто бывает пониженной, что является довольно распространенным состоянием. Своевременное выявление и устранение проблемы позволяет полностью избавиться от такой патологии и избежать развития последствий.

Нормальный уровень гемоглобина у ребенка возрастом 1.5-2 года составляет в среднем 90-150 г/л. Более точные допустимые степени у детей старше года указаны ниже в таблице:

Возрастная категория

Норма г/л

1-2 года

105-145

3 года-6 лет

110-150

7-12 лет

115-151

13-15 лет

девочки – 112-152

мальчики – 120-160

Подростки от 16 до 18-летнего возраста

девочки – 115-153

мальчики –117-160

Только после совершеннолетия степень гемоглобина в крови стабилизируется и сохраняется до преклонного возраста.

В таких случаях симптоматическая картина отклонения от нормы будет включать в себя:

  • снижение трудоспособности;
  • отвращение к пище;
  • упадок сил;
  • болезненная бледность кожи;
  • проблемы со сном;
  • снижение массы тела;
  • учащение сердечного ритма;
  • эмоциональная нестабильность;
  • повышенная раздражительность.

При возникновении вышеуказанных симптомов следует проконсультироваться у педиатра и пройти общеклинический анализ крови. Такая необходимость обуславливается тем, что норма гемоглобина у новорожденных или у старших детей самостоятельно не восстановится. В противном случае будет прогрессировать основной этиологический фактор, что чревато формированием опасных для жизни последствий.

Строение и функции гемоглобина

Нормы гемоглобина у детей крайне редко изменяются из-за влияния физиологических факторов.

Наиболее часто сниженные значения указывают на протекание:

  • хронической железодефицитной анемии;
  • патологий со стороны системы кроветворения;
  • онкологического процесса, независимо от локализации;
  • атрофической формы гастрита;
  • широкого спектра инфекционных недугов;
  • аутоиммунных заболеваний;
  • воспалительного поражения ЖКТ;
  • дисбактериоза;
  • нарушение функционирования иммунной системы.

На это также может повлиять неправильное питание, в частности, раннее введение прикорма.

Если уровень гемоглобина в крови у детей повышен, то это свидетельствует о присутствии:

  • врожденных или приобретенных пороков сердца;
  • эритроцитоза;
  • сгущения или повышения вязкости крови;
  • сердечно-легочной недостаточности;
  • обширных ожогов;
  • непроходимости кишечника;
  • сахарного диабета;
  • сильнейшего обезвоживания;
  • заболеваний почек.

Кроме этого, возрастание значений может быть связано с профессиональным занятием спортом или пристрастием к вредным привычкам (выкуривание сигарет у подростков, пассивное курение по отношению к младенцам в 3 месяца или любого иного возраста).

В целом вышеуказанные причины, почему содержание гемоглобина в крови отклоняется от допустимой нормы, целесообразно относить к детям любого возраста и половой принадлежности.

В некоторых случаях общий анализ крови на уровень гемоглобина может показать ложноположительный результат. Это возможно тогда, когда клиницист чрезмерно сильно сдавливает палец пациента или перетягивает руку жгутом. При этом происходит разжижение крови и длительное препятствование кровотоку.

Очень важно как можно скорее выявить причину отклонения от нормальных значений. Для это проводят полное лабораторно-инструментальное обследование больного. Низкий и высокий гемоглобин у ребенка нормализуется разными способами.

Повысить степень можно при помощи:

  • переливания крови или эритроцитарной массы;
  • приема лекарств, содержащих железо;
  • коррекции рациона;
  • внутримышечных инъекций с раствором железа.

Госпитализация ребенка необходима лишь в первом случае.

Снизить уровень гемоглобина можно следующими способами:

  • ограничение поступления в организм железа вместе с пищей;
  • увлажнение воздуха в помещении, где находится ребенок;
  • прием лекарственных препаратов, разжижающих кровь.

В любой ситуации норма гемоглобина у детей по возрасту не будет полностью восстановлена при отсутствии лечения базового заболевания, что может быть осуществлено при помощи как консервативных методик, так и путем хирургического вмешательства.

Чтобы концентрация гемоглобина в крови у детей не колебалась в большую или меньшую сторону, родителям необходимо обеспечить соблюдение профилактических мероприятий, среди которых:

  • правильное и сбалансированное питание, соответствующее возрастной категории;
  • здоровый и активный образ жизни;
  • избегание влияния стрессовых ситуаций;
  • контроль над адекватным протеканием беременности;
  • осуществление ежедневных прогулок на свежем воздухе;
  • использование минерально-витаминных комплексов;
  • регулярное посещение педиатра.

Гемоглобин норма у детей до года или любого иного возраста – это очень важный показатель, указывающий на состояние здоровья организма. Само по себе повышение или понижение степени не является угрозой для жизни. Тем не менее не стоит игнорировать ситуацию, когда уровень гемоглобина выше или ниже нормы, поскольку существует вероятность прогрессирования базового заболевания и развития осложнений.

Сохранить в закладки:

Норма гемоглобина у ребенка в разном возрасте

В любом возрасте ребенка следует учитывать калорийность и количество микроэлементов в продуктах, которые он употребляет в пищу. Одним из основных и важных элементов в организме является железо, ведь достаточное его количество нормализует уровень гемоглобина в крови.

Постоянно растущий малыш с первых же дней жизни требует все большее количество питания, из этого следует, что его потребности в поступлении железа также вырастает. Количество и нехватку гемоглобина можно определить, сдав общий анализ крови. Чтобы объективно оценить данные лабораторного исследования, требуется знать, какая норма гемоглобина должна быть у детей в зависимости от их возраста.

Важность гемоглобина

Гемоглобин – это белок, который способен синтезировать организм каждого человека. Данное вещество входит в состав эритроцитов в крови. Главная задача этого химического элемента заключается в переносе кислорода из дыхательных органов во все ткани человека.

Структура гемоглобина состоит из атома железа, благодаря которому кровь окрашена в красный цвет.

Белок, который содержит железо в организме ребенка, бывает двух форм:

  • Редуцированный (освобожденный от кислорода). Он передвигается по венам и окрашен в темно-красный цвет.

  • Оксигемоглобин (обогащен кислородом). Он доставляется в ткани по артериальным путям и имеет яркий алый окрас.

В легких атомы железа соединяются с кислородом, а затем вместе с кровью распространяются по артериям, обогащая ткани нужными для жизни веществами.

В теле здорового человека гемоглобин вырабатывает костный мозг. Если наступило физическое или нервное истощение, функцию выработки данного вещества берет на себя селезенка, печень и лимфатические узлы.

У малышей до года гемоглобин называется фетальным. В дальнейшем на смену к нему придет гликолизированный гемоглобин, который характерен для взрослого населения. Когда железа в организме у ребенка недостаточно, уровень гемоглобина значительно снижается, что приводит к нарушению снабжения тканей питательными веществами и кислородом. В результате такого кризиса младенец становится сонливым, у него пропадает аппетит, наступает переутомление, он не способен много двигаться и играть. Состояние, когда гемоглобин в организме понижается до минимального количества, называется железодефицитной анемией.

Показатели гемоглобина

Норма гемоглобина в крови у детей, которые только родились, а также у карапузов от года абсолютно разный. Она колеблется от 90 до 230 г/л. Во время первых дней жизни у человека нормой считается 145-230 г/л. Такой показатель считается самым высоким у детей и подростков в возрасте от 0 до 18 лет.

Снижение гемоглобина у месячного ребенка – норма. Наименьшее его значение образовывается к двум месяцам жизни ребенка. Это объясняется тем, что запасы железа у малыша, накопленные в утробе матери, почти полностью иссякают. Теперь единственным источником полезных микроэлементов становится грудное молоко или детская смесь. Во время активного роста карапузу требуется поступление в организм множества различных веществ, именно поэтому молодой кормящей маме требуется соблюдать строгую диету. Особенно важно дополнять ей в свой рацион мясо и продукты растительного происхождения, ведь они насыщены железом.

Когда наступит время прикармливать ребенка другими продуктами, помимо материнского молока, организм малыша начинает медленно восполнять запасы железа и прочих химических элементов, участвующих в свертываемости крови. Начинается такой процесс примерно с полугода жизни. К 1 году в детском организме активируются биохимические процессы, в результате которых гемоглобин синтезируется самостоятельно и в нужном количестве.

Риск возникновения анемии у детей

Железодефицитная анемия чаще всего возникает у детей, которые не были вскормлены грудным молоком матери. Однако при этом стоит учитывать, что если до рождения дитя у матери обнаружили низкий уровень содержания гемоглобина, то и у будущего крохи сохраняется риск возникновения анемии, даже если кормить его грудью.

Резкое снижение гемоглобина сразу после рождения может быть связано с естественным повышением давления после родов. Для этого случая характерно подавление синтеза гемоглобина костным мозгом.

Такое заболевание, как железодефицитная анемия, делится на физиологическую и железодефицитную. Первая наступает в результате снижения способности тела синтезировать гемоглобин. Вторая проявляется у детей старше четырех месяцев. Она может проявляться в результате малого количества железа, поступающего в организм ребенка, или плохом усвоении микроэлементов. Именно поэтому важно знать, какой показатель гемоглобина у детей в 4 месяца – норма.

Норма показателей гемоглобина

Для того чтобы правильно разобраться в показаниях лабораторных исследований, нужно сравнить их с показаниями таблиц:

Норма гемоглобина у детей до года, родившихся в установленный врачом срок

Количество дней жизни

Содержание гемоглобина, г/л

1

≈ 192

3

≈ 183

7

≈ 185

14

≈ 174

30

≈ 137

60

≈ 113

90

≈ 115

120

≈ 123

От полугода до года

≈ 125

Проблемы с гемоглобином при ранних родах

Во время преждевременных родов малыш испытывает сильнейший стресс, поскольку резкий несвоевременный процесс перехода от фетального гемоглобина к обычному пока не начался. В результате начинается кислородное голодание. Исходя из этого, уровень белка в крови недоношенного дитя будет существенно отличаться от детей, родившихся в запланированный срок. Это можно заметить в следующей таблице:

Норма гемоглобина у ребенка после преждевременных родов

Количество дней жизни

Содержание гемоглобина, г/л

1

≈ 190

2-10

≈ 188

10-20

≈ 153

20-30

≈ 113

30-60

≈ 91

В данной таблице указаны данные для родившихся преждевременно младенцев до двух месяцев жизни. Этот срок является самым уязвимым для них. В 3 месяца норма гемоглобина у ребенка, родившегося раньше положенного времени, остается примерно на том же уровне.

Выводы из показателей таблиц

Спустя несколько месяцев после родов недоношенный ребенок привыкает к новой для него среде обитания, набирается сил. Питаясь молоком матери или молочной смесью, он получает достаточное количество микроэлементов, так важных для его здоровья и существования. Исходя из показателей двух таблиц, можно сделать несколько выводов, которые касаются норм гемоглобина у ребенка на разных стадиях развития:

  • В первые два месяца жизни у младенцев снижается уровень железа из-за наличия фетальной разновидности гемоглобина, которая имеет свойство плохо отделяться от молекул кислорода.

  • Утробу матери дитя покидает с повышенным уровнем гемоглобина по сравнению со среднестатистическими данными. Этот фактор никак не зависит от срока, когда прошли роды.

  • У детей, рожденных преждевременно, падает показатель гемоглобина значительно быстрее, чем у здоровых детишек. Именно поэтому такие малыши всегда должны находиться на особом контроле у врача-педиатра для получения своевременного и качественного лечения.

  • Спустя два месяца жизни у грудничков гликолизированные показатели крови должны значительно увеличиваться. В результате показатели доходят до среднестатистических величин (около 125 г/л) уже к году.

Норма гемоглобина в разном возрасте

Чтобы узнать, какова среднестатистическая норма гемоглобина у ребенка в 2 года и старше, следует внимательно изучить очередную таблицу:

Показатели гемоглобина у детей старше одного года

Возраст (лет)

Уровень в крови г/л

1-2

≈ 125

2-3

≈ 120

3-6

≈ 125

6-9

≈ 135

9-12

≈ 135

12-16

≈ 140

16-18

≈ 130

Из данной таблицы следует, что уровень гемоглобина практически не меняется у детей после года жизни. Он остается одинаковым вплоть до достижения совершеннолетия. Величина содержания железа в организме человека от года до 18 лет может разниться, все зависит от индивидуальных особенностей. Главное – чтобы показатель укладывался в установленные рамки.

Во время наступления полового созревания (12 лет) норма гемоглобина у ребенка в зависимости от пола может отличаться, но не более чем на 10 единиц.

Симптомы недостатка гемоглобина

Родители могут понять, что их чаду не хватает железа в организме, по следующим признакам:

  1. Одышка.
  2. Частое сердцебиение.
  3. Отсутствие аппетита.
  4. Повышенная нервозность.
  5. Сонливость.
  6. Бледность кожи.
  7. Появление странных предпочтений к еде, а именно: ребенок может употреблять в пищу известковый мел, уголь. Также, возможно, ему захочется есть жареную пищу в большом количестве.

Такие симптомы должны насторожить взрослых. Лучше всего не заниматься самолечением, давая чаду препараты, содержащие высокий показатель железа, а немедленно обратиться к педиатру за профессиональной консультацией.

После сбора общего анализа крови для выявления отклонения от нормы гемоглобина у ребенка следует принимать соответствующие меры. Чем раньше будет начата борьба с недомоганиями, тем больше будет шансов исключить анемию, возникшую в результате дефицита железа.

Детерминанты анемии среди детей в возрасте 6–59 месяцев, проживающих в Килте-Авулаэло-Вореда, Северная Эфиопия

Введение. Целью данного исследования было определение распространенности анемии и определяющих факторов среди детей в возрасте 6–59 месяцев, проживающих в Килте-Авулаэло-Вореда, восточная зона. Метод. В феврале 2013 г. было проведено поперечное исследование среди 6 табиа в Килте Авулаэло Вореда, северная Эфиопия. Методом систематической случайной выборки было отобрано 568 детей.Были собраны антропометрические данные и образец крови. Двумерный и многомерный логистический регрессионный анализ был выполнен для выявления факторов, связанных с анемией. Результат. Средний уровень гемоглобина составлял 11,48 г/дл, и около 37,3% детей страдали анемией. Дети в возрасте 6–23 месяцев [AOR = 1,89: 95% ДИ (1,3, 2,8)], с недостаточным весом [AOR = 2,05: 95% CI (1,3, 3,3)], с MUAC менее 12 см [AOR = 3,35: 95% ДИ (2.1, 5.3)] и от домохозяйств с годовым доходом менее 10 000 эфиопских быров [AOR = 4.86: 95% ДИ (3,2, 7,3)] были более склонны к развитию анемии. Заключение. Установлена ​​высокая распространенность анемии среди детей. Это было связано с годовым доходом домохозяйства, возрастом и состоянием питания ребенка. Таким образом, важным вмешательством было повышение доходов семьи и повышение осведомленности о матери/опекуне.

1. Введение

Анемию можно определить как снижение уровня гемоглобина, гематокрита или количества эритроцитов. С точки зрения физиологии, анемия – это любое заболевание, при котором пациент страдает от тканевой гипоксии из-за снижения способности крови переносить кислород [1].В основном это вызвано дефицитом железа во всех развивающихся странах, включая Африку, где потребление железа ограничено. Это связано с тем, что продукты, богатые железом, или продукты животного происхождения недоступны большинству семей. Дети младше 2 лет и беременные женщины наиболее подвержены риску развития анемии, поскольку их потребности в железе выше, чем у любой другой группы [2].

Анемия считается серьезной проблемой общественного здравоохранения, если ее распространенность составляет 40% или более в любой группе (все виды анемии). Тяжелая анемия (гемоглобин <7 г/дл) является проблемой общественного здравоохранения, если ее распространенность превышает 2% [2].Согласно отчету Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за 2004 год, более 2 миллиардов человек во всем мире страдают анемией, и около 47,4% детей дошкольного возраста страдают от этой проблемы. Он затрагивает большинство стран Африки и Южной Азии, а также некоторые страны Восточной Азии и Тихоокеанского региона. Самая высокая распространенность анемии отмечается в Африке, но наибольшее число пораженных ею детей приходится на Азию [3].

Кроме того, согласно отчету ВОЗ за 2008 год, более половины детей дошкольного возраста в мире (56.3%) проживают в странах, где анемия является серьезной проблемой общественного здравоохранения [3]. В странах Африки к югу от Сахары это серьезная проблема общественного здравоохранения среди детей дошкольного возраста. В этом регионе большая часть национальной распространенности среди этой группы оценивается выше 40% [4].

В Эфиопии более четырех из десяти детей в возрасте до пяти лет (44%) страдали анемией. Из них около 21% детей страдали легкой анемией, 20% — умеренной анемией и 3% — тяжелой анемией. В Тыграйском районе зарегистрированная распространенность (37.5%) была ниже общенациональной распространенности [5].

Факторы, связанные с анемией у детей, сложны и многоаспектны. К ним относятся социально-экономические, пищевые, биологические, экологические и культурные характеристики [6]. Из-за этого понимание этих факторов в данной популяции важно для основанных на фактических данных вмешательств и политики в отношении анемии. Было проведено множество исследований, чтобы показать связанные с ним факторы. Но она остается главной проблемой общественного здравоохранения, особенно в развивающихся странах.Таким образом, выявление факторов, связанных с анемией, необходимо для разработки соответствующих вмешательств.

Таким образом, исследование было разработано для оценки распространенности анемии и связанных с ней факторов среди детей в возрасте 6–59 месяцев, проживающих в Килте-Авулаэло-Вореда, восточная зона, северная Эфиопия. Таким образом, он предоставляет лицам, определяющим политику, и руководителям программ доказательства для формулирования политики, определения приоритетов проблем и распределения ресурсов.

2. Методы
2.1. Район исследования и население

Исследование проводилось в феврале 2013 года в Килте Аулаэло Вореда, расположенном в восточной части регионального штата Тыграй.Он находится в 828 км к северу от столицы Аддис-Абебы. В Вореда проживает 115 762 человека в 25 047 домохозяйствах (источник: Планово-финансовое управление Вореда Килте Аулаэло, 2012 г.). Он разделен на 18 табиасов (самая маленькая административная единица в Тыграе), а основным источником дохода является сельское хозяйство. Вореда имеет 5 медицинских центров и 16 медицинских пунктов, которые предоставляют медицинские услуги. Основными причинами заболеваемости детей в Вореда были пневмония, другие респираторные инфекции и недоедание.

2.2. Дизайн исследования и выборка

Поперечное исследование на базе местного сообщества было проведено среди 568 детей и их матерей/опекунов. Размер выборки рассчитывался по формуле доли одной популяции, предполагая, что распространенность всех видов анемии среди детей в возрасте 6–59 месяцев в Тыграйском областном штате составляет 37,5% [7], доверительный интервал 95%, погрешность 5%, дизайн эффект 1.5. Наконец, 5% от рассчитанного размера выборки добавляются за любое отсутствие ответа на фактический размер выборки.

Для отбора участников исследования использовалась многоступенчатая выборка. Для этого сначала методом лотереи было выбрано 6 табиа из 18 табиа в Вореда. В пределах этих табиа после проведения переписи были выявлены домохозяйства с детьми в возрасте от 6 до 59 месяцев, и количество домохозяйств было распределено методом пропорционального распределения по размеру. Наконец, отдельные домохозяйства были отобраны методом систематической случайной выборки после того, как доля выборки была подготовлена ​​для каждой табии отдельно.В случае наличия в домохозяйстве более одного ребенка указанной возрастной группы, методом лотереи выбирался один ребенок.

2.3. Сбор данных

Данные были собраны путем опроса матерей/опекунов ребенка во время обследования от дома к дому с использованием предварительно протестированного и проведенного в ходе интервью вопросника, который был подготовлен на английском языке и позже переведен на тигринья. Три типа данных от респондентов: дети и характеристики их воспитателей/матерей, антропометрические данные и образцы крови детей.Дипломированная клиническая медсестра провела интервью с матерями/лицами, обеспечивающими уход, и трое медицинских работников собрали антропометрические данные. Кроме того, три лаборанта взяли образец крови.

Перед сбором данных проводилось однодневное обучение для сборщиков данных и супервайзеров, после чего проводилось предварительное тестирование инструмента. Предварительное тестирование было проведено в одной табии, которая не была включена в исследование. Команда по сбору данных заполнила в общей сложности 30 анкет во время предварительного тестирования, и в них были внесены необходимые изменения.

Таблица роста и роста использовалась для измерения роста/роста детей и матерей. Для детей в возрасте от 6 до 23 месяцев измеряли длину тела в положении лежа, а для детей в возрасте от 24 до 59 месяцев — рост в положении стоя. В дополнение к этому измерялась окружность середины плеча с помощью ленты MUAC. Кроме того, для измерения веса всех детей и матерей использовались весы. Известную массу (предварительно измеренную) использовали ежедневно утром и днем ​​для проверки качества весов. Чтобы сохранить точность антропометрических измерений, антропометрические данные были собраны дважды у детей и матерей, и было взято среднее значение двух измерений.

Образец крови собирали с помощью пробирки с диаминтетрауксусной кислотой (ЭДТА) и каждый день доставляли в больницу Вукро для измерения уровня гемоглобина. Лаборант провел анализ гемоглобина с помощью аппарата полного анализа крови (CBC) в лабораторном отделении больницы Вукро. Чтобы защитить качество собранного образца крови, его транспортировали с помощью холодильника в ближайшую больницу (больницу Вукро) в течение восьми часов после сбора.

Качество анализа гемоглобина дополнительно гарантировалось путем непрерывной промывки аппарата очищающим раствором (чистота клеток) и измерения контрольного раствора/воздуха/фона до тех пор, пока он не станет близким к нулю (<0.1 г/дл). Машинная стирка производилась каждый день чистящим раствором до тех пор, пока показания фон/воздух не приблизились к нулю. В дополнение к этому, качество теста также проверялось с использованием восьми стандартных чеков, которые изготавливаются в промышленных масштабах и имеют известное значение гемоглобина. После анализа образцы выбрасывали в раковину в лаборатории, а пробирки сжигали в мусоросжигателе.

2.4. Измерение

Анемия определялась как наличие уровня гемоглобина менее 11  г/дл.Далее анемию делят на легкую, среднюю и тяжелую. Легкая анемия была у детей с уровнем гемоглобина 10-<11 г/дл, в то время как умеренная анемия была у детей с уровнем гемоглобина 7-<10 г/дл, а тяжелая анемия была у детей с уровнем гемоглобина ниже 7 г/дл.

Кроме того, национальный статус детей оценивался и классифицировался как недостаточный вес, отставание в росте и истощение. Говорят, что дети имеют недостаточный вес, если их показатель массы тела к возрасту ниже -2 стандартного отклонения; задержка роста наблюдалась у детей с показателем соотношения роста к возрасту ниже -2 SD, тогда как истощение наблюдалось у детей с показателем соотношения веса и роста ниже -2 SD в соответствии с медианой Стандартов роста детей ВОЗ.

2.5. Анализ данных

Данные были введены и очищены с помощью Epi-Info 3.5.1 и проанализированы с помощью SPSS 16. Исследователи провели очистку данных и предварительный анализ. Для описания данных была проведена описательная статистика. Затем была проведена бинарная логистическая регрессия, чтобы увидеть грубые связи между независимыми переменными и зависимой переменной. Переменные, которые, как было обнаружено, имеют статистически значимую связь, значение <0,05, во время двумерного анализа были введены в множественные логистические регрессии для выявления независимых предикторов анемии после контроля вмешивающихся факторов.Были рассчитаны отношения шансов (ОШ) с их 95% доверительным уровнем (ДИ). Антропометрические данные анализировали с помощью программного обеспечения ENA по стандартам ВОЗ 2006 г. [8]. Все статистические тесты считаются значимыми на уровне.

Уровень гемоглобина менее 11 мг/дл был принят в качестве зависимой переменной, в то время как доход домохозяйства, характеристики матерей, характеристики ребенка, источник воды и наличие туалета, посещение дородового наблюдения (ДРП), кормление ребенка и состояние питания ребенка принимаются как независимые переменные.

2.6. Этическое заявление

Этическое одобрение было получено от Комитета по этике Университета Мекелле, Колледжа медицинских наук, Управления исследований и общественных работ. Для проведения исследования было получено официальное письмо о поддержке от Университета Мекелле, Регионального бюро здравоохранения Тыграя и Управления здравоохранения Килте Авулаэло. Информация о цели исследования, процедурах, потенциальных рисках и преимуществах была предоставлена ​​матерям до их включения в исследование.

Все участники были проинформированы о цели и значении исследования до получения их согласия. Было разъяснено их полное право отказаться от участия. От каждой матери/опекуна детей, отобранных для исследования, было получено письменное информированное согласие. Дети, у которых была обнаружена тяжелая анемия (значение гемоглобина 7–<11 г/дл), получили бесплатное лечение в медпункте, и им было рекомендовано посетить ближайшее медицинское учреждение для дальнейшего обследования и лечения. В дополнение к этому было предоставлено направление для направления ребенка в ближайшее медицинское учреждение.Потенциальный риск для участников отсутствует, за исключением минимального дискомфорта при заборе крови у детей. Так, право участников на анонимность и конфиденциальность будет обеспечено за счет анонимности анкеты.

3. Результаты
3.1. Характеристики участников исследования

Всего в исследовании приняли участие 568 домохозяйств со 100% ответившими. Средний возраст матерей составил 28,34 (±6,46) года и колебался от 19 до 51 года. Большинство (95%) респондентов были православными, а 13 (2.3%) были мусульманами. Кроме того, большинство, 510 (89,8%), респондентов были замужем и 264 (46,5%) матерей имели формальное образование (умеют читать и писать). Большинство матерей, 485 (85,4%), были домохозяйками, из них 83 (14,6%) имели собственный доход со среднегодовым доходом 13195 (табл. 1).

6

Переменные Частота Процент

Семейное положение
женат 510 89.8
Одно 24 4,2
Разведенный 29 5,1
Вдова 5 0,9
Религия
Православный 553 97,4
Муслим 13 2,2
католический 2 0,4
Уровень образования
Нет формального образования 305 53.7
1-6
162 282 285
7-8 46 8.1
9-12 46 46 8.1
выше 12 9 1,6
Заработанные годовой доход
Да 83 14,6
Нет 485 85,4
АНК визит
None 38 6.7
1 раз 59 10,4
2 раза 175 30,8
3 раза 216 38
4 раза и более 80 14.1
Годовой доход HH
≤5000 3 0.5
50082
5001-100000000 189 33.3
10001-15000 218 38,3
15001-20000 134 23,6
20001-25000 18 3,2
> 25001 1.1
Наличие настороженности / туалета
Да 456 80.00
NO 112 19.7
Источник дохода для НН
Сельскохозяйственных 510 89,8
Занятых 23 4
купечества 27 4,8
 Поденный рабочий 8 1,8

8%)), а остальные 23 (4%) были трудоустроены. Более половины домохозяйств, 337 (59,3%), используют водопроводную воду (ручной водопровод), а остальные 329 (40,7%) используют воду из других источников, таких как речная вода и колодец. Большинство домохозяйств, 456 (80,3%), имеют уборную/туалет в собственности, а остальные 112 (19,7%) не имеют уборной (Таблица 1).

3.2. Характеристики детей

Из 568 отобранных детей 282 (49,6%) мальчика и 286 (50,4%) девочки. Средний возраст детей 30 лет.18 (15,85) мес. Кроме того, около 52,4% страдали отставанием в росте, 6,5% страдали истощением, а 20,6% имели недостаточный вес. В среднем (±SD) ребенок съедал 2,87 (0,79) пищевых групп в сутки (табл. 2).

30.18 (15.85)

0

Переменный Частота Процент

Возраст ребенка в месяцах
6-23 231 40.7
24-35 116 20.4
36-47 103 18.1
48-59 48-59 118 20.8
Средний возраст (± SD)
MALE 282 49,6
Женский
50.4
MUAC в см
<12 37 6,5
≥12 531 93,5
чахлыми
Да 298 298 52.4
NO 270 47.6 47.6
Подвеска
Да 117 20.6
Нет 451 79,4
Wasted
Да 37 6,5
Нет 531 93,5
Количество пищи Группы, съеденные ребенком в день
≤3 4005 81.8
≥4
≥4 103 18.2
Среднее питание (± SD) 2 .87 (0,79)

В среднем на одно домохозяйство приходится около 3,46 братьев и сестер, а средний интервал между рождением его/ее старшего ребенка составляет 3,28 месяца.

3.3. Величина анемии среди детей

Анемия измерялась по уровню гемоглобина у ребенка. Соответственно, средний уровень гемоглобина составлял около 11,48 (±1,53) г/дл, который колебался от 5,5 г/дл до 14,5 г/дл. Соответственно, более трети детей 212 (37.3%), были анемичными, и только у 2 (0,4%) из них была обнаружена тяжелая анемия, тогда как у 65 (11,4%) была умеренная анемия и у 145 (25,5%) была легкая анемия. Распространенность анемии составила 40,2% среди женщин и 34,5% среди мужчин (табл. 3).

9


мужчины (%) женщин (%) GUIE (%) Всего (%)
<7 г / дл (строго анемичный) 0 (0) 2 (0.7) 2 (0,4)
7-9,9 г / дл (умеренно анемичный) 33 (11.2) 32 (11.2) 65 (11.4)
10-11,9 г / дл (слегка анемичная) 64 (22.7) 81 (28,3) 81 (28,3) 145 (25.5)
≥11 г / дл (нормальный) 185 (65,5) 171 (59.8) 356 62.7)

На рисунке 1 показана анемия по шкале массы тела к возрасту (недостаточная масса тела).Анемия была выше среди детей с явно недостаточным весом и ниже среди детей с нормальным соотношением массы тела к возрасту.


Кроме того, он различается по возрастной категории детей. У детей младшего возраста анемия была более выраженной, чем у детей старшего возраста, и она постепенно уменьшается по мере взросления ребенка. Дети в возрасте 6–23 мес были группой наибольшего риска, в которой риск почти в 3 раза по сравнению с детьми в возрасте 48–59 мес (рис. 2 и 3).



3.4. Факторы, связанные с анемией

Для оценки связи социально-демографических и других материнских факторов с детской анемией был проведен двумерный логистический регрессионный анализ (таблица 4). Соответственно, дети матерей с массой тела менее 50 кг в 1,77 (1,2, 2,6) раза чаще страдали анемией, чем дети матерей с массой тела более 50 кг. Но он не показал статистически значимой связи в многомерной логистической регрессии. Остальные материнские факторы не показали статистически значимой связи с детской анемией даже в двумерной логистической регрессии (таблица 5).


) 6

1 Ratema 3 Коэффициент шансов 3 (95% CI)
Да (%) Нет (%) COR (95% CI) или (95% ДИ)

материнские факторы
Возраст матери
<30 лет 126 ( 36.3) 217 (63,3) 0,94 (0,6, 1.3)
≥30 лет ≥30 лет ≥30 (38.2) 139 (61.8) 1
Материнс
<50 кг
133 (44.3) 167 (55.7) 1.77 (1.2, 2.27 (0,4, 13.7)
≥50 кг 55 (31,1) 122 (68.9) 1
Религия матери
Православный 207 (37,4) 346 (62,6) 1
Другие 5 (33.3) 10 (67) 0.84 (0.28, 2.48)
Семейное положение
г. замужем 185 (36.2) 326 (63.8) 0.79 (0,35, 1.77)
9 (31) 20 (69) 0.28 (0,09, 0,82)
Другое 18 (62) 11 (38) 1
(41) 34 (41) 49 (59) ) 1.20 (0,7, 1.9)
не работает 178 (36.7) 307 (63.3) (63.3) 1
Материнская способность читать и написать
99 (37.6) 164 (62.4) 1.03 (0,7, 1.4)
NO 113 (37) 192 (63) 1
Посещение ДРП
 Да 13 (34.2) 25 (65.8) 0,86 (0,4, 1.7) NO (37.5) 331 (62.5) 1
Maternal BMI
39 (41.5) 55 (58.5) 0.53 (0,1, 2.5)
Normal
(38.6) 231 (61.4) 0.47 (0,1, 2.1)
4 (57.1) 3 (42.9) 1 1
Переменные Показать статистически значимое объединение в стоимости < 0,05. ИЛИ: отношение шансов.
6
6
1 3 Коэффициент анемии 3 (95% CI)
Да (%) Нет (%) COR (95% CI) AOR (95% ДИ)

Бытовые факторы
Годовой доход
<10000 87 (68.5) 40 (31.5) 5.50 (3.6, 4,86 ​​(3.2,
≥10000 125 (28,3) 316 (71.7) 1
Доступность уборных / туалет
(35.5) (35.5) 294 (64.5) 294 (64.5) 0.68 (0,4, 1,0)
No 50 ( 44.5) 62 (55.4) 1
Наличие трубы воды (Рука)
Да
Да 120 (35.6) 217 (64.4) 0,84 (0,6, 1.2)
92 (39.8) 139 (60.2) 1
Источник дохода для домохозяйства
 Сельское хозяйство 188 (36.9) 322 (63.1) 0,97 (0.2, 4.1)
5 (21.7) 18 (78,3) (78,3) 0,46 (0,1, 2.6)
торговец 16 (59.3) (59,3) 11 (40.7) 2.42 (0.5, 12.3)
Daily Lubaler 3 (37.5) 5 (62.5) 5 (62.5) 1
Переменные демонстрируют статистически значимую связь при значении < 0.05. ИЛИ: отношение шансов.

В таблице 6 показана связь бытового фактора с анемией у детей. Многофакторный логистический регрессионный анализ показал, что детей из домохозяйств с годовым доходом менее 10 000 быров было 4,86 ​​[COR, 4,86; 95% ДИ: (3,2, 7,3)] раз чаще страдают анемией, чем их аналоги. Остальные факторы домохозяйства не показали статистически значимой связи с детской анемией как в двумерной, так и в многомерной логистической регрессии.

6

2,79 (1.9, (43.6)
3 Анемичная 3 или (95% CI)
Да Сырые или (95% CI) Регулированные или (95% CI)
Количество (%) Количество (%)

за детьми факторы
Возраст
<24 месяцев 119 (51.5) 112 (48.5) 1.89 (1.2,
≥24 месяца 93 (27.6) 244 (72.4) 1
секс ребенка
(34.4) (34.4) 185 (65.6) 0,78 (0.5, 1.1)
женщин 114 ( 40.0) 171 (60) 1
<12 см 30 (81.1) 7 (18.9) 8,22 (3,5, 3,35 (2,1),
 ≥12 см 182 (34) 349 (65.7) 1
Орден рождения ребенка
≤3 133 (37.3) 224 (62.7) 0.99 (0,7, 1.4)
≥4 79 (37.4) 132 (62.6) 1
Интервал рождения ребенка
≤33 месяца 16 (32.7) 33 (67,3) 33 (67.3) 1
> 33 месяца 11 (15.1) 62 (84.9 ) 0.41 (0,1, 0,42 (0,1, 1.3)
Количество детей в домашнем хозяйстве
≤3 детей 128 (37.5) 213 (62,5) 1.02 (0.7, 1.4)
≥4 детей ≥4 (37) (37) 143 (63) 1
ребенка носит обувь
 Да 184 (36.2) 324 (63.8) 0,65 (0,4, 1.1)
NO 28 (46.7) 32 (53.3) 32 (53.3) 1
Количество пищевых групп, съеденных Ребенок
≤3 Good Group 81 (45) 99 (55) 99 (55) 1
≥4 Группа продуктов питания 131 (33.8) 257 (66.2) 0,32 (0,2, 0,26 (0,04, 1,5)
Низкорослость
Да 129 (43,3) 169 (56,7) 1.72 (1.2, 2,85 (0,8, 10,3)
Нет 83 (30,7) 187 (69,3) 1
Пониженная
 Да 66 (56.4) 51 (43.6) 2.70 (1.8, 2.05 (1,3,
(32.4) 305 (67.6) 1
Watertate
(60.5) 15 (39.5) 15 (39.5)

9 2.76 (1.410,

3,06 (0,8, 10.5)
NO 189 (35.7) 341 (64,3) 1

значение переменной < 0 статистически значимой связи. ИЛИ: отношение шансов.

Другими факторами, связанными с детской анемией, были детский возраст и питание. Многомерный анализ показал, что дети в возрасте 6–23 мес в 1,89 (1,2, 2,8) раза чаще страдают анемией, чем дети в возрасте 24–59 мес.Кроме того, анемия также связана с состоянием питания детей. Недостаточный вес, то есть масса тела к возрасту менее -2 баллов, 2,05 (1,3, 3,3), и окружность середины плеча (MUAC) менее 12  см [3,35 (2,1, 5,3)] значительно связаны с анемией (таблица 6).

4. Обсуждение

В этом исследовании оценивалась распространенность анемии и связанных с ней факторов среди детей в возрасте 6–59 месяцев. Было обнаружено, что распространенность анемии составляет 37,3%, что относительно ниже, чем национальная распространенность (44%), согласно данным EDHS 2011, но аналогична распространенности региона Тыграй (37.5%) [9]. Распространенность анемии, зарегистрированная в нескольких развивающихся странах, различалась. На Филиппинах в 2008 г. она составляет около 16,1% [10] и 87% в Танзании [11]. Этот уровень распространенности считается умеренной проблемой общественного здравоохранения по классификации ВОЗ [2], но он ниже расчетной глобальной распространенности анемии (47,4%) [3].

Мы обнаружили, что распространенность снижается с возрастом. Он резко снижается среди детей в возрасте старше 23 месяцев. Этот вывод аналогичен исследованию, проведенному в Нигерии в 2011 году [12].Это может быть связано с более низкими потребностями в железе на кг массы тела, связанными со снижением темпов роста и переходом от прикорма к столовым продуктам. Это подтверждается исследованиями, в которых установлено, что дети возрастной группы до двух лет более анемичны, чем дети в возрасте 2–5 лет [10, 12–16]. Первые 2 года жизни несут наибольший риск развития анемии [17, 18]. Потребность в железе связана со скоростью роста, поэтому потребность в нем на кг массы тела с возрастом снижается.Распространенность проблемы у детей в возрасте до 24 месяцев, вероятно, является комбинированным результатом повышенных потребностей в железе из-за быстрого роста, низкой доступности продуктов, богатых железом, и отсутствия разнообразия в рационе. Потребление железа также, вероятно, улучшится с возрастом в результате более разнообразной диеты, включая введение мяса и других продуктов, содержащих железо [13].

В дополнение к этому возраст ребенка имел статистически значимую связь с анемией при использовании многомерной логистической регрессии.Наиболее пораженными возрастными группами были дети в возрасте 6-11 месяцев с распространенностью анемии 53,2%, что почти в три раза выше, чем в возрасте 48-59 месяцев (17,8%). Этот вывод аналогичен результатам исследований, проведенных в Бразилии (2010 г.), Бангладеш (2010 г.) и северной Эфиопии (2007 г.) [8, 16, 19].

В этом исследовании анемия среди детей также была связана с доходом домохозяйства. Дети, проживающие в домохозяйствах с более низким ежемесячным доходом, чаще болели анемией по сравнению с детьми с более высоким доходом.Аналогичные результаты были получены в исследованиях, проведенных в Бразилии (2011 и 2010 гг.) и в северной Эфиопии в 2007 г. [8, 16, 19]. Это связано с тем, что дети из бедных семей с меньшей вероятностью получают продукты, богатые железом, такие как продукты животного происхождения и продукты, богатые витаминами, особенно витамины А и С, которые очень важны для усвоения железа. В дополнение к этому домохозяйства с меньшей вероятностью могли позволить себе медицинские услуги во время болезни. Но исследование, проведенное в штате Пернамбуку, Бразилия, в 2007 году, не выявило связи между доходом домохозяйства и детской анемией [15].

Состояние питания детей также связано с анемией среди детей в возрасте 6–59 месяцев. В этом исследовании недоедающие дети с большей вероятностью страдали анемией, чем хорошо питающиеся дети. Дети с недостаточным весом и ОПСК менее 12 см чаще страдали анемией, чем их сверстники. Этот вывод подтверждается данными из Бразилии и Танзании [11, 20]. Поскольку анемия и недоедание часто имеют общие причины, ожидается, что у одних и тех же людей могут возникнуть множественные проблемы с питанием [8].Эти факторы усугубляются бедностью и отсутствием продовольственной безопасности [19]. Низкое потребление продуктов, богатых железом, и снижение всасывания питательных веществ, вызванное изменениями эпителия желудочно-кишечного тракта у людей с недостаточным питанием, способствуют развитию анемии [16].

Однако не показано, что социально-демографические характеристики матери и ребенка связаны с анемией среди детей в возрасте до пяти лет. Влияние пола ребенка на анемию в этом исследовании не обнаруживается. Этот вывод также был подтвержден исследованиями, проведенными в Лаосской Народно-Демократической Республике в 2011 г. и в Марокко в 2010 г. [18, 21].Но это противоречит исследованию, проведенному на Филиппинах, в котором сообщалось, что анемия чаще встречается у детей мужского пола [10]. Кроме того, уровень образования и занятости матери также не был связан с анемией среди детей в возрасте 6–59 месяцев. Этот вывод подтверждается исследованием, проведенным в Бразилии в 2011 году [16]. Это может быть связано с тем, что большинство матерей, включенных в исследование, были неграмотными, а большинство из тех, кто посещал формальную школу, учились в начальной школе. Из-за этого нашей выборки недостаточно для установления статистической связи.

В этом исследовании количество детей в домохозяйстве, интервал между родами, водоснабжение и наличие туалета не были связаны с наличием анемии среди детей в возрасте 6–59 месяцев. Этот результат был подтвержден отчетами о двух исследованиях, проведенных в Бразилии (2011 и 2010 гг.) по количеству детей в домашнем хозяйстве, источнику воды и наличию туалета [13, 20]. Но исследование, проведенное на Филиппинах, показывает связь между анемией и водоснабжением [19]. Наличие уборной также не было связано с анемией в этом исследовании.Кроме того, наш результат показал, что материнский ИМТ не был связан с анемией у детей в возрасте 6–59 месяцев. Противоречивый результат был получен из исследования, проведенного ВОЗ в Бразилии и Индии [16, 22].

В этом исследовании использовалась наилучшая доступная технология (машина Cysmex) для определения уровня гемоглобина, которая имеет большую точность, и это делает его сильным. Но он имеет определенные ограничения. Большинство задаваемых вопросов, таких как припоминание диеты, посещение ДРП и возраст ребенка и матери, могут быть подвержены предвзятости при воспоминании.Кроме того, это исследование может показать только местную распространенность анемии и не может показать временную связь между анемией и другими рассматриваемыми факторами. Учитывая эти ограничения, наше открытие вносит большой вклад в улучшение здоровья детей в возрасте 6–59 месяцев.

5. Заключение

Распространенность анемии среди детей в возрасте 6–59 месяцев представляет собой умеренную проблему общественного здравоохранения и составляет 37,3% по классификации ВОЗ. Годовой доход ниже 10 000 эфиопских быров, возраст ребенка от 6 до 23 месяцев и недостаточная масса тела (дети с WAZ менее -2 баллов и MUAC у детей менее 12 см) были предикторами анемии среди детей в возрасте 6–23 лет. 59 месяцев.

Таким образом, лица, ответственные за разработку политики, должны сосредоточиться на деятельности, которая может увеличить доходы домохозяйств, чтобы обеспечить достаточное производство продуктов питания. Кроме того, для снижения распространенности анемии важны такие меры, как добавки железа и просветительская работа по вопросам питания. Наконец, для предотвращения других проблем, связанных с питанием, включая анемию, необходимо бороться с многочисленными дефицитами питательных веществ среди детей путем расширения целевых программ дополнительного питания на уровне медицинских пунктов, ориентированных на детей, страдающих от недоедания.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

Вклад авторов

Гебремедхин Гебрезиабихер и Белачью Этана разработали исследование, проанализировали данные, подготовили документ и критически его рассмотрели. Все авторы прочитали и одобрили окончательную статью.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Департамент общественного здравоохранения Университета Мекелле за предоставленную им возможность провести это исследование и Управление здравоохранения Килте Авулаэло Вореда за безоговорочную поддержку этого исследования.Кроме того, они хотели бы поблагодарить своего сборщика данных и участников этого исследования.

Распространенность анемии у детей, госпитализированных в городскую коммунальную больницу | Педиатрия

История вопроса: Анемия, в основном железодефицитная (ЖДА), представляет собой глобальную проблему общественного здравоохранения. Высокая распространенность ЖДА у детей раннего возраста вызывает беспокойство, поскольку есть исследования, показывающие долгосрочные неблагоприятные последствия для когнитивных навыков и нейросозревания, которые можно предотвратить.Цель: установить распространенность анемии среди педиатрических пациентов, поступивших с диагнозами, отличными от анемии, в педиатрическое стационарное отделение BronxCare Health System в 2017 и 2018 годах. Дизайн/методы: это был ретроспективный обзор карт детей в возрасте от 6 месяцев до 18 лет. . В исследовании использовались пороговые значения гемоглобина ВОЗ для определения анемии: (и значения MCV, RDW, RBC) • Дети от 0,5 до 4,9 лет: <11 г/дл • От 5 до 11,9 лет: <11,5 г/дл • От 12 до 14,9 лет: < 12 г/дл • Небеременные девочки ≥15 лет: <12 г/дл • Мальчики ≥15 лет: <13 г/дл Критериями исключения были гемоглобинопатии, хронические заболевания (такие как ВЗК, туберкулез, рак и серповидноклеточная анемия). ), малярия и беременность.Результаты. Из 2771 пациента общая распространенность анемии составила 19,8% (548/2771) (табл. 1). 352 (12,7%) имели легкую анемию, 189 (6,8%) умеренную и 7 (0,3%) тяжелую. Выявлено статистически значимое увеличение анемии с увеличением возраста, р<0,031. В возрастных группах 12-14,9 и ≥ 15 лет была самая высокая распространенность анемии, 26,6% и 24,7% соответственно. Не было никакой существенной связи между распространенностью и расой. Частота анемии была значительно выше у женщин (24,2%), чем у мужчин (16,2%).3%). Обсуждение. Общая распространенность анемии составила 19,8%, что является легкой проблемой общественного здравоохранения по данным ВОЗ (< 5% - нет проблем, 5-19,9% - легкая проблема, 20-39,9% - умеренная, ≥ 40% - тяжелая). Предыдущие исследования показывают, что дети в возрасте до 5 лет и женщины подвержены высокому риску развития анемии. Распространенность анемии в США (включая взрослых) составляет 5,6%. Распространенность анемии у детей дошкольного возраста в США составляет 8,5%, а в Нью-Йорке (Нью-Йорк) — 9,5%. В нашем исследовании он составил 19,3% (табл. 1). Удивительно, но у детей школьного возраста (12-18 лет) была более высокая распространенность анемии по сравнению с самой младшей возрастной группой (0.5 – 4,9 лет). Самая низкая распространенность анемии была в возрастной группе 5-11,9 лет. Женщины имели более высокие показатели анемии, чем мужчины, что согласуется с предыдущими выводами. Показатели анемии существенно не различались в зависимости от расы, в значительной степени из-за того, что в нашем исследовании очень много разных и нераскрытых расовых групп. Выводы. Распространенность анемии в нашем исследовании была выше, чем сообщалось ранее. Основываясь на наших результатах, мы рекомендуем проводить скрининг на анемию в старших возрастных группах (≥ 12 лет) во время визитов к врачу.

Распространенность анемии по возрасту, полу, расе

Определения тяжести анемии (ВОЗ): Дети в возрасте 0,5–4,9 лет – без анемии Гемоглобин ≥11 г/дл, легкая 10–10,9, умеренная 7–9,9, тяжелая <7 Дети 5–11,9 лет – без анемии Hb ≥11,5 г/дл, легкая 11–11,4, средняя 8–10,9, тяжелая <8 Дети 12–14,9 – без анемии Hb ≥12 г/дл, легкая 11–11,9, средняя 8–10,9, тяжелая <8 Небеременные женщины ≥15 лет – отсутствие анемии ≥12 лет.0 г/дл, легкая 11–11,9, средняя 8–10,9, тяжелая <8. Мужчины ≥15 лет – отсутствие анемии ≥13 г/дл, легкая анемия 11-12,9, умеренная 8-10,9, тяжелая <8.

Скрининг на анемию у детей: рекомендации AAP — критический анализ | Pediatrics

Американская академия педиатрии (AAP) рекомендует скрининг на анемию в возрасте от 9 до 12 месяцев с дополнительным скринингом в возрасте от 1 до 5 лет для пациентов из группы риска. Скрининг может быть универсальным или выборочным в зависимости от распространенности железодефицитной анемии в популяции.Улучшенные методы воспитания детей, включая более широкую доступность, признание и использование смесей, обогащенных железом; обогащение продуктов железом; и повышение осведомленности о важности пищевых добавок железа, особенно в раннем возрасте, привели к значительному снижению заболеваемости анемией на первом году жизни. Тем не менее, частота дефицита железа и последующей анемии у детей в возрасте от 1 до 2 лет продолжает оставаться значительной и важной проблемой.

Хотя дефицит железа может развиться вскоре после прекращения или недостаточного потребления железа, анемия, вторичная по отношению к дефициту железа, развивается постепенно в течение периода от нескольких недель до месяцев.Для детей, которые получали или получают обогащенные железом детские смеси и продукты питания, скрининг гемоглобина в возрасте 9–12 месяцев нецелесообразен, поскольку может не хватить времени для развития анемии, несмотря на быстрый темп роста в этом возрасте. Широкое внедрение электрофореза гемоглобина, включенного в программы неонатального метаболического скрининга во многих штатах США, привело к более ранней диагностике гемоглобинопатий. Скрининг детей в возрасте от 9 до 12 месяцев на наличие гемоглобинопатий в настоящее время является несколько излишним.Скрининг на анемию в возрасте до 1 года или около него должен оставаться важным для сообществ и детей из групп риска.

Всеобщий скрининг детей раннего возраста в более поздние сроки дает достаточно времени для выявления алиментарной анемии после того, как ребенок был отлучен от обогащенных железом смесей, для проявления влияния диетических причуд малышей и для оценки переносимости белков коровьего молока . Это может быть решено с помощью 2 подходов. Первый включает отсрочку рекомендованного в настоящее время скрининга или дополнительный скрининг на анемию в возрасте от 15 до 18 месяцев.

Определение гемоглобина (или гематокрита) не является оптимальным способом выявления детей с риском последствий дефицита железа, поскольку оно не позволяет выявить пациентов с дефицитом железа, но не страдающих анемией. Известны долгосрочные психомоторные, поведенческие и связанные с развитием эффекты, вторичные по отношению к железодефицитной анемии, но недостаточно данных о роли железодефицитной анемии без анемии. Важно разработать и оценить чувствительные, специфические и экономически эффективные инструменты скрининга для выявления детей с риском дефицита железа.До тех пор, пока такие методы не будут внедрены, ААР должна подчеркивать и рекомендовать всеобщий скрининг на анемию в течение второго года жизни.

Индийская педиатрия – Редакция


Дикша Капур, Кайлаш Н. Агарвал, Сушма Шарма, Кусум Кела и Икбал Каур

От Департамента женского образования Школы Непрерывное образование, Национальный открытый университет Индиры Ганди, Нью-Дели, Индия.

Адрес для корреспонденции: проф. К.Н. Агарвал, Департамент Педиатрия, Университетский колледж медицинских наук и Гуру Тег Бахадур Больница, Дели 110 095, Индия. Электронная почта: [электронная почта защищена]

Рукопись получена: 25 июля 2001 г.,
Первоначальная проверка завершено: 18 августа 2001 г.,
Редакция принята: 22 октября 2001 г.

Цель: Для оценки величины/тяжести и возможная этиология анемии и дефицита железа у детей 9-36 лет месячного возраста. Методы: Популяционное исследование распространенность, этиология анемии и статус железа у 545 детей в возрасте 9–36 лет. месяцев, проводилось в городских трущобах ICDS (Integrated Child Службы развития) проект на северо-востоке Дели.Гемоглобин и сыворотка ферритина и информацию о социально-экономических, демографических, была собрана информация о паразитарной инфекции/заражении и потреблении пищи. Результаты: Распространенность анемии (с использованием пороговых значений ВОЗ для гемоглобина <11,0 г/дл) среди детей в возрасте 9-36 мес составила 64%, из них 7,8% имели тяжелую форму анемия (Hb <7,0 г/дл). Использование 10,0 г/дл в качестве точки отсечки гемоглобина 44% дети в возрасте до 18 месяцев в настоящей исследуемой популяции были анемичный. В ходе исследования подвыборки 88% детей были оценены как железодефицитные. дефицит, с концентрацией фертина в сыворотке менее 12 г/л.То Морфология эритроцитов в периферическом мазке показала 33,9% микроцитарно-гипохромные и 37,1% как диморфные. Диморфная анемия 55% в группе умеренной анемии. Потребление энергии и железа составило 56% и 45%. соответственно рекомендуемых диетических пособий (RDA). Паразитический заражение/инфекция не были связаны с распространенностью или тяжестью анемия. Выводы: В Дели высокая распространенность тяжелая анемия и дефицит железа с витаминами фолиевой кислоты и/или B12 среди дети до 3-х лет в блоке СКУД в эксплуатации 20 лет вызывает беспокойство.Диетическое происхождение было основной причиной анемии в этом возрасте. группа.

Ключевые слова: Анемия, Пищевое железо, диморфная анемия, дефицит железа.

НАЦИОНАЛЬНАЯ Семья Данные обследования здоровья (NFHS-2) (1998-99) (1) показывают, что 74% детей в возрасте 6-35 месяцев возраста, анемичны. Дефицит железа в молодом возрасте может ухудшить физическое развитие и когнитивная функция (2,3). Данные исследований на животных моделях, изучающих поведенческие и функциональные последствия раннего дефицита железа, выявить дефицит железа, возникающий во внутриутробном периоде или в раннем период отлучения от груди приводит к истощению мозгового железа и необратимому изменения в нейротрансмиттерах (4).Несмотря на эти известные изнурительные неблагоприятные последствия дефицита железа у очень маленьких детей, детей до 3 лет лет, не были специально нацелены на вмешательство в программа Комплексных услуг по развитию детей (ICDS). программа ICDS первоначально запущен в 33 блоках в 1975 году, сегодня распространяется на 4348 блоки (5). Программа специально разработана для охвата обездоленных и группы с низким доходом для эффективного сокращения неравенства. Национальный программа профилактики алиментарной анемии является прямым вмешательство, интегрированное в ICDS.Целью настоящего исследования было оценить статус железа и потребление железа с пищей у детей в возрасте 9-36 месяцев лет, в городских трущобах, проект ICDS в Дели, действующий с прошлого года две декады.

Предметы и методы

Район исследования и изучаемая популяция

Исследование проводилось с июля по ноябрь 1997 г. в 41 Anganwadis (AW) проекта Nand Nagri ICDS, расположенного в Северо-Восточный Дели. Общая численность населения Нанд Нагри составляет 65 000 человек. примерно 2629 детей в возрастной группе 9-36 месяцев.

Размер образца

Рассчитано по стандарту указанная здесь статистическая формула:

п = 4 с 2 /  л 2

, где с стандартное отклонение (SD) и L является пределом ошибки. На основе В пилотном исследовании распространенности анемии стандартное отклонение (Hb) было принято за 1,9. Предел погрешности был установлен на уровне 0,2, так как это считалось достаточным. для целей настоящего исследования. Объем выборки составил 361 человек. дети.Был добавлен 30-процентный запас прочности, чтобы обеспечить максимальный расчетный отсутствие ответов, что дает размер выборки 510 предметы.

Подбор и характеристики субъекта

Полная история болезни 2629 детей в возрасте 9-36 мес. возраст, зарегистрированный в 41 AW, был получен от соответствующего anganwadi рабочие. На основании этих данных, используя таблицы случайных чисел, 545 детей в возрасте 9-36 месяцев и их опекунов (матерей). приглашены для участия в исследовании. Ни один ребенок не получал препараты железа/гематиновые дополнение к программе ICDS.

Этическое одобрение исследования получено от институциональный комитет по этике. По их совету информированное согласие было получено от родителей, участвующих в исследовании, и ICDS функционеры.

На момент зачисления социально-демографические данные были получены от испытуемых (матерей) с помощью анкеты специально для учебы. Информация о социальном классе, семейный доход, род занятий матери, образование, порядок рождения, рождение был собран интервал и количество братьев и сестер.

Лабораторная диагностика железодефицитной анемии

Двадцать литров крови из пальца в 5 мл Drabkins раствор транспортировали (в защищенном от света месте) в течение 2 часов до лаборатория, в которой проводились измерения гемоглобина (Hb) немедленно. Гемоглобин измеряли с помощью цианметгемоглобина. метод(6) (с использованием раствора Драбкинса и стандарта гемоглобина из РС. Ранбакси, Индия, Нью-Дели). Разница в оценке гемоглобина при двух последовательных определениях (отдельно, из пальца) было 2.9%, на каждый 10-й ребенок. Для оценки запасов железа в организме уровень сыворотки ферритин (SF) исследовали в подвыборке детей (каждый пятый ребенок). Кровь на сывороточный ферритин брали венепункцией. Сыворотка ферритин определяли с помощью имеющегося в продаже фермента – набор для иммуноанализа (набор Spectro Ferritin, Ramco Lab, Inc., Хьюстон, Техас, США). Для всех субъектов, включенных для оценки ферритина в сыворотке, определение С-реактивного белка (CRP) проводилось с использованием AVITEX-CRP Латексный тест (Omega Diagnostic Limited, Шотландия, Великобритания).

Диагностические критерии

Анемия была классифицирована на основе порогового значения в возрасте 12 и 18 месяцев гемоглобин >10,0 г/дл(7), а также Пороговое значение ВОЗ(8) <11,0 г/дл для детей в возрасте от 5 месяцев до 5 лет возраста. Концентрация гемоглобина менее 7,0 г/дл считалась тяжелой. анемия, от 7,0 до 9,9 г/дл при умеренной анемии и от 10,0 до 10,9 г/дл при легкой анемия. Пороговое значение ферритина в сыворотке крови, равное 12 г/л, было выбрано на основании по рекомендациям ВОЗ(8) по диагностике дефицита железа.

Исследование периферических мазков

Мазки периферической крови, приготовленные в полевых условиях, были окрашивали (в лаборатории) с использованием красителя Лейшманса (Merck India Ltd., Worli, Mumbai) и изучали морфологию эритроцитов. Слайды тоже были обследован на малярийный паразит.

Диагностика паразитарной инвазии

Образцы стула были собраны (от каждого альтернативного ребенка) и обследовали в тот же день на наличие яйцеклетки/кисты следующих паразитов: Ascaris lumbricoides, Ankylostoma duodenale, Hymenolepis nana, Giardia lamblia и Entamoeba histolytica .

Диетическая оценка и анализ

Оценивали потребление пищи и питательных веществ детьми с помощью вопросника частоты и количества еды из десяти пунктов (FAQ). Часто задаваемые вопросы был разработан с целью оценить обычную частоту и/или объем потребления определенных продуктов питания и напитков, в том числе пищевые добавки, такие как минералы, витаминные капли, и т. д. по дети. Достоверность данных о потреблении пищи оценивали по сопоставление среднего потребления основных питательных веществ, полученное из FAQ запись со средним потреблением питательных веществ, полученным из 2-3-дневной диеты метод записи приблизительно для одной пятой части всей выборки.В общем и целом, результаты для метода записи диеты за 2-3 дня оказались ниже чем метод частоты и количества еды, разница была только значимо для витамина С (р <0,001). За исключением витамина С, высокая Корреляция была получена для всех питательных веществ.

Модели еды и серии фотографий были использованы для помочь матерям подсчитать количество потребляемой пищи. Вес Потребляемые порции пищи были получены из известного веса порции, изображенные на фотографиях и/или от взвешивания дубликатов порции потребляемых продуктов.

Адекватность среднего потребления пищи оценивалась с помощью по сравнению со сбалансированным питанием для детей согласно Диетическому Руководство для индийцев (9). Рассчитано потребление питательных веществ детьми. используя базу данных о питании, состоящую из Индийского совета Медицинские исследования (ICMR) «Таблицы состава пищевых продуктов». Для немногих конкретные местные продукты/предметы, например. , Сухари, фан (воздушные котлеты) (для которых данные не были доступны в Таблице состава пищевых продуктов) оценка пищевой ценности была проведена в анализе пищевых продуктов и Исследовательский центр (FARC), Нью-Дели.Для детей, находящихся на грудном вскармливании, количество Потребляемое грудное молоко оценивалось на основе данных, характерных для индийского дети (10).

Статистический анализ

Все данные были проанализированы с использованием статистического пакет программного обеспечения. Были рассчитаны средние значения и стандартные отклонения. Хи-квадрат и критерий Стьюдента использовались для оценки статистической значимость. Все наблюдения по сывороточному ферритину и потреблению питательных веществ были взяты в обычных логарифмических масштабах, а затем сопоставлены. Среднее SD, Среднее геометрическое также рассчитывали с использованием логарифмического преобразования сыворотки. наблюдения за ферритином и потреблением питательных веществ.Тесты значимости были сделано на значениях журнала. Был проведен множественный регрессионный анализ. Статистическую значимость определяли как p<0,05.

Результаты

Всего 545 детей в возрасте 9-36 месяцев и их опекуны (матери) были приглашены для участия в исследовании. Эти испытуемые (дети) соответствовали примерно 20% детей (в возрастная группа 9-36 месяцев) зачислены в 41 AW школы Нанд Нагри. То распределение этих детей по полу в разных возрастных группах был похож.Большинство (50,4%) детей принадлежали к касте расписания. семей со средним семейным доходом в 50 000 000 рублей. 1000-1200р в месяц. То матери были преимущественно домохозяйками, большинство (54%) из них неграмотный.

Концентрация гемоглобина

Образцы крови для оценки Hb могут быть получены из 523 предметов. Родители 22 детей отказались сотрудничать гематологические измерения. Использование 10,0 г/дл в качестве точки отсечки гемоглобина 44% дети в возрасте до 18 месяцев в настоящей исследуемой популяции были анемичными.Распространенность была сравнительно выше в возрасте 13-30 месяцев. группе, с общей распространенностью 64% среди детей в возрасте 9-36 мес. возраст, согласно критериям ВОЗ (Hb <11,0 г/дл). Не было мужчин-женщин различия в любой возрастной группе по гемоглобину.

Данные о распределении гемоглобина концентрация ( Таблица I ) предполагает, что большинство (36,1%) дети страдали анемией средней степени тяжести, преобладание тяжелой анемия среди детей составила 7,8%. Распространенность тяжелой анемии была самый высокий среди детей (как мальчиков, так и девочек) в возрастной категории 13-18 лет месяцы.

Таблица I__Распределение гемоглобина и распространенность анемии среди детей

Процент дети в следующей возрастной группе (месяцы)

Hb (г/дл) 9 12 (п = 91) 13 18 (п = 148) 19 24 (п = 119) 25 30 (п = 117) 31 36 (п = 70) Всего (n = 545)
< 7.0 3.4 13.3 6,8 7.4 4,5 7,8
7,0 9,9 31,5 36,4 35,0 44,4 31,8 36,1
10,0 10,9 29,2 17,5 18,8 13,9 19,7 19,5
11.0 или выше 36.0 32,9 39,3 34,3 44,0 36,5
Всего детей 89 143 117 108 66 523
Среднее (стандартное отклонение) гемоглобин 10,2 1,7 9,7 2,1 10,2 2,0 9,9 2,2 10,5 1,9 10,1 2,0
Гб <10.0 г/дл (%) 35 50 42 52 35 44
Hb <11,0 г/дл (%) 64 67 61 66 56 64

В отношении оценки величины/тяжести дефицита железа у 106 детей определяли уровень ферритина в сыворотке крови по с С-реактивным белком (СРБ). Субклиническая инфекция, о чем свидетельствуют положительный СРБ выявлен у 16 ​​(15%) детей.Логарифм среднего SD сыворотки ферритин был 1,2 ± 0,5 г/л (среднее геометрическое = 16,98 г/л, 95% ДИ 10.01-29.62) в случаях положительного СРБ и 0,8±0,3 г/л (среднее геометрическое = 6,1 г/л, 95% ДИ 5,25-7,01) при 90 СРБ-отрицательных детях, разница достоверна (р<0,001).

Среднее логарифмическое стандартное отклонение ферритина сыворотки у пациентов с анемией 46 (Hb <11,0 г/дл) СРБ-отрицательные случаи составляли 0,7–0,2 г/л, с геометрическим среднее значение 4,8 г/л (95% ДИ 4,26-5,57) и среднее стандартное отклонение для сыворотки ферритин в группе из 44 человек без анемии был равен 0.9 0,4 г/л с геометрическим в среднем составляет 7,8 г/л (95% ДИ 5,93-9,93), разница очень высока. достоверно (р<0,001).

Распределение значений ферритина сыворотки среди исследуемая группа по возрасту позволяет предположить, что значения ферритина в сыворотке крови были низкими у большинства детей (90 отрицательных случаев СРБ). Двадцать восемь (31,1%) у детей уровень ферритина в сыворотке крови находился в пределах 0-4,99 г/л, 50 (55,6%) дети между 5-9,99 г/л и 1 (1,1%) ребенок имел сывороточный ферритин от 10 до 11,99 г/л, что указывает примерно на 87% распространенность (79 из 90 детей) дефицита железа в исследуемой популяции.Когда уровень ферритина в сыворотке крови <12 г/л принимали за критерий железодефицитной дефицита, 88% была зарегистрирована распространенность дефицита железа.

Морфология эритроцитов

Результаты морфологии эритроцитов в мазке периферической крови были получены от 448 детей. Нормоцитарный нормохромный периферический мазок присутствовал у 27,5%, микроцитарно-гипохромный тип у 33,9%, диморфный тип (комбинированный дефицит железа/фолиевой кислоты и/или витамина B12) у 37,1% и макроцитарного нормохромного типа у 1.6% дети ( Таблица II ). Связь результатов мазка периферической крови с уровнями гемоглобина (табл. ) II ) показали, что в группе с умеренно-тяжелой анемией 55% диморфные и 40,4% микроцитарно-гипохромные (95,4% железодефицитные). В контраст в группе легкой анемии, 27%, 43,2% и 27% имели нормоцитарно-нормохромная, микроцитарно-гипохромная и диморфная анемии, соответственно (70% железодефицитные). Распространенность макроцитарной анемии была наименее распространена (1,6%). Не было обнаружено существенной разницы в Морфология анемии у мальчиков и девочек, а также у разных возрастные категории.

Мазок периферической крови не дал положительных результатов на малярию паразит.

Таблица II__Морфология анемии в зависимости от уровня гемоглобина

Hb (г/дл) нормоцитарный нормохромный микроцитарный гипохромный Диморфный Макроцитарный нормохромный Значимость
<7,0 (п = 37) 1 (2.7) 22 (59,5) 14 (37.8)
7 10,0 (п = 171) 7 (4.1) 69 (40,4) 94 (55,0) 1 (0,6)
10,1 10,9 (п = 74) 20 (27,0) 32 (43.2) 20 (27,0) 2 (2.7)
Тотальная анемия (п = 282) 28 (9.9) 123 (43,6) 128 (45,4) 3 (1.1) р <0.001
без анемии >11,0 (п = 166)
95 (57,2) 29 (17,5) 38 (22,9) 4 (2.4)
Всего 123 (27,5) 152 (33,9) 166 (37.1) 7 (1.6)

Всего было проанализировано 270 образцов стула. То общая распространенность кишечной паразитарной инвазии в исследовании население составляло 45 человек.2%, с Giardia lamblia в 17,6%, Entamoeba histolytica киста у 11,7% и Ascaris lumbricoides у 8,8%; у других были смешанные инвазии. Инвазия анкилостом показала, что те дети, которые болели лямблиозом и Entamoeba histolytica инфекция имела большую распространенность анемии. Однако никаких существенных обнаружены различия в распределении Hb в зараженные/незараженные дети. Среднее значение Hb среди зараженных паразитами и незараженных детей было 10.1 2,2 г/дл и 10,3 2,0 г/дл, соответственно, что также существенно не отличалось.

Ежедневное потребление и достаточность потребления пищи

Среднее потребление пищи рассчитано для 242 детей. (каждый альтернативный ребенок, кроме тех, которых нет во время второго посещения) на основе данных, полученных от частоты и количества еды Опросный лист. Размеры порций для различных потребляемых продуктов питания были принято в соответствии с рекомендациями по питанию для индийцев (9). Всего зерновых потребление было рассчитано как 52 г/день.Эта сумма была эквивалентна чуть больше полутора порций от общего количества круп в день. То среднее потребление пульса составляло 10 г, а потребление мясных продуктов (включая мясо, птицы, рыбы и яиц) составляла 4 г/сут. Среднее потребление молока составило 410 г. г, что составляет примерно 4 порции молока в день. Ежедневный потребление зеленых листовых овощей (GLV) и других овощей составляло 5 г и 15 г, соответственно, что составляет потребление менее одной шестой часть GLVs и других овощей в день.Фрукты употребляли в в больших количествах по сравнению с ГЛВ и овощами, потребление которых составляет 27 г в день. Орехи и семена масличных потреблялись в ничтожных количествах, т.е. , 3 г/день. Потребление чая колебалось от одного до шести раз в день, причем большинство дети пьют чай 1-3 раза в день.

Средние значения пищевых продуктов при оценке адекватности по сравнению со сбалансированным питанием для детей, согласно Диетическому В рекомендациях для индийцев (9) указано, что потребление злаков, бобовых, корнеплоды, GLVs, другие овощи, фрукты, сахар и жиры и масла были крайне неадекватны, удовлетворяя только 43%, 33%, 48%, 13%, 39%, 28%, 56% и 40% соответственно рекомендаций по рациональному питанию детей.Дефицит в случае GLV достигал 87%.

Потребление питательных веществ

Суточная доза питательных веществ рассчитана на 242 человека. испытуемых на основе данных, полученных от частоты приема пищи опросный лист. Среднее геометрическое суточное потребление питательных веществ детьми составляет представлен в Таблице III . На основании рекомендаций ICMR нормы(9), потребление питательных веществ колебалось от 45% (для железа) до 84% (для витамин С) и 56% (для энергии) от RDA.

Множественный регрессионный анализ с Hb в качестве зависимого переменная (невзвешенный линейный регрессионный анализ наименьших квадратов) и социально-демографические характеристики, питание детей, рацион питания, и др. в качестве зависимых переменных ( Таблица IV ) показали, что порядок рождения, количество братьев и сестер и потребление молока имели значительную связь (p <0,05). Однако на эти переменные приходилось только 14% вариации, наблюдается в гемоглобине.

Обсуждение

На основании эпидемиологических критериев, определенных ВОЗ(11) тяжесть и масштабы анемии среди детей в возрасте 9-36 месяцев возраста, в настоящей выборке исследования было обнаружено, что болезнь протекает от средней до тяжелой степени.

Таблица III__Среднее геометрическое потребление питательных веществ детьми (n=242)

Питательные вещества Геометрический иметь в виду % RDA
Энергия (Ккал) 758 56
Белок (г) 20 140
Жир (г) 15 95
Углеводы (г) 98
Железо (мг) 5 45
Витамин С (мг) 21 84
Ретинол (мкг) 468 137
Кальций (мг) 339 99


* Значения RDA в процентах рассчитаны на основе RDA, рекомендованной ICMR(9).

Таблица IV__Регрессионный анализ исходного уровня гемоглобина с социально-демографическими и другие переменные для Прогнозирование анемии.

Независимые переменные Коэффициент
Возраст ребенка (мес.) 0,01083
Вес ребенка (кг) 0,11415
Рост ребенка (см) 0,01915
Образование матерей 0.03843
Род занятий матери 0,04119
Семейный доход 0,70882
Порядок рождения 1,49064*
Интервал рождения 0,00648
Количество братьев и сестер 1,79119*
Знание материнского питания 0,15700
Потребление железа (мг/день) 0.06179
Потребление энергии (ккал/день) 0,00116
Потребление молока (мл/день) в рационе 0,00371*
* р<0,05

Растет понимание того, что дефицит железа анемия очень распространена среди детей раннего возраста в первую очередь из-за высокого потребность в железе для быстрого роста и низкое содержание биодоступных железа в рационе ребенка. Процесс роста в раннем детстве важной детерминантой концентрации ферритина в крови и быстро меняется в первые 18 месяцев жизни (12).Следователи(12,13) предложили альтернативную отсечку для младенцев и детей младшего возраста. оценить состояние железа. Недавние данные из Великобритании(7) свидетельствуют о том, что 10,0 г/дл гемоглобина может быть более подходящим для детей в возрасте 12–18 месяцев. чем пороговое значение 11,0 г/дл, рекомендованное ВОЗ(8), и для сыворотки ферритин 16 г/л в 12 месяцев и 12 г/л в 18 месяцев. Использование 10.0 г/дл в качестве точки отсечения гемоглобина, 44% детей в возрасте до 18 месяцев, в настоящем исследовании население страдало анемией. Шестьдесят четыре процента дети были признаны анемичными с использованием порогового значения ВОЗ (Hb <11.0 г/дл). Кроме того, 88% страдали дефицитом железа при использовании 12 г/л в качестве сыворотки. пороговое значение ферритина. Высокая частота анемии и дефицита железа зарегистрированный в блоке ICDS городских трущоб в Дели, вызывает озабоченность. Дальше, 90,4% детей, участвовавших в исследовании, страдали острой недостаточностью питания с учетом веса по возрасту. как критерии и 45% детей были низкорослыми (в стадии подготовки). Такой выводы обеспечивают прочную основу для целенаправленных превентивных стратегий для дети 0-3 лет.

Дефицит железа пищевого происхождения, по-видимому, основная причина анемии в этой популяции, о чем свидетельствует потребление с пищей данные, при этом железо является единственным питательным веществом, дефицитным в рационе, наряду с с энергией (у 88% детей сывороточный ферритин <12 г/л).Красный Морфология клеток также показала более высокую распространенность дефицита железа. часто встречается при умеренной анемии вместе с витаминами фолиевой кислоты / B12 дефицит. Поэтому дети с анемией в возрасте до 3 лет (диморфная >45%) следует получать эти витамины вместе с железом. Подобные выводы сообщалось в более ранних исследованиях (14,15).

Потребление железа в среднем составляло примерно одну треть RDA и примерно 98% детей потребляли меньше RDA. Было обнаружено, что плотность железа в рационе составляет .008 мг/единица калорий, почти на 20% меньше рекомендуемого(9). Основной источник железа в диета была злаковая. Потребление зеленых листовых овощей и бобовых было ограниченное. Доступ к мясу и мясным продуктам (источникам гемового железа) был ограничен. ограничено (при средней суточной дозе 4 г). Разбавленное молоко, вскипяченное в алюминиевые кастрюли, выступающие в качестве основного рациона питания, являются важной причиной анемии. Такая диета снижает аппетит к другим пищевым продуктам. прием чая (в ингибитор железа) колебался от 1 до 6 раз в сутки. Доступность железа от такой диеты было бы мало.Хотя биодоступность железа в рационе не оценивался, но на основании данных (16) он не Было бы очень ошибкой предполагать, что биодоступность железа из такого диета (состоящая в основном из злаков, бобовых, овощей и чая) не более 1,8-4,5%. Неадекватное потребление (с адекватностью в пределах от от 13% до 56% по сравнению с RDA для детей) в сочетании с возможным низким биодоступность пищевого железа была бы основным фактором в исследовании зафиксирована высокая распространенность анемии.Сезонная зелень листовые овощи и фрукты становятся доступными, они обеспечат железо, усилители всасывания и витамины. Кроме того, приготовление пищи в гипсе железная посуда улучшит потребление железа с пищей (17). Неудача рождения контроль также может внести большой вклад, как показала множественная регрессия. анализ, дети матерей с анемией начинают жизнь с низкими запасами железа, еще больше усугубляется низким потреблением пищи, что может повлиять на мозг функции(4). Паразитарные инвазии играли ограниченную роль или не играли никакой роли в причиной анемии в настоящем исследовании.Нет мазка периферической крови обнаружен малярийный паразит. Несмотря на покрытие ICDS в Nand Блок Нагри более двух десятилетий, результаты настоящего исследования указывают на плохой железодефицитный статус детей, с преобладанием анемии в 64% и гипоферритинемия у 88% (наиболее выражена в возрасте 13-18 месяцев). дети). Сорок пять процентов являются диморфными, что предполагает наличие витамина фолиевой кислоты. и или B12 дефицит. Анемия была связана с плохим питанием. Эти результаты проекта ICDS в национальной столице, расположенной в расстояние 2 км от больницы медицинского колледжа, показывает общую апатию в распознавании и контроле наиболее распространенной алиментарной анемии, является управляемым.Таким образом, в рамках ICDS такие вмешательства должны спланировано таким образом, чтобы дети в возрасте до 3 лет были специально ориентированы и предотвратить отставание в своих когнитивных функциях.

В заключение, во всем мире рекомендуемый ВОЗ предельный уровень менее 11,0 г/дл для гемоглобина и менее 12 г/л для сыворотки ферритин широко используются для выявления железодефицитной анемии, среди детей раннего возраста. Широкая распространенность анемии (63,5%, т. е. Hb <11,0 г/дл) и дефицит железа (88%, т.е., сывороточный ферритин < 12 г/л) был зафиксирован нами в городских трущобах ICDS через 9-36 мес. дети старшего возраста и 45% детей с анемией получали фолиевую кислоту и/или B12 дефицит.

Подтверждение

Авторы признательны д-ру Бхарату Сингху, руководителю Служба переливания крови, Университетский колледж медицинских наук и Госпиталь Гуру Тег Бахадур, Дели, за ценную поддержку и помощь. Мы с благодарностью принимаем ценные предложения доктора Шейлы Вир.

Авторы: DK, KNA и LS спланировали и провели исследование и составили рукопись.КК и ИК помогали в гематологических и микробиологических исследования соответственно. KNA выступит гарантом исследования.

Финансирование: Детский фонд ООН.

Конкурирующие интересы: Не заявлено.

Ключевые сообщения

64% дети (9-36 месяцев) были анемичными; из них 7,8% имели тяжелую анемию.

88% детей (исследование подвыборки) имели сывороточный ферритин <12 г/дл — дефицит железа.Периферический мазок показал дефицит железа в 74%.

Железодефицитная анемия была обусловлена плохое потребление железа (45% от RDA)

Более 1/3 детей получали витамин B12 и/или дефицит фолиевой кислоты при диморфной анемии в периферическом мазке.


Потребность в железе в первые 2 года жизни


Канадское педиатрическое общество разрешает печатать отдельные копии этого документа с нашего веб-сайта.Чтобы получить разрешение на перепечатку или воспроизведение нескольких копий, ознакомьтесь с нашей политикой в ​​отношении авторских прав.

Основной автор(ы)

Шэрон Л. Унгер, Танис Р. Фентон, Радха Джетти, Джефф Н. Крич, Дебора Л. О’Коннор; Канадское педиатрическое общество, Комитет по питанию и гастроэнтерологии

Paediatr Child Health 2019 24(8):555. (Abstract)

Abstract

Железо является важным микроэлементом, необходимым для синтеза гемоглобина, развития центральной нервной системы и защиты от инфекций.Раннее детство — время уязвимости, так как дефицит железа в этот период связан с нарушением развития нервной системы. Низкий социально-экономический статус, преждевременные роды и неоптимальное питание являются факторами риска дефицита железа. Из-за отсутствия механизма выведения железа также существует возможность избытка железа. Соответствующее потребление железа в первые 2 года жизни имеет решающее значение.

Ключевые слова: Анемия; прикорм; Детское питание; Дефицит железа; Потребность в железе

Физиология железа

Железо, ключевой элемент метаболизма человека, участвует в переносе кислорода и электронов, а также в синтезе ДНК [1] .Железо также необходимо для тщательно регулируемого процесса кроветворения, который поддерживает эритроциты в узком диапазоне. Шестьдесят пять процентов железа в организме содержится в гемоглобине, а остальная часть хранится в селезеночных и печеночных макрофагах, миоглобине, цитохромах и других ферропротеинах [2] .

Поглощение железа в значительной степени зависит от уровня железа. Поскольку человеческий организм имеет ограниченную способность выводить избыток железа, его запасы регулируются на уровне кишечной абсорбции синтезируемым в печени гепсидином [3] .Поглощение железа уменьшается, когда организм богат железом, и увеличивается, когда в организме его дефицит. Потери происходят из-за шелушения кожи, кишечных и мочевых клеток, а также из-за кровотечения. Железо в виде гема (животного происхождения) и негема поглощается на щеточной кайме и транспортируется в плазму с помощью трансферрина. Сывороточный ферритин, основной запасной белок железа, является лучшим показателем запасов железа, хотя уровни сывороточного ферритина могут повышаться при воспалении [4] . Предполагается, что всасывание железа из женского молока составляет от 20% до 50%, в зависимости от возраста младенца и уровня железа, по сравнению с 10%-20% из детских смесей [5] [6] .Детские смеси обычно содержат больше железа, чем грудное молоко.

Дефицит/избыток железа

У ребенка может быть достаточное количество железа или у него может быть одна из трех прогрессирующих стадий дефицита железа. Истощение запасов железа (низкий уровень ферритина в сыворотке), а затем снижение транспорта железа (низкое насыщение трансферрина) являются первыми двумя стадиями дефицита и для ясности могут быть названы «неанемическим дефицитом железа» или NAID. Третья стадия дефицита железа проявляется анемией, называемой «железодефицитной анемией» или ЖДА.Дефицит железа является наиболее распространенным дефицитом микронутриентов во всем мире [7] [8] . Во всем мире около 40% детей дошкольного возраста страдают анемией, в основном вторичной по отношению к дефициту железа [9] . Текущая распространенность дефицита железа у младенцев в Канаде неизвестна. В середине 1990-х годов сообщалось, что ЖДА у младенцев среднего класса в Канаде составляла 4,3% [10] . Канадская программа педиатрического надзора (CPSP) выявила 195 случаев тяжелой ЖДА (гемоглобин <80 г/л) с 2009 по 2011 год [11] .В большинстве случаев сыграли роль диетические факторы. Известные факторы риска дефицита железа в возрасте до 2 лет включают преждевременные роды или вес при рождении <2500 г [1] , низкий социально-экономический статус [12] , младенцы, рожденные от матерей с анемией [13] или ожирением [14] , раннее пережатие пуповины [15] , мужской пол [16] , исключительно грудное вскармливание в течение более 6 месяцев [17] , высокое потребление коровьего молока [18] , длительное использование бутылочки [19] , хроническая инфекция [20] , воздействие свинца [21] и низкое потребление продуктов прикорма, богатых железом.Последний фактор риска следует особенно учитывать у младенцев со сниженным потреблением продуктов, богатых железом, вследствие неврологических нарушений [22] . Младенцы и дети младшего возраста особенно уязвимы к дефициту железа, поскольку их потребности возрастают в этот период быстрого роста, особенно если у них при рождении низкий уровень запасов железа.

Распространенность ЖДА в общинах коренных народов может быть в десять раз выше, чем в остальной части Канады, по оценкам, от 36% у детей в возрасте от 4 до 18 месяцев [23] до 58% у детей в возрасте от 9 до 14 месяцев [24] из-за бедности, отсутствия продовольственной безопасности и других факторов.Сокращение доступа к традиционным продуктам, богатым железом, и расширение доступа к «удобным» продуктам с низким содержанием железа способствуют снижению потребления железа и его биодоступности.

NAID и IDA были связаны с более низкими показателями развития нервной системы [25] [27] и ослабленным иммунным ответом [28] . У детей раннего возраста с ЖДА когнитивные и двигательные функции ниже, чем у контрольной группы без анемии [26] [29] [30] , эффекты, которые, по-видимому, сохраняются после детства [26] [31] .Как исследования на животных, так и обсервационные исследования на людях показали, что субоптимальное развитие нервной системы, связанное с дефицитом железа, может быть не полностью обратимым при приеме добавок железа [32] [33] , что подчеркивает важность предотвращения дефицита железа, начиная еще до рождения.

Отсутствие эффективного механизма выведения железа как части нормальной физиологии человека делает возможным риск избыточного потребления железа либо из-за избыточного приема, либо из-за генетической предрасположенности к абсорбции и накоплению избыточного железа (например,грамм. гемохроматоз). Наряду с перегрузкой железом в тканях повышенное содержание железа может быть доступно патогенным бактериям в кишечнике [22] .

Ранняя потребность в железе

Быстрый рост в младенчестве и раннем детстве увеличивает потребность в железе на килограмм больше, чем на любой другой стадии развития. Это повышение уравновешивается способностью маленького ребенка абсорбировать железо из желудочно-кишечного тракта немного больше, чем обычно, во время повышенных потребностей в [34] .Запасы железа при рождении связаны с массой тела при рождении [35] . Большинство здоровых доношенных детей с нормальной массой тела при рождении рождаются с запасами, достаточными для удовлетворения их потребностей в железе, включая синтез гемоглобина, до достижения ими 6-месячного возраста. Примерно в это же время запасы железа истощаются, и только грудное молоко не может удовлетворить потребности в железе после 6 месяцев.

Министерство здравоохранения Канады поддерживает использование эталонных диетических рационов Национальной академии медицины. Для младенцев в возрасте от 7 до 12 месяцев 11 мг элементарного железа в день (таблица 1) является рекомендуемой пищевой нормой [36] .Из-за замедления темпов роста после первого года жизни рекомендуемая доза железа снижается до 7 мг/сут для детей от 1 до 3 лет, затем увеличивается до 10 мг/сут для детей от 4 до 8 лет [36] .

В 1995 г. Канадское педиатрическое общество (CPS) рекомендовало рутинное введение препаратов железа недоношенным детям в течение первого года жизни [37] . В 2012 году Комитет по питанию Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания (ESPGHAN) рекомендовал от 2 до 3 мг/кг/день железа в течение первого года жизни для недоношенных детей, рожденных с массой тела <2000 г [5] .Для доношенных и недоношенных детей с массой тела от 2000 г до 2500 г они рекомендовали 1-2 мг/кг/день, начиная с возраста 2-6 недель до 6 месяцев. Недавние систематические обзоры добавок железа для маловесных младенцев показали, что у тех, кто получал добавки железа от 2 до 3 мг/кг/день, был несколько более высокий уровень гемоглобина, улучшенные запасы железа и более низкий риск развития ЖДА по сравнению с младенцами, которые получали добавки железа. не получать надбавки. Не было очевидного гематологического преимущества от более высоких доз [38] .Рекомендуемое время для начала приема препаратов железа у детей с низкой массой тела при рождении составляет 2-3 недели после рождения, по сравнению с 4-недельным постнатальным возрастом для детей в нормальном диапазоне [39] .

9

Термин-младенца, от 0 до 6 месяцев 1 6 9 мг /день

, предотвращение дефицита железа

Энспеткий комитет по питанию [5] сообщили о наиболее эффективных мерах по сокращению дефицита железа, в том числе:

  • Отсроченное пережатие пуповины
  • При искусственном вскармливании предоставление смеси, обогащенной железом
  • Введение богатого железом прикорма с 6-месячного возраста основному источнику молока до годовалого возраста и ограничение потребления коровьего молока до 500 мл/день после этого.

В совместном документе Министерства здравоохранения Канады, озаглавленном «Питание здоровых доношенных детей: рекомендации от шести до 24 месяцев», рекомендуется отложить введение коровьего молока до 9–12 месяцев, ограничить потребление до 750 мл/день, а затем предложить 500 мл/день коровьего молока. молоко детям от 1 года до 2 лет [40] . В настоящее время в Канаде детские смеси для доношенных детей обычно содержат железо в диапазоне от 6,5 мг/л до 13 мг/л, что не всегда достаточно для удовлетворения потребностей детей, находящихся на искусственном вскармливании, подверженных риску дефицита железа [ 40] [41] .Министерство здравоохранения Канады также рекомендует, чтобы первые продукты прикорма, вводимые примерно в 6 месяцев, были богаты железом (например, мясо, альтернативы мясу и злаки, обогащенные железом). Существует мало доказательств того, что обогащенные железом смеси и злаки или продукты, богатые железом, вызывают неблагоприятные желудочно-кишечные эффекты, такие как запор, у младенцев или детей ясельного возраста [27] .

Железотерапия

Несколько обзоров литературы пришли к выводу, что ни всеобщий скрининг дефицита железа, ни рутинное введение добавок железа не требуется для здоровых доношенных детей, не имеющих фактора риска ЖДА [27] [42] .Напротив, в 2010 году Американская академия педиатрии рекомендовала универсальный скрининг на анемию в возрасте 12 месяцев с использованием оценки факторов риска и определения гемоглобина [43] . Они также заявили, что младенцы, которые преимущественно находятся на грудном вскармливании (т.е. более 50% потребления), должны получать добавки железа, начиная с 4-месячного возраста и продолжая до тех пор, пока продукты для прикорма, богатые железом, не станут общепризнанными [43] . Этот последний пункт особенно много обсуждался [44] .

Лечение младенцев и детей ясельного возраста с подозрением на ЖДА из-за недостаточного потребления железа включает пероральные добавки в дозе от 2 мг/кг/день до 6 мг/кг/день элементарного железа в разделенных дозах [45] [ 46] . Абсорбция улучшается, когда железо принимается вместе с источником витамина С. Прием добавок следует продолжать как минимум в течение 3 месяцев с последующей переоценкой статуса железа, включая общий анализ крови и уровень ферритина в сыворотке.

Рекомендации (все рекомендации по дозировке относятся к элементарному железу)

  1. Исключительно грудное вскармливание рекомендуется в течение первых 6 месяцев.
  2. Если младенцы с нормальной массой тела при рождении не находятся на грудном вскармливании, они должны получать смесь, содержащую от 6,5 мг/л до 13 мг/л железа (что является типичной концентрацией в стандартных смесях на основе коровьего молока в Канаде) в течение первых 9–12 месяцев . Младенцы, находящиеся на искусственном вскармливании, которые могут быть подвержены более высокому риску дефицита железа (например, из-за низкого социально-экономического статуса, анемии у матери, низкого потребления богатого железом незащищенность, высокое потребление сгущенного молока или коровьего молока и высокое бремя инфекции H pylori ) должны получать смесь с более высоким содержанием железа (13 мг/л железа).
  3. Здоровым доношенным детям примерно в 6 месяцев следует вводить богатые железом продукты для прикорма, такие как мясо, альтернативы мясу и каши, обогащенные железом. Доступ к традиционным продуктам, богатым железом, следует поощрять и облегчать в общинах коренных народов. В популяциях с повышенным риском развития ЖДА отбор младенцев для тестирования может быть одним из подходов к оценке пользы от приема пероральных добавок железа в каплях до 6 месяцев. Если младенец готов к развитию, можно рассмотреть возможность введения богатого железом прикорма в возрасте от 4 до 6 месяцев, когда существует высокий риск ЖДА.
  4. При каждом посещении детского учреждения в первые 2 года оценивайте риск дефицита железа, уделяя особое внимание лицам из группы высокого риска (например, людям с хроническими заболеваниями, низким социально-экономическим статусом, неоптимальным потреблением продуктов, богатых железом или продолжительное кормление из бутылочки) и провести скрининг (CBC, сывороточный ферритин) соответствующим образом. При выявлении анемии проводят дальнейший скрининг для определения этиологии.
  5. Недостаточно доказательств, чтобы рекомендовать рутинный прием добавок железа или лабораторный скрининг дефицита железа у здоровых доношенных детей без факторов риска, находящихся на исключительно грудном вскармливании в течение 6 месяцев.
  6. Здоровым детям грудного возраста вскармливание смесями не требуется после 12-месячного возраста, когда можно вводить цельное коровье молоко. Смеси, предназначенные для малышей старше 12 месяцев, не нужны.
  7. Для младенцев с низкой массой тела при рождении (масса тела при рождении менее 2,5 кг), находящихся преимущественно на грудном вскармливании (т. е. более 50% потребления), обычно рекомендуется добавка железа .
    • Младенцы с массой тела при рождении от 2,0 до 2,5 кг должны получать добавки железа в дозе 1–2 мг/кг/день в течение первых 6 месяцев жизни.
    • Младенцы с массой тела при рождении менее 2,0 кг должны получать добавки железа в дозе 2-3 мг/кг/день в течение первого года жизни.
  8. Для младенцев с низкой массой тела при рождении (масса тела при рождении менее 2,5 кг), которые преимущественно находятся на искусственном вскармливании (т. е. более 50% потребления), добавки железа не требуются, если используемая смесь содержит много железа.
    • Младенцы с массой тела при рождении от 2,0 до 2,5 кг: смесь обеспечивает 1–2 мг/кг/день элементарного железа (обычно дается смесь, содержащая от 10 мг/л до 12 мг/л железа)
    • Младенцы с масса тела при рождении менее 2.0 кг: смесь обеспечивает 2-3 мг/кг/день элементарного железа (как правило, это смеси, содержащие от 10 мг/л до 14 мг/л железа, т. е. смеси, специально предназначенные для недоношенных детей).

Благодарности

Этот практический пункт был рассмотрен Комитетом по педиатрии сообщества, плода и новорожденного, а также медицинскими комитетами коренных народов, инуитов и метисов Канадского педиатрического общества. Его также рассмотрели Патрисия Д’Онгиа и Дебора Хейворд от имени Министерства здравоохранения Канады.Авторы хотели бы выразить особую признательность Бекки Блер, доктору медицинских наук, диетологам Канады, за ее ценную помощь в редактировании этого практического пункта.


КАНАДСКОЕ ПЕДИАТРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО КОМИТЕТ ПО ПИТАНИЯ И ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИИ

Члены: Дана Л. Боктор, доктор медицины (бывший член), Линда М. Кейси, доктор медицины, Джеффри Н. Крич, доктор медицины (бывший председатель), Манджула Гоуришанкар, доктор медицины (бывший член), Эдди Лау, доктор медицины (представитель правления), Кэтрин М. Паунд, доктор медицины (председатель), Ана М. Сант’Анна, доктор медицины, Пушпа Сатья, доктор медицины, Кристофер Томлинсон, магистр медицины, доктор медицинских наук, Шэрон Л.Unger MD (бывший член)
Связи: Becky Blair MSc RD, диетологи Канады; Patricia D’Onghia MPH RD, Министерство здравоохранения Канады; Танис Р. Фентон, доктор медицинских наук, диетологи Канады; Лаура Хайек, Комитет по грудному вскармливанию Канады; Deborah Hayward, Бюро наук о питании, Министерство здравоохранения Канады; Сара Лоуренс, доктор медицинских наук, Canadian Pediatric Endocrine Group
Основные авторы: Шарон Л. Унгер, доктор медицинских наук, FCRP, Танис Р. Фентон, доктор медицинских наук, Радха Джетти, доктор медицинских наук, FCRP, Джефф Н. Крич, доктор медицинских наук, FRCP, Дебора Л. О’Коннор, доктор медицинских наук, RD


Ссылки

  1. Рао Р., Георгиев М.К.Железо в питании плода и новорожденного. Semin Fetal Neonatal Med 2007;12(1):54-63.
  2. Waldvogel-Abramowski S, Waeber G, Gassner C, et al. Физиология обмена железа. Transfus Med Hemother 2014;41(3):213-21.
  3. Gunshin H, Mackenzie B, Berger UV, et al. Клонирование и характеристика протонно-связанного переносчика ионов металлов у млекопитающих. Природа 1997;388(6641):482-8.
  4. Нел Э., Крюгер Х.С., Баумгартнер Дж., Фабер М., Смэтс К.М. Дифференциальная интерпретация ферритина с поправкой на воспаление дает несоответствующую распространенность дефицита железа.Nutr Материнского Ребенка 2015; 11 (Приложение 4): 221-8.
  5. Домеллоф М., Брэггер С., Кампой С. и др. Потребность в железе младенцев и детей ясельного возраста. J Pediatr Gastroenterol Nutr 2014;58(1):119-29.
  6. Hicks PD, Zavaleta N, Chen Z, Abrams SA, Lönnerdal B. Дефицит железа, но не анемия, повышает абсорбцию железа у перуанских младенцев, находящихся на грудном вскармливании. Дж. Нутр 2006; 136(9):2435-8.
  7. Bailey RL, West KP, Black RE. Эпидемиология глобального дефицита микронутриентов. Энн Нутр Метаб 2015; 66 (Приложение 2): 22–33.
  8. Hartfield D. Дефицит железа является проблемой общественного здравоохранения для канадских младенцев и детей. Детское здоровье педиатра 2010;15(6):347-50.
  9. Всемирная организация здравоохранения. Оценка, профилактика и контроль железодефицитной анемии: руководство для руководителей программ. Доступно по адресу: http://www.who.int/nutrition/publications/en/ida_assessment_prevention_control.pdf (по состоянию на 17 июня 2019 г.).
  10. Злоткин С.Х., Сте-Мари М., Копельман Х., Джонс А., Адам Дж. Распространенность истощения запасов железа и железодефицитной анемии в случайно выбранной группе младенцев из четырех городов Канады.Исследование питания 1996;16(5):729-33.
  11. Канадская программа наблюдения за детьми. Результаты за 2011 год: www.cpsp.cps.ca/uploads/publications/Results-2011.pdf.
  12. Thane CW, Walmsley CM, Bates CJ, Prentice A, Cole TJ. Факторы риска плохого состояния железа у британских малышей: дальнейший анализ данных Национального исследования диеты и питания детей в возрасте 1,5–4,5 лет. Нутр общественного здравоохранения 2000;3(4):433-40.
  13. Шао Дж., Лу Дж., Рао Р. и др. Концентрация ферритина в материнской сыворотке положительно связана с запасами железа у новорожденных у женщин с низким уровнем ферритина на поздних сроках беременности.Дж Нутр 2012;142(11):2004-9.
  14. Phillips AK, Roy SC, Lundberg R, et al. Статус железа у новорожденных ухудшается из-за ожирения матери и чрезмерного увеличения веса во время беременности. Дж. Перинатол 2014;34(7):513-8.
  15. Andersson O, Hellström-Westas L, Andersson D, Domellöf M. Влияние отсроченного и раннего пережатия пуповины на неонатальные исходы и статус железа через 4 месяца: рандомизированное контролируемое исследование. BMJ 2011;343:d7157.
  16. Домеллёф М., Лоннердал Б., Дьюи К.Г., Коэн Р.Дж., Ривера Л.Л., Хернелл О.Половые различия в статусе железа в младенчестве. Педиатрия 2002;110(3):545-52.
  17. Chantry CJ, Howard CR, Auinger P. Полная продолжительность грудного вскармливания и риск дефицита железа у младенцев в США. Медицинское пособие по грудному вскармливанию 2007;2(2):63-73.
  18. Thorisdottir AV, Ramel A, Palsson GI, Tomassson H, Thorsdottir I. Статус железа у годовалых детей и связь с грудным молоком, коровьим молоком или смесью в позднем младенчестве. Евр Дж Нутр 2013;52(6):1661-8.
  19. Сатклифф Т.Л., Хамбалия А., Вестергард С., Джейкобсон С., Пир М., Паркин П.С.Истощение запасов железа связано с дневным кормлением из бутылочки на втором и третьем годах жизни. Arch Pediatr Adolesc Med 2006;160(11):1114-20.
  20. Рават Р., Саха К.К., Кеннеди А., Ронер Ф., Руэль М., Менон П. Анемия в младенчестве в сельской местности Бангладеш: вклад дефицита железа, инфекций и неправильного кормления. Бр Дж Нутр 2014;111(1):172-81.
  21. Салехи Л., Лофтерс А.К., Хоффманн С.М., Польский Ю.Ю., Руло К.Д. Состояние здоровья и роста детей иммигрантов и беженцев в Торонто, Онтарио: ретроспективный обзор диаграммы.Детское здоровье педиатра 2015;20(8):e38-42.
  22. Domellöf M. Потребность в железе, всасывание и метаболизм в младенчестве и детстве. Curr Opin Clin Nutr Metab Care 2007;10(3):329-35.
  23. Кристофидес А., Шауэр С., Злоткин С.Х. Дефицит железа и распространенность анемии и связанные с ними этиологические факторы риска в сообществах коренных народов и инуитов в северном Онтарио и Нунавуте. Can J Public Health 2005;96(4):304-7.
  24. Hodgins S, Dewailly E, Chatwood S, Bruneau S, Bernier F. Железодефицитная анемия в Нунавике: Беременность и младенчество.Int J Circumpolar Health 1998;57 Suppl 1:135-40.
  25. Hermoso M, Vucic V, Vollhardt C, et al. Влияние железа на когнитивное развитие и функции у младенцев, детей и подростков: систематический обзор. Энн Нутр Метаб 2011; 59 (2-4): 154-65.
  26. Лозофф Б., Бирд Дж., Коннор Дж., Барбара Ф., Георгифф М., Шаллерт Т. Длительные нервные и поведенческие эффекты дефицита железа в младенчестве. Nutr Rev 2006; 64 (5 часть 2): S34-43; обсуждение S72-91.
  27. МакДонах М., Блазина И., Дана Т., Кантор А., Бугатсос К.Рутинные добавки железа и скрининг на железодефицитную анемию у детей в возрасте от 6 до 24 месяцев: систематический обзор для обновления рекомендаций Целевой группы профилактических служб США. Rockville, MD: Агентство медицинских исследований и качества, 2015 г.: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK285660/ (по состоянию на 17 июня 2019 г.).
  28. Винтергерст Э.С., Маггини С., Хорниг Д.Х. Вклад отдельных витаминов и микроэлементов в иммунную функцию. Энн Нутр Метаб 2007; 51 (4): 301-23.
  29. Carter RC, Jacobson JL, Burden MJ, et al.Железодефицитная анемия и когнитивная функция в младенчестве. Педиатрия 2010;126(2):e427-34.
  30. Лозофф Б., Хименес Э., Хаген Дж., Моллен Э., Вольф А.В. Более плохие результаты в поведении и развитии более чем через 10 лет после лечения дефицита железа в младенчестве. Педиатрия 2000;105(4):E51.
  31. Макканн Дж. К., Эймс Б. Н. Обзор доказательств причинно-следственной связи между дефицитом железа во время развития и дефицитом когнитивной или поведенческой функции. Ам Дж. Клин Нутр 2007; 85 (4): 931–45.
  32. Георгиев М.К.Роль железа в развитии нервной системы: дефицит железа у плода и развивающийся гиппокамп. Biochem Soc Trans 2008;36(Pt 6):1267-71.
  33. Wang B, Zhan S, Gong T, Lee L. Терапия препаратами железа для улучшения психомоторного развития и когнитивных функций у детей в возрасте до трех лет с железодефицитной анемией. Cochrane Database Syst Rev 2013;6:CD001444.
  34. Domellöf M, Lönnerdal B, Abrams SA, Hernell O. Поглощение железа у детей, находящихся на грудном вскармливании: влияние возраста, статуса железа, добавок железа и прикорма.Ам Дж. Клин Нутр 2002;76(1):198-204.
  35. Widdowson EM, Спрей CM. Химическое развитие внутриутробно. Arch Dis Child 1951; 26 (127): 205-14.
  36. Институт медицины (США) Группа по микронутриентам. 2001. Справочное потребление витамина А, витамина К, мышьяка, бора, хрома, меди, йода, железа, марганца, молибдена, никеля, кремния, ванадия и цинка. Вашингтон, округ Колумбия: The National Academys Press: https://doi.org/10.17226/10026 (по состоянию на 17 июня 2019 г.).
  37. Канадское педиатрическое общество; Комитет по питанию.Потребность в питательных веществах и вскармливание недоношенных детей. CMAJ 1995;152(11):1765-85.
  38. Миллс Р.Дж., Дэвис М.В. Энтеральное введение железа недоношенным детям и детям с низкой массой тела при рождении. Cochrane Database Syst Rev 2012;3:CD005095.
  39. Jin HX, Wang RS, Chen SJ, Wang AP, Liu XY. Раннее и позднее введение препаратов железа детям с низкой массой тела при рождении: метаанализ. Ital J Pediatr 2015;41(1):16.
  40. Министерство здравоохранения Канады, Канадское педиатрическое общество, Диетологи Канады, Комитет по грудному вскармливанию Канады.Питание здоровых доношенных детей: рекомендации от шести до 24 месяцев: https://www.canada.ca/en/health-canada/services/canada-food-guide/resources/infant-feeding/nutrition-healthy-term-infants -recommendations-birth-six-months/6-24-months.html (по состоянию на 18 июня 2019 г.).
  41. Колецко Б., Бейкер С., Клегхорн Г. и др. Глобальный стандарт состава детских смесей: рекомендации международной экспертной группы, координируемой ESPGHAN. J Pediatr Gastroenterol Nutr 2005;41(5):584-99.
  42. Фейтнер Дж.В. Профилактика железодефицитной анемии у детей раннего возраста. В: Канадская целевая группа по периодическому медицинскому осмотру. Канадское руководство по клинической профилактической медицинской помощи. Оттава, Онтарио: Health Canada, 1994.
  43. Baker RD, Greer FR; Комитет по питанию, Американская академия педиатрии. Диагностика и профилактика дефицита железа и железодефицитной анемии у детей грудного и раннего возраста (0-3 года). Педиатрия 2010;126(5):1040-50.
  44. Фурман Л.М. Младенцы, находящиеся исключительно на грудном вскармливании: рекомендации по применению железа преждевременны.Педиатрия 2011;127(4):e1098-9; автор ответ e1101-4.
  45. Абдулла К., Злоткин С., Паркин П., Гренье Д. Железодефицитная анемия у детей. Канадская программа педиатрического надзора. 2011: www.cpsp.cps.ca/uploads/publications/RA-iron-deficiency-anemia.pdf.
  46. Паркин П.С., Борхофф С.М. Практические советы для педиатров: оценка и ведение детей раннего возраста с дефицитом железа. Детское здоровье педиатра 2018;23(7):433-4.
  47. Американская академия педиатрии. Добавки с витамином D и железом для детей: рекомендации AAP: www.healthchildren.org/English/ages-stages/baby/feeding-nutrition/Pages/Vitamin-Iron-Supplements.aspx (по состоянию на 18 июня 2019 г.).
  48. Fewtrell M, Bronsky J, Campoy C, et al. Дополнительное питание: документ с изложением позиции Комитета по питанию Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания (ESPGHAN). J Pediatr Gastroenterol Nutr 2017;64(1):119-32.

Заявление об отказе от ответственности: Рекомендации в этом заявлении не указывают исключительного курса лечения или процедуры, которой необходимо следовать.Могут быть уместны вариации с учетом индивидуальных обстоятельств. Интернет-адреса актуальны на момент публикации.

Предикторы недоедания и анемии среди детей в возрасте 6–24 месяцев в Гане с ограниченными ресурсами: базовое исследование

1. Детский фонд ООН [ЮНИСЕФ], Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ]. Международный банк реконструкции и развития/Всемирный банк. Уровни и тенденции в области детского недоедания: основные результаты совместных оценок детского недоедания за 2019 год.Женева: ВОЗ; 2019 г. https://www.who.int/nutgrowthdb/estimates2018/en/.

2. Детский фонд ООН [ЮНИСЕФ]. Улучшение питания детей: достижимый императив глобального прогресса. Нью-Йорк: ЮНИСЕФ; 2013.

3.Эрисманн С., Кноблаух А.М., Диагбуга С., Одерматт П., Герольд Дж., Шреста А. и др. Распространенность и факторы риска недоедания среди школьников в Центральном плато и Центрально-Западном регионе Буркина-Фасо.Заразить дис бедностью. 2017; 6(1): 17. doi: 10.1186/s40249-016-0230-x.

4. Ван Кутен М.Х., Билал С.М., Гебремедхин С., Спигт М. Связь между острым недоеданием и водой, санитарией и гигиеной среди детей в возрасте 6-59 месяцев в сельской местности Эфиопии. Питание матери и ребенка. 2019 янв; 15(1): e12631. doi: 10.1111/mcn.12631.

5.Статистическая служба Ганы [GSS], Служба здравоохранения Ганы [GHS]. МКФ Интернэшнл. Медико-демографическое обследование Ганы, 2014 г. Роквилл: GSS, GHS и ICF International; 2015.

6. Районная ассамблея Восточного Мампруси. Проект среднесрочного плана развития района на 2014-2017 годы. https://new-ndpc-static1.s3.amazonaws.com/CACHES/PUBLICATIONS/2016/04/04/NR_East+Mamprusi_2014-2017+DMTDP.pdf.

7.Chantry CJ, Howard CR, Auinger P. Полная продолжительность грудного вскармливания и связанное с этим снижение инфекций дыхательных путей у детей в США. Педиатрия. 2006 г., февраль; 117(2): 425-32. doi: 10.1542/пед.2004-2283.

8. Чирико Г., Марзолло Р., Кортиновис С., Фонте С., Гаспарони А. Противоинфекционные свойства грудного молока. Дж Нутр. 2008 сен; 138 (9): 1801-6 гг. doi: 10.1093/jn/138.9.1801S.

9.Виктора К.Г., Бахл Р., Баррос А.Дж., Франка Г.В., Хортон С., Красевец Дж. и соавт. Грудное вскармливание в 21 веке: эпидемиология, механизмы и пожизненный эффект. Ланцет. 2016 янв; 387(10017): 475-90. doi: 10.1016/S0140-6736(15)01024-7.

10. Ладоменоу Ф., Мошандреас Дж., Кафатос А., Целентис Ю., Галанакис Э. Защитный эффект исключительно грудного вскармливания от инфекций в младенчестве: проспективное исследование. Арч Дис Чайлд.2010 декабрь; 95(12): 1004-8. doi: 10.1136/adc.2009.169912.

11. Майклсен К.Ф., Груммер-Страун Л., Бегин Ф. Новые проблемы в области прикорма: глобальные аспекты. Питание матери и ребенка. 2017 Октябрь; 13 (Приложение 2): e12444. doi: 10.1111/mcn.12444.

12. Саака М., Ларби А., Мутару С., Хешле-Зеледон И. Масштабы и факторы, связанные с надлежащим прикормом детей в возрасте 6–23 месяцев в Северной Гане.БМС питание. 2016; 2: 2. doi: 10.1186/s40795-015-0037-3.

13. Виктор Р., Бэйнс С.К., Аго К.Е., Дибли М.Дж. Факторы, связанные с ненадлежащей практикой прикорма детей в возрасте 6–23 месяцев в Танзании. Питание матери и ребенка. 2014 Октябрь; 10(4): 545-61. doi: 10.1111/j.1740-8709.2012.00435.x.

14.Акомби Б.Дж., Аго К.Е., Холл Дж.Дж., Мером Д., Астелл-Берт Т., Рензахо А.М.Задержка роста и тяжелая форма задержки роста у детей в возрасте до 5 лет в Нигерии: многоуровневый анализ. БМС Педиатр. 2017 янв; 17(1): 15. doi: 10.1186/s12887-016-0770-z.

15. де Араужу Т.С., де Менезеш Оливейра С.С., Муниз П.Т., да Силва-Нунес М., Кардозу М.А. Недостаточное питание детей в одном из городов Бразилии с повышенным алиментарным риском: популяционное исследование в западной части бразильской Амазонии. Преподобный Брас Эпидемиол. 2016 июль-сентябрь; 19(3): 554-66.дои: 10.1590/1980-5497201600030007.

16. Аль-Собайхи С., Накамура К., Кидзуки М. Недоедание среди детей в возрасте до 5 лет в Йемене: роль надлежащего ухода за детьми, обеспечиваемого взрослыми в условиях отсутствия продовольственной безопасности. J Сельская медицина. 2016; 11(2): 47-57. doi: 10.2185/jrm.2915.

17. Гловер-Аменгор М., Агбемафле И., Хаган Л.Л., Мбум Ф.П., Гамор Г., Ларби А. и др.Пищевой статус детей в возрасте 0–59 месяцев в отдельных общинах, где проводилось вмешательство, на севере Ганы в рамках проекта «Африка RISING» в 2012 г. Arch Public Health. 2016; 74: 12. doi: 10.1186/s13690-016-0124-1.

18.Авуух В.А., Аппиа К.А., Менса Ф.О. Влияние мероприятий по просвещению в области питания на состояние питания недоедающих детей (6-24 месяца) в округе Восточный Мампруси в Гане. Nutr Food Sci. 2019; 49(2): 262-72.doi: 10.1108/nfs-05-2018-0134.

19. Чаран Дж., Бисвас Т. Как рассчитать размер выборки для различных дизайнов исследований в медицинских исследованиях? Индийский J Psychol Med. 2013 апрель; 35(2): 121-6. дои: 10.4103/0253-7176.116232.

20.Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ]. Показатели для оценки практики кормления детей грудного и раннего возраста.Женева: ВОЗ; 2010 г. http://whqlibdoc.who.int/publications/2010/978

Таблица 1. Диетический отсчет вклад для железа в младенцах и малышах
типичные оценки железания

Здоровье Канада / CPS 40]

AAP [43] [47]

Espghan [4] [4] [48] [48]

Национальная академия медицины [36

исключительно грудное вскармливается

Эксклюзивно Формула ФРС

Эксклюзивная грудное вскармливание достаточно для удовлетворения требований железа до 6 месяцев

Дети, находящиеся на искусственном вскармливании: смесь, обогащенная железом

9 0002 Исключительно грудное вскармливание достаточно до 4-месячного возраста

Исключительно или >50% грудных детей, находящихся на грудном вскармливании:

1 мг/кг/день добавки железа от 4 до 6 месяцев

Дети, находящиеся на искусственном вскармливании: смесь, содержащая от 4 мг/л до 12 мг/л железа

Исключительно грудное вскармливание достаточно для удовлетворения потребности в железе до возраста от 4 до 6 месяцев

Дети, находящиеся на искусственном вскармливании: смесь, содержащая от 4 мг/л до 8 мг/л железа

0.27 мг/день только из грудного молока, если запасы железа достаточны 12 месяцев

Продолжение грудного вскармливания с введением богатого железом прикорма примерно в 6 месяцев

Отсрочка введения коровьего молока до достижения возраста 9–12 месяцев (затем ограничение до 750 мл/день)

0.9 до 1,3 мг / кг / день

задержка коровы молока до 12 месяцев (потом ограничить до 500 мл / день)

11 мг / день

Примечание: Все ссылки в этой таблице относятся к элементарному железу.
AAP – Американская академия педиатрии CPS – Канадское педиатрическое общество Espghan – Европейское общество для педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и питания
99290_eng.pdf.

21.Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ]. Стандарты роста детей ВОЗ: длина тела/рост к возрасту, масса тела к возрасту, масса тела к длине тела, масса тела к росту и индекс массы тела для кормления: методы и разработка. Женева: ВОЗ; 2006.

22.Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ].Концентрации гемоглобина для диагностики анемии и оценки тяжести. Женева: ВОЗ; 2011.

23. Ронер Ф., Чаннен А.Б., Нортроп-Кльюз С., Куасси-Гоу В., Боссо П.Е., Масси-Тейлор К.Г. Сравнение оценки владения и индекса бедности в прогнозировании анемии и недоедания у детей дошкольного возраста и женщин репродуктивного возраста в сельской и городской местности Кот-д’Ивуара. Нутр общественного здравоохранения. 2012 сен; 15(9): 1620-9.doi: 10.1017/s1368980012002819.

24. Молини В., Пачи П. Сокращение бедности в Гане: прогресс и проблемы. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 2015.

25.Статистическая служба Ганы [СГС]. Отчет о картировании бедности в Гане. Аккра: СОБ; 2015 г. http://www2.statsghana.gov.gh/docfiles/publications/POVERTY%20MAP%20FOR%20GHANA-05102015.пдф.

26. Ханда С., Пак М. Расширение прав и возможностей средств к существованию против бедности: базовый отчет по Гане. . Чапел-Хилл, Северная Каролина: Центр народонаселения Каролины, Университет Северной Каролины; 2011.

27. Ханда С., Парк М., Дарко Р.О., Осей-Акото И., Дэвис Б., Диадон С. Расширение возможностей средств к существованию против бедности: оценка воздействия.Чапел-Хилл, Северная Каролина: Центр народонаселения Каролины, Университет Северной Каролины; 2013.

28. Рош М.Л., Дьоркос Т.В., Блуэн Б., Маркиз Г.С., Сарсоза Дж., Кунляйн Х.В. Практика кормления детей грудного и раннего возраста и задержка роста в двух высокогорных провинциях Эквадора. Питание матери и ребенка. 2017 апрель; 13(2): e12324. doi: 10.1111/mcn.12324.

29.Yang W, Li X, Li Y, Zhang S, Liu L, Wang X и др. Анемия, недоедание и их взаимосвязь с социально-демографическими характеристиками и практикой кормления детей в возрасте 0–18 месяцев в сельских районах провинции Шэньси на северо-западе Китая: перекрестное исследование. Общественное здравоохранение BMC. 2012 декабрь; 12: 1127. doi: 10.1186/1471-2458-12-1127.

30.Hipgrave DB, Fu X, Zhou H, Jin Y, Wang X, Chang S и др. Плохая практика прикорма и высокая распространенность анемии среди младенцев и детей раннего возраста в сельских районах центрального и западного Китая.Eur J Clin Nutr. 2014 август; 68(8): 916-24. doi: 10.1038/ejcn.2014.98.

31.Балогун О.О., Дагвадорж А., Аниго К.М., Ота Э., Сасаки С. Факторы, влияющие на исключительность грудного вскармливания в течение первых 6 месяцев жизни в развивающихся странах: количественный и качественный систематический обзор. Питание матери и ребенка. 2015 Октябрь; 11(4): 433-51. doi: 10.1111/mcn.12180.

32.Стюарт С.П., Яннотти Л., Дьюи К.Г., Михаэльсен К.Ф., Оньянго А.В. Контекстуализация прикорма в более широкой основе для предотвращения задержки роста. Питание матери и ребенка. 2013 сен; 9 (Приложение 2): 27-45. doi: 10.1111/mcn.12088.

33. Туан Н.Т., Нгуен П.Х., Хаджибхой Н., Фронгилло Э.А. Разрыв между осведомленностью и практикой грудного вскармливания у вьетнамских матерей является результатом неадекватной поддержки в медицинских учреждениях и социальных норм.Дж Нутр. 2014 ноябрь; 144(11): 1811-7. doi: 10.3945/jn.114.198226.

34. Яниккерем Э., Тунсер Р., Йылмаз К., Аслан М., Карадениз Г. Знания и практика грудного вскармливания среди матерей в Манисе, Турция. Акушерство. 2009 декабрь; 25(6): e19-32. doi: 10.1016/j.midw.2007.10.012.

35. Ходдинотт Дж., Ахмед А., Карачивалла Н.И., Рой С.Коммуникация об изменении пищевого поведения оказывает устойчивое влияние на знания IYCN в двух кластерных рандомизированных испытаниях в Бангладеш. Питание матери и ребенка. 2018 янв; 14: e12498. doi: 10.1111/mcn.12498.

36.Саака М. Взаимосвязь между знаниями матерей о питании в практике ухода за детьми и ростом детей, живущих в бедных сельских общинах. J Health Popul Nutr. 2014 июнь; 32(2): 237-48.

37.Правительство Ганы. Национальная политика в области питания, 2016 г. Аккра: Правительство Ганы; 2016.

38.Статистическая служба Ганы [СГС]. Кластерное обследование по многим показателям в Гане (MICS 2017/18). . Аккра: СОБ; 2018.

39. Моррис С.С., Когилл Б., Уауи Р. Эффективные международные действия по борьбе с недоеданием: почему это оказалось так сложно и что можно сделать для ускорения прогресса?.Ланцет. 2008 г., февраль; 371(9612): 608-21. doi: 10.1016/s0140-6736(07)61695-x.

Добавки железа для детей: типы, безопасность и меры предосторожности

Железо является составной частью гемоглобина (часть эритроцитов), который помогает переносить кислород по всему телу. Если у ребенка низкий уровень железа, это снижает уровень гемоглобина и вызывает железодефицитную анемию, что, в свою очередь, может повлиять на его рост и развитие (1).

Существует несколько причин дефицита железа.Крайне важно давать ребенку продукты, богатые железом, чтобы предотвратить дефицит железа. Но, если уровень железа не соответствует требованиям, добавки железа являются эффективным подходом.

Читайте дальше, чтобы узнать больше о добавках железа для детей, их дозировке, побочных эффектах и ​​мерах предосторожности.

Нужна ли ребенку добавка железа?

Дети, соблюдающие здоровую и сбалансированную диету, обычно получают достаточное количество железа. Добавки необходимы, если они его дефицитны. Вот несколько причин и факторов, которые могут привести к дефициту железа у детей (2) (3) (4).

  • Снижение всасывания питательных веществ из-за желудочно-кишечных расстройств или хронических заболеваний
  • Употребление большего количества коровьего молока, поскольку высокое содержание казеина может снизить всасывание негемового железа

Безопасны ли добавки железа для детей?

Безрецептурные и ненужные добавки железа небезопасны и не рекомендуются для детей. Избыток железа может накапливаться в организме, что приводит к токсичности. Уровень элементарного железа более 20 мг/кг может быть токсичным для ребенка (5).Элементарное железо — это железо, доступное в добавке для усвоения организмом. Поэтому важна правильная дозировка элементарного железа в добавке. Вот почему важно получить рецепт от врача, прежде чем давать детям железосодержащие добавки.

Какие существуют виды добавок железа для детей?

Железосодержащие пищевые добавки можно классифицировать по химическому составу и составу.

1. На основе химического соединения

Существует три добавки железа на основе процентного содержания элементарного железа по массе (6).

    • Forous Fiumarate имеет 33% элементарного утюга
    • черных сульфата имеет 20% элементарного железа
    • 9290
      • черных глюконат 12% элементарного железа

      2. На основании формулировки

      1. сиропов: Они наиболее распространенный тип пероральных добавок железа для детей. Вы можете измерить сиропы мерным стаканчиком, который обычно поставляется с контейнером или бутылкой с добавкой.
      1. Жевательные таблетки: Жевательная таблетка — самый простой и удобный способ дать ребенку железо.Они доступны во многих натуральных фруктовых вкусах.
      1. Жидкие капли: Похожи на сиропы, но поставляются с пипеткой. На капельнице есть маркировка для измерения дозировки.
      1. Жевательные конфеты: Детям могут понравиться добавки в этой форме, поскольку они имеют фруктовый вкус и напоминают конфеты. Однако жевательные резинки могут содержать добавленный сахар.
      1. Таблетки: Это может быть неудобным выбором для маленьких детей.Тем не менее, если ваш ребенок привык глотать таблетки, этот вариант можно рассмотреть.
      1. Порошки: Поставляются в предварительно отмеренных пакетиках. Вы можете добавить порошок в любимую еду ребенка или размешать в воде и подавать.

      Некоторые добавки железа могут также содержать другие питательные вещества, такие как витамины и минералы. Вы должны проверить количество каждого питательного вещества, чтобы убедиться, что ваш ребенок получает достаточное количество железа и не больше другого питательного вещества.

      Какова дозировка?

      Элементарное железо в добавке варьируется от бренда к бренду.Железосодержащие добавки следует давать ребенку по назначению врача. Врач также определяет дозировку в зависимости от уровня дефицита железа у ребенка.

      Ниже приведены потребности в железе для детей в зависимости от их возраста (1) (7).

      Возраст (лет) Сумма железа в день (рекомендуется ежедневная пособие)
      1-3 лет 7 мг
      4-8 лет 10 мг
      от 9 до 13 лет 8 мг

      Источник: Справочное потребление пищи; Правительство Канады

      Большинство пероральных добавок железа содержат от 33 до 65 мг элементарного железа.Дозировка более 20 мг/кг может привести к легкой токсичности. Все, что превышает 60 мг/кг, может, скорее всего, вызвать сильную токсичность. Поэтому крайне важно давать препараты железа после консультации с врачом, который может регулировать дозировку в зависимости от веса ребенка и других факторов.

      Каковы побочные эффекты?

      Побочных эффектов добавок железа можно избежать, если принимать их в соответствии с предписанной дозировкой. Передозировка добавок железа у детей может вызвать следующие побочные эффекты (8) (9).

      Если вы наблюдаете какие-либо из вышеперечисленных симптомов после приема препаратов железа, ограничьте их потребление и обратитесь к своему врачу.

      Какие меры предосторожности следует предпринять?

      Следующие меры предосторожности могут помочь в безопасной дозировке добавок железа для детей (9).

      • Назначайте ребенку железосодержащие добавки только по назначению врача.
      • Поддерживайте предписанную дозировку пищевых добавок.
      • Храните добавки в недоступном для детей месте во избежание передозировки.
      • Железо лучше всего усваивается натощак. Если ваш ребенок испытывает дискомфорт в животе, сочетайте добавку железа с пищей.
      • Давайте железосодержащие добавки вместе с продуктами, богатыми витамином С, такими как лимонный или апельсиновый сок, так как это повышает скорость всасывания железа.
      • Избегайте давать добавки железа с молоком, продуктами с высоким содержанием клетчатки или напитками с кофеином, поскольку они могут препятствовать усвоению железа.

      Железосодержащие добавки для детей часто назначают при тяжелом дефиците железа.Дозировка добавок может меняться по мере взросления ребенка или улучшения состояния при дефиците железа. Следите за тем, чтобы ваш ребенок продолжал есть хорошо сбалансированную диету, богатую железом, поскольку пища будет долгосрочным источником железа для здорового роста и развития вашего ребенка.

      Ссылки:
      Статьи MomJunction написаны на основе анализа исследовательских работ авторов-экспертов и учреждений. Наши ссылки состоят из ресурсов, установленных властями в соответствующих областях.Вы можете узнать больше о достоверности информации, которую мы представляем в нашей редакционной политике. Следующие две вкладки меняют содержание ниже. Синдуша — клинический диетолог с более чем двухлетним опытом работы в различных областях питания. Она получила степень магистра в области пищевых наук и питания и получила квалификацию UGC-NET. Она прошла стажировку в качестве аналитика по контролю качества и диетолога во время окончания учебы. В то же время она участвовала в нескольких общественных проектах по питанию и в исследовании питания на основе фитохимических веществ.

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.