Мальчик раб 12 лет – Мальчик раб 12 лет – ANAPANEWS

Содержание

Мальчик раб 12 лет - ANAPANEWS

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 254 825
  • КНИГИ 582 695
  • СЕРИИ 21 624
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 537 517

Полковник Мур был женат на женщине весьма достойной, и я могу утверждать, что он любил её и уважал. Она родила ему двух сыновей и столько же дочерей. Это отнюдь не мешало ему, как и любому другому плантатору, давать волю своим страстям и время от времени удостаивать вниманием ту или иную красивую невольницу, работавшую в Спринг-Медоу, — так называлась его плантация. Многим из молодых невольниц такое внимание даже льстило. Но, как правило, у него не бывало более одной или двух любовниц одновременно.

Мою мать полковник Мур удостаивал своим особым вниманием в течение нескольких лет. Она подарила ему шесть человек детей, но все, кроме меня, самого старшего, имели счастье умереть в младенчестве.

От матери я унаследовал еле заметную примесь африканской крови и вместе с ней всё моё бесправие и рабство. Однако несмотря на то, что по рождению я был рабом, во мне был жив гордый дух отца, его тонкие чувства и пылкий темперамент. Что касается внешности, а также умственных способностей, то смею заверить, что никем из своих законных и признанных детей полковник не мог в этом отношении гордиться так, как мной.

Лучшее воспитание — это то, которое начинается с самого раннего возраста. Это правило было твёрдо усвоено и неукоснительно применялось в той части земного шара, где я на горе себе появился на свет. Так как в этой стране нередки случаи, когда один и тот же человек может быть отцом детей-господ и детей-рабов, становится совершенно необходимо соответствующим воспитанием как можно раньше подготовить тех и дру гих к столь различному положению. Согласно обычаю, к каждому юному хозяину, чуть ли не с минуты его рождения, прикрепляется мальчик-раб приблизительно одного с ним возраста. С той минуты как юный господин становится способен проявлять свою волю, он начинает сознавать свои права неограниченного деспота. Мне не было ещё и года, когда супруга полковника Мура подарила ему второго сына. И в то время, когда оба мы, ничего не ведая, ещё мирно спали в наших колыбельках, было уже предрешено, что я должен стать слугой моего младшего брата. Таким образом, с самого раннего детства я помню себя рабом мастера Джеймса.

Нетрудно вообразить себе, какие последствия может иметь неограниченная власть, данная ребёнку над другим таким же ребёнком. Жажда власти, вероятно, одна из наиболее сильных человеческих страстей, и просто поразительно, с какой быстротою самый маленький ребёнок может превратиться в подлинного тирана.

Примером этому был старший сын полковника Мура, Уильям, или мастер Уильям, как полагалось величать его в Спринг-Медоу. Он наводил ужас не только на своего собственного юного камердинера Джо, но и на всех местных детей. Бессмысленное и ничем не оправданное стремление причинять страдания, которое часто проявляют дурно воспитанные дети, для Уильяма стало настоящей страстью. И эта страсть, которую ничто не сдерживало, очень быстро превратилась в привычку.

Достаточно ему было услыхать, что какого-нибудь провинившегося раба собираются наказывать, как Уильям всегда старался всё разузнать об этом и во что бы то ни стало присутствовать при экзекуции. Вскоре он усвоил все отвратительные повадки и гнусные выражения надсмотрщиков. Он никогда не расставался с длинною плетью и, если только кто-нибудь начинал перечить ему или противиться его прихотям, умел пустить эту плеть в ход. Надо сказать, что Уильям всё же как-то старался скрывать эти свои подвиги от отца. Полковник Мур, со своей стороны, предпочитал не замечать того, чего он никак не мог одобрить, но что ему, при его снисходительности, трудно было предотвратить пли загладить.

Мастер Джеймс, к которому я был приставлен в качестве слуги, не походил на своего брата. Будучи от рождения слабым и болезненным ребёнком, он обладал мягким характером и нежной душой. Он искренне привязался ко мне, и я платил ему горячей дружбой и преданностью. Всегда, когда только представлялась возможность, Джеймс старался защитить меня от тирании своего брата. Ему приходилось для этого пускать вход слёзы и просьбы, а чаще всего и другие меры, которые на этого приятного юношу действовали вернее: Джеймс грозил пожаловаться отцу и рассказать ему о грубых и жестоких проделках Уильяма.

Случалось, что юный мастер Джеймс начинал вдруг капризничать и упрямиться. Но я очень быстро перестал обижаться на него за эти вспышки раздражительности, объяснявшиеся его расстроенным здоровьем. Стараясь во всём потакать ему и прибегая к лести — искусству, которое дети в таком положении, как я, постигают почти так же легко, как и взрослые, — я за короткое время подчинил его своему влиянию. Он был господин, а я — раб. Но пока мы оставались детьми, это различие было ещё не слишком заметно, и мне нетрудно было одерживать над ним верх. Ведь я был сильнее его и телом и духом.

Мастеру Джеймсу минуло пять лет, и полковник Мур счёл необходимым приступить к обучению его грамоте. Моему маленькому хозяину с большим трудом удалось выучить буквы. Но составлять из них слова ему никак уже не удавалось. Мальчик был самолюбив, и учиться ему очень хотелось, однако способностей к учению у него не было. Пытаясь преодолеть эти трудности, он, как и всегда, прибег к моей помощи: ведь я был для него главной опорой и советчиком. Мы долго думали и наконец изобрели следующий план: я обладал отличной памятью, тогда как мой молодой хозяин запоминал всё очень медленно. Поэтому было решено, что приставленный к Джеймсу преподаватель обучит азбуке, а затем и чтению в первую очередь меня; я всё хорошенько запомню, а затем, в промежутках между играми, пользуясь каждым удобным случаем, буду постепенно передавать эти знания моему юному господину. План показался нам великолепным. Ни учитель, ни полковник Мур не возражали: полковник ведь хотел только, чтобы сын его научился читать, а учитель был в восторге от того, что таким путём мог свалить на мои плечи самую трудную часть своей задачи.

Тогда и в голову никому не могло прийти, что будет издан этот варварский и гнусный закон — закон, запрещающий под страхом денежного штрафа и тюремного заключения обучать раба грамоте, Подобного закона не существует ни в одной стране, и он покрывает Америку позором на вечные времена.

Мало того, что местные обычаи и гордое презрение тирана к рабу ведут к тому, что раба держат в беспомощном и бесправном невежестве, — законы сами открыто становятся участниками этого проклятого заговора! Право же, я нисколько не сомневаюсь, что господа владельцы выкололи бы нам глаза — и это также на основании какого-нибудь хитроумно составленного закона, — если б только могли изобрести способ заставить нас работать слепыми.

Читать я научился без особого труда и через некоторое время научил читать и мастера Джеймса. Он часто болел, ему приходилось оставаться в комнате, и он лишь изредка мог принимать участие в бурных играх, которыми обычно увлекались его сверстники. Полковник Мур, желая развлечь сына, купил ему множество книг, по содержанию соответствовавших его возрасту, и чтение стало постепенно нашим любимым занятием.

Время шло. Я по-прежнему помогал моему молодому хозяину в его занятиях. Хотя намерение обучить сначала меня, с тем чтобы я, в свою очередь, обучал потом хозяйского сына, вскоре было оставлено, меня так тянуло учиться и я так быстро всё схватывал, что мне не стоило никакого труда готовить каждый день уроки, содержание которых я узнавал от мастера Джеймса. Кроме того, он с юного возраста привык прибегать к моей помощи при малейших затруднениях. Таким путём мне удалось усвоить основные правила арифметики, приобрести кое-какие познания по географии и даже немного ознакомиться с латынью.

Как тщательно ни скрывал я свои познания, но уже одно то, что я умею читать, выделяло меня среди других рабов и делало смешным в глазах моих хозяев. Моё самолюбие нередко от этого страдало. Правда, тогда во мне ещё не видели, как, по-моему, видят сейчас в каждом негре, умеющем читать и проявляющем проблески ума, страшное чудовище, которое изрыгает из себя мятеж и войну и бредит только тем, чтобы перерезать горло всем честным американским гражданам. На меня, пожалуй, смотрели скорее как на какой-то феномен, как на курицу с тремя ногами или на барана, которого природа наделила двумя парами глаз вместо одной, словом — как на какое-то странное существо, которое можно выставить напоказ, чтобы позабавить приезжих.

8 августа в Индонезии полиция задержала 83-летнего шамана, который 15 лет удерживал в пещере местную жительницу. Девочке было 12 лет, когда она попала в сексуальное рабство. К сожалению, подобные истории в XXI веке — не редкость и случаются в самых разных по уровню развития странах

8 Август 2018 18:13

10 лет пыток и унижений в подвале

В конце 2017 года итальянские полицейские обнаружили в подвале частного дома грязную 29-летнюю румынку с худой девочкой на руках. Она рассказала, что устроилась сюда уборщицей 10 лет назад, а стала сексуальной рабыней у 52-летнего Алоизо Джордано. Когда женщину нашли, она уже год как не мылась.

Преступление раскрыли случайно. Полицейские остановили машину Джордано и увидели на заднем сидении истощенного мальчика. Они поехали в дом итальянца, чтобы поговорить с матерью ребенка, и нашли там потайную комнату.

И истощенный мальчик, и худая девочка родились после изнасилований, которые продолжались долгие годы. Десять лет мать детей сидела на цепи в подвале, где не было ни воды, ни электричества. Джордано пытал ее и заставлял старшего ребенка участвовать в издевательствах.

Сейчас преступник под арестом, женщину и детей перевезли в безопасное место. Известно, что в 1990-х годах его уже судили за аналогичные преступления и он даже сидел в тюрьме, но освободился досрочно за примерное поведение.

Четверть века в казахском ауле

Житель Алтайского края провел 25 лет в трудовом рабстве, поехав на заработки в Казахстан в 1992 году. В одном из аулов он за еду следил за домашним скотом, а когда попытался сбежать, ему подрезали сухожилия на ногах.

Мужчину выгнали из аула из-за того, что он стал старым и перестал справляться с работой. Свою историю он рассказал в феврале этого года, когда его нашли местные жители в одном из подъездов казахского города Шымкента. Помочь ему вызвались волонтеры. Они нашли деньги на билеты, оформили документы и помогли бывшему рабу вернуться к семье в Бийск.

«Легенда» российского сексуального рабства

Автослесарь Виктор Мохов, или «скопинский извращенец», стал героем двух документальных фильмов и книги. В 2000 году в Рязанской области он похитил двух подруг 14 и 17 лет и насиловал их в подвале в своем гараже три с половиной года.

Если жертвы сопротивлялись, преступник морил их голодом, держал без света, бил шлангом и разбрызгивал в помещении слезоточивый газ. За примерное поведение он покупал им подарки — телевизор, книги, магнитофон.

Старшая девушка, будучи рабыней, родила двоих детей. Обоих насильник отобрал и подбросил в подъезды домов в городе Скопине. Спустя три года после похищения Мохов попытался соблазнить студентку, которая снимала у него квартиру, взяв с собой на дело одну из пленниц, которая, как казалось насильнику, уже потеряла способность к сопротивлению.

Девушка не упустила шанс и оставила студентке записку с просьбой о помощи. Преступник в итоге получил 17 лет колонии строгого режима.

Трудовое рабство через сексуальный шантаж

В 2017 году Ставропольский край потрясла история в поселке Артезианский Новоселицкого района. 53-летний местный житель два года бесплатно работал на 59-летнего соседа, который его шантажировал.

Все началось в 2015 году, когда один обвинил другого в краже скота и потребовал отработать кражу на ферме. Под страхом побоев «вор» согласился, но срок трудового обязательства затянулся.

Сначала мужчину запирали в сарае, потом фермер начал до него домогаться. Насильник угрожал своей жертве, что если он перестанет работать бесплатно, то все село узнает об их сексуальной связи.

В итоге мужчина не выдержал и пошел в полицию. Оказывается, все это время соседи видели, что происходит что-то неладное, но закрывали на это глаза. Подозреваемого задержали, ему грозит 10 лет лишения свободы.

В сельсовете охарактеризовали насильника как человека странного, любвеобильного и юморного.

Стокгольмский синдром и педофилия

Андрей Приймак десять лет провел в Москве в одной квартире с безработным педофилом.

Когда ему было девять лет, в 2007 году, Андрей познакомился с насильником на улице. Взрослый мужчина пригласил его в гости, а после сексуальной связи и вовсе предложил жить с ним. Мальчик согласился и сбежал из дома. Мать ребенка обращалась в полицию, но его не нашли, ведь он почти не выходил из квартиры — потому что его не выпускал хозяин.

В той же квартире жили мать педофила и гастарбайтеры. Впоследствии женщина уверяла следователей, что не знала о происходившем и думала, что ее сын просто дружил с мальчиком. Соседи вообще никогда его не видели.

Преступление открылось случайно, когда в 2017 году полицейские обратили внимание на лохматого и неопрятного юношу, который гулял вместе со взрослым мужчиной. У молодого человека попросили документы, но их у него не было. Когда он назвал свое имя, сотрудники полиции пробили его по базе данных и выяснили, что перед ними пропавший 10 лет назад мальчик.

На допросе юноша рассказал, что родился на Украине и не помнит своих родителей. Он не ходил в школу и считал свой образ жизни нормальным.

40-летний задержанный признался в преступлениях. Выяснилось, что этот мальчик был не единственной его жертвой. Мужчину уличили в домогательствах как минимум до шести детей в Москве.

Дома у фермера Сашу ожидали, во-первых, миска супа и тарелка чего-то овощного и жареного, а во-вторых, плохие известия о будущей судьбе.

— Ты чего, этого голого привел? — спросила мужчину жена. — Я по радио слышала, что сбежали два мальчишки, рабы, один сбежал у того полковника, который купил у дяди Васи ферму за озером, а другой еще сбежал у какой-то барышни. За них обоих деньги обещают, так что надо хоть этого продать.

— Не отдавайте меня, — всхлипнул Саша.

— А приметы есть? — спросил жену фермер, словно не обращая на него никакого внимания.

— Есть. В магазине и в закусочной есть два листка с приметами.

Фермер сходил в закусочную за листком. Вернувшись домой, он сказал жене:

— Вот это одно про нашего. “16 августа сбежал по дороге во время перевозки мальчик-раб Саша. Был прикован к другому мальчику-рабу Сереже наручниками. Оба голые, недавно были строго наказаны по задам. Мальчик Саша двенадцати лет, обрит наголо, глаза черные, на шее ошейник со стертой надписью. Тот, кто поймает и приведет его в город, в дом 64 на аллее Дорогих домов, получит вознаграждение в полсотни.” А второе объявление про того, который нашу дерюгу с пугала спер. Может, и его поискать?

— Пожалуйста, если вам меня жалко, снимите с меня ошейник и отпустите, — попросил Саша. — Только не отдавайте никому.

— Давай не слушать его, — приказала жена фермеру. — Сейчас мы запрем его в кроличью клетку, а завтра же вези его в город и получай эти заработанные деньги.

Очутившись на четвереньках в грязной, низкой и тесной клетке, Саша понял, что его дело проиграно, и горько зарыдал. “Меня завтра вернут туда, — думал он в отчаянии, — в дом, где все с голыми попами. И первым делом меня положат на бревно, под ремень, а потом каждый день я буду орать под этими ремнями. У-у-у. Что же делать? Что же делать? Никто, никто мне не сможет помочь, и пожаловаться некому. Ой, как меня будут сечь. ”

Утром фермер привез его в город на старой машине, поставив в кузов кроличью клетку. Сперва голыш не видел, куда едут, так что сердце его ныло и колотилось: “Что сказать, что сказать? Буду ползать, просить прощения, скажу, что это Сережка меня за наручник утащил. ” Но когда послышались голоса, он их узнал и вдруг просиял от радости.

— Где там наш раб? — спрашивала фрейлина Наташа.

— А где мои полсотни? — спрашивал мужчина.

— Наташа! Наташа! — закричал восторженно Сашка из кузова. — Эй, пожалуйста, выпустите меня-а-а!

После уплаты денег его вынули, и скрюченный голыш оказался, сам не зная как, перед виконтессой Лилией и фрейлиной Наташей. Между тем привезший раба фермер укатил на своей машине.

— Сашка, привет, — сказала Наташа. — Или ты еще Жик?

— Я уже Саша, — воскликнул от радости мальчик. — А я. я дома?

“Вот и все, я вернулся к виконтессе, — пело все внутри него, — и эти два года позади, совсем позади. И теперь снова буду приличным мальчиком, как до того отъезда во дворец, и все теперь в прошлом, все эти голые попы, колодки, противные розги. ”

А ведь ты теперь мой раб, — сказала Наташа.

Саша посмотрел на нее, недоумевая.

— Чего смотришь? Я же предлагала тебе быть просто мальчиком, если бы ты со мной уехал, помнишь? — сказала подружка. — Ты не захотел, а теперь ты мой собственный раб.

— Я же просто боялся, — улыбнулся Саша, подумав, что когда-то мечтал быть рабом Наташи. Ему стало стыдно, он покраснел. — А это. Наташа, это. какой же я раб, я же дома!

— Так вот, дома, а все равно раб. Ладно, иди за мной в дом, будешь одеваться, — сказала чуть построже девчонка. — Правда, тетя, что он мой? Скажите ему!

— Вообще-то, купила его я, — сказала виконтесса Лилия, потрепав уши племянника. — Но ладно уж, Наташа, воспитывай своего дружка, как хочешь. Саша, ты понял, кого слушаться?

Саша кивнул. Он вспомнил, что хотел учиться у Наташи, и подумал, что теперь до его мечты рукой подать.

— Тетя, — продолжала фрейлина серьезным тоном, — вы ему скажите, чтобы он меня называл “госпожа” и на “вы”, а то я могу его больно высечь.

Саша не поверил своим ушам.

— Ну Наташа! Ну зачем так, — стыдливо проныл он, закрываясь ладонями, — я ведь уже приехал домой, ты ведь всегда меня от этих фрейлин защищала, как же можно меня сечь.

— Извинись и назови ее на “вы”, — строго оборвала его тетя. — Это, между прочим, твоя госпожа. Или ты от радости уже забыл, как учат рабов? Сейчас горничной скажу, она тебя так выпорет.

— Извините, госпожа Наташа, — покорно пробубнил мальчик, почувствовав, что с ним не шутят.

— Вот так, — одобрительно сказала девчонка, уводя его за собой по лужайке к дому. — Саша, ты на меня не злись, я ведь не от злости так сказала, а потому, что тебе нужна дисциплина. Если ты меня не будешь бояться, то какой же ты будешь мой раб?

— Наташа. Госпожа Наташа, — поправился голыш, — а почему мне обязательно быть рабом? Ведь вы сами говорили, что мне надо учиться. А рабов не учат.

— А ты и будешь учиться, — ответила фрейлина. — С осени. А до этого сейчас на две недели придется загрузить тебя работой. Если будешь работать лениво, я сама возьму в руку розгу, — рассмеялась Наташка.

“Опять”, — горько подумал Саша, и ему захотелось плакать.

— Во что тебя одеть? — спросила девчонка в доме. — Можно бы в тунику, как у маркизы, но лучше в курточку, как у полковника.

— А. штанишек каких-нибудь нет? — смутился Саша.

— В них работать неудобно, так что никаких штанишек, — отрезала со смешком Наташа. — Надевай-ка свою курточку. Нам ее Лина, которая тебя в фургоне везла, отдала. Мы ее даже постирали, пока ждали, что тебя поймают.

— А вы меня купили. ой. уже после того, когда. ой. когда я убежал? — полюбопытствовал раб, натягивая с ойканьем тесную и позорную куртку.

— Конечно. Мы же сразу поняли, что тебя обязательно поймают, а если поймают, то привезут к полковнику, а там тебя высекут до крови за побег и на всю жизнь прикуют куда-нибудь в каменоломню. Мы, между прочим, тебя от такого спасли, что ты даже не представляешь!

— Спасибо, — искренне сказал Саша.

— Ну вот, а ты не ценишь, — спокойно и дружелюбно заключила подружка.

Сашу определили жить в его старую комнатку, где они два года назад жили со Славой, а потом Слава жил там один, до своего отъезда в лагерь.

— Это же моя кроватка! — обрадовался мальчик, вспоминая такое далекое и милое время. — А вот это что за такие железки?

— А ты знаешь, я подумала, что раз во дворце ты чистил железки, то и у меня будешь чистить, — сказала Наташа. — Чтобы не ленился. Еще ты будешь мыть пол и окна в своей комнате и в моей. И я тебя буду заставлять мыть мою обувь и чистить щеткой одежду, какая висит у меня в шкафу. Это твои обязанности как раба. Правда, это все не очень тяжело?

— Правда, не очень, — обрадовался Саша. — Наташа. Госпожа Наташа, — вспомнил он про вежливость к госпоже, — вы уж меня простите, но вот неужели нельзя мне надеть штаны? Госпожа Наташа, неужели мне так вот по дому ходить, голым снизу?

— Саш, у меня есть знакомая преподавательница музыки, ее зовут Лариса Алексеевна, — сказала фрейлина. — Я вас с ней познакомлю. И вот она провела опыт на своих учениках, из которого вышло, что мальчики без штанов больше боятся наказания и лучше учатся. Я хотела, чтобы ты у меня учился как положено, по-научному.

— А слуги меня помнят? — спросил мальчик.

— Горничная Барбара помнит, и водитель Хосе тоже, — улыбнулась девчонка. — А еще у нас есть один новый раб, тоже мальчик, только маленький, его зовут Витька.

anapanews.ru

Мальчик раб 12 лет — Воспитание детей


Психология мальчиков 12 лет

В жизни каждого человека есть особые возрастные периоды. Их протекание зависит от наследственности, образа жизни, индивидуальных особенностей организма.

 

Родителей волнует, как воспитать мальчика 12 лет. Это сложный подростковый возраст. Следует набраться терпения и воспользоваться советами опытных педагогов и психологов. Мальчики 12 лет требуют особого подхода в воспитании.

 

Возрастные особенности 12 летних мальчиков

 

Родители мальчика должны понимать, что у него начинается переходный возраст и ему следует помочь.

 

Подросток понимает, что взрослеет, у него меняется отношение к себе. Мальчик обращает внимание на свою внешность. Он проявляет повышенный интерес к чужому мнению.

У подростка происходит биологическая, психическая и социальная перестройка организма.

 

Психологические особенности и проблемы

 

Поведение детей подросткового периода часто меняется в худшую сторону. Психология такова, что ранее послушный мальчик в 12 лет вдруг становится агрессивным, истеричным.

 

Некоторые ребята замыкаются в себе. От переживаний может даже появиться депрессия. Следует быть внимательными к таким детям и предупреждать трагические последствия, особенно суицид.

 

Все изменения психологии подростка происходит из-за нестабильного гормонального фона, мальчик 12 лет учиться строить свои отношения с другими людьми, жить по-новому.

 

Подростки могут подвергаться вредным привычкам. Курение и алкоголь, по их мнению, способствует взрослению и независимости. Особую опасность представляют наркотики. Задача педагогов и родителей не пустить на самотек проблемы переходного возраста, быть очень внимательными.

 

Физиологические изменения

 

Первые физиологические признаки переходного возраста проявляются у мальчиков 9-11 лет. При этом в организме происходят значительные изменения. Родителям важно знать об особенностях развития ребенка.

 

У некоторых мальчиков в возрасте 12 лет проявляются первые половые признаки. Происходит увеличение половых органов, появляется пушок на лобке и волосы под мышками.

 

У ребенка меняется характер. Ему становятся более интересными интимные вопросы. В период переходного возраста мальчики быстро растут. За год подросток может вытянуться на 10-15 см. Ближе к 13 годам происходит ломка голоса, появляется кадык.

 

Часто подростки переживают по поводу угревой сыпи на лице, груди и спине. Поэтому важен правильный уход за кожей.

 

Из-за изменений гормонального фона появляются головные боли, тошнота и слабость. Рост скелета ребенка обгоняет рост других систем органов, поэтому возможны боли в мышцах и сердце. Физиологические изменения готовят ребенка к взрослой жизни, нагрузкам организма.

 

Как воспитать мальчика настоящим мужчиной

 

Воспитание мальчика 12 лет по советам психологов должно осуществляться в большей степени отцом. Любовь матери имеет большее значение в раннем возрасте. Ребенок учится быть маленьким защитником, получает возможность самореализоваться.

 

Отец дает ему первые уроки мужественности. Своим примером показывает, какое поведение считается достойным, учит сына ответственности, решительности.

 

ditiivospitanie.xyz

В Москве вынесли приговор педофилу, который похитил 9-летнего мальчика

В Симоновском суде сегодня вынесли приговор педофилу Эдуарду Никитину, который около 10 лет прятал у себя в квартире похищенного ребенка.

Об этой истории «Комсомольская Правда» много писала. Все началось в 2007 году. Житель московского района Нагатинский затон Эдуард Никитин познакомился во дворе с третьеклассником Андреем. Мальчик - из неблагополучной семьи, часто убегал из дома. Однажды Никитин предложил Андрею переночевать у него. Тот согласился... Про «педофильский» бэграунд Эдуарда не знали даже многие соседи - а он в свое время отсидел полтора года за растление 12-летнего подростка. После отсидки немного поработал курьером, а затем зажил на пенсию матери. Андрея он привел в коммунальную квартиру, где у него была одна комната. В соседней жила мать Никитина. В двух других - жильцы-арендаторы, которые часто менялись. Никитин годами не выпускал мальчика из комнаты, разграничив ее новой стеной.

По версии следствия, последние несколько лет за этой дверью творился настоящий кошмарФото: Александр РОГОЗА

Пропавшего школьника объявили в розыск и искали много месяцев. А он все это время жил буквально через два дома. Эдуард Никитин растлил ребенка, внушил ему, что их интимные отношения - это нормально. Ну, а потом, видимо, включился стокгольмский синдром.

Тем временем, мальчик рос. Никитин стал даже иногда разрешать подростку выходить на ночные прогулки. Во время одной такой вылазки, летом 2017-го, его и остановили полицейские. Документов у молодого человека не оказалось. Его доставили в отдел полиции. Пробили по имени-фамилии в базе и обалдели: мальчик уже десять лет числится пропавшим без вести...

Самое жуткое в этой истории, что все это время Никитин прятал своего секс-раба в коммунальной (!) квартире, а рядом жила его мать.

- Мы уверены, что через какое-то время мать обнаружила мальчика, но в полицию не побежала, предпочитала закрывать глаза на преступление сына, - сообщил источник в правоохранительных органах.

Никитин годами не выпускал мальчика из комнаты

Это удивительно, но в уголовном деле женщина фигурировала лишь как свидетель - по закону она имела полное право не заявлять на родственника.

Эдуард Никитин даже не стал отпираться. Сотрудничал со следствием, признал свою вину. Психиатрическая экспертиза признала его вменяемым.

Сегодня Симоновский суд вынес Никитину приговор. 20 лет колонии строгого режима.

Известно, что обнаруженный в 2017 году Андрей прошел долгий курс реабилитации. За эти 10 лет мама мальчика умерла. Родных у парня не осталось.

Поделиться видео </>

В Москве арестовали педофила, который 10 лет держал в секс-рабстве ребёнка.Никто из соседей даже не подозревал, что творится за дверями квартиры 40-летнего москвичаАлександр РОГОЗА

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мама педофила, который 10 лет прятал в своей квартире мальчика, все это время не решалась на него заявить

Тем временем жертву насильника отправили на психолого-психиатрическую экспертизу (подробности)

www.kp.ru

Читать онлайн книгу Охотник на мальчиков-рабов (ЛП)


Автор книги: Zelamir

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Назад к карточке книги

Zelamir

Охотник на мальчиков-рабов.

История порабощённого мальчика.

Памфлет.

Переводчик: Дублет.

Оригинальный текст: http://www.asstr.org/~pza/lists/length.html

Фэндом: Свифт Джонатан «Скромное предложение, имеющее целью не допустить, чтобы дети бедняков в Ирландии были в тягость своим родителям или своей родине, и, напротив, сделать их полезными для общества»

Персонажи: Уильям Ричард Варвик, Стефани, Вэйн Чейз. Роберт Джонс. Рабы.

Рейтинг: NC-17 ( возможно 21).

Жанры: Слэш (яой), Драма, Экшн (action), Повседневность, Даркфик, Ужасы, POV ( повествование ведется от первого лица).

Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage, Кинк.

Упоминаемые в данном произведении сексуальные сцены взаимодействия взрослых и несовершеннолетних, описания подобных взаимодействий и насилия введены в повествование исключительно в целях демонстрации полной недопустимости и аморальности подобного и не служат пропаганде чего бы то ни было.

Всякое иное толкование данной работы, противоречащее действующему законодательству, является недопустимым.

Антиутопия и альтернативная история.

Автор ни в коей мере не призывает и не одобряет поведение главного героя-рассказчика и решительно протестует против прямого отождествления с ним.

Произведение не является ни эротическим, ни порнографическим.

Все права защищены.

Описание:

Развитие темы Дж. Свифта. Альфонс Кюрваль, британец французского происхождения в 1729 г. внёс в парламент своё "Скромное предложение". Оно не было принято. Но последующий кризис и Вторая гражданская война заставили общество вновь обратиться к проекту. Антиутопия.

Спустя 50 лет после введения в практику Проекта. Изначальные простота и ясность весьма исказились со временем, а также из-за наплевательского отношения, как Либералов так и Добродетелей. Изначальные простота и ясность весьма исказились со временем, а также из-за наплевательского отношения, как Либералов так и Добродетелей. Против этого выступает Вильям Ричард Варвик и его соратники из Отдела Возврата Собственности Нового Порядка. Однако желание быстро и много заработать заставляет его искать новые, не совсем законные способы, от чего он сталкивается с крупными проблемами.

Книга первая. Часть первая.

Дождь стекал по туго натянутому навесу, барабаня по крыше стоящей машины. Дождь лил весь день и, скорее всего, будет лить всю ночь. В конце концов, это же Уэльс, место, где большую часть времени идут дожди. Асфальт тускло поблескивал, отражая свет нескольких уличных фонарей.

Стефани, сидевшая напротив меня на пассажирском кресле, двинула своим внушительным телом и громко рыгнула.

– Слушайте сюда, – нервно сказал я, – Я хочу сделать это еще раз, поэтому давайте без всякой херни. Мы ждем, пока «сброс» будет выполнен, затем Вэйн подгоняет машину. Я хватаю отродье, а ты, Стеф, занимаешься мамашей. Только «слегка», даже если эта папистская сука будет орать или дергаться, ровно столько, чтобы угомонилась.

Собственно, не было особой нужды все это говорить. Мы очень часто занимались подобной работой, и все давно знали свои роли. Только вот, что касается этого «слегка»... Стефани не умела «слегка». Я использовал это слово для Вэйна, чтобы он помнил, что я сказал, и был начеку, когда Стефани все же звезданет какую-нибудь женщину так, что та потом не сможет встать. Такого пока не случалось, но могло бы запросто.

– Ты «чуть-чуть» не забыл ключи от машины, Варвик, – сказала Стефани, а Вэйн хохотнул.

Эта баба была настоящей свиньей. Я работал с ней только потому, что Магистрат имел довольно смутное представление о том, как мужик ростом 2 метра и весом всего 72 килограмма должен управляться с такой бабищей. По каким-то причинам, известным только им, было предпочтительнее, если работу будет делать эта махина с плечами грузчика, и к тому же с явным удовольствием.

– Шла бы ты, Стеф, – с горечью ответил я. Вэйн снова хохотнул.

Автомобиль, пригнанный сюда матерью мальчишки, был припаркован на стоянке в паре сотен ярдов от нас. Коротко вспыхнула спичка – она прикурила ещё одну сигарету. Ожидание выматывает. Мне было её почти жаль...

Большая черная машина свернула на стоянку и остановилась у въезда. Пассажирская дверь распахнулась, оттуда появилась небольшая стройная фигурка мальчика. Женщина выскочила из машины и распахнула объятия...

Как только мальчик побежал к женщине, черный автомобиль развернулся и помчался прочь. «Сброс» был завершен, и они спешили убраться отсюда до возникновения проблем, что поставило бы под угрозу будущие операции.

Мальчик уже подбегал к женщине и был готов прыгнуть в ее объятия.

– Давай! Сейчас! – заорал я, хлопая Вэйна по плечу. Он врубил все фары, и автомобиль рванул вперед.

Мальчишка и его мать стояли в обнимку, заливаемые потоками яркого света наших фар. Я видел их бледные испуганные лица, обращенные к нам. Вэйн бросил машину в занос и остановился боком прямо перед ними.

Я выскочил, когда машина еще не до конца остановилась. Вырвав мальчишку из объятий матери, я развернул его лицом к себе и заехал кулаком в живот. Я слышал крик женщины и глухой звук с которым Стеф ее вырубила. От удара мальчика согнуло пополам. Вывернув ему руки за спину и стянув пластиковым жгутом, я швырнул его на заднее сиденье и сам прыгнул туда же.

Женщина лежала на земле и только начала подниматься, как Стефани заехала ей куда-то сбоку в голову. Отобрав ключи от угнанной ею машины, Стеф зашвырнула их в темноту. Повернувшись, она еще раз врезала лежащей женщине и быстро втиснулась на переднее сиденье.

Свистя покрышками, Вэйн погнал машину прочь.

Последнее, что я увидел в мутном свете фонарей, как женщина, шатаясь, поднимается на ноги, по лицу течет кровь, она пытается бежать за нами. И ее искривленные криком губы.

– Мааамочкааа, – проскулил мальчик. Я отвесил ему оплеуху.

– Эй, пожалей обивку! – запротестовал Вэйн, – Кровь потом надоест отмывать!

Я ударил еще раз. Какого хрена, это моя машина! Да и по-любому, мальчикам лучше сразу показывать, как с ними будут обращаться в будущем.

***

Час спустя я расплатился со Стефани и Вэйном. Они на подхвате и получают соответственно. А независимый профессионал забирает все барыши. Я возвращался на базу, которая прекрасно служила мне и домом, потому что там была кровать и несколько книг. Мальчишку я бросил в багажник, предварительно заткнув рот, чтобы не создавал проблем и не отвлекал от езды.

Старый охотничий коттедж с большим двором и пристройками, в конце длинной дороги, на приличном расстоянии от других жилых мест, не кажется, на первый взгляд, идеальной базой для законного бизнеса, и кстати, можете не сомневаться в его законности. Как ни крути, а я Агент по Возврату Собственности, наделенный всеми правами Отделом Возврата Собственности. Отделом, играющим весьма существенную, хоть и не всегда популярную роль в поддержании Нового Мирового Порядка.

Не так уж и давно я мог бы заниматься своим делом, как и другие уважаемые бизнесмены, находясь в офисе местного делового центра, в моем случае Кардиффа, Южный Уэльс. Но за годы, прошедшие со времен Великого Нефтяного Шока и последовавшей за ним Второй гражданской Войны* простые истины Нового Порядка подверглись жесткой критике и значительно ослабли. Были добродетельные, хоть и ошибочные попытки улучшить положение рабов, среди которых, в свою очередь, появились открыто подрывающие устои агитаторы, аболиционисты и им подобные, которые иногда даже осмеливались на открытые действия в поддержку своих извращенных идеалов.

Если бы не работа Агентов, таких как я, обеспечивающих основу Нового Порядка, вся Система была бы давно разрушена, и все мы ввергнуты в бездну анархии.

И вот поэтому, учитывая всю неблагодарность нашей работы, мы должны иметь возможность действовать тихо и без постороннего вмешательства. Однако, я отклонился от темы. После того, как мой офис в городе пикетировали аболиционисты, а потом вообще сожгли – я переехал в более уединенное место и заодно прикупил пару немецких овчарок.

Только я вылез из машины, чтобы отпереть двойные ворота с колючей проволокой наверху, как два пса бросились к прутьям, исступленно захлебываясь лаем. Я окликнул их. Узнав мой голос, они затихли, отошли назад, и присели в свете фар. Я проскользнул за ворота, поливаемый дождем, позвал собак и отвел их через двор к будке.

Врубив внешнее освещение, вернулся в машину. И только загнав ее в безопасность высоких стен и крепко запертых ворот, я пошел доставать маленькое отродье из багажника.

Сжавшись в комок, он смотрел на меня снизу полными ужаса глазами. Из его заткнутого кляпом рта донеслись сдавленные звуки.

Схватив за руку, я выволок его из багажника. Стоять он не мог – ноги подгибались. Я поволок его к будке. Собаки, учуяв чужого, пришли просто в дикую ярость, пытаясь просунуть головы сквозь прутья решетки, злобно рыча и лая. Мальчик задергался, пытаясь вырваться, упираясь ногами в землю, но я был сильнее и держал его в нескольких сантиметрах от прутьев, в то время как собаки, оскалив зубы, бесновались и бросались на решетку. Беспомощно пискнув, мальчишка сдался, и, перестав упираться, повис у меня в руках.

– Посмотри поближе на этих собак, пацан. Если ты попытаешься что-то выкинуть – я скормлю тебя им. Они не любят грязных маленьких беглецов, поэтому или думай, что делаешь, или станешь обедом.

Внезапно я почувствовал, что по горло сыт преследованием беглых маленьких рабов, сыт Уэльсом, его мерзкой погодой с постоянными дождями, грязными маленькими рабскими отродьями и всем остальным в этом отвратительном мире. Придя в ярость, я саданул мальчишку головой о перила и выпустил из рук. Он рухнул мне под ноги на сырые плиты камней, которыми был вымощен двор.

По темному пятну в паху его джинсов я понял, что он обмочился от страха. Пнул его пару раз, но он не вставал. Тут я почувствовал, что ужасно устал и совершенно вымок. Мне хотелось раздеться, хлебнуть хорошего виски и рухнуть спать. Я поволок мальчишку к ряду клеток, стоявших вдоль стены, запер его в одну из них и выпустил собак. Те сразу ломанулись к клетке, отталкивали друг друга, пытаясь достать пацана. Я ушел в дом.

Проснулся довольно поздно, с удовольствием отметив, что сегодня будет погожий денек: облаков не было и ярко сияло солнце. Я совершенно не торопился. Днем нужно было сделать ДНК-тест, чтобы убедиться, что это то самое отродье, доложить в Главный офис Отдела Возврата до принятия необходимых мер по его переправке законному хозяину. Однако, ничего из этого не было уж очень срочным и не заняло бы много времени. Тем более, что чем дольше мальчишка будет сидеть в холодной клетке голодным и испуганным, тем покладистее он будет потом.

Я только что допил вторую чашку кофе, сделанного моим рабом Тимми. Он голый стоял наготове где-то сзади на случай если вдруг я захочу третью. Тут ожил интерком.

– Мистер Варвик, можно мне зайти?

Я посмотрел на экраны наблюдения позади двери в кухню. Я узнал голос, но осторожность не помешает. Снаружи у ворот стоял Роберт Джонс, ухмыляясь в камеру.

– Заходи, Роберт, – сказал я, нажимая несколько кнопок на панели.

Роберт был сыном фермера, жившего и работавшего на моей земле на другом конце дороги, ведущей к моему особняку. Ему было четырнадцать. Сам он был крепким, отличного телосложения. Он прибежал знакомиться сразу после моего переезда сюда, и время от времени помогал мне с разными мелочами.

Ворота открылись, и Роберт закатил велосипед внутрь. Собаки, гревшиеся на солнце, бросились к нему, изо всех сил виляя хвостами: Роберт присматривал за ними, когда я бывал сильно занят, и они были очень дружны.

Мгновение спустя, он уже стоял в дверях кухни.

– Я взял у папы еще одну дозу Импровака (вакцина для хряков, уничтожает скрытые инфекции и ускоряет рост), – сказал он с хитрой улыбкой, – Как она действует на Тимми? Папа говорит, что те хряки, которым он бездумно вводил вакцину, тормозят в развитии, становятся менее агрессивными, перестают расти и даже теряют вес.

– Я думаю, что у него перестало расти внизу, – ответил я, – Ты знаешь, ветеринар пытался взвесить его яички, когда был тут последний раз, и он полагает, что они даже немного уменьшились. Правда, они и всегда были не очень большими, но ему скоро тринадцать, и они у него начали набухать. Да сам посмотри! Подойди, Тимми, дай юному хозяину взглянуть на тебя, а потом я тебе вколю еще дозу этой вакцины для свиней.

Тимми шагнул вперед, счастливо улыбаясь. Он обожал Роберта совершенно по-собачьи, был счастлив, когда тот просто обращал на него внимание, и приходил в восторг, если Роберт занимался с ним чем-то. Тимми спокойно стоял напротив старшего мальчика, пока Роберт, склонившись, с сосредоточенным лицом изучал его.

– По-моему, они стали меньше, – рассудительно заметил Роберт, ощупывая безволосые яички мальчика. – Мистер Варвик, он же всего на год младше и был намного меньше меня еще до того как вы стали вводить ему Импровак. У него внизу совсем нет волос, хотя у меня уже есть немного. Почему так?

– Ну, мальчики-рабы всегда развиваются медленнее свободных, – сказал я рассеяно, потому что проверял, чтобы в шприце не осталось воздуха. – Все потому, что они меньше едят и больше работают. Так, а теперь стой смирно, маленькая шлюшка, пока я ввожу тебе это!

Воткнув иглу в задницу отродья, я нажал на поршень.

– Вы не заметили никаких негативных последствий? – спросил Роберт, как только я вытащил иглу.

– Да пока нет, – ответил я, – ну, может, он стал поправляться, но я это решил, давая ему меньше кукурузной каши. А так ничего. Мистер Вилсон, ветеринар, попросил разрешения понаблюдать его, потому что этот маленький раб его заинтересовал. Он регулярно заходит, осматривает, но тоже ничего не заметил.

– Круто будет, если это реально сработает! Тимми будет еще много лет приятно трахать, а вы сэкономите кучу времени на обучении другого мальчика. Тимми, ты должен гордиться, что можешь помочь хозяину в таком важном эксперименте.

– Мне повезло, что я шлюшка мистера Варвика, – ответил Тимми, глядя на меня и надеясь, что угадал с ответом.

– Он не понимает, что ты имеешь в виду, Роберт, – сказал я, снисходительно смеясь, – Ты слишком многого ожидаешь от маленького отродья. Он был третьим мальчиком в большой бедной семье. Ему на роду было написано быть Порабощенным. Они даже не удосужились отдать его в школу. Он не умеет ни читать, ни писать и не умеет считать дальше десяти. Я взял его сразу после Порабощения, ему было семь, и с тех пор он со мной. Он не плохое маленькое животное, но весьма ограничен, как и все Порабощенные отродья – такое же животное, только умеет говорить. Они не могут думать или чувствовать так же как мы с тобой.

– Я смотрю, у вас снаружи появился еще один беглец? – заметил Роберт, меняя тему разговора, – Видел огни вашей машины, когда вы приехали прошлой ночью, и удивился бы, если б вам не повезло.

– Сбегает второй раз, – сказал я с удовольствием, – поэтому награда удваивается.

– Он выглядит довольно жалко, – сказал Роберт, – и он воняет. Я думаю, что грязная маленькая скотина обгадилась. Почему они так делают, мистер Варвик?

Я пожал плечами.

– Мальчики-рабы, – спокойно начал я, – маленькие грязные животные. Так уж есть. Пока попей колы, мы почистим его, когда я допью кофе.

Взяв банку из холодильника, Роберт открыл ее и жадно отпил.

– Он маленький, – произнес он, вытирая рот тыльной стороной ладони, – с ним будет просто.

– Девять лет, согласно ориентировке на него. Имей в виду, отродья не сопротивляются после ночи в клетке. Холод и голод отлично усмиряют мальчиков.

Я пошел во двор, за мной шел Роберт, а позади на расстоянии Тимми, на случай если он понадобится.

Мальчик, сжавшись, лежал на голом полу клетки. Увидев нас, он забился в дальний угол, подальше от нас, съежившись, стараясь стать как можно меньше. На одной стороне его лица красовался здоровенный синяк от моего удара, нечего и сомневаться, что на его теле достаточно было синяков, которые мы увидим, когда разденем. Одежда еще не просохла после вчерашнего ливня – он трясся и посинел от холода.

– Вытащи его оттуда, – попросил я.

С широкой улыбкой Роберт взял короткий обрезок резинового шланга, лежавший под рукой на крепкой скамье для наказаний, стоявшей напротив клеток для маленьких рабов. Я отпер дверцу клетки и стоял наготове, пока Роберт заходил сзади.

Я увидел как он ударил шлангом между железными прутьями, всей длиной вытянув отродье по съёженным плечам. Мальчик завопил от боли, но из-за кляпа во рту мы услышали только глухое мычание. Огромное преимущество резинового шланга в том, что он помогает управляться с мальчишкой, причиняя сильную боль, но не калеча.

Мальчик немного подвинулся вперед, стараясь, чтобы Роберт его не достал. Роберт снаружи сделал шаг и ударил, на этот раз попав по макушке. Каждым новым ударом Роберт заставлял мальчишку подвигаться вперед, пока я ждал у открытой дверцы клетки.

Было приятно посмотреть на парня, который так очевидно наслаждался, как делал это юный Роберт.

В итоге мальчик быстро дополз до выхода, где я ухватил его за лодыжку и вытащил его тельце из клетки.

– Вставай! Вставай, бесполезный кусок дерьма! – я подкрепил крик сильным ударом по ребрам.

С руками, связанными за спиной, ослабевшему от голода и холода мальчишке было трудно подняться на ноги. Однако, подгоняемый Робертом, который несколько раз от души прошелся шлангом по его заду, мальчик все же поднялся.

Я с силой дернул за джинсы отродья. Ткань лопнула, посыпались пуговицы, когда я потащил его штаны вместе с к велекому моему отвращению обнаружившимися под ними трусиками вниз через его щиколотки.

– А ты был прав, – сказал я Роберту, разматывающему водяной шланг, – маленький гаденыш обделался.

– Мне помыть его внизу из шланга?

– Подожди минуту, пока я его совсем раздену.

Как только я раздел мальчика, Роберт направил на него струю ледяной воды. Тот попытался увернуться от воды, бившей по его нагому телу. Я схватил мальчишку за руку и швырнул обратно напротив Роберта.

– Возьмите шланг, мистер Варвик, я подержу маленького ублюдка, – крикнул Роберт, пока мальчик скакал и уворачивался от воды.

Он передал шланг мне.

– Не хочу намочить, – сказал он, стягивая с себя шорты.

Убедившись, что на них не попадет вода, и, не пытаясь даже скрыть свою эрекцию, он повернулся к мальчишке. Роберт крепко удерживал его, а я мыл, причем воды попадало одинаково на обоих.

– Возьми его за запястья и потяни на себя, чтобы я мог помыть его зад, – приказал я.

Как только Роберт потянул руки мальчика, заставив того наклониться, я направил струю воды между его ногами и в его щель, вымывая приставшие ошметки.

Убедившись, что смыл основную грязь, я выключил воду. Роберт разжал руки, выпустив мальчика, и тот упал на колени прямо на мокрые каменные плиты. Затем он сел. Капли воды на голом теле серебрились в солнечном свете.

Я заметил, что несмотря на клеймо на боку, кожа на заду была бледнее – верный признак того, что его хозяин разрешал ему носить одежду, не говоря уже о белье, что было немыслимым всего каких-то десять лет назад. Я помотал головой, совершенно не понимая, как могли четко определенные и простые правила Нового Мирового Порядка быть так испохаблены.

Шагая вперед, чтобы убрать кляп, я не мог представить, какие преимущества можно получить, так портя отродье? Мальчик не становился счастливее или лучше в долгосрочной перспективе. Может быть, бедная маленькая шлюшка получала какое-то мимолетное удовольствие от того, что ему позволили одеться и теперь он может подражать свободному мальчику? Но, смотрите, к чему это может привести: недовольству, неблагодарности и, в конце концов, к бунту, сопротивлению! Перспективы пойманных беглых маленьких рабов были неприятны даже в нынешние куда более мягкие и либеральные времена. Сажать на кол вышло из моды, но то, что это заменило, было хоть и не смертельным, но, безусловно, эффективным и очень болезненным.

Часть вторая.

Занимаясь застежкой кляпа на шее мальчика, я думал, что куда лучше сразу же дать ему понять, что он существует только для служения. И это лучше, чем давать ему ложную надежду и неверное представление о собственной значимости.

Ослабив пряжку, я вынул кляп у него изо рта. Затем крепко взяв его за руку, я поставил его на ноги.

От его вида я едва не засмеялся. Кляп был у него во рту, по меньшей мере, 14 часов. И теперь мальчишка стоял не в силах закрыть рот. Похожий на глотающую воздух рыбу, когда ее выбрасывает на мель.

Я знал что делать. Положив одну руку на его макушку, другой я резко толкнул вверх подбородок, отчего челюсти с сухим щелчком закрылись. Следом я освободил его руки.

Из задней двери показался Тимми, который нес два парящих ведра с горячей водой. Роберт, взяв тряпку и мыло, начал мыть мальчика. Я же собрал изодранные остатки его одежды и пошел выбрасывать в контейнер. Я увидел на футболке бренд «Gap» и раздраженно покачал головой. Было глупо позволять маленькому рабу вообще носить одежду, а уж дорогие шмотки точно были чистым безумием.

Роберт позвал меня как раз, когда я выбросил одежду в контейнер.

– Мистер Варвик, – его голос звучал крайне озадаченно, – пожалуйста, подойдите и посмотрите на это.

Он как раз мыл задницу мальчика, который стоял напротив с раздвинутыми ногами. Мыльная вода стекала из расщелины его зада.

– Вы когда-нибудь видели, чтобы у отродья его возраста была такая дырочка? – спросил он, раздвигая половинки мальчика, чтобы я мог взглянуть. – С такой тугой маленькой и приятной я раньше никогда не видел. Думаю, что у вашего Тимми дыра гораздо больше и явно растянутее этой.

Я наклонился и прошелся пальцем по анусу мальчика, заметив, как напрягся его зад, и сжались губы от моего прикосновения.

– Все просто, – рассмеялся я в ответ, – это девственная шлюшка, по крайне мере, до сих пор его задница никого не интересовала.

– Его не трахали! – удивленно воскликнул Роберт. – Девятилетняя Порабощенная шлюшка, которую не имели в зад! Господи, что же с ним не так?

– Да может быть, с ним все порядке, – глубокомысленно сказал я, – просто возможно, что его хозяина это не сильно интересовало.

– С моими хозяином и хозяйкой все в порядке, – впервые заговорил мальчик, – они мне это объяснили. Они не могли усыновить меня, потому что в наши дни это незаконно, поэтому они купили меня у папы. Но они любили меня как собственного сына, и папа сказал, что он никогда не сделает со мной подобных вещей и...

Мы настолько удивились отродью, заговорившему без разрешения, что даже с запозданием среагировали. Только теперь Роберт заткнул его ударом в живот.

– Наглое маленькое дерьмо! – кричал Роберт, отвешивая мальчишке одну оплеуху за другой, – ты будешь говорить только тогда, когда тебе скажут говорить! И никак иначе!

– Очень хорошо, Роберт, – одобрительно сказал я, – однако, я бы хотел узнать подробности. Итак, мальчик, возможно, твои хозяин с хозяйкой любили тебя как сына. Только ведь они все равно поставили на тебя клеймо. Забавный способ показать как тебя любят, не так ли?

– Они объяснили...

Теперь уже я ударил мальчика.

– Тебе же будет лучше, и ты это вскоре поймешь, что если ты говоришь, то начинать лучше со слов «пожалуйста, хозяин», а заканчивать «спасибо, хозяин», – мягко заметил я, в ожидании, пока отродье поднимется на ноги.

– Пожалуйста, хозяин, – мальчик пытался не разрыдаться, – они говорили об этом. Им пришлось зарегистрировать меня в Офисе Хозяев Порабощенных, чтобы я мог быть с ними. Им пришлось поставить клеймо и одеть на меня ошейник. Когда мы приехали домой, они сняли ошейник, но с клеймом ничего не поделать.

Он замолчал, и я снова занес руку для удара.

– Спасибо, хозяин, – торопливо добавил он. С холодной улыбкой я опустил руку. Я удовлетворенно подумал, что мальчишка очень быстро учится.

– Я могу его трахнуть? – внезапно спросил Роберт.

Я бросил на него быстрый взгляд. У основания его юного, изнывающего от нетерпения стоящего члена был небольшой кустик волос, появившийся совсем недавно. Он не дотягивал по размерам до члена взрослого мужчины, но был, несомненно, больше маленьких стрючков безволосых мальчиков. Я смотрел на этот полный желания твердый член с блестящей капелькой выступившей смазки на самом кончике, на болтающиеся набухшие яички парнишки, и думал, что он достаточно большой для того, чтобы маленькое отродье почувствовал и запомнил.

– Почему нет? Вот только Тимми расстроится, ведь он надеялся, что ты здесь, чтобы трахнуть его, – сказал я улыбаясь.

– Тимми всего лишь шлюшка, и меня он не волнует. Ему придется дождаться своей очереди, – бессердечно ответил Роберт.

Разочарование на лице Тимми было хорошо заметно, но он знал, что лучше молчать.

– Ну что ж, это будет не так просто как с Тимми. У него это в первый раз, поэтому все там очень тугое. Тебе придется с силой пропихнуть, не обращая внимания на крики.

– Нет! Вы не сделаете этого со мной! Я донесу на вас! Я доне...

Ударом в лицо Роберт заставил его заткнуться. Мальчик прижал ладони к лицу, сквозь пальцы сочилась кровь.

– А ведь он угадал, – сказал Роберт повышая голос, чтобы его было слышно за рыданием мальчика, – что если он в самом деле донесет? Это не создаст вам проблем с его законным хозяином?

– Черт, Роберт, – я побоялся, что произнес это несколько раздраженно, – ты так же хорошо, как и я знаешь, что слова Порабощенного мальчика не принимаются как свидетельские показания. Мы же скажем, что его изнасиловали аболиционисты до того, как мы его поймали. А синяки спишем на его сопротивление аресту. Не переживай, мы безбоязненно можем делать со шлюшкой все, что угодно.

– Тимми, – продолжил я, – принеси банку лубриканта с моей кровати и поторопись, мальчик, не заставляй юного хозяина ждать. Роберт, помоги мне. Мы привяжем отродье на скамье для наказаний.

Я потащил мальчика на скамью. Это была крепкая полутораметровая деревянная скамья, прочно привинченная к плитам двора как раз напротив клеток для мальчиков. Она была умышленно помещена здесь, чтобы страдания любого отродья, которому воздавалось за его грехи, были видны и слышны любому обитателю клеток. На каждом конце скамьи были подвижные брусья с отверстиями, чтобы фиксировать икры и кисти лежавшего на скамье маленького раба. Мы сделали по-другому: перегнули мальчишку через один из брусков, его раздвинутые ноги привязали у основания скамьи, а вытянутые руки привязали к ней самой.

Глядя на выставленный вверх зад мальчика, трудно было представить какое-то более уязвимое и унизительное положение. Поза привязанного мальчишки обеспечивала беспрепятственный доступ к его членику и яичкам. Просунув руку между его ног, я аккуратно покрутил его яички между большим и указательным пальцами, почувствовав, как от моих прикосновений увеличился и отвердел его членик. Мальчишка тихо застонал и поднял вверх зад.

Из дома прибежал Тимми с банкой лубриканта.

– Смажь член юного хозяина, – приказал я.

Тимми опустился на колени у ног Роберта и приступил к работе. Его лицо находилось в нескольких сантиметрах от напряженного члена старшего мальчика. С застывшим лицом и приоткрытыми губами он был похож на восторженного паломника храма какого-то языческого бога. Вполне возможно, что в мыслях маленького отродья так оно и было.

Отпустив твердый маленький членик мальчишки, я очень мягко провел ногтем по чувствительной внутренней стороне бедра, то приближаясь к анусу, то удаляясь от него. Мальчик хныкнул и выгнулся. Когда я провел кончиком пальца совсем рядом с дырочкой, его членик напрягся еще больше. Мальчишка задергал головой, его дыхание участилось. Я пробежался пальцем по его анусу, еще и еще, не пытаясь проникнуть внутрь, умышленно дразня мальчишку, подводя его все ближе и ближе к оргазму.

Я вытянул руку к Тимми. Опытный в подобного рода вещах мальчик подал банку лубриканта, в которую я и обмакнул палец. Я умышленно ждал, пока маленькая шлюшка, лишенная моих возбуждающих прикосновений, предпримет безуспешную попытку поднять свою попку ко мне.

Через несколько секунд, которые, без сомнений, показались вечностью возбужденной маленькой шлюшке, я начал снова, но на этот раз я нажимал уже сильнее. Этого хватило. Мальчик выгнулся, застонал и забился в сухом оргазме. Я медленно вводил и вынимал палец снова и снова, усиливая это мучительное наслаждение. Когда палец целиком погрузился в девственную попку мальчика, я остановился и вытащил. Вытерев палец о заднюю часть его бедра, я поймал взгляд Роберта и кивнул. Парнишка стоял рядом, наблюдая за длинным сухим оргазмом шлюшки. Его сочащийся крайне возбужденный член, блестевший от смазки, не нуждался в дополнительном приглашении.

Согнув колени, он прицелился и толкнул член вперед. И все же, несмотря на мою предварительную обработку, он встретил сопротивление. Его зад двигался и напрягался по мере того, как он проталкивал свой член. Мальчишка запрокинул голову назад и закричал от боли. Крики, по всей видимости, усилили возбуждение Роберта, поскольку он только удвоил напор. Помогая мощными толчками ляжек, он погружал член все глубже и глубже. Крики отродья перешли в тихое хныканье, когда Роберт без зазрения совести шлепнул его по попке. Внезапно Роберт застыл, его голова запрокинулась, тело выгнулось дугой, и только мышцы его зада сокращались, пока он накачивал своим семенем задницу мальчика.

Затем он подался назад и с чпокающим звуком вытащил свой член. Тимми без приказа бросился на колени и стал энергично сосать его.

Я рассмеялся, пожимая плечами. Среди Порабощенных отродий глубоко укоренилась вера в то, что семя свободного мальчика или мужчины делает их сильнее, привлекательнее или, может быть, просто приносит удачу. Нельзя точно сказать, в чем причина, но в этой вселенной ничто не может истребить эту глупую веру. Не сомневаюсь, что если бы Тимми выпало хоть полшанса, он слизал бы все, что вытекало из дырки отродья, не успели бы мы и глазом моргнуть. Это, конечно, совершенно не поддавалось логике, но что делать? Это лишь еще одно подтверждение, что рабы отличаются от нас.

Пока Тимми шумно и с энтузиазмом очищал член Роберта, я наклонился проверить, сильно ли повреждена дырка шлюшки. Она покраснела и на ощупь была болезненной, однако сфинктер не был порван. Когда я прошелся по нему пальцем, мальчик тихонько всхлипнул. Было немного крови, что по моему опыту неизбежно в такой ситуации, но ничего, о чем бы стоило беспокоиться. Выпрямляясь, я шлепнул его по заднице.

– Повесь на него груз, и пусть почистит свою клетку. Возьми обрезок шланга, если будет медлить, это не летний лагерь. А я пока пойду и посмотрю пару вещей в Сети.

Назад к карточке книги "Охотник на мальчиков-рабов (ЛП)"

itexts.net

раб - это традиция: как военные США покрывали афганских педофилов / Авторские материалы / Радиостанция "Вести FM" Прямой эфир/Слушать онлайн

В Афганистане американские военные покрывали местных военачальников-педофилов, которые насиловали мальчиков. Таковы шокирующие результаты журналистского расследования газеты The New-York Times. Причем извращенцев никто не останавливал даже в тех случаях, когда насилие происходило на американских военных базах. Тех американцев, кто пытался помешать, увольняли в запас. О том, как это выяснилось и что ответили в Пентагоне, - из Вашингтона корреспондент "Вестей ФМ" Ася Семенова.

Дэн Квин - теперь уже бывший капитан войск спецназначения США - был уволен из армии вскоре после того, как избил одного из начальников афганской полиции. У этого защитника правопорядка к кровати был цепью прикован мальчик, сексуальный раб. Вот что рассказал капитан Дэн Квин о встрече с этим полицейским:

"Я швырнул его на землю несколько раз. Мой напарник Чарльз сделал то же самое. Я хотел, чтобы он хорошенько понял, что случится, если он еще раз подойдет к этому ребенку или его матери. Почему мы не могли вмешаться и предотвратить эти изнасилования? Мы не хотели подрывать авторитет местных властей. И действовать я начал только тогда, когда понял, что местные ничего делать не будут".

Как пишет The New York Times, на военных базах командиры разъясняли пехотинцам, дескать, в Афганистане такая культурная традиция, так что лучше просто смотреть в другую сторону. Тем более что американцам нужна была хоть какая-то поддержка местных сил безопасности.

Однако теперь в Пентагоне все обвинения отрицают. В письменном заявлении представитель Пентагона Джефф Дэвис сообщил: "Мы никогда не принимали решений, которые предписывали бы военнослужащим игнорировать права человека. Практики, описанные в этой статье, мы находим абсолютно отвратительными". Администрация Обамы тоже прокомментировала скандал общими словами. Говорит представитель Белого дома Джош Эрнест:

"Защита прав человека, в том числе противодействие эксплуатации детей - это один из приоритетов работы американского правительства. Мы отслеживаем случаи подобных жестокостей и всегда выступаем в поддержку тех, кто пострадал от издевательств и кто был лишен базовых прав человека".

В чем заключается это противодействие, не очень понятно. Ведь насильников никто не наказывал, американские инструкторы нередко назначали педофилов еще и старейшинами в деревнях. Командиры, проходившие подготовку у американцев, не стесняясь, на камеру рассказывали о своих маленьких рабах, как их ищут и покупают.

Еще пять лет назад телеканал PBS снял документальный фильм под названием "Танцующие мальчики Афганистана", где подробно описывалось происходящее. Днем мальчики, переодетые в женскую одежду, танцевали для гостей, ночью ублажали хозяина. Средний возраст детей - 11-12 лет. Вот, например, фрагмент из этого фильма - интервью одного из бывших командиров отряда "Северный альянс" по имени Мистари:

"У меня был мальчик-партнер, когда я был неженатым командиром. Потому что у каждого военачальника он был. И если мальчик хотел близких отношений, я ему не отказывал".

Сейчас миссия НАТО в Афганистане под названием "Решительная поддержка" насчитывает 12 тысяч военных инструкторов. Они призваны подготовить афганцев самостоятельно управлять государством и строить демократию. На то, что у подопечных свои представления обо всем этом, коалиционные силы уже, похоже, махнули рукой. Ведь осуждать за нарушение прав человека в Афганистане, особенно когда афганских детей насилуют на американских военных базах, это значит высечь самих себя.

radiovesti.ru

Секс, труд, боль. Пять историй рабов XXI века — Сноб

8 августа в Индонезии полиция задержала 83-летнего шамана, который 15 лет удерживал в пещере местную жительницу. Девочке было 12 лет, когда она попала в сексуальное рабство. К сожалению, подобные истории в XXI веке — не редкость и случаются в самых разных по уровню развития странах

Фото: Alfred Yaghobzadeh / Polaris / East News

10 лет пыток и унижений в подвале

В конце 2017 года итальянские полицейские обнаружили в подвале частного дома грязную 29-летнюю румынку с худой девочкой на руках. Она рассказала, что устроилась сюда уборщицей 10 лет назад, а стала сексуальной рабыней у 52-летнего Алоизо Джордано. Когда женщину нашли, она уже год как не мылась.

Преступление раскрыли случайно. Полицейские остановили машину Джордано и увидели на заднем сидении истощенного мальчика. Они поехали в дом итальянца, чтобы поговорить с матерью ребенка, и нашли там потайную комнату.

И истощенный мальчик, и худая девочка родились после изнасилований, которые продолжались долгие годы. Десять лет мать детей сидела на цепи в подвале, где не было ни воды, ни электричества. Джордано пытал ее и заставлял старшего ребенка участвовать в издевательствах.

Сейчас преступник под арестом, женщину и детей перевезли в безопасное место. Известно, что в 1990-х годах его уже судили за аналогичные преступления и он даже сидел в тюрьме, но освободился досрочно за примерное поведение.

Четверть века в казахском ауле

Житель Алтайского края провел 25 лет в трудовом рабстве, поехав на заработки в Казахстан в 1992 году. В одном из аулов он за еду следил за домашним скотом, а когда попытался сбежать, ему подрезали сухожилия на ногах.  

Мужчину выгнали из аула из-за того, что он стал старым и перестал справляться с работой. Свою историю он рассказал в феврале этого года, когда его нашли местные жители в одном из подъездов казахского города Шымкента. Помочь ему вызвались волонтеры. Они нашли деньги на билеты, оформили документы и помогли бывшему рабу вернуться к семье в Бийск.

«Легенда» российского сексуального рабства

Автослесарь Виктор Мохов, или «скопинский извращенец», стал героем двух документальных фильмов и книги. В 2000 году в Рязанской области он похитил двух подруг 14 и 17 лет и насиловал их в подвале в своем гараже три с половиной года.

Если жертвы сопротивлялись, преступник морил их голодом, держал без света, бил шлангом и разбрызгивал в помещении слезоточивый газ. За примерное поведение он покупал им подарки — телевизор, книги, магнитофон.

Старшая девушка, будучи рабыней, родила двоих детей. Обоих насильник отобрал и подбросил в подъезды домов в городе Скопине. Спустя три года после похищения Мохов попытался соблазнить студентку, которая снимала у него квартиру, взяв с собой на дело одну из пленниц, которая, как казалось насильнику, уже потеряла способность к сопротивлению.

Девушка не упустила шанс и оставила студентке записку с просьбой о помощи.  Преступник в итоге получил 17 лет колонии строгого режима.

Трудовое рабство через сексуальный шантаж

В 2017 году Ставропольский край потрясла история в поселке Артезианский Новоселицкого района. 53-летний местный житель два года бесплатно работал на 59-летнего соседа, который его шантажировал.

Все началось в 2015 году, когда один обвинил другого в краже скота и потребовал отработать кражу на ферме. Под страхом побоев «вор» согласился, но срок трудового обязательства затянулся.

Сначала мужчину запирали в сарае, потом фермер начал до него домогаться. Насильник угрожал своей жертве, что если он перестанет работать бесплатно, то все село узнает об их сексуальной связи.

В итоге мужчина не выдержал и пошел в полицию. Оказывается, все это время соседи видели, что происходит что-то неладное, но закрывали на это глаза. Подозреваемого задержали, ему грозит 10 лет лишения свободы.

В сельсовете охарактеризовали насильника как человека странного, любвеобильного и юморного.

Стокгольмс

snob.ru

Читать онлайн книгу Охотник на мальчиков-рабов (ЛП)


Автор книги: Zelamir

сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц)

Назад к карточке книги

Пока я читал эту маленькую лекцию, Роберт много раз пытался меня прервать, но я ему не позволил. Я считал долгом любого свободного гражданина объяснять подрастающему поколению устройство Системы Порабощения, чтобы молодежь должным образом распоряжалась своими правами и соблюдала обязанности, и, конечно, от этого зависело будущее человечества. Получив возможность, Роберт сразу же вклинился.

– Я думаю, хорошо, что у вас есть копия клейма, мистер Варвик. Я уже говорил, что у меня есть идея как нам прибрать к рукам мистера Вильямса, но для этого нужно клеймо, а я не знал, где его взять.

– Расскажи, Роберт, – устало сказал я. Как я уже говорил, это, скорее всего, было напрасной тратой времени, но мальчик был настойчив, и это было хорошо, хотя иногда казалось, что лучше бы было по-другому.

– Все очень просто, мистер Варвик! Я прикинусь рабом, и вы продадите меня ему. А когда я буду у него в доме, то добуду улики. А когда они у нас будут – пусть выбирает: заплатить нам или разбираться с властями.

Я взял Роберта за локоть и отвел его, чтобы Дэйви нас не слышал. Ничего из того, что скажет раб, не может использоваться как доказательство, но у рабов были уши и они могли распространять слухи. Что бы я ни думал о сумасшедшей идее Роберта, но лишняя осторожность никогда не помешает.

Часть шестая.

– Захотеть стать рабом, чтобы тебя продали Вильямсу, – нет, я ждал чего-то дикого, но уж не настолько невозможного...

Я изо всех сил боролся с хохотом. Я говорил себе, что должен растолковать мальчишке, насколько невероятной была его идея, но так, чтобы он не расстроился и не потерял энтузиазма. Пока я думал, Роберт возбужденно бегал вокруг.

– Я это придумал вчера вечером, когда смотрел «Бивиса» ( что-то вроде шоу «Бивиса и Батхеда», анимационный сериал. Прим. авт.) на Free Boy Channel. Бивис хотел стать отродьем, чтобы сорвать заговор шайки Либералов поднять рабов на бунт, о чем Командор Коллинз сказал, что это «будет угрожать самому существованию человечества». Бивис через всякое прошел, но все обошлось, ему вручили медаль, а его папа и мама очень гордились сыном. Не думаю, что получу медаль, зато заработаю кучу денег, и папа будет очень доволен.

Мне подумалось, что чем больше денег Роберт выгребет у Вильямса для себя, тем меньше их достанется мне, но я отбросил эту мысль.

– Даже не знаю, Роберт, – сказал я, прерывая его монолог, – Я тут вижу несколько проблем. Во-первых, хоть и ты симпатичный мальчик – нет гарантии, что ты приглянешься Вильямсу, а это разрушит весь план.

– Да я нравлюсь ему, мистер Варвик! Вы на Охоте-то его видели? Да он глаз от меня отвести не мог! Я ему уже нравлюсь!

Я вспомнил, как во время разговора с Вильямсом он постоянно смотрел куда-то позади меня. Я поворачивался, но не мог понять, что именно так привлекает его внимание. До меня не дошло, что присутствие Роберта и было причиной! Вообще говоря, свободные мужчины избегали сексуальных отношений со свободными мальчиками. Не потому, что это незаконно. Нет, по законам Нового Порядка это было более чем законным, при условии отсутствия принуждения, конечно. Система Порабощения была лишена всех этих старых предрассудков прошлого. Использовать раба было проще и легче, если вы хотели мальчика, потому что с рабом ты просто можешь делать все, что хочешь. Не нужно было никакой чепухи вроде согласия, и ограничений тоже не было. Конечно, некоторые самые старомодные люди считали, что одно из преимуществ Системы Порабощения и заключается в ограждении свободных мальчиков влияния порочных связей.

– Ну ладно, может и понравился, но ты подумал о маме и папе? Они же не позволят тебе ничего подобного.

– Я подумал об этом, мистер Варвик – я не буду спрашивать! – сразу же ответил Роберт. – Сегодня я подожду, пока они лягут спать, выберусь из дома и поеду на велосипеде на пляж Огмора. Там я разденусь, как будто пошел искупаться. А вы подберет меня на машине, и привезете сюда. Они найдут велосипед, одежду и подумают, что я утонул ночью, а тело унесло течением.

– Твоим родителям будет тяжеловато, ты не находишь, Роберт? – возразил я.

– Ну, они переживут, – ответил мальчик, – и мы вместе забудем об этом, когда я вернусь с кучей денег.

– Ну ладно, – продолжил я, – а ты подумал о том, что с тобой будут поступать как с рабом, пусть ты и притворяешься ненадолго. Ты говорил про клеймо, но это очень больно. Ты же видел, как скулят все вновь Порабощенные отродья, когда их клеймят? Ты слышал, что их крики перекрывают хохот и аплодисменты зевак. И клеймо останется на тебе на всю жизнь!

– Бивис рассматривал клеймение, как способ показать свое мужество, мистер Варвик, а его папа сказал, что эта метка на его заду – знак чести.

– Тебе придется носить ошейник, кольцо на члене и все время ходить голым. И не забывай, что Вильямс не будет знать, что ты притворяешься, он будет думать, что ты и в самом деле раб, и относиться к тебе будет соответствующе! И уж конечно он захочет тебя трахнуть, а если ему не понравится, он сильно выпорет тебя! И может даже сильнее, чем ты когда-либо видел! Сильнее, чем твой папа порет ленивое полевое отродье!

– Тогда я думаю, что мне лучше доставить ему удовольствие, мистер Варвик, – ответил Роберт, широко улыбаясь.

Мне все больше становилось ясно, что Роберта не получится переубедить по поводу его плана. Скорее всего, мне придется прямо ему запретить, если, конечно, он послушает меня. В довершение всего, я начал думать, что этот, на первый взгляд, сумасшедший план может и сработать. И нет такого, из-за чего он может провалиться. Роберту будет очень тяжело, и совершенно ясно, что ни при каких условиях я не смогу способствовать его побегу. Я не думал, что Роберту играть роль раба покажется таким же легким, как он думает – Система его засосет, и обратный путь для него будет очень труден.

– Что ж, Роберт, – сказал я задумчиво, – я не могу прямо сейчас придумать другого плана, и если ты уверен, что хочешь попытаться...

– Конечно, мистер Варвик! Я уверен – это сработает!

– Ну ладно, тогда мы должны убедиться, что твой папа не свяжет твое исчезновение со мной, а тебя с тем прелестным юным отродьем, – Роберт улыбнулся такому сравнению, – которое я продам Вильямсу.

Теперь про Огморский пляж. Он длинный, с парковками на концах. Оставь велосипед на западной парковке. В этом месте река впадает в море, там очень опасное течение. Будет хорошим совпадением, если велосипед и одежду найдут именно там. Раздевайся прямо у линии прилива, а потом иди по мелководью на восток. Прямо там я не буду тебя подбирать – это может навести на подозрения. Я позвоню другу по похожему бизнесу и попрошу его сделать это. Я скажу ему, что ты беглец, которого забрал у отца, отчаянно нуждающегося в деньгах, чтобы продать за хорошую цену, и что ты сбежал до того, как я заклеймил тебя. Скажу, что я слышал, что ты прячешься на Восточном конце пляжа. Скажу, что сделал бы это сам, но очень занят другим делом, предложу ему половину от того, что получу от Вильямса, когда продам тебя. Он купится на это.

– И как вы думаете, сколько он за меня заплатит, мистер Варвик?

Я на секунду задумался. Это серьезный вопрос и он требует взвешенного ответа.

– Смотри с одной стороны, – медленно начал я, – что у тебя есть: ты симпатичный, с густыми волосами, хорошей чистой кожей. У тебя прелестное лицо с прекрасными мягкими губами. У тебя прекрасная грудь, крепкий круглый зад и длинные стройные ноги. Но твой возраст против тебя. В четырнадцать Порабощенному мальчику остается лишь два года рабства. Это должно снизить цену. Однако есть кое-что в твою пользу, несмотря на возраст. Одно из этого – твоя нетронутая задница. Ты же не позволял никому поиметь себя?..

– Нет, мистер Варвик, – ответил Роберт и спросил с нахальной улыбкой, положив руки на ремешок своих штанов, – хотите проверить?

– Ну, я думаю, не ошибусь, если скажу, что только у единиц из четырнадцатилетних рабов нетронутый зад. Большинство лишается его в течение нескольких дней после Порабощения.

И уж точно у большинства в четырнадцать лет видно по телу, что они уже шесть лет в рабстве – они тощие и костлявые от голода и тяжелой работы, со шрамами от кнута. Так сколько же я получу за тебя от Вильямса? Сложно сказать, но, учитывая, что рынок рабов далеко, а он хочет тебя, я начну с четырехсот фунтов и не собираюсь брать меньше двухсот.

– То есть ваш друг получит сотню только за то, чтобы забрать меня с Огмора? – спросил Роберт и сразу добавил. – Я хочу получить что-то из этих денег! Все-таки это меня продают!

Я вздохнул. Роберт был отличным парнишкой, и я мог только сожалеть о том, что ничего не могу поделать с этой корыстной стороной его характера.

– Роберт, – спокойно сказал я, – ты, конечно, понимаешь, что немного непрактично с моей стороны делиться с тобой деньгами? Как это будет выглядеть для Вильямса, когда я вручу тебе часть денег от твоей продажи?

– Ну, – обиженно ответил Роберт, – я считаю, что это нечестно, когда тебя продают, а ты ничего с этого не получаешь.

Я решил, что пора остановить такой ход мыслей.

– Роберт, – начал я, с упреком в голосе, – мы со всем этим разберемся, когда все закончится, и, конечно, рассчитаемся мы честно. Мне больно о того, что ты хоть на секунду подумал, что я могу поступить по-другому. Я думал, ты лучше меня знаешь.

– Папа говорит, что в бизнесе нужно быть осторожным и не доверять никому.

– И, конечно, он прав, Роберт, но он точно не думал о такой затее, которую мы собираемся предпринять. Мы должны доверять друг другу, подумай об этом. Я рассчитываю, что ты найдешь доказательства, которые нам позволят прижать Вильямса. И ты никогда не сможешь воспользоваться уликами, пока я не помогу вернуться тебе в мир свободных людей. Нам придется доверять друг другу! Еще одно, Роберт, тебе лучше отдать мне наше соглашение, по которому ты получаешь половину прибыли. Будет полный провал, если его у тебя найдут.

– Я его спрятал, его никогда не найдут, мистер Варвик, – возразил он.

– Ты не можешь быть на сто процентов уверен, Роберт. Твои родители все вверх дном перевернут, когда подумают, что потеряли тебя. И если они найдут договор и поймут, что я втянул тебя в неприятности... Похищение и продажа в рабство свободного мальчика... Это хуже, чем убийство.

– Я не знаю, папа говорит...

– Роберт, – я нетерпеливо перебил его, – боюсь, что пока ты не начнешь доверять мне – ничего не начнется. Если что-то пойдет не так, для меня последствия будут куда хуже, чем для тебя. Как взрослый я понесу полную ответственность, а я не хочу, чтобы меня поймали. Так что или ты даешь мне наш договор, или можешь попрощаться со своими мечтами стать богатым и владеть бегунами.

– Ладно, мистер Варвик, я знаю, что могу полностью доверять вам, – сдался Роберт, правда, в его голосе не было много убежденности. – Хорошо. Теперь следующий вопрос – когда?

Я пришел к заключению, что этот план единственный, который мог сработать. Теперь я не хотел давать мальчику время передумать.

– Думаю, сегодня. Бросаешь договор в мой почтовый ящик и быстро едешь на пляж. Только позвоню коллеге, сможет ли он сегодня тебя забрать. А пока я этим занимаюсь, достань газовый баллон с горелкой, который за кухонной дверью. Клеймо на стене рядом. Зажги горелку и нагрей клеймо. Мы напомним Дэйви, что значит рабство, а потом, если хочешь, можешь трахнуть Питера на прощанье.

Думаю, стоит дать Роберту насладиться, перед тем, как он сам узнает, каково быть рабом, ведь это будет куда тяжелее, чем он представляет, я был уверен в этом. Оставив Роберта во дворе, я ушел в дом позвонить.

– Привет, Ричард, как бизнес? – оглушил меня из трубки голос Чейза, когда я представился.

– Потихоньку, Чейз, – ответил я, – у меня сейчас есть два дела, а так как я не могу делать их оба сразу, то вот и подумал, может, ты мне поможешь?

– Хорошо, но ты знаешь же поговорку – рабочие стоят дорого? Так что у тебя?

– Я предлагаю тебе сделку, Чейз. Это одно из тех дел, когда, кажется, что все идет гладко, а потом внезапно все идет не так.

– Обычно ты чисто работаешь.

Я проигнорировал замечание и продолжил.

– Есть один богатый бизнесмен, который без ума от одного моего свободного мальчика. Я пытался, но он не хочет. Но я случайно узнал, что у него есть двоюродный брат – почти точная копия, и отец этого брата в глубокой финансовой яме. Тогда я поехал и переговорил с ним, как обычно это делаю, и убедил его, что пора взглянуть правде в глаза. Он знает, куда идут его дела, и когда его признают банкротом – кредиторы продадут мальчика вместе со всем остальным его имуществом. Он этого не хочет, но понимает, что иного выхода нет. А так как кредиторы опротестуют сделку, если узнают о ней, мы не будем регистрировать ее в Офисе Поработителя.

– Весьма предусмотрительно, – сухо заметил Чейз

Я снова сделал вид, что не заметил замечания.

– Теперь о мальчике, его зовут Бобби. Не думаю, что будут какие-то проблемы... Ну, может, слезы и сопли... А, да, он раздет. Я посадил его в багажник и повез к себе, но сделал ошибку, что остановился обмыть дельце. Пока я был в пабе, этот маленький негодяй умудрился открыть замок и сбежать. Это было пару дней назад, а сегодня мне шепнули, что видели его на Восточном конце Огморского пляжа. Скорее всего, днем он прячется в дюнах, а ночью ходит пошарить в мусорных контейнерах у деревни. Сегодня, когда он вылезет, нужно его поймать, пока кто-то другой этого не сделал, но у меня как назло еще одно дело. Я подумал, может, ты можешь поймать его?

– Я-то могу, но каков мой интерес?

Снова корыстный интерес. Реально расстраивает, насколько всем нужны деньги. Но я подавил расстройство и продолжил. Таков уж этот мир...

– Я хочу заключить сделку как можно быстрее и хочу, чтобы ты приготовил мальчика для продажи. Надень на него ошейник, кольцо на член и постриги. Завтра к одиннадцати я подъеду забрать его. Дай ему Сока рабов (сироп с виагрой – прим. пер.) и поработай над ним слегка. Чем лучше он будет выглядеть, тем больше за него нам дадут.

– А, так вот чего ты хочешь. Сколько платишь?

– Думаю, что говорил уже «нам дадут» – это означает пополам, мы партнеры. За вычетом, конечно, пятидесяти фунтов, за которые я купил его у отца.

– Сколько ты думаешь за него получить?

– Четыре сотни, – без колебаний ответил я.

Конечно, я не был уверен, что будет именно столько, но лучше называть верхнюю границу. А времени для объяснений будет достаточно после заключения сделки. Сейчас было важно заинтересовать Чейза. Я не платил полтинник отцу Роберта, но подумал, что такой расклад придаст реализма предприятию. Впрочем, когда работаешь с кем-то настолько беспринципным, как Чейз, нужно заботиться о себе.

Возвращаясь во двор, я прихватил с полки в кухне банку с жиром.

Клеймо раскалилось докрасна в ярком пламени газовой горелки. Дэйви, прикованный за руки к перекладине креста, громко скулил в ужасе от предстоящего. Он был так близко к горелке, что должен был нагим телом чувствовать ее жар.

Когда я подошел, Роберт взглянул на меня и ожидающе улыбнулся.

– Я нагрел клеймо, мистер Варвик, – его голос был полон восторга, – вы сейчас это сделаете?

– Нет, Роберт, – улыбнулся я в ответ, – ты сделаешь это. Ты раньше ставил клеймо?

– Я видел, как это делают на Порабощении (повсеместный ежемесячный набор новых рабов) и несколько раз видел, как папа клеймит полевых рабов.

– Тогда ты знаешь, что ничего сложного. Просто выбери место, сильно прижми и считай до трех. Не торопись, когда считаешь, но и не тяни. Затем просто отними клеймо от него. Ок?

– Ок, мистер Варвик.

– Итак, сначала тебе нужно решить, куда поставить новое клеймо. Первое клеймо всегда на левой ягодице сразу над бедром. Со второй можно выбрать: под правой лопаткой на спине, или над правым соском на груди. Что думаешь? Посмотри на раба, перед тем, как выбрать.

Не обращая внимания на рыдание мальчика, Роберт подошел ближе, и медленно заходил вокруг. Каким-то образом, у раба получалось двигаться от него, несмотря на то, что руки его были прикованы, а ноги едва доставали до земли. Стоя сзади скулящего мальчика, Роберт ткнул кончиком пальца ему в правое плечо, определяя толщину плоти. Потом он обошел сильно напряженное нагое тело и ущипнул над правым соском.

– Я думаю, на груди, мистер Варвик, – сказал он напряженным от возбуждения голосом.

– Хороший выбор, Роберт, – сказал я, шагая вперед и густо намазывая жиром загорелую кожу раба. – Ты увидишь ужас на его лице перед тем, как раскаленное железо вонзится в него. А теперь, когда я скажу, достань клеймо из огня и быстро, чтобы не потеряло жар, сильно вдави в его грудь и медленно считай до трех, чтобы железо как следует отпечаталось. И не стой прямо напротив него – он может обмочиться, ты же не хочешь, чтобы на тебя попало?

– А зачем вы намазали его жиром, мистер Варвик?

Я улыбнулся. Приятно было видеть, что мальчик проявляет любознательность даже в момент огромного возбуждения, а то, что он был очень возбужден, было заметно по холмику на его обтягивающих шортах. Определенно, он самый умный парнишка.

– Я не уверен, но говорят, что если намазать, то клеймо получиться четким и чистым: плоть не прилипает к клейму. Так мне говорили. А теперь я подержу мальчика.

Наклонившись, я сгреб безволосые яички мальчика и потянул вниз. Мальчишка взвыл.

– Хватит шуметь, Дэйви, – прорычал я, – через минуту ты закричишь по-настоящему.

– Наверное, ты видел, что твой папа так же держит рабов? – спросил я Роберта.

– Да, он говорит, что это лучший способ удержать их на месте, когда им очень больно. Еще он говорит, что тут есть только одна проблема – часто яички слишком маленькие, держать не за что. И мистер Варвик, а если Дэйви обмочится?

– Хорошо, что ты подумал об этом, подожди минуту.

Отпустив яички Дэйви, я выпрямился и стянул рубашку. Роберт широко раскрыл глаза, когда увидел ширину моих плеч и размер бицепсов. Однако, он ничего не сказал. Я нагнулся и снова захватил хозяйство Дэйви.

– Здесь немного, что можно взять, – усмехнулся я, сильно дергая вниз. – Приготовься, Роберт, крепко возьми рукоять. Сейчас! Вынимай из огня и сильно вжимай в его грудь!

Мальчик издал режущий ухо вопль, когда раскаленное железо коснулось нежной плоти. Струя теплой янтарной жидкости побежала из его члена, попав мне на руку. Подняв глаза, я увидел струйку дыма, шедшую от места прикосновения. Нос наполнил запах паленого мяса.

На лице Роберта было выражение собранности, мышцы на руке, держащей клеймо, напряглись, стараясь удержать железо неподвижно, губы двигались, пока он медленно считал.

Когда он убрал клеймо, я был рад, что оно чистое. Успех серьезно поднимет самооценку мальчика.

Дэйви на мгновение потерял сознание, тело его обмякло и повисло, дыхание участилось.

– Вокруг метки все покраснело, – напряженно сказал Роберт.

– Не беспокойся, – сказал я успокаивающе, залезая пальцем в свежий ожог. Находившийся в полубессознательном состоянии мальчик хрипло застонал от боли. – Это нормально, правда, чертовски больно, но со временем заживет.

– Вы сейчас будете пороть его, мистер Варвик?

– Нет, я так не думаю, Роберт. Нет смысла пороть отродье без сознания. Думаю, наверное, надо его запреть в клетку часов на двенадцать, чтобы он окреп и вволю надумался о том, что его ждет. А теперь, если мы хотим все сделать сегодня, нужно сходить и посмотреть, как Питер помыл твой велосипед, чтобы ты мог поехать домой и немного поспать.

Питер был занят, наводя последний лоск на потрепанный велосипед Роберта. Он пытался загладить ржавчину на колесах. Мы стояли и смотрели, как он работает, прилагая все усилия и со всей сосредоточенностью, на которые только способен девятилетний раб.

Холмик на шортах Роберта вырос еще больше.

– Тебе лучше как следует им заняться, до того как уедешь, Роберт, – засмеялся я, – а то с этим ехать на велосипеде будет очень трудно. После того, как закончишь, поспеши к отцу. Сразу, как сделаю все дела, захвачу молитвенник и также отправлюсь в церковь. После богослужения скажешь своему отцу, что немного задержишься. Мы обсудим еще кое-какие детали, а затем пойдешь домой. Вечером настанет время для основной части нашего плана.

– Хорошо, мистер Варвик... Я думаю, что Питер не так уж хорошо помыл мой велосипед, – сказал Роберт сдавленно, и холмик на его штанах стал еще больше.

Услышав это и, несомненно, вспомнив, что он и так уже весь в синяках, Питер тихо заплакал. Я не мог очень придраться к работе Питера, но по голосу Роберта понял, что это было неважно.

– Согласен, Роберт, – сказал я. – Ленивый маленький мерзавец вряд ли работал изо всех сил. Взгляни на состояние колес.

– Хозяин, пожалуйста, хозяин, – прохлюпал скорчившийся внизу Питер, поднимая заплаканное лицо и умоляюще глядя на меня, – я сделал все, что мог. Это ржавчина, хозяин, не грязь. Я не могу это смыть, хозяин...

Я пнул его ногой в бедро.

– Заткнись, дерьмо! – крикнул я. – Лучше не спорь с нами! Раз молодой хозяин говорит, что работа недостаточно хороша – значит она недостаточно хороша! Быстро принеси из дома прут, жалкий кусок дерьма!

Плечи Питера тряслись от плача, когда он побежал в дом.

– Что-то шорты тебе стали тесны, Роберт. Думаю, удобнее будет, если ты их снимешь.

Роберт колебался и я рассмеялся.

– Давай, Роберт, нет причин стесняться. Я не буду смотреть, мне незачем. Да и уже это было один раз... И завтра я всё равно всё увижу.

Мальчик сдавшись, просунул пальцы под резинку и потянул штаны вниз. Он не носил белья, в отличие от того, как это повелось у свободных городских мальчиков. Затем в сторону полетели куртка и рубашка. На секунду он прикрылся, но тут же с самым дерзким выражением лица убрал руки, показывая напряженный, подрагивающий от предвкушения член, кончиком почти достающий до пупка.

– Отлично, Бобби, – я специально использовал уменьшительную форму его имени, так называли только рабов, – завтра, я тебя сейчас предупреждаю, это уже будет не игра, все будет по-настоящему. Даже когда мы наедине, потому что никогда нельзя быть уверенным, что за тобой не подсматривают или не подслушивают.

– Я знаю, мистер Варвик, – серьезно ответил Роберт и с улыбкой добавил, – как вы думаете, какой раб из меня получится?

До того как я ответил, прибежал Питер с прутом. Он упал на колени и поцеловал прут, перед тем, как обеими руками передать его старшему мальчику. Роберт взял прут, и раб согнулся и поцеловал землю у его ног, в универсальном жесте полного подчинения.

Несомненно, он понимал, что его накажут не из-за его плохой работы, а чтобы удовлетворить жестокую прихоть его хозяев. И также он знал, что спорить и умолять бесполезно. Его хозяин решил его побить и этого никак не изменить.

– Ложись на скамью, шлюха, – приказал Роберт. Его голос был наполнен желанием.

Питер повиновался и перегнулся через скамью, задрав зад для прута.

– Три удара хватит, мистер Варвик? – с сомнением спросил Роберт.

Я улыбнулся и покачал головой. Я знал, что глупый мальчишка чувствует вину от того, что получает удовольствие от порки раба и так пытается его сократить. Обычная порка не может сравниться с битьем шлангом. Он, должно быть, думал, что три удара по дрожащему заду плачущего мальчика удовлетворят его желание. Да и не стоило забывать о том, что подобное наказание связано с появлением глубоких рубцов, сочащихся кровью, что не всем бывает приятно наблюдать, особенно в таком возрасте. Но тон его голоса и капля смазки, выступившая на кончике торчащего члена, говорили об обратном. Этой ночью с ним начинается история, которая будет очень опасна и, конечно, принесет много неудобств и страданий. Я должен был сказать ему, чтобы он не разменивался по мелочам.

– Нет, Роберт, – мягко сказал я, – боюсь, три удара недостаточно. Маленький мерзавец получит сполна за то, что не приложил максимум усилий, несмотря на возможность. Я многое могу простить рабам: тупость, неловкость, но вот неблагодарность – нет.

Я прервался и продолжил уже громче, чтобы перекрыть детский плач, который тоже стало хорошо слышно.

– Шесть ударов, Роберт, и посильнее. Старайся, чтобы после первого удара появилась кровь.

– Ок, мистер Варвик, сделаю, что могу, – улыбаясь, пообещал Роберт.

Он мягко провел прутом поперек голого зада Питера, я увидел, как раб дернулся от прикосновения. Затем Роберт занес прут за правое плечо, сделал короткую паузу и со всей силы обрушил его на задницу раба. За свистом прута раздался звонкий удар по напряженному телу мальчика. Нагое тело Питера конвульсивно дернулось, голова запрокинулась, а пятки подскочили вверх. Последовали полсекунды полной тишины, а затем мальчик закричал. Его крик соперничал в пронзительности, если не в громкости с криком Дэйви, когда раскаленное клеймо прижигало его тело.

– Хозяин, пожалуйста, хозяин, – мальчик скулил без особой надежды, он знал, что не стоит ждать пощады.

– Займи прежнее положение, шлюха, – холодно скомандовал Роберт.

Держа одну руку на маленькой спине Питера, когда он занял нужное положение, другой рукой Роберт проверил ярко красную свежую полосу на изгибе зада мальчика.

– Нет крови, мистер Варвик, – разочарованно сказал он.

– Не переживай, Роберт, – сказал я с теплотой, – в другой раз повезет. Ты знаешь старую поговорку «Если первый раз не повезло – попробуй еще»?

– Я попробую, мистер Варвик, – с улыбкой пообещал Роберт.

По непонятной причине отродье завыл еще громче. Я подумал, глядя на Роберта, который стоял над скулящим ребенком, со всей его гордостью и уверенностью свободного мальчика, как он адаптируется к жестоким реалиям рабской жизни. Он был прекрасным сильным молодым парнем. Я попытался представить его рабом, обученным подчинению, с железным ошейником на шее, с кольцом на гениталиях и рабским клеймом, выжженном на левой ягодице, лишенном всех атрибутов свободного, являющегося не личностью, а объектом, вещью. Даже видя его обнаженным, мне не хватало воображения. Единственной вещью, объединяющей свободного мальчика и жалкое Порабощенное отродье, был вставший член парня, достающий почти до пупка, его набухшая головка показывала животную сексуальность.

Роберт снова занес прут над плечом. Питер сжался в ожидании удара, рыдая, отчаянно просил о милосердии, но милосердие – другое название для слабости, которая не допускалась в мире рабов. Конечно, Роберту так не казалось, он с размаху впечатал прут в нежное беспомощное тело.

– Одна капля появилась! – победоносно воскликнул он.

– Отлично, Роберт, – ответил я со смехом, – продолжай так же хорошо.

Юношеский энтузиазм Роберта очень возбуждал, я знал, что его не нужно подбадривать.

Конечно же, он еще четыре раза стегал прутом с образцовой силой, голое отродье корчилось и выло, когда прут рвал его зад.

– Блядь, мистер Варвик, – крикнул Роберт, хватаясь за член, – я не думаю, что потащу его в дом.

– Возьми его здесь, Роберт, – сказал я, – Не хочу, чтобы он заляпал кровью весь дом.

Сомневаюсь, что Роберт расслышал несколько последних слов, потому что он уже насел на Питера, загоняя член в его зад короткими мощными толчками.

Назад к карточке книги "Охотник на мальчиков-рабов (ЛП)"

itexts.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *