Как бить детей: Бить нельзя помиловать: сколько россиян поддерживают физические наказания

Содержание

Давайте правильно бить детей! | Наши Дети

Из школы меня забирала бабушка, папина мама. Любовью наши отношения назвать было сложно, скорее, молчаливая неприязнь. Я казалась ей избалованной, математически бездарной, громкой, да и вообще не_Игоречком (так зовут моего папу, как Вы догадались). Не то чтобы она была не права. Просто у другой бабушки эти же факты вызывали восторг, и такая реакция казалась мне более логичной.

Так вот, вела меня бабушка из школы классе в шестом. Дома у нас бытовала легенда, что я не способна сама перейти дорогу, сосредоточившись на ней, а не на собственной тонкой душевной организации. Не то чтобы и это было неправдой. Но мне сейчас 27, я перехожу примерно так же и пока жива. А тогда я шла с бабушкой, и в какой-то момент тонкая душевная организация, не иначе, подсказала мне, что дальше я хочу идти одна. Или мы не сошлись во мнениях – стоило ли бить какого-то мальчика в школе. Или я сказала, что по-прежнему ненавижу математику, что было хуже, чем все семь смертных грехов. Не помню, если честно. Зато точно помню комментарий бабушки, сказанный фирменно поджатыми губами:

– Да тебя с таким характером никто замуж не возьмет.

Вот все сейчас скажут: программирование ребенка! Да как так можно!

Забегая вперед, скажу, что замуж вышла, аж дважды. Один раз даже удачно. Так что не кидайте камнями в мою бабушку, она вообще недавно стала ко мне неплохо относиться. И потом – это же классно, когда люди, с которыми не очень складывается, говорят откровенно враждебные вещи. Сразу такая легкость во всем организме, и легитимная возможность никогда с этим человеком больше не общаться.

Но это сейчас я так думаю. Тогда я меньше управляла собственной жизнью, поэтому просто развернулась и энергично пошла в другую сторону. Бабушка у меня тоже не тряпка, поэтому она просто пошла домой.

Дело было в феврале, так что мой план «дождись, пока с работы придут мама с папой, а бабушка уедет домой» был обречен. Через 2 часа стемнело, и я пришла. Папа оказался дома, но и бабушка тоже. Папа открыл мне дверь. Я разделась и прошла на кухню на очную ставку. Бабушка рассказала свою лаконичную версию событий, что-то вроде «вела себя как обычно избалованно, вырвалась и убежала». Я буркнула в ответ что-то умеренно вежливое.

Больше всего в этой ситуации мне было жалко папу.

Дерзкого ребенка надо наказать? Надо. Неуважение бабушки (его собственной мамы, между прочим), плюс практически из дома сбежала. Да. Единственный нюанс – у папы с наказаниями было слабо (точнее – никак), с наказаниями меня – еще хуже, потому что у него всегда было ощущение, что я фигню просто так не творю. Тут он немного преувеличивал, конечно. Ну и кроме того он был знаком и с истцом тоже, да еще и не понаслышке.

Поэтому, как только я буркнула то самое что-то умеренно вежливое, лицо его посуровело, и он погнался за мной по коридору, пылая жаждой расправы. А я побежала от него. Сталинский коридор. Длинный. Бежал за мной папа, бежал-бежал, да и не догнал. Ну мало ли как может сложиться гонка преследования мужчины со спринтерским прошлым, ежедневными пробежками вокруг Парка Победы и совершенно неспортивной двенадцатилетней девочки?

Ох, эта непредсказуемая штука — жизнь.

Забежала я в самую дальнюю комнату, пока папа еще в поте лица своего пробегал предыдущую, и спряталась в шкаф. Тут-то меня и настиг разъяренный отец, и, убедившись, что я глубоко в шкафу, со всей силы своего праведного родительского гнева хлопнул дверью шкафа. Было очень страшно, она просвистела сантиметрах в 30 от шубы, за которой я стояла.

Суровый папа пошел радовать бабушку, что она отмщена, а виновные понесли соразмерное преступлению наказание. Бабушка уехала, мы попили чай и дней через несколько мне выдали ключ для самостоятельного прихода домой из школы.

Бить или не бить. Наказываем детей

Сегодня о наказании детей Кухня воспитания беседует с Еленой Кашкаровой, мамой замечательных девочек, счастливой женой и радушной хозяйкой, автором и руководителем всем известного интернет-проекта Детки!

Лена, расскажи честно, как тебя в детстве наказывали родители.

Однозначно могу сказать, что нас с сестрой никогда не били и даже не кричали. В угол, бывало, все-таки ставили. И хотя дома всегда висел ремень под названием Москва-80 – детский, с широкой пряжкой, и нас им периодически пугали, но на самом деле никто, кроме нас с сестрой, не знал, где он лежит. Был однажды случай, который вся семья до сих пор помнит. 

Моя старшая сестра закатила родителям истерику, и папа ее сгоряча шлепнул. Они с мамой после этого уехали в деревню, а нас оставили в городе. Сестре было лет 14 тогда. Они проехали 70 километров, и папа повернул обратно, чтобы попросить прощения. Больше подобное не повторялось.

Отношение твоих родителей к наказанию повлияло на твои отношения с детьми? Ты их наказываешь?

Я очень строгая мама. Я буду сто раз повторять одно и то же, когда уже даже муж подойдет и скажет: «Лена, хватит, они уже все поняли».  В три года я ставила их в угол, оставляла без обещанных мультиков, постарше – без компьютера. Катя (старшая) в два года на улице устроила мне настоящую истерику. Она кричала, что не пойдет домой. 

А я стояла в апреле месяце с пузом и смотрела, как мой ребенок валяется в грязи и орет. Соседи предлагали донести ее до квартиры, но я была непреклонна – проорется. Позже мы пришли домой, я ее покормила, спать положила, а после сна не разговаривала с ней, объяснив это ее плохим поведением. После этого она ходила строем. (улыбается) Сложнее было с Сашей (младшая), так как там кроме характера еще и неврология была. Истерики были постоянные, бессонные ночи, я спала стоя.

 Пила новопассит. Скажу сразу – не помогает. 🙂 Пока не начали ходить к неврологу, принимать лекарства, такое изматывающее всех поведение не уходило. Но даже тогда я не позволяла себе поднимать на них руку. Только разговоры и лишение удовольствий.

Неужели ни один раз в жизни твои девочки не испробовали ремня?

Несколько лет назад случился очень сложный период в моей жизни, нервы сдали. Обеим досталось по попе. В итоге, когда я просто махнула рукой, они у меня сжались. Это был единственный случай, после которого мне иногда снился кошмар, в котором я бью свою дочь, рука уже болит, а она все равно делает назло и ничего уже не помогает… Дети не должны тебя бояться, ведь ты самый близкий человек, ты их защита.

С девочками мы давно уже проговорили, что бить кого-то – значит проявлять слабость. Если ты кого-то ударил, значит не смог больше найти аргументов в споре, а значит – проиграл изначально. Та же логика и в отношениях мать-ребенок. Если мама бьет малыша, значит, она проиграла и признается в своем бессилии. Однажды я услышала замечательную фразу: «Если хотите ударить ребенка, ударьте себя. Это вас остудит».

Когда приезжаешь за границу, то замечаешь, что там никто детей не бьет. Русская мама кричит – не подходи к бассейну, ты в белых носочках. А зачем ты их надела? Маме проще дать по попе или подзатыльник, чем объяснить, почему. Если бьют ребенка за границей, значит это русские или страны СНГ.

Некоторые дети в школах, особенно в так называемых «дворовых»  на уроках сейчас вытворяют невесть что. На твой взгляд, имеют  ли право наказывать воспитатели и учителя?

Однозначно чужого ребенка трогать нельзя. Но если ребенок сидит в классе и не дает никому работать, то наказание должно быть. Недавно читала, что учительница в наказание заставляет всех вставать и стоять с поднятыми руками. Это уже перебор. Наказания должны быть, но должны быть адекватны тому, что ты сделал, и без психического и физического насилия.

Что ты посоветуешь мамам, особенно молодым, неподготовленным?

Книжки читайте. Не только про маркетинг.

Вот такая поучительная беседа состоялась у нас с Еленой. В стороне не смог остаться и фотограф Игорь Самсонов, периодически вставляя фразы про свое детство и своего ребенка. Еще бы! Тема задевает за живое – у кого-то остался «шрам» на попе, а у кого-то в душе, и каждый пытается решить дилемму «бить или не бить»  по-своему. 

Вскоре вас ожидают советы психолога А.В.Костылевой – как справляться с критическими ситуациями, когда ребенок отбивается от рук, и какие адекватные виды наказания вы можете применять.

Комментарий психолога Детского развивающего центра «Ступеньки» (г. Тюмень)

К проблеме наказаний существует множество родительских подходов. И варьируются они от крайней строгости до вседозволенности. Я хочу начать с парадоксального, на первый взгляд, утверждения. Ребенку нужна система правил и ограничений для того, чтобы успешно ориентироваться в незнакомом ещё ему мире. И, как следствие, возникает необходимость в наказаниях за нарушение этих правил (иначе никакие это не правила, а лишь рекомендации).

Цель наказаний – не унизить или запугать ребенка, а указать на ошибку в поведении, просигнализировать о том, что он не прав и дать время обдумать свои действия и их результат. Поэтому телесные наказания не могут быть эффективным методом воспитания. В итоге ребенок испытает лишь страх, послушание окажется «одноразовым», ведь у ребенка не было возможности осознать проступок.

Традиционные стояние в углу и сидение на стульчике как раз дают время на размышление. Только необходимо подчеркивать, что ребенок отправляется туда именно для обдумывания, а не чтобы выполнить волю родителя. 

Лишение удовольствий – тоже действенное средство. Так ребенок научится оценивать последствия своих поступков. Но, в любом случае, наказание должно идти только после предупреждения – ребенок имеет право заранее знать о последствиях. Но если Вы не собираетесь осуществлять наказание, лучше и не угрожать им – это только запутает ребенка и понизит значение Ваших слов.

Дети. Бить или не бить?

С именем Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Воспитание ребенка – это искусство из искусств. Это мастерство, которое проявляется не только в физической заботе и уходе за ребенком, но и в тех ситуациях, когда у родителя и ребенка возникают разногласия. Немногие родители умеют уважить свое чадо и договориться с ним, как с личностью, большинство прибегают к различного рода наказаниям и насилию.

Наверно,  в момент родительского прессинга наказание оказывается «эффективным» – испуганный и травмированный ребенок, конечно, послушается грозного и сильного родителя. Но, к сожалению, боль от испытанного насилия сохранится  на года, продолжая оказывать воздействие на поступки и характер мышления уже взрослого человека.

Последствия родительской грубости и пренебрежения

Родительско-детская связь подразумевает под собой эмоциональную настроенность родителей на ребенка. Если ребенок испытывает недостаток или отсутствие эмоциональной настроенности родителя, то возможно возникновение травматического переживания, которое называют травмой развития.

Многие дети могут не помнить о них. Эти травмы подобны закопанным минам в душе человека – вроде не видно, но на них регулярно подрывается то их эмоциональное состояние, то отношения с другими: депрессии, грубость в отношении других, зависимости, неумение наладить и сохранить теплые отношения.

Люди, испытавшие насилие (эмоциональное, физическое) со стороны самых близких им людей – родителей, вырастают с чувством недоверия к другим людям  и боятся сближения. Они также бывают немилосердны как к себе, так и к окружающим. Как писал Уильям Поллак в книге «Реальные мальчики»: «Когда родители теряют связь с маленькими мальчиками, мальчики учатся молча страдать, и, вместо того, чтобы плакать слезами, они, в конечном итоге, начинают плакать пулями». Есть определенная взаимосвязь между травмировавшим детским опытом и склонностью к антисоциальному поведению.

Более того, травмированные дети, став родителями, применяют в «воспитании» те же методы – битье, оскорбления, отречение.

Пример Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует

Из многих достоверных хадисов нам известно об милосердном, уважительном и ласковом обращении Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, к детям. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, воспитывал детей добрым словом, любовью и теплотой.

Анас ибн Малик, да будет доволен им Аллах, рассказал:  «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, был лучшим из людей по своему характеру. Как-то раз он послал меня что-то сделать. Я сказал: «Клянусь Аллахом, я не пойду», — но в сердце чувствовал, что нужно пойти и сделать то, что сказал мне Пророк Аллаха. Я вышел и встретился с ребятами, играющими на улице. Неожиданно Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, подошедший сзади, поймал меня за шкирку. Когда я посмотрел на него, он, смеясь, сказал: «Анасик, пойди, куда велено». Я ответил: «Да, уже иду, Посланник Аллаха»

Когда одна из сестер спросила, дозволено ли бить детей, шейх Мухаммад Ибн Абдуль Азиз аль Муснад ответил об условиях, при которых это возможно: «Дети, которые младше семи лет — не разрешено бить их, потому что они пребывают в возрасте, когда они не различают между истиной и ошибкой, и их битье будет иметь противоположный эффект на их психику. И поэтому можно увидеть ребенка в подобном возрасте, что если его побьешь за что-то, то он тут же, сразу после этого, он несознательно возвращается к этому. Что же касается детей которые старше семи лет и младше возраста созревания, то разрешено бить их, однако с двумя условиями:

• Чтобы битье было последним средством исправления их, после исчерпания всех мирных решений.

• Чтобы оно было легким, не жестоким, чтобы его целью было воспитание и исправление, а не месть или мучение. И также обходя лицо, как пришло в хадисе, то есть чтобы битье не было по лицу или в очень чувствительные места.

И основа в этом — слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха: «Бейте их, если они не выстаивают молитву, по достижении 10 лет»

Может возникнуть вопрос, как же воспитывать, если не бить? Можно применить много других альтернативных методов: объяснить, договориться, попросить, как друга или «по-братски». Главное, чтобы сохранялось уважение к ребенку и эмоциональная связь с ним. Конечно, каждому родителю хочется видеть своего ребенка в лучшем свете, и разные родители идут к этому разными путями: кто-то бьет и оскорбляет, а другой воспитывает собственным примером. И тут вспоминается известная английская пословица: «Не воспитывайте детей – все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя».

Ася Гагиева

Что Вы думаете об этом?

Оставьте свой комментарий.

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Что отвечать людям, которые считают, что бить детей — это нормально

За исключением нескольких последних лет, наказывать ребенка физически всегда считалось нормальным. Сейчас детям впервые уделяют много внимания, разрешают оставаться маленькими как можно дольше, а воспитание подзатыльниками и ремнем уходит в прошлое. Так, в 1986 году 84% родителей считали телесные наказания приемлемыми, но сейчас так думают 70% мам и пап.

Более того: с 1979 по 2021 год бить детей запретили в 63 странах мира. И всё же находятся люди, которые считают, что физические наказания — это едва ли не традиция, которую надо сохранять.

Вот во что это выливается:

Читателей форума спросили, какие у них отношения с родителями, которые били их в детстве. Кто-то смог простить родных, кто-то мечтает им отомстить, но ни один человек не написал, что ему удалось сохранить близость с семьей

Чаще всего у детей, которых били, срабатывает психологическая защита: они как бы замораживают чувства и эмоции, чтобы не думать, что их не любят. В результате они часто вырастают во взрослых с неуправляемым гневом. Более того, люди, которых в детстве наказывали физически, более склонны к зависимостям от еды, алкоголя, сигарет и наркотиков, их не научили справляться с негативом и не показали правильную модель поведения.

Ни одно исследование не показало, что физическое наказание улучшает здоровье и развитие детей. Наоборот, оно порождает агрессию. Так, в одном эксперименте ученые показывали 60 первоклассникам два разных видео. В первом родители кричали, трясли и шлепали ребенка за плохое поведение, во втором — реагировали спокойно и разговаривали. После просмотра ребят отправили играть в куклы. Дети, которые смотрели видео с телесными наказаниями, проявляли в игре большую агрессию, чем те, кто видел, что взрослые могут обходиться без рукоприкладства.

”Орет как резаный”. Почему нельзя бить детей: 28 октября 2021, 08:40

Психолог Жаннат Аман поделилась мнением о том, допустимо ли физическое насилие по отношению к детям, какие могут быть последствия и как просить прощения у детей после проявленной агрессии, передает корреспондент Tengrinews.kz.

“Это очень важная темя для нашего общества. К сожалению, некоторые казахстанцы до сих пор находятся в старых убеждениях. Есть новая этика, а есть старая. Прогрессивное общество и новая этика предполагает ненасильственное общение, это касается не только побоев, но и любого общения.

Когда мы были менее образованы и осведомлены в воспитании, лучшим воздействием считался метод кнута и пряника. Кнут – это запугать или ударить. Пряник – это похвалить или дать подарок. Кнут, конечно, эффективнее. Если запугать человека, то он покоряется и делает то, что нужно”, – рассказала психолог.

По словам эксперта, следует отличать долгосрочные и краткосрочные цели воспитания.

“Раньше у людей в большинстве не было долгосрочных целей воспитания. Раньше, если есть ребенок, чтобы он не был лишним ртом, его надо заставлять делать что-то по хозяйству. Если он не хочет делать, его заставляли, били. Если рассматривать краткосрочные цели, чтобы ребенок слушался и делал то, что нужно, для такой цели будет работать физическое насилие. Если родителю не важно будущее ребенка, не важна его психика и здоровье, а важно в данный момент получить от него результат”, – поделилась она.

Прогрессивное общество основывается на гуманистических ценностях.

“Если родителям нужно, чтобы ребенок был здоров как физически, так и психологически, счастлив, чтобы он мог построить здоровые отношения в будущем, то бить ребенка нельзя. Насилие очень пагубно влияет на психику любого живого существа. Простыми словами – прогрессивные люди идут развиваться и находить новые способы воздействия на ребенка”, – рассказала Жаннат Аман.

Что происходит с ребенком, которого бьют?

“Ребенок до 7 лет относится ко всему как к норме. У него пока не сформировано критическое мышление. Если его бьют, он считает это нормой. Был такой случай, когда девочка пришла в школу и увидела, что папа одноклассницы ее обнимает, а не бьет. У девочки был когнитивный диссонанс. Она растерялась, думала, что это нормально, что все папы бьют детей. Также был случай, когда девочка не жаловалась на сексуальное насилие со стороны отца, потому что думала, что все папы так делают.

У детей старше 7 лет развито сознание и мышление. Побоями родитель хочет показать, что действия ребенка неправильны, но ребенок воспринимает это на свой счет и думает, что не действия плохие, а сам ребенок плохой. У каждого ребенка есть концепция представления о себе. Он вырастает с мыслью, что с ним что-то не так”, – рассказала психолог.

Последствия физического насилия.

Как отметила специалист, ребенок, исптывающий насилие, вырастает неуверенным в себе. Зачастую он считает себя недостаточно хорошим для достижения каких-либо целей.

“Девочка может вырасти толерантной к насилию. К примеру, если ее молодой человек проявляет физическое насилие, она не понимает, что это неправильно. Чувство собственной безопасности и самосохранения отключается. Она может доверять людям, которые могут причинять ей ущерб. В итоге, к сожалению, последствия бывают страшные”, – подчеркнула Жаннат Амман.

В таком случае человек можеть принять за норму насилие и продолжить поведение родителей в позиции жертвы или тирана во взрослой жизни.

“Ребенок, который сталкивается с насилием в детстве, в дальнейшем попадает в ситуацию выбора – либо присоединиться к жертве, либо присоединиться к тирану. В первом случае ребенок находит себе партнера или окружение, которые будут проявлять к нему агрессию. Во-втором случае он сам становится насильником и причиняет боль окружающим. Состояние боли, униженности ребенок пытается транслировать на других. Очень часто, когда ребенок видит, что папа бьет маму, он выбирает для себя свою позицию. Это повтор сценария”, – отметила эксперт.

“Орет как резаный”. “Меня били и я вырос нормальным”.

“Очень часто люди говорят: “Меня били и я вырос нормальным”. Есть даже такой мем – “Ты уже вырос ненормальным, если думаешь, что это нормально”. Говорят, что некоторые дети заслуживают ударов. А кто решает, что ребенок заслуживает побоев? Если родитель не в силах понять своего ребенка, то, получается, что родители бьют своих детей из-за своего же бессилия“, – сказала психолог.

Часто случается, что ребенок начинает кричать и истерить в магазине или другом общественном месте, когда не получает желаемого. Психолог дала совет, что делать в подобной ситуации родителям.

Задача родителей – не удовлетворить любое требование, а утешить в случае неполучения желаемого. Так происходит встреча ребенка с ограничениями этого мира. Она привела в пример несколько фраз, которые могут помочь в данной ситуации:

  • “Мы не можем купить эту игрушку” – это реальность.
  • “Понимаю, ты очень хочешь ее” – присоединение, родители не враги.
  • “Ты злишься, ты расстроен из-за этого” – распознавание и признание чувств ребенка.
  • “Мне жаль” – сочувствие.

“Плакать можно. Нормально горевать, когда встретился с невозможностью. Для ребенка это потеря. То, как его научат справляться с отказом, скажется на том, как он в дальнейшем будет реагировать на невозможность чего-либо”, – рассказала психолог.

По словам эксперта, ребенку необходимо дать понять, что прихоти и желания не всегда исполняются.

“В реальной жизни мы встречаемся с границами, терпим неудачи. У людей, которым в детстве все позволялось, складывается магическое мышление, что им все должны. Во взрослой жизни им будет трудно пережить невозможность или отказ. У детей, которым все запрещали в детстве, наоборот, образуется убеждение, что мир враждебен, а я недостоин. Им трудно принимать, они многое себе запрещают, даже то, что доступно и возможно”, – рассказала Жаннат Аман.

Как исправить ситуацию после приступа агрессии?

“Родителям необходимо работать над собой и своим гневом. Ко мне приходят родители и говорят, что бьют, кричат на своих детей, но при этом понимают, что так делать нельзя и хотят измениться. В первую очередь, надо научиться принимать своего ребенка таким, какой он есть. Если у родителей не хватает базовых знаний в психологии ребенка, я учу воздействовать другими способами”, – поделилась эксперт.

Психолог отмечает, что ответственность за проявленную агрессию лежит на родителях.

“Необходимо разобраться с собой. Нельзя пойти к ребенку, чтобы просто избавиться от чувства вины. Вы идете просить прощения у ребенка, чтобы он вас простил и снял ответственность с вас. Это еще одна нагрузка на ребенка. Чтобы разрешить ситуацию, родитель должен идти к ребенку из позиции взрослого. Родитель должен понимать, что он взрослый и сильный, а ребенок маленький и слабый”, – добавила Жаннат Аман.

Эти мысли, о словам психолога, могут звучать подобным образом:

  • “Мне очень жаль, что я так сделал, я не совладал со своим эмоциями, не проконтролировал себя”;
  • “Мне бы хотелось, чтобы было вот так… На тот момент я не удержал себя в руках, мне очень жаль”.

Подпишись на наши новости в Instagram. Самые интересные видео, а также сотни комментариев казахстанцев в твоей ленте!

У Tengrinews.kz есть Telegram-канал. Это быстрый и удобный способ получать самые главные новости прямо на твой телефон.

Бить или не бить? Вот в чем вопрос. ( Приемлемая стратегия воспитания)

На консультации у психолога не редко встает вопрос о наказании ребенка. Бить или не бить?

Если бить, то как часто и в каких случаях? Важно помнить, что это всего лишь ребенок и он имеет право чего то пока не уметь, не знать и не хотеть. Ситуации бываю разные , единого рецепта на всех просто не существует. Главное, чтобы физическое воздействие из ситуативного не перерасло в систему воспитания. Обращаю внимание родителей на то, что у них богатый жизненный опыт, обширный словарный запас, крепкие нервы, большое терпение. И если вы таким багажом не обладаете, то что вы хотите от своего ребенка? « Он выводит меня из терпения!!! Я просто вынуждена его бить тапком.» Что в поведении ребенка вас так быстро заводит? Возможно, даже таким образом, ребенок требует внимание к себе. Если у родителей скудный словарный запас, они применяют физическую силу.
Первое с чего нужно начать :
1. Точно определитесь для себя, какого поведения от ребенка вы добиваетесь.
2. Если малыш по вашему мнению, плохо ведет себя, сделайте ему замечание немедленно. Иначе, пока вы окажитесь дома, он обо всем забудет ,не зная что теперь делать. Упрекая ребенка, мысленно считайте до десяти и старайтесь сохранять строгое, серьезное выражение лица.
3. Детей старше двух лет следует предупреждать о последствиях их поведения. «Если ты будешь так себя вести, я не стану читать тебе на ночь твою любимую сказку» Сделайте логическое ударение на слово «любимую». Если не прекратит, вечером сдержите обещание.
4. Для детей старше трех лет , составьте систему санкций его дурных поступков. Грозить вызвать милицию не стоит. Поговорите с ним объясните, что в случае непослушания он лишится какой то привилегии. И будьте «хозяином» своих обещаний.
5. Не стоит прибегать к помощи третьих лиц-например, другого родителя, врача. Поскольку врачи не делают уколы за плохое поведение, такая ложь спасет всего лишь раз, но вызовет страх врача на долго. Уличив вас во лжи, ребенок будет продолжать шалить и четко усвоить, что плохое поведение ему ничем не грозит .

6. Не шлепайте и не бейте ребенка, чтобы настоять на своем. Дети ждут от вас любви, даже когда ведут себя вызывающе, порой одного лишь гневного взгляда бывает достаточно.

7. Если вы добиваетесь сотрудничества, формулируйте вопрос позитивным образом и предлагайте ребенку выбор.: « Мы идем в магазин. Что возьмешь с собой-мишку или машинку?» У ребенка не остается времени на споры идти в магазин или нет.

8. Уберите предметы спора: «Если вы не можете по очереди играть с машинкой, вы не получите ее до завтра» Выражайте недовольство действиями, а не только словами. Выражение вашего лица и тон должны убедить ребенка, что он испытывает терпение.

Хочется обратить внимание родителей вот на что. Если ваш ребенок бегает, шалит, спорит с вами, иногда не слушается-значит с ним все в порядке! Он здоров! Ведь когда он прикован к постели, серьезно болен, он не может этого себе позволить. Любите своих детей , ведь это хорошо, что они у вас есть!!!

Юзьвак Наталья Александровна

психолог

Четыре монолога о материнских срывах — Сноб

Фото: Alexander Egizarov/EyeEm/Gettyimages

«Когда сын бросился на асфальт и начал истерить, мои нервы не выдержали»

Инна, 41 год

У меня двое сыновей, сейчас им 22 и 16 лет. Я была категорической противницей физических наказаний по отношению к детям и оставалась ею до рождения второго ребенка. Считала, что люди, которые поднимают руку на собственных детей, — изверги и к тому же глупые, потому что не умеют разговаривать с детьми. Меня саму в детстве практически не наказывали: максимум, что мама могла себе позволить, — шлепнуть полотенцем по шее, но до этого ее реально надо было довести. Отца у меня не было, только отчим. Он, к счастью, никогда не лез в разборки со мной, предпочитая все оставлять на усмотрение мамы.

Своего первого ребенка я растила без отца. Жила с мамой, отчимом и двумя братьями-школьниками. Материально мне помогала мама. Все остальное было на мне: ребенок, братья, хозяйство. На работу я пойти не могла — в садик не пробьешься. До 5 лет я так и просидела дома, потом мама пошла на уступки и разрешила мне поработать. Когда сын пошел в школу, она сказала: «Увольняйся, надо с ребенком делать уроки, я не собираюсь этим заниматься». Пришлось уйти, хотя денег катастрофически не хватало. 

Сына я вообще никогда не трогала, но он и ребенок был сам по себе понимающий. Хотя случалось, что и утюг включал, утащил втихаря кипятильник и диван поджег, но это я недоглядела. Сыну достаточно было просто объяснить, почему нельзя так было делать и чем это может кончиться. Когда в 11 лет я застала сына в курящей компании (сам он не курил), для профилактики показала ему ремень и сказала: если поймаю с сигаретой, попу в полосочку сделаю. Вот и все.

Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось

Со вторым ребенком все было гораздо хуже. Его я родила, уже будучи замужем. Муж с ребенком мне совсем не помогал, пропадал с друзьями и приносил домой копейки. Дети были исключительно на мне и в материальном, и в физическом, и в эмоциональном плане. Второй сын родился гиперактивным и очень мало спал по сравнению с обычными младенцами. Он рос агрессивным и совершенно ничего не хотел понимать, его невозможно было заинтересовать или отвлечь. Если что-то шло не так, как ему хотелось, он начинал драться или истерить. Успокоить его было просто нереально. Отец пару раз порывался отлупить ребенка, но я его останавливала. Я перепробовала все — от хороших слов до игнорирования (так он мог и час, и два орать). 

Мы ходили к невропатологу и психологу — не помогло. В результате я попала в больницу с нервным истощением. Младшему тогда было три с небольшим года. После моего возвращения домой сын целую неделю вел себя хорошо — соскучился очень. Потом мы пошли в магазин, старшего в школу собрать. Младшего оставить было не с кем, пришлось взять с собой. Пока я помогала старшему примерять брюки и пиджак, младший полез в складское помещение. Естественно, ребенка оттуда вывели, а он закатил такую истерику, что нам пришлось бросить все и ехать домой. Когда мы вышли из магазина на улицу, младший кинулся на асфальт и стал колотить руками-ногами. Успокоить его не получалось. С большим трудом я привезла его домой. Вот тут мои нервы и сдали: я взяла отцовский ремень и отшлепала сына раза три. Он — в крик. У меня сердце кровью обливалось, еле сдерживалась, чтобы не подойти и не пожалеть его. Потом вижу, он уже на публику истерит. Подошла и спокойно сказала: «Я жалеть тебя не буду, ты себя очень плохо вел, и я больше с тобой не разговариваю». Он замолчал, удивленно на меня посмотрел, что-то спрашивать начал, а я не отвечала. Когда он заплакал и попросил прощения, я объяснила, что он сделал не так и почему я так поступила. Это был первый раз, когда сын меня слушал. Мы с ним обнялись, поплакали вместе, договорились, что так делать больше не будем. Истерики прекратились. И, если сын вел себя плохо, я просто объясняла ему, почему так делать нельзя и что либо он успокаивается, либо я с ним не разговариваю. Срабатывало как по волшебству! И это самое тяжелое наказание до сих пор. Ремнем с тех пор мы больше не пользовались, но он лет до десяти всегда висел на видном месте.

«Я всегда была “злым полицейским”»

Наталья, 36 лет

Мы с мужем и двумя сыновьями 5 и 15 лет живем со свекром. Дедушка не принимает участия в воспитании внуков. Муж не имеет представления, как воспитывать детей, и придерживается роли «папа-друг». Мне хотелось бы, чтобы его было больше в жизни детей. Мы с мужем долгое время играли для детей в злого и доброго полицейского, «злым» была я. Со временем контраст сгладился, но роль верховного судьи по-прежнему исполняю я. К нам часто приезжает моя мама, которая всегда помогает мне с детьми. Правда, мне не всегда нравятся ее методы: она по старинке пугает бабайкой, полицейским, чтобы добиться от ребенка послушания (я против воспитания страхом), и запрещает лазить на площадке, пачкаться, тогда как я к этому отношусь спокойно.

Я всегда была против физического насилия: меня в детстве не били и мой муж никогда не орал и не бил сыновей. Но с первенцем мне было тяжело: я постоянно была им недовольна, а повышенная тревожность и усталость доводили меня до грани. Ребенок плохо спал, много плакал. Однажды я несколько часов безуспешно пыталась успокоить сына (никого, кроме нас двоих, дома не было, все на работе) и в сердцах швырнула его в кроватку. Ему было всего пару месяцев. Мне не стало легче (и никогда после не было). Ужасную беспомощность, ненависть к себе, стыд и чувство вины — вот что я чувствовала. 

Хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать

Со временем срывы стали чаще. Регулярно орать на ребенка стало для меня нормой. Иногда я позволяла себе шлепнуть его или дать подзатыльник. Поначалу я оправдывала себя тем, что воспитываю сына. Позже я научилась извиняться за свои действия перед ребенком: это тоже не приносило успокоения, но так правильнее по отношению к сыну. Ужаснее всего, что ребенок не перестает тебя любить, он принимает все с покорностью и, как бы ему ни было обидно, прощает тебя. К слову, при всей моей истеричности старший сын сейчас ближе ко мне, чем к кому-либо. Он знает, что я могу наорать, но, к счастью, не боится меня. Я понимала, что физические наказания вырабатывают у ребенка страх, и старалась, чтобы этого не произошло. 

Когда сыну было около четырех лет, срывы стали для меня проблемой. Ухудшали ситуацию непростые отношения с мужем из-за его алкоголизма, я была постоянно на взводе. Тогда же я осознала свою проблему и стала искать информацию в интернете.

И, хотя признание «болезни» не означало молниеносного излечения, мне стало понятно, над чем работать. Я наткнулась на лекцию психолога Ирины Млодик, которая стала первой ступенькой к моему исправлению. Банальное просвещение по поводу особенностей психического и физического развития детей, разбор своего психического состояния позволили мне не доходить до грани. Со вторым ребенком я была спокойна, как удав, и только пару раз срывалась на крик.

«Когда чувствую, что на грани, стараюсь уйти из дома»

Елена, 47 лет

Сейчас моему единственному сыну 24 года. Всю его жизнь нам очень помогает моя мама — его бабушка. Своего ребенка я никогда не била. Я знаю о родительском ремне не понаслышке и к телесным наказаниям отношусь крайне отрицательно: по себе знаю — не поможет, даже хуже будет. Родители били меня в подростковом возрасте за друзей, за сложный возраст, за вранье, и кончилось это тем, что я просто рассказывала родителям еще меньше правды.

Но и у меня случались срывы. Впервые я накричала на сына, когда он учился в третьем классе. Мы делали домашку по математике: в примере из двух цифр и ответа надо было проставить действие. Сын начал гадать, просто перебирать все возможные, не думать, а именно называть умножение, сложение, деление, вычитание… Он занимался этим минут сорок, не хотел даже слегка задуматься. Я накричала и встряхнула за шиворот. Ударить — никогда. Но даже после такого я чувствовала ужасный стыд и обиду на себя. Мы не разговаривали пару часов. Но по своему опыту я знаю, что игнорирование — самая мерзкая пытка, поэтому я приготовила ужин и позвала сына к столу и вела себя так, будто ничего не было.

Я стараюсь не срываться, но я человек импульсивный: могу накричать, правда, злобы не держу. Обычно, если чувствую, что я на грани, стараюсь выйти из комнаты или даже из квартиры, остыть, переключиться на что-то другое и как-то этим отвлечься. Что касается извинений… Тут ситуации разные. В семье меня не считают авторитетом, и никто никогда не извиняется передо мной. Я стараюсь сгладить моменты, если не права, если права — извинений не требую. Веду себя по ситуации.

«Когда на меня поднимали руку, я чувствовала только ненависть»

Татьяна, 29 лет

Лет до 10–11 родители время от времени били меня с братом-погодкой за непослушание: папа отвешивал подзатыльники или бил ремнем, мама лупила тонкой деревянной палкой, скакалкой или просто трясла, впиваясь в кожу ногтями, так что потом долго оставались следы. При этом мать защищала нас от отца, даже если до этого сама жаловалась на нас и просила наказать. Мы не делали чего-то из ряда вон выходящего, не поджигали квартиру, например, нас наказывали за то, что мы слишком шумели или дрались с братом. За непослушание на нас либо кричали, пугая ремнем или еще чем, либо поднимали руку.

От матери доставалось чаще. Отец бывал дома только вечером и практически не общался с нами. Все мое детство он сидел в кресле и читал газету или смотрел телевизор. Близких отношений у нас с ним так и не сложилось. На матери, которая первые годы моей жизни проводила в больницах из-за слабого здоровья, был весь дом и дети. Ей никто особо не помогал. Иногда приезжала бабушка, но она жила очень далеко, поэтому это случалось раз-два в год. Поэтому неудивительно, что мать периодически срывалась на нас. При этом матери я особо никогда не боялась. Но лет до 17–18 очень боялась отца и не смела ему противоречить. Раз пять за все мое детство отец бил мать, рукой, палкой или ремнем. Он мог сделать это за плохо подогретый суп или за неверно сказанное слово. В такие моменты он, как правило, был пьян. И это было очень страшно. Мать запиралась с нами в комнате, отец ломился в дверь и орал, чтобы мы заткнулись и перестали плакать. 

Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль

Я очень хорошо помню, что, когда меня наказывал отец за дело или просто потому, что я попалась под горячую руку, я убегала и, сжимая зубы, сквозь слезы шепотом желала ему смерти, а еще мечтала вырасти и отомстить. Когда меня била мать, я могла в отместку выпалить что-то вроде: «Мало тебя отец бил!» Ничего, кроме ненависти, физические наказания во мне не оставляли, и в смысле воспитания толку от них было ноль. Повторюсь, руку на нас поднимали не так часто. Мои родители не были какими-то монстрами: мы были желанными детьми, нас любили и старались, чтобы мы ни в чем не нуждались, хотя жили мы бедно. Они просто не умели по-другому.

Мама до сих пор вспоминает, как подняла на меня руку в первый раз: мне тогда было около года, я не хотела сидеть в кроватке и просилась на руки, у мамы было много дел по дому и взять меня из кроватки она просто не могла. Я продолжала хныкать, уговоры на меня не действовали, и тогда мать шлепнула меня. «Ты стала плакать, а у меня аж сердце сжалось, хотелось подойти, обнять, но я сдерживала себя. Ты поплакала, а потом так и уснула. Проснулась через пару часов и уже все забыла, улыбалась. У меня аж от сердца отлегло». Сейчас, когда мы с братом давно выросли, она, конечно, говорит, что детей бить нельзя. Когда я спрашиваю у нее: «А как же мы? Ты же нас била!» — мама отмахивается, что мы просто не понимали по-другому. 

Я противник любых видов насилия. Не знаю, благодаря или вопреки воспитанию родителей, но в социальном плане мы состоялись. Правда, у меня нет своих детей. Одна из причин — я боюсь превратиться в свою мать.

Подготовила Анна Алексеева

Предыдущие материалы:

Не только сестры Хачатурян. Жестокость к детям, немое свидетельствование и насилие в российских семьях. Психологи объясняют, почему в нашем обществе принято бить детей

Год закону о декриминализации домашнего насилия. Мы выяснили, почему за это время не изменилось ничего

13% женщин страдают от послеродовой депрессии, у 10% депрессия начинается еще во время беременности. В России, где психические расстройства принято считать блажью, молодые матери сталкиваются с непониманием и осуждением. Пять историй женщин, которые мечтали убить собственных детей и умереть, но пережили это 

Отрывок из книги Колина Ченнера «Как правильно и правильно бить ребенка» из книги «Железные шары

».

Каталог » Поиск по названию: я » «Железные шары»: художественная литература из ямайской писательской мастерской Calabash » Отрывок из книги Колина Ченнера «Как бить ребенка правильно и правильно», из Iron Balloons

Монтаж: Колин Ченнер

Литературный лев Ямайки Колин Ченнер представляет новую художественную литературу от самых свежих молодых ямайских авторов и расширенной семьи Калабашского международного литературного фестиваля.


Добрый вечер, одноклассники. Я очень рад появиться перед вами, чтобы представить мою пятиминутную речь «как сделать» в речи 112 сегодня вечером.

Я знаю, что у многих из вас был долгий рабочий день, поэтому я буду краток и по делу. У меня сегодня был выходной, но это не значит, что я должен продолжать и продолжать, потому что моя энергия на исходе.

Кстати, профессор, мы могли бы открыть дверь? Эти трейлеры горячие, как тюрьма.И пока вы этим занимаетесь, могу я попросить вас дать мне небольшой перерыв, если я протяну больше пяти минут, пожалуйста? У меня много мозгов сегодня вечером. Вы качаете головой. Считайте это подарком на выпускной. После этого семестра тебе больше не придется видеть старую Сизлин. Ты сейчас улыбаешься. Ты маленький дьявол. Ты улыбаешься, как мой младший сын.

Итак, одноклассники, прежде чем я начну, я должен вам кое-что объяснить. Если вы заметили, у меня нет никаких подсказок. Случилось так, что сегодня я изменил то, о чем собирался говорить.Так что то, для чего я сделал карточки-подсказки, снова не имеет никакого смысла. Так что, как говорит молодежь, буду делать это на лету.

Итак, позвольте мне начать сначала. Я очень рад появиться перед вами, чтобы представить мою пятиминутную речь «как сделать» в речи 112 сегодня вечером. Я знаю, что у многих из вас сегодня был долгий рабочий день, поэтому я буду краток и по существу.

Мое выступление сегодня вечером называется «Как правильно и правильно бить ребенка», и причина, по которой я решил выступить на эту тему, основана на том факте, что я видел сегодня, что напомнило мне о том, что произошло на Вечер вторника на Ямайке тридцать четыре года назад, в 1972 году.Некоторые из вас еще даже не родились.

Как бы то ни было, сегодня, когда я был в Duane Reade на Бродвее, недалеко от Уолл-Стрит, покупал колготки и немного шоколада для своих внуков, я увидел эту девочку лет семнадцати, которая отвечала своей матери. На все, что мать говорит, ребенок отвечает. Вы знаете, как эти дети в наши дни могут жить. Просто грубо. Когда мать разговаривала с ней, вы знаете, что она делала? Лопает жевательную резинку и закатывает глаза. Она скрестила руки на груди и трясет ногой, а иногда, когда мать говорит ей что-то серьезное, смотрит на мать и смеется.Ребенок просто грубый и не в порядке. Что бы мать ни сказала, она противоречит ей. Если мать говорит «А», она говорит «Б».

Но в любом случае, я не обращал на них никакого внимания, знаете ли, потому что я не из тех, кто любит лезть в чужие дела. Кроме того, я был в таком настроении, что меня ничто не должно было беспокоить, потому что я возвращался с обеда для моей дочери Карен. Я действительно не могу вспомнить место. Шикарное место однако. Когда вы входите туда, вы видите класс. Что это имя снова? У него есть имя, как у человека.Но хоть убей не могу вспомнить что. Прикольное имя однако. Французский. Но в любом случае, прекрасное место на Уолл-Стрит с множеством колонн и люстр. Ее офис оказывает ей большую честь сегодня, поэтому вы видите, как я одеваюсь вот так, в моей шляпе, как будто я иду в церковь. Потому что ты меня знаешь. Я простой. не люблю суеты.

Но так или иначе, когда я сейчас подхожу к кассе, мать и дочь подходят ко мне сзади, и спор продолжается. Просто блу-блу-блу-блу. . . блу-блу-блу-блу.. . мать и дочь туда-сюда, а мои бедные уши не могли есть траву.

Итак, когда я просеиваю всю эту чепуху, я выбираю, что девочка попала в дурную компанию. Она не будет делать свою школьную работу или ходить в школу, и мать пошла в свою школу, чтобы поговорить с школьным психологом, и маленькая девочка отчитала ее. Отругайте ее перед школьным консультантом, директором и ее учителем английского языка. Осудить мать и обзывать ее всеми добрыми словами.

Так вот о чем мать пыталась поговорить с ней в аптеке сейчас, когда начался спор.

Некоторые вещи, которые маленькая девочка рассказывает своей матери, я даже не мог сказать в классе. Ни один ребенок не должен говорить такого рода вещи своей матери. Когда вы смотрите на маленькую девочку, вы знаете, вы можете видеть, что в глубине души она милый маленький ребенок. Но ничего, кроме того, что она чувствует себя большой теперь, потому что ей исполнилось семнадцать, так что ее мать не должна ничего ей говорить. Когда я говорю вам, красивая девушка тоже, вы знаете. Небольшое тело, но вы можете видеть, что у нее хорошая форма. У нее есть бедра. И волосы у нее такие высокие и красивые.Высокие почти до ее попки. А когда вы говорите о волнистых и густых. И не говорите о блеске. И в довершение всего у нее есть родинка на щеке рядом с носом. Иметь итальянский вид. Симпатичная девушка в своей зеленой клетчатой ​​форме, так что вы знаете, что мать тратит деньги, чтобы отправить ее в хорошую католическую школу. Но просто не по порядку. Просто не в порядке. Просто не в порядке. И грубо. Просто называя ее мать глупой и обвиняя ее в том, что она ничего не знает, и крича ей вслед, что, когда что-нибудь случается, она всегда принимает сторону школьного психолога и учителя.

Когда она это говорит, знаете, что происходит? Мне хочется повернуться к ней и спросить: чью сторону она должна принять? Она твоя мать.

Но я держу язык за зубами.

Так или иначе, я не мог выкинуть из головы маленькую девочку и ее мать даже после того, как покинул Дуэйн Рид. Но у меня было много времени до уроков, поэтому я пошел, чтобы сделать себе зарядку — ну, вы знаете, погулять.

Знаете, так я поддерживаю себя в форме. Я люблю гулять. Вот почему я не переезжаю с тридцать пятого года, когда я приезжаю в эту страну.Хотя я немного теряю высоту. Вы знаете, кости и возраст. Но я родился с ростом, чтобы отдать.

Между прочим, когда я говорю, что люблю гулять, это не значит, что я люблю ходить где угодно и где угодно, понимаете. Я не люблю гулять в парках и тому подобное. Я люблю гулять по Манхэттену. Я люблю гулять в городе. Пока я иду, если я вижу что-то для своих детей или внуков, я могу остановиться и подобрать это. Или, если я хочу немного чая или что-нибудь поесть, например, если я заправлюсь, я могу остановиться и не торопиться, а затем снова начать ходить.К тому же, когда я смотрю «Нью-Йорк 1», я слышу о слишком многих женщинах, которых насилуют, когда они тренируются в парке средь бела дня. Я не знаю, зачем они идут и искушают судьбу. Вы думаете, что вчерашний мужчина хотел изнасиловать женщину в кустах? Итак, теперь ты знаешь это и собираешься выйти и бегать около кустов с выставленной ногой в шортах? Послушайте, я ни разу не слышал, чтобы женщину изнасиловали перед Рокфеллер-центром в половине двенадцатого. Так о чем это вам говорит? Оставайтесь с толпой!

Так или иначе, Уолл-Стрит — одно из мест, где я люблю гулять.Мне там как в Англии. У вас есть свои улочки и старые белые дома. И почти все, что вы хотите купить, вы можете купить там. Кроме того, это упорядоченное место. Это деловое место. Там внизу никто не бегает туда-сюда как дикий. Возьмем, к примеру, Таймс-сквер или дальше, где я работаю, на Геральд-сквер — там слишком много дикости, чувак. Слишком много молодых людей, бездельничающих без амбиций или без дела. Просто бегал по залу и громко разговаривал.Если они случайно подбросят вас, они даже не скажут: «Извините». И когда они задают вам вопрос, они как будто не знают слова «пожалуйста». Но иногда вы не можете их винить. Когда дети приходят такими, это вина родителей.

Кстати, о вине. Знаете, если мне не организуют обед в Мэйси, это моя вина. Когда я упоминаю Геральд-сквер, я вспоминаю, что в этом месяце исполняется тридцать лет с тех пор, как они меня взяли. Если они знают то, что знаю я, им лучше устроить для меня обед, как сегодня днем ​​в офисе моей дочери.Даже если это только бухгалтерия. Или ад платить!

Но в любом случае, когда я говорю, что не мог выкинуть из головы девочку и ее мать, это была мать, которую я не мог забыть, по правде говоря. И когда я прохожу два квартала, я начинаю слышать голос, говорящий мне повернуть назад. И я продолжал говорить голосу, что это не мое дело. Но голос не прекращался, и всю борьбу я борюсь с ним, знаете, что я делаю? Я разворачиваюсь и снова поворачиваюсь к Дуэйну Риду.

Судя по тому, как я спускался по Бродвею, люди, должно быть, думали, что я сошел с ума.Потому что вы знаете, как там оставаться — все двигаются, как будто у них есть батарея, или кто-то их заводит. Просто вум-вум-вум-вум. . . вум-вум-вум-вум. Хуже того, лето, поэтому все туристы приезжают и делают место более упакованным. И не умеют ходить.

Теперь представьте мою дилемму. Вы знаете, как там остаются тротуары. Вряд ли пройдут два человека. И я иду в одну сторону, а они в другую. И мне скучно, и они сходят с ума. Но мне все равно, потому что я должен был поговорить с той матерью.Я должен был поговорить с ней. Потому что, когда я подвожу итоги, я понимаю, что у нее так заняты руки, что она не знает, что делать.

А . . . Хм . . . позвольте мне сказать вам. . .

Хм. . . ааа бля. . .

Видишь мою дочь Карен, ради которой я ходил на обед? Сейчас она может быть старшим вице-президентом в JPMorgan Chase, но не думайте, что всегда казалось, что она собирается поступить правильно и правильно. В какой-то момент это выглядело так, будто она направлялась к канаве быстро, быстро.Но знаете, что ее спасает? Я, как мать, сделала то, что должна была сделать. Потому что, позвольте мне сказать вам кое-что, вы знаете: как только они проходят определенную точку — эти дети? — не думайте, что их легко вернуть обратно. Когда приходит определенная грубость, вы должны пресекать ее в зародыше. Когда они хотят вскочить, как будто они оплодотворяют себя и ведут себя так, как будто они большие, но вы точно знаете, что они маленькие, не вяните перед ними. Встаньте твердо! Держи землю! Отодвиньте их назад. Опустите их снова под траву и встаньте над ними, как будто у вас в руке мачете.Если они оттолкнутся, они снова полетят раньше времени, не сомневайтесь. Возьмите один взмах и отрубите его.

Так или иначе, когда я пройду мимо этого большого магазина. . . тот, где вы можете купить все, от одежды до багажа, но ваш разум всегда говорит вам, чтобы вы действительно выглядели «по этикетке хорошо» — Century 21 — я думаю, что мельком вижу их двоих, и я останавливаюсь, чтобы сосредоточиться. И знаешь, что? На самом деле это были они вдвоем.

Когда я уже почти достиг их, я зову мать.

Я говорю: «Извините, мисс.Вы были в Дуэйн Рид?

Я мог бы дотронуться до ее плеча, но я не люблю прикасаться к людям в этом месте. После 11 сентября — особенно на той стороне — все стали нервничать сильнее, дорогая. Следующее, вы прикасаетесь к кому-то, и они оборачиваются, думают, что они террористы, и стреляют в вас.

Итак, когда я звоню ей сейчас, мать останавливается, смотрит на меня и говорит: «Да. Что-то не так?” Должно быть, она что-то заметила в моем лице. Потому что я такой человек, знаете ли. Я не могу лицемерить. А я терпеть не могу лицемерных людей.Я как Флип Уилсон. Как ее зовут снова? Джеральдин. Не плачь и не волнуйся, потому что ты видишь то, что получаешь.

Так или иначе, на матери было коричневое пальто, обтягивающее ее до колен. Не темный загар, а скорее. . . Вы знаете эти туфли Кларкс? Того же цвета, что и эти стулья, на которых ты сидишь. Это было весеннее пальто с поясом вокруг талии, и, насколько я знаю, ее платье было не в лучшем состоянии. Потому что сейчас май, и для этого слишком жарко. Кроме того, она не чистила свои туфли.Какие-то двадцатидолларовые туфли. И сама обувь была худой.

И когда я вижу это сейчас, я говорю себе: Боже мой. Представь, эта женщина столько жертвует ради этого ребенка, а этот ребенок обращается с ней, как с собачьей помойкой. Родители, которые делают больше всего, получают наименьшую благодарность.

Дул ветерок. И вроде того, что у них снова нет Всемирного торгового центра, он проходил прямо насквозь. . . что-что-что. . . из-за Вестсайдского шоссе. Мне пришлось повернуться спиной и снять очки, прежде чем он взорвался.Ибо если его сдует, значит, я сам его сдул, а в следующий раз грязь попадет мне в глаза и ослепит меня.

Ты смеешься. Но верно. Вы не можете рисковать снова, вы знаете. Не тогда, когда ты стар. Я принимаю этот факт. Когда начинается ветерок, я говорю себе: Очки, шляпа и платье. Вам интересно, почему я говорю платье? Хе! Люди в наши дни так же внимательно изучают вас. Как бы ты ни был стар. Так или иначе, я пробираюсь под одним из навесов вдоль Сенчури 21, а мать и дочь следуют за мной.И когда я сейчас прихожу в себя, я говорю маленькой девочке: «Милая, я подслушал тебя в Дуэйн Рид. Почему ты так разговариваешь со своей матерью? Я вижу, ты милая девушка из приличного дома. Смотри, как твоя мама работает и отправляет тебя в школу, эээ. И посмотри, какая у тебя униформа опрятная и красивая. Почему ты так говоришь с мамой? Ты не делай этого, милая. Когда ты будешь так разговаривать с мамой, ты заставишь ее смутиться, как будто она не тренирует тебя дома.

Маленький негодяй! Думаешь, она обращает на меня внимание? Нет, сэр.Она просто берет маму за руку и говорит: «Давай, мам. Поехали.”


Дисциплина: как правильно бить своих детей

Люди часто отмечают хорошее поведение моих детей и иногда спрашивают меня, как я это делаю. Я получаю комментарии в церкви, Wal-Mart и почти везде, где я беру детей. Обычно я говорю этим людям, что «я их побил», и это правда. Кажется, люди всерьез не представляют себе, как добиться уважения или послушания ребенка. Я скажу вам, как; это действительно не так сложно.

Эти уроки (в основном здравый смысл) применимы не только к детям, но и к взрослым. По роду своей деятельности мне приходилось обучать многих людей множеству вещей. Вот процесс, который я использую: я рассказываю им, как это сделать, затем я показываю им, как это сделать, и затем я позволяю им это делать. А потом я исправляю их в тонкостях и даю им потренироваться. Сделанный. Воспитание на самом деле ничем не отличается, но оно становится эмоциональным. Позвольте мне рассказать вам о моем старшем, Лиаме, который очень эмоционально реагировал в церкви…

Мой старший, Лайам, хулиганил в церкви.Он кричал и швырял вещи; у меня были полные истерики, пока я не встретил его мать и не вылечил этого мальчика! Я рос, наблюдая, как большинство родителей просто забирают своих детей с собрания и позволяют им бродить по залам, когда они разыгрывали себя на общем церковном собрании. Я, однако, решил не быть большинством родителей. Я отказался вознаградить Лиама за плохое поведение, позволив ему иметь свободу и полную свободу действий после капризов в церкви. Вместо этого я выводил его в фойе, держал на коленях и нежно обнимал.Я бы спокойно сказал ему, что у него будет больше свободы, если он будет вести себя в церкви. После двух-трех опытов, которые он испытал, он быстро усвоил урок; что хорошее поведение вознаграждается, а плохое ограничивает. Следующие двое детей последовали примеру своего старшего брата и никогда не действовали. Потом появился Томми. Это было обратно в фойе. Томми был немного более сложной задачей. Его волю и личность было нелегко укротить. Но, как хороший укротитель львов, через несколько недель он оказался именно там, где я хотел; Я заставил его сделать выбор в пользу счастливого поведения вместо альтернативы.Крайне важно, чтобы ребенок знал, что у него есть выбор в этом вопросе. У Томаса был выбор: капризничать и в результате ограничиваться нежными медвежьими объятиями или не капризничать и тихонько раскрашивать и играть во время церковных собраний. Выбор всегда был за ним, и последствия были ему ясно объяснены в манере, которую мог легко понять его двух с половиной летний ребенок.

Детям нужны границы, и они будут постоянно их проверять. Эти границы заставляют их чувствовать себя уверенно в своем окружении и своем месте в своем мире.Это несложно. Часто я видел, как родители непоследовательны с наказаниями, пустыми угрозами, и я видел, как эти дети ходят по этим родителям, потому что они знают, что либо наказание не соответствует преступлению, либо наказание не будет вообще! Мои дети знают, что, когда они плохо себя ведут, их не только накажут, но и объяснят им, почему то, что они сделали, было неправильным, и почему они не должны делать то, что они сделали. Мы с женой тоже пытаемся придать смысл их наказаниям. Например, потеря привилегий на телевидении для Дэна, оставившего свой велосипед на дороге, не подходит, но лишение возможности использовать свой велосипед на следующий день имеет гораздо больше смысла.

Существует программа, которую воспитатели и родители используют для улучшения поведения детей. Эта программа действительно работает и называется она «Магия 1-2-3». Программа очень эффективна для детей от 2 до 12 лет. Я видел, как его принципы превращают постоянно плохо ведущих себя маленьких негодяев в хорошо воспитанных маленьких людей. Программа (которую каждый родитель должен прослушать (она есть на компакт-диске) или прочитать) учит основным принципам воспитания и дисциплины; будь любящим, будь твердым, будь логичным, не принимай их поведение на свой счет.Это также поможет вам понять, почему дети ведут себя так, а не иначе. Это сочетание поведенческой психологии и социологии в сочетании с действием действительно работает. Программа идеальна? Нет. Применил ли я все, чему он учил? Нет (в первую очередь потому, что я уже делал большую часть этого).

Как родитель, я стараюсь узнать своих детей и узнать, как достучаться до них.

Мой друг преподал мне важный родительский урок за много лет до того, как у меня появились собственные дети: «узнай своих детей и позволь им вырасти».Я никогда не забывал этот совет и часто думаю о нем. Нам нужно узнать, кто наши дети, что ими движет, почему они так реагируют, а затем научить их последствиям их действий. Затем сделайте шаг назад и позвольте им учиться на своем выборе. Когда чрезмерно усердные родители избавляют детей от последствий их решений, они ничего не узнают о себе, и их взросление замедляется. Один из способов сделать глупым взрослого — это убрать последствия детства. Да, мы все хотим защитить наших детей, но нет, мы просто не можем, потому что это просто не то, что им нужно.Прямо наравне с устранением последствий обеспечивает все для наших детей. Без возможности «прощупать почву» и «поступить как взрослый», принимая собственные решения и совершая ошибки, дети не становятся взрослыми, принимающими решения. Они просто остаются избалованными мальчишками, которые чувствуют, что мир должен им благосклонность. Ни одному подростку нельзя позволять верить или иметь какое-либо представление о том, что он имеет право на какие-либо особые услуги, такие как новые ноутбуки или новейший iPhone, даже не пошевелив для этого пальцем.Такое отношение в основном происходит из-за того, что родители слишком много делают. Все мы знаем взрослых с таким отношением, и мне было бы ужасно неловко, если бы кто-то из моих детей когда-либо стал таким, потому что это была бы только моя вина, что я не узнал их и не позволил им вырасти.

Так что да, «победите своих детей» в этой родительской игре. Они все время делают ходы, которые требуют корректировки, и мы должны быть как хорошие шахматисты, смотреть на несколько ходов вперед и реагировать соответствующим образом. Нам нужно не давить их, но быть на стороне противника.Мы должны с помощью наших стратегических шагов помочь им стать успешными подростками и взрослыми. Они могут потерять пешку здесь и там, такова жизнь, пусть пешка упадет, потому что усвоенный урок, скорее всего, спасет им коня, слона или другого ключевого игрока в будущем. Пожалуйста, не позволяйте своему ребенку быть чрезмерно защищенным и становиться взрослым, полным прав и прав; бейте их, я говорю, бейте их!

Нравится:

Нравится Загрузка…

Наказания для детей: как дисциплинировать ребенка, которому все равно

Итак, вы попытались наказать ребенка, а ваш ребенок просто проигнорировал это.Возможно, ваш ребенок не реагирует на традиционные детские наказания. У некоторых родителей может возникнуть соблазн назвать такого ребенка упрямым ребенком или просто плохим. На тайм-ауты и другие последствия они реагируют равнодушно. Или в подростковом возрасте они практически зевают на повышенный голос. Когда проявляется такое упрямство, родители разочаровываются и мстят более суровым наказанием из гнева или злости, что не очень справедливо и, честно говоря, эффективно.

Эффективная дисциплина — это не только наказание

По словам Кристи Кэмпбелл, сертифицированного поведенческого аналитика, заставить ребенка раскаяться в реакции на суровое наказание — это совсем не то, что нужно.«Когда ребенок, кажется, не заботится о дисциплине, это означает, что существует несоответствие между причиной, по которой его наказывают, и назначенным наказанием», — говорит Кэмпбелл. «Часто родители думают, что изолировать ребенка, отправив его в свою комнату, будет эффективно. Однако бывают случаи, когда отправка ребенка в его или ее комнату служит лишь убежищем от домашнего хаоса, что не всегда является наказанием».

Родителям лучше понять, почему произошло нежелательное поведение, достойное наказания, если они хотят найти подходящее наказание для детей.Также оказывается, что выяснение того, почему ребенок ведет себя неправильно в той или иной ситуации, помогает избежать такого поведения в будущем.

«Превентивное изложение ожиданий в конкретной форме может быть эффективным, чтобы избежать наказания в некоторых случаях”, – предлагает Кэмпбелл. «Это также исключает родителя как «плохого парня», поскольку ожидания представлены в черно-белых тонах, и теперь ребенок отвечает за то, чтобы сделать правильный выбор, а не только потому, что родитель «контролирует» их».

Наказание для детей, которые не реагируют на наказание

  • Попробуйте что-то другое: если наказание не помогает предотвратить плохое поведение, нет причин продолжать его делать.
  • Будьте ясны в своих ожиданиях: дайте детям шанс добиться успеха, напомнив им, что от них ожидается.
  • Примите естественные последствия: когда наказание соответствует проступку и является логичным, у детей больше шансов изменить свое поведение.
  • Хвалите правильные действия: не просто наказывайте за неправильное поведение. Заведите привычку хвалить хорошие решения.
  • Избегайте борьбы за власть: если вы держите его над головой своих детей, это подорвет командный менталитет в вашей семье.

Наказание должно быть стратегическим

Попытка свести к минимуму конфликты между родителями и детьми и серьезное отношение к проблемам ребенка не означает нянчиться с ним. Это основа многих стратегий «нулевой дисциплины», а что такое родительство, как не попытка научить детей принимать правильные решения? Но иногда модели неприемлемого поведения сохраняются, и детей необходимо дисциплинировать. Ключ к нахождению эффективного курса действий — обосновать его последствиями, которые естественным образом вытекают из их действий.

«Наказание должно быть связано с тем, что ребенок сделал и почему он это сделал, и должно быть немедленным, чтобы он связал это с« преступлением », особенно тем, кто младше», – советует Кэмпбелл. «Разве ребенок не убрал свою комнату? Может быть, они смогут убрать свою комнату и гостиную на следующей неделе. Они пришли домой поздно, не позвонив? Им нужно звонить раз в час, когда они в следующий раз выходят на улицу».

Если поведение ребенка не улучшилось, новое наказание также не решает сути проблемы, и родители должны попробовать другой подход.Если поведение улучшится, хорошо. Наказание эффективно, и родители должны не забывать хвалить детей за улучшение поведения.

«Избегайте борьбы за власть. Вы знаете, что вы главный», — говорит Кэмпбелл. — Если бить их по голове, это не поможет твоему делу. Это только подорвет командный менталитет вашей семьи».

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Когда и как наказывать малыша по мнению эксперта по воспитанию

Пытаться понять, как дисциплинировать малыша, — глупая затея.Потому что сводящая с ума истина, лежащая в основе попыток дисциплинировать детей младшего возраста, заключается в том, что на этом этапе развития родители (а не дети) на самом деле нуждаются в дисциплине.

Малыши – агенты хаоса. По сути, так они исследуют свой мир. И это исследование может разочаровать наблюдателей. Но дисциплинировать двухлетнего ребенка, который учится важным вещам, неконструктивно — и это обречено на провал. Родителям гораздо лучше скорректировать свои ожидания.

Будьте первыми, кто получит Отцовство — наше подробное руководство о рождении, составлении бюджета и становлении счастливым родителем — доступно для предварительного заказа прямо сейчас!

Когда непослушные малыши бросают свои бутылочки, разочарованные родители часто обращаются к эксперту по воспитанию Кэтрин Перлман, автору книги Не обращайте внимания! Жесткий, но справедливый ответ, который она дает, заключается в том, что дисциплинировать малыша невозможно. Вообще говоря, вы не можете эффективно наказывать ребенка, пока ему не исполнится по крайней мере 2 года — примерно в то же время ваш ребенок младшего возраста готов к приучению к горшку.«Если они готовы к приучению к горшку, они готовы к последствиям», — говорит Перлман.

Подводные камни неэффективного воспитания детей младшего возраста

В то же время неэффективное воспитание может усугубить разочарование родителей, что может привести к крику. Исследование 2013 года, опубликованное в Child Development , показало, насколько опасным может быть регулярный крик на ваших детей. Они обнаружили, что жесткая словесная дисциплина, такая как крик, ругань и оскорбления, так же вредна, как и удары или шлепки малышей.Точно так же 50-летние исследования показывают, что шлепки и суровые наказания могут привести к проблемам с психическим здоровьем, когнитивным трудностям, агрессии и антиобщественным тенденциям в более позднем возрасте. И все же каждый шестой родитель все еще делает это. Возможно, предполагает Перлман, родители злятся на своих детей, потому что ошибочные попытки дисциплинировать их не приживаются.

Как дисциплинировать малыша

Если ваш ребенок не готов к дисциплине в своем развитии, это не его или ее вина. Суть дисциплины, по словам Перлмана, заключается в поведенческой тренировке — создании последствий для предотвращения повторяющихся действий.Если ребенок еще не может мысленно связать следствие с действием, вы просто кричите в пустоту, и ваш ребенок не знает, почему. «Малыш, выбежавший на улицу и чуть не сбитый, а затем втянутый обратно и отруганный, не научит 18-месячного ребенка не бегать по улице», — объясняет Перлман. «У них нет для этого возможностей».

Вместо этого Перлман рекомендует перенаправление. Если ваш ребенок не перестанет бросать игрушку, заберите игрушку. Если это приведет в бешенство вашу малютку (она будет), потчевать их глупыми голосами.«В таком возрасте их не нужно наказывать, им просто нужно перестать делать то, что они делают», — говорит Перлман. Таким образом, перенаправление является ключевым.

В возрасте около 2 лет пришло время ввести последствия. Но Перлман говорит, что очень важно, чтобы родители не позволяли наказаниям становиться для детей скрытым способом привлечь больше внимания. «Когда ребенок плохо себя ведет, он получает от нас все виды внимания», — говорит она. «Это само по себе подкрепляет и с большей вероятностью заставит поведение продолжаться». Одна из альтернатив тайм-ауту, способная привлечь внимание, — это просто игнорировать ребенка в течение короткого периода времени.Это делает тайм-ауты менее популярными, чем они стали — когда дети пытаются привлечь больше внимания с помощью , а не лицом к стене — и превращает тайм-аут в более жесткую перезагрузку, которой он всегда должен был быть. Кроме того, игнорирование гораздо более расслабляет, чем крики или полицейские действия.

Четырехсторонний подход к начальной дисциплине

  • Подождите, чтобы дисциплинировать малыша, пока он не будет готов к приучению к горшку.
  • Отвлекайте, а не дисциплинируйте детей младше 2 лет, чье внимание можно легко перенаправить.
  • Избегайте грубых словесных наказаний, таких как крик, ругань и оскорбления, которые могут нанести вред развитию ребенка.
  • Создавать последствия, чтобы предотвратить повторяющиеся действия, а не просто наказывать. Позвольте им учиться на ошибках.

Суть в том, что если ребенок не учится на том, что делают родители, технически это не дисциплина. И если ваш ребенок не готов к поведенческому обучению в своем развитии, вы просто теряете дыхание (и потенциально причиняете долгосрочный ущерб, крича и слишком жестко наказывая).В любом случае, никто не учится, и всем приходится плохо. Так что не думайте об этом как об отказе от своих родительских обязанностей, чтобы обуздать плохое поведение. Думайте об этом как о сохранении сил для больших сражений.

А если серьезно, пусть годовалые будут годовалыми.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Как заставить детей вести себя, не бивая их: уколы

Психологи говорят, что шлепки и другие формы телесных наказаний не заставят детей изменить свое поведение к лучшему. Научная фотобиблиотека/Corbis скрыть заголовок

переключить заголовок Научная фотобиблиотека/Corbis

Психологи утверждают, что шлепки и другие формы телесных наказаний не заставят детей изменить свое поведение к лучшему.

Научная фотобиблиотека/Corbis

Существует множество доказательств того, что шлепки, шлепки или удары детей не улучшают их поведение в долгосрочной перспективе, а даже ухудшают его.

Но наука никогда не побеждает эмоции, по словам Алана Каздина, главы Йельского родительского центра и автора книги The Everyday Parenting Toolkit .

После того, как звезде НФЛ Адриану Петерсону было предъявлено обвинение в жестоком обращении с детьми после того, как он наказал своего 4-летнего сына, ударив его выключателем, было много разговоров о том, как раса и культура влияют на отношение родителей к дисциплине.Хорошо, а как насчет науки? Поведенческие психологи говорят, что люди очень предсказуемо реагируют на слова и действия других, и родители могут использовать эту предсказуемость, чтобы улучшить поведение детей, не крича и не бья их.

Мы поговорили с Каздиным по телефону о том, почему родители применяют телесные наказания и какие у них есть возможности для обучения хорошему поведению. Вот основные моменты этого разговора.

Почему родители применяют физическую дисциплину?

Есть три причины, говорит Каздин.«Мозг запрограммирован улавливать негативные явления в окружающей среде; именно так устроены люди и млекопитающие». Поэтому родители, естественно, обращают больше внимания на плохое поведение ребенка, а не на все хорошие вещи, которые он может делать до конца дня.

Во-вторых, появляется все больше доказательств того, что наблюдение за агрессивным поведением или участие в нем возбуждает центры вознаграждения в мозгу, давая стимул для агрессии.

«И третий контекст — это Библия», — говорит Каздин.”Некоторые религии считают, что бить ребенка, использовать розгу не только хорошо, но и обязательно. Вы не выполняете свои обязанности, если не бьете своего ребенка.

“Эти вещи действительно важны. Мне приятно говорить: «Вот наука», но если это вне контекста, то это глупо». Почему родители ужесточают наказание до такого уровня?»

«Я вижу родителей, которые постоянно жестоко обращаются со своими детьми, и почти всегда знают, что это не работает.Дети не меняют своего поведения. Поэтому родитель думает: «Вам нужно что-то более сильное, чем я говорю; Мне нужно ударить тебя или встряхнуть. К сожалению, дети к этому приспосабливаются».

Так как же заставить этих родителей прекратить жестокое обращение?

Когда ты тонешь, ты не можешь научить кого-то плавать, говорит Каздин. рассуждать с ними, мы не морализируем с ними, мы не говорим им о науке. Такие разговоры не влияют на поведение.”

Вместо этого Каздин заставляет родителей практиковать то, что они скажут ребенку, со словами, тщательно подобранными, чтобы получить конкретный ответ.Цель состоит в том, чтобы научить детей реагировать по-другому, без проблемного поведения.

Почему важны слова?

То, что происходит до того, как ребенок начнет плохо себя вести, имеет решающее значение, говорит Каздин. Знание этого дает родителям возможность предотвратить плохое поведение до того, как оно произойдет.

«Мы знаем, что когда родитель возвращается домой после напряженного рабочего дня, он получает больше нарушений», — говорит Каздин. «Никто не виноват. Но мы знаем, что тон голоса, который использует родитель после напряженного дня, увеличивает вероятность того, что ребенок не будет послушным.

Итак, что мы можем сказать, чтобы поощрить согласие? собираешься? Вы ставите «пожалуйста» впереди. Если вы ставите «пожалуйста» перед родительской просьбой, это меняет ваш тон голоса».

Но за плохое поведение должны быть последствия. Как вы наказываете ребенка?

Родители обычно думают о последствиях как о наказании, но десятилетия исследований в области поведенческой психологии показали, что своевременная похвала ребенка за хорошее поведение гораздо эффективнее для улучшения поведения, чем наказание, говорит Каздин.Наказание должно быть кратким, простым и применяться с осторожностью.

В последнее время вы уделяете больше внимания повседневным проблемам родителей с поведением детей: выполнение домашних заданий, уборка в комнатах. Мне бы очень хотелось узнать, как заставить ребенка заниматься игрой на фортепиано, не придираясь, например.

Это изменение не произойдет за один день, увы. Но небольшие изменения могут иметь большое значение, говорит Каздин. Он говорит, что не может дать конкретных советов, не зная больше обо мне и моем ребенке, но суть будет примерно такой:

«Вы скажете: «Можем ли мы сесть за пианино и сыграть две-три минуты». вместе?’ Тогда вы бы сказали: «Посмотри, сможешь ли ты сделать одну минуту самостоятельно.Возможно, вы не сможете, потому что это то, что могут делать подростки. Но посмотри, сможешь ли ты это сделать. Вернись через одну минуту. И в конце попросите ее научить вас тому, чему она научилась. Сделайте это в течение нескольких дней и растяните период времени, когда вас нет.

“Тогда, когда вы возвращаетесь, вы говорите: “Вы уверены, что вы не подросток? У вас было несколько дней рождения, когда я не видел?” Тогда она будет смеяться, как и вы. И если вы можете закончить сеанс, когда она может выбрать что-то, «палочки для еды» или весы, это очень важно.Сделайте так, чтобы это было приятно. И дайте ей один день в неделю, когда она может сказать: «Не сегодня». Я сегодня не тренируюсь. Свобода для не-сегодня.

«Самое смешное, что это не ракетостроение, — говорит Каздин. «Но реализация сложна. Если бы вы были здесь, мы бы попрактиковались, мы бы вместе сели за пианино».

родителей забили ребенка до смерти в «христианской дисциплине».

Ларри и Кэрри Уильямс были приговорены к максимальному сроку тюремного заключения после того, как их признали виновными в голодании и избиении до смерти Ханы, их приемной дочери.Ларри Уильямс получил 28 лет, а его жена Кэрри — 37 лет. Перл и его жена.

В мае 2013 года Хана была найдена обнаженной, лежащей лицом вниз и истощенной на заднем дворе. По данным правоохранительных органов, ее смерть наступила в результате переохлаждения и недоедания.

В отчете шерифа говорится, что родители отказали Хане в еде и приказали ей спать в холодном флигеле и принимать душ из шланга на улице.Они часто били ее и оставляли следы на ногах ребенка. Мать похвалила книгу Жемчуга и подарила экземпляры друзьям. В день смерти Хану избили 15-дюймовой пластиковой трубкой, рекомендованной мистером Перлом.

Дисциплинарные приемы, которым обучают Жемчуг, включают:

  • Избиение детей пластиковой сантехникой
  • Заставлять ребенка носить пластиковую трубку на шее в качестве напоминания о послушании деревянная ложка
  • «поезд на одеяле» для младенцев, ударив их, если они попытаются сползти с одеяла, лежащего на полу
  • избиение детей старшего возраста линейками, веслами и ремнями
  • обливание шлангом детей, которые имеют несчастные случаи при обучении пользоваться туалетом

Уильямсы – третья группа родителей, признанных виновными в убийстве своих детей как последователей Жемчуга.Книги, бесплатно раздаваемые семьям военнослужащих, также регулярно раздаются в некоторых церквях.

Майкл Перл, родившийся в 1945 году, окончил Библейский колледж Мид-Юг и почти 30 лет проработал в Миссии Союза в Мемфисе.

Некоммерческая организация The Pearls «No Greater Joy» ежегодно приносит 1,6 миллиона долларов за счет продажи продукции и пожертвований, по словам Эрика Экхольма, автора книги «Проповедь добродетели порки», опубликованной в New York Times. Жемчужины утверждают, что не получают гонораров, а прибыль используют для служения.The Pearls утверждают, что их книга была продана тиражом более 675 000 экземпляров. Nielsen BookScan показывает только 9500 продаж с 2001 года.

Пол Мазерс, друг семьи другого сторонника Pearls, сказал Salon: «Я хочу увидеть, как люди встанут и скажут Pears: «Хватит. Это не выдержит».

Жемчужины рассказали Toronto Sun в октябре 2011 года: «Книга предостерегает родителей от жестокого обращения и подчеркивает их ответственность за надлежащий уход за своими детьми, включая их обучение».

Почему нельзя шлепать детей – Клиника Кливленда

Пришло время родителям отказаться от старой поговорки о том, что дети «заслуживают хорошей порки» время от времени.

Cleveland Clinic — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

В 2018 году Американская академия педиатрии (AAP) выступила с решительным заявлением, посоветовав родителям не шлепать своих детей, основываясь на растущем количестве исследований, показывающих, что дисциплинарная техника приносит больше вреда, чем пользы.

«Новое заявление AAP включает данные, которые показывают, что дети, которых шлепали в раннем возрасте, с большей вероятностью будут более непослушными, будут проявлять более агрессивное поведение в дошкольном и школьном возрасте, а также будут иметь повышенный риск психических расстройств и более низкой самооценки. — говорит педиатр Карен Эстрелла, доктор медицинских наук.

Исследования, проведенные за последние 20 лет, показали, что шлепки усиливают агрессию у маленьких детей и неэффективны для изменения их нежелательного поведения, говорится в сообщении AAP. Исследования также связывают шлепки с повышенным риском психических расстройств и нарушений развития мозга.

AAP — влиятельная профессиональная ассоциация, представляющая около 67 000 педиатров по всей стране. Но эта эволюция взглядов на родительскую дисциплину не ограничивается только медицинскими работниками — сегодня все меньше родителей, воспитывающих детей, поддерживают порку.В опросе 2013 года около половины родителей в возрасте до 36 лет сообщили, что шлепали своих детей. Среди всех представителей старшего поколения это число составляло 70% и выше.

Почему шлепки для дисциплины не работают

Хотя порка может вызвать у вашего ребенка чувство страха в данный момент, она не улучшит поведение в долгосрочной перспективе. Фактически, регулярное шлепание нормализует процесс удара и может привести к агрессивному поведению, которое способствует продолжению конфликта между вами и вашим ребенком.

«Дети считают своих родителей образцом для подражания, — говорит д-р Эстрелла. «Агрессивное поведение только вызовет еще больше негативного поведения у ребенка».

В своем заявлении AAP также осудила словесные оскорбления, пояснив, что крик, который оскорбляет, унижает или стыдит ребенка, также оказывает негативное влияние на развитие мозга.

«Исследования показывают, что у детей, подвергшихся токсическому стрессу, позже меняются когнитивные способности, — говорит доктор Эстрелла.

Дисциплинарные стратегии вместо порки

Попробуйте эти три шага, чтобы эффективно дисциплинировать своего ребенка:

  • Установите позитивные и поддерживающие отношения между родителями и детьми, которые дадут вашему ребенку повод продемонстрировать хорошее поведение.
  • Используйте положительное подкрепление, чтобы поощрять поведение ребенка.
  • При необходимости используйте другие дисциплинарные меры, такие как тайм-аут или лишение вашего ребенка любимых привилегий на определенный период времени.

Д-р Эстрелла опирается на эти и другие рекомендации AAP с помощью следующих дополнительных советов:

  • Будьте образцом для подражания. Сделайте своим приоритетом сохранение спокойствия, понимая, что ваш ребенок смотрит на вас как на пример того, как нужно себя вести.
  • Установите правила и ограничения, которые могут последовательно применяться всеми опекунами. Не должно быть хорошего/плохого парня для вашего ребенка с несколькими опекунами. Убедитесь, что правила озвучены с использованием соответствующего возрасту языка.
  • Постоянно хвалите и отмечайте хорошее поведение. Обратите внимание на поведение, которое вы хотите, чтобы ваш ребенок повторял. Покажите, что вы наблюдательны и горды, когда они ведут себя хорошо.
  • Точно так же знайте, когда не отвечать. «Игнорирование плохого поведения, например, если ребенок бросается на пол, потому что ему не разрешили играть на iPad, — это хороший способ уменьшить такое поведение со временем», — говорит доктор Эстрелла. «В этом случае ребенок поймет, что закатив истерику, он не получит iPad».
  • Учитесь на прошлом опыте. Что вызывает плохое поведение вашего ребенка? Если вы можете определить триггер, есть ли способы избежать его или, по крайней мере, лучше подготовиться к нему? Убедитесь, что ваш ребенок знает, каковы будут последствия, если он не выполнит ваши просьбы или будет плохо себя вести в определенной ситуации.
  • Перенаправить плохое поведение. Превратите «не делай этого» в действие, которое ваш ребенок может выполнить. Например, если ваш ребенок берет игрушку у товарища по играм, предложите ему другую игрушку или занятие, пока не подойдет его очередь. Используйте один и тот же настрой для выигрышных/проигрышных ситуаций.
  • Тайм-аут при нарушении правила. Удалите вашего ребенка из этой ситуации на заранее установленное время, которое может составлять одну минуту на каждый год жизни. Объясните в короткой фразе, почему вы это делаете.Когда ваш ребенок подрастет, позвольте ему возглавить тайм-аут, сказав: «Иди на тайм-аут и возвращайся, когда будешь спокоен и готов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.