Неусидчивость у детей: Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка — Департамент образования Еврейской автономной области

Содержание

Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка — Департамент образования Еврейской автономной области

Ваш ребенок чрезмерно активный, вспыльчивый, импульсивный или невнимательный?

Можно перечислить целый ряд вероятных причин такого поведения ребенка. Оно может быть связано с расстройствами слуха или зрения, заболеванием щитовидной железы, скукой, депрессией, тревогой, страхом, психическими заболеваниями или побочным действием некоторых препаратов, чрезмерными физическими и эмоциональными нагрузками.

Также такое поведение может быть вызвано трудностями в обучении. Или, возможно, задания слишком трудные или легкие для него, что вызывает у него отчаяние или скуку.

Другой возможной причиной невнимательности и неусидчивости ребенка может быть заболевание, под названием — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Ребенку, страдающему такими расстройствами, трудно сосредоточиться на чем-либо, спокойно сидеть на месте или выполнять чужие указания.

По оценкам специалистов, такие расстройства отмечаются у 5% детей. Чрезмерная активность на фоне нарушений внимания приблизительно в пять раз чаще встречается у мальчиков, чем у девочек.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка имеются явления повышенной активности вследствие дефицита внимания, обратитесь к педиатру. Долгосрочный прогноз в отношении гиперактивных детей с расстройствами внимания является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе и многие из них прекрасно устраиваются в жизни, став взрослыми.

Рекомендации для родителей неусидчивого и невнимательного ребенка

Детские психологи выделяют несколько «не», которыми должны руководствоваться любящие и понимающие родители, борясь с детской невнимательностью и неусидчивостью: не ругать, не надсмехаться, не наказывать, не сравнивать с другими детьми, не впадать в крайности, исправляя за ребенка ошибки или требуя от него по десять раз самостоятельной переделки чего-либо без помощи взрослых.

  1. В своих отношениях с ребёнком используйте метод поощрения: хвалите его в каждом случае, когда он этого заслужил.
  2. Соблюдайте правило: «разделяй и властвуй». Дети с повышенной двигательной активностью способны концентрировать внимание лишь и течение очень короткого времени. Им трудно выполнять сложные инструкции. Поэтому очень важно разбивать задачи на несколько небольших частей. Говорите сдержанно, спокойно.
  3. Слова, «тормозящие» детей, не должны носить негативной окраски(«Не отвлекайся!», «Не смотри по сторонам!», «Не трогай машинки!»). Более удачным вариантом могут быть высказывания: «Давай закончим строчку», «Сейчас закрасим шапочку и поиграем», «Посмотри, тебе осталось написать две буквы!».
  4. Избегайте повторения слов «нет», «нельзя».Если Вы что-то — запрещаете ребенку, постарайтесь объяснить, почему это делаете. Составьте несколько запретов и четко следуйте им, всегда применяя в случае нарушений санкции (о которых тоже надо сказать ребенку).
  5. Избегайте завышенных или наоборот заниженных требований к ребёнку. Старайтесь ставить перед ним задачи, соответствующие его способностям.
  6. Не навязывайте ему жёстких правил. Ваши указания должны быть указаниями, а не приказами. Требуйте выполнения правил, касающихся его безопасности и здоровья, в отношении остальных не будьте столь придирчивы.
  7. Поддерживайте дома чёткий распорядок дня. Приём пищи, игры, прогулки, отход ко сну должны совершаться в одно и то же время. Награждайте ребёнка за его соблюдение.
  8. Поручите ему часть домашних дел, которые необходимо выполнять ежедневно (ходить за хлебом, кормить собаку и т.д.) и ни в коем случае не выполняйте их за него.
  9. Создайте необходимые условия для работы. Сократите количество отвлекающих факторов:громких звуков, эмоциональной речи, ярких картинок и игрушек, интересных журналов и книг, движущихся объектов. Во время занятий на столе не должно быть ничего, что отвлекало бы его внимание. Над столом не должно быть никаких плакатов и фотографий. Очень хорошо организовать в комнате спортивный уголок (с перекладиной для подтягивания, гантели для соответствующего возраста, эспандеры, коврик).
  10. Если ребёнку трудно учиться, не требуйте от него высоких оценок по всем предметам. Достаточно иметь хорошие отметки по 2-3 основным.
  11. Поощряйте ребенка за любую деятельность, требующую концентрации внимания.
  12. Требуйте, чтобы любое начатое ребенком дело доводилось до конца. Девиз «и так сойдет» должен стать табу для взрослых и детей в Вашей семье.
  13. Оберегайте ребёнка от переутомления, поскольку оно приводит к снижению самоконтроля. Не позволяйте ему подолгу сидеть у телевизора.
  14. Старайтесь, чтобы ребёнок высыпался. Недостаток сна ведёт к ещё большему ухудшению внимания и самоконтроля. К концу дня ребёнок может стать неуправляемым.
  15. Обучайте отделять важные дела от второстепенных, при этом помните, что наиболее привлекательно для ребенка то, что наглядно, привлекательно, эмоционально. Конечно для ребенка компьютерные игры интереснее уроков, но ему необходимо объяснить, что без знаний есть риск вообще остаться без компьютера, т.к. технический прогресс не стоит на месте и требует от людей все новых и новых знаний и умений.

Неусидчивый ребенок | Дефектология Проф

Ваш ребенок чрезмерно активный, вспыльчивый, импульсивный или невнимательный?

Можно перечислить целый ряд вероятных причин такого поведения малыша.

Оно может быть связано с расстройствами слуха (хроническое воспаление среднего уха) или зрения, заболеванием щитовидной железы, скукой, депрессией, тревогой, страхом, интоксикацией свинцом, насильственными действиями на сексуальной почве, психическими заболеваниями или побочным действием некоторых препаратов. Также такое поведение может быть вызвано трудностями в обучении (ребенок может быть еще не готов учиться читать и писать на тот момент, когда его этому учат). Или, возможно, задания слишком трудные или легкие для него, что вызывает у него отчаяние или скуку.

Другой возможной причиной невнимательности и неусидчивости ребенка может быть заболевание, под названием – синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Ребенку, страдающему такими расстройствами, трудно сосредоточиться на чем-либо, спокойно сидеть на месте или выполнять чужие указания. По оценкам специалистов, такие расстройства отмечаются у 5% детей в США.

Чрезмерная активность на фоне нарушений внимания приблизительно в пять раз чаще встречается у мальчиков, чем у девочек. Эти расстройства могут обнаруживаться еще до того, как ребенок начинает ходить, и могут продолжаться по достижении им взрослого возраста.

Никто не может сказать, почему возникают эти расстройства. Некоторые ученые предполагают, что дело здесь в нарушении функций мозга в его лобной части. Вместе с другими отделами мозга эта область отвечает за контроль движений и внимания.

Диагностировать данное заболевание должен только специалист. Следует отметить, что чем раньше выявили заболевание и начали лечение, тем выше вероятность выздоровления.

Одна из трудностей в диагностировании СДВГ – то, что он часто сопровождается другими проблемами. Например, многие детей с СДВГ также имеют трудности обучения, что означает, что у них есть проблемы в изучении языка или определенных академических навыках, обычно в чтении и математике. СДВГ сам по себе не является трудностью обучения. Но поскольку при СДВГ нарушена концентрация внимания, это может усилить школьные проблемы ученика с трудностями обучения.

Небольшая группа людей с СДВГ страдает редким расстройством, называемым синдром Туретта. У людей с синдромом Туретта есть тики и другие непроизвольные движения, такие как моргание или лицевые конвульсии, которые они не в состоянии контролировать. Другие могут гримасничать, дергать плечами, шмыгать носом или неожиданно выкрикивать слова. К счастью, этим поведением можно управлять с помощью лекарств. Исследователи национального института психического здоровья и других организаций занимаются определением безопасности и эффективности лечения людей, страдающих и синдромом Туретта, и СДВГ вместе.

Более серьезная ситуция: почти половина детей с СДВГ – главным образом мальчики – склонны к оппозиционному вызывающему расстройству. Эти дети могут слишком остро отреагировать или ударить, когда они плохо себя чувствуют. Они могут быть упрямыми, вспыльчивыми, вести себя агрессивно или вызывающе. Иногда это превращается в более серьезные поведенческие расстройства.

Дети с таким сочетанием проблем постоянно рискуют нарваться на неприятности в школе, иногда даже с полицией. Они могут опасно рисковать и нарушать законы – красть, поджигать, разрушать имущество и безрассудно вести машину. Важно, чтобы дети с этими расстройствами получили помощь прежде, чем их поведение приведет к более серьезным проблемам.

Иногда многие дети с СДВГ – главным образом младшие дети и мальчики – переживают другие эмоциональные расстройства. Около четверти детей испытывают тревожные чувства. Они чувствуют огромное беспокойство, напряженность или тревогу, даже когда нечего бояться. Поскольку эти ощущения страшнее, сильнее и чаще обычных страхов, они могут повлиять на мышление ребенка и его поведение.

Другие испытывают депрессию. Депрессия выходит за пределы обычной печали – люди могут ощутить такую подавленность, что они почувствуют себя безнадежными и неспособными справиться с повседневной работой. Депрессия может нарушить сон, аппетит и мыслительную способность.

Поскольку эмоциональные расстройства и нарушение внимания часто идут “рука об руку”, необходимо каждого ребенка с СДВГ проверить на предмет сопутствущих ощущений тревоги и депрессии. Тревожность и депрессию можно вылечить, и, помогая детям управлять такими сильными болезненными чувствами, мы помогаем им справляться и преодолевать проблемы, вызванные СДВГ.

Конечно, не все дети с СДВГ страдают дополнительным расстройством. Также нельзя приписывать всем людям с трудностями обучения, синдромом Туретта, оппозиционным вызывающим расстройством, кондуктивным расстройством, тревожностью или депрессией наличие у них СДВГ. Но если СДВГ действительно сопровождается другим расстройством, то сочетание проблем может серьезно усложнить жизнь человека. Поэтому важно обратить внимание на другие расстройства у детей, страдающих СДВГ.

Лечебные воздействия для смягчения и устранения симптомов.

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка имеются явления повышенной активности вследствие дефицита внимания, обратитесь к педиатру. Вы можете узнать, например, что будет достаточно подобрать ребенку новую пару очков или назначить другие препараты, чтобы восстановить порядок в семье. Если все-таки будет установлено наличие указанного синдрома, то существуют различные виды лечения, которые помогут вам в данной ситуации.

Долгосрочный прогноз в отношении гиперактивных детей с расстройствами внимания является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе и многие из них прекрасно устраиваются в жизни, став взрослыми.

Обдумайте вопрос о медикаментозном лечении. Врач может посоветовать вам комбинированное лечение несколькими препаратами, включая антидепрессивные и стимулирующие средства, как например, риталин. (Некоторые препараты, которые действуют стимулирующим образом на взрослых, способствуют лучшей концентрации внимания у детей и в результате этого более спокойному поведению.)

Однако все подобные препараты обладают побочным действием. В некоторых случаях оно выражено слабо – в виде снижения аппетита и бессонницы. В редких случаях при побочном действии препаратов отмечаются тики лицевой мускулатуры, сердечные расстройства или нарушения со стороны печени. Попросите врача, чтобы он объяснил вам все возможные осложнения медикаментозного лечения. Будет вполне разумно поинтересоваться мнением еще одного специалиста — педиатра или детского психиатра прежде, чем лечить ребенка этими мощными средствами.

Если будет начато лечение специальными препаратами, вы должны будете заметить улучшение в повелении ребенка через одну-три недели в зависимости от препарата. Если вы обнаружите побочное действие препарата или отсутствие эффекта в пределах указанного времени, настаивайте на смене или прекращении лечения.

Используйте метод поощрения. Мотивация поступков ребенка с чрезмерной активностью и неустойчивым вниманием хорошо регулируется системой поощрения. За правильное поведение или выполнение какой-либо задачи ребенок может получить вознаграждение в виде дополнительного часа просмотра телевизионной программы или порции пиццы.

При использовании этих методов следует иметь в виду, что поставленные задачи должны соответствовать возможностям ребенка, а вознаграждение должно осуществляться незамедлительно. Если ребенок не получает положенного ему вознаграждения в течение трех недель, ему трудно осознать, почему он старался вместо неправильных действий совершить что-то хорошее.

Постарайтесь избегать скандалов. Неусидчивые дети часто отличаются неуравновешенностью. Есть простой способ смягчить эти расстройства. Нужно удалиться куда-нибудь на то время, когда у ребенка возникает вспышка гнева. Если ребенок пойдет следом за вами в другую комнату, закройтесь в ванной или спальне, так, чтобы он не мог добраться до вас.

Когда ребенок увидит, что некому наблюдать за его спектаклем, его раздражение быстро пройдет. Таким образом, можно дать понять ребенку, что он должен сам успокоиться, и вы увидите, что это в действительности происходит.

Будьте осторожны в отношении критических замечаний. Если даже ваш ребенок не слишком хорошо справляется с задачей или ведет себя неидеально, постарайтесь все-таки похвалить его. Так, если на обувание ему понадобится 30 минут, постарайтесь избегать таких выражений, как: “Посмотри, сколько времени ты тратишь на то, чтобы надеть ботинки!”

Вместо этого попробуйте сказать: “Ну вот, теперь ты, наконец, надел ботинки. Я был уверен, что ты справишься с этим. Но давай посмотрим в следующий раз, сможешь ли ты сделать это немного быстрее”. Даже если вы уверены на 200%, что это достижение является плодом ваших усилий, не забудьте сказать ребенку, что он справился с задачей.

Занимайтесь с ребенком специальными упражнениями. Многие неусидчивые дети не имеют правильного представления о времени и скорости. Если вы попросите такого ребенка быстро пройти по комнате из одного конца в другой, а потом в обратном направлении медленно, то вряд ли он поймет различие.

Здесь на помощь ему могут придти упражнения по релаксации – глубокое дыхание или йога. (Ваш врач может направить вас к специалисту, который научит этому детей.) Есть специальные игры, которые помогают ребенку научиться внимательно слушать и вовремя решать задачи. С помощью этих игр можно научить его действовать не спеша и концентрировать внимание.

Соблюдайте правило: “разделяй и властвуй”. Дети с повышенной двигательной активностью способны концентрировать внимание лишь и течение очень короткого времени. Им трудно выполнять сложные инструкции. Поэтому очень важно разбивать задачи на несколько небольших частей.

Если ребенку предстоит решать 25 задач по математике, давайте ему по пять задач одновременно, распределяя все задание равномерно в течение вечера, пока он полностью не выполнит его.

Кроме этого, если вы просите ребенка что-то сделать, давайте ему простые и краткие инструкции. Если ваши указания выходят за пределы одного предложения, они считаются слишком длинными для детей с этими расстройствами.

У ребенка проблемы в школе: неусидчивый?

Автор: врач, научный директор АО “Видаль Рус”, Жучкова Т. В., [email protected]

1 сентября – День знаний, начало учебного года. Но всегда ли это праздник? Увы, очень многие дети и родители ответят: “НЕТ”.

Причины такого отношения к школе могут быть самыми разными: плохие отношения в классе, отсутствие понимания между семьей и учителями, нежелание ребенка учиться. На эту тему написано множество книг и статей, жалоб, слезных писем, объяснительных записок и пролито немало слез.

Но в некоторых случаях проблемы в школе связаны с чрезмерной активностью и неусидчивостью ребенка. А в результате с ним трудно общаться и детям, и учителям, у него не самые хорошие оценки, часто он еще и плохо усваивает материал.

В чем причина неусидчивости?

Они могут быть разные: ребенок может быть просто не готов к школе в силу особенностей своего развития. Может,  наоборот он все это давно знает и ему скучно. Некоторые боятся неудачи или вообще всего нового. Любые (даже не очень значительные с точки зрения взрослого) конфликты в семье или с окружающими его детьми также могу приводить к неусидчивости или к невнимательности на занятиях.

А в некоторых случаях есть какие-то серьезные проблемы со здоровьем: ребенок плохо видит или не очень хорошо слышит, у него есть нарушения функции щитовидной железы. Хронические заболевания, некоторые лекарства также могут приводить к нарушениям в поведении.

Иногда  деткам, которые не могут подолгу сидеть на одном месте, сосредоточиться на чем-либо, ставят диагноз «синдром дефицита внимания и гиперактивности». Такое состояние встречается достаточно часто (по разным оценкам, в США синдром встречается у 5% детей), у мальчиков почти в 5 раз чаще чем у девочек.

Для диагностики синдрома используют специфические критерии, которые указывают на СДВГ. Например, нарушение поведения должны проявиться в раннем детском возрасте, до 7 лет, и длиться как минимум 6 месяцев, при этом создавая тяжелые проблемы как минимум в двух областях жизни: в школе, на игровой площадке, дома, в группе людей, к которой он принадлежит, или в среде, где ему приходится общаться. Некоторые родители замечают признаки невнимательности, гиперактивности и импульсивности у своего малыша задолго до того, как он пойдет в школу. В таких случаях очень важно обратиться к специалисту (детскому психологу или психиатру.  Но СДВГ может остаться незамеченным до тех пор, пока у ребенка не появятся проблемы в школе.

Почему возникает СДВГ, точно никто не знает. По современным представлениям причины лежат в области нейробиологии и генетики. Родителям лучше думать о будущем и искать способы помочь ребенку, чем пытаться понять, почему именно в их семье возникла такая проблем.

Долгосрочный прогноз для таких детей является благоприятным, если они получают соответствующее лечение. Тогда они хорошо занимаются в школе, а став взрослыми нормально работают и хорошо устраиваются в жизни.

Существуют различные виды лечения, которые призваны помочь в данной ситуации.

Есть специальные методики, позволяющие корректировать поведение ребенка. Такие методики  включают проведение психотерапии, направленной на то, чтобы помочь людям с СДВГ любить и принимать себя такими, какие они есть. Бихевиоральная терапия  помогает ребенку изменить свой образ мыслей и психологически адаптироваться, а также предлагает практические советы – помощь в выполнении домашнего задания или на занятиях в школе, или в разрешении эмоционально напряженных ситуаций.

Обучая навыкам общения, врач моделирует подходящее поведение в различных ситуациях и помогает ребенку найти лучшие способы взаимодействия в обществе.

Обучение родительским навыкам предлагает родителям освоить различные методы и приемы управления поведением их ребенка. Система поощрений и взысканий может быть эффективным методом изменения поведения ребенка. Родители могут также научиться использовать методы управления стрессом, такие как медитация, методы релаксации и упражнения, чтобы им было легче справиться с ситуациями, когда ничего не получается, и более спокойно реагировать на поведение своих детей.

Возможно применение медикаментозного лечения несколькими препаратами. Назначать их должен врач, а родители должны очень внимательно относиться к любым изменениям в состоянии ребенка и поддерживать хороший контакт с врачом.

Но согласно современному подходу к лечению СДВГ необходим комплексный подход к ведению пациентов с СДВГ.

Ситуация в школе может как положительно, так и отрицательно влиять на течение заболевания. Если диагноз СДВГ поставлен ребенку еще до школы и проводится соответствующая коррекция его состояния,  то при поступлении ребенка в школу известите об этом его учителей.

Если трудности возникли именно в школе, и они заставляют предположить у ребенка СДВГ, вам просто необходимо иметь тесный контакт со школой и школьным психологом. Причем контакт этот должен быть регулярным, т.к. каждый учебный год в школе – это новые учителя и новые задания. Ребенок нуждается в серьезной поддержке и поощрении в течение всей своей школьной жизни, и лучший его защитник –  это внимательные и любящие родители.

По материалам сайта «Наши невнимательные гиперактивные дети».

Медико-психологический центр «МАДО» – Неусидчивый ребенок. Психолог

Неусидчивый ребенок – это проблема для родителей, никак невозможно уследить за шустрым малышом, чтобы не упал, не покалечился и не натворил каких-нибудь бед. Большинство детей не может долго сидеть на одном месте – им хочется побегать, попрыгать, порезвиться или просто заняться чем-нибудь другим, но если ваш ребенок и пяти минут не может посидеть спокойно, занимаясь одним делом, быстро всё бросает и хватается за всё подряд – это повод насторожиться и обратиться к детскому психологу. Приходите в наш Центр психологической помощи им. А. Адлера, он находится в Москве в Малом каретном переулке, неподалеку от Пушкинской площади и Садово-Каретной улицы. Здесь вы найдете прекрасных специалистов, которые проведут первичный осмотр вашего ребенка и диагностику его проблем.

Если у неусидчивого ребенка, ещё и трудности с концентрацией внимания, а также он плохо спит, очень непослушный, часто впадает в истерику и может быть агрессивным, то, возможно, у него – синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) (после трудных родов или сложной беременности, вероятность этого значительно увеличивается). У таких детей серьёзные проблемы с поведением, они часами бегают, прыгают, кричат и при этом никак не могут остановиться, совершенно не понимают слово «нельзя», а на запрещение отвечают истерикой или агрессией, быстро отвлекаются, не могут долго заниматься одним делом и часто бросают его, не доведя до конца. Что делать родителям в этом случае? При СДВГ без помощи психолога неусидчивому ребенку не обойтись. После диагностики проблемы, специалист проведет с вашим ребенком индивидуальные занятия по коррекции его поведения и даст конкретные советы родителям, чтобы облегчить их взаимоотношения с детьми.

Могут быть и другие причины неусидчивости у детей, например, заболевание щитовидной железы, депрессия, нарушение слуха или зрения. Определить их самостоятельно весьма затруднительно, здесь снова необходимы советы и помощь детского психолога. Стоит также внимательно присмотреться к поведению вашего неусидчивого ребенка, возможно, задание для него слишком легкое и ему скучно или, наоборот, очень сложное и он просто убегает от проблем.

Центр психологической помощи им. А. Адлера расположен в Малом Каретном переулке. Это – в Москве, между Садовым и Бульварным кольцом, в районе Садово-Каретной улицы и Пушкинской площади, рядом целых четыре станции метро – Цветной бульвар, Трубная, Чистые пруды и Сухаревская.

В нашем Центре очень хорошие специалисты. Мы ждем родителей, имеющих проблемы с неусидчивым ребенком.

Непослушный, неусидчивый ребенок. В помощь родителям.

Начался учебный год. И пошли родители ко мне косяками с жалобами на невнимательность ребенка.
Готова делиться опытом и советами. Конечно, каждый малыш-индивидуальный и уникальный. Но, общие советы Вам пригодятся.

Проблема невнимательности чаще преследует детей младшей школы. Перемены в жизненном графике,новые требования и полное отсутствие поддержки и послаблений со стороны мам и пап. Да еще новые лица, новые стены – сплошной стресс для маленького человечка! Учеба требует концентрации внимания от ребенка, исключает отказ и избегание ответственности. Еще вчера ребенок мог заплакать и спрятаться за добрую маму. Сегодня к нему предъявляют требования, от него ждут, к нему обращаются. Сколько новых чувств! И все безрадостные! И близких нет рядом, чтобы проистерить и сказаться обиженным.

Если у малыша существует проблема с вниманием, то требовать от него вдруг стать внимательным не стоит. Он не умеет и не знает «Как». Дабы устранить следствие, давайте разберем возможные причины:

Синдром дефицита внимания и гиперактивность ( СДВГ).

«Он такой шебутной!» – жалуется мама. Такие детки заметны сразу своей двигательной активностью, неусидчивостью, отсутствием покоя, высокой скоростью переключения внимания. Первый тревожный звонок, как правило, возникает задолго до школы. Ребенок не может удержать внимание и неподдельный интерес к новому приключению. Быстро «зажигается» любопытством и быстро «охладевает».
Школьные требования лишь усугубляют ситуацию тревоги ребенка и родителей. Если ребенок бесконечно переключается непоследовательно с одного дела на другое, ничего при этом не заканчивая, можно подозревать, что этот спектакль для привлечения Вашего внимания.
Но, если и воспитатель и учителя сокрушаются про неуловимость ребенка, значит родителям стоит запастись долготерпением и знаниями про сей недуг. Без медиков, психологов и специальной комплексной терапии вам не обойтись. Начинать нужно с регулирования нервных импульсов «возбуждение-торможение» и методическими тренингами волевых, бихевиорально-когнитивных функций ребенка.

Симптомы СДВГ (гиперактивности) у ребенка:

суетность, возбудимость, неусидчивость, эмоциональная нестабильность, импульсивность, реактивность, игнорирование социальных правил поведения и взаимодействия, непреодолимые трудности с организацией деятельности, забывчивость, непунктуальность, безответственность, склонность терять вещи, бессонница.

В моей психотерапевтической практике, изучая анамнез болезни ребенка, историю семьи статистика причин возникновения СДВГ такова:

Наследственная предрасположенность: примерно половина родителей детей с СДВГ страдали тем же недугом. Нарушения внутриутробного развития плода. Преждевременные роды. Когда в беременности у мамы был острый токсикоз, рвота, дестабилизация, длительный отказ от еды или повышенное давление, а у малыша диагностировали внутриутробную и постродовую асфиксию, риск развития заболевания утраивается. Стремительные или затяжные роды могут стать причиной синдрома гиперактивности ребенка.

Выполнить замеры параметров внимательности можно уже с пяти лет. Также для диагностирования синдрома проводится магнитно-резонансная томография и электроэнцефалографическое исследование. Аппаратные обследования абсолютно безопасны и безболезненны для ребенка. По совокупности результатов определяется наличие и тяжесть расстройства, выбор комплексной методики психологической, неврологической, иногда, медикаментозной терапии.

В садовский период у малыша ведущий тип психической деятельности это общение. И признаки гиперкенетизма толкуются как открытость, доброжелательность ребенка, беспринципность и невоспитанность наконец. В младшем школьном возрасте ведущей психической деятельностью становится любопытство, обучение.
И эти качества взрослеющей личности начинают требовать усидчивости и фокусировки внимание. В это время «расцветает» симптоматика СДВГ. Они становятся явными и бесспорными. Требования социума, учителей, новые правила взаимодействия обостряют и подчеркивают особенность реакций ребенка. Родители, учителя неожиданно обнаруживают негативные последствия «невоспитанности», неусидчивости, чрезмерной подвижности, неприемлемого поведения маленького хулигана. И, в страхе и в смятении берутся всем миром воспитывать ребенка методом насилия, запретов и лишений.

Все адекватные родители и педагоги помнят свое озорное детство. Маленький ребенок не может усидеть на месте более 35 минут. И эта живость – психологическая норма. Психолог, в первую очередь, интересуется малышом, про которого мама гордо хвастается «Я, где посадила ребенка, там и возьму».
Активность и послушность ребенка регулируются особенностями психики дошкольника. Внимание, интерес и усидчивость можно тренировать. Но, если Ваш ребенок выдается своим поведением из всего класса, задумайтесь. Издержки ли это недовоспитания или ребенку нужна помощь?

Лучший способ успокоить ребенка это переключить его внимание. Если не получается, пробуйте шоковые методы: крик, музыка, неожиданные эмоции, лица. Да, такой ребенок требует бОльшего внимания и терпения. Временной контроль, последовательность собственных действий, деликатные правила взаимодействия контролируете вы. Специальные, игровые занятия с психологом, домашние упражнения на тренировку внимания.

Основной задачей упражнений на тренировку и укрепление внимания это корректурные задачки, требующие выделения знаков, букв, картинок по логическому или заданному принципу. Сосредоточенность тренируют ежедневно! В этом главный принцип. Цикличность, систематичность и регулярность. Весьма эффективны упражнения по дороге домой, на прогулке можно воспроизводить последовательно буквы, цифры, родственников, учителей, одноклассников, проезжающие машины одного цвета, одной марки и т.д. В процессе тренинг внимания возрастает на увеличение объемов памяти. Когда ребенок делает промежуточные успехи, тренируйте память и внимание на переключение. Упражнения выполняются в игровой форме, с настроением, без назиданий и требований.

Желаю вам терпения, любви и поддержки близких. Эффект и результат не заставят ждать. Психологи нашего центра – вашей семье в помощь.

Полезные книги о развитии внимания ребенка рекомендую:
О.Ю. Ермолаева,Т.М. Марютина.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — состояние, при котором активность и возбудимость ребенка превышают норму.

Причины

  • Осложнения течения беременности: токсикоз, повышенное давление, внутриутробная асфиксия плода.
  • Нарушения нормального образа жизни беременной женщины: тяжелые условия труда и вредные привычки, например курение.
  • Осложнения течения родов: затяжные или, наоборот, стремительные роды.

Симптомы почти всегда появляются в возрасте 2-3 лет. Средний возраст обращения к врачу — 8—10 лет: в этом возрасте учеба и работа по дому начинают требовать от ребенка самостоятельности и сосредоточенности.

Симптомы

  • Неусидчивость, суетливость, беспокойство.
  • Импульсивность, эмоциональная нестабильность, плаксивость.
  • Игнорирование правил и норм поведения.
  • Наличие проблем со сном.
  • Задержка речевого развития.
  • Склонность к одновременному выполнению без завершения сразу нескольких заданий.

Заподозрив у ребенка в любом возрасте такие нарушения, родителям обязательно нужно обратиться к врачу-неврологу для проведения обследования, так как иногда у ребенка причиной гиперактивного поведения является другое, более тяжелое заболевание.

Из дополнительных методов используют электро- и эхоэнцефалографию, в ряде случаев – компьютерную томографию, электронейромиографию, эмиссионную спектрометрию и др.

Профилактика

Коррекция СДВГ должна включать комплекс методик, т.е. быть «мультимодальной». Основными направлениями являются: двигательная активность, психолого-педагогическая коррекция, семейная психотерапия, поведенческая терапия, релаксационные методики, лечение сопутствующей патологии.

Подробнее о детской неврологии в клинике «ЮгМед»

Как заниматься с неусидчивым ребенком: что делать и как помочь ребенку развить усидчивость | Фоксфорд.Медиа

Вместе с психологом домашней школы рассказываем, почему детям бывает трудно заниматься онлайн и как помочь неусидчивому ребёнку.


Причина 1. У ребёнка нет своего рабочего места

Причина 2. Ребёнок отвлекается на соцсети

Причина 3. Ребёнок привык дома отдыхать, а не учиться

Причина 4. Ребёнок не успевает за учителем

Причина 5. Ребёнок перегружен или подавлен

Причина 6. Ребёнку не нравится подача материала

Елена Петрусенко, 

практикующий социальный психолог. С 2007 года работает с детьми школьного возраста. Имеет опыт работы с детьми с ОВЗ, приёмными детьми.

Залог эффективной учёбы дома — хорошо оборудованное место. Если стол завален лишними вещами, а стул шатается, то сконцентрироваться на уроке действительно будет непросто.

Решение: позаботьтесь о хорошем столе, стуле и освещении рабочего места ребёнка. Лучше всего оборудовать его у окна. Для правши ставьте стол слева от окна, для левши — справа. Монитор компьютера должен находиться на расстоянии 50 см от глаз. Стол и стул подбираются таким образом, чтобы ступни стояли на полу, а предплечья свободно лежали на столе.

Пока учителя и родители не видят, рука так и тянется к смартфону. Современному подростку крайне важно быть онлайн постоянно и отвечать друзьям молниеносно.

Решение: просто уберите телефон и договоритесь, что пользоваться им можно после занятий. В браузере компьютера можно поставить запрет на выход в социальные сети и просмотр YouTube. Подумайте и о других отвлекающих факторах: включённый телевизор, игрушки на столе, кот в комнате. Все эти факторы тоже нужно устранить на время учёбы.

Учитесь бесплатно

Выбирайте доступные курсы из каталога, применяйте промокод в корзине и занимайтесь бесплатно в течение недели

Многим ребятам кажется, что дистанционка — это не учёба. Ну разве можно всерьёз слушать учителя, пока лежишь на диване в пижаме?

Решение: ваша задача — создать обстановку, которая будет настраивать ребёнка на учебную деятельность. Проследите, чтобы он переодевался в повседневную одежду, умывался, чистил зубы и занимался за своим рабочим столом.

Источник: freepik.com

Для некоторых ребят уроки в прямом эфире непривычны, особенно если до этого ребёнок редко проводил время за компьютером. Если школьник не успевает что-то записывать или спрашивать, у него появляется стресс.

Решение: Если ребёнок неусидчивый и невнимательный, то ему легче осваивать материал, который доступен не только онлайн, но и в записи. В «Фоксфорде» видеозаписи всех вебинаров хранятся в личном кабинете ученика. Если же у вас занятия проходят на другой платформе, установите программу для записи скринкастов с экрана или покажите ребёнку, как записывать видеоконференции. Тогда пропущенный материал всегда можно будет отмотать назад и пересмотреть.

Усталость и взволнованность не располагают к тому, чтобы заниматься.

Решение: постарайтесь создавать вокруг ребёнка спокойную и дружелюбную атмосферу. Интересуйтесь его самочувствием, не забывайте про распорядок дня, правильное питание и прогулки на свежем воздухе.

Монотонные лекции без картинок, дополнительных материалов и интересных фактов не способствуют тому, чтобы ребёнок спокойно просидел всё время занятий.

Решение: повлиять на этот фактор родителю сложно, но можно. Вы можете подобрать для ребёнка такую школу, где материал подаётся интересно, неформально. Такую, куда ребёнку самому захочется приходить. Для этого тестируйте разные онлайн-школы, пользуясь бесплатным пробным периодом.

Изображение на обложке: Brad Cuzen / Dribbble

СДВГ (для родителей) – Nemours KidsHealth

Что такое СДВГ?

СДВГ расшифровывается как синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это медицинское состояние. У человека с СДВГ есть различия в развитии мозга и активности мозга, которые влияют на внимание, способность сидеть на месте и самоконтроль. СДВГ может повлиять на ребенка в школе, дома и в дружеских отношениях.

Каковы признаки СДВГ?

Всем детям иногда трудно быть внимательными, слушать и следовать указаниям, сидеть на месте или ждать своей очереди.Но для детей с СДВГ трудности сложнее и случаются чаще.

Дети с СДВГ могут показывать признаки в любой или во всех этих областях:

  • Невнимательный. Дети, которые невнимательны (легко отвлекаются), имеют проблемы с концентрацией внимания, концентрацией и выполнением задания. Они могут плохо слушать указания, упускать важные детали и не доводить начатое до конца. Они могут слишком много мечтать или бездельничать. Они могут казаться рассеянными или забывчивыми и терять свои вещи.
  • Гиперактивный. Гиперактивные дети непоседливы, беспокойны и легко заскучают. Им может быть трудно усидеть на месте или оставаться в тишине, когда это необходимо. Они могут спешить и совершать ошибки по невнимательности. Они могут карабкаться, прыгать или хулиганить, когда не должны. Сами того не желая, они могут действовать таким образом, что мешают другим.
  • Импульсивный. Импульсивные дети действуют слишком быстро, прежде чем подумать. Они часто перебивают, могут толкнуть или схватить, и им трудно ждать.Они могут делать что-то, не спрашивая разрешения, брать вещи, которые им не принадлежат, или действовать рискованно. У них могут быть эмоциональные реакции, которые кажутся слишком сильными для данной ситуации.

Иногда родители и учителя замечают признаки СДВГ, когда ребенок еще очень мал. Но для маленьких детей нормально быть рассеянными, беспокойными, нетерпеливыми или импульсивными — это не всегда означает, что у ребенка СДВГ.

Внимание, активность и самообладание развиваются понемногу, по мере взросления детей.Дети учатся этим навыкам с помощью родителей и учителей. Но некоторые дети не намного лучше обращают внимание, успокаиваются, слушают или ждут. Когда эти вещи продолжаются и начинают вызывать проблемы в школе, дома и с друзьями, это может быть СДВГ.

Что вызывает СДВГ?

Неясно, что вызывает различия в работе мозга при СДВГ. Имеются убедительные доказательства того, что СДВГ в основном передается по наследству. У многих детей с СДВГ есть родители или родственники с этим заболеванием. Дети также могут подвергаться большему риску, если они родились раньше срока, подвергались воздействию токсинов окружающей среды или их матери употребляли наркотики во время беременности.

СДВГ не вызван слишком большим количеством экранного времени, плохим воспитанием или употреблением слишком большого количества сахара.

Как диагностируется СДВГ?

Если вы считаете, что у вашего ребенка СДВГ, запишитесь на прием к детскому врачу.  Они проведут обследование, включая проверку зрения и слуха, чтобы убедиться, что симптомы не вызываются чем-то другим.

Чтобы диагностировать СДВГ, врачи начинают с вопросов о здоровье, поведении и активности ребенка. Они говорят с родителями и детьми о вещах, которые они заметили.Ваш врач может попросить вас заполнить контрольные списки о поведении вашего ребенка, а также может попросить вас передать контрольный список учителю вашего ребенка.

После получения этой информации врачи ставят диагноз СДВГ, если ясно, что:

  • Проблемы с концентрацией внимания, гиперактивность или импульсивность у ребенка выходят за рамки обычных для его возраста.
  • Такое поведение продолжается с тех пор, как ребенок был маленьким.
  • Поведение влияет на ребенка в школе и дома.
  • Проверка работоспособности показывает, что другая проблема со здоровьем или обучением не вызывает проблемы.

Многие дети с СДВГ также имеют проблемы с обучением, оппозиционное и вызывающее поведение или проблемы с настроением и тревогой. Врачи обычно лечат их вместе с СДВГ.

При необходимости врач может направить вас к детскому психологу или психиатру.

Как лечится СДВГ?

Лечение СДВГ обычно включает:

  • Медицина. Это активирует способность мозга обращать внимание, замедляться и использовать больше самоконтроля.
  • Поведенческая терапия. Терапевты могут помочь детям развить социальные, эмоциональные навыки и навыки планирования, которые отстают при СДВГ.
  • Коучинг для родителей. Благодаря коучингу родители узнают, как лучше реагировать на поведенческие проблемы, являющиеся частью СДВГ.
  • Поддержка школы. Учителя могут помочь детям с СДВГ добиться хороших результатов и получить больше удовольствия от учебы.

Правильное лечение помогает улучшить состояние при СДВГ. Родители и учителя могут научить младших детей лучше управлять своим вниманием, поведением и эмоциями. По мере взросления дети должны учиться улучшать собственное внимание и самоконтроль.

Если СДВГ не лечить, детям может быть трудно добиться успеха. Это может привести к низкой самооценке, депрессии, оппозиционному поведению, неуспеваемости в школе, рискованному поведению или семейным конфликтам.

Чем могут помочь родители?

Если у вашего ребенка диагностирован СДВГ:

  • Примите участие. Узнайте все, что сможете, о СДВГ. Следуйте лечению, которое рекомендует лечащий врач вашего ребенка. Посетите все рекомендуемые посещения терапии.
  • Безопасно раздавайте лекарства. Если ваш ребенок принимает лекарство от СДВГ, всегда давайте его в рекомендованное время и в рекомендованной дозе. Храните лекарства в надежном месте.
  • Сотрудничайте со школой вашего ребенка. Спросите учителей, должен ли ваш ребенок иметь IEP или план 504. Чаще встречайтесь с учителями, чтобы узнать, как дела у вашего ребенка. Работайте вместе, чтобы помочь вашему ребенку добиться успеха
  • Родитель с целью и теплотой. Узнайте, какие подходы к воспитанию лучше всего подходят для ребенка с СДВГ, а какие могут усугубить СДВГ. Говорите открыто и поддерживайте о СДВГ с вашим ребенком. Сосредоточьтесь на сильных сторонах и положительных качествах вашего ребенка.
  • Общайтесь с другими для поддержки и информирования. Присоединяйтесь к группе поддержки, такой как CHADD для СДВГ, чтобы получать обновления о лечении и другую информацию.

СДВГ может улучшиться, если дети получают лечение, едят здоровую пищу, достаточно спят и занимаются спортом, а родители поддерживают их и знают, как реагировать на СДВГ.

Понимаем ли мы детскую непоседливость? Построение экологически обоснованного понимания посредством рефлексивного сотрудничества

Abstract

Синдром дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ) является сегодня наиболее широко используемым диагнозом психического здоровья детей, но достоверность этого диагноза вызывает споры, например, потому что он может скрывать реляционные и экологические аспекты беспокойства. Мы пригласили родителей и специалистов из одной местной общины в западной Норвегии принять участие в совместных групповых дискуссиях о том, как осмыслить и понять детское беспокойство.Мы провели тематический и рефлексивный анализ совместных групповых дискуссий по СДВГ и детскому беспокойству и представили результаты, связанные с тремя экологическими уровнями, вдохновленными моделью экологических систем Бронфенбреннера. На уровне индивида неугомонность обсуждалась как индивидуальная черта, как ожидание быть увиденным и услышанным, как результат травматизации. На уровне диады, группы или семьи неугомонность обсуждалась как феномен отношений и как проблемы родителей.На уровне сообщества неугомонность обсуждалась как отсутствие сотрудничества и нехватка структур или ресурсов. Наши результаты показывают, как контекстуализированная и совместная рефлексия может способствовать более правильному пониманию детского беспокойства и как совместное исследование может стимулировать размышления о солидарности и устойчивости по отношению к действиям взрослых.

Ключевые слова: Синдром дефицита внимания с гиперактивностью, кооперативно-рефлекторное исследование, экологические перспективы

Как понимать детскую возбудимость? В какой степени уместно и этически оправдано сосредоточение внимания на проблемных аспектах поведения отдельного ребенка вне контекста? Каковы последствия рассмотрения беспокойства как экологически сложного явления? На эти вопросы трудно ответить, и вместо одного удовлетворительного ответа может возникнуть новая серия дискуссий.Однако начинать поиск ответов следует с изучения и оспаривания текущих основных исследований и практики в рефлексивном сотрудничестве с родителями и специалистами. Синдром дефицита внимания/гиперактивности (СДВГ) является широко используемым понятием как в непрофессиональном, так и в профессиональном языке, и его можно наблюдать в детских описаниях самих себя, в семейной жизни, школах и психиатрических учреждениях, в политических и юридических документах и как структурная концепция исследования. Чтобы пролить свет на экологическую сложность детского беспокойства, мы пригласили родителей и разнообразную группу специалистов из одной местной общины в западной Норвегии принять участие в междисциплинарных совместных групповых дискуссиях по теме детского беспокойства.

Повсеместное распространение диагноза СДВГ не доказывает автоматически его экологическую и этическую обоснованность и не способствует устойчивой практике. Исследования СДВГ показывают, что это надежная концепция, но достоверность диагноза все еще обсуждается. Чтобы контекстуализировать наши опасения и исследовательские интересы, мы теперь представим и обсудим широкий, но очищенный выбор исследований по СДВГ. За этим широким обзором последует краткое размышление об экологии человеческого развития, прежде чем мы представим результаты рефлексивной совместной групповой дискуссии о том, как описать и понять детское беспокойство в данном контексте времени и места.

СДВГ как нейробиологическое расстройство

СДВГ описывается как нарушение развития нервной системы со стойким паттерном невнимательности и/или гиперактивности-импульсивности, препятствующим функционированию или развитию (American Psychatric Association, 2013). Невнимательность, гиперактивность и импульсивность проявляются в таких формах поведения, как уклонение от задачи, отсутствие настойчивости, чрезмерная двигательная активность, когда она неуместна, болтливость или поспешные действия, которые происходят в данный момент без предусмотрительности и могут нанести вред человеку.Проявления должны присутствовать более чем в одной обстановке, но считается, что признаки расстройства минимальны, когда ребенок часто получает вознаграждение, занимается особенно интересной деятельностью или общается один на один.

СДВГ в настоящее время является наиболее распространенным психиатрическим диагнозом среди детского населения (Rowland, Lesesne, & Abramowitz, 2002; Ullebo, 2010), с общемировой распространенностью 5,29% (Polanczyk, De Lima, Horta, Biederman, & Роде, 2007). Неврологическое тестирование выявило различия между детьми с СДВГ и без него в двух областях: исполнительной функции и мотивации.Однако ни один из них не является специфичным для СДВГ (Tripp & Wickens, 2009). СДВГ связан с измененной чувствительностью к подкреплению, но исследований, посвященных объяснению основных когнитивных и нейронных механизмов, недостаточно (Luman, Tripp, & Scheres, 2010). Также интересно то, что 90% взрослых с диагнозом СДВГ не имеют в анамнезе детского СДВГ, а также у них не выявляется подтвержденный нейропсихологический дефицит в детстве или во взрослом возрасте (Moffitt et al., 2015).

Стимулирующее лечение СДВГ

В Норвегии количество пациентов, получающих лечение, удвоилось в период с 2004 по 2008 год с примерно 12 000 до почти 23 000 человек (Lillemoen, Kjosavik, Hunskår, & Ruths, 2012).Мальчиков лечили чаще, чем девочек, а норвежским детям прописывали лекарства больше, чем в Финляндии, Дании и Швеции, и меньше, чем в Исландии. В Соединенном Королевстве количество назначений стимуляторов детям, подросткам и взрослым увеличилось до 7000 назначений в период с 1994 по 2004 год, с примерно 6000 до более чем 450 000 назначений (Timimi & Leo, 2009). В 1996 году в Соединенных Штатах было выписано более 11 миллионов рецептов на риталин, причем более 6% всех мальчиков принимали прописанные стимуляторы (Timimi & Leo, 2009).

Интервью с детьми, родителями и специалистами показывают, что детские описания и опыт приема лекарств, как правило, более разнородны и критичны, чем родители. Дети также описывают изменения в самоощущении, побочные эффекты и желание прекратить прием лекарств (Charach, Yeung, Volpe, Goodale, & Dos Reis, 2014; Olsvold, 2012). Некоторые дети сообщают, что стимуляторы улучшают их способность действовать морально и повышают их способность соответствовать нормативным ожиданиям (Singh, 2013).

СДВГ как проект матери

Отцы, как правило, более скептически, чем матери, относятся к возможному диагнозу СДВГ и лечению, но в целом практически отсутствуют в исследованиях и клинических условиях в этой области (Singh, 2003). Процесс постановки ребенку, часто мальчику, диагноза СДВГ и лечения часто рассматривается как проект матери (Olsvold, 2012). Медикализация детского беспокойства может быть связана с потребностью понять и освободиться от ответственности и вины (Helle-Valle, 2014; Neufeld & Foy, 2006), но медикализация проблемного поведения детей, по-видимому, восстанавливает угнетающие культурные идеалы материнства, а не разрушает их. их (Сингх, 2004).Физиологически ориентированные объяснения сложного поведения (часто мальчика), кажется, перекладывают вину с матери на мозг и способствуют тому, что Сингх называет моделью поведения «без вины», поскольку органические причины не поддаются моральной ответственности. Риталин играет центральную роль в этом освобождении от вины, и как матери, так и отцы описывают, как лечение их сына риталином снижает беспокойство матери и способствует более приятной семейной жизни. Сингх предполагает, что научно-медицинское предприятие, связанное с диагнозом СДВГ, частично зависит от низкой самооценки матери.

Медикаментозное лечение может способствовать более приятной семейной жизни, но для детей, поведение которых считается трудным или противодействующим, тип или интенсивность раннего лечения не позволяют предсказать их нормальное функционирование через 6–8 лет. При этом дети с поведенческим и социально-демографическим преимуществом имеют лучший долгосрочный прогноз (Molina et al., 2009). Более низкий социально-экономический статус связан с общим повышенным риском постановки диагноза психического здоровья (Bøe, Øverland, Lundervold, & Hysing, 2012), а корреляция между социально-экономическим статусом и СДВГ, по-видимому, опосредована привязанностью родителей и семьей. конфликт (Bøe, 2013; Russell, Ford, Rosenberg, & Kelly, 2014).

СДВГ и насилие

Казалось бы, другой, но связанный контекст — распространенность насилия в семье и жестокого обращения с детьми. У детей, с которыми жестоко обращались, обычно возникают проблемы с регулированием эмоций, внимания и социальных связей, и СДВГ является частым диагнозом в этой популяции (Ackerman, Newton, McPherson, Jones, & Dykman, 1998; Van der Kolk, 2005). Также существует тесная связь между жестоким обращением в детстве и СДВ или СДВГ у взрослых (Fuller-Thomson, Mehta, & Valeo, 2014). В скандинавских странах не менее 3–9% детского населения подвергаются жестокому физическому насилию и не менее 7–12.5% становятся свидетелями насилия в семье (Kloppen, Mæhle, Kvello, Haugland, & Breivik, 2014). Глобальная распространенность жестокого обращения с детьми оценивается в 12,7% случаев сексуального насилия, 22,6% физического насилия, 36,3% эмоционального насилия, 16,3% физического пренебрежения и 18,4% эмоционального пренебрежения (Stoltenborgh, Bakermans-Kranenburg, Alink, & Van Эйзендорн, 2015). Эти цифры ясно говорят о том, что жестокое обращение с детьми является огромной глобальной проблемой и серьезной угрозой для здоровья и благополучия детей, которые в настоящее время не учитываются в дискуссиях о детском беспокойстве, которые сосредоточены на их поведении.Однако в Норвегии бывший министр по делам детей, равноправия и социальной интеграции недавно написала книгу, в которой утверждает, что насилие в отношении детей лучше всего можно описать как национальное табу, и что диагноз СДВГ играет важную роль в «невидении». наиболее уязвимые дети (Thorkildsen, 2015).

Экологический системный подход к детскому беспокойству

Один из способов понять СДВГ — обобщить его как индивидуальную проблему, которая связана, а также проявляется на биологическом, психологическом и социальном уровне.Исследование, представленное в этом введении, подтверждает, что дети, которым соответствует диагноз СДВГ, испытывают трудности на многих уровнях, включая успеваемость, мотивацию, а также отношения с родителями и сверстниками. Это может указывать на то, что проблемы исходят от самих детей. С другой стороны, СДВГ также может быть связан с неблагоприятным детским опытом, привязанностью к родителям и социально-экономическим статусом. Эти результаты подчеркивают важность контекста, например, семейных или социальных условий для детской привязанности и игры (Navarez, Panksepp, Schore, & Gleason, 2013; Panksepp, 1998).

Развитие детей является функцией экологических систем, частью которых они являются, и является центральной предпосылкой модели экологической системы Бронфенбреннера (1977, 1979). Экологическая среда понимается как совокупность вложенных друг в друга структур. Самый внутренний уровень (микроуровень) — это непосредственная обстановка развивающегося ребенка, как дом или детский сад. На развитие ребенка влияют не только переживания в этих непосредственных условиях, но и отношения между этими условиями (мезоуровень) и события, происходящие в условиях, где ребенок даже не присутствует, например, всеобъемлющие модели идеологии и организации социальных институтов. (макроуровень).Концепции Бронфенбреннера позже были разработаны и переформулированы, например, в психологии сообщества, где Далтон, Элиас и Вандерсман (2007) предложили пересмотр модели с человеком в центре, окруженным экологическими слоями микросистем, организаций, местности и макросистемы.

Для изучения неугомонности не только как функции непосредственных условий жизни детей, но и в связи с всеобъемлющими идеологиями и структурами, мы решили использовать в нашем анализе подход экологических систем.В этой статье мы обращаемся к проблеме: как родители и другие специалисты концептуализируют и понимают детское беспокойство, когда им предлагают подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами?

Метод

Мы пригласили участников присоединиться к совместной исследовательской группе с упором на экологическую и междисциплинарную рефлексию (Alvesson & Sköldberg, 2000; Singh, Filipe, Bard, Bergey, & Baker, 2013). Совместное исследование — это форма исследования в действии, направленная на укрепление экологической достоверности знаний, и при этом исследование можно рассматривать как форму «живого исследования» (Heron & Reason, 2001).Процесс исследования влечет за собой переход от размышления к действию систематическим и все более утонченным образом (Hummelvoll, 2006). Совместная исследовательская группа была частью исследовательского проекта по музыкальной терапии в детском саду. Проект общественной музыкальной терапии осуществлялся параллельно с обсуждениями в группе совместного исследования и завершился выступлением, на которое были приглашены участники группы совместного исследования. Тринадцать пятилетних детей, участвовавших в общественном проекте музыкальной терапии, посещали детский сад, в котором также работала исследовательская группа.Проект музыкальной терапии не будет далее представлен или обсужден в этой статье, так как музыкальная терапия специально не рассматривается в этом исследовании.

Участники и процедура

Участники были официально приглашены через информационный лист под названием Музыкальная терапия в детском саду: другой способ справиться с беспокойством? Исследовательский проект был представлен как приглашение к обсуждению и расширению текущих взглядов и практики, а музыкальная терапия была представлена ​​как альтернативный и ориентированный на ресурсы подход к беспокойству.Мы связались с местными учреждениями, которые занимались оценкой и принятием решений в отношении детского беспокойства, а также с теми, кто хотел участвовать. Из этических и практических соображений детский сад распространял информационный листок среди родителей, а набор родителей осуществлялся через детский сад. В рамках этой процедуры найма первому автору и главному исследователю (Хелле-Валле) было предложено представить проект во время встречи с представителями родителей. Трое отцов, избранных в качестве представителей родителей в детском саду, сразу же заинтересовались проектом и захотели участвовать, не пытаясь привлечь к участию других родителей.Учитывая общее отсутствие отцов в исследованиях СДВГ и большое количество женщин-специалистов в группе, мы были рады включить трех отцов без дополнительных процедур набора.

Совместная следственная группа в итоге состояла из трех мужчин и семи женщин: трех отцов, двух воспитателей и директора детского сада, музыкального терапевта и психолога из педагогико-психологической службы, соц. клинический социальный работник отделения детской и подростковой психиатрии и врач общей практики.Музыкальный терапевт из педагогико-психологической службы из другого района города и исследователь с психологическим образованием вели групповые обсуждения (Helle-Valle).

План групповых собраний

Совместная исследовательская группа собиралась четыре раза с перерывом в несколько недель между каждым собранием, так что первое собрание состоялось в феврале, а четвертое и последнее собрание группы состоялось через 7 месяцев после первого. Дискуссии носили импровизированный характер на тему детской непоседливости, исходя из повестки дня участников, и проходили в форме неформального и предметного обсуждения.Если некоторые участники не принимали участия в обсуждениях, фасилитаторы пытались включить их, связывая обсуждение с их контекстом. Фасилитаторы также поделились своей точкой зрения и своим опытом, поскольку это была совместная дискуссия, а не интервью в фокус-группе. Первая встреча была использована для того, чтобы познакомить участников друг с другом и поделиться информацией о собственном контексте, а также инициировать размышления о детском беспокойстве. Члены группы были заинтересованы в выводах и критических точках зрения, связанных с СДВГ, а фасилитаторы представили те же точки зрения, что и во введении.Вторая встреча состояла из размышлений о действиях взрослых, третья встреча использовалась для просмотра записей проекта музыкальной терапии сообщества и их обсуждения, а четвертая встреча использовалась для продолжения обсуждений двух первых встреч, а также для проведения времени. оценивая исследовательский процесс. Все групповые встречи проводились в детском саду и длились 2 часа, за исключением четвертой встречи, которая была продлена на 1 час.

Этические соображения

Получено этическое одобрение регионального комитета по медицинской этике и этике исследований в области здравоохранения (протокол: 2013/1281/REK vest).Процедуры информированного согласия основывались на письменных информационных листах, подписанных всеми участниками, и устной информации в детский сад, педагогико-психологическую службу и службу защиты детей. В устном соглашении на первом собрании группы подчеркивалась важность того, чтобы в группе не обсуждались отдельные дети, и что участники должны опираться на свой собственный опыт или анонимные примеры при обсуждении детей и беспокойства.

Нам удалось завербовать трех отцов в группу совместного расследования, но все профессиональные участники были женщинами.Несмотря на глубокие изменения, связанные с гендерным равенством и занятостью в скандинавских обществах за последние 50 лет, женщин по-прежнему больше, чем мужчин, работающих с детьми. В нашей совместной исследовательской группе тремя представителями родителей были мужчины, и это дало нам интересную отправную точку для дискуссий, поскольку голоса отцов, как правило, недостаточно представлены в исследованиях СДВГ. Во время обсуждений в группе совместных исследований отцы, как правило, задавали больше вопросов, а профессиональные участники, как правило, давали ответы.При этом отцы были очень вовлечены в процесс, выразили обеспокоенность тем, что СДВГ стал столь влиятельной точкой зрения, и хотели узнать больше о силах, стоящих за этим развитием. Один из отцов по неизвестным авторам статьи причинам присутствовал только на первом собрании. Мы не знаем, почему это произошло, и причины могут быть практическими или личными, не связанными с обсуждаемой темой. Однако это также можно понять в свете исследования Сингха (2004) и Олсволда (2012) о СДВГ как о проекте матери, где отсутствие отца можно интерпретировать как избегающее выражение несогласия.

Критические и рефлексивные исследования необходимы для побуждения и информирования о критических размышлениях в повседневной практике. Однако критические исследования по вопросам патологии и власти в отношении детей, скорее всего, коснутся деликатных вопросов. Мы сделали все возможное, чтобы способствовать совместной исследовательской группе информативным и действительно совместным образом, проводить анализ с мыслью о группе и при ее прямом сотрудничестве, а также представлять и обсуждать результаты рефлексивным способом, не ставя под угрозу целостность. участников или описанных ими детей.

Сбор данных

Все групповые встречи записывались на аудио, расшифровывались дословно и анонимно. При использовании выдержек из транскрипций были предприняты меры по удалению всей информации, которая могла бы прямо или косвенно идентифицировать реальных людей, детей или места.

Анализ

При анализе данных мы использовали два взаимодополняющих и взаимосвязанных подхода: тематический анализ и рефлексивный подход. Тематический анализ расшифрованного текста был проведен первым автором поэтапно (Binder, Holgersen, & Moltu, 2012; Braun & Clarke, 2012), который более подробно описан ниже.До, во время и после тематического анализа как авторы, так и члены совместной исследовательской группы были вовлечены в аналитический процесс, который можно охарактеризовать как исследовательский и рефлексивный (Alvesson & Sköldberg, 2000; Binder et al., 2012). В рамках этого междисциплинарного и открытого рефлексивного подхода мы проанализировали данные, исходя из того, что детское развитие является экологически обусловленным явлением (Бронфенбреннер, 1979).

Таким образом, наш аналитический процесс проходил в несколько этапов: (1) первый автор, который также вел групповые обсуждения, отмечал свои размышления после каждого группового обсуждения и обсуждал их со своим соведущим и соавторами этой статьи. .Это создало возможности для рефлексивного диалога о процессах в совместной исследовательской группе, а также помогло информировать исследователей, которые не участвовали в групповых дискуссиях. (2) После каждой встречи первый автор и фасилитатор составляли резюме групповых обсуждений и отправляли их по электронной почте участникам совместной исследовательской группы. Это было сделано для того, чтобы помочь участникам вспомнить, что мы обсуждали, или проинформировать тех, кто пропустил встречу, поддержать распространение информации участниками в соответствующих областях практики, укрепить идентичность группы и косвенно напомнить участникам о нашей готовности внести свой вклад и комментарии между встречами.(3) После последней встречи совместной исследовательской группы первый автор проанализировал расшифрованные аудиозаписи на предмет тем, которые были сочтены относящимися к вопросу исследования. Это были вопросы о том, как понять детское беспокойство, как справляться с беспокойством на практике, вопросы власти, связанные со структурой и ответственностью, размышления об улучшении практики и статус-кво в отношении профилактики, укрепления здоровья, сотрудничества и ресурсов. Оригинальный расшифрованный материал насчитывал около 90 000 слов.Для целей этой статьи авторы решили сосредоточиться на 90 167 пониманиях участников 90 168 детского беспокойства. (4) Темы и коды, относящиеся к всеобъемлющей категории Понимание беспокойства , были повторно проанализированы с точки зрения экологических систем. Экологические уровни обсуждались и корректировались в связи с темами и кодами, и в итоге мы получили три уровня, немного отличающихся от микро-, мезо-, экзо- и макроуровней, описанных Бронфенбреннером (1979).Наши уровни более точно соответствуют уровню Dalton et al. (2007), описанные выше. Первый экологический уровень анализа мы определили как индивидуального ребенка, второй — как диаду, группу или семью, а третий — как сообщество. Обсуждения часто включали несколько экологических уровней, поэтому мы решили расположить результаты в соответствии с акцентом. (5) Первый вариант статьи разослан всем соавторам и членам совместной исследовательской группы для замечаний. (6) Первый автор дополнил статью этими комментариями.

Обсуждение

Таким образом, как родители и другие специалисты осмысляют и понимают беспокойство детей, когда им предлагают подумать о диагнозе СДВГ и за его пределами? Наши результаты показывают, что детское беспокойство может быть концептуализировано как многослойный экологический феномен, который простирается от детских проблем и ресурсов до беспокойства как феномена отношений, до ресурсов и структур в местном сообществе, а также до всеобъемлющих взглядов на то, как может быть детское беспокойство. понимается в связи с личностью и контекстом.Участники размышляли о том, что детям нужно быть увиденными и услышанными не только как о важном, но и как о вызове в отношениях и культуре. «Достаточно ли мы хорошо понимаем ребенка?» оказался центральным вопросом во время дискуссий и указывает на прагматический аспект понимания и на возможность того, что СДВГ может быть недостаточно хорошим пониманием в этом отношении.

Основываясь на наших результатах, мы утверждаем, что повышенная рефлексивность может способствовать повышению достоверности исследований и повседневного понимания детского беспокойства.Кроме того, процесс этого совместного расследования побудил участников задуматься о солидарности и устойчивости существующей практики. Сами участники не использовали эти термины, но беспокоились об уходе от ответственности, которому, по-видимому, способствовал СДВГ; сосредоточение внимания на проблемном поведении может помешать взрослым увидеть свой собственный вклад, основные проблемы и контекстуальные факторы. При интерпретации материала мы решили использовать слово солидарность , чтобы подчеркнуть это.Солидарность — одна из центральных ценностей, лежащих в основе Всеобщей декларации прав человека, но, как поясняет Stjernø (2004), солидарность — многогранное понятие. Солидарность может включать в себя попытки реализации общих интересов, а также попытки создания лучшего мира. Во время обсуждений присутствовали оба аспекта, и участники подчеркнули озабоченность по поводу того, что в данном контексте нужно быть ответственными людьми. Во время обсуждений участники часто указывали на ответственность взрослых, что снова заставляло группу размышлять о беспокойстве как о совместно созданной и общей проблеме.Судя по размышлениям в группе, кажется, что устойчивость взглядов и практики зависит от таких усилий солидарности. Основываясь на наших выводах, мы также приводим доводы в пользу необходимости объединения исследований СДВГ с исследованиями жестокого обращения с детьми и указываем на возможную напряженность между СДВГ и точкой зрения ребенка и собственными взглядами детей.

Достоверность, солидарность и устойчивость

Как текущее исследование СДВГ, так и наши результаты показывают, что взрослые воспринимают беспокойное поведение детей как проблематичное и что беспокойство можно понимать как «нарушение функции» в повседневной жизни.У участников совместной исследовательской группы было много описаний «проблемного ребенка», но они также чувствовали необходимость смотреть дальше поведенческих проблем отдельного ребенка и признавать ресурсы и контекстуальные факторы. Наши результаты показывают, что когда взрослые, вовлеченные в повседневную жизнь детей, размышляют о СДВГ, они ставят под сомнение биомедицинские объяснения и указывают на риски преувеличенного внимания к индивидуальной патологии. Участники скорее понимали беспокойство как ситуативное и контекстуальное явление, к которому нужно подходить с разных точек зрения, в том числе с точки зрения самих детей.Это означало предоставление детям возможности выражать свои потребности и точки зрения и одновременно напоминать родителям об их ответственности «сохранять свое место за рулем», как выразился один из участников.

Важность уравновешивания детской свободы самовыражения со взрослой точкой зрения на ответственность и сообщество может быть связана с этическими взглядами на сообщество и экологическую устойчивость, которые указывают на необходимость повышения чувства твердости в воспитании детей и в обществе в целом ( Форос, Ветлесен, 2012).Эта потребность в твердости обсуждалась косвенно, когда участники задавались вопросом, может ли наблюдение и слушание детей в такой степени, как это принято сегодня в Норвегии, сделать их эгоцентричными, а также трудными для общения в группах, поскольку дети могут не осознавать других и сообщество как в индивидуальном и общественном уровне. Противоречие между тем, чтобы быть увиденным и услышанным, и тем, чтобы знать о других и о сообществе, можно понять в свете противоречия между Конвенцией о правах ребенка (Организация Объединенных Наций, 1989 г.), в которой описываются права детей быть увиденными и услышанными. , и описания того, как не должны себя вести дети (например,г., диагноз СДВГ). Эта напряженность на макроуровне может способствовать как национальным, так и международным дискуссиям о рамках, в которых воспитываются и понимаются дети. Прослеживание напряженности между индивидуумом и группой от макро до микро может способствовать лучшему пониманию и контекстуализации детского беспокойства.

Наши результаты показывают, что беспокойство можно понимать в связи с отдельными детскими проблемами или творческими способностями, а также как контексты, которые нарушают функцию детей и вызывают симптомы беспокойства.Интересно, что участники этой совместной исследовательской группы сопротивлялись биомедицинской точке зрения на СДВГ и медикализации беспокойства, несмотря на его огромное влияние. Вместо этого родители, учителя, терапевты, а также врач общей практики постоянно возвращались к процессам взаимоотношений, сотрудничеству и потребности в более глубоком и контекстуальном понимании. Вместо того, чтобы подчеркивать потребность в эффективности и надежности, двух центральных сильных сторонах подхода к СДВГ, наши результаты указывают на необходимость большей достоверности, солидарности с проблемами детей по мере того, как они их испытывают, и сосредоточения внимания на устойчивости изменений, выходя за пределы воспринимаемого. беспокойства, выявляют потребность в ресурсах, а также способствуют сотрудничеству между системами, в которых они живут.

Интеграция точек зрения

Размышление о беспокойном ребенке как о возможной жертве жестокого обращения создало интересную динамику в группе: после отчетливого молчания последовали размышления о том, действительно ли мы понимаем . Интересно, что освобождение от сложности, путаницы, вины и ответственности считается важной функцией диагностики СДВГ (Neufeld & Foy, 2006). Если СДВГ выполняет эту функцию, т. е. взрослые получают преимущество, избегая детской, а также своей собственной боли и замешательства, следует ли по-прежнему считать это полезной концепцией для практики и исследований? Как можно изменить или избежать этого потенциально разрушительного аспекта диагностической практики?

Одной из возможных стратегий может быть систематическая интеграция точки зрения ребенка как в практику, так и в исследования (Sherr, Skar, Clucas, Von Tezchner, & Hundeide, 2013; Sommer et al., 2010). Перспективы ребенка направляют внимание взрослых на понимание детского восприятия, опыта и действий в мире и могут предотвратить изгнание «трудных» детей из зоны близости, где имеет место эмпатическая забота (Sommer et al., 2010). В своем исследовании Олсволд (2012) показывает, как динамика отношений и направленность на общение могут измениться по мере того, как «входит» диагноз СДВГ, и что это изменение подрывает точку зрения ребенка и затемняет собственную точку зрения ребенка.

Вторая стратегия может состоять в том, чтобы включить проблему жестокого обращения с детьми как в исследования, так и в практику. Взгляд на комплексную травматизацию с точки зрения развития (Braarud & Nordanger, 2011) является одним из примеров такой интеграции и может помочь как исследователям, практикам, так и родителям понять беспокойство с точки зрения регуляции. Грубо говоря, точка зрения регулирования может указывать на то, что беспокойному ребенку скучно и он выражает потребность в стимуляции, или что ребенок чрезмерно возбужден, напуган или чувствует угрозу и нуждается в помощи, чтобы успокоиться и/или почувствовать себя в безопасности.Неудовлетворенная со временем потребность в регулировании, например пренебрежение или жестокое обращение, может нарушить развитие ребенка и вызвать как внутреннее, так и внешнее беспокойство.

Сама популярность диагноза СДВГ объясняется его способностью освобождать взрослых от ответственности, замешательства и стыда (Neufeld & Foy, 2006). Это может объяснить вывод о том, что родителям и специалистам необходимо напоминать об ответственности в отношениях и экологической сложности. Это также может объяснить, почему исследования СДВГ и жестокого обращения с детьми плохо интегрированы, несмотря на данные, свидетельствующие о сильной связи между ними (Fuller-Thomson et al., 2014). В настоящее время травма и СДВГ рассматриваются как вопрос дифференциальной диагностики, и некоторым детям дают и то, и другое. Однако на практике СДВГ является наиболее широко используемым диагнозом, хотя жестокое обращение с детьми считается более серьезной проблемой общественного здравоохранения как во всем мире (Stoltenborgh et al., 2015), так и в странах Северной Европы (Kloppen et al., 2014).

Жестокое обращение с детьми является важным и плохо интегрированным аспектом. Однако не всякое беспокойство связано с опытом сложной травматизации.Как отметили участники, многим родителям нужно меньше использовать критические и негативные стратегии в общении со своими детьми. Многие дети также слышат споры родителей или чувствуют напряженность в отношениях, не имея возможности понять или справиться с этим. Комментарий одного участника о совместной ответственности за напоминание родителям об их положении и ответственности может указывать на то, что среди взрослого населения существует культура избегания, и что СДВГ способствует этому.

Резюме и заключение

Наши результаты показывают, что взрослые из одного местного сообщества в западной Норвегии, вовлеченные в повседневную жизнь детей, описывают беспокойное поведение детей как повседневную проблему, но, кажется, сопротивляются объяснениям, ориентированным на личность и патологию, которые дает биомедицинская точка зрения. Участники сопротивлялись медикализации детского беспокойства, делясь повседневными размышлениями, которые подчеркивали необходимость более экологически обоснованного понимания, нового чувства солидарности перед лицом детских проблем и повышения устойчивости практики.Дискуссии о жестоком обращении с детьми приводят к глубокому и искреннему желанию лучше понять детей. Результаты нашего исследования соответствуют результатам критического исследования СДВГ, в котором активно обсуждаются основные вопросы о достоверности диагноза СДВГ и устойчивости медикаментозного лечения симптомов.

Наши результаты указывают на возможные последствия на нескольких экологических уровнях. На микроуровне наши результаты указывают на необходимость большего понимания относительной природы беспокойства, что, в свою очередь, может указывать на потребность в ресурсах, чтобы лучше справляться с детской неугомонностью и творчеством в повседневных условиях.На мезоуровне наши результаты указывают на необходимость расширения и улучшения сотрудничества между учреждениями в местном сообществе. На макроуровне наши результаты указывают на необходимость более рефлексивного подхода к детскому беспокойству, что опять-таки могло бы повысить достоверность нашего понимания и способствовать солидарности и устойчивости в действиях, которые мы предпринимаем, когда сталкиваемся с детской неугомонностью. Вместо того, чтобы быть нейтральными наблюдателями или помощниками, взрослые совместно создают проблемы детей, взаимодействуя с детьми и интерпретируя детей.Как соавторы, взрослые разделяют ответственность за решение проблем детей. Осознавая свою роль и ответственность как сотворцов, мы можем способствовать интерпретации беспокойства детей, которая лучше соответствует их собственным взглядам и способствует устойчивым решениям в их жизненных мирах.

Синдром беспокойных ног (СБН) у детей и подростков

Обзор

Что такое синдром беспокойных ног (СБН)?

Синдром беспокойных ног (СБН), также называемый болезнью Уиллиса-Экбома, представляет собой расстройство сна, при котором ребенок или подросток сообщает о неприятном и непреодолимом желании двигать ногами.Эти позывы обычно возникают перед сном, но могут возникать и в другое время, когда ноги бездействуют, например, когда вы сидите неподвижно в течение длительного периода времени (например, во время длительных поездок на автомобиле или во время просмотра фильма).

Чтобы уменьшить дискомфорт, ребенок или подросток двигает ногами, вытягивает ноги, ворочается или встает и ходит или бегает. Испытываемое облегчение обычно наступает немедленно.

Сколько детей страдают синдромом беспокойных ног (СБН)?

В США примерно 1.По оценкам, 5 миллионов детей и подростков страдают синдромом беспокойных ног (СБН). Около 35% пациентов, сообщающих о СБН, говорят, что он начался в возрасте до 20 лет.

Симптомы и причины

Что вызывает синдром беспокойных ног (СБН)?

Точная причина синдрома беспокойных ног варьируется от ребенка к ребенку. В некоторых случаях причина неизвестна. У других детей СБН может быть связан с низким уровнем железа или иногда связан с диабетом, заболеваниями почек или некоторыми неврологическими заболеваниями.СБН иногда передается по наследству, и считается, что в этих случаях существует генетическая связь. Многие различные типы лекарств, включая те, которые используются для лечения депрессии, аллергии и психических расстройств, могут вызывать СБН в качестве побочного эффекта.

Каковы симптомы синдрома беспокойных ног (СБН)?

Симптомы синдрома беспокойных ног включают:

  • Дискомфорт в ногах или «хиби-джиби»: Неудобные ощущения в ногах, которые взрослые часто описывают как ползание мурашек, зуд, тянущую боль, ползание мурашек, дергание, пульсацию, жжение или грызущую боль.Описано ощущение «колы, бегущей по венам». Дети могут описывать эти ощущения как «нужно двигаться, шевелиться или пинаться». Эти ощущения обычно возникают перед сном, но могут возникать и в другое время бездействия ног.
  • Желание пошевелить ногами: Для облегчения дискомфорта в ногах у детей и подростков возникает неконтролируемое желание пошевелить ногами, особенно в состоянии покоя, например, когда они сидят или лежат.
  • Нарушение сна: Часто требуется дополнительное время, чтобы заснуть из-за желания пошевелить ногами, чтобы уменьшить дискомфорт.Иногда также может быть трудно спать.
  • Проблемы с поведением перед сном: Поскольку детям трудно заснуть, они не всегда остаются в постели, и иногда им приходится вставать с кровати, чтобы размять ноги, чтобы облегчить дискомфорт.
  • Дневная сонливость: Проблемы с засыпанием и продолжительностью сна могут привести к дневной сонливости.
  • Проблемы с поведением и успеваемостью в школе: Опять же, из-за нарушения сна могут возникнуть проблемы с успеваемостью ребенка или поведением в дневное время (раздражительность, капризность, трудности с концентрацией внимания, гиперактивность и т. д.).

Диагностика и тесты

Как диагностируется синдром беспокойных ног (СБН)?

Молодые люди, страдающие СБН или у которых проявляются симптомы СБН, обычно не воспринимаются как имеющие «боли роста» или считают, что они перенапрягаются во время физической активности. Однако СБН — это реальное состояние, которое требует соответствующей оценки, диагностики и лечения.

К сожалению, специального теста на синдром беспокойных ног не существует. Диагноз ставится на основании симптомов.Медицинский анамнез и полный медицинский осмотр проводятся, чтобы исключить любые другие возможные проблемы со здоровьем. Анализ крови может быть заказан для проверки уровня железа. Исследование ночного сна может быть рекомендовано для оценки других нарушений сна, особенно расстройства периодического движения конечностей (двигательное расстройство, при котором ноги дергаются или подергиваются во время сна, но ребенок обычно не осознает симптомов).

По данным Фонда синдрома беспокойных ног, для официального диагноза синдрома беспокойных ног ребенок старше 12 лет должен соответствовать следующим критериям:

  • У человека должно быть почти непреодолимое желание двигать ногами. Позыв часто сопровождается неприятными ощущениями, описанными выше.
  • Симптомы начинаются или усиливаются в состоянии покоя или бездействия, например, в положении сидя или лежа . Чем дольше период покоя, тем выше вероятность появления симптомов и тем серьезнее они могут быть.
  • Симптомы временно уменьшаются при движении ног. Облегчение может быть полным или частичным, но сохраняется только до тех пор, пока ноги продолжают двигаться.
  • Симптомы беспокойных ног усиливаются вечером или ночью, чем днем, или проявляются только вечером или ночью.
  • Симптомы не связаны с другим заболеванием или поведенческим заболеванием.

Модифицированные критерии применяются для детей младше 12 лет, когда диагноз может быть более неопределенным. Ваш лечащий врач сможет обсудить это с вами и может даже предложить исследование сна, чтобы помочь в постановке диагноза.

Управление и лечение

Как лечится синдром беспокойных ног (СБН)?

Варианты лечения СБН могут включать любое из следующего:

  • Регулярные физические упражнения: Можно попробовать легкие упражнения, такие как ходьба или езда на велосипеде.Избегайте тяжелых/интенсивных упражнений в течение нескольких часов перед сном.
  • Выработайте соответствующие привычки перед сном: Ребенок или подросток должен ложиться в постель и лежать в постели только тогда, когда пора ложиться спать. Не ложитесь в постель и не проводите время за чтением, просмотром телевизора или играми в какие-либо игры.
  • Скажите «нет» кофеину: Кофеин может усугубить СБН, поэтому избегайте продуктов с кофеином (кофе, чаи, кола, шоколад и некоторые лекарства).
  • Используйте местные средства комфорта для ног: Приложите грелку, холодный компресс или растирайте ноги, чтобы временно облегчить дискомфорт в ногах.Также подумайте о массаже, акупрессуре, ходьбе, легкой растяжке или других методах релаксации.
  • Проверка уровня железа: Попросите вашего врача проверить уровень железа у вашего ребенка и, при необходимости, уровень фолиевой кислоты. Низкий уровень этих веществ может способствовать возникновению симптомов синдрома беспокойных ног. Ваш врач может порекомендовать добавки железа или фолиевой кислоты.
  • Рассмотрите варианты лекарств: Врач вашего ребенка может обсудить несколько различных типов лекарств в качестве вариантов. Большинство лекарств, используемых для лечения СБН у взрослых, не были одобрены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов для лечения СБН у детей, поскольку они не были широко изучены у детей.
  • Отказ от ненужных лекарств: Поговорите со своим врачом о других лекарствах (как рецептурных, так и безрецептурных) и растительных продуктах, которые может принимать ваш ребенок. Они могут усугубить СБН. Некоторые из типов продуктов, которые следует обсудить с врачом, включают препараты для лечения тошноты, простуды, аллергии и депрессии.
  • Проведите обзор рациона: Убедитесь, что ваш ребенок питается здоровой и хорошо сбалансированной пищей. Вы можете обсудить это с врачом.

Перечисленные выше немедикаментозные методы лечения обычно применяются в первую очередь.

7 простых способов успокоить беспокойных детей

Пора спать, а детишки бегают, как стая диких обезьян. Звучит знакомо? Что делать уставшей маме? Это для всех родителей: 7 простых способов успокоить беспокойных детей.

Я люблю своих детей. Я делаю. Они прекрасны и удивительны. И они мои самые большие учителя. Моя первая дочь была тихой и мягкой.В первые годы она сделала меня мамой очень легкой. Только в подростковом возрасте она заставила меня бежать за моими деньгами.

Потом появился мой второй. Сладкая маленькая жемчужина. Самое любящее и радостное существо, которое вы когда-либо встречали. Полный сострадания и сочувствия. Умен как кнут и любопытнее обезьяны. И самый энергичный малыш. Я понятия не имел, сколько энергии может быть у маленького ребенка. Будучи секундантом, я думал, что у меня все под контролем. Это должно было быть пустяком.Я и не подозревал, что это маленькое ангельское создание будет так полно жизни и так безостановочно.

Быть родителем — одна из самых приятных вещей в моей жизни.   Но это также и одна из самых сложных вещей, которые я когда-либо делал. Когда Маленькая Жемчужина появилась в нашем доме, нам пришлось придумывать, как сохранить семейный баланс, когда вокруг бегает такой активный маленький человечек. Я склонен терять заземление и выходить из себя, когда энергия вокруг меня хаотична, поэтому важно найти способы поддерживать мир и спокойствие в нашем доме.

Теперь я знаю, что дети остаются детьми. Они полны энергии и любят веселиться. Я полностью верю в то, что позволю им делать свое дело. Но когда приходит время спать, пора успокаиваться и ложиться спать. Сегодня я поделюсь с вами 7 найденными мною простыми способами успокоить непоседливых малышей. Это все здравый смысл. Но иногда приятно собрать все вместе.

И все вы, родители энергичных маленьких человечков, знайте, что вы не одиноки.Эти живые малыши приходят со множеством прекрасных подарков. Наша работа состоит в том, чтобы помочь им использовать эти дары и помочь им ходить по миру таким образом, который лучше всего служит им и всем остальным вокруг них.

Надеюсь, некоторые из этих советов будут вам полезны!

1. Примите диету из настоящих продуктов:

Кормление ваших детей здоровой пищей, богатой питательными веществами, гарантирует, что их растущие маленькие тела получат все, что им нужно для роста и развития. То, чем мы кормим наших детей, влияет на каждую часть их опыта.Есть исследования, которые показывают, что дефицит минералов может привести к поведенческим проблемам, таким как гиперактивность и СДВГ.

Кормление их большим количеством полезных жиров, белков хорошего качества и питательных углеводов будет поддерживать стабильный уровень сахара в крови и уровень энергии. Не поддавайтесь культуре закусок из рафинированных углеводов, в которой мы живем. Детям нужна НАСТОЯЩАЯ еда, чтобы чувствовать себя сытыми и заземленными. Сколько из вас были свидетелями того, как маленький ребенок таял от голода или падал от сахара? Отказ от рафинированного сахара также поможет избежать этих кризисов.

Переход на органические продукты полезен не только для планеты, но и для детей. Исследование, опубликованное в журнале Pediatrics, пришло к выводу, что у детей, подвергшихся воздействию фосфорорганических пестицидов в количествах, обычно встречающихся в обычных продуктах, с большей вероятностью разовьется синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).

Отказ от обработанных пищевых продуктов и любых пищевых добавок — еще один способ сохранить мир и спокойствие в доме. Пищевые добавки связывают с гиперактивностью и беспокойством у маленьких детей.

И я настоятельно рекомендую избегать ВСЕГО кофеина, когда речь идет о самых маленьких. Им это не нужно. Это нехорошо для них. И мешает спать. Зачем приучать свои тела к чему-то, от чего изо всех сил пытаются отказаться бесчисленные взрослые. До сих пор я никогда не давала своему малышу шоколад. На это будет время позже.

2. Создать ритм:

Одна из самых важных вещей, которые я усвоил для поддержания мирной обстановки в своем доме, — это создание ритма.Маленькие дети процветают, когда они знают, что происходит, и когда их поддерживают заботливым образом. Я говорю слово «держится», потому что маленьким детям нужны границы, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Они знают, чего ожидать и чего ожидать.

Ежедневный ритм полезен для всей семьи. Просто дела идут более гладко. Прием пищи в определенное время, регулярное время для тишины в течение дня, регулярное время для сна, регулярное время для рассказов и регулярное время для сна — все это создает структуру, которой должна следовать семья, чтобы все знали, чего ожидать и что будет происходить.

Теперь я знаю, что это не всегда реально, и попытка придерживаться строгого графика иногда может вызвать больше стресса, чем необходимо. Но полезно взглянуть на свой семейный ритм и посмотреть, есть ли способ облегчить жизнь.

3. Высыпайтесь:

У многих детей усталость усугубляет беспокойство и раздражительность. Если ваши дети чем-то похожи на мою Маленькую Жемчужину, они, вероятно, теряют заземление, когда устают. Создание здорового режима сна и обеспечение того, чтобы ваши дети ложились спать рано, будут иметь большое значение для успокоения беспокойных энергий.

Рекомендации по сну:

  • 1-3 года: 12-14 часов в день
  • 3-6 лет: 12 часов в день
  • 7-12 лет: 10-12 часов в день

Подумайте, во сколько ваши дети встают каждое утро. В какое время они должны ложиться спать, чтобы выспаться? Моя 3-летняя дочь ложится спать в 18:30 каждый вечер и просыпается в 7 утра каждый день. Это только средние рекомендации. Будут некоторые дети, которым нужно больше, и некоторые, которые могут справиться с меньшими затратами.Мы, родители, должны выяснить, что лучше всего подходит для наших детей.

4. Уменьшить стимуляцию:

Помните, что телевизор, видеоигры и компьютеры чрезвычайно стимулируют детей и могут затруднить отход ко сну. Исследования показали, что свет от экрана телевизора (или монитора компьютера) может мешать выработке гормона мелатонина. Когда уровень мелатонина находится на самом высоком уровне, большинство людей хотят спать и готовы ко сну. Всего полчаса просмотра телевизора перед сном могут испортить ситуацию, чтобы ваш ребенок не спал еще два часа!

В нашей семье мы еще не знакомили нашего трехлетнего ребенка с цифровыми медиа.Я знаю, что в некоторых семьях это нереально, но я настоятельно рекомендую поэкспериментировать с ограничением любых видов медиа позже в течение дня, чтобы проверить, подходит ли время сна и качество сна.

5. Держите их активными:

Лучший способ утомить детей вечером – это поддерживать их активность в течение дня. Дайте им выплеснуть свою энергию, чтобы они могли отдохнуть. Я не говорю о чрезмерном планировании каждого момента их бодрствования. Этот вид деятельности может привести к большему беспокойству.

Я говорю об активных играх на свежем воздухе и солнечном свете.Пусть шевелятся телами. Кататься на велосипеде. Попрыгать на батуте. Совершите приятную прогулку в лесу. Пойти поплавать. Играйте в игры. Сиди в грязи.

Слишком много времени, проведенное в помещении перед телевизором или экраном компьютера, позже приведет к более беспокойному поведению. Это чрезмерно стимулирует ум, недостаточно стимулируя тело.

6. Эфирные масла:

Эфирные масла были таким благословением для меня и моего собственного качества сна. Мне трудно спать, когда в моей жизни слишком много всего происходит.Я решила примерить их на своего малыша, чтобы создать спокойную и мирную атмосферу.

Я использую Ветивер для общего заземления и поддержки ее нервной системы в течение дня. Я рассеиваю его в течение одного часа послеобеденного покоя. Разбавляю и втираю ей в ступни. Я использую Лаванду таким же образом.

Joy — любимое эфирное масло Перл для распыления. Это то, о чем она просит чаще всего. Радость имеет прекрасный цветочный запах, который делает нас всех счастливыми.Я рассеиваю его, когда чувствую себя подавленным шумом и хаосом. Я также втираю Stress Away в этот момент.

Римская ромашка может успокоить те эмоциональные всплески, которые иногда случаются у малышей. Это также может способствовать хорошему ночному сну. Нанесите 1 каплю на подушку перед сном. Вы также можете добавить каплю или 2 в теплую ванну. Обычно я сначала капаю масло на английскую соль, чтобы помочь маслам рассеяться.

Peace and Calming — прекрасное эфирное масло для заселения диких обезьян.Способствует расслаблению и эмоциональному благополучию. Он используется многими, чтобы способствовать спокойному сну и успокоить тревожные чувства. Я распыляю его перед сном, а также наношу на ноги Маленькой Жемчужине.

7. Дайте Магний:

Магний — это простой способ успокоить беспокойных детей. Это минерал, который связан с расслаблением и улучшением качества сна. Магний помогает успокоить нервы и расслабить мышцы. Я обнаружил, что добавление 1/2 стакана английской соли в ночную ванну моего малыша — это простой способ использовать магний для хорошего сна.Я позволил ей впитаться в нее не менее 20 минут, чтобы ее тело впитало минералы. Я также часто добавляю две капли успокаивающих эфирных масел.

Еще один способ обеспечить ваших малышей магнием – ЭТА добавка с магнием. Мы используем его иногда для лучшего сна. Я даю своему малышу 1/8 чайной ложки в небольшом количестве теплой воды. Я буду делать это пару раз в день, если у нас будет беспокойная неделя. Имейте в виду, что магний может вызвать жидкий стул и спазмы, если у вас его слишком много. Всегда начинайте с малого и работайте оттуда.Запоры также могут вызывать у малышей чувство беспокойства, поэтому добавление небольшого количества магния может быть полезным, если это проблема для вашего ребенка.

Нажмите ЗДЕСЬ, чтобы закрепить ЭТО!

Есть ли у вас любимые приемы, чтобы умилостивить непоседливых детей? Я хотел бы услышать об этом!

фото предоставлено: Depositphotos @ monkeybusiness и @ SIphotography

Как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках.

Нарушение беспокойного сна у детей

9-летняя Эмили Кейвенесс всегда очень активно спала.Когда ее недостаток спокойного сна начал мешать ее социальной и школьной жизни, ее родители обратились за помощью к специалистам по сомнологии в Детской больнице Сиэтла, где они впервые узнали о нарушениях беспокойного сна у детей.

Международная группа экспертов по сну добавляет в поле зрения родителей и педиатров новое расстройство сна у детей, которое они называют расстройством беспокойного сна, или РСД.

Под руководством детского специалиста по сну из Сиэтла, доктора Лурдес ДельРоссо, группа делится своим консенсусом по медицинскому определению RSD в новой статье, опубликованной в Sleep Medicine .Известно, что у детей в возрасте от 6 до 18 лет РСД может привести к нарушению внимания, проблемам с настроением и поведением, а также к другим проблемам дома и в школе из-за плохого качества сна.

«В течение многих лет те из нас, кто занимается медициной сна, распознавали характер сна, который влиял на поведение ребенка, но не соответствовал критериям других известных нарушений сна или состояний, связанных с беспокойным сном, таких как обструктивное апноэ или синдром беспокойных ног». — сказал ДельРоссо. «Эта работа обеспечивает консенсус в отношении определения и диагностических критериев ОСБ, предлагая новый инструмент, который поможет большему количеству детей, страдающих от беспокойного сна.

Когда сон неспокойный

Семья Кавенесс.

Мелисса Кавенесс из Элленсбурга, штат Вашингтон, обратилась за помощью к специалисту по сну, когда младшая из трех ее дочерей, Эмили, пошла в школу и не могла сосредоточиться. Она была капризной и нетерпеливой со своими друзьями. Ее родители заметили мешки под глазами дочери и почувствовали, что это может быть связано с ее сном.

— С самого начала казалось, что Эмили очень активна во сне, — сказал Кейвенесс.«В течение ночи она каталась, брыкалась и двигала руками и головой. Она несколько раз чуть не упала с кровати. Мы пробовали все, чтобы помочь ей — лаванду и ромашку, мелатонин, строгий график сна и так далее — но ничего не помогало».

Упомянув об этом их педиатру во время визита Эмили к здоровому ребенку, она направила их в детскую клинику медицины сна в Сиэтле. Именно там семья впервые встретилась с ДельРоссо, чтобы ознакомиться с результатами исследования сна Эмили.ДельРоссо рассказала им о своих текущих исследованиях в области ОСБ. Основываясь на результатах исследования сна, ДельРоссо решил, что Эмили соответствует развивающимся критериям для RSD, и она спросила, будет ли семья заинтересована в участии в ее исследовании.

«Я надеялся помочь Эмили обеспечить хорошее качество жизни, потому что она только начинает», — сказал Кейвенесс об их решении включить Эмили в исследование. «Я хочу, чтобы у нее были друзья и чтобы она могла учиться в школе. Все, что мы можем сделать, чтобы помочь ей чувствовать себя хорошо, важно.

Определение расстройства беспокойного сна у детей (RSD)

Сиэтл Детский специалист по сну, доктор Лурдес ДельРоссо, возглавила международную группу экспертов по сну, чтобы определить расстройство беспокойного сна, или РСД, как новое состояние сна у детей.

ДельРоссо говорит, что опыт Caveness не уникален. В своем продолжающемся исследовании по описанию ОСБ и определению вариантов лечения ДельРоссо обнаружила, что около 7% детей, обращающихся в ее клинику, имеют расстройство беспокойного сна.

«Бороться во сне, спать как вертолет или биться в постели — вот некоторые слова, которые я слышала от родителей, чтобы описать сон своего ребенка», — сказала она. «Первый шаг к решению проблемы этого расстройства у детей — признать, что это не спокойный сон».

DelRosso и комитет рассмотрели всю доступную литературу, чтобы установить восемь согласованных критериев диагностики ОСБ. К ним относятся основные движения тела во время сна, симптомы, которые сохраняются в течение трех месяцев, и, как следствие, дневные нарушения.

Чтобы диагностировать РСД, необходимо направление на исследование сна, поэтому ДельРоссо надеется, что публикация повысит осведомленность о расстройстве среди поставщиков первичной медико-санитарной помощи и педиатров.

«Если родители или опекуны считают, что у их ребенка может быть нарушение сна, они должны сначала поговорить со своим врачом», — сказала она. «Они могут оценить проблему, исключить другие причины плохого сна и определить, необходимо ли исследование сна».

Добавки железа при беспокойном сне

После того, как родители Эмили получили железосодержащие добавки для лечения РСД, они быстро увидели резкое изменение состояния своей дочери.«Это было невероятно», — сказала ее мама. «Она стала лучше спать. Она была не такой капризной. Утром ее не было в изножье кровати, когда мы приходили ее будить».

Хорошей новостью является то, что при выявлении РСД обычно легко устраняется с помощью добавок железа.

«Существует множество доказательств, указывающих на связь между двигательными расстройствами и дефицитом железа в головном мозге», — сказал ДельРоссо. «У детей с РСД мы рекомендуем проверить уровень белка, необходимого для хранения железа, называемого ферритином, и, если он низкий, начать давать железо.

В детской больнице Сиэтла ДельРоссо возглавляет исследования по использованию перорального и внутривенного железа для лечения РСД в рамках Центра клинических и трансляционных исследований. Эмили участвовала в одном из текущих исследований, в ходе которого ей сделали однократное внутривенное вливание железа после того, как тест показал, что ее уровень ферритина был чрезвычайно низким. Затем она принимала ежедневные пероральные препараты железа в течение трех месяцев в качестве поддерживающей терапии.

Ее родители быстро заметили, что их дочь резко изменилась.

«Это было невероятно», — сказала ее мама. «Она стала лучше спать. Она была не такой капризной. Утром ее не было в изножье кровати, когда мы приходили ее будить».

Со временем у Эмили будут повторно проверены уровни железа и ферритина, и, возможно, потребуются дополнительные добавки, если они упадут слишком низко.

Поскольку подготовка к исследованию сна может занять до нескольких месяцев, ДельРоссо говорит, что родители могут попробовать добавить в рацион своего ребенка продукты, богатые железом, такие как шпинат и некоторые злаки, пока они ждут приема.Они также могут попросить своего педиатра проверить уровень железа и ферритина, поскольку в некоторых случаях может быть целесообразно начать прием препаратов железа до исследования сна.

«Это возвращает качество сна в уравнение»

Новый диагноз также подчеркивает важность хорошего качества сна для детей и подростков.

«Как педиатры, мы часто сосредотачиваемся на количестве сна, говоря родителям, что вашему ребенку нужно 10-11 часов сна каждую ночь», — сказал ДельРоссо. «Что действительно интересно в продвижении вперед с этим новым диагнозом, так это то, что он возвращает в уравнение качество сна.Мало того, что ребенок должен хорошо спать, мы также хотим, чтобы сон ребенка был хорошего качества».

Семья Кавенесс благодарна диагнозу, который помогает Эмили, которой сейчас 9 лет, процветать.

«Она наш самый энергичный ребенок», — сказал Кавенесс. «Это был долгий путь, чтобы добраться сюда, поэтому стоит того, чтобы увидеть, как она любит своих друзей и школу. Знание своего диагноза также дало ей контроль. Эмили теперь распознает, когда она чувствует себя измученной и, возможно, ей нужно обратиться к врачу.Она не просто просыпается капризной, ненавидя весь мир».

Ресурсы

 

Связанные

Страдайте беспокойных детей – The Atlantic

В марте 1902 года доктор Джордж Стилл выступил перед Королевским медицинским колледжем в Лондоне и описал некоторых детей, которых он наблюдал, в основном мальчиков, которые казались ему беспокойными, страстными и склонен попасть в беду. Он заявил, что дети страдают от «ненормального дефекта морального контроля.

Несмотря на то, что он призывает к морали, лекцию Стилла часто называют первым записанным обсуждением гиперактивности. С тех пор в профессиональных журналах были опубликованы тысячи статей на эту тему, подавляющее большинство из них за последние два десятилетия. часть этих статей начинаются со ссылки на распространенность расстройства. Вступительное предложение, такое как «Гиперактивность — единственная наиболее распространенная поведенческая проблема у детей», обычно считается достаточным, потому что читатели этих журналов уже убеждены, что в среднем в по крайней мере один гиперактивный ребенок сидит в каждом классе начальной школы в Соединенных Штатах.

Однако фактические оценки отличаются, и ненамного. Если психиатр говорит, что от трех до десяти процентов или от одного до пяти процентов детей младшего школьного возраста гиперактивны, то это просто приблизительное среднее значение исследований, результаты которых резко различаются. В одной серии статей уровень гиперактивности оценивается от 10 до 20 процентов. Опрос в Калифорнии показал, что он составляет ровно 1,19 процента. Признанный в стране эксперт без колебаний говорит, что это шесть процентов. Исследователи в целом согласны с тем, что среди детей с диагнозом гиперактивность мальчиков больше, чем девочек, как минимум в четыре раза.

Несоответствия можно в некоторой степени объяснить разной строгостью применяемых критериев и допущениями, которыми руководствуются те, кто их применяет. Согласно последним рекомендациям по диагностике того, что теперь официально называется синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), проблема должна быть замечена до семи лет, должна сохраняться в течение как минимум шести месяцев и должна включать любые восемь из четырнадцати симптомов, среди которых заключаются в следующем: ребенок легко отвлекается на посторонние раздражители; с трудом удерживает внимание, выполняет инструкции или ждет своей очереди в играх; и часто делает такие вещи, как чрезмерно говорит, ерзает руками или ногами, извивается, когда сидит, теряет вещи и не слушает, что ему или ей говорят.

Большинство экспертов подчеркивают важность наблюдений учителей, которые часто количественно оцениваются по оценочной шкале, разработанной психологом Китом Коннерсом в конце 1960-х годов. Когда эта оценка — или любое отдельное суждение — является единственным основанием для диагноза, 10 или более процентов всех детей начальной школы могут быть признаны гиперактивными. Но если принять во внимание и наблюдения окружающих — например, родителей или педиатров, — то распространенность расстройства может составить всего один процент.

Показательным является опыт двух канадских исследователей, Нэнси Дж. Коэн и Клауса Минде. Они попросили учителей 2900 детсадовцев в одном сообществе представить имена детей, которых считали гиперактивными. Исследователи ожидали, что из-за оценки, предложенной широко используемым учебником, найдут от четырех до 10 процентов. Сначала их процедура дала шестьдесят три имени. Но присмотревшись повнимательнее, они обнаружили, что у большинства этих детей были совершенно другие психологические проблемы или же они, по-видимому, страдали от плохого питания или недостаточного сна.Только двадцать три ребенка — менее восьми десятых процента — остались в категории гиперактивных после этого более строгого скрининга.

Дикие расхождения в оценках распространенности сами по себе достаточно тревожны, учитывая, что каждый процентный пункт соответствует сотням тысяч детей. Но они также подчеркивают тот факт, что разные критерии диагностики приводят к разным выводам о том, будет ли конкретный ребенок носить ярлык СДВГ и, как следствие, должен ли он ежедневно глотать лекарство.Больше всего тревожит вспышка сомнения в достоверности самого диагноза. Можем ли мы на самом деле быть уверены, что у любого ребенка есть расстройство, называемое гиперактивностью или СДВГ?

Детские психиатры и психологи в подавляющем большинстве случаев отвечают утвердительно. Тот факт, что распространенность гиперактивности трудно определить, или потому что мы не можем быть уверены, что конкретный ребенок страдает от нее, не означает, что это явление нереально, по мнению большинства специалистов в этой области. «Если бы вы когда-нибудь видели гиперактивного ребенка, вы бы это знали», — говорит психолог Сьюзен Кэмпбелл.«Что-то есть». Но мой обзор более сотни журнальных статей и глав в книгах, а также беседы со многими ведущими исследователями в этой области позволяют предположить, что эта оценка может быть слишком оптимистичной.

Во-первых, остается под вопросом, существует ли такое своеобразное расстройство, потому что каждый из симптомов, которые должны привести к диагнозу гиперактивности, — беспокойство, импульсивность и трудности с концентрацией внимания — встречается по крайней мере так же часто у детей, которые полностью различные проблемы, как обнаружили Коэн и Минде.

Во-вторых, ключевые симптомы часто не проявляются вместе. Дуглас Г. Уллман, психолог, и его коллеги обнаружили, что дети, которых считают гиперактивными, не всегда испытывают трудности с концентрацией внимания, и наоборот. Авторы пришли к выводу, что способность предсказать, что ребенок будет невнимательным из-за того, что он беспокоен, или наоборот, «немного лучше, чем если бы кто-то бросил монетку, чтобы решить вопрос».

В-третьих, процедура определения того, какое поведение относится к этому списку из четырнадцати, а также решение о том, что восьми из них (а не семи или десяти) будет достаточно для диагностики гиперактивности, являются произвольными.Эти решения «принимаются комитетом», как признает Деннис Кантуэлл, ведущий исследователь в этой области, который сам был членом таких комитетов.

Оценка по Шкале рейтинга учителей Коннерса или любой другой шкале, используемой в диагностике, дает видимость научной точности, как если бы это был, скажем, подсчет лейкоцитов. На самом деле оценка — это не что иное, как числовое значение, которое суммирует субъективные суждения конкретного учителя о том, не слишком ли много прыгает ребенок.

Некоторые теоретики утверждают, что СДВГ на самом деле «гетерогенен» — что он характерен не для одной популяции гиперактивных детей, а для нескольких отдельных подгрупп.Это звучит профессионально и кажется правдоподобным на первый взгляд, но это просто отодвигает проблему на шаг назад. Какие являются расстройствами, ошибочно объединенными под эгидой СДВГ? Откуда мы знаем, что и являются допустимыми диагностическими категориями? Можно сказать, что использование слова «гетерогенный» больше говорит о том, чего мы не знаем, чем о том, что мы делаем.

Эта история диагноза не развеивает сомнений. В течение многих лет считалось, что дети с симптомами, идентичными тем, которые сейчас считаются симптомами гиперактивности, имеют «минимальные повреждения головного мозга».Когда исследователи в конце концов признали, что у них нет доказательств того, что мозг этих детей действительно был поврежден, ярлык был изменен на «минимальная мозговая дисфункция». с (или без) гиперактивностью», которая стала «синдромом дефицита внимания и гиперактивности».Они предполагают фундаментальные разногласия по поводу того, что скрывается за ярлыками. «Вся концепция претерпела столько метаморфоз, что можно предположить катастрофу с точки зрения концептуальной целостности», — говорит Джеральд Коулз, автор книги The Learning Mystique , критического анализа того, что обычно называют неспособностью к обучению. «Вместо того, чтобы двигаться к еще большей точности, они постоянно сметают бедствия прошлогодней концепции».

Новый диагноз появлялся в каждой последующей редакции библии психиатра, Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам или DSM .В то время как DSM II говорил о «гиперкинетической реакции», третье издание, опубликованное в 1980 году, переключилось на «синдром дефицита внимания»: теперь трудности с концентрацией внимания, казалось, были ядром расстройства, а чрезмерная активность была просто необязательным побочным продуктом. . В 1987 году, с публикацией последней редакции ( DSM III-R), разработчики снова изменили свое мнение, решив, что существует недостаточно данных, подтверждающих акцент на внимание, и что в конце концов гиперактивность действительно была центром проблемы. .

Проблема может заключаться в классе

В свете всего этого разногласия по поводу того, является ли данный ребенок «гиперактивным», кажутся чем-то большим, чем неуверенность в применимости установленного диагноза. Рассмотрим довольно очевидное замечание, сделанное Кеннетом Д. Гадоу, профессором специального образования в Государственном университете Нью-Йорка в Стоуни-Брук: «То, что один врач диагностирует как гиперактивность, может рассматриваться другим как эмоциональное расстройство или «синдром избалованного ребенка». .

Когда восприятие одного и того же ребенка сравнивается в разных средах, еще меньше шансов прийти к единому мнению о его статусе. Ряд исследований к настоящему времени показал «относительно низкий уровень согласия между родителями, учителями и клиницистами в отношении того, детей следует рассматривать как гиперкинетических», — написал психиатр Майкл Раттер.

Почему родитель дома оценивает ребенка иначе, чем учитель в школе? Как оказалось, простая субъективность не является ответом.Дело в том, что дети действуют по-разному в разных местах. Поэтому идея единого беспорядка грозит окончательно ускользнуть.

Специалисты в этой области считают общеизвестным, что симптомы гиперактивности часто исчезают, когда ребенок смотрит телевизор, занимается свободной игрой или занимается чем-то еще, что ему нравится. Точно так же то, как организовано окружение ребенка и как представлены задачи, может означать разницу между нормальным поведением и поведением, называемым гиперактивным, — открытие, которое воспроизводилось снова и снова.Это особенно верно для симптомов, связанных с концентрацией внимания.

Например, с начала 1970-х годов исследователи знали, что дети с диагнозом «гиперактивность» хорошо справляются с задачами, над которыми они могут работать в своем собственном темпе, в отличие от задач, контролируемых кем-то другим. Многие гиперактивные дети также кажутся практически беспроблемными, когда учитель уделяет им индивидуальное внимание или когда экспериментатор остается с ними в комнате. И их способность концентрироваться на том, что они делают, возрастает именно тогда, когда на балансе висит награда (хотя эффект не всегда сохраняется, если награда снимается).Это говорит о том, что проблема может заключаться скорее в готовности подчиниться — особенно при выполнении заданий, которые дети находят скучными, — чем во встроенном дефиците.

«Степень, в которой гиперактивные люди считаются девиантными, зависит от требований среды, в которой они функционируют», — написали опытные канадские исследователи Габриэль Вайс и Лили Хехтман в Science в 1979 году. Можно даже изменить это следующим образом: «Степень, в которой дети считаются гиперактивными, в первую очередь зависит…Но вместо того, чтобы серьезно поставить под сомнение законность диагноза, специалисты отреагировали, выделив подкатегорию расстройства под названием «ситуационная гиперактивность». Кит Коннерс написал: «Когда данные родителей и учителей противоречат друг другу… гиперактивность, модель поведения, которая проявляется, скажем, только в школьной обстановке, но не в домашней”. когда ее подруга уезжает, страдает от синдрома, называемого «ситуативной депрессией».Вопрос в том, чем полезно такое навешивание ярлыков и какие исследования они поощряют или препятствуют?

Некоторые из нас запоминают вещи точнее, если мы их видим, а не слышим; представлены в пространстве. Точно так же некоторые дети лучше учатся и меньше прыгают, если получают личное внимание или получают возможность разрабатывать свои собственные задачи. В 1978 году психологи Чарльз Э. Каннингем и Рассел А. Баркли высказали еретическое предположение, что «гиперактивное поведение может быть результат , а не причина академических трудностей ребенка.Эта возможность поднимает вопрос о том, почему эти дети терпят неудачу — связано ли это с тем, как их учат. индивидуализированы, дети относительно свободно передвигались по комнате, и учитель планировал уроки в сотрудничестве с детьми.Через год оценки учителя почти не изменились для первой группы, но показатели гиперактивности в открытом классе снизились. резко.Второе исследование, в котором сравнивали гиперактивных детей с контрольной группой, показало, что разница между ними — по мнению экспериментаторов, а не учителей — оставалась значительной в формальном классе, но фактически исчезала в открытом классе. Хотя исследования ни в коем случае не являются окончательными, практически никто не утруждал себя дальнейшим изучением этого вопроса.

Если учитель находит в своем классе мало гиперактивных детей, это может быть связано с тем, что она разрабатывает подходящие задания для учащихся, которые в противном случае могли бы извиваться, или потому, что она менее строга в своих требованиях, чем другие учителя, и более терпима к тому, что педагоги называют «нерабочее поведение.(Использование этого обозначения может говорить как об учителе, так и об ученике.) «Гиперактивность, — говорит один исследователь, — обычно привлекает внимание специалистов… когда ребенок не может соблюдать правила в классе». правила таковы:

Но психиатры, которые планируют исследования, формируют диагностические категории и назначают лекарства, редко исследуют, как учат детей, и даже тогда этот вопрос, как правило, рассматривается в стороне.В 1986 году Journal of Children in Contemporary Society и Psychiatric Annals посвятили специальные выпуски гиперактивности, и ни один из них не касался даже абзаца таких вопросов, как организация занятий в классе и отношение учителей.

Возможности семейной динамики

В дополнение к возможности того, что симптомы, приписываемые гиперактивности, могут быть результатом неподходящей классной среды или неуспеваемости, ряд исследований показал, что гиперактивность часто сопровождается деформированными семейными моделями.Как подытожили исследование Вайс и Хехтман, «семьи гиперактивных людей, как правило, испытывали больше трудностей, в основном в области психического здоровья членов семьи, супружеских отношений и, в особенности, эмоционального климата дома… [и они] имели тенденцию использовать более карательные, авторитарные подходы к воспитанию детей, чем [другие] семьи».

Определенные стили дисциплины и взаимодействия, конечно, могут быть следствием недовольства родителей ребенком, который уже гиперактивен по другим причинам.Это точка зрения Рассела Баркли, ранее возглавлявшего секцию клинической детской психологии Американской психологической ассоциации. Его собственные исследования показывают, что зависимость родителей от команд и наказаний значительно снижается, когда их гиперактивным детям назначают лекарства. «Большая часть проблемы — это влияние поведения ребенка на родителей, а не наоборот», — утверждает он.

Но это может быть слишком большой скачок. «Знание того, что поведение ребенка меняется, когда он принимает риталин, не говорит вам о том, как это поведение вообще началось», — говорит Сьюзен Кэмпбелл, добавляя, что никто не знает, почему одни дети более беспокойны или импульсивны, чем другие.

Л. Алан Сроуф, профессор детской психологии в Миннесотском университете, считает, что ранние отношения между родителями и детьми могут играть ключевую роль. В исследовании с Деборой Якобвиц Сроуф наблюдал за детьми с рождения до восьми лет и обнаружил, что те, кому в конечном итоге поставили диагноз гиперактивности, с большей вероятностью в младенчестве имели опекунов, которые были оценены как «навязчивые». Вместо того, чтобы реагировать на потребности ребенка, такой опекун может, например, запихнуть ему в рот бутылочку, даже если он пытается отвернуться.

Сроуф считает, что большинство из нас с помощью родителей довольно рано научились контролировать себя, когда того требовали обстоятельства. Однако некоторые родители могут чрезмерно стимулировать своих детей именно тогда, когда дети уже вышли из-под контроля. Эти дети вполне могут соответствовать модели СДВГ. Данных, подтверждающих этот вывод, пока нет, признает Сроуф, но тогда мало кто их искал. Ни один другой исследователь никогда не пытался предсказать гиперактивность, основываясь на наблюдениях за уходом за детьми в раннем возрасте, и никто не помог чрезмерно стимулирующим родителям изменить свое поведение, чтобы увидеть, будет ли у детей меньше проблем в будущем.

Исследуя взаимодействие родителей и детей, Сроуф и Якобвиц обратились к младенчеству в поисках различий, которые могли существовать между гиперактивными и другими детьми, если бы они имели большее значение. Они приехали практически с пустыми руками. Гиперактивность, по-видимому, не связана с осложнениями при родах или недоношенностью, с младенческими рефлексами или отвлекаемостью или с любым из десятков других показателей. Действительно, Майкл Раттер сообщил в Американском журнале психиатрии : «Нет никаких указаний на какие-либо биохимические особенности, характерные для гиперкинетического синдрома.

Теоретически поведение небольшого подмножества детей, называемых гиперактивными, может быть связано с нейротрансмиттерами, химическими посредниками мозга, генами или неврологическими повреждениями. Однако на сегодняшний день нет общепринятых доказательств органической или биологической причины. Гиперактивность была обнаружена

Это произошло не из-за отсутствия попыток Медицинские журналы завалены остатками отвергнутых теорий, которые пытались объяснить беспокойство у детей как симптом болезни.Например, в течение некоторого времени считалось, что стимулирующие препараты оказывают «парадоксальное действие» на гиперактивных детей; Сама мысль о том, что гиперактивные люди — и только гиперактивные — успокаиваются с помощью такого рода лекарств, доказывает, что их проблемы носят биохимический характер. Но в 1978 году психиатр Джудит Рапопорт и ее коллеги опубликовали исследование, показывающее, что стимуляторы оказывают точно такое же влияние на двигательную активность и концентрацию внимания нормальных детей. Более поздние исследования показали, что аналогичные эффекты возникают у нормальных взрослых и у детей с совершенно разными проблемами.

Подавляющее большинство исследований показало, что у большинства гиперактивных детей нет заметных повреждений головного мозга или неврологических отклонений; их показания ЭЭГ не являются отличительными. Некоторое время клиницисты считали, что нервная система гиперактивных людей чрезмерно возбуждена. Тогда их считали недостаточно возбужденными. Однако ни одна из этих теорий не была доказана. Что примечательно здесь, так это не ряд неудач в поиске биологической причины, а упорство, с которым продолжается это направление исследований.На каждое исследование, посвященное семьям гиперактивных детей, приходится сотни поисков неврологических отклонений. Это своего рода исследования, которые финансируются — не только в случае гиперактивности, но и в целом в области психического здоровья — возможно, потому, что именно так были обучены исследователи (и сами грантодатели). Психолог-гуманист Абрахам Маслоу однажды заметил, что если людям давать только молотки, они будут относиться ко всему, с чем они столкнутся, как к гвоздю.

«Люди, не терпящие двусмысленности, не будут обращать внимание на семейные факторы, — говорит Сьюзан Кэмпбелл.«В биологической сфере кажется, что находишься на более твердой почве». В любом случае, большинство врачей продолжают предполагать, что гиперактивность имеет биологическую основу, и когда исследователей спрашивают, подтверждают ли это предположение какие-либо доказательства, типичный ответ: «Пока нет».

Эффекты медикаментозной терапии

Если акцент среди исследователей на биологии вытесняет работу по профилактике, экологическим причинам и альтернативным формам терапии, аналогичная картина наблюдается среди клиницистов.Самым поразительным последствием предположения, что необычайно отвлекаемый или импульсивный ребенок страдает от болезни, является склонность обращаться к лекарствам для решения проблемы.

«Предположения об органичности часто использовались на практике в качестве обоснования назначения лекарств», — пишут Якобвиц и Сроуф. В интервью Сроуф добавляет: «Сегодня большинство гиперактивных детей лечат только риталином — подавляющее большинство из .

Риталин — это торговая марка метилфенидата, который был одобрен для использования у детей в 1961 году.Как и декседрин (декстроамфетамин), еще один стимулятор, иногда назначаемый при гиперактивности, риталин классифицируется как препарат Списка II, а это означает, что среди веществ с законным медицинским использованием он считается имеющим самый высокий потенциал для злоупотребления, а его производство регулируется Управлением по борьбе с наркотиками. Администрация. (Другие препараты этого класса включают морфин и барбитураты.)

Наилучшие имеющиеся данные об использовании препаратов для лечения СДВГ получены в результате тщательного обследования школ округа Балтимор, проводимого раз в два года психиатром Дэниелом Сейфером.В 1987 г. среди учащихся государственных начальных школ этого округа 5,9% принимали стимуляторы. Экстраполируя на страну в целом и делая поправку на тот факт, что врачи в Мэриленде немного свободнее обращаются со своими рецептурными блокнотами, чем их коллеги в других местах, Сейфер подсчитал, что три четверти миллиона детей по всей стране в настоящее время получают стимуляторы. «С тех пор, как мы впервые посмотрели в 1971 году, он неуклонно растет, и в 1990-х годах он превысит один миллион, если нынешняя тенденция сохранится», — говорит он.

Действительно, около четырех из пяти детей с диагнозом гиперактивности в какой-то момент получают стимуляторы, что делает медикаментозную терапию бесспорно предпочтительным методом лечения в Соединенных Штатах. (Кажется, это не так в других странах; например, в большинстве стран Западной Европы дети редко или никогда не получают лекарства от гиперактивности.)

публикация широко читаемой книги Питера Шрага и Дайан Дивоки : Миф о гиперактивном ребенке .В этот период также была опубликована книга Бенджамина Фейнгольда « Почему ваш ребенок гиперактивен» , в которой утверждалось, что лекарства не нужны, поскольку гиперактивность можно вылечить, ограничив количество сахара и пищевых добавок в рационе ребенка. (Последующие исследования не смогли продемонстрировать, что диета может привести к каким-либо значительным улучшениям у подавляющего большинства гиперактивных детей.) Гражданская комиссия по правам человека пикетирует профессиональные конференции и помогает спонсировать серию судебных исков, обвиняющих врачей в злоупотреблении служебным положением.Но если заявление церковной группы о том, что «психиатрия делает из американских школьников наркоманов», по понятным причинам не воспринимается всерьез теми, кто занимается этим, то и лекарство не дает тех преимуществ, о которых заявляют некоторые сторонники.

Хотя идея о том, что стимуляторы могут оказывать успокаивающее действие, может показаться странной, факт заключается в том, что эти препараты не столько замедляют активность, сколько перенаправляют ее. Ребенок, принимающий риталин, может двигаться в течение дня так же много, как и ребенок, не принимающий лекарства, но он лучше сможет сидеть неподвижно при выполнении задач, требующих концентрации.Его деятельность более целенаправленна, менее бесцельна, более «по делу», чем раньше. Помимо того, что ребенок, получающий лекарство, меньше отвлекается и лучше удерживает внимание, он обычно становится менее агрессивным и менее склонным к неприятностям, менее раздражающим для своих сверстников, с ним легче справляться учителям, и в целом он более уступчив. Неудивительно, что родители и учителя часто довольны изменениями, которые они видят в ребенке, который получает риталин.

Хорошая новость. Плохие новости связаны с побочными эффектами — о которых мы подробнее поговорим чуть позже — и с эффективностью препарата, которая, вероятно, представляет собой большую из двух проблем.Факты показывают, во-первых, что от 25 до 40 процентов (в зависимости от того, чьим оценкам вы доверяете) гиперактивных детей лекарства абсолютно бесполезны. Кеннет Гадоу в своей книге, посвященной серии под названием « Дети на лечении », сообщил: «Некоторым подросткам даже становится хуже от лекарств! возьми это.”

Во-вторых, большая часть детей, которые действительно реагируют на риталин, также улучшаются на плацебо.Отсеяв тех, кто не отвечает, педиатр Эстер Слейтор наблюдала за группой детей, получавших лекарства, в течение двух лет, а затем начала давать некоторым из них сахарные таблетки. Из двадцати восьми испытуемых, по которым имелись определенные данные, одиннадцать продолжали вести себя так, как будто получали настоящую вещь. Обзор нескольких сотен исследований, проведенный Расселом Баркли, показывает, что около 40 процентов детей оцениваются как улучшенные, когда они получают плацебо, хотя степень улучшения обычно не так значительна, как у детей, получающих риталин.

В-третьих, даже у детей, которые хорошо реагируют на стимуляторы, эффект заключается в временном подавлении симптомов, а не в излечении. Ребенок может принимать риталин годами, но через несколько часов после последней дозы он будет неотличим от гиперактивного ребенка, который никогда не принимал риталин. Или почти неразличимы: при так называемом эффекте рикошета, когда действие препарата прекращается, ребенку ненадолго становится немного хуже, чем раньше.

В-четвертых, хотя некоторые дети, принимающие стимуляторы, могут выполнять больше работы и, таким образом, получать более высокие оценки, наркотики никак не влияют на фактические успехи в учебе.Долгое время считалось, что благотворное воздействие на концентрацию приводит к достижениям, но анализ, проведенный Расселом Баркли и Чарльзом Каннингемом на основе семнадцати исследований в конце 1970-х годов, и последующий анализ Кеннетом Гадоу еще шестнадцати исследований в 1985 году были одинаково обескураживающими. «Некоторые поведенческие вмешательства явно превосходят стимулирующие лекарства в улучшении академической успеваемости», — заключил Гадоу.

Если подумать, это не кажется таким уж странным. Наркотики не устраняют когнитивный дефицит и не создают навыков.И если гиперактивность является результатом проблем с обучением, а не причиной, как указали два психолога в статье 1988 года, «вмешательства, направленные на подавление [гиперактивного] поведения, не будут иметь долгосрочных эффектов в плане уменьшения ни самой [гиперактивности], ни трудностей в обучении. если последние не лечатся специально».

Поведение некоторых детей улучшается только при относительно высоких дозировках, около одного миллиграмма на килограмм массы тела. Это большое количество лекарств имеет тенденцию оказывать пагубное влияние на мыслительные способности, тем самым вынуждая осторожного врача выбирать между снижением гиперактивности и оптимизацией когнитивных функций.Более того, «[дозировка], при которой учителя воспринимают максимальное улучшение поведения в классе, также связана с побочными эффектами», — сообщил Гадоу.

Эти результаты вызывают трудные вопросы о том, почему детям вообще назначают риталин. Даже если предположить, что лекарства имеют значение, должны ли они быть прописаны, чтобы помочь третьекласснику лучше учиться? Как насчет того, чтобы уменьшить ерзание, которое, как отмечает Сейфер, «не является ни разрушительным, ни крайне необычным»? Или установить послушание, чтобы дети соблюдали правила и не раздражали взрослых? В лучшем случае препарат «может иметь гораздо большее значение для снижения стресса у опекунов, чем внутренняя ценность для ребенка», — пишет Гадоу.Габриэль Вайс и ее коллеги обнаружили, что «дети в целом предпочитали обходиться без «таблеток»», а в последующем исследовании взрослых, получавших лекарства в детстве, группа Вайс обнаружила, что несколько больше перечисленных лекарств являются помехой, чем перечисленные. это как помощь.

Эта реакция может быть отчасти вызвана социальной стигматизацией ежедневного приема таблеток, но отчасти она явно связана с побочными эффектами. В целом, исследования этих эффектов не подтверждают экстравагантных заявлений некоторых критиков, включая Церковь Саентологии.Крайние побочные реакции очень редки и иногда возникают и при приеме других лекарств.

Если риталин замедляет рост, эффект кажется временным. (Кажется возможным, что кто-то, кто продолжал принимать лекарства прямо во взрослом возрасте, будет необратимо затронут, но никто не знает наверняка). рекомендуют не давать детям младшего возраста стимуляторы.У детей старшего возраста большинство этих побочных эффектов либо нехарактерны, либо их можно контролировать, изменяя дозировку или график приема лекарств.

Однако такие корректировки могут не устранить все поведенческие побочные эффекты. Согласно некоторым исследованиям, дети, принимающие риталин, иногда замыкаются в себе и смотрят в никуда — поведение, которое критики называют эффектом «зомби». Хотя стимуляторы снижают вероятность того, что эти дети будут раздражать своих сверстников или затевать драки, они также с меньшей вероятностью вообще будут взаимодействовать с другими.И некоторые исследователи подозревают, что лекарства заставляют детей и их родителей приписывать улучшение состояния таблеткам, а не социальным причинам или факторам, находящимся под их контролем.

Барбара Хенкер и Кэрол Уэлен, психологи из Калифорнийского университета, обнаружили, что, когда кому-то говорят, что данный ребенок принимает лекарства, он или она с большей вероятностью поверит, что проблемы ребенка серьезны и связаны с «нервной системой». дисфункции», чем если бы сказали, что ребенок находится в программе поведенческой терапии.(Таким образом, круг замкнулся: предположения о биологической причине приводят к лекарствам, а лекарства приводят к предположениям о биологической причине.)

Похоже, что эти опасения не вызвали особых колебаний по поводу назначения стимуляторов. Количество назначений продолжает расти, и все больше и больше психиатров всерьез говорят о том, чтобы держать или давать подросткам и взрослым стимуляторы.

Попросите специалистов назвать самое важное открытие, связанное с гиперактивностью за последнее десятилетие, и они скажут вам, что это открытие, заключающееся в том, что расстройство не исчезает в период полового созревания.У некоторых гиперактивных детей по-прежнему возникают проблемы со школой и работой, они становятся асоциальными и беспокойными по мере взросления.

Но более пристальный взгляд на эти данные позволяет предположить, что происходит что-то еще. Один из диагнозов, который в значительной степени совпадает с СДВГ, — это «расстройство поведения», которое относится к агрессивному, непослушному, вызывающему проблемы поведению; возможно, две трети гиперактивных детей также соответствуют этому диагнозу. Дети, которые становятся правонарушителями в более позднем возрасте, в основном относятся к группе расстройств поведения, а не к случайной выборке тех, кто ерзает и не может обращать внимание.Неудивительно, что у некоторых из группы, не связанной с расстройством поведения, могут быть проблемы с окончанием школы, и они могут по-прежнему быть более отвлекаемыми, чем большинство людей, когда вырастут, но, по-видимому, они не становятся психически больными или попадают в беду не больше, чем дети. остальные. Таким образом, главное открытие в этой области за последние десять лет заключается в следующем: если вы были агрессивны и асоциальны в детстве, вы также можете быть агрессивны и асоциальны во взрослом возрасте.

Гиперактивность в перспективе

Даже те исследователи, которые согласны как с диагнозом гиперактивности, так и с использованием риталина, настаивают на том, чтобы при назначении препарата и принятии решения о том, кто его получит, проявлять большую осторожность.Но практически все рекомендации здравого смысла, предлагаемые в профессиональных журналах, обычно игнорируются врачами по всей стране.

Несмотря на то, что исследования показали, что ребенку нельзя поставить правильный диагноз на основании визита в офис, опрос педиатров в Калифорнии показал, что то, как дети ведут себя перед ними, «похоже, является наиболее важной характеристикой в ​​суждениях врачей». Врачи, которые ищут дополнительные доказательства для подтверждения своего диагноза, могут просто прописывать лекарства и ждать, пока они подействуют.Согласно общенациональному опросу, проведенному в 1987 г., три четверти педиатров по-прежнему считают, что реакция ребенка на лекарства полезна для постановки диагноза, несмотря на доказательства того, что многие гиперактивные дети не реагируют на стимуляторы, а многие негиперактивные дети не реагируют на стимуляторы. .

Согласно исследованиям, проведенным в нескольких штатах, учителя часто мало или вообще не играют никакой роли в диагностике или лечении гиперактивности, даже если их наблюдения имеют решающее значение. Более того, вопреки советам специалистов, клиницисты часто назначают неоправданно высокие дозы риталина, не рекомендуют консультирование и другие немедикаментозные методы лечения в дополнение к стимуляторам и не планируют периодические «отпуска» от препарата, как следует.

По словам психиатра Мины К. Дулкан, общественный резонанс по поводу риталина в 1970-х годах вполне мог «спровоцировать волну более тщательно спланированных исследований», так и недавно поданные иски о злоупотреблении служебным положением, как признает Рассел Баркли, могут «побудить практикующих немного модернизировать свою практику». Баркли, тем не менее, подчеркивает, что, по его мнению, практикующие, которым предъявляют иск, строго говоря, не проявляют небрежности. Небрежность оценивается в соответствии с обычной практикой в ​​этой области, а не стандартами, предложенными исследованиями.Проще говоря, это означает, что, если большинство клиницистов ставят диагноз небрежно и назначают лекарства безответственно, возбудить судебный иск против любого из них будет сложно.

Диагнозы других психологических расстройств могут быть столь же произвольными и субъективными, выставленными комитетом и плохо определенными, нечувствительными к социальным факторам и способствующими необоснованным предположениям о биологических причинах. С одной стороны, это может служить оправданием того, что происходит с гиперактивностью, или, по крайней мере, рассматривать это в перспективе.С другой стороны, это может спровоцировать более серьезные и тревожные вопросы о теории и практике психического здоровья в Соединенных Штатах.

Малыш беспокойный по ночам – Сосредоточьтесь на семье

К проблемам со сном у детей младшего возраста и старше следует относиться с осторожностью. Они могут быть вызваны любой из множества различных причин, некоторые серьезные, другие нет. (Имейте в виду, что наши комментарии здесь не относятся к младенцам, поскольку режим сна младенцев — это совсем другое дело.) На данном этапе развития ребенка беспокойство, неспособность или нежелание заснуть могут в некоторых случаях быть признаком эмоционального расстройства. Но это не всегда так. Иногда бессонница возникает из-за физических причин, таких как аллергия или дефицит питательных веществ. По этой причине мы предлагаем вам начать с обсуждения ситуации с квалифицированным диетологом или лечащим врачом вашего ребенка.

Если ваш педиатр или семейный врач придет к выводу, что вы имеете дело с простой поведенческой проблемой, мы рекомендуем вам как можно скорее принять меры, чтобы сломать этот стереотип.Чем дольше это будет продолжаться, тем труднее будет измениться.

Из-за более активного темперамента мальчикам труднее успокоиться и заснуть, чем девочкам. По этой причине разумно удерживать их от шумных или шумных игр (таких как «борьба с папой») по крайней мере за час до сна. То же самое относится и к телевидению, которое оказывает сильное стимулирующее воздействие на молодые мозги.

Правильный режим сна чрезвычайно важен как для мальчиков, так и для девочек.Чтобы достичь уровня спокойствия, способствующего сну и отдыху, им нужно дать время «свернуться», прежде чем лечь спать. Это означает, что вы намеренно делаете вечера в своем доме тихими и спокойными. Это может быть совместное чтение книги, молитва, пение колыбельных или детских песенок прославления. Иногда бывает полезно купить в спальню недорогой проигрыватель компакт-дисков и дать сыну или дочке перед сном послушать какую-нибудь успокаивающую музыку. Вы также можете использовать ночник (убедитесь, что он не отбрасывает пугающие тени на стену) и попросить вашего ребенка выбрать мягкую игрушку, которая станет его или ее особым «приятелем перед сном», обеспечивая комфорт и безопасность, когда тебя там нет.

Если ваш ребенок несколько раз встает ночью, примите меры, чтобы побудить его вернуться в свою кровать и оставаться там. Вместо того, чтобы ругаться, задавайте вопросы вроде: «Что тебе, , нужно, , чтобы заснуть?» Это придаст вашему ребенку чувство уверенности. Как только просьба будет сделана (ночник, мягкая игрушка или поцелуй на ночь), немедленно исполните ее и сопроводите его обратно в его комнату. Несколько слов утешения и поддержки от мамы или папы уместны, но не переусердствуйте.Прежде всего, дайте понять, что он будет а не оставаться с вами на ночь – это определенно не хорошая идея для вас спать в комнате вашего ребенка или позволить ему спать в вашей кровати. Это только усилит поведение, от которого вы пытаетесь избавиться, побуждая его вести себя беспомощно и зависимо.

После того, как вы установили свои границы, держите их, даже если это означает, что вы позволите своему ребенку выплакаться в течение одной или двух ночей. Это нелегко, но как только ребенок понимает, что вы не собираетесь сдаваться, первая из многих битв воли выиграна, и вскоре будут внесены необходимые коррективы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.