Маму при детях: 6 вещей, которые мама не должна делать при детях

Содержание

Какие 6 вещей мама не должна делать при детях: ошибки взрослых

Какие 6 вещей мама не должна делать при детях – вопрос очень важный. Причём родительница может даже не заметить своей ошибки и повторять её изо дня в день. А мама – это тот человек, с которого чадо берёт пример в первую очередь. У ребёнка нет сомнений в том, что всё, сделанное мамой – это правильно, и перенимает её модель поведения.

Мама не должна при ребёнке сплетничать и нарушать правила

Обсуждение других людей

Ни для кого не секрет, что молодые мамочки иногда любят поговорить то о событиях в жизни своей подруги, то о муже посплетничать, то свекрови «косточки перемыть». И родительнице даже невдомёк, что ребёнок может запомнить показавшуюся ему интересной фразу из разговора, а потом выдать её в самое неподходящее время. С малыша какой спрос – а маме придётся краснеть и оправдываться.

Если мама любит посплетничать, то ребенок, в конце концов, примет это за норму и в садике может делать то же самое – с кем-нибудь из детей примется громко обсуждать кого-то.

Нет нарушению правил

Если мама учит малыша, как следует себя вести в той или иной ситуации, сама она ни в коем случае поступать иначе не должна. Например, если дорогу переходить можно только на зелёный сигнал светофора, то при любой спешке делать это на жёлтый или красный сигнал нельзя. Достаточно один раз подать такой пример, и малыш поймёт, что правила можно нарушать. И если это сделает когда-нибудь он и пострадает, это будет 100% вины нерадивого родителя.

Хорошая мама не покажет при детях свою депрессию и не станет обманывать

У мамы депрессия

Ребёнок непрерывно познаёт мир, наблюдая и задавая вопросы взрослым. Самый близкий человек для него – мама, и её настроение ребёнок чувствует. Если мама перестала обращать на него внимание или говорит о чём-то плохом, малыш это воспримет как жестокость мира по отношению к нему. Он начнёт вести себя так же, всем своим видом показывая, как ему плохо живётся в этом несправедливом мире. Он может не вникнуть в суть проблемы, но будет всё равно страдать – на подсознательном уровне.

Малышу нужна правда

Возможно, ребёнок не распознает обман раз, другой раз. Но когда мама будет уличена в обмане, доверия к ней больше не будет. Он и сам станет врунишкой, при этом вернуться к прежним отношениям будет совсем непросто. Правда, даже самая неприятная, всё же лучше лжи. Если это больно, лучше просто помочь ребёнку справиться с этой болью, но не надевать на него розовые очки, а воспитывать в реальном мире.

Мама не должна при детях говорить на повышенных тонах и мириться с унижениями

Разговор на повышенных тонах

У ребёнка не должно сложиться впечатление, что разговаривать нужно только на повышенных тонах. Но оно сложится, если так между собой постоянно общаются мама и папа. И тогда это будет ребёнок, для которого истерики – норма поведения. Он и будет истерить по каждому поводу. А потом маме и папе на него начнут жаловаться родители его сверстников, учителя и воспитатели.

Нет унижениям

Мама ни в коем случае не должна выслушивать в свой адрес обидные слова и терпеть это. Такой малыш невольно примеряет на себя роль жертвы и зачастую потом всю жизнь страдает от этого комплекса. Если у мамы есть проблемы в этом плане, ей лучше как можно раньше обратиться к специалисту за профессиональной помощью. Так она и себе поможет, и своему ребёнку жизнь не искалечит. Он с самого раннего возраста должен понимать, что несправедливости должен быть дан отпор. Тогда он обязательно добьётся в жизни успеха.

Папа против мамы – Азбука воспитания

Детек­тивы стали столь попу­лярны, что тер­мин «злой и доб­рый поли­цей­ские» из книг и с экрана пере­ко­че­вал в семей­ную жизнь. Стоит ли сле­до­вать этой схеме, вос­пи­ты­вая детей?

«У нас с мужем раз­ные взгляды на вос­пи­та­ние, из-за чего мы часто руга­емся. Говорю, напри­мер, дочке: Ты почему уроки до сих пор не сде­лала?», а он: «Дай ребёнку спо­койно поесть». И так почти во всём: что я запре­щаю, то он раз­ре­шает. Полу­ча­ется, что я для ребёнка как злой поли­цей­ский, а он – доб­рый. Убеж­дала, что роди­тели должны быть заодно – бес­по­лезно», — жалу­ется мама.

Впро­чем, бывает и наобо­рот. «Сер­ди­тым поли­цей­ским» в семье ста­но­вится папа, а мама все­гда готова дитя уте­шать и прощать.

В обоих слу­чаях резуль­тат оди­на­ков: из «хоро­шего поли­цей­ского» дети будет верёвки вить, сто­ро­ниться «пло­хого». И усвоив сла­бинки каж­дого, научится мани­пу­ли­ро­вать. И тем, и другим.

Что делать?

В первую оче­редь – разо­браться, что про­во­ци­рует разногласие.

Обычно назы­вают такие при­чины: раз­ный жиз­нен­ный опыт, инфан­тиль­ность одного из супру­гов, харак­теры раз­ные. Но сколько на свете семей, где подоб­ная раз­ность не мешает найти общий язык!

Думаю, основ­ная при­чина — напря­жён­ное отно­ше­ние между супру­гами. Откуда оно про­ис­хо­дит? Понять помо­жет это малень­кий тест.

Надо ска­зать, что «поли­цей­ским» (неважно – доб­рым или сер­ди­тым) муж может стать с подачи жены. (Впро­чем, как и жена – с подачи супруга)

Как папа ста­но­вится “поли­цей­ским”

Мамы, про­верьте себя! Вы часто…

– одоб­ря­ете мужа?

– с мужем советуетесь?

– его поправ­ля­ете («надо так», «дай покажу»)?

– дела­ете ему заме­ча­ния при ребёнке?

– вме­ши­ва­е­тесь, когда папа играет с детьми?

– гово­рите «дол­жен», «обя­зан», «не прав»

– даёте советы – как надо делать правильно?

– склонны к обоб­ще­ниям при обсуж­де­нии спор­ных вопро­сов? («ты все­гда», «каж­дый раз», «я тебе говорила»)

Если на пер­вый и вто­рой вопросы вы отве­тили «нет» и «да» на все осталь­ное – увы, стать «поли­цей­ским» вынуж­да­ете мужа вы. А сами вы– нет, даже не поли­цей­ский, а сле­до­ва­тель или судья.

Проще ска­зать, один из супру­гов стре­мится быть непре­ре­ка­е­мым авто­ри­те­том, а дру­гой – всеми силами тщится дока­зать свою роди­тель­скую состо­я­тель­ность. И потому — то рьяно про­ти­во­ре­чит, то пус­кает всё на самотёк.

Еди­ным фрон­том не все­гда хорошо

Каза­лось бы, хорошо, когда роди­тели при­дер­жи­ва­ются еди­ных взгля­дов на вос­пи­та­ние. Но… только пред­ставьте что чув­ствует ребе­нок, кото­рого оба роди­теля хором отчи­ты­вают за какой-то про­сту­пок, оба суровы (и т. д. и т. п.)

Если такое слу­ча­ется часто, ребё­нок сочтёт, что все про­тив него! Все — не любят!

Если же ругает/наказывает один из роди­те­лей (а дру­гой дер­жит ней­тра­ли­тет), после полу­чен­ного наго­няя сын/дочь смо­жет обра­титься к дру­гому и тот… нет, не одоб­рит, и штраф­ные санк­ции не отме­нит, но (!) искренне посо­чув­ствует – т. е. при­со­еди­нится к чув­ства его: «Я пони­маю, как тебе плохо (стыдно, горько, непри­ятно) сей­час, но что делать, как аук­нется, так и отклик­нется». И таким со-чув­ству­ю­щим пони­ма­нием пока­жет, что да, посту­пок пло­хой, но сам ребё­нок – хоро­ший, и все по-преж­нему любят его. И тем под­дер­жат то луч­шее, что есть в человеке.

Именно сочув­ству­ю­щему роди­телю («доб­рому поли­цей­скому») проще вызвать ребёнка на откро­вен­ность, а также помочь разо­браться, в чём суть ошибки и как испра­вить её.

Как быть, когда мама и папа имеют раз­ные взгляды на воспитание?

Дого­ва­ри­ваться. Мы же довольно легко дого­ва­ри­ва­емся по мно­гим вопро­сам (какие купить обои к ремонту, куда поехать в отпуск), где-то идём на уступки, в чём-то ищем — нахо­дим ком­про­мисс­ное реше­ние. Так и тут..

– пер­вое, о чём стоит дого­во­риться – не выяс­нять отно­ше­ний при детях

– поде­лите обя­зан­но­сти и ответ­ствен­ность. И в тех ситу­а­ции, за кото­рые один из роди­те­лей взял ответ­ствен­ность на себя, дру­гой не вме­ши­ва­ется и не навя­зы­вает мне­ния своего

–  когда один из супру­гов посту­пает не так, как вы счи­та­ете пра­виль­ным – не делайте заме­ча­ния, а запи­шите его, чтобы потом обсудить;

– раз в неделю устра­и­вайте «круг­лый стол для мир­ных пере­го­во­ров», дели­тесь мне­нием, обсуж­дайте раз­лич­ные ситуации,

– усту­пайте друг другу, ста­ра­ясь найти компромисс

–  под­дер­жи­вайте и одоб­ряйте. Каж­дый имеет право на своё мне­ние, с ним можно не согла­шаться, но уважать.

Заряна и Нина Некра­совы в жур­нале “Счаст­ли­вая и красивая”

Мама или папа? Кто важнее для ребенка?

Интересно, что какими бы ни были отношения внутри семейной пары между мужчиной и женщиной, интеллект ребенка стабильно воспринимает их как единое целое почти до самого достижения периода полового дозревания. Многие дети, которые растут в счастливых или просто здоровых семьях, часто путаются, называя маму папой и наоборот.

Однако, начиная с периода формирования подростковой сексуальности, различия становятся кардинальными – ребенок начинает очень ясно осознавать различия в поведении родителей. Однако, и в первый период, и во второй папа и мама выступают противоположными полюсами в восприятии мира ребенком.

Это очень важный момент, который не стоит ничем нарушать. Как это ни странно, но родители не должны быть слишком похожи друг на друга и придерживаться одних и тех же взглядов и позиций. Иногда у неопытных родителей можно встретить такое отношение к процессу воспитания, когда они пытаются «говорить одним голосом», никогда и ни в чем не споря друг с другом при ребенке и всегда соглашаясь.

Очень часто тот из родителей, кто приносит больше денег в дом или кто считается в семье «старшим», захватывает главенство, и второй во всех вопросах просто с ним соглашается. Это формирует неестественность восприятия в сознании детей, потому что они теряют понимание равенства полов и начинают воспринимать довлеющее положение кого-то одного, как нормальное явление.

Это очень опасно по отношению к детской психике, потому что снижает гибкость поведения и делает ребенка легко подверженным манипулированию со стороны других взрослых.

Отец и мать могут выражать самые разные мнения, они, как правило, вполне естественно распределяют между собой жесткость и мягкость, внимательность и ограничения, требовательность и уступчивость. Если ребенок растет нормально, он находит множество лазеек, при помощи которых можно договориться о том, о чем ему нужно, с тем родителем, который больше подходит для какого-то дела.

Не стоит наказывать ребенка за это – нужно играть с ним в дипломатическую игру, показывая, что такая хитрость не всегда бывает эффективной. Но и подавлять эту игру на противоположностях нельзя – потому что это залог будущей эффективности в общении. Чрезмерная честность и открытость, навязчиво прививаемая в семье, очень часто делает человека наивным и совершенно беспомощным в реальном мире, который далеко не так идеален.

6 типов токсичных родителей и как правильно себя с ними вести

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Сюзан Форвард

Доктор философии, психотерапевт, автор книг «Токсичные родители», «Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, которые их любят», «Эмоциональный шантаж».

Токсичные родители травмируют своих детей, обращаются с ними жестоко, унижают, причиняют вред. Причём не только физический, но и эмоциональный. Они продолжают это делать, даже когда ребёнок становится взрослым.

1. Непогрешимые родители

Такие родители воспринимают детское неподчинение, малейшие проявления индивидуальности как нападение на них самих, поэтому и защищаются. Они оскорбляют и унижают ребёнка, разрушают его самооценку, прикрываясь благой целью «закалить характер».

Как проявляется воздействие

Обычно дети непогрешимых родителей считают их совершенством. У них включается психологическая защита.

  • Отрицание. Ребёнок придумывает другую реальность, в которой родители его любят. Отрицание даёт временное облегчение, которое дорого обходится: рано или поздно оно выливается в эмоциональный кризис.
    Пример: «На самом деле мама не оскорбляет меня, а делает лучше: открывает глаза на неприятную правду».
  • Отчаянная надежда. Дети всеми силами цепляются за миф о совершенных родителях и винят себя во всех несчастьях.
    Пример: «Я недостоин хорошего отношения, мама и папа хотят мне добра, а я это не ценю».
  • Рационализация. Это поиск веских причин, которые объясняют происходящее, чтобы сделать его менее болезненным для ребёнка.
    Пример: «Мой отец бил меня не чтобы причинить вред, а чтобы преподать мне урок».

Что делать

Осознать, что вашей вины в том, что родители постоянно переходят на оскорбления и унижения, нет. Поэтому стараться что-то доказать токсичным родителям смысла нет.

Хороший способ разобраться в ситуации — посмотреть на случившееся глазами стороннего наблюдателя. Это позволит осознать, что родители не такие уж и непогрешимые, и переосмыслить их поступки.

2. Неадекватные родители

Определить токсичность и неадекватность родителей, которые не бьют и не третируют ребёнка, сложнее. Ведь в этом случае вред наносится не действием, а бездействием. Зачастую такие родители сами ведут себя как бессильные и безответственные дети. Они заставляют ребёнка быстрее взрослеть и удовлетворять их потребности.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок становится родителем себе, младшим братьям и сёстрам, собственным матери или отцу. Он теряет детство.
    Пример: «Как ты можешь проситься гулять, когда твоя мать не успевает всё постирать и приготовить ужин?».
  • Жертвы токсичных родителей испытывают чувство вины и отчаяния, когда не могут сделать что-то для блага семьи.
    Пример: «Я не могу уложить спать младшую сестрёнку, она всё время плачет. Я плохой сын».
  • У ребёнка могут пропасть эмоции из-за отсутствия эмоциональной поддержки от родителей. Став взрослым, он испытывает проблемы с самоидентификацией: кто он, чего хочет от жизни и любовных отношений.
    Пример: «Я поступил в вуз, но мне кажется, что это не та специальность, которая мне нравится. Я вообще не знаю, кем хочу быть».

Что делать

Домашние дела не должны занимать у ребёнка больше времени, чем учёба, игры, прогулки, общение с друзьями. Доказать токсичным родителям это сложно, но можно. Оперируйте фактами: «Я буду плохо учиться, если уборка и приготовление еды будут только на мне», «Врач посоветовал мне больше проводить время на свежем воздухе и заниматься спортом».

3. Контролирующие родители

Чрезмерный контроль может выглядеть как осторожность, осмотрительность, забота. Но токсичные родители в этом случае заботятся только о себе. Они боятся стать ненужными, а потому делают так, чтобы ребёнок максимально от них зависел, чувствовал себя беспомощным.

Любимые фразы токсичных контролирующих родителей:

  • «Я делаю это исключительно для тебя и твоей пользы».
  • «Я поступил так, потому что я тебя очень люблю».
  • «Сделай это, или я с тобой больше не буду разговаривать».
  • «Если ты не выполнишь это, у меня случится инфаркт».
  • «Не сделаешь — перестанешь быть членом нашей семьи».

Всё это означает одно: «Я делаю это, потому что страх потерять тебя настолько велик, что я готов сделать тебя несчастным».

Родители-манипуляторы, предпочитающие скрытый контроль, добиваются своего не прямыми просьбами и приказами, а исподтишка, формируя чувство вины. Они оказывают «бескорыстную» помощь, которая формирует чувство долга у ребёнка.

Как проявляется воздействие

  • Контролируемые токсичными родителями дети становятся излишне тревожными. У них исчезает желание быть активными, исследовать мир, преодолевать трудности.
    Пример: «Я очень боюсь путешествовать на автомобиле, потому что мама всегда утверждала, что это очень опасно».
  • Если ребёнок попытается спорить с родителями, ослушаться их, это грозит ему чувством вины, собственного предательства.
    Пример: «Я без разрешения остался с ночёвкой у друга, наутро мама слегла с больным сердцем. Никогда не прощу себе, если что-то с ней случится».
  • Некоторые родители обожают сравнивать детей между собой, создавать атмосферу озлобленности и ревности в семье.
    Пример: «Твоя сестра намного умнее тебя, в кого же ты уродилась?».
  • Ребёнок постоянно чувствует, что недостаточно хорош, он стремится доказать свою значимость.
    Пример: «Я всегда стремился стать таким, как мой старший брат, и даже пошёл, как и он, учиться на медика, хотя хотел стать программистом».

Что делать

Выйти из-под контроля, не опасаясь последствий. Как правило, это обычный шантаж. Когда вы поймёте, что не являетесь частью ваших родителей, то перестанете от них зависеть.

4. Пьющие родители

Родители-алкоголики обычно отрицают, что проблема существует в принципе. Мама, страдающая от пьянства супруга, выгораживает его, оправдывает частое употребление спиртного необходимостью снять стресс или проблемами с начальником.

Ребёнку обычно внушают, что сор из избы выносить не стоит. Из-за этого он постоянно напряжён, живёт в страхе нечаянно предать семью, раскрыть секрет.

Как проявляется воздействие

  • Дети алкоголиков часто становятся одиночками. Они не умеют выстраивать дружеские или любовные отношения, страдают от ревности и подозрительности.
    Пример: «Я всегда боюсь, что любимый человек принесёт мне боль, поэтому не завожу серьёзных отношений».
  • В такой семье ребёнок может вырасти гиперответственным и неуверенным в себе.
    Пример: «Я постоянно помогала маме укладывать напившегося отца. Мне было страшно, что он умрёт, я переживала, что ничего не могу с этим поделать».
  • Ещё одно токсичное воздействие таких родителей — превращение ребёнка в «невидимку».
    Пример: «Мама пыталась отучить отца от пьянства, кодировала его, постоянно искала новые лекарства. Мы были предоставлены сами себе, никто не спрашивал, поели ли мы, как учимся, чем увлекаемся».
  • Дети страдают от чувства вины.
    Пример: «В детстве мне постоянно говорили: „Если бы ты вёл себя хорошо, папа бы не пил“».

По статистике, каждый четвертый ребёнок из семьи алкоголиков сам становится алкоголиком.

Что делать

Не брать на себя ответственность за то, что родители пьют. Если получится убедить их, что проблема существует, есть шанс, что они задумаются о кодировании. Общайтесь с благополучными семьями, не давайте убедить себя, что все взрослые одинаковые.

5. Унижающие родители

Такие родители постоянно оскорбляют и критикуют ребёнка, зачастую беспочвенно, или подшучивают над ним. Это может быть сарказм, насмешки, обидные прозвища, унижение, которое выдают за заботу: «Я хочу помочь тебе исправиться», «Нужно подготовить тебя к жестокой жизни». Родители могут сделать ребёнка «соучастником» процесса: «Он же понимает, что это всего лишь шутка».

Иногда унижение связано с чувством конкуренции. Родители чувствуют, что ребёнок доставляет им неприятные эмоции, и подключают давление: «Ты не можешь добиться большего успеха, чем я».

Как проявляется воздействие

  • Такое отношение убивает самооценку и оставляет глубокие эмоциональные шрамы.
    Пример: «Я долгое время не мог поверить, что способен на что-то большее, чем вынести мусор, как говорил мой отец. И ненавидел себя за это».
  • Дети родителей-конкурентов платят за своё душевное спокойствие саботажем своих успехов. Они предпочитают занижать свои реальные способности.
    Пример: «Я хотела участвовать в конкурсе уличных танцев, хорошо подготовилась к нему, но так и не решилась попробовать. Мама всегда говорила, что у меня не получится танцевать, как она».
  • Движущей силой жёстких словесных атак могут стать нереалистичные надежды, которые взрослые возложили на ребёнка. И именно он страдает, когда иллюзии рушатся.
    Пример: «Папа был уверен, что я стану великим хоккеистом. Когда же меня в очередной раз исключили из секции (я не любил и не умел кататься на коньках), он долго обзывал меня никчёмным и ни на что не способным».
  • Из-за неудач детей у токсичных родителей обычно наступает апокалипсис.
    Пример: «Я постоянно слышал: „Лучше бы ты не родился“. И это из-за того, что я не занял первое место на олимпиаде по математике».

У выросших в таких семьях детей часто бывают суицидальные наклонности.

Что делать

Найдите способ блокировать оскорбления и унижения, чтобы они не ранили вас. Не давайте перехватить инициативу в разговоре. Если отвечать односложно, не поддаваться на манипуляции, оскорбления и унижения, токсичные родители не достигнут своей цели. Помните: вы не обязаны им ничего доказывать.

Заканчивайте общение тогда, когда этого хотите вы. И желательно до того, как вы начали ощущать неприятные эмоции.

6. Насильники

Родителей, считающих насилие нормой, с большой долей вероятности воспитывали точно так же. Для них это единственная возможность выплеснуть гнев, справиться с проблемами и негативными эмоциями.

Физическое насилие

Сторонники телесных наказаний обычно вымещают на детях свои страхи и комплексы или искренне считают, что порка пойдёт на пользу воспитанию, сделает ребёнка мужественным и сильным. В реальности всё наоборот: физические наказания наносят сильнейший ментальный, эмоциональный и телесный вред.

Сексуальное насилие

Сюзан Форвард характеризует инцест как «эмоциональное разрушительное предательство базового доверия между ребёнком и родителем, акт полной извращённости». Маленькие жертвы находятся в полной власти агрессора, им некуда идти и некого просить о помощи.

90% детей, переживших сексуальное насилие, никому об этом не говорят.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок испытывает чувство беспомощности и отчаяния, ведь просьба о помощи может быть чревата новыми вспышками гнева и наказанием.
    Пример: «Я практически до совершеннолетия никому не рассказывала о том, что меня бьёт мать. Потому что знала: никто не поверит. Синяки на моих ногах и руках она объясняла тем, что я люблю бегать и прыгать».
  • Дети начинают себя ненавидеть, их эмоции — постоянный гнев и фантазии на тему мести.
    Пример: «Долго не мог себе признаться, но в детстве я хотел задушить отца, пока он спит. Он бил мою маму, младшую сестру. Рад, что его посадили».
  • Сексуальное насилие не всегда подразумевает контакты с телом ребёнка, но оно не менее разрушительно. Дети чувствуют себя виноватыми в произошедшем. Им стыдно, они боятся рассказывать кому-то о том, что произошло.
    Пример: «Я была самой тихой ученицей в классе, боялась, что в школу вызовут моего отца, тайна раскроется. Он запугал меня: постоянно говорил, что если это случится, все подумают, что я сошла с ума, меня отправят в психушку».
  • Дети держат боль в себе, чтобы не развалить семью.
    Пример: «Я видела, что мама очень любит отчима. Однажды я попыталась намекнуть ей, что он относится ко мне „по-взрослому“. Но она так расплакалась, что я больше не решилась заговаривать об этом».
  • Человек, переживший в детстве насилие, часто ведёт двойную жизнь. Он чувствует себя отвратительным, но притворяется успешным, самодостаточным человеком. Он не может выстроить нормальные отношения, считает себя недостойным любви. Это рана, которая затягивается очень долго.
    Пример: «Я всегда считала себя „грязной“ из-за того, что сделал со мной в детстве отец. Пойти на первое свидание я решилась после 30 лет, когда прошла несколько курсов психотерапии».

Что делать

Единственный способ спастись от насильника — дистанцироваться, бежать. Не замыкаться в себе, а искать помощи у родных и близких, которым можно доверять, обратиться за помощью к психологам и в полицию.

Как вести себя с токсичными родителями

1. Примите этот факт. И поймите, что изменить родителей вы вряд ли сможете. А вот себя и своё отношение к жизни — да.

2. Помните, что их токсичность не ваша вина. Вы не в ответе за то, как они себя ведут.

3. Общение с ними вряд ли станет иным, поэтому сократите его до минимума. Начинайте разговор, заранее понимая, что он может закончиться для вас неприятно.

4. Если вы вынуждены жить вместе с ними, найдите возможность выпускать пар. Ходите на тренировки в спортзал. Ведите дневник, описывайте в нём не только плохие события, но и положительные моменты, чтобы поддержать себя. Читайте больше литературы о токсичных людях.

5. Не ищите оправдания поступкам родителей. Ваше благополучие должно быть в приоритете.

Читайте также 🧐

Как защитить ребенка при разводе: трагические истории и советы звезд

Дитя раздора — живой щит или золотой телец?

В советские времена в случае развода суд оставлял детей с матерью, если только она не являлась откровенно асоциальным элементом или не отказывалась от роли матери сама. Нерадивые же отцы скрывались от алиментов, становясь героями товарищеских судов и анекдотов. С тех пор многое изменилось, но «презумпция невиновности» в случае дележки ребенка все равно остается у матери: суд на ее стороне, пока отец ребенка не докажет, что с воспитанием их отпрыска справиться она не может. На этом этапе и начинаются самые страшные для детской психики разборки его родителей. Большинство разведенных отцов (из тех, кто боролся за право жить с ребенком, но не получил его) утверждают, что «бывшая использует отпрыска, чтобы тянуть с него деньги». Сама, мол, давно с другим мужчиной живет, а малыш на бабушке или на няне. Мамы же, чьим детям суд определил проживание с отцом, уверены, что «бывший подмазал органы и отобрал ребенка, чтобы не платить алименты». По закону тому родителю, с которым ребенок не проживает, суд устанавливает порядок общения с ним. Мамы и папы, недовольные решением суда в целом, начинают строчить бесконечные жалобы на второго родителя — мол, решение суда не исполняет, общению препятствует, нарушает предписанный судом режим, укрывает ребенка и т.д.

Чтобы разобраться, как в каждом случае действительно обстоит дело, органам опеки и судам понадобились бы штат детективов, круглосуточное наружное наблюдение и внутреннее прослушивание. Поэтому им остается проверять условия и образ жизни каждого из родителей, а также учитывать мнение ребенка, для чего привлекаются психологи, которые сами же признают, что ребенок может оказаться настроенным той или иной стороной.

— При разводе у каждого из супругов, как водится, своя правда, — говорит психолог Алина Колесова. — Но ребенок, даже самый маленький, подсознательно чувствует ответственность за обоих родителей, потому что любит их обоих. Именно поэтому некоторые дети, из которых бывшие супруги пытаются вытянуть «волеизъявление», с кем они хотят остаться, при маме заявляют, что с мамой, а при папе — что с папой. Родители подают иски друг на друга, ребенка рвут на части, лишая его нормальной жизни. Когда не поладившие между собой родители крадут друг у друга детей, мотивом чаще всего бывает, как ни прискорбно, банальная месть, обида друг на друга, а порой и ревность. Вот и тянут ребенка каждый на свою сторону, вымещая на нем собственные проблемы. Случается, что родители вовсе перестают общаться с детьми, оставшимися с их бывшими. Они думают, что наказывают бывших, а на деле — собственных детей, которым в равной мере нужно и женское, и мужское воспитание. А если ребенка перемещают с места на место, прячут и настраивают против одного из родителей и родственников с его стороны, он лишается базиса для нормального развития и формирования личности.

* * *

Первые «киднеппинги по отчей любви» (попытки спрятать ребенка от матери) стали предпринимать отечественные толстосумы (чиновники и бизнесмены) еще лет 10 назад. Матери не сдавались — писали во всевозможные инстанции и апеллировали к общественности. Так возникло общественное движение «Права родителей», объединившее мам, чьих детей отобрали родные отцы. «Мы больше не можем надеяться на правосудие! — заявляет основательница движения Алла Шейло. — Решения судов не исполняются, и нам придется действовать самим!» Общественное движение с каждым днем обрастает все новыми мамами, неутомимо ведущими «священную войну» с отцами-похитителями. Увы, победы на их фронте нечасты, так как их бывшие, как правило, обладают повышенными материальными возможностями и связями. Вот типичный случай из практики «Прав родителей».

«Если будешь вести себя хорошо, с тобой свяжется посредник, если плохо — адвокат», — сказал гражданский муж Марине А. по телефону после того, как выгнал ее в ночи из дома. Накануне Марина узнала о наличии у мужа любовницы и устроила допрос с пристрастием, в результате которого оказалась на улице. В доме мужа осталась их общая маленькая дочь, и на этом основании он теперь диктовал условия. Марина ответила, что на все согласна, пусть только отдаст девочку, обещала, что отец сможет видеть ребенка так часто, как захочет… После этого Марине действительно позвонил посредник и назначил ей встречу в ресторане. Она пришла — и там ее избили, насильно напоили водкой и отвезли в психиатрическую лечебницу.

На вопрос, почему бы не отдать ребенка бывшей, раз у него появилась новая женщина, мужчина, как правило, отвечает, что она будет «тянуть из него деньги», манипулируя при помощи ребенка, «потому что именно так было с кучей их знакомых», — делятся юристы, специализирующиеся на подобных процессах. — А бывшие жены и отставные любовницы, в свою очередь, боятся, что им подожгут машину, выгонят из квартиры, — увы, сегодня это случается сплошь и рядом. Цель одна — скомпрометировать мать, чтобы забрать ребенка».

Многие обеспеченные отцы давно отработали «разводную схему» и передают ее в случае надобности друг другу: алименты платишь по суду с официальной (как правило, мизерной) зарплаты, а бывшей ставишь условие: будешь хорошо себя вести, буду давать сверх судебного решения. И женщина оказывается в полной зависимости от бывшего: он контролирует ее, а чуть что не так, перестает выдавать «добавку». Мамы при таком раскладе превращаются в оплачиваемых нянь при собственном чаде, что, разумеется, им не нравится. Они хотят начать самостоятельную жизнь, но и растить ребенка на мизерные алименты не могут. И порой идут на шантаж: не дашь денег — не увидишь сына или дочь. В ответ на шантаж отцы, случается, выкрадывают ребенка, увозят его, а с его матерью ведут безжалостную юридическую войну. Ребенок тем временем живет в роли яблока раздора и чувствует себя осиротевшим при живых родителях.

Алмаз Сагитов с сыном Эрнестом. Фото: Из личного архива

Отец-беглец или спаситель?

Алмаз Сагитов, находящийся «в бегах» вместе с сыном вот уже 10 месяцев, — явление для российских реалий новое. 32-летний уроженец Башкортостана — никакой не толстосум, а простой деревенский парень.

— Мой 12-летний сын Эрнест хочет быть со мной, я спас его от жестокого обращения отчима и равнодушия бывшей жены, и ради сына я готов на все, — заявляет Алмаз.

С супругой Альфией Алмаз разошелся еще в 2010 году, когда сыну не было и 4 лет. По словам Алмаза, жена сама подала на развод, пока он был в армии, и ребенок прожил с матерью 7 лет. В 2017 году суд, учитывая мнение самого Эрнеста, определил его место жительства с отцом. Мать ребенка Альфия подала апелляцию, и в 2018 году, после трех судов, ей удалось опротестовать решение о проживании сына с отцом.

— Решение апелляционного суда незаконное, так как мой сын на суде не присутствовал, — считает Алмаз. — Эрнест везде говорил, что хочет жить с отцом. К тому же, когда его отправили назад к матери, бывшая не давала нам встречаться. Сын сам попросил, чтобы я его забрал. Одним июньским днем он прибежал к знакомым и попросил их позвонить мне. Они и отправили его ко мне на такси. С этого момента началась наша история.

Вот уже почти год, как Алмаз и Эрнест живут как в кино: перемещаются по стране на машине, меняя съемные квартиры, «пароли и явки». Алмаз уверяет, что он не раз обращался к бывшей супруге с призывом прийти к мирному соглашению, но все безуспешно. По его словам, она не желает идти на «нормальный контакт», чтобы решить вопрос с сыном «по-человечески». Алмаз уверяет, что Эрнесту с ним хорошо, и в доказательство выкладывает в Сеть видео, где 12-летний мальчик заявляет на камеру, что хочет оставаться с отцом.

Альфия Абдуллина, бывшая супруга Алмаза, тем временем заявляет, что до развода «муж бил ее на глазах ребенка». И сына, гулявшего в тот летний день во дворе, он просто выкрал, и теперь мальчик по его вине пропускает занятия в школе. По заявлению Альфии, отец и сын объявлены в федеральный розыск.

Фото: Из личного архива

На это Алмаз отвечает, что его бывшая «загуляла», пока он был в армии, потому и подала на развод, а сын ей нужен только для получения денег. К моменту его возвращения со службы его уже ждал долг по алиментам в размере 120 тысяч, но он его успешно опротестовал. А что до занятий в школе, то, несмотря на бега, процесс обучения для сына он организовал — частным образом.

— Это даже лучше, чем школа! — уверяет отец. — Посмотрите на сына на видео, он всем доволен! В то время как она незаконно получает на сына пенсию по инвалидности в размере 22 тысячи ежемесячно. По данному факту идет прокурорская проверка.

Вот тут и кроется особенно печальная деталь. Помимо прочих проблем у 12-летнего Эрнеста серьезные проблемы со здоровьем, требующие немедленного вмешательства. Мальчик — инвалид по слуху от рождения и нуждается в серьезной и дорогой операции. Пока эта операция не сделана, мальчик едва слышит. Его мать Альфия утверждает, что приобрела для него дорогостоящий слуховой аппарат, но воспользоваться им ребенок не может, так как его прячет отец. А отец Алмаз утверждает, что ничего его бывшая не приобретала, а аппарат ей выдали давным-давно.

Отец же ради здоровья сына вышел из тени и появился в телеэфире, чтобы сказать на всю страну, что его сын хочет быть с ним и ради него Алмаз готов на все. И нашлась клиника, вызвавшаяся за свой счет сделать Эрнесту операцию по восстановлению слуха.

С тех пор прошло 1,5 месяца, на контакт Алмаз Сагитов выходит только с доверенными лицами. Спрашиваю, как прошла операция Эрнеста.

— Операция сорвалась по вине его матери, — отвечает Алмаз. — В клинике появились полицейские из Башкирии, присланные бывшей. И нам пришлось прятаться, я понимал, что они заберут Эрнеста и тогда он точно не сможет сделать операцию ни в одной клинике! Моя бывшая супруга противостоит операции, боясь потерять пенсию ребенка-инвалида.

— Вы хотя бы поговорили?

— Да, с полицейскими по телефону. Они предлагали мирно урегулировать вопрос, но сама Альфия разговаривать не захотела.

— Почему операцию не перенесли?

— Врачи сказали, что не будут ничего делать, пока мы не урегулируем отношения в правовом поле. Но я не верю, что Альфия вдруг решила «мирно урегулировать»! До этого не шла на контакт, а тут вдруг захотела примириться при помощи полиции?! У нее подруга в полиции работает. К тому же я узнал, что в феврале, после телеэфира, ребенка сняли с федерального розыска, а меня нет. Она хочет принудить сына жить там, где он не хочет, мне это очевидно. Опека на стороне Альфии, а не на стороне ребенка. Хотя должно быть наоборот.

— Алмаз, а вы сами как видите развитие событий? Не будете же вы и дальше так скитаться? Наверное, у вас есть какие-то условия, при которых вы станете вести нормальный образ жизни?

— Да, я хочу, чтобы бывшая поняла: Эрнест готов общаться с мамой и бабушкой, ходить к ним в гости, но жить он хочет со мной. Если она желает ребенку счастья и хочет его воспитывать, я не стану преградой, но пусть все будет так, как желает сам Эрнест. Я думаю, что каждый любящий отец поступил бы на моем месте точно так же. Я искренне желаю своему ребенку счастья и ради него готов идти до конца.

Органам опеки и судам в подобных случаях и впрямь не позавидуешь: как понять, с кем из родителей ребенку действительно будет лучше?

— Проведя консультацию с Эрнестом, — говорит психолог Анна Адамова, — я пришла к выводу, что ребенок одинаково любит обоих родителей, чувствует их любовь и понимает, что каждый из них будет страдать, если он выберет другого. В данной ситуации он принял на себя ответственность за счастье родителей — «когда я с мамой, папе плохо, и наоборот». Маме и папе следует сказать ребенку, что любой выбор это хорошо, и они будут любить его всегда, и будут счастливы, независимо от того, с кем он будет жить. Эрнесту важно проводить время с родственниками с обеих сторон. Препятствия к общению, к оказанию медицинской помощи считаю нарушением прав ребенка и еще большей его травматизацией.

Ему главное учиться и общаться с ровесниками, это важно для возрастного развития, но он этого лишен сейчас.

«Толстый был, жеманился, ломался…»

Чемпион мира по боям без правил Павел Болоянгов 10 лет назад сам поучаствовал в подобных боях за сына, обнаружив, что его бывшая супруга Виктория растит их 12-летнего сына Сашу изнеженным и женоподобным, «как девчонку». Такого боец-рукопашник, победитель многочисленных турниров по кикбоксингу, боевому самбо и педагог-физкультурник вынести никак не мог — и увез сына к матери. За право растить сына самому Павел сражался, утверждая, что при таком подходе оставить мальчика матери — преступление.

Чемпион мира по боям без правил Павел Болоянгов. Фото: Соцсети

— Вы бы видели, в кого она Сашку превратила! — вспоминает спортсмен. — Ему всего 9 было, так он глазками стрелял, носик задирал, губки поджимал — мать копировал. Женственный был, как девчонка, жеманился, ломался… И при этом толстый, с сиськами, словно баба! С дивана слезть не мог, заваливался как тюфяк, ему тяжело было собственный вес таскать! Где это видано, чтобы ребенок в 9 лет при росте 150 см весил 90 кг! Когда сын оказался у меня, он ненавидел себя, а заодно и весь мир, в котором другие дети его дразнили и издевались.

Три года Болоянгов прожил с сыном, сделал того спортивным и мужественным. Но когда попал в больницу, мать Саши, по словам Павла, «выкрала сына назад». Сегодня, 7 лет спустя, Павел — педагог, психолог и специалист по здоровому питанию — по-прежнему уверен, что мальчикам после развода лучше оставаться с отцами. В Алмазе Сагитове Болоянгов узнает себя — отца, готового на все ради того, чтобы сын получил мужское воспитание:

— В случае с Алмазом, как и в случае с моим сыном, к сожалению, матери не осознают ответственности за будущее мальчиков, за их здоровье, за то, какими они вырастут гражданами. Им сложно бороться с инстинктом — я родила, это мое, хочу, чтобы «оно» было рядом. Для них ребенок — игрушка. А в моем случае было еще хуже: бывшей жене требовалась нянька для остальных ее детей, роль которой успешно выполнял наш сын — за счет своего развития, здоровья, своего настоящего и будущего. И не только своего, но и всей страны, потому что какие граждане, такая и страна! Такие матери забывают о том, что родной отец готов на все, чтобы сын вырос достойным гражданином, принес пользу обществу, сам стал отцом и был счастлив. Мое мнение: в случае развода родителей мальчик должен оставаться с отцом — если, конечно, этого отца самого не надо воспитывать. Чтобы расти мужественным, спокойным, логичным, будущий мужчина должен видеть перед глазами мужской пример, копировать отца, а не мать, перенимать у отца именно мужские знания, умения, опыт и навыки, полезные для жизни. А девочка (опять же оговорюсь, если ее мать саму не надо воспитывать) должна жить с матерью, копировать ее, чтобы самой стать хорошей хозяйкой, женой, матерью. Я уверен, что это необходимо закрепить законодательно, чтобы меньше было в стране детей со сломанной психикой, из которых потом вырастают неуравновешенные граждане.

Телеведущая Дана Борисова считает, что порядок общения с ребенком, назначенный судом, бывает сущим издевательством, в результате которого отношения «приходящего» родителя с ребенком только портятся.

— Я сама через это прошла. Суд назначил мне общение с 10-летней дочерью Полиной 2 раза в месяц по субботам в течение 3 часов в присутствии отца. В итоге ее отец сидел с недовольным лицом, а Полина только грубила и огрызалась. Но выход все же можно найти. С августа этого года по решению суда дочь живет со мной, и у нас все нормализовалось. Отец Полины живет в соседнем доме, и они часто видятся. Что касается Алмаза Сагитова и его сына, их ситуация меня очень тронула. Я общалась лично и с отцом, и с мальчиком и поняла, что это как раз тот случай, когда отец действительно живет интересами ребенка. И это очень ценно, учитывая, сколько вокруг случаев, когда отцам вовсе не нужны их дети! Алмаз так боится быть разлученным с сыном, что ради этого даже пошел на кочевую жизнь. После телеэфира доктор заверял, что операция ребенку будет сделана. Ужасно, что она сорвалась только потому, что Алмаз и его бывшая жена так и не смогли урегулировать отношения в правовом русле.

Существуют ли какие-то приемлемые юридические формы, чтобы экс-супруги в подобных ситуациях могли полюбовно договориться, не навредив ребенку? Об этом мы спросили у адвоката Натальи Якуповой:

— Я лично общалась с бывшей супругой Алмаза Альфией, а также с сотрудниками полиции, которые приезжали в Москву, в клинику, в которой должны были провести операцию Эрнесту. Также я общалась с судебным приставом-исполнителем, который занимается розыском Алмаза и Эрнеста. Мы все пытались убедить Альфию пойти навстречу Алмазу, который действует исключительно в интересах ребенка: прекратить исполнительные производства, чтобы не было препятствий для врачей в проведении операции, дать согласие на операцию, так как сотрудникам клиники необходимо получение данного согласия от мамы ребенка. Также имеется возможность заключения мирового соглашения на стадии исполнительного производства, законом это предусмотрено. Основным аргументом в наших переговорах было желание Алмаза прооперировать ребенка и объективная необходимость в проведении операции, однако на сегодняшний день Альфия нас не слышит. Опасения Алмаза можно понять, он не верит своей бывшей супруге и опасается, что она просто заберет ребенка, а Эрнест так и останется инвалидом на всю жизнь, ведь, по нашим данным, до настоящего времени его бывшая супруга не делала попыток провести аналогичную операцию.

Мать-кукушка или жертва?

Случается и такое, что в результате безжалостной бесконечной войны один из родителей сдается и сам бросает попытки общаться с ребенком. В этом случае маленький человек растет с пониманием, что отец или мать его бросили, что, разумеется, не добавляет его детству счастья.

Евгений Щербаков с сыном Мишей и дочерью Машей. Фото: Из личного архива

Евгений Щербаков из Ростовской области называет свою бывшую жену Екатерину «кукушкой». Вот уже три года, как он один воспитывает сына Мишу 2006 года рождения и дочь Машу 2011-го. По словам Евгения, алименты на детей его бывшая платит исправно, а вот интереса к ним не проявляет:

— В назначенном судом порядке мать прекратила общение с детьми уже более двух лет назад. А с сентября 2018-го и вовсе ее не видели, даже не звонит. В школе за два года была 3 раза: оба в учебном году 2017/2018, один из них на 1 сентября, когда дочка в 1-й класс пошла.

Впрочем, в начале этой печальной семейной саги Екатерина за детей боролась. По словам отца, рассорились они с супругой «по пустяковому поводу» в конце 2016 года. Тогда Екатерина забрала с собой пятилетнюю Машу. Сын Миша 10 лет остался с отцом.

— Перед Новым годом я забрал дочку из садика и привел к себе, — рассказывает отец, — приготовил подарки, надеялся, что супруга приедет и мы помиримся в честь праздника. Но она на контакт не пошла. В результате весь январь и февраль оба ребенка находились со мной. Их мать не отдавала их документы и зимнюю одежду. Документы пришлось восстанавливать, одежду покупать.

Тем временем оба родителя подали заявление в суд, каждый по своему месту жительства, о назначении порядка общения с детьми. До окончательного решения суда в течение апреля матери назначалось три встречи с сыном, живущим с отцом, а отцу — три встречи с дочерью, живущей с матерью.

— В течение апреля я забирал дочь трижды, как и было назначено, а бывшая увиделась с сыном всего один раз, — утверждает Евгений. — В итоге 1 мая 2017 года дочь отказалась возвращаться к матери, а 12 мая это ее нежелание зафиксировали судебные приставы и органы опеки. 14 мая у сына был день рождения, мать его даже не поздравила. В тот день я с сыном задержался в игровом центре, а мои родители (они живут с нами) с Машей вернулись домой раньше. В этот момент Екатерина под предлогом желания поздравить сына, которого не было дома, ворвалась в нашу квартиру и попыталась силой увести дочь. Она подралась с моей матерью, о чем есть соответствующее заявление. В результате дочь осталась дома. С того дня мать с детьми, можно сказать, не общается вообще. Только 1 сентября 2017-го появилась на 10 минут в школе.

24 июля 2017 года суд определил место проживания Миши и Маши с отцом, обязав их мать выплачивать алименты в размере 33% от заработной платы. Мать подала апелляцию, но 19 октября 2017 года суд оставил решение о проживании детей с отцом в силе. Евгений уверяет, что решению суда предшествовали психологические тесты, которые проводились специалистами с обоими детьми.

— Они показали, что сын хочет проживать со мной, — говорит Евгений. — Ему уже было 10, поэтому его опрашивали. А у Маши обнаружилась сильная эмоциональная привязанность к брату, поэтому психолог рекомендовала детей не разлучать.

С тех пор Миша и Маша постоянно живут с папой, но крючкотворные войны вокруг них не прекращаются.

— В мае 2018-го у нас было сразу два суда, — рассказывает Евгений. — Сначала мировой по пересчету алиментов. В ответ на решение суда об алиментах в размере 33% от заработной платы Екатерина перешла на полставки, так что ее выплаты на двоих детей составили 3700 руб в месяц. Второй суд по порядку общения с детьми — по ее иску, в котором она указала, что я чиню ей препятствия. Она подала исполнительный лист судебным приставам, но доказательств не предоставила. Приставы закрыли исполнительное производство, так как установили, что препятствий в общении с сыном и дочерью я ей не чиню. На тот момент она сама более полутора лет с детьми не общалась, подарки не дарила, а на мои предложения о встрече либо не отвечала, либо отвечала матом.

На сегодня Екатерина задолженность погасила и более алименты не задерживает, зато и к детям интерес потеряла. По словам Евгения, даже не навестила сына, пока тот лежал в больнице. Отец в битве за потомство вроде бы победил, но теперь его тревожит равнодушие бывшей:

— Она ведь была хорошей матерью! Но в какой-то момент что-то с ней произошло. Даже до сих пор не знаю что. Скорее всего, загуляла. Я теперь точно знаю, что иногда женщины устают воспитывать своих детей, устают от семейной жизни и разочаровываются в мужчине, с которым когда-то заключали брак. Им хочется новых впечатлений, красивой жизни, а от детей они постепенно просто отвыкают.

О том, что бывшая не проявляет интереса к детям, Евгений написал в органы опеки и в ответ получил рекомендацию подать в суд на ограничение матери в родительских правах. То есть еще шажок — и мать и вовсе вычеркнут из жизни Миши и Маши.

— Неужели нельзя было договориться мирно? — спрашиваю Евгения. — Могли бы, например, помочь те психологи, которые проводили тесты с детьми?

— С нами работал медиатор — посредник. Медиацию назначает суд, чтобы помочь сторонам договориться до суда и подписать мировое соглашение. Но в нашем случае это не помогло: за два сеанса, более 7 часов, договориться не получилось.

— Евгений, вот сейчас вы называете мать своих детей «кукушкой». Может быть, надо было постараться обойтись без судов, подумать о детях, усмирить гордыню и просто поговорить с бывшей по душам? На что вы сейчас надеетесь?

— Как будут развиваться события дальше, я пока не знаю. Дети общаться с матерью не хотят. Сын сам в суде высказал свое мнение, а дочь вообще ее боится. Дети не испытывают дискомфорта оттого, что не общаются с матерью и ее нет в их жизни. Недавно я обращался к школьному психологу: просил его поговорить с моими детьми, выяснить их психологическое состояние, а мне дать рекомендации. А надежд никаких я не питаю. Может быть, когда-нибудь дети и смогут общаться с матерью. Но время уходит, а от бывшей даже попыток к общению с детьми нет. Такое ощущение, что они ей чужие. А для меня она вообще умерла, поэтому и не жду, что человек изменится. Возможно, я встречу женщину, для которой мои дети станут родными. Ну а нет, значит, не судьба.

* * *

— Мои родители развелись, когда мне было 10 лет, — делится актер Александр Носик. — И я всю жизнь был благодарен им за то, что они никогда не противопоставляли себя друг другу в моих глазах.

Возможно ли в подобной ситуации, где у каждой из сторон своя правда, исключить ребенка из конфликта, избавить его от психологической травмы?

— Важно определить, чего хочет сам ребенок, с кем ему комфортнее жить, — считает психолог Анна Адамова. — И при этом он должен иметь возможность общаться со вторым родителем максимальное время. А для этого следует донести до ребенка, что родители из-за развода не стали любить его меньше. И что взрослые могут сами о себе позаботиться. Ребенок вправе сам сделать свой выбор, и от этого не будет страдать ни один из родителей. Счастье родителей — не его ответственность.

Мамин или папин? Ученые выяснили, на кого из родителей дети похожи больше

https://ria.ru/20200518/1571518760.html

Мамин или папин? Ученые выяснили, на кого из родителей дети похожи больше

Мамин или папин? Ученые выяснили, на кого из родителей дети похожи больше – РИА Новости, 18.05.2020

Мамин или папин? Ученые выяснили, на кого из родителей дети похожи больше

На развитие ребенка больше влияют гены отца, чем матери. Здоровье, внешность, продолжительность жизни человека определяет в основном отцовская часть генома… РИА Новости, 18.05.2020

2020-05-18T08:00

2020-05-18T08:00

2020-05-18T15:58

наука

сша

великобритания

открытия – риа наука

здоровье

биология

днк

инфаркты

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155502/84/1555028463_0:60:1152:708_1920x0_80_0_0_8316e17e8a9472185afacfddd61e2d5f.jpg

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости, Альфия Еникеева. На развитие ребенка больше влияют гены отца, чем матери. Здоровье, внешность, продолжительность жизни человека определяет в основном отцовская часть генома. Материнская не так активна, однако именно она, судя по всему, значима для эволюции. Отцовский вкладГенетически любое млекопитающее, в том числе и человек, больше похоже на отца, чем на мать, считают исследователи Университета Северной Каролины (США). Хотя оба родителя передают одинаковое количество генетического материала, отцовский сильнее влияет на развитие организма ребенка. К такому выводу ученые пришли, изучая геномы мышей, выведенных скрещиванием дикой и лабораторной популяций. Специалисты замеряли уровень экспрессии генов в различных тканях, а затем сравнивали их с копиями родительских ДНК. Оказалось, что участки генома, полученные по мужской линии, активнее в 80 процентах случаев. А значит, они в большей степени определяют, каким будет потомство. Авторы работы отмечают, что это может быть справедливо для всех млекопитающих, включая людей. Старость по наследствуОт ДНК отца во многом зависит продолжительность жизни его детей, полагают немецкие исследователи. Дело в том, что с возрастом у любого человека может меняться работа генов. По самым разным причинам (их называют эпигенетическими) — из-за длительного стресса, голода или радиации — к нуклеотидам присоединяются так называемые метильные группы — химические соединения, влияющие на экспрессию генов. В результате одни становятся более активными, а другие, наоборот, замолкают. Понятно, что это сказывается на организме отца, но, как выяснилось, отдельные участки ДНК потомство наследует вместе с метильными группами. И прежде всего те, что связаны с продолжительностью жизни. Ученые наблюдали за двумя группами мышей. Одни родились от молодых самцов, другие — от пожилых. Животные из первой группы старели медленнее и умирали на два месяца позже, чем их сверстники от возрастных родителей. Сравнение образцов отцовской спермы и тканей потомства показало, что животные, зачатые пожилыми самцами, унаследовали эпигенетические изменения родителей. Причем похожие рисунки метильных групп располагались на генах, влияющих на продолжительность жизни и связанных с возрастными патологиями. Авторы исследования думают, что это применимо и к человеку, так как описанный механизм считается фундаментальным для всех млекопитающих.Впрочем, американские ученые утверждают, что преклонный возраст отца в момент зачатия, наоборот, гарантирует его потомству долгую жизнь. Они проанализировали свыше полутора тысяч ДНК людей двух поколений. Теломеры — концевые участки хромосом — у более поздних детей, как правило, были длиннее, чем у их старших братьев и сестер. А согласно предыдущим исследованиям, чем длиннее теломеры, тем дольше проживет человек.Сердце болит за отцаТакже именно от отцов может наследоваться предрасположенность к сердечно-сосудистым заболеваниям, правда, только сыновьями. Дело в том, что гены, отвечающие за склонность к инфарктам и инсультам, скорее всего, находятся в Y-хромосоме. Ученые Лестерского университета (Великобритания) проанализировали ДНК трех тысяч британцев и обнаружили, что Y-хромосомы 90 процентов из них принадлежат либо к гаплогруппе I, либо к гаплогруппе R1b1b2. Среди носителей первой риск развития сердечно-сосудистых заболеваний на 50 процентов выше, чем у всех остальных мужчин. Вероятно, это связано с тем, как Y-хромосома влияет на работу иммунной системы. Кроме того, отец способен передать своим детям обоих полов склонность к шизофрении. Причем чем старше родитель, тем выше вероятность заболеть. Анализ данных более 87 тысяч людей показал: среди тех, чьим отцам было больше 50 лет на момент рождения, в три раза больше больных шизофренией. Материнская доляСогласно данным финских исследователей, рост человека почти на 75 процентов наследуется от родителей. Австралийские ученые говорят даже о 80 процентах. При этом то, насколько ребенок будет высоким, зависит скорее от отца. Как выяснили британские специалисты, у рослых мужчин рождаются более высокие дети обоих полов. Также влияет возраст отца — чем старше, тем выше. Склонность к полноте или стройности передается и отца, и от матери. Предрасположенность к избыточной массе тела передается чаще. Но вес при рождении зависит только от мамы, и именно от ее диеты и образа жизни, а не ДНК. Тем не менее в геноме женщин все же есть участки, более активные в ДНК потомков. Речь идет о восьмой хромосоме. Исландские ученые изучили геномы полутора тысяч троек “отец — мать — ребенок” и обнаружили мутации, унаследованные именно от женщин. По словам исследователей, это характерно и для восьмой хромосомы шимпанзе, но ее нет у орангутанов. Авторы работы предполагают, что повышенный уровень замен на этом участке ДНК имеет эволюционное значение и сближает современных людей с африканской линией человекообразных обезьян.

https://ria.ru/20150403/1056383257.html

https://ria.ru/20160516/1434149737.html

https://ria.ru/20100805/262043619.html

https://ria.ru/20150216/1048002332.html

сша

великобритания

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155502/84/1555028463_64:0:1088:768_1920x0_80_0_0_1d6257386bc1ed6cd283084615471d39.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

сша, великобритания, открытия – риа наука, здоровье, биология, днк, инфаркты, инсульт, геном, долголетие, гены

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости, Альфия Еникеева. На развитие ребенка больше влияют гены отца, чем матери. Здоровье, внешность, продолжительность жизни человека определяет в основном отцовская часть генома. Материнская не так активна, однако именно она, судя по всему, значима для эволюции.

Отцовский вклад

Генетически любое млекопитающее, в том числе и человек, больше похоже на отца, чем на мать, считают исследователи Университета Северной Каролины (США). Хотя оба родителя передают одинаковое количество генетического материала, отцовский сильнее влияет на развитие организма ребенка.

К такому выводу ученые пришли, изучая геномы мышей, выведенных скрещиванием дикой и лабораторной популяций. Специалисты замеряли уровень экспрессии генов в различных тканях, а затем сравнивали их с копиями родительских ДНК. Оказалось, что участки генома, полученные по мужской линии, активнее в 80 процентах случаев. А значит, они в большей степени определяют, каким будет потомство.

Авторы работы отмечают, что это может быть справедливо для всех млекопитающих, включая людей.

3 апреля 2015, 13:21НаукаУченые: вариации в ДНК не объясняют наследование всех черт родителейМелкие вариации и мутации в ДНК родителей обоих полов не способны объяснить весь тот набор черт, которые ребенок наследует от матери и отца, что говорит о существенной роли внегенетического наследования в эволюции человека и других животных.

Старость по наследству

От ДНК отца во многом зависит продолжительность жизни его детей, полагают немецкие исследователи. Дело в том, что с возрастом у любого человека может меняться работа генов. По самым разным причинам (их называют эпигенетическими) — из-за длительного стресса, голода или радиации — к нуклеотидам присоединяются так называемые метильные группы — химические соединения, влияющие на экспрессию генов. В результате одни становятся более активными, а другие, наоборот, замолкают. Понятно, что это сказывается на организме отца, но, как выяснилось, отдельные участки ДНК потомство наследует вместе с метильными группами. И прежде всего те, что связаны с продолжительностью жизни.

Ученые наблюдали за двумя группами мышей. Одни родились от молодых самцов, другие — от пожилых. Животные из первой группы старели медленнее и умирали на два месяца позже, чем их сверстники от возрастных родителей.

16 мая 2016, 14:31НаукаУченые: возраст и привычки отца отражаются на здоровье его детейМасштабный анализ и сравнение результатов наблюдений за здоровьем детей и их родителей показали, что возраст отца и его вредные привычки больше всего способствуют появлению пороков развития и генетически обусловленных болезней.

Сравнение образцов отцовской спермы и тканей потомства показало, что животные, зачатые пожилыми самцами, унаследовали эпигенетические изменения родителей. Причем похожие рисунки метильных групп располагались на генах, влияющих на продолжительность жизни и связанных с возрастными патологиями.

Авторы исследования думают, что это применимо и к человеку, так как описанный механизм считается фундаментальным для всех млекопитающих.

Впрочем, американские ученые утверждают, что преклонный возраст отца в момент зачатия, наоборот, гарантирует его потомству долгую жизнь. Они проанализировали свыше полутора тысяч ДНК людей двух поколений. Теломеры — концевые участки хромосом — у более поздних детей, как правило, были длиннее, чем у их старших братьев и сестер. А согласно предыдущим исследованиям, чем длиннее теломеры, тем дольше проживет человек.

Сердце болит за отца

Также именно от отцов может наследоваться предрасположенность к сердечно-сосудистым заболеваниям, правда, только сыновьями. Дело в том, что гены, отвечающие за склонность к инфарктам и инсультам, скорее всего, находятся в Y-хромосоме.

Ученые Лестерского университета (Великобритания) проанализировали ДНК трех тысяч британцев и обнаружили, что Y-хромосомы 90 процентов из них принадлежат либо к гаплогруппе I, либо к гаплогруппе R1b1b2. Среди носителей первой риск развития сердечно-сосудистых заболеваний на 50 процентов выше, чем у всех остальных мужчин. Вероятно, это связано с тем, как Y-хромосома влияет на работу иммунной системы. Кроме того, отец способен передать своим детям обоих полов склонность к шизофрении. Причем чем старше родитель, тем выше вероятность заболеть. Анализ данных более 87 тысяч людей показал: среди тех, чьим отцам было больше 50 лет на момент рождения, в три раза больше больных шизофренией. 5 августа 2010, 14:18НаукаУченые выявили гены, отвечающие за риск заболеваний сердцаУченые выявили в ДНК человека 95 генов, которые оказывают влияние на содержание липопротеинов в крови, что может быть использовано для разработки новых терапевтических препаратов для предотвращения развития заболеваний сердца, сообщается в двух статьях исследователей, опубликованных в журнале Nature.

Материнская доля

Согласно данным финских исследователей, рост человека почти на 75 процентов наследуется от родителей. Австралийские ученые говорят даже о 80 процентах. При этом то, насколько ребенок будет высоким, зависит скорее от отца. Как выяснили британские специалисты, у рослых мужчин рождаются более высокие дети обоих полов. Также влияет возраст отца — чем старше, тем выше. Склонность к полноте или стройности передается и отца, и от матери. Предрасположенность к избыточной массе тела передается чаще. Но вес при рождении зависит только от мамы, и именно от ее диеты и образа жизни, а не ДНК. 16 февраля 2015, 20:11НаукаУченые: матери передают часть своих черт детям через ДНК бактерийНекоторые признаки дети наследуют не от матерей или отцов, а в буквальном смысле от бактерий, живущих внутри организма матери, чья ДНК напрямую влияет на рост и развитие тела и клеток будущего новорожденного.Тем не менее в геноме женщин все же есть участки, более активные в ДНК потомков. Речь идет о восьмой хромосоме. Исландские ученые изучили геномы полутора тысяч троек “отец — мать — ребенок” и обнаружили мутации, унаследованные именно от женщин.

По словам исследователей, это характерно и для восьмой хромосомы шимпанзе, но ее нет у орангутанов. Авторы работы предполагают, что повышенный уровень замен на этом участке ДНК имеет эволюционное значение и сближает современных людей с африканской линией человекообразных обезьян.

Как справиться с истерией у матери. Почему моя мать постоянно меня достает? Истерика моя мать всегда перебивает и кричит


Здравствуйте, уважаемые читатели моего блога! Одной из распространенных проблем в семейных отношениях является когда мать манипулирует взрослой дочерью. Такие взаимодействия никак нельзя назвать здоровым и гармоничным. Манипуляции могут быть выстроены по разным схемам, девушка может догадываться о них или нет. В любом случае от такого рода отношений необходимо стараться уходить, менять их в более здоровую и гармоничную сторону. Как это сделать?

Быть марионеткой

Согласитесь, никому не нравится когда им манипулируют, указывают что делать, ставят в зависимое положение. Но родители имеют некую власть над своими детьми, которую они могут использовать по своему усмотрению.

Часто мать настолько заигрывается своей ролью, что ставит дочь в полную зависимость от себя и не дает ей свободно дышать без разрешения.

Психология манипуляций заключается в контроле, в зависимом положении ведомого человека. Действовать можно через финансовую сторону. Когда родители поддерживают своего ребенка материально и мать заставляет делать то или иное действие, подкрепляя это финансовым поощрением или наказанием.

Кроме того, часто взрослая мать манипулирует своим здоровьем. Если ребенок делает что-то не так, то у нее сразу начинает болеть голова, колет в груди, защемило под ребрами, разнылась коленка и так далее до бесконечности.

Манипулятор выбирает самый для вас важный аспект и давит именно на него. Обида является своего рода манипуляцией. Когда человек обижается на ваш поступок, то он тем самым хочет показать, что вам необходимо извиниться перед ним, попросить прощения и всячески ублажить, чтобы такого больше не повторилось.

Одна моя знакомая прекрасно умеет манипулировать своим настроением. Стоит ей немного взгрустнуть, как ты тут же начинаешь развлекать ее, уделять внимание и всячески проявлять к ней интерес.

Порой такое поведение не всегда заметно, умело скрывается, не столь очевидно. Но оно систематично. Именно так и можно отследить манипуляцию.

Когда одна и та же реакция человека заставляет вас что-то делать против воли, то скорее всего, этот человек пытается вас заставить совершить поступок специально.

Если вы будете чуточку внимательнее, то обязательно заметите, когда вами пытаются управлять.

Оторвать пластырь

Скажу сразу, что исход от решения данной проблемы может быть печальным. Когда человек теряет свою власть над другим человеком, то он разочаровывается, злиться, обижается и может вообще перестать общаться.

Такие истории я встречала довольно часто в своей практике. Когда девушка избавляется от контроля своего отца, например, он, охваченный злостью от потери контроля и власти, решает больше не общаться с ней.

Но ведь общение с родителями важно и необходимо в жизни. Какую выбрать стратегию зависит от того, что вы в итоге хотите добиться.

  • Чтобы мама была спокойнее и думала, что все по-прежнему под ее контролем,
  • чтобы она окончательно поняла, что больше не имеет власти над вашими действиями,
  • чтобы вы могли наладить нормальное и здоровое общение и так далее.

Для начала вам самой необходимо понять, чего в итоге вы хотите добиться. Записывайтесь ко мне , мы вместе разберем проблему и найдем самое приемлемое решение.

Когда человек манипулирует другим человеком, то он тем самым перекладывает ответственность. Ведь само действие совершается не им. Привить человеку чувство ответственности крайне тяжело, особенно во взрослом состоянии. Ведь все считают себя умными, образованными и знающими людьми.

Одна из особенностей матерей: я знаю лучше, я старше, я мудрее, у меня больше опыта. Самые распространенные доводы, почему необходимо поступить именно так, как требует мама.

Наиболее верный способ прекратить манипуляции – перестать на них вестись. Не делать так, как того требует ситуация, а поступать по своему разумению и здравому смыслу. Конечно, резкая перемена будет воспринята очень болезненно и тревожно. Попытки управления вашей жизнь могут и не прекратиться вначале.

Со временем попытки будут становиться более редкими и в итоге могут сойти на нет. Но вот какая реакция будет у вашей матери на резкое непослушание – не известно. Быть готовой необходимо к совершенно любому исходу. Для того чтобы вы могли совершить этот отважный поступок советую вам ознакомиться с моей работой « ».

Трудный разговор

Один из вариантов – разговор напрямую с вашей матерью. Я всегда считала, что когда два разумных человека разговаривают честно, открыто и без подтекста, то они могут договориться и решить любую проблему. Здесь важно понимать способны ли вы и ваша мать на такой разговор.

Ваша задача объяснить, что она своими манипуляциями давит на вас, контролирует каждое ваше решение и не дает жить самостоятельно. Вы должны четко и понятно изложить свою позицию. Что вы больше не хотите находиться в зависимом положении, что вас не устраивает тотальная власть со стороны матери, что вы хотите принимать решения самостоятельно.

Разговор не должен проходить на повышенных тона, никаких оскорблений и угроз. Это как раз методы манипуляторов. Если вы их заметите со стороны матери, прямо укажите. Скажите, что даже сейчас она пытается вами управлять. Скажите что вы теряете из-за ее вмешательства в вашу жизнь. Доходчиво излагайте свои мысли.

Конечно, будет хорошо, если вы заранее подготовитесь к этому разговору. Напишите все свои замечания на листок бумаге, попробуете предсказать возможную реакцию матери, найдете подходящие ответы со своей стороны. Можете потренироваться с подругой или супругом.

Есть такие мамы, которые совершенно не умеют разговаривать, не слышат никого, кроме себя, абсолютно уверены в своей правоте. Что делать, если у вас именно такой случай? В этом вопросе вам может помочь моя работа « ».

Кроме того, давайте рассмотрим некоторые варианты, к которым можно прибегнуть, если разговор не помогает.

Совершить королевский гамбит

Когда простой и откровенный разговор не помогает, приходится прибегать к различным ухищрениям.

Одна моя клиентка во благо своей матери просто соглашается с ней, старается избегать щепетильных тем, принимает все ее советы, но поступает по-своему. Мать спокойнее, потому что дочь соглашается, и дочь расслаблена, потому что мама не нервничает по каждому пустяку. Есть вот такой вариант прекратить «вынос мозга» со стороны родителей.

Еще один вариант – доказать, что советы мамочки не действуют. Когда вы постоянно думаете, что все делаете не так, мама постоянно недовольна поступками, можете попробовать делать именно так, как она говорит. Парочка промахов и можно будет корректировать ее советы в соответствии с полученным опытом.

Если вы зависите от родителей финансово, то вам срочно необходимо стать независимой в этом отношении. Найдите работу, перестаньте брать деньги у родителей, тогда и диктовать свои правила они уже вам не смогут. Пока вы находитесь в денежной кабале, вы будете прямым объектом манипуляций.

Если мать выносит вам мозг на тему отношений (почему у тебя нет мужа, детей, тебе уже давно пора быть замужней и так далее), вы можете постараться избегать этой темы. Переводить разговор в другое русло, более интересующую тему для матери.

Главное, что вы должны понять – вы взрослый и самостоятельный человек. Никто не может диктовать вам свои правила, вы их выстраиваете сама для себя. Это ваша жизнь и только вы можете распоряжаться своими ресурсами, временем и прочим.

Научитесь говорить нет, когда не хотите что-то делать. Станьте более уверенной в себе. Не воспринимайте осуждения близко к сердцу. Помните, что у каждого человека свое мнение и быть хорошим для всех у вас не получится, такого просто не бывает.

Предлагаю вам для ознакомления одну из моих работ « ». Научитесь быть в ладу с собой, поймите свои цели и задачи и уверенно идите к ним навстречу!

Если вы не можете найти ответы на важные для вас вопросы и боитесь, что возникшие проблемы не решаемы – записывайтесь ко мне на скайп-консультацию.

Поделитесь своей историей. Расскажите про отношения с матерью. Каким образом она манипулирует вами? К каким ухищрениям прибегает? На какую тему она пытается вас контролировать? Как вы с этим боретесь и что предпринимаете?

Верьте в себя!

    Добрый день, уважаемые читатели! Недавно я задумалась, а действительно ли существуют так называемые совы и жаворонки и как стать жаворонком, если ты сова? Ведь от того, в каком настроении ты…

    Здравствуйте, уважаемые читатели! Один из секретов успешного человека – это умение контролировать свои эмоции и использовать с пользой для себя. Сегодня я хочу предложить вам полезные советы психологов: как стать…

    Здравствуйте, дорогие читатели! Как здорово оставаться хладнокровным в любой ситуации. Однажды, я была свидетелем, как один мой знакомый просто стоял и спокойнейшим голосом отвечал женщине, которая на него истошно кричала.…

Фото Raquel Chicheri

Мой Юрка – самый большой мой учитель в этой теме.

У него умер папа в полтора года, а уже в два я стала оставлять его регулярно с дедушкой-бабушкой, потому что мне нужно было продолжать учиться. Тогда я видела в высшем образовании – хоть какой-то оплот своей будущей финансовой стабильности:-) Но Юра совсем не готов был к этому, я уходила через жуткие слезы, отдирая его от своих ног, и сама еще плакала у подъезда, прежде чем ехать в универ.

Спустя год я оставила его там же на неделю с ночевками, и поскольку живу я в двух часах езду оттуда, а находиться мне там нельзя, а уж тем более с ночевкой, мы тогда не виделись. И тогда завершилось грудное вскармливание. Плюс негласное или даже гласное – я не знаю – крайне негативное отношение ко мне там, явно раздраконило маленького человека, ищущего опору в всемогущем, идеальном Родителе.

И вот тогда (раньше тоже, но после – особенно) – начались у Юры истерики. По часу. По полтора. Днем и ночью. С валяниями на асфальте. На полу в метро. В луже. Барахтая ногами. Визжа. Раздеваясь Кусаясь. Отталкивая меня и крича – «уходи, плохая мама! Ты мне не нужна! ты меня не любишь!!!» И при этом я стопроцентно, просто нутром знала, насколько именно я ему необходима. Насколько он мечтает именно от меня ощутить свою нужность и любимость. Но любая попытка обнять его, приголубить – воспринималась им как ожог. Ему больше небезопасно, слишком больно было – открываться моей ласке, потому что вдруг я снова брошу его, и его мир вновь разрушится? Безопаснее – ненавидеть и отвергать, не пускать в свою душу.

Опора: кредит доверия

Во-первых, мне хочется поддержать. Найти точку опоры и надежды. Тот факт, что ребенок реагирует на родителя так агрессивно, так ярко, тот факт, что он так громко – в прямом смысле слова сообщает нам о своей боли – говорит на самом деле не только о его закрытости от нас, но и о его болезненной, но невероятно сильной готовности – вновь открыться. Всей болью своей – он просит, он молит убедить его в том, что он может нам доверять. И тот факт, что он позволяет себе отвергать нас, как раз свидетельствует о его доверии нам. Последнем доверии. Этакий – кредит доверия. «Я отвергаю – и доверяю – что ты все равно останешься рядом, хоть я и ненавижу тебя – а значит, ты меня на самом деле любишь, хоть и такого плохого». Все вот эти мерзкие проявления – когда назло описается, рассыпет, разольет, разорвет, разломает. Когда сделает гадость по самому больному – выльет что-нибудь на клавиатуру, бросит ноут на пол:)), ударит младшего брата – в общем, пройдется по запретному. Это все – как раз признаки его доверия нам. В том, что он будет принят. Это возможность – дать ему почувствовать, что его ВСЕ РАВНО любят.

Степень этой агрессии и отвержения – это степень желания быть любимым. Его страдание по близости, по тем доверительным отношениям что были.

Поэтому не нужно отчаиваться и расстраиваться, когда малыш говорит такие жуткие слова. Вот, вспомнила еще вариацию: «Лучше бы я родился у другой мамы! Я уйду из твоей семьи!» И куча еще подобных провоцирующих нас на наши собственные низы фраз.

Отогревать между, работать на опережение

Во-вторых, нужно работать на опережение. Не пытаться что-то исправить в самой ситуации, когда уже истерика, уже сопротивление, уже агрессия. А выкладываться, выстраивать любовь – МЕЖДУ ситуациями, до. Гладить, целовать, бурбузякаться на кровати, носить на руках – уходить в некоторый даже регресс – покачать, побаюкать, искупать. Между. Напитывать теплом по самую макушку. Дарить много своего времени и внимания. Реагировать на любое «вя», как в младенчестве. Говорить слова любви.

Еще есть практика, мне о ней детский психолог рассказала. Это называется «терапия любовью». Когда ребенок уснул, вот эти его первые пятнадцать минут, то ты его можешь гладить, целовать и главное, приговаривать в утвердительной форме все то, к чему вы с ним сейчас стремитесь: «Ты любимый мой. Ты мой добрый, хороший. Ты мой спокойный, уверенный. Ты знаешь, мама есть у тебя. Мама всегда рядом. Я никуда не уйду. Я люблю тебя.» или – в зависимости от проблематики – «Ты здоровый. Ножки у тебя крепкие, головка твоя умная, сердечко твое сильное и т.д.» Вы знаете, я фыркала сначала, думала, что за гипноз такой, но, елки, это работает!!! Настолько, что Юрок не писается в те ночи, когда я ему это приговариваю, и льнет ко мне весь следующий день, если его кто обидел, а не бежит от меня.

Отдать этому время

Четвертое. Для меня это важный пункт. Готовность посвящать этому время.

Когда ребенок кричит – это очень неудобно. Всегда некстати. Часто – стыдно, особенно если это гости или общественный транспорт, очередь, магазин. Комментарии прохожих особенно «поддерживают» нас в желании любой ценой просто заткнуть эту ситуацию. Угрозой, шантажом, сладостью, отвлечением.

Или у нас в принципе есть внутреннее почему-то решение о том, сколько это «должно продолжаться». И если ребенок не укладывается в эти наши неизвестно откуда взявшиеся временные рамки, мы выходим из себя, злимся, считаем провальным нашу операцию по спасению НАС.

Так вот нужно отбросить рамки. Как в родах. Не смотреть на «часы», на принято-непринято. Вопрос приоритетов. Есть временное неудобство и социальный стыд, есть какие-то бытовые нюансы, а есть любовь и счастье конкретно этого человека – твоего ребенка. Потому что именно от чувства любимости человека родителем зависит его возможность чувствовать себя счастливым, правда. Родитель – это прототип Бога, мира для человека. То, как он к нам относится – это наше правило, наша норма о том, как нам относиться к самим себя, как мир к нам относится. Это важно – важнее всего на свете, умения читать и считать, ходить на горшок уже наконец в три года, не ковырять в носу в автобусе, не быть Васю в песочнице… Это важнее всего на свете – любовь между матерью и ребенком.

За нее стоит бороться. Стоит учиться. Ради нее стоит взрослеть своей душой. Трудиться. Плакать. И снова учиться – любить – Другого.

В психологической практике часто встречается такое явление, как материнская истерика. Это эмоциональное состояние, возникающие в результате затяжного стресса или же сильного нервного перенапряжения. В этот момент эмоции и переживания настолько управляют женщиной, что она не может самостоятельно их обуздать и взять под контроль. Нужно знать, какие причины лежат в основе такого поведения и как можно эффективно помочь матери справиться с этим тяжелым психическим состоянием, чтобы не причинить вред ребенку.

Определение понятия истерики

С самого рождения между мамой и ребенком устанавливается тесная эмоциональная взаимосвязь. Грудничок безошибочно узнает женщину, подарившую ему жизнь, по голосу и объятиям, особенно нуждается в ее ласке, заботе и любви.

Малыши очень остро реагируют на перепады маминого настроения.

Если она расстроена, озабочена, испугана или переживает, ребенок это обязательно почувствует и начнет волноваться. Особое единение сохраняется даже во взрослом возрасте, поэтому многим мамам бывает очень сложно отпустить своих детей в самостоятельную жизнь.

Истерика – это сильные эмоциональные всплески, во время которых мама не всегда ведет себя адекватно, кричит, ругается, громко плачет и машет руками. В этот момент представительницам прекрасного пола очень сложно себя контролировать, они избавляются от накопившегося чувства страха, душевной боли, грусти, неуверенности – от всех тех негативных переживаний, с которыми не могут справиться.

Во время истерики женщины не отдают отчета своим действиям и им сложно успокоиться без посторонней помощи.

Истерика имеет следующий механизм развития:

  • в результате внешних факторов или внутренних переживаний женщины, возникших в процессе активной мыслительной деятельности при постоянном «пережевывании» негативных эмоций, происходит сильнейшее воздействие на нервную систему;
  • мама начинает нерационально воспринимать любые события и отношение к ней окружающих людей, додумывая и приписывая родным и коллегам несвойственные им мысли, чувства и поступки;
  • со временем ситуация усугубляется, поскольку психологическое состояние женщины накаляется, краски сгущаются, а переживания накапливаются, что приводит к эмоциональному взрыву.

Нередко истерика может быть проявлением различных заболеваний психики или результатом проблем с нервной системой. Иногда такое поведение является особенностью характера: например, из-за неуверенности в себе, чрезмерной сердобольности. Психологи называют таких пациентов «истероидами» и акцентируют внимание на том, что важно уметь отличать истерику, устроенную на бытовой почве, с целью выяснить отношения, от клинической, в основе которой лежат импульсивные проявления личности.

Женщины, подверженные истерии, обладают тонкой душевной организацией и легковозбудимой психикой.

Являясь эгоцентричными особами, они сосредоточены только на своих переживаниях, поэтому позволяют себе время от времени устроить истерику.

Нередко истерики у мам становятся способом, который позволяет эффективно манипулировать детьми. Такая модель поведения со временем закрепляется на уровне подсознания: не отдавая отчета, женщина будет вести себя подобным образом каждый раз, когда ей нужно добиться определенной реакции у ребенка.

Причины женской истерии

Чтобы справиться с истерией, следует знать основные факторы, которые влияют на ее развитие. Рассмотрим подробно причины, вызывающие истерику у мам.

  • Проблемы с нервной системой. Из-за особенностей развития ЦНС женщина может быть склонна к повышенной раздражительности и нервозности, что будет приводить к постоянным скандалам, крикам, выяснению отношений, необоснованным подозрениям и претензиям. Установить эту причину может только врач-психотерапевт, который после проведения диагностики подберет методы психокоррекции, помогающие пациентке справляться со своими эмоциями и не срываться на окружающих людей.
  • Гормональные расстройства. Переживая снижение или повышение гормонального уровня (при беременности, климаксе, в период ПМС), женщины становятся особенно чувствительными и уязвимыми, подвергаются постоянным качкам настроения. Чувство необоснованной тревоги и беспокойства сменяется депрессией, а затем периодом гиперактивности.
  • Эмоциональная разрядка. Нередко истерика у мамы является эффективным способом скинуть отрицательную энергию, снять эмоциональное напряжение. После припадка истерии женщина может чувствовать себя виноватой за свое поведение и стараться всеми силами загладить негативное впечатление, которое произвели на ребенка и родных. Альтернативным способом справиться с плохим настроением станет увлечение здоровым образом жизни, танцами, рисованием – необходимо найти хобби, которое поможет отвлечься от семейных дел, расслабиться и снизить нервную нагрузку на организм. Во многих случаях истерика случается из-за чувства нереализованности, когда женщину полностью поглотил быт и воспитание ребенка, и она не чувствует необходимой поддержки, любви и уважения от мужа. Вынужденное сидение в декрете, многочисленные семейные обязанности, ощущение того, что ее никто не понимает и не ценит, усугубляет психологическое состояние мамы, что вызывает регулярные истерические припадки.
  • Стрессовые ситуации. Современный ритм жизни, проблемы на работе, постоянные конфликты в семье, воспитание ребенка провоцируют возникновение стресса. Постоянное чувство страха, беспокойства, переживания по любому поводу угнетают сознание женщины и приводят к возникновению истерических припадков.

Понимание причин, повлекших за собой истерику, поможет исправить ситуацию, построить здоровые отношения с ребенком и укрепить семейный союз.

Особенности поведения при истерике

Мамы, склонные к истерии, подвержены перепадам настроения. Любая мелочь может вызвать у них чувство раздражения и возмущения. Ребенок не убрал у себя в комнате, капризничает и не слушается, не сделал вовремя уроки, не ответил, когда его спрашивали – все эти события мгновенно выводят их из равновесия и приводят к скандалу.

Подобное поведение является результатом накопившейся усталости. Мама вынуждена много работать, из-за чего мало времени проводит со своим ребенком, не успевая заниматься его воспитанием, перепоручая заботе бабушек и дедушек. В результате она начинает испытывать сильное чувство вины, стыда, повышенную нервозность. У женщины портятся отношения с мужем, и она начинает ругаться со своими родителями, которые то и дело твердят о неправильном воспитании внука.

Здесь истерика является закономерным результатом затяжного переутомления и стрессовой ситуации, в которой находится женщина. Испытывая внутренний дискомфорт и не умея справиться со своими противоречивыми эмоциями, мама может вспылить и выплеснуть весь накопленный негатив на ребенка.

Установить, что истинной причиной истерии стала стрессовая ситуация, не сложно.

Подобные вспышки происходят с определенной периодичностью, а после истерики женщина успокаивается и какое-то время чувствует себя нормально.

При склонности к истерии имеющиеся психологические проблемы будут видны невооруженным глазом. В таком состоянии мама много плачет, обижается по пустякам, игнорирует все попытки родных поговорить о причинах ее плохого настроения, излишне драматизирует события, которые происходят дома.

Если же истерия является следствием особенностей характера женщины, то родным будет в разы сложнее понять, в чем причина истерики. Под влиянием настроения представительницы прекрасного пола могут устраивать скандалы и выяснения отношений, проявляя излишнюю театрализованность, заламывая руки, выкрикивая ультиматумы. Во время истерик они не обращают внимания на то, что им говорят члены их семьи, продолжая настаивать на своем.

Подобное поведение отрицательным образом сказывается на ребенке. Малыш либо будет всеми силами избегать таких ситуаций и уходить от существующей проблемы, либо будет готов сделать все что угодно, только бы угодить любимой мамочке и сделать так, чтобы она не волновалась.

Мамы в приступе истерики не думают о том, что они причиняют вред неокрепшей детской психике, являясь плохим примером для подражания. Как следствие, дети могут закрыться от родителей, не желая делиться с ними своими переживаниями и чувствами.

В результате такого поведения у ребенка развиваются многочисленные комплексы и страхи, неуверенность в себе, слабый характер, могут возникнуть трудности в общении с другими людьми, при создании отношений с противоположным полом. Едва достигнув самостоятельного возраста, чадо постарается уехать от родителей и начать вести отдельную жизнь, редко бывая дома.

Выход из ситуации один. Не закрывать глаза на существующую психологическую проблему, а сделать все возможное для ее решения. Обратившись за профессиональной помощью, мама-истерик сможет не только понять причины своего поведения, но и научиться справляться с негативными эмоциями, решать собственные психологические проблемы.

Способы решения проблемы

Несмотря на бурное проявление истерики, громкий крик и море слез, такое состояние не несет опасности для здоровья женщины, ее родных или ребенка. Во время индивидуальных либо групповых сеансов психотерапевт поможет маме избавиться от застарелых обид и негативных эмоций, научит справляться со своими страхами, разбираться в скрытых мотивах истеричного поведения и контролировать его. Возможно, жене и мужу придется записаться на семейную консультацию, в ходе которой врач поработает с имеющимися психологическими проблемами партнеров.

Маме, подверженной частым истерикам, придется самостоятельно провести огромную, внутреннюю психологическую работу.

Если причиной истерии послужила усталость, важно не срываться на ребенке, виня его во всех бедах на свете, а обратить внимание на себя, постаравшись проанализировать и понять, что вызывает внутреннее чувство неудовлетворения и протеста.

Умение выявлять скрытые эмоции и переживания, а также быть откровенной с близкими людьми, очень пригодится женщине в такой ситуации. Нельзя закрывать глаза на имеющуюся проблему, следует помнить, что такое разрушающее поведение может негативно отразиться на психике ребенка, поэтому не нужно бояться признаться мужу, что вы устали и ждете от него большей помощи и понимания.

Психологи советуют в этом случае мамочкам вести дневник наблюдений, в котором старательно фиксируются малейшие изменения в настроении. Записываются также все события, которые предшествовали скандалу и могли стать причиной истерики, мысли и чувства в отношении мужа и ребенка, заставляющие женщину расстраиваться и переживать.

Маме нужно будет придерживаться распорядка дня, находя время для отдыха от домашних дел. Правильное питание и регулярные прогулки на свежем воздухе помогут минимизировать последствия ежедневного стресса. Можно заняться медитацией, которая поможет обрести утерянное спокойствие и вернет уверенность.

Чтобы постоянно не срываться на ребенке, матери необходимо находить время для себя: заняться спортом, посетить косметолога, почитать книгу. Поможет решить проблему и новое увлечение – это может быть живопись, кулинария, фотография, дизайн или рукоделие, что даст возможность, находясь в декрете, не злиться на ребенка и отвлечься от негативных мыслей.

Если причина постоянных истерик заключается в гормональном сбое, необходимо в обязательном порядке получить врачебную консультацию. Доктор поможет подобрать препараты, которые нормализуют эмоциональное состояние женщины и восстановят ее гормональный фон.

Не стоит уговаривать женщину успокоиться и взывать к здравому смыслу. Это лишь сильнее ее разозлит и приведет к еще большему скандалу. Логически размышлять в этом состоянии она не сможет, поэтому лучше дать ей выговориться. Будьте невозмутимы и не вступайте в перепалку, иначе спровоцируете более сильную истерику.

  • Если вы стали свидетелем истерии, лучше всего выйти на время из комнаты, оставив кричащую женщину одну. В этом случае приступ пройдет намного быстрее, чем если вы будете пытаться выяснять с ней отношения.
  • Если свидетелем сцены стал ребенок, обязательно увидите его из комнаты и постарайтесь, как можно быстрее прекратить скандал. Сделайте что-то, чего от вас совершенно не ожидают. Это привлечет внимание женщины и не даст разгореться ссоре. После того как припадок закончится, дайте девушке попить холодной воды, выведите на свежий воздух или же предложите пройтись по улице.

После того как все участники инцидента успокоятся, постарайтесь поговорить с мамой-истериком. Выясните причины ее недовольства, ни в чем не упрекая и не обвиняя. Делайте акцент на собственных переживаниях, а также чувствах ребенка, призывая женщину к тому, что эту проблему необходимо решать в обязательном порядке.

Подведем итог

Истерика у мамы – сильный эмоциональный выброс, спровоцировать который могут самые разные факторы. Это частое явление, возникающее в результате длительного стресса или нервного перенапряжения. Из-за внутренних отрицательных эмоций, женщины срываются на ребенке, выплескивая накопившийся негатив.

Нередко причиной истерики могут стать проблемы с нервной системой, невроз. Такое поведение матери пагубным образом сказывается на психике ребенка, приводя к развитию всевозможных комплексов, страхов и фобий, вызывая психические расстройства, осложняя взаимоотношения с другими людьми. Работа со специалистом поможет женщине избавиться от накопившихся внутренних психологических проблем и вновь почувствовать радость материнства.

Школа для трудных родителей: Каждый может стать педагогом Мальханова Инна Анатольевна

Мама-истеричка

Истерия не болезнь, а характер.

П. Дюбуа (1793-1874), французский публицист

Истерия – обезьяна всех болезней.

Ж. Шарко (1825-1893), французский врач

На самом деле, нам стоит пожалеть маму-истеричку. Ведь она отравляет жизнь не только своим близким, в первую очередь ребенку, но и себе тоже. Если вы сами, к счастью, не принадлежите к этому типу, то, несомненно, встречали таких людей. С одной стороны, это определенный психотип, но в не меньшей степени это и распущенность, и плохое воспитание, которое в подобной семье передается от поколения к поколению. Ведь истеричный человек всегда прекрасно знает, с кем он может позволить устроить истерику, а с кем никогда этого не сделает. Вряд ли он сделает это при начальнике, на правительственном приеме и т.д. Скорее всего он «побережет» это удовольствие до того момента, когда вернется домой.

Мама возвращается с работы. Ее встречает маленькая дочь.

– Ну как ты, доченька, была дома одна без меня?

– Ой, знаешь, мама, я упала и расшибла коленку. Так было больно, так больно!

– Ты, наверное, сильно плакала?

– Да нет! Ведь дома никого не было…

Истеричность свидетельствует о том, что человек не владеет мастерством общения, не умеет разговаривать, убеждать, просить или приказывать. Из всех способов общения он, в силу крайней бедности своего «арсенала», выбрал только один, причем самый неэффективный. Он плохо понимает других людей и никак не может донести до них свои требования, чувства, идеи. Кроме того, он зациклен только на себе, требует слишком большого внимания, мало учитывает интересы близких. Окружающим не стоит поощрять проявления истеричности – это пойдет только на пользу всем, в том числе и самому инициатору истерик.

Если же истеричным является собственный ребенок, ваша задача – научить его общаться по-другому, более «по-человечески», более эффективно и по-взрослому. Наверняка у врача-психотерапевта имеются самые разнообразные современные средства коррекции психики и поведения истеричного человека, как взрослого, так и ребенка. Но известны также и старые народные средства, которые тоже дают очень хороший результат.

К таким средствам прежде всего относится совет не суетиться вокруг «страдальца», а, наоборот, перестать обращать на него внимание. Неплохо постоять рядом и попросить его орать еще громче, биться головой о пол еще сильнее. Неплохо окатить водой или даже «помочь» ему, пару раз стукнув головой об пол. Это не так жестоко, как кажется, и очень даже эффективно.

В наше время старые методы можно несколько модернизировать: например, записать на видеокассету или сделать фонозапись приступа истерики и затем продемонстрировать его самому «киногерою». Чаще всего истерией страдают женщины. Увидев, насколько безобразно, отталкивающе они выглядят в этот момент, многие из них задумаются и потеряют желание повторить истерику снова.

Истеричная мама рискует сорвать хрупкую психику ребенка и сделать из него неполноценного человека, вызвать энурез, заикание, отчужденность и презрение к себе в то время, как она надеется на жалость и сочувствие. Подобные вещи не проходят бесследно (если и вообще когда-нибудь проходят), и к старости мама-истеричка может остаться без ребенка, несмотря на его физическое существование где-то вдали от нее. Ведь ребенок – тоже человек и, в конце-концов, имеет полное право как на усталость, так и на самозащиту.

Если у вас есть некоторые сомнения в вашей или чьей-либо истеричности, психической устойчивости, ранимости, то вам на помощь могут прийти нижеприведенные тесты.

Насколько вы обидчивы?

1. Можете ли вы рассказать любимому человеку о своих трудностях откровенно:

в) иногда.

2. Как вы относитесь к своим обидам и неудачам:

а) собственные неудачи всегда самые тяжелые;

б) это зависит от их причины;

в) отношусь к ним философски: любые неприятности когда-нибудь да кончатся.

3. Как вы поступаете, когда вас кто-то обидел:

а) стараюсь доставить себе удовольствие, сделать то, что раньше себе не позволяла;

б) пойду на вечеринку к друзьям;

в) буду сидеть дома и злиться.

4. Когда вы счастливы, то:

а) не вспоминаете о былых неприятностях;

б) боюсь, что эти минуты кончатся;

в) никогда не забываю о теневых сторонах жизни.

5. Когда вас обидит любимый человек, то вы:

а) уходите в себя;

б) требуете объяснений;

в) расскажете об этом кому угодно, кто готов вы-слушать.

6. Что вы думаете о психотерапевтах:

а) не хотела бы попасть в их руки;

б) они могут помочь в трудную минуту;

в) могу обойтись без них, я сама должна себе помочь.

7. Людское мнение:

а) вас преследует;

б) несправедливо к вам;

в) вам благоприятствует.

8. О чем вы думаете после любовной ссоры, когда проходит гнев:

а) все-таки у нас было много хорошего;

б) о тайной мести;

в) о том, что теперь-то ваш партнер сказал вам все.

Работа с тестом

Результаты

От 0 до 15 очков. Вы легко справляетесь со своими неудачами, умеете дать им правильную оценку. Ваше душевное равновесие достойно удивления.

От 16 до 26 очков. Вы имеете склонность осуждать себя. Ваше спасение – заветный клапан, который вы открываете, чтобы рассказать окружающим о наболевшем. Но неужели это лучший способ избавиться от неприятностей?

От 27 до 31 очка. Неприятности загоняют вас в угол. Вы не умеете им противостоять и от бессилия постоянно злитесь на себя. Соберите в кулак свою волю и разок врежьте с размаху своей обиде! А теперь подумайте, что вы можете в себе изменить?

Как вы относитесь к критике?

1. Считаете ли вы критику эффективным методом изживания чужих недостатков:

в) критика допустима, но не следует прибегать к ней часто.

2. Как вы относитесь к публичной критике:

а) это отличный способ борьбы с недостатками;

б) лучше высказывать свои замечания человеку наедине;

в) предпочитаю кулуарную критику «за глаза».

3. Можно ли критиковать начальство:

в) да, но крайне осторожно.

4. Как вы относитесь с самокритике:

а) стараюсь быть объективным и критикую себя раньше, не дожидаясь, пока это сделают другие;

б) никогда не спешу себя критиковать;

в) охотники покритиковать и так найдутся.

5. Вы подбираете корректные выражения, когда высказываете критические замечания:

а) да, разумеется;

б) нет, так как считаю, что чем сильнее задену кого-нибудь, тем действеннее будет критика;

в) бывает по-разному.

6. Какова обычно ваша первая реакция на критику:

а) отвечаю на нее сразу;

б) переживаю молча;

в) принимаю решение после обдумывания.

7. Раздражает ли вас критика:

а) да, всегда;

б) не очень;

в) зависит от того, кто критикует.

8. Как в дальнейшем вы строите свои отношения с критиковавшим вас человеком:

а) как и прежде;

б) стараюсь ему отомстить;

в) некоторое время стараюсь обходить его стороной.

9. Какое из высказываний вам ближе:

а) критика – это лекарство, ее надо уметь принимать и применять;

б) критиковать имеют право те, кто сам безупречен;

в) и на критику существует мода.

Работа с тестом

Результаты тестирования

От 0 до 8 очков. Вы совершенно не переносите критики в свой адрес, а критикуя других, утрачиваете чувство меры, что часто приводит к конфликтам. Вам нужно усвоить технику «корсет уверенности». Да и тактичность вам не помешала бы…

От 9 до 20 очков. Вы терпимо относитесь к критике, не переоценивая ее значения, но и не умаляя. Ваше поведение можно охарактеризовать как «контролируемую эмоциональность». Вы «выходите из себя» в исключительных случаях. В то же время вам не чуждо чувство обиды и желание «насолить критикану».

От 21 до 26 очков. Вы по-деловому относитесь к критике и спокойно ее воспринимаете, когда она справедлива. Профессионализм, уверенность в том, что вы на своем месте, позволяют вам не заботиться о своем авторитете, а думать лишь о пользе дела. Конструктивность в решении трудных ситуаций – ваш стиль.

Из книги Виткины байки автора Соколов Дмитрий Юрьевич

Мама Феофил. Вызовите его на дуэль! Рамкопф (испуганно). Нет! Ни в коем случае… Во-первых, он меня убьет, во-вторых… Баронесса (перебивая). Этого достаточно! (Сыну.) Побойся бога, Фео! Речь все-таки идет о твоем отце. Феофил. Мама, не напоминай, пожалуйста!.. Все мои несчастья

Из книги Понимание языка стрессов автора Виилма Лууле

Мама есть мама, святое духовное существо И ни у кого нет права низводить маму на материальный уровень, сделать ее только телом. Никто не дает нам этого права, даже сама мама не может дать этого права в отношении себя, хотя сами матери такое право себе берут. И мы берем себе

автора Еникеева Диля

МАМА Кто кого воспитывает: родители детей или дети родителей – еще неизвестно.Д.Е.Я не зря завершаю эту книгу темой взаимоотношений матери и дочери. Какими бы ни были сейчас твои отношения с мамой, это твой самый родной человек на всю жизнь.Как часто мы не ценим то, что у

Из книги Как стать настоящей женщиной автора Еникеева Диля

МАМА-СОПЕРНИЦА Критика снизу упирается в ремень.Г. МалкинВозможно, ты знаешь, что такое Эдипов комплекс. Повторю: это неосознаваемое влечение к родителю противоположного пола. Бывает оно в раннем возрасте, потом

Из книги Курс настоящей стервы автора Шацкая Евгения

Мама Моя любимая притча:За день до своего рождения ребёнок спросил у Бога:– Я не знаю, зачем я иду в этот мир. Что я должен делать?Бог ответил:– Я подарю тебе ангела, который всегда будет рядом с тобой. Он всё тебе объяснит.– Но как я пойму его, ведь я не знаю его

Из книги Любовь автора Прехт Рихард Давид

Из книги Этикет: Краткая энциклопедия автора Коллектив авторов

Из книги Путь к изменению. Трансформационные метафоры автора Аткинсон Мэрилин

Мама Миа и Руми Вы видели «Мама Миа», музыкальный фильм, где много шумят и не по делу дурачатся, вышедший несколько сезонов назад? Не так давно я посмотрела его в самолете, пока летела в Канаду. Фильм глупый во многих смыслах, но когда переводишь историю о любви, о страхах и

Из книги Услышать Голос Твой автора Морис Кэтрин

Из книги Библия стервы. Правила, по которым играют настоящие женщины автора Шацкая Евгения

Истеричка Нет, это не диагноз, а один из удобных способов поведения, который выбирают многие женщины. Громкий, визжащий голос, слезы и угрозы повеситься, если он не…, заламывание рук и выбрасывание его любимых вещей с балкона. Никого не узнаешь? Как стратегия истеричность

Из книги Французские дети всегда говорят «Спасибо!» автора Антье Эдвига

Эко-мама «Для своего я предпочитаю лошадиное молоко!»Французских малышей все чаще воспитывают в богемно-буржуазном стиле, неотъемлемой частью которого является стремление к максимальной экологичности и натуральности: козье молоко, лошадиное молоко, миндальное…

Из книги Вера и любовь автора

«Мама» Пришла женщина в детдом усыновить шестилетнего мальчика.Мальчик все годы ждал, что придет мама и заберет его с собой.Он любил маму, ни разу ее не видя.Женщина была красиво одета. У нее были длинные светлые волосы. Красивые ресницы, румяные щеки. На шее висела цепочка

Из книги Вера и любовь автора Амонашвили Шалва Александрович

Мама-кукушка и мама-пеликан Проходит Мудрец мимо одного дома. Видит: во дворе собралась толпа женщин, одна рвет волосы у другой, та кричит, остальные шумят – пытаются их разнять. Заметили они Мудреца и подозвали к себе. Помоги, говорят, а то случится беда.Мудрец подошел к

Из книги Бронзовый век России. Взгляд из Тарусы автора Щипков Александр Владимирович

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна

«Мама, милая мама! Как тебя я люблю…» Не сосчитать светлых образов матерей, которые донесли до нас сказки и легенды, стихи и песни, рассказы и повести, романы и мемуары, спектакли и кинофильмы. Они обступали ребенка с раннего детства и сопровождали всю жизнь. Это был как бы

Из книги Мать и дитя. Первый год вместе. Путь к обретению телесной и душевной близости автора Оксанен Екатерина

Мама знает, мама видит Материнство – одно из немногих пиковых переживаний в жизни женщины. Рождение ребенка – сильнейший стресс. Знакомство с ребенком – высадка на другую планету. Уход за малышом – обучение в трех университетах сразу. А погрузиться в материнство – все

8 способов стать хорошей матерью, а не идеальной

Я думаю, будет справедливо сказать, что каждая из нас вступает в материнство с набором убеждений или ожиданий относительно того, что значит быть хорошей матерью. Мы развиваем эти убеждения под давлением наших сообществ и общества в целом, опыта с нашими собственными родителями и ожиданиями друзей, семьи и средств массовой информации. Эти внешние влияния могут иметь на нас такую ​​силу и влияние, что, когда мы, наконец, сами становимся матерями, становится невыносимо трудно прислушиваться к нашим собственным представлениям о том, что такое «хорошая мама».

На самом деле настолько сложно, что тревога, депрессия и подавляющие эмоции могут как сумасшедшие цепляться за нашу новую личность.

Хочу поделиться с вами короткой историей о маме, которую я увидела в своем офисе этим летом. Эта мама дала мне разрешение поделиться своим процессом на тему того, как быть хорошей матерью, потому что это дает такой наглядный пример того, как перфекционистское мышление и недостижимые ожидания могут привести к стрессу.

Селия* пришла ко мне в офис, когда ее ребенку было около четырех месяцев.Она была привлекательна, красноречива, а также очень напугана неприятными мыслями и тревогами, которые она испытывала с тех пор, как родился ее ребенок. Селия описала бессонные ночи беспокойства, отсутствие аппетита, страх и неуверенность в себе из-за того, что она осталась одна с ребенком, а также чистый стресс, который сопровождал раннее материнство. Она сказала мне сквозь слезы и явное чувство вины, что у нее были очень страшные мысли о причинении вреда своему ребенку или себе, мысли, которые, по ее словам, пугали ее, потому что она не хотела, чтобы ее ребенок или она пострадали.Селия чувствовала, что ее мысли и эмоции вышли из-под контроля и что она «сходит с ума». Она описала травматические роды, при которых экстренное кесарево сечение заставило ее поверить, что она не выживет. «Я поняла, что должна быть готова отдать свою жизнь за своего ребенка», — сказала она.

Когда с симптомами Селии удалось справиться с помощью медикаментозной и терапевтической поддержки, мы начали процесс выявления представлений о материнстве, которые могли усугублять ее страдания.У меня есть упражнение, которое я делаю с мамами в своем офисе: их просят записать все, что, по их мнению, необходимо для того, чтобы быть «достаточно хорошей» мамой. Первый список Селии выглядел так:

«Достаточно хорошая» мама:

  1. Безоговорочно любит своего ребенка
  2. Никогда не причиняет вреда своему ребенку
  3. Всегда делает то, что лучше для ребенка
  4. Всегда ставит потребности ребенка выше своих собственных
  5. Всегда хочет быть рядом со своим ребенком
  6. Должна всегда чувствовать, что самое главное в мире — это ее ребенок
  7. Всегда должна быть готова отказаться от чего угодно ради своего ребенка
  8. Должна быть счастлива оставаться дома со своими детьми весь день
  9. Никогда обижается на своего ребенка
  10. Должна чувствовать, что единственное, что ей нужно в жизни, чтобы чувствовать себя счастливой, это ее ребенок
  11. Должна полностью определять себя как личность, несмотря на материнство
  12. Не должна скучать проводить время со своим ребенком
  13. Должна чувствовать себя счастливой и радуется каждый раз, когда смотрит на своего ребенка
  14. Никогда не должна думать о том, какой приятной была ее жизнь до появления детей
  15. Должна быть в состоянии справиться с детьми со всеми день без перерыва (роскошь)
  16. Не должна чувствовать себя несчастной ночью, когда не спит со своим ребенком

Как я сказал Селии в то время, этот список вызывает у меня тревогу, когда я его читаю, и поэтому я могу только представить, что это должно быть, ей хотелось верить, что все эти вещи были необходимой частью материнства.

должен
не должен
всегда’

От них трудно дышать.

Помочь ей понять это не заняло много времени, и Селия быстро признала, что, когда она записывала эти убеждения о материнстве, эти ожидания выглядели завышенными. Когда я спросил ее, откуда она их узнала, она ответила, что всегда считала, что это то, что чувствовала ее мама и во что верила ее мама, когда она росла. И знаете, что сказала ее мама, когда Селия показала ей этот список «хорошей матери»? «О боже… ни одна мать не чувствует себя так!»

Мы с этим справились.Селии было нелегко составить более реалистичный, удобный и справедливый список того, что значит быть «достаточно хорошей» мамой, но как только она смогла по-настоящему изучить то, во что она верит, она придумала следующее:

Хорошая мать, которую часто называют Достаточно хорошей мамой,  делает все возможное, чтобы :

  1. Научить ребенка жить полной жизнью важность самоуважения
  2. Предоставление еды, крова и любви
  3. Быть хорошим примером для ее детей
  4. Находить время, чтобы повеселиться с ее детьми
  5. Дать детям возможность совершать ошибки и учиться на них
  6. Учить ее дети, как любить безоговорочно

Довольно большая разница, не так ли?

Не следует, не следует, всегда или никогда.

Нет совершенства.

Селия чувствует себя намного лучше. У нее не было приступов паники в течение некоторого времени, и ее страшные мысли уменьшились. У нее больше возможностей получить доступ к чувствам надежды и оптимизма, и она больше наслаждается своим ребенком. Ее лекарства помогают с биохимическим дисбалансом, который усугубил ее симптомы послеродовой тревоги и ОКР, а ее более реалистичное представление о том, что значит быть хорошей матерью для своего ребенка, сняло часть давления.

Мы все так делаем.Каждая из нас вступает в материнство с некоторым представлением о том, что мы «должны» делать в этой новой и часто подавляющей роли, что такое хорошая мать. Хотя многие из этих вещей могут быть вполне уместными, многие другие могут быть совершенно недостижимыми.

Я призываю вас спросить себя, что, по вашему мнению, необходимо для того, чтобы быть «достаточно хорошей» мамой для своего ребенка и написать свой собственный список. Обратите внимание на «должен» и «всегда», а также на то, отмечаете ли вы идеи, которые действительно ваши или чьи-то еще (хорошим примером может быть грудное вскармливание вашего ребенка или предоставление питательной пищи, когда это возможно), или ваши собственные идеи. предположения о чужом.

Я предполагаю, что каждая из вас, безусловно, уже является хорошей матерью…

~ Кейт Крипке, LCSW

Примечание автора: * Имя этой мамы было изменено в целях сохранения конфиденциальности. Я благодарю ее за ее готовность проявить себя и восхищаюсь ее мужеством, ее честностью и ее тяжелой работой.

Вам также могут понравиться:

Frontiers | Качество взаимодействия матери и ребенка до, во время и после использования смартфона

Введение

Качество раннего взаимодействия матери и ребенка во время игры способствует как развитию ребенка, так и отношениям матери и ребенка (например,г., Тамис-Лемонда и др., 2001; Лэндри и др., 2006 г.; Гинзбург, 2007). Совместная игра предлагает матерям и их малышам уникальную возможность для языкового взаимодействия и эмоционального взаимодействия (Ginsburg, 2007; Yogman et al., 2018). Более того, есть свидетельства того, что качество таких ранних взаимодействий матери и ребенка, особенно материнская отзывчивость как быстрая, случайная и адекватная реакция на поведение ребенка (Bornstein et al., 2008), является мощным предиктором социально-эмоциональных, когнитивных , языковое развитие ребенка и связь между родителями и детьми (Ainsworth and Bell, 1974; Tamis-LeMonda et al., 2001; Ландри и др., 2006).

Очевидно, что в цифровую эпоху, когда мобильные технологии распространены повсеместно, такие взаимодействия формируются цифровыми медиа (Radesky J.S. et al., 2015; Barr and Linebarger, 2017; Rideout, 2017; McDaniel, 2019; Vanden Abeele et al. , 2020; Вольферс и др., 2020). Новые мобильные устройства, в том числе смартфоны, отличаются от традиционных цифровых носителей (например, телевизоров) тем, что родители и их дети могут брать их с собой, куда бы они ни пошли, и использовать их различными способами в любое время (Wartella, 2019).Таким образом, мобильные медиа позволяют родителям проводить время со своими детьми и в то же время быть доступными для друзей или профессиональных партнеров (Radesky et al., 2016a; Mangan et al., 2018). В результате родители используют смартфоны значительную часть времени в повседневных семейных ситуациях, в присутствии своих маленьких детей, например, во время игр, еды и сна (McDaniel and Coyne, 2016; Yuan et al., 2019; Barr et al., 2020; Vanden Abeele et al., 2020; Wolfers et al., 2020). С повсеместным распространением смартфонов в повседневной семейной жизни существует риск того, что взаимодействие матери и ребенка будет прервано и качественно нарушено.Использование смартфона во время взаимодействия приводит к повторяющимся разрывам связи между социальными партнерами, что недавно было названо «техноференцией» (McDaniel and Radesky, 2018). Младенцы могут быть особенно чувствительны к этим нарушениям, потому что они напоминают классическое неподвижное лицо (Myruski et al., 2018). В результате матери малышей сообщают, что во время взаимодействия со своими малышами смартфон прерывается, что, по их словам, происходит либо по их собственной инициативе, либо из-за уведомлений устройства (McDaniel and Coyne, 2016; Newsham et al., 2020).

Частая проверка смартфона и снятие трубок прерывают раннее взаимодействие матери и ребенка и ухудшают качество, поскольку матери могут быть менее отзывчивыми. Такие повторяющиеся перерывы в игре могут иметь негативные последствия для отношений матери и ребенка. Поэтому особенно важно изучить влияние использования смартфона матерью на качество взаимодействия матери и ребенка. Первоначальные, преимущественно качественные обсервационные исследования, свидетельствуют о том, что использование смартфона родителями влияет на взаимодействие родителей и детей.Наблюдательные исследования, проведенные в ресторане быстрого питания (Radesky et al., 2014) и на игровых площадках (Hiniker et al., 2015; Abels et al., 2018; Lemish et al., 2019; Vanden Abeele et al., 2020; Wolfers). et al., 2020) обнаружили, что родители, которые были погружены в использование смартфонов, реже общались со своими детьми и меньше реагировали на потребности детей и поведение, направленное на привлечение внимания. Иногда родители казались раздраженными (Lemish et al., 2019) или даже враждебными после неоднократных попыток ребенка привлечь родительское внимание (Radesky et al., 2014). Важным фактором была не только частота использования, но и продолжительность использования. Вольферс и др. (2020) сообщили, что матери, которые дольше использовали свои смартфоны на игровых площадках, также имели более низкую материнскую чувствительность. Лабораторное исследование, имитирующее ситуацию во время приема пищи, показало, что матери, которые использовали свое мобильное устройство спонтанно во время структурированной ситуации, с меньшей вероятностью инициировали вербальное и невербальное взаимодействие со своими детьми (Radesky J. et al., 2015). Интересно, что было замечено, что другие виды родительской деятельности на игровых площадках (чтение журнала, общение с другим человеком) также поглощали родителей и снижали родительскую отзывчивость, но не в такой степени, как использование смартфона родителями (Abels et al., 2018; Лемиш и др., 2019; Ванден Абил и др., 2020). Взятые вместе, эти результаты показывают, что иммерсивное использование смартфонов родителями нарушает повседневное рутинное взаимодействие родителей и детей.

Однако было проведено несколько экспериментальных исследований, в которых изучалось, как использование смартфона может нарушить взаимодействие. В экспериментальном исследовании Reed et al. (2017) проверили, прерывают ли звонки по мобильному телефону изучение языка двухлетними детьми. Используя внутрисубъектный дизайн, 38 матерей научили своих 2-летних детей двум новым словам.Матери получили звонок, который прервал их во время обучения одному из слов, но для другого слова звонок произошел до обучения. Дети значительно чаще запоминали непрерываемое слово, чем прерванное. Этот вывод остался, несмотря на то, что мать учила слово в среднем одинаковое количество раз в обоих условиях. Однако это было прерывание телефонного звонка, и неясно, будет ли текст, который просто предполагает молчаливое чтение и ответ, будет столь же разрушительным.

При проверке мобильных телефонов лица родителей часто лишены выражения, и эти периоды времени могут восприниматься маленькими детьми как «неподвижное лицо», на что дети реагируют отрицательно (Adamson and Frick, 2003). «Неподвижное лицо», показываемое младенцу во время использования смартфона, также может нарушить общение младенца с родителем. Используя стандартную парадигму неподвижного лица, Goldstein et al. (2009) сообщили, что родители реагируют на вокализацию младенцев в 30–50% случаев. Когда родители демонстрируют реакцию «неподвижное лицо», пятимесячные дети усиливают свою вокализацию, по-видимому, чтобы вернуть внимание взрослого.Когда взаимодействие возобновляется, младенец уменьшает количество вокализаций и снова вступает в очередь с родителем. Чем больше увеличение количества вокализаций в ответ на «неподвижное лицо», тем лучше речевые результаты в возрасте 1 года.

В ходе экспериментального исследования, когда родители учили своих младенцев делать погремушки, их прервал текст с просьбой вместо этого заполнить анкету. В этом исследовании родители были случайным образом распределены в одно из четырех экспериментальных состояний: условие прерывания в первую очередь, состояние одного прерывания (произошедшее в середине), состояние трех прерываний и условие отсутствия прерывания (Konrad et al., 2021). Родители продемонстрировали, как сделать погремушку 4 раза. Текстовые прерывания происходили до или между демонстрациями. После завершения демонстрации младенцам давали возможность самим сделать погремушку. Их производительность сравнивали с исходным состоянием контроля, которые не видели, как сделать погремушку. Большинство родителей (77%) демонстрировали неподвижное лицо во время прерывания текста. Несмотря на этот краткий период техноференции, младенцы во всех экспериментальных группах показали результаты, значительно превышающие базовые контрольные условия, демонстрируя признаки обучения на родительской демонстрации.

Наконец, исследователи использовали модифицированную версию процедуры неподвижного лица для изучения изменений качества взаимодействия при использовании смартфона. Мируски и др. (2018) попросили 50 матерей в возрасте от 7 до 23 месяцев принять неподвижное выражение лица, когда смотрят на смартфон во время двухминутного перерыва в период свободной игры. На первом этапе исследования матери свободно играли со своими младенцами в течение 5 минут. Затем, в фазе неподвижного лица, их попросили взаимодействовать только со своим телефоном в течение 2 минут. Наконец, была фаза бесплатной игры в течение одной минуты, называемая фазой воссоединения.Авторы сообщили об изменениях в исследовании младенцев, которые были самыми высокими во время фазы 1 свободной игры и уменьшались во время фаз исследования неподвижного лица и воссоединения. Во время фазы неподвижного лица в адаптированном мобильном устройстве у младенцев проявлялись типичные реакции протеста и стресса, проявляемые в других версиях парадигмы неподвижного лица (Myruski et al., 2018). Мируски и др. (2018) задали родителям 4 вопроса для самоотчета, чтобы оценить привычное использование мобильных устройств. Более частое обычное использование мобильного устройства матерью коррелировало с меньшим взаимодействием с матерью во время воссоединения.Однако у исследования был ряд ограничений. Фаза воссоединения была короче, чем начальная фаза свободной игры, что затрудняло сравнение начальной фазы свободной игры и фазы воссоединения. Хотя матерей проинструктировали взаимодействовать со своими телефонами, а не с младенцами, они не получали сообщения и не читали сообщения и не отвечали на них. Других условий контроля не было. Открытый вопрос заключается в том, вызывают ли другие поглощающие действия, не связанные со средствами массовой информации, которые ограничивают материнскую отзывчивость, негативные эмоции ребенка, сравнимые с эмоциями использования материнского мобильного устройства.

Таким образом, эти исследования дают первоначальные указания на то, что использование смартфона родителями оказывает особенно негативное влияние на качество родительского взаимодействия и внимание к своим детям по сравнению с другими видами деятельности, которые их привлекают. Исследователи ранее не исследовали, может ли использование смартфона привести к изменениям в материнском поведении. Кроме того, они не проверяли предположение о том, что использование смартфона более разрушительно для взаимодействия, чем другие нецифровые средства массовой информации. Здесь мы исследовали изменения во взаимодействии матери и ребенка, которые происходят до, во время и после перерывов из-за текстовых сообщений.Мы хотели изучить, как родители обычно реагируют на своих младенцев, отвечая на сообщения на смартфоне. Мы специально не пытались воспроизвести парадигму неподвижного лица. Мы явно не инструктировали их принять неподвижное лицо, а использовали подробную схему кодирования для кодирования поведения родителей до, во время и после прерывания. Следуя предыдущим исследованиям, мы также кодировали поведение детей. Мы сравнили влияние использования смартфона матерью на аналоговый носитель на качество взаимодействия матери с детьми в возрасте от 20 до 22 месяцев.Вслед за Myruski et al. (2018), был период свободной игры с последующим 2-минутным перерывом. Во время перерыва матерей просили заполнить анкету либо а) печатая на смартфоне (группа смартфонов), либо б) на бумаге ручкой (группа бумага-карандаш). Группы прерывания сравнивались с группой без прерывания.

Мы предположили эффект взаимодействия между фазой и состоянием. Для условий прерывания мы предположили, что во взаимодействиях будет иметь место U-образная функция с высокой частотой положительных взаимодействий матери и ребенка и поведения ребенка в течение первого периода свободной игры, уменьшением положительных взаимодействий во время фазы прерывания и увеличением положительных взаимодействий. Взаимодействие в 3 фазе.Мы предположили, что качество взаимодействия и поведение ребенка останутся постоянными в группе, где никто не отвлекал, на всех этапах. Сосредоточившись на фазе прерывания, мы предположили, что качество взаимодействия в группе, где не прерывали, будет выше, чем в группе, использующей бумагу и карандаш, и выше в группе, использующей бумагу и карандаш, чем в группе, использующей смартфон. Точно так же мы предположили, что негативное влияние ребенка, социальные требования и запретное поведение будут усиливаться во время фазы прерывания, но в большей степени в случае со смартфоном, чем в состоянии бумаги и карандаша, и меньше всего в группе без прерывания.

Методы

Участники

Мы провели априорный анализ мощности для смешанного ANOVA для размера эффекта 0,25 (Myruski et al., 2018), мощности 0,95, альфа 0,05, 3 групп и 3 измерений и получили необходимый размер выборки 54. четыре доношенных, здоровых ребенка в возрасте 20–22 месяцев ( M возраст = 20,8 месяцев, SD = 0,5 месяца) были случайным образом распределены по одному из двух условий прерывания (смартфон: n = 18, 10 жен; бумага-карандаш: n = 20, 9 жен) или условие непрерывного контроля ( n = 16, 8 жен).Участвовали еще три семьи, но их пришлось исключить из анализа из-за технических трудностей ( n = 1) или слишком длительного перерыва ( n = 2).

Матери были в среднем 33,8 года ( SD = 3,6 года, диапазон = 24–42 года), хорошо образованы (62% имели высшее образование как высшее образование) и гражданки Германии (88,7% были гражданками Германии). , 3,8% имели национальность, отличную от немецкой, а 7,5% имели немецкую и другую национальность, сообщили 53 матери).Матери также сообщили о годовом доходе семьи до вычета налогов (44 отчета). 2,3% имели <10 000 €, 18,2% имели от 20 000 € до 39 000 €, 25 % имели 40 000–59 000 €, 27,2 % имели 60 000–80 000 €, 15,9 % имели более 80 000 €, 11,4 % предпочли не отвечать на вопрос. Смартфон был у 100% матерей (сообщила 51 мать). Семьи были набраны через местный реестр рождений города Бохум. Дети получили небольшую книгу и сертификат, а матери получили 5 евро. Исследование было одобрено 27 января 2019 года локальным комитетом по этике факультета психологии Рурского университета в Бохуме.Данные были собраны в период с февраля по август 2019 года.

Дизайн

Матерям было приказано играть со стандартным набором игрушек. По аналогии со стандартными фазами процедуры неподвижного лица, было три фазы исследования для условий прерывания смартфона и бумаги и карандаша. Был первоначальный 3-минутный период бесплатной игры, за которым следовали 2-минутная фаза перерыва и второй 3-минутный период бесплатной игры. Группа без перерыва имела 8-минутный непрерывный период свободной игры.

Материал

Анкета оценки СМИ CAFE

Родители заполнили опрос Qualtrics из 74 пунктов, охватывающий 10 тем, включая состав домохозяйства и демографические данные, родительское посредничество в использовании средств массовой информации, отношение родителей к использованию средств массовой информации, а также доступ и регулярность использования различных устройств, часто используемых в современной семье (Barr et al., 2020) (среднее время выполнения в нашей выборке ~30 мин). Вопросы были взяты из ряда существующих опросов (например,г., Лапьер и др., 2012; Rideout, 2017) и были обновлены, чтобы отразить современные технологии и исследования содержания и контекста раннего освещения в СМИ. Установленные показатели использования, поведения и отношения родителей к СМИ, такие как Valkenburg et al. (1999) шкала родительского посредничества также является частью исследования. Поскольку в этом исследовании нас особенно интересовало использование смартфона матерями, мы выбрали следующие элементы для анализа: продолжительность использования телефона в типичные дни недели (шкала от 1 до 8: «1» = никогда, «2» = <30 ​​минут, «3» = 30–60 мин, «4» = 1–2 ч, «5» = 2–3 ч, «6» = 3–4 ч, «7» = 4–5 ч, «8» = больше более 5 часов), частота проверки телефона в день и вероятность использования телефона во время нахождения с ребенком.

Набор игрушек Free Play

Пара «мать-ребенок» получила стандартизированный набор игрушек для свободной игры, состоящий из строительных блоков, мяча, двух мягких игрушек, деревянной книги и трех садовых игрушек (см. рис. 1).

Рисунок 1 . Набор игрушек, используемых во время свободной игры.

Смартфон

Телефон Samsung Galaxy J5 DUOS ® , подключенный к Интернету, использовался родителями для ответов на вопросы во время перерывов. Мы только разместили иконку SMS на главной странице, чтобы работа была максимально простой.Тон для входящих сообщений был установлен на «Очаровательный колокольчик».

Бумага-карандаш

В условиях «бумага-карандаш» матери получали анкету на бумаге в буфер обмена, которую матери заполняли карандашом, когда экспериментатор звонил в колокольчик.

Процедура

Матери заполнили онлайн-анкету CAFE для СМИ, прежде чем прийти в лабораторию для участия в эксперименте. По приезду была небольшая разминка, чтобы ребенок привык к обстановке. Экспериментатор объяснил матери эксперимент, используя легенду и процедуру, и получил информированное согласие.Все матери не были осведомлены о причинах прерывания и гипотезах исследования. Комната была разделена занавеской на испытательную и контрольную, где экспериментатор управлял камерами. Три камеры снимали помещение с разных ракурсов.

После разминки с экспериментатором матери получили книгу, которую они прочитали вместе с ребенком в течение 5 минут. После этого был 5-минутный перерыв, во время которого экспериментатор снова заходил в комнату и общался с матерью и ребенком.Затем мать и ребенок участвовали в демонстрационной фазе, где мать демонстрировала своему ребенку новые действия. Эти результаты здесь не приводятся. После еще одного 5-минутного перерыва эксперимент начался, и матерям было предложено поиграть со своим ребенком, как они обычно делают дома, в течение 3 минут. Мать и ребенок сели на игровой коврик на полу и получили коробку с игрушками (рис. 1). В состоянии смартфона матери также получали смартфон, а в состоянии бумага-карандаш – таблицу с анкетой и карандаш.«Пока вы играете, я буду использовать SMS [группа смартфонов]/звонок [группа бумаги и карандаша], чтобы посоветовать вам внимательно отвечать на вопросы о вашей ситуации. Тогда, пожалуйста, просто продолжайте играть». Затем экспериментатор ушел за занавеску, и пары играли вместе в течение 3 минут, пока экспериментатор не прервал игру. В случае со смартфоном экспериментатор отправлял текст, а в случае с бумагой и карандашом экспериментатор звонил в колокольчик.

Матери в состоянии смартфона получали текстовые сообщения и отвечали на вопросы по телефону в течение двухминутного перерыва.Анкета была активна в течение 2 минут и закрывалась по истечении этого времени, чтобы контролировать количество времени, которое матерям давали для заполнения вопросов. Матери в карандашно-бумажных условиях отвечали на те же вопросы на бумаге, когда экспериментатор звонил в колокольчик. Экспериментатор показывал, чтобы возобновить игру, снова звоня в колокольчик. После этого у матерей и детей была еще 3-минутная свободная игра. Во время перерывов присутствовали игрушки, и дети могли свободно передвигаться по комнате, как в Myruski et al.(2018), но в отличие от (Konrad et al., 2021). В контрольном состоянии не было никаких перерывов, и у матерей и детей был эпизод свободной игры в течение 8 минут, чтобы контролировать естественные изменения в материнском поведении с течением времени. В конце сессии матерей информировали о характере исследования.

Кодирование видео

Материнское поведение

Материнское поведение было закодировано в автономном режиме из видеороликов для каждой фазы тремя авторами (фаза 1 — свободная игра, фаза 2 — прерывание, фаза 3 — свободная игра 2).Схема кодирования качества материнского взаимодействия во время свободной игры была основана на существующих схемах кодирования и состояла из 16 переменных (см. Таблицу 1; Dixon et al., 1984; Fiese, 1990; Wagner et al., 2017). В соответствии со схемой кодирования Play-PAB (Wagner et al., 2017) переменные кодировались по оценочной шкале от 0 до 4, при этом вербальная привязка шкал в основном варьировалась от 0 (никогда) до 4 (часто или часто). постоянно). Переменные «инициация взаимодействия» и «прямое внимание» были закодированы как абсолютные частоты, а для статистического анализа они были рассчитаны как частоты в минуту, поскольку три фазы были разной продолжительности.Мы стремились частично воспроизвести существующие шкалы, поэтому использовали исходные шкалы, а затем провели факторный анализ наших данных, чтобы проверить, возникают ли факторы с использованием комбинированных шкал. Внутриклассовые корреляции (ICC) использовались в качестве меры надежности между экспертами и представлены в таблице 1. Были применены следующие критерии: > 0,9: отлично, > 0,8: хорошо, > 0,7: приемлемо, > 0,6: сомнительно, > 0,5 : Плохо и < 0,5: Неприемлемо (George and Mallery, 2003). Данные были закодированы основным кодировщиком и вторым независимым оценщиком, который, будучи обученным студентом-магистром, слеп к гипотезам.Наша первоначальная проверка априорной надежности (межрейтинговая надежность, 16,7% видео, n = 9 из 54) показала, что априорная надежность была от отличной до приемлемой, за исключением динамического воздействия, ICC = 0,06, и критики, ICC = 0,42. ). Обзор литературы (Hallgreen, 2012) показал, что надежность может быть ниже, чем ожидалось, из-за низких базовых показателей и что последующая дополнительная проверка надежности может повысить надежность этих кодов. Мы решили закодировать 5 дополнительных видео для надежности (окончательная надежность основана на 25.9% данных ( n = 14 из 54) и надежность кодов в целом оставалась высокой, но возросла до приемлемого уровня для динамического воздействия, ICC = 0,73, критика, ICC = 0,76). Поэтому мы включили динамический аффект и критику во второй факторный анализ. Хотя схема результатов не изменилась после добавления дополнительных кодов, мы включили их, чтобы охватить как можно больше аспектов воспитания. Включение этих двух кодов также позволяет нашим данным быть более согласованными с предыдущей литературой, изучающей взаимодействие родителей и детей в аналогичных исследованиях.

Таблица 1 . Схема кодирования материнского поведения.

Баллы по переменным во время фазы 1 использовались для факторного анализа. В факторный анализ были включены только те переменные, по которым не менее 20% матерей имели те или иные баллы/значения на любом из этапов. В целом материнское негативное поведение было очень низким (зачастую оно было заметно только у одной или двух матерей), поэтому из факторного анализа были исключены пять переменных (вербальная угроза, гнев, плоский аффект, нетерпение, чрезмерный контроль).

Затем мы использовали несколько общепризнанных протоколов для проведения факторного анализа с оставшимися 11 пунктами. Во-первых, изучение картины корреляций первого порядка показало, что все элементы коррелируют не менее чем на 0,3 по крайней мере с одним другим элементом. Во-вторых, показатель адекватности выборки по Кайзеру-Мейеру-Олкину составил 0,603, что выше обычно рекомендуемого значения 0,6, а критерий сферичности Бартлетта был значительным [χ2 (55) = 177,9, p < 0,001]. Наконец, общности были выше 0.3, за исключением двух переменных (критика, упреки), что еще раз подтверждает, что каждый элемент имеет некоторые общие различия с другими элементами. Учитывая эти общие показатели, факторный анализ был сочтен подходящим для всех 11 пунктов.

Был использован факторный анализ главных осей. Начальные собственные значения показали, что первые два фактора объясняют 26 и 12% дисперсии соответственно. Третий и четвертый факторы имели собственные значения меньше единицы, и каждый из них объяснял 7% дисперсии. Каждое из решений для двух, трех и четырех факторов исследовалось с использованием необлиминных вращений матрицы факторной нагрузки.Двухфакторное решение, которое объясняло 39% дисперсии, было предпочтительным из-за: (а) его предыдущей теоретической поддержки; б) «выравнивание» собственных значений на экранной диаграмме после двух факторов; и (c) недостаточное количество первичных нагрузок и сложность интерпретации третьего и четвертого фактора. Двумя факторами, показанными в таблице 2, были педагогическое поведение (переменные: инструктаж, мать обращает внимание, вмешательство в действия ребенка, вербализация действий ребенка) и отзывчивость (переменные: отзывчивость, реципрокность, динамическое воздействие).В общей сложности четыре элемента (похвала, критика, упреки, инициирование взаимодействия) были исключены, поскольку они не вносили вклад в простую факторную структуру и не соответствовали минимальным критериям наличия первичной факторной нагрузки 0,30 или выше для фактора 1 или 2. Затем мы рассчитали средний балл для каждого из факторов. Обратите внимание, что вмешательство в действия ребенка было закодировано в обратном порядке перед вычислением общего балла.

Таблица 2 . Факторный анализ переменных материнского поведения.

Мы предположили, что использование смартфона может быть более увлекательным, чем заполнение бумажного листа, и поэтому закодировали поглощение материнского внимания во время перерыва. Для этого фаза 2 (2-минутная фаза перерыва для экспериментальных групп) была разделена на четыре 30-секундных блока. В этих четырех блоках усвоение анкеты оценивалось по 3-балльной шкале (1 = случайное внимание к анкете/переключение внимания между ребенком и анкетой; 2 = случайное внимание к анкете/наблюдение за ребенком; 3 = исключительное внимание). к анкете/отсутствие взаимодействия с ребенком, по данным Abels et al., 2018). Уровень 3 представляет собой наивысшую степень материнского отвлечения. Второй оценщик закодировал 15,8% ( n = 6 из 38) матерей. ICC были превосходными (ICC = 0,91). Для окончательного анализа переменная материнская абсорбция во время перерыва была рассчитана как среднее значение четырех закодированных значений абсорбции.

Поведение ребенка

Схема кодирования Myruski et al. (2018) был изменен и расширен для оценки поведения ребенка. Анализируемые здесь закодированные переменные детского поведения включали: положительные социальные требования к матери (ребенок пытается привлечь внимание матери физически или словесно, позитивным или нейтральным образом), отрицательные социальные требования к матери (ребенок пытается привлечь внимание матери). внимание матери физически или словесно в негативную сторону), запрещенное поведение (ребенок делает что-то, что мать или экспериментатор заранее запретили, или что-то, о чем ребенок знает, что это запрещено), негативный аффект (негативное выражение или вокализация; ребенок протестует, уходит в себя или плачет) и игрушечное вовлечение (ребенок играет один с предоставленными ему игрушками или с другими предметами, относящимися к игровой ситуации, т.г., стул, ящик, одеяло). Переменные «отрицательный эффект» и «увлечение игрушкой» были закодированы как продолжительность в секундах, все остальные переменные были закодированы как абсолютные частоты. Моменты, когда негативный аффект/занятие игрушкой не были видны на видео (например, лицо было скрыто), кодировались как «некодируемые» в секундах, а затем относились к длительности переменной. В анализ были включены все переменные, так как не менее 20% детей имели те или иные баллы/значения на любом из этапов.

видео были закодированы одним автором.Второй оценщик, который был другим автором, закодировал 20,4% видео ( n = 11 из 54). Были применены следующие критерии: > 0,9: отлично, > 0,8: хорошо, > 0,7: приемлемо, > 0,6: сомнительно, > 0,5: плохо и < 0,5: неприемлемо (George and Mallery, 2003). ICC были приемлемыми (отрицательный аффект, 0,69) или хорошими (положительные социальные запросы, 0,88; отрицательные социальные запросы, 0,85; запрещенное поведение, 0,95; участие в игрушках, 0,90). Для окончательного анализа переменные частоты были рассчитаны как частоты в минуту, а переменные продолжительности - как процент времени, поскольку три фазы были разной продолжительности.

Статистический анализ

Для гипотезы 1 два смешанных ANOVA с фазой в качестве внутрисубъектного фактора (фаза 1, фаза 2, фаза 3) и состоянием в качестве межсубъектного фактора (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) с реагированием и педагогическим поведение в качестве зависимых переменных. Для гипотезы 2 пять смешанных дисперсионных анализов с фазой в качестве внутрисубъектного фактора (фаза 1, фаза 2, фаза 3) и условием в качестве межсубъектного фактора (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) с положительными социальными ставками на человека. минуты, отрицательные социальные ставки в минуту, запрещенное поведение в минуту, негативное влияние и использование игрушек в процентах от времени.Последующие дисперсионные анализы на каждой фазе проводились для распутывания взаимодействий. Для анализа мы использовали программное обеспечение IBM SPSS Statistics 25 (IBM Corp., 2017).

Результаты

Описательная статистика использования материнского мобильного устройства

В обычный будний день 13% матерей сообщили, что пользуются телефоном менее 30 минут, 36% используют его 30–60 минут, 32% используют его 1–2 часа и 15% используют его 2–3 часа, 2% 3 –4 ч и 2% 4–5 ч ( n = 47 отчетных). Это указывает на то, что в среднем матери использовали свои смартфоны от 30 минут до 2 часов в день, что согласуется с другими отчетами о ежедневном использовании смартфонов матерями (например,г., Юань и др., 2019; Барр и др., 2020). 8,5% матерей сообщили, что обычно проверяют свой смартфон каждые 3 часа, 30% — каждые 2 часа, 34% — каждый час, 19% — каждые полчаса, 8,5% — каждые 15 минут ( n = 47 сообщений). Семнадцать процентов матерей указали, что они никогда не пользуются смартфоном во время игры с ребенком, 32 % указали, что это маловероятно, 26 % считают нейтральным, 21 % указали, что это вероятно, и 4 % указали, что это очень вероятно ( н = 47 отчетных).

Не было никакой разницы между условиями в том, сколько матерей сообщили об использовании своего телефона в течение обычного рабочего дня, F (2, 45) = 0,2, p = 0,80, ηp2 = 0,01. Кроме того, матери из трех групп не различались по тому, насколько вероятно, что они будут использовать свой смартфон перед своим ребенком, Ж (2, 45) = 0,7, р = 0,49, ηp2 = 0,03, или как часто они проверяют свой смартфон в день, F (2, 45) = 1.4, p = 0,27, ηp2 = 0,06.

Поглощение во время перерыва

Матерей время от времени интересовало вопросник, как в группе со смартфоном ( M = 2,06, SD = 0,52, n = 18), так и в группе бумаги и карандаша ( M = 2,2, SD). = 0,73, n = 20). Поглощение не отличалось между матерями, использовавшими смартфон, и матерями, использовавшими бумажно-карандашный опросник, t (36) = 0.45, р = 0,65. Мы не обнаружили значимых корреляций между обычным использованием мобильных устройств матерью, о котором сообщали сами, и поглощением смартфона или бумаги-карандаша (самое большое r = 0,26, p = 0,30). Чем больше матерей увлекло анкетирование, тем меньше они проявляли отзывчивости и педагогического поведения как в смартфоне ( r = -0,72, p = 0,001; r = -0,59, p = 0,01), так и в условия бумаги-карандаша ( r = −0.84, р < 0,001; r = -0,80, p < 0,001).

Материнское поведение

На рис. 2А показана реакция матери в зависимости от состояния и фазы. Смешанный дисперсионный анализ с фазой (игра, прерывание, игра) в качестве внутрисубъектного фактора и условием (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) в качестве межсубъектного фактора выявил значительные основные эффекты для фазы, F ( 2, 102) = 111,4, p < 0,001, ηp2 = 0.67, а условие F (2, 51) = 7,3, p = 0,002, ηp2 = 0,22. Основные эффекты были квалифицированы по значимому взаимодействию между состоянием и фазой материнской реактивности, F (4, 102) = 26,1,4, p < 0,001, ηp2 = 0,51. Чтобы распутать взаимодействие, мы провели последующие односторонние ANOVA между субъектами на каждом этапе. Эти анализы показали, что до [ F (2, 51) = 0] различий в материнской реактивности не было.2, p = 0,79, ηp2 = 0,01] и после перерыва [ F (2, 51) = 0,1, p = 0,38, ηp2 = 0,04]. Условия различались в течение периода прерывания [ F (2, 51) = 41,1, p < 0,001, ηp2 = 0,62] и Bonferroni post-hoc t – тесты показали, что матери были более восприимчивы к своему ребенку в условие отсутствия прерывания по сравнению со смартфоном ( Mdiff = 1,67, p < 0.001) и бумага-карандаш ( Mdiff = 2,01, p < 0,001) (рис. 2А), но чувствительность не отличалась между режимами бумага-карандаш и смартфон, Mdiff = 0,34, p = 0,42 . Чтобы зафиксировать внутрисубъектные изменения, мы провели повторные измерения ANOVA для каждого состояния. Материнская реактивность снижалась по фазам в условиях отсутствия прерывания, F (2, 30) = 3,9, p = 0,031, ηp2 = 0,21. Попарные сравнения показали, что матери продемонстрировали незначительно меньшую реакцию в фазе 3 по сравнению с фазой 1 ( Mdiff = 0.44, р = 0,051). Материнская реактивность достоверно менялась в состоянии «бумага-карандаш» по фазам, F (2, 38) = 82,1, p < 0,001, ηp2 = 0,81. Попарные сравнения показали, что матери проявляли большую чувствительность в фазе 1 по сравнению с фазой 2 ( Mdiff = 2,08, p < 0,001) и меньшую чувствительность в фазе 2 по сравнению с фазой 3 ( Mdiff = -1,77, p ). < 0,001). Точно так же материнская реакция значительно менялась в зависимости от состояния смартфона по фазам, Ж (2, 34) = 77.9, p < 0,001, ηp2 = 0,82. Попарные сравнения показали, что матери проявляли большую чувствительность в фазе 1 по сравнению с фазой 2 ( Mdiff = 1,78, p < 0,001) и меньшую чувствительность в фазе 2 по сравнению с фазой 3 ( Mdiff = -1,74, p ). < 0,001). Эти результаты согласуются с нашей гипотезой о наличии U-образной функции отклика в условиях смартфона и бумаги и карандаша.

Рисунок 2 .Материнская отзывчивость (A) и педагогическое поведение (B) в зависимости от фазы и состояния. Планки погрешностей представляют собой SE M. * p < 0,05.

Как показано на рисунке 2B, педагогическое поведение снижается во время второй фазы в условиях смартфона и бумаги и карандаша, но не в условиях без перерыва. Смешанный дисперсионный анализ с фазой (игра, прерывание, игра) в качестве внутрисубъектного фактора и условием (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) в качестве межсубъектного фактора выявил значительные основные эффекты для фазы, F ( 2, 102) = 39.5, p < 0,001, ηp2 = 0,44 и условие, F (2, 51) = 8,0, p = 0,001, ηp2 = 0,24. Основные эффекты были квалифицированы по значимому взаимодействию состояния и фазы на педагогическое поведение, F (4, 102) = 3,6, p = 0,008, ηp2 = 0,12. Чтобы распутать взаимодействие, мы провели последующие односторонние ANOVA между субъектами на каждом этапе. Эти анализы показали, что до [ F (2, 51) = 1] различий в материнском педагогическом поведении не было.0, p = 0,38, ηp2 = 0,04] ​​и после перерыва [ F (2, 51) = 1,7, p = 0,20, ηp2 = 0,06]. Условия различались в период прерывания [ F (2, 51) = 19,3, p < 0,001, ηp2 = 0,43] и Bonferroni post-hoc t -тесты показали, что матери были более педагогичны по отношению к своему ребенку в условие отсутствия прерывания по сравнению со смартфоном ( Mdiff = 1,05, p < 0.001) и бумага-карандаш ( Mdiff = 0,97, p < 0,001) (рис. 2Б), но педагогическое поведение не отличалось в условиях бумага-карандаш и смартфон, p = 0,10. Чтобы зафиксировать внутрисубъектные изменения, мы провели повторные измерения ANOVA для каждого состояния. Педагогическое поведение не менялось по фазам в условиях без перерыва, Ж (2, 30) = 1,3, р = 0,29, ηр2 = 0,08. Педагогическое поведение значительно менялось в состоянии «бумага-карандаш» по фазам, Ж (2, 38) = 23.5, p < 0,001, ηp2 = 0,55. Попарные сравнения показали, что матери демонстрировали более педагогическое поведение на этапе 1 по сравнению с этапом 2 ( Mdiff = 1,08, p < 0,001) и менее педагогическое поведение на этапе 2 по сравнению с этапом 3 ( Mdiff = -0,87, ). р < 0,001). Точно так же педагогическое поведение значительно изменилось в состоянии смартфона по фазам, F (2, 34) = 42,4, p < 0,001, ηp2 = 0.71. Попарные сравнения показали, что матери демонстрировали более педагогическое поведение на этапе 1 по сравнению с этапом 2 ( Mdiff = 1,08, p < 0,001) и менее педагогическое поведение на этапе 2 по сравнению с этапом 3 ( Mdiff = -0,89). , р < 0,001). Эти результаты еще раз указали на предсказанную U-образную функцию.

Поведение ребенка

На рис. 3 показано поведение дочерних элементов в зависимости от состояния и фазы. Смешанный дисперсионный анализ с фазой (игра, прерывание, игра) в качестве внутрисубъектного фактора и условием (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) в качестве межсубъектного фактора выявил значительное взаимодействие между фазой и условием для положительных социальных запросов. , Ф (3.12, 79,67) = 4,1, р = 0,004, ηp2 = 0,14. Существовали значительные основные эффекты фазы, F (1,56, 79,67) = 20,8, p < 0,001, ηp2 = 0,29, и состояния, F (2, 51) = 9039, p 6,2. = 0,004, ηp2 = 0,20. Чтобы распутать взаимодействие, мы провели последующие односторонние ANOVA между субъектами на каждом этапе. Эти анализы показали, что разницы между условиями в положительных социальных заявках ранее не было, F (2, 51) = 1.3, p = 0,28, ηp2 = 0,05, а после перерыва F (2, 51) = 1,7, p = 0,19, ηp2 = 0,06. Условия различались в период прерывания F (2, 51) = 6,9, p = 0,002, ηp2 = 0,21 и Bonferroni post-hoc t – тесты показали, что дети в условиях смартфона и бумага-карандаш демонстрировали более позитивные социальные запросы по отношению к своей матери по сравнению с условием отсутствия прерывания ( Mdiff = −0.92 p = 0,026 для бумаги-карандаша, Mdiff = -1,25, p = 0,002 для смартфона, рис. 3A) и что эти поведения не отличались между бумагой-карандашом и смартфоном, Mdiff = 0,322 , р = 0,96. То есть те, кто находился в условиях смартфона, бумаги и карандаша, пытались повторно привлечь опекуна, используя положительные предложения на этапе прерывания. Чтобы зафиксировать внутрисубъектные изменения, мы провели повторные измерения ANOVA для каждого состояния.Положительные социальные ставки не менялись по фазам в условиях без перерыва, F (2, 30) = 0,2, p = 0,81, ηp2 = 0,01. Положительные социальные ставки значительно изменились в состоянии «бумага-карандаш» по фазам, F (1,38, 26,12) = 10,5, p = 0,001, ηp2 = 0,36. Попарные сравнения показали, что дети демонстрировали более положительные социальные запросы во время перерыва по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = 0.73, p = 0,015), и более положительные социальные ставки во время перерыва по сравнению со второй фазой свободной игры ( Mdiff = 0,92, p = 0,006). Аналогично, положительные социальные ставки значительно изменились в состоянии смартфона по фазам, F (2, 34) = 14,9, p < 0,001, ηp2 = 0,47. Попарные сравнения показали, что дети демонстрировали более положительные социальные запросы во время перерыва по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = 0.97, p = 0,003), и более позитивные социальные ставки во время перерыва по сравнению со второй фазой свободной игры ( Mdiff = 1,10, p = 0,001).

Рисунок 3 . Поведение ребенка в минуту в зависимости от фазы и состояния. (A) Положительные социальные ставки в минуту, (B) отрицательные социальные ставки в минуту, (C) запрещенное поведение в минуту. Столбики ошибок SE M.

Смешанный дисперсионный анализ отрицательных социальных предложений с фазой (игра, прерывание, игра) в качестве внутрисубъектного фактора и условием (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) в качестве межсубъектного фактора выявил значительные основные эффекты фазы , Ф (1.30, 66.45) = 4.2, p = 0.011, ηp2 = 0.11, без существенного основного влияния условия, F (2, 51) = 2.5, p = 0.089, ηp2 = 0.089, ηp2 значительный эффект взаимодействия, F (2,61, 66,45) = 2,0, p = 0,16, ηp2 = 0,07. Bonferroni апостериорные -тесты показали, что дети демонстрировали чуть более негативные социальные установки по отношению к своей матери во время фазы прерывания по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = -0.15, p = 0,06) (рис. 3B), и значительно больше отрицательных социальных ставок во время перерыва по сравнению со 2-й фазой свободной игры ( Mdiff = 0,17, p = 0,028). Эффект взаимодействия был незначительным, и структура результатов указывает на то, что отрицательные ставки увеличились на этапе прерывания, но не достигли уровня статистической значимости.

Запрещенное поведение также изменилось в зависимости от фазы, F (2, 102) = 3.9, p = 0,023, ηp2 = 0,07 (рис. 3C). Bonferroni апостериорные -тесты показали, что не было существенных различий в запрещенном поведении во время фазы прерывания по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = 0,11, p = 0,070) или между 2-й фазой свободной игры по сравнению с фазой прерывания ( Mdiff = -0,02, p = 1,000). Значимых основных эффектов состояния не было, F (2, 51) = 0.9, p = 0,430, ηp2 = 0,3 и отсутствие эффекта взаимодействия, F (4, 102) = 2,3, p = 0,065, ηp2 = 0,08. То есть общие показатели запрещенного поведения были низкими.

Негативное воздействие в целом было очень низким (см. рис. 4А), но изменялось в зависимости от фазы, F (1,23, 62,60) = 4,7, p = 0,026, ηp2 = 0,09. Bonferroni апостериорные -тесты показали, что дети демонстрировали несколько более негативные эмоции во время фазы прерывания по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = 0.02, p = 0,059), но не было значимой разницы между отрицательным аффектом во время прерывания по сравнению со 2-й фазой свободной игры ( Mdiff = 0,02, p = 0,096). Отсутствовали существенные основные эффекты состояния, F (2, 51) = 0,9, p = 0,424, ηp2 = 0,03, и отсутствие эффекта взаимодействия, F (2,46, 62,60) 908,44 = 0,8,44 p = 0,49, ηp2 = 0,03. Общий низкий уровень негативного аффекта затрудняет интерпретацию этой модели результатов.

Рисунок 4 . Поведение ребенка в процентах от времени в зависимости от фазы и состояния. (A) Отрицательный аффект, (B) помолвка с игрушкой. Столбики ошибок SE M.

Смешанный дисперсионный анализ взаимодействия с игрушкой с фазой (игра, прерывание, игра) в качестве внутрисубъектного фактора и условием (смартфон, бумага-карандаш, отсутствие прерывания) в качестве межсубъектного фактора выявил значительные основные эффекты фазы, Ф (2, 102) = 43.8, p < 0,001, ηp2 = 0,46 и условие, F (2, 51) = 15,2, p < 0,001, ηp2 = 0,37. Основные эффекты были квалифицированы по значимому взаимодействию между фазой и условием включения игрушки, F (4, 102) = 9,6, p < 0,001, ηp2 = 0,27. Чтобы распутать взаимодействие, мы провели последующие односторонние ANOVA между субъектами на каждом этапе. Эти анализы показали, что не было никакой разницы между условиями занятия игрушкой до прерывания, F (2, 51) = 1.2, p = 0,314, ηp2 = 0,04. Условия различались в период прерывания F (2, 51) = 24,6, p < 0,001, ηp2 = 0,49 и Bonferroni занимались с игрушками больше по сравнению с условием без перерыва, p <0,001 (рис. 4B), и что участие в игрушках не отличалось между условиями бумаги-карандаша и смартфона, Mdiff = 0.08, р > 0,05. Кроме того, условия различались после прерывания, F (2, 51) = 4,3, p = 0,018, ηp2 = 0,15, а post-hoc t Бонферрони -тест показал, что дети в бумаге-карандаше занимались с игрушками больше, чем у детей в состоянии смартфона, Mdiff = 0,17, p = 0,037, и немного больше, чем у детей в состоянии без перерыва, Mdiff = 0,17, p = 0,057. Чтобы зафиксировать внутрисубъектные изменения, мы провели повторные измерения ANOVA для каждого состояния.Занятие игрушкой не менялось по фазам в условиях без перерыва, F (1,44, 21,62) = 0,2, p = 0,72, ηp2 = 0,02. Занятие игрушкой значительно менялось в состоянии «бумага-карандаш» по фазам, F (2, 38) = 31,8, p < 0,001, ηp2 = 0,63. Попарные сравнения показали, что дети демонстрировали большее вовлечение в игру во время перерыва по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = -0,53, p < 0.001) и большее вовлечение игрушки во время перерыва по сравнению со второй фазой свободной игры ( Mdiff = 0,43, p < 0,001). Аналогичным образом, вовлеченность в игру значительно менялась в состоянии смартфона по фазам, F (2, 34) = 26,3, p < 0,001, ηp2 = 0,61. Попарные сравнения показали, что дети демонстрировали большее вовлечение в игру во время перерыва по сравнению с первой фазой свободной игры ( Mdiff = -0,42, p = 0.001) и большее вовлечение игрушки во время перерыва по сравнению со второй фазой свободной игры ( Mdiff = 0,52, p < 0,001).

Отношения между поведением матери и ребенка

Мы дополнительно исследовали, как поведение матери и ребенка на каждой фазе было связано в каждом состоянии отдельно. Не было никаких других существенных ассоциаций между материнским поведением и поведением ребенка, чем те, о которых сообщалось здесь.

Состояние смартфона

Чем более отзывчивыми были матери во время первой свободной игры, тем более позитивные социальные запросы демонстрировали дети во время перерыва ( r = 0.58, р = 0,013). Чем более педагогическое поведение проявляла мать во время второй свободной игры, тем меньше позитивных социальных запросов проявлял ребенок ( r = −0,50, p = 0,034). Чем более отзывчивой была мать во время второй свободной игры, тем менее запрещенное поведение демонстрировал ребенок ( r = -0,52, p = 0,026).

Бумага-карандаш Состояние

Чем более отзывчивы были матери во время первой и второй свободной игры, тем меньшую вовлеченность в игру проявляли дети ( r = −0.59, р = 0,006; r = -0,61, p = 0,004 соответственно). Чем больше педагогического поведения мать демонстрировала во время перерыва, тем меньшее участие в игрушках ( r = -0,48, p = 0,032) и меньше отрицательных социальных запросов проявляли дети ( r = 0,48, p = 0,031). ).

Состояние без прерывания

Чем более отзывчивы были матери во время первой свободной игры, тем меньше отрицательного воздействия проявляли дети ( r = −0.66, р = 0,005).

Связь между поведением матери и ребенка и привычным использованием смартфона матерью

Привычное использование смартфона матерями, согласно оценке с помощью самоотчета, было связано с материнской отзывчивостью и педагогическим поведением, а также с поведением ребенка на каждом этапе.

Состояние смартфона
Материнское поведение

Чем больше матерей привычно проверяют свой телефон в день, тем меньше педагогического поведения они проявляли во время первой свободной игры ( r = −0.53, p = 0,027, n = 17). Аналогичным образом, чем больше матерей указывали на использование своего смартфона в будние дни, тем меньше педагогического поведения они демонстрировали во время первой ( r = −0,625, p = 0,007, n = 17) и второй свободной игры ( r ). = -0,63, p = 0,007, n = 17).

Поведение ребенка

Чем больше матерей обычно проверяют свой телефон в день, тем меньше негативного воздействия на ребенка проявляется во время первой фазы свободной игры ( r = −0.52, p = 0,034, n = 17) и в перерыве ( r = −0,53, p = 0,029, n = 17). Чем больше матерей указывали на использование своего смартфона в будние дни, тем больше положительных социальных запросов дети демонстрировали во время второй бесплатной игры ( r = 0,49, p = 0,045, n = 17). Чем больше матерей указывали на то, что обычно пользуются смартфоном, проводя время со своим ребенком, тем меньше дети проявляли интерес к игрушкам во время первой свободной игры ( r = −0.54, р = 0,025, н = 17).

Бумага-карандаш Состояние
Материнское поведение

Отзывчивость матери и педагогическое поведение на любом этапе не были связаны с использованием смартфона матерью (самое большое r = -0,22, p = 0,21, n = 18).

Поведение ребенка

Чем больше матерей обычно проверяют свой телефон в день, тем меньше отрицательных социальных ставок проявляли дети во время перерыва ( r = −0.62, p = 0,007, n = 18). Аналогичным образом, чем больше матерей обычно проверяют свой телефон в день, тем меньше негативного воздействия на ребенка во время прерывания ( r = −0,65, p = 0,004, n = 18).

Состояние отсутствия прерывания
Материнское поведение

Чем больше матерей указывали на то, что они обычно используют смартфон, проводя время со своим ребенком, тем более педагогическое поведение они демонстрировали во время фазы свободной игры 1 ( r = 0.67, p = 0,018, n = 12) и 2 ( r = 0,86, p < 0,001, n = 12).

Поведение ребенка

Поведение ребенка не было связано с использованием смартфона матерью (самое большое значение r = 0,55, p = 0,06, n = 12).

Обсуждение

Наши выводы повторяют и расширяют выводы Myruski et al. (2018). Мы также обнаружили, что использование смартфона во время эпизода свободной игры может ухудшить материнскую отзывчивость и педагогическое поведение.В то время как в исследовании Muryski матерей прямо просили изображать неподвижное лицо при просмотре смартфона, в текущем эксперименте родителей просили отвечать на текст и заполнять анкету. Наши результаты расширяют результаты Myruski et al. (2018), демонстрируя, что тип прерывания не имел значения в нашем исследовании: текстовые сообщения не были более разрушительными, чем письмо на бумаге. Это свидетельствует о том, что снижение качества взаимодействия является не только особенностью самих цифровых медиа.То есть родители и младенцы реагировали на цифровое прерывание так же, как и на нецифровое прерывание.

Наши результаты согласуются с предыдущими обсервационными исследованиями, демонстрирующими, что матери были менее отзывчивы и инициировали меньше действий при использовании смартфонов, чем когда они не использовали смартфон (например, Radesky et al., 2014; Hiniker et al., 2015; Radesky J. et al., 2015; Abels et al., 2018; Lemish et al., 2019; Vanden Abeele et al., 2020; Wolfers et al., 2020). Настоящее исследование дополнило этот растущий объем литературы, демонстрируя, что не было никакой разницы в материнской реакции до прерывания в экспериментальных условиях, демонстрируя, что именно прерывание per se влияло на качество взаимодействий. Родители проявляли очень мало негативного поведения во время игрового периода, а младенцы также демонстрировали относительно низкий уровень негативного аффекта, который не различался в зависимости от экспериментальных условий.Это контрастирует с другими результатами, в которых сообщалось о значительном увеличении отрицательного аффекта и тестирования границ у детей во время использования смартфона родителями (Radesky et al., 2014; Myruski et al., 2018). В настоящем исследовании отсутствие отрицательного аффекта может быть связано с тем, что все родители сообщили, что у них есть смартфоны, а 25% родителей сообщили, что такие прерывания были типичными повседневными событиями для их младенцев. Кроме того, младенцы находились в новой игровой комнате, и им разрешалось свободно передвигаться в период перерыва, в то время как многие из исследованных Мируским и его коллегами младенцев были прелокомотивными (см. также Kildare and Middlemiss, 2017; Myruski et al., 2018, аналогичные аргументы). Наконец, в отличие от Myruski et al. (2018), в котором матерей просили сохранять неподвижное лицо, а матерей в настоящем исследовании просто попросили заполнить анкету, но им не сказали, могут ли они взаимодействовать с ребенком или нет. Мы обнаружили, что большинство матерей следили за своими младенцами, периодически отрывая глаза от телефона и проверяя состояние младенцев во время прерывания, но спонтанно демонстрировали периоды неподвижного лица во время прерывания.Кроме того, младенцы больше играли с новыми игрушками во время перерыва и увеличили свои положительные запросы на внимание, в то время как в исследовании Myruski активность игрушек уменьшилась, а отрицательные запросы на внимание увеличились. Уровень абсорбции был одинаковым при использовании бумаги и карандаша и смартфона, но, в отличие от результатов Myruski, большинство родителей периодически проверяли своих детей во время перерыва. Ванден Абил и др. (2020) также предположили, что многие родители, возможно, поняли, как сбалансировать свое внимание между реагированием на младенца и разговором по телефону.После прерывания материнское качество быстро вернулось к уровню до прерывания, что позволяет предположить, что эти краткосрочные прерывания могут не иметь длительного негативного влияния на качество материнского взаимодействия, по крайней мере, в контексте позитивных в остальном взаимоотношений родителей и детей.

Наши результаты отличаются от обсервационных исследований, в которых сообщалось, что родительская отзывчивость была менее нарушена, когда родители были вовлечены в нецифровые действия, такие как чтение газеты на детской площадке (Hiniker et al., 2015; Лемиш и др., 2019). Однако наши результаты могут расходиться, потому что мы также экспериментально контролировали активность (заполнение вопросника) между группами карандаша и бумаги и смартфонами и обнаружили, что матери были одинаково поглощены заполнением вопросника независимо от того, заполняли ли они его на бумаге или на бумаге. смартфон. Более того, степень погружения в задание в среднем была умеренной, а это означает, что большинство матерей периодически следили за тем, чем занимался их ребенок во время перерыва (см. Vanden Abeele et al., 2020 для аналогичного вывода). То есть один из механизмов, с помощью которого смартфоны могут нарушить работу, — это просто вмешательство во взаимодействие или отвлечение внимания. Перерывы со смартфоном и бумагой-карандашом могли отвлечь родителя от продолжающегося взаимодействия. Вполне вероятно, что другие повседневные действия нарушают поток взаимодействий между родителями и детьми, например, написание списка покупок. То есть, до появления смартфонов, вероятно, существовали действия, которые прерывали ежедневный поток взаимодействий, и, что важно, мы видим здесь то, что, когда прерывание короткое, происходит быстрое возвращение к активным взаимодействиям.Повсеместный характер уведомлений со смартфонов, вероятно, будет более разрушительным. Вполне возможно, что когда матери взаимодействуют с персональным медиа-контентом, который имеет для них большее значение, и когда за ними не наблюдают в лабораторных условиях, они будут более поглощены и менее реагируют, чем если бы они занимались нецифровыми видами деятельности (см. Абил и др., 2020). Технология пассивного распознавания смогла определить, когда родители используют смартфоны, и исследователи начинают сопоставлять использование смартфонов с повседневной деятельностью детей (например,г., Барр и др., 2020). Будущие исследования должны изменить тип активности смартфона, чтобы выяснить, влияет ли медиаконтент на качество взаимодействия, а также рассмотреть нецифровые прерывания воспроизведения.

Эти результаты показывают, что младенцы пытаются воссоединиться со своими матерями во время свободной игры всякий раз, когда материнское внимание отвлекается. Во время перерыва младенцы больше играли с игрушками сами по себе, а также увеличивали свои положительные запросы на внимание, пытаясь снова привлечь своих матерей.Это исследование показало, что матерям трудно выполнять многозадачность, а во время перерывов, когда внимание поглощено другими задачами, материнская отзывчивость значительно снижается. Во время фазы 3, 2-го периода свободной игры, матери и младенцы быстро восстанавливались после краткого перерыва. Полученные данные согласуются с большим объемом исследований эффекта неподвижного лица, когда вокализации также усиливаются во время фазы неподвижного лица, и хотя мы не видели существенных доказательств распространения, как сообщалось в других исследованиях протокола неподвижного лица (Goldstein et al. ., 2009), восстановление происходит на этапе воссоединения.

Текущее исследование имеет некоторые ограничения. Мы случайным образом распределили участников по двум условиям прерывания (бумага и карандаш или текст), но не давали никаких четких инструкций для участия в неподвижном лице. Поэтому возможно, что наше исследование может просто сравнивать способность родителей распределять свое внимание между опросом и уходом. Используя этот дизайн, мы, возможно, недооценили уникальные разрушительные эффекты смартфонов, которые могут захватывать, поглощать и направлять внимание больше, чем другие формы взаимодействия.Еще одним ограничением настоящего исследования и других экспериментальных исследований является эффект социальной желательности. То есть родители могли с большей вероятностью реагировать во время текстовых сообщений, чем в повседневной обстановке. Например, Vanden Abeele et al. (2020) обнаружили, что использование смартфонов изменилось в зависимости от эффекта наблюдателя; прерывание использования смартфона было меньше, когда родители давали согласие на обсервационное исследование, чем когда они наблюдались в общественных местах. Мы также скорректировали наши оценки надежности.Наконец, несмотря на то, что исследование было направлено на выявление средней величины эффекта, выборка была небольшой и относительно однородной, что означает, что мы могли упустить групповые различия, а обобщаемость этих результатов может быть ограничена хорошо образованными выборками. Будущие исследования должны изучить более крупные и разнообразные выборки и изучить, как добавление различных форм контента, заметность контента и частота уведомлений изменяют поглощение родителями и влияние прерывания смартфона.

Остается вопрос, существуют ли когортные эффекты для младенцев, рожденных в эпоху цифровых технологий. Вполне возможно, что прерывания из-за техноференции происходят чаще, чем нецифровые прерывания, которые происходили до широкого использования мобильных устройств. Есть основания полагать, что это может быть так. В среднем родители берут в руки свои мобильные устройства 67 раз в день (Yuan et al., 2019). Даже с учетом того факта, что некоторые из этих мобильных средств массовой информации используются, когда ребенок спит, недавние исследования с использованием пассивного восприятия и изучения сообщений родителей об использовании мобильных устройств во время детских будней показывают, что перерывы, вероятно, будут часто происходить в течение дня (Sundqvist et al. ., 2009; Юань и др., 2019 г.; Барр и др., 2020 г.; Радески и др., 2020). Однако пока неизвестно, изменятся ли реакция родителей и детей на прерывания в зависимости от частоты использования смартфона. Со временем, если родитель менее отзывчив, младенец с меньшей вероятностью попытается снова привлечь родителя. Наши корреляционные результаты показывают, что это может иметь место. Также возможно, что младенцы будут настойчиво пытаться возобновить занятия или научиться делать это только тогда, когда родители не используют смартфоны.То есть они могут узнать, что использование смартфона является признаком того, что их матери недоступны, и они научатся ждать, чтобы возобновить общение только после прерывания. Последствия этих изменений в ближайшем окружении ребенка неизвестны, но вполне возможно, что развитие речи может быть нарушено частым, прерывистым использованием смартфона родителями. Инструментальные различия в использовании смартфонов могут быть связаны с результатами. Сундквист и др. (2021) продемонстрировали, что увеличение количества сообщений о вероятности использования смартфона во время детских повседневных дел было связано с более низким уровнем речи у двухлетних детей.Индивидуальные различия могут предсказать более широкое использование смартфонов. Например, Вольферс и др. (2020) обнаружили, что матери с более низкой материнской чувствительностью чаще используют смартфоны в течение более длительного времени. Направленность этого вывода неясна. Исследования в этой области должны будут учитывать модели двунаправленного общения между родителями и младенцами, чтобы понять влияние технологий на развитие речи и другие результаты развития.

Некоторые дети могут быть по-разному подвержены прерыванию из-за техноференции (Piotrowski and Valkenburg, 2015).Некоторые исследования показали, что детям с более сложным темпераментом родители с большей вероятностью дадут мобильные устройства в качестве стратегии их успокоения (Radesky et al., 2016b). Вполне возможно, что младенцы с более сложным темпераментом, которым сложнее саморегулироваться, также могут быть более восприимчивы к негативным последствиям частого использования родителями устройств и перерывов в постоянном взаимодействии родителей и детей. Это эмпирический вопрос, требующий дальнейшего изучения.В частности, будущие исследования должны лонгитюдно исследовать, как различные модели техноференции в семьях во времени взаимодействуют с индивидуальными различиями младенцев, качеством воспитания и отзывчивостью ребенка.

В заключение, настоящее исследование дополняет небольшой, но растущий объем литературы, показывающий, что использование мобильных устройств может нарушить типичные взаимодействия родителей и детей. Настоящее исследование также демонстрирует, что картина результатов была одинаковой независимо от того, было ли прерывание цифровым или нет, по крайней мере, когда один и тот же тип деятельности выполнялся на каждом носителе.Хотя будущие исследования оправданы, эти результаты показывают, что техноференция может работать аналогично другим типам прерывания, когда один и тот же тип деятельности задействован в каждом типе взаимодействия.

Заявление о доступности данных

Данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Местным комитетом по этике факультета психологии Рурского университета в Бохуме.Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном/ближайшим родственником участников.

Вклад авторов

CK разработал идею исследования. CK, RB, MH, JR и LNi внесли свой вклад в концепцию и дизайн исследования. MH, JR, LNi и LNe собрали данные. СК провел статистический анализ. CK, MH и RB написали рукопись. Все авторы прочитали и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом CK от Исследовательской школы Плюс в Рурском университете Бохума для приглашения приглашенного ученого RB в Рурский университет Бохума для совместного проекта, а также приглашенным профессором Кэролайн-Гершель, присужденным RB.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Каталожные номера

Абельс, М., Ванден Абил, М., ван Телген, Т., и ван Мейл, Х. (2018). «Кивайте, кивайте, игнорируйте: предварительное наблюдательное исследование взаимосвязи между использованием родителями мобильных медиа и родительской реакцией на маленьких детей», в «Говорящие виды: перспективы эволюционных, нейронных и культурных основ языка» , Э.М. Люеф и М.М. Марин, ред. (Грац: Uni-Press Verlag), 195–228.

Академия Google

Адамсон, Л., и Фрик, Дж. (2003). Неподвижное лицо: история общей экспериментальной парадигмы. Младенчество 4, 451–473. дои: 10.1207/S15327078IN0404_01

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эйнсворт, доктор медицинских наук, и Белл, С.М. (1974). «Взаимодействие матери и младенца и развитие компетентности», в Рост компетентности , К. Коннолли и Дж.Брунер, ред. (Лондон, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 97–118.

Академия Google

Барр Р., Киркорян Х., Николс Д., Радески Дж. С., Койн С. М., Бланчфилд О. и соавт. (2020). Вне экранного времени: синергетический подход к более полной оценке воздействия семейных СМИ в раннем детстве. Перед. Психол. 11:1283. doi: 10.3389/fpsyg.2020.01283

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Барр Р. и Лайнбаргер Д.Н. (ред.) (2017). Воздействие средств массовой информации в младенчестве и раннем детстве: влияние содержания и контекста на обучение и развитие . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Академия Google

Борнштейн, М. Х., Тамис-ЛеМонда, К. С., Хан, К. С., и Хейнс, О. М. (2008). Материнская отзывчивость к маленьким детям в трех возрастах: продольный анализ многомерной, модульной и конкретной родительской конструкции. Дев. Психол. 44:867. дои: 10.1037/0012-1649.44.3,867

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Диксон, С. Д., ЛеВайн, Р. А., Ричман, А., и Бразелтон, Т. Б. (1984). Взаимодействие матери и ребенка вокруг учебной задачи: афро-американское сравнение. Детская разработка. 55, 1252–1264. дои: 10.2307/1129995

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джордж Д. и Мэллери М. (2003). Пошаговое использование SPSS для Windows: простое руководство и справочник. Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Гинзбург, К.Р. (2007). Важность игры в содействии здоровому развитию ребенка и поддержании крепких связей между родителями и детьми. Педиатрия 119, 182–191. doi: 10.1542/пед.2006-2697

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гольдштейн, М. Х., Шваде, Дж. А., и Борнштейн, М. Х. (2009). Значение вокализации: пятимесячные младенцы связывают свои собственные вокализации без крика с ответами взрослых. Детская разработка. 80, 636–644.doi: 10.1111/j.1467-8624.2009.01287.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хиникер, А., Собел, К., Сух, Х., Сунг, Ю.-К., Ли, С.П., и Кинц, Дж.А. (2015). «Отправка текстовых сообщений во время воспитания детей: как взрослые используют мобильные телефоны, ухаживая за детьми на игровой площадке», в материалах 33-й ежегодной конференции ACM по человеческому фактору в вычислительных системах — CHI’15 (Сеул), 727–736. дои: 10.1145/2702123.2702199

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Килдэр, К.А. и Миддлмисс В. (2017). Влияние использования мобильных устройств родителями на взаимодействие между родителями и детьми: обзор литературы. Комп. Гум. Поведение 75, 579–593. doi: 10.1016/j.chb.2017.06.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Конрад К., Бергер-Ханке М., Хассель Г. и Барр Р. (2021). Мешают ли текстовые сообщения имитационному обучению у 19-месячных младенцев? Поведение младенцев. Дев. 62:101513. doi: 10.1016/j.infbeh.2020.101513

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ландри, С.Х., Смит, К.Е., и Суонк, П.Р. (2006). Отзывчивое воспитание: создание ранних основ социальных, коммуникативных навыков и навыков самостоятельного решения проблем. Дев. Психол. 42, 627–642. дои: 10.1037/0012-1649.42.4.627

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лемиш, Д., Элиас, Н., и Флогель, Д. (2019). “Посмотри на меня!” Использование родителями мобильных телефонов на детской площадке. Мобильные СМИ Комм. 916:1–18. дои: 10.1177/2050157919846916

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Манган, Э., Ливи, Дж. Э., и Дженси, Дж. (2018). Использование мобильных устройств при уходе за детьми 0-5 лет: натуралистическое игровое исследование. Пром Здоровья. Дж. Ост. 29, 337–343. doi: 10.1002/hpja.38

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макдэниел, Б. Т. (2019). Отвлечение родителей на телефоны, причины их использования и влияние на результаты воспитания и ребенка: обзор новых исследований. Гул. Поведение Эмердж. Технол. 1, 72–80. doi: 10.1002/hbe2.139

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макдэниел, Б.Т., и Койн, С.М. (2016). «Техноференция»: вмешательство технологий в отношения пары и последствия для личного благополучия женщин и благополучия в отношениях. Психология. Культ популярных СМИ. 5, 85–98. doi: 10.1037/ppm0000065

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макдэниел, Б. Т., и Радески, Дж. С. (2018). Техноференция: отвлечение родителей технологиями и ассоциации с проблемами поведения ребенка. Детская разработка. 89, 100–109. doi: 10.1111/cdev.12822

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мируски С., Гуляева О., Бирк С., Перес-Эдгар К., Басс К. А. и Деннис-Тивари Т. А. (2018). Цифровой прорыв? Использование материнского мобильного устройства связано с социально-эмоциональным функционированием младенцев. Дев. науч. 21:e12610. doi: 10.1111/указ.12610

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ньюшем, Г., Друэн, М., и Макдэниел, Б.Т. (2020). Проблемное использование телефона, депрессия и вмешательство технологий среди матерей. Психология. Популярные СМИ 9, 117–124. doi: 10.1037/ppm0000220

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пиотровски, Дж. Т., и Валкенбург, П. М. (2015). Нахождение орхидей на поле одуванчиков: понимание детской восприимчивости к медиа-воздействию. утра. Поведение науч. 59, 1776–1789. дои: 10.1177/0002764215596552

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Радески, Дж., Кистин С.Дж., Цукерман Б., Ницберг К., Гросс Дж., Каплан-Санофф М. и соавт. (2014). Модели использования мобильных устройств опекунами и детьми во время еды в ресторанах быстрого питания. Педиатрия 133, 843–849. doi: 10.1542/пед.2013-3703

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Радески, Дж., Миллер, А.Л., Розенблюм, К.Л., Аппульезе, Д., Качироти, Н., и Люменг, Дж.К. (2015). Использование мобильного устройства матерью во время структурированной задачи взаимодействия родителей и детей. акад. Педиатр. 15, 238–244. doi: 10.1016/j.acap.2014.10.001

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Радески Дж., Уикс Х., Болл Р., Шаллер А., Йео С., Дюрнез Дж. и соавт. (2020). Выборка мобильных устройств: ненавязчивый объективный показатель использования детьми смартфонов и планшетов. Педиатрия 146:e20193518. doi: 10.1542/пед.2019-3518

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Радески, Дж. С., Кистин, К., Айзенберг, С., Гросс, Дж., Блок Г., Цукерман Б. и соавт. (2016а). Взгляд родителей на использование ими мобильных технологий: волнение и утомление родителей, когда они на связи. Дж. Дев. Поведение Педиатр. 37, 694–701. doi: 10.1097/DBP.0000000000000357

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Радески, Дж. С., Пикок-Чемберс, Э., Цукерман, Б., и Сильверстайн, М. (2016b). Использование мобильных технологий для успокоения расстроенных детских ассоциаций с социально-эмоциональным развитием. JAMA Педиатр. 170, 397–399. doi: 10.1001/jamapediatrics.2015.4260

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Радески, Дж. С., Шумахер, Дж., и Цукерман, Б. (2015). Использование мобильных и интерактивных медиа маленькими детьми: хорошее, плохое и неизвестное. Педиатрия 135, 1–3. doi: 10.1542/пед.2014-2251

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Поездка, В. (2017). Перепись здравого смысла: использование средств массовой информации детьми в возрасте от 0 до 8 лет .Сан-Франциско, Калифорния: Common Sense Media, 263–283.

Сундквист А., Кох Ф., Бирберг Торнберг У., Барр Р. и Хейманн М. (2009). Взросление в цифровом мире . Лондон: Рутледж. дои: 10.4324/9780203863619

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Сундквист А., Кох Ф.С., Бирберг-Торнберг У., Барр Р. и Хейманн М. (2021). Взросление в цифровом мире Цифровые медиа и влияние на языковое развитие ребенка в возрасте двух лет. Перед.Психол. doi: 10.3389/fpsyg.2021.569920

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Тамис-ЛеМонда, К.С., Борнштейн, М.Х., и Баумвелл, Л. (2001). Материнская отзывчивость и достижение детьми языковых вех. Детская разработка. 72, 748–767. дои: 10.1111/1467-8624.00313

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Валкенбург, П.М., Крчмар, М., Петерс, А.Л., и Марсель, Н.М. (1999). Разработка шкалы для оценки трех стилей телевизионного посредничества: «инструктивное посредничество», «ограничительное посредничество» и «социальный совместный просмотр». Дж. Трансляция. Электрон. СМИ 43, 52–66. дои: 10.1080/088381594474

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ванден Абил, М. М. П., Абельс, М., и Хендриксон, А. Т. (2020). Родители меньше реагируют на маленьких детей, когда они разговаривают по телефону? Систематическое натуралистическое наблюдение. Киберпсихология. Поведение соц. сеть 23, 363–370. doi: 10.1089/cyber.2019.0472

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вагнер, К., Мюллер, Дж. М., Эсинс, С., Ромер, Г., и Ахтергарде, С. (2017). Play-PAB — PLAY- Parenting Assessment Battery — немецкая адаптация Lab-PAB [Руководство по программированию] . doi: 10.23668/psycharchives.779

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Вартелла, Э. (2019). «Смартфоны, планшеты и дети — о боже, о боже», в Изучение ключевых проблем раннего детства и технологий , под ред. К. Донохью (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 27–31. дои: 10.4324/9780429457425-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вольферс, Л.Н., Кицманн С., Зауэр С. и Соммер Н. (2020). Использование телефона во время воспитания детей: обсервационное исследование для оценки связи материнской чувствительности и использования смартфона на игровой площадке. Комп. Гум. Поведение 102, 31-38. doi: 10.1016/j.chb.2019.08.013

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Йогман М., Гарнер А., Хатчинсон Дж., Хирш-Пасек К. и Голинкофф Р. М. (2018). Сила игры: педиатрическая роль в развитии детей раннего возраста. Педиатрия 142:e20182058. doi: 10.1542/пед.2018-2058

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Юань, Н., Уикс, Х.М., Болл, Р., Ньюман, М.В., Чанг, Ю., и Радески, Дж.С. (2019). Как часто родители на самом деле используют свои смартфоны? Пилотное исследование, сравнивающее самоотчет с пассивным восприятием. Педиатрический рез . 86, 416–418. doi: 10.1038/s41390-019-0452-2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мать детей, убитых их отцом, сказала, что жила в страхе

Мать, трое детей которой были застрелены на этой неделе в церкви округа Сакраменто во время контролируемого визита к их отцу, получила в прошлом году запретительный судебный приказ против него после того, как сообщила об этом в суд что он был жестоким и угрожал убить ее.

Отец, 39-летний Дэвид Мора, застрелил трех своих дочерей — 9, 10 и 13 лет — и служителя церкви, который согласился контролировать посещения, прежде чем застрелиться, по словам сотрудников правоохранительных органов, офис коронера и судебные протоколы.

Стрельба в понедельник произошла после того, как 15-летний партнер г-на Моры описал свою историю насилия в судебных документах, поданных в конце апреля 2021 года. New York Times не разглашает имя женщины. В среду на телефонный звонок ей не ответили.

В приказе, выданном в мае 2021 года, изложены условия, позволяющие г-ну Мора навещать своих детей, и запрещается покупать или хранить огнестрельное оружие.

Мистер Мора «сказал, что не убивал меня, потому что не знал, куда идти с детьми», — заявила женщина в судебных документах. Она добавила: «Я напугана и нервничаю. Я боюсь, что ответчик причинит мне боль».

Женщина также сообщила, что г-н Мора применил к ней физическое насилие в присутствии их троих детей.

Она сказала, что последнее насилие произошло в их доме 17 апреля 2021 года. Пара поссорилась, когда женщина сказала, что хочет бросить работу по продаже тамале и начать убирать дома. Мистер Мора, по ее словам, не хотел, чтобы она это делала. «Он бросил в меня мяч», — написала она. «Он схватил меня за правую руку и толкнул» и «он вел себя как сумасшедший».

Женщина сказала, что позвонила подруге из церкви, чтобы она забрала ее, а на следующий день вызвала полицию. Она писала, что г-н Мора «выражал желание покончить с собой», и его «поместили в больницу на неделю и лечили от психоза.”

Женщина сказала, что она и дети переехали из дома, который они делили с мистером Мора. По ее словам, дети были свидетелями его поведения. «Они были напуганы и плакали. Моя старшая дочь грызла ногти».

Ранее в том же месяце г-н Мора так сильно ударил женщину ногой, что у нее остался синяк на левой ноге, после того как она заявила, что не хочет заниматься с ним сексом, согласно судебным документам.

А в феврале 2020 года женщина написала, что мистер Мора угрожал убить ее, если когда-нибудь уличит ее в измене.Она также сказала, что г-н Мора «очень ревнивый человек», который «душил меня в прошлом».

Женщина сказала, что мистер Мора не угрожал ей оружием и у него его не было. Неясно, как он получил оружие, которое использовал в понедельник. Офис шерифа округа Сакраменто не сразу ответил на электронное письмо с просьбой прокомментировать в среду.

Запретительные судебные приказы стали важным инструментом для жертв домашнего насилия, обеспечивающим их безопасность, хотя иногда бывает сложно обеспечить их соблюдение.Исследователи из Университета Пенсильвании и Школы общественного здравоохранения Филдинга при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе обнаружили, что в исследовании 231 женщины, убитой своими партнерами-мужчинами, 11% получили запретительные судебные приказы. Из них около трети женщин были убиты в течение месяца после получения запретительного судебного приказа.

19 мая 2021 года Верховный суд Калифорнии в Сакраменто приговорил женщину к пяти годам запретительного судебного приказа. В нем пара согласилась позволить Mr.Мора посещает детей пары «до четырех часов за визит под присмотром» человека, идентифицированного церковными записями и офисом коронера как Натаниэль Конг. (В судебных протоколах фамилия мужчины записана как «Алкон».) Мужчина, ответивший на телефон, указанный для жены г-на Конга, сказал в среду, что она не может говорить.

В поисках запретительного судебного приказа женщина сказала, что обеспокоена «психической стабильностью» г-на Моры и хотела, чтобы его посещения с детьми «контролировались моим другом.”

Если г-н Конг был недоступен, пара согласилась, чтобы агентство контролировало визиты за счет г-на Мора, согласно запретительному судебному приказу.

Такие затраты могут дорого обойтись. По словам Эйприл Хейс, исполнительного директора Центра консультирования и семейного обслуживания Сакраменто, который обеспечивает мониторинг и консультирование, профессиональные наблюдатели за посещениями могут стоить от 40 до 100 долларов в час.

Федеральный грант для помощи родителям с низким доходом в оплате некоторых расходов на эти посещения больше не предоставляется в Сакраменто, по словам доктора.Хейс, проработавший в этой области около двух десятилетий.

Родители, которые не могут позволить себе расходы на профессиональных наблюдателей, часто договариваются с благонамеренными, но не прошедшими профессиональную подготовку наблюдателями и могут организовывать встречи в церквях или ресторанах, где сложнее обеспечить меры предосторожности, сказала она.

В 2012 году доктор Хейс заявила, что на нее напал родитель, за визитом которого она следила в церкви.

Ссылаясь на встречи под наблюдением в ее агентстве, Dr.Хейс сказал: «У нас есть процесс блокировки». По ее словам, для обеспечения безопасности сотрудники агентства иногда использовали палочки для проверки родителей. По словам доктора Хейса, хотя такие меры безопасности эффективны, родители не всегда ценят их в обстановке, которая уже может показаться спорной. «Родители, находящиеся под присмотром, чувствуют себя жертвами».

«Мне бы очень хотелось, чтобы была система получше, — сказала она, — но я не знаю, каков ответ».

Мать троих детей арестована после того, как полиция заявила, что она бросила детей в Вестсайдском парке

САН-АНТОНИО – Бездомная пара надеется, что их добрый поступок вдохновит людей помогать другим в любых обстоятельствах.

Это произошло после того, как они провели 12 часов, наблюдая за тремя маленькими детьми, которых, по словам полиции Сан-Антонио, бросила их мать.

Полиция сообщила, что 15 июня 2021 года 36-летняя Мария Мартинес якобы оставила свою 6-летнюю дочь, 4-летнего сына и годовалую дочь в парке Вест-Сайд недалеко от Леал-стрит.

Мануэль Коваррубиас и его девушка Глория Суарес случайно оказались в парке около 10:00. «Мы ночевали в том парке, но решили остаться там еще немного.

Он сказал, что именно тогда подъехал Мартинес.

«Она спорила с кем-то о чем-то, и следующее, что мы знаем, она подошла к нам», — сказал Коваррубиас. «Она сказала нам: «Мне нужно пойти поискать работу, и когда я вернусь, я позабочусь о вас». Убедитесь, что у вас есть что-нибудь поесть и немного денег», — сказал он. «Я сказал: «Конечно, что нам нужно делать?» Она сказала: «Присмотри за моими детьми». Я говорю: «Да, мы любим детей. Да, почему бы и нет!» Это было похоже на присмотр за детьми в парке. Это хорошая работа, но так не получилось.Это был кошмар».

Ad

Со временем пара забеспокоилась.

«Когда она не появлялась два-три часа, я сказал, что пойду искать ее», — сказал Коваррубиас. «Я искал ее 10 часов и не мог найти. В конце концов я нашел ее, и она выглядела так, будто находилась под влиянием. Я сказал ей прийти и забрать своих детей, но она не пошла».

Тем временем, пока Суарес оставалась в парке с тремя детьми, она сказала, что ее сердце начало разрываться.

«Я знаю, каково это, когда у меня забирают детей», — сказала Суарес, начиная плакать. «Эти маленькие дети не заслуживали того, чтобы пройти через это. Младенцы все плакали и звали свою мать».

Суарес, которая тоже была в инвалидной коляске, сказала, что чувствовала себя беспомощной.

«Я не знала, что делать», — сказала она. «Они продолжали плакать. Она оставила их, и они были мокрыми. У них не было подгузников. Никакой еды, кроме этого испорченного молока, испорченного от жары. Все они были в фекалиях, и одно одеяло, которое она оставила, тоже было в фекалиях.”

Объявление

В письме под присягой округа Бексар говорится, что у детей также были вши.

Не зная, что делать, Суарес сказала, что изо всех сил старалась успокоить детей.

«Эти люди играли в баскетбол и недоумевали, почему ребенок продолжает плакать», — сказал Суарес. «Они думали, что я причиняю ей боль, но я сказал им, что ребенок плачет по маме. Они вызвали полицию».

Когда прибыла полиция, они тоже думали, что дети принадлежат ей.

«Они спрашивали меня, что происходит, и говорили с ними, думая, что я их мать», — сказала она. «Я сказала им, что я не мать, и что мать оставила детей со мной и ушла».

В это время вернулся Коваррубиас и рассказал полиции о случившемся.

Затем дети были переданы в Службу защиты детей.

Следователям также удалось найти паспорт Мартинес у одного из детей, что помогло ее выследить.

Позже она была арестована, и ей предъявлено обвинение по трем пунктам обвинения в брошенном ребенке.

Ad

«Мы могли бы оставить этих детей, но не сделали этого, потому что мы не такие люди», — сказал Коваррубиас. «Но вы не оставляете своих детей со случайными людьми в чертовом парке. Я рад, что с ними все в порядке, но их маме нужно привести себя в порядок, прежде чем она снова вернет их».

Он сказал, что надеется, что эта ситуация побудит других быть готовыми вмешаться, когда они понадобятся.

«Независимо от того, с какими демонами вы сражаетесь и через что вы проходите, всегда будьте добры и добры к людям», — сказал он.«Всегда делай добро, потому что оно всегда возвращается».

Подробнее о KSAT:

Copyright 2021 by KSAT – Все права защищены.

Статуэтки матери из ивы | Мать-дочь

Статуэтки матери из ивы | Мать Дочь | Мать сын Перейти к основному содержанию Перейти к нижнему колонтитулу

Официальный дом
скульптур Willow Tree®
с 2000 г.

Ива для любого возраста… Ива для любого возраста… Статуэтки матери и ребенка напоминают о важных вехах в жизни каждой матери.Любой из этих предметов будет значимым подарком, чтобы отпраздновать любовь между родителем и ребенком.

Подарки для мам покажите, как вы себя чувствуете, особенно в День матери

  • Близко ко мне

    Врозь или вместе, всегда рядом со мной

  • Бабушка

    Уникальная любовь, которая преодолевает годы

  • Карточки-сюрпризы — упаковка из 8 штук

  • Наш подарок

    Наш яркий, радостный подарок!

  • Мать и сын

    Празднование уз любви между матерями и сыновьями

  • Тихо

    Тихо в окружении любви

  • Ты и я

    Каждый день, опираясь на нашу любовь

  • На моей стороне

    Друг от друга с годами мы набираемся сил, сквозь смех и слезы.

  • Моя сестра, мой друг

    Прогуляйся со мной. И по пути мы поделимся … всем

  • Одеяло

    Спи, дитя мое, и мир… мир… Покрытый любовью и храни… храни…

  • любить мою мать

    Я здесь для тебя, как и ты всегда был для меня

  • Дом

    Вместе наша семья дома

Отношения между матерью и ребенком — личные и сильные, представляющие особую связь.Фигурки матери и ребенка Willow Tree — это осязаемый способ выразить любовь и поддержку, присущие отношениям матери и ребенка. Фигуры матери с новорожденным, младенцем, малышом, детьми старшего возраста, подростками и взрослыми детьми изображают важные вехи в нашей жизни. Нежность и независимость отражены в жестах этих фигур. Подарок в виде фигурки мамы из ивы – это способ выразить признательность за важность материнской любви и стать прекрасным подарком на день рождения, подарком для новорожденного и подарком на День матери.

Вершина

Мама из Уотертауна оставила детей одних дома, пока уезжала во Флориду: Полиция – NBC Connecticut

Жительницу Уотертауна обвиняют в том, что она оставила своих двоих детей дома одних, когда она уехала со своим бойфрендом во Флориду на длинные выходные в ноябре, и была арестована.

Женщина, Керри Лин Кавиаска, из Уотертауна, работает в государственных школах Уотербери и была отправлена ​​в отпуск в ожидании обвинений, по словам школьных чиновников.

Полиция заявила, что детей младше 12 лет оставили дома одних на два дня и ночи, а в судебных документах говорится, что им было приказано оставаться в подвале и есть закуски и еду из Uber Eats, пока они оставались одни.

Расследование началось 17 декабря, когда бывший муж Кавиаски пришел в полицейский участок Уотертауна и сообщил, что дети пропустили школу в понедельник, 22 ноября, а его бывшая жена, на которой лежит основная опека, могла оставить детей дома. только с ноября.с 20 по 22 ноября.

Он сказал, что не смог дозвониться до детей в выходные дни и отправил своего отца домой к Кавиаске, но, согласно судебным документам, он также ни с кем не мог связаться.

После этого он спросил детей, оставались ли они дома одни в те выходные, и они отрицали это, но он не думал, что они были с ним честными, сказал он полиции.

Когда ему удалось получить доступ к мобильному телефону, который он дал одному из детей, он обнаружил десятки текстовых сообщений между Кавиаской и детьми в те выходные.

Судебные документы включают части некоторых текстов, в которых упоминается самолет, и других, в которых Кавиаска велел детям оставаться в подвале.

В одном из сообщений дети спросили, что они будут есть на ужин. В нем говорилось: «Привет, мама, это (отредактировано), что мы будем есть на ужин».

Кавиаска ответил: «Просто ешьте конфеты» и «все, что (sic) внизу», и продолжил: «там так много внизу» и «я возмещу это вам», согласно судебным документам.

Еще одно сообщение от Кавиаски просило одного из детей удалить приложение для обмена сообщениями с телефона, а затем спрашивало, все ли старые сообщения исчезли после того, как оно было удалено и добавлено обратно.

Когда 17 декабря полиция пришла в дом Кавиаски с отцом детей, они спросили ее, оставила ли она детей дома одних.

Она сказала им, что уехала во Флориду, но не оставила детей одних, и ее брат присматривал за детьми, согласно судебным документам.

Когда полиция допросила ее дальше, заявив, что дедушка ушел в дом и не смог ни с кем связаться, она сказала, что в то время дома никого не было.

Судебные документы также свидетельствуют о беседах полиции с детьми.

18 декабря отец и один из детей пошли в полицейский участок, и ребенок сказал следователям, что Кавиаска уехала во Флориду со своим парнем, взрослых с ними не было дома, и они не открыли дверь, потому что мне сказали не подниматься наверх.

Во время встречи с полицией 24 декабря другой ребенок сообщил полиции, что ему оставили перекусить и несколько раз заказывали Uber Eats для них, что им сказали оставаться в подвале и не ходить в школу на тот понедельник.

Судебные документы гласят, что полиция пыталась связаться с Кавиаской и получила звонок от кого-то, назвавшегося адвокатом Кавиаски, и он сказал им, что она не будет делать никаких заявлений в полицию.

NBC Connecticut попыталась связаться с Кавиаской, но дома не было ответа.

Адвокат

Кавиаски, Джозеф ДеЧикко, сказал NBC Connecticut, что ни он, ни его клиент не будут давать комментариев в настоящее время.

Кавиаска был арестован 15 января и был обвинен по двум пунктам обвинения в риске причинения вреда несовершеннолетнему и двум пунктам обвинения в безрассудной угрозе второй степени.

Она была освобождена под залог в размере 5000 долларов и должна предстать перед Верховным судом Уотербери 25 января.

В заявлении

государственных школ Уотербери говорится: «Государственные школы Уотербери были проинформированы об ожидающем рассмотрении обвинении в отношении сотрудника государственной школы Уотербери.Предполагаемые действия не представляют ценности нашего района. Учителя отправили в отпуск, пока округ проводит расследование.”

Влияние домашнего насилия на отношения матери и ребенка

Вступая в контакт с матерями, подвергшимися насилию в семье, медицинские работники должны знать, как преступники и динамика самого насилия подрывают отношения между женщинами и их детьми.Без такого понимания может быть легко судить об их материнстве, не признавая, что они делают все возможное в чрезвычайно сложных обстоятельствах.

Несмотря на то, что не у всех матерей, подвергшихся насилию, снижена способность к воспитанию детей, им может быть трудно быть вовлеченными родителями. Матери, которая борется с опытом жестокого обращения, может быть трудно быть энергичным, терпеливым родителем, сосредоточить внимание на своих детях и отслеживать все различные детали, необходимые для ухода за детьми и их обучения.Кроме того, если ее воспитание подвергается резкой критике со стороны партнера, у нее может развиться нерешительный стиль воспитания. Депрессия, беспокойство и злоупотребление психоактивными веществами — это лишь некоторые из последствий, с которыми женщины, подвергающиеся насилию со стороны интимного партнера, часто обращаются к медицинским работникам. Эти симптомы жестокого обращения означают, что материнство женщин подвергается еще большему негативному воздействию, поскольку они изо всех сил пытаются заботиться о своих детях, будучи объектами насилия.

Кроме того, лица, виновные в домашнем насилии, могут и обычно формируют представление детей о себе и своей матери и заставляют детей неправильно истолковывать насилие, которое они наблюдают, таким образом, что они обвиняют свою мать, преуменьшают насилие и дистанцируются от нее. .Это дистанцирование иногда называют «материнским отчуждением», когда виновные в жестоком обращении намеренно пытаются разрушить отношения между детьми и их матерью. Эмоциональное насилие, обзывание, запугивание и сексуальная ревность со стороны партнера работают на принижение женщин в глазах их детей.

Ряд исследований, посвященных опыту матерей, показали, что у женщин, подвергшихся домашнему насилию, снижается чувство контроля над своим материнством. Потеря контроля над материнством часто усугублялась тем, что их партнеры контролировали финансовые и материальные ресурсы, в результате чего у женщин оставалось мало ресурсов для ухода за своими детьми.

Медицинские работники идеально подходят для того, чтобы использовать свои контакты с жертвами домашнего насилия как возможность признать и подтвердить их трудности и поддержать отношения между матерями и их детьми.

Для получения дополнительной информации о том, как задавать вопросы о домашнем насилии, и о том, как лучше всего реагировать, посетите сайт HealthPathways Sydney.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.