Периодизация развития: 13. Возрастная периодизация развития. Ключевые понятия возрастной психологии

Содержание

13. Возрастная периодизация развития. Ключевые понятия возрастной психологии

13. Возрастная периодизация развития. Ключевые понятия возрастной психологии

1. Возрастная периодизация

Э. Эриксон в своих взглядах на развитие придерживался так называемого эпигенетического принципа: генетической предопределенности стадий, которые в своем личностном развитии обязательно проходит человек от рождения до конца своих дней. Наиболее существенный вклад Э. Эриксона в теорию личностного развития состоит в выделении и описании восьми жизненных психологических кризисов, неизбежно наступающих у каждого человека:
1. Кризис доверия — недоверия (в течение первого года жизни).
2. Автономия в противоположность сомнениям и стыду (в возрасте около 2—3 лет).
3. Появление инициативности в противовес чувству вины (примерно от 3 до 6 лет).
4. Трудолюбие в противоположность комплексу неполноценности (возраст от 7 до 12 лет).
5. Личностное самоопределение в противоположность индивидуальной серости и конформизму (от 12 до 18 лет).
6. Интимность и общительность в противовес личностной психологической изолированности (около 20 лет).

7. Забота о воспитании нового поколения в противоположность «погружению в себя» (между 30 и 60 годами).
8. Удовлетворенность прожитой жизнью в противоположность отчаянию (старше 60 лет).
Становление личности в концепции Эриксона понимается как смена этапов, на каждом из которых происходит качественное преобразование внутреннего мира человека и радикальное изменение его отношений с окружающими людьми. В результате этого он как личность приобретает нечто новое, характерное именно для данного этапа развития и сохраняющееся у него (по крайней мере в виде заметных следов) в течение всей жизни.
Эриксон выделил восемь стадий развития, один к одному соотносимых с описанными выше кризисами возрастного развития.
На первой стадии развитие ребенка определяется почти исключительно общением с ним взрослых людей, в первую очередь матери. На этой стадии уже могут возникнуть предпосылки к проявлению в будущем стремления к людям или отстранения от них.
Вторая стадия определяет формирование у ребенка таких личностных качеств, как самостоятельность и уверенность в себе. Их становление также в значительной степени зависит от характера общения и обращения взрослых с ребенком.
Заметим, что к трем годам ребенок уже приобретает определенные личностные формы поведения, и здесь Эриксон рассуждает в согласии с данными экспериментальных исследований. Можно спорить о правомерности сведения всего развития именно к общению и обращению с ребенком со стороны взрослых (исследования доказывают важную роль в этом процессе предметной совместной деятельности), но тот факт, что ребенок трехлетнего возраста уже ведет себя как маленькая личность, почти не подвергается сомнению.
Третья и четвертая стадии развития, по Эриксону, также в целом совпадают с представлениями Д.Б. Эльконина и других отечественных психологов. В данной концепции, как в уже рассмотренных нами, подчеркивается значение учебной и трудовой деятельности для психического развития ребенка в эти годы.

Концепция Даниила Борисовича Эльконина
Психическое развитие ребенка (как освоение идеальных форм бытия взрослого, существующих в социальной среде) происходит в процессе активной деятельности самого ребенка. При этом деятельность, в соответствии с теорией Леонтьева, способна порождать не только познавательные структуры, как у Пиаже, но и мотивы, которые формируют личность ребенка. То есть именно деятельность ребенка ведет за собой его психическое развитие.

По Эльконину, все виды деятельности ребенка делятся на два типа:
- деятельность в системе ребенок – взрослый, в которой формируется в основном мотивационно-потребностная сфера,
- деятельность в системе ребенок – общественный предмет, где ребенок осваивает способы действий с объектами культуры, развивая при этом свои операционально-технические возможности.
При этом на протяжении развития ребенка то один, то другой тип деятельности поочередно играют ведущую роль (на переходах между периодами).
Понятие ведущей деятельности для каждого возрастного периода (Леонтьев), в которой формируется основное новообразование, развиваются и совершенствуются отдельные психические процессы и дифференцируются другие виды деятельностей.

Эпоха Раннее детство:
- младенчество: непосредственно-эмоциональное общение ребенка со взрослым,
- раннее детство: предметно-орудийная деятельность, ребенок под руководством взрослых осваивает способы употребления орудий и речи,
Эпоха Детство:
- дошкольное детство: сюжетно-ролевая игра,
- младшее школьное детство: учебная деятельность.
Эпоха подростничество:
- младшее подростничество: интимно-личностное общение со сверстниками,
- старшее подростничество: учебно-профессиональная деятельность.
На каждом из этапов развитие мотивационно-потребностной (ребенок – взрослый) и интеллектуально-познавательной (ребенок – общественный предмет) сферы опережают друг друга. Там, где первая наиболее резко отстает от второй (на переходах от эпохи к эпохе: 3 (раннее детство /детство) и 11 (детство / подростничество) лет), должна более резко измениться социальная позиция ребенка.

2. Общепсихологическая теория деятельности Алексея Николаевича Леонтьева и Сергея Леонидовича Рубинштейна
Истоки теории Леонтьева – Рубинштейна – в диалектико-материалистическом постулате марксизма: «бытиё (деятельность) определяет сознание».


«Формируясь в деятельности, психика, сознание в деятельности и проявляется. Деятельность и сознание - не два в разные стороны обращенных аспекта. Они образуют органическое целое, не тождество, но единство». При этом и сознание, и деятельность понимаются Рубинштейном иначе, чем в интроспективной и бихевиористской традициях. Деятельность не является совокупностью рефлекторных и импульсивных реакций на внешние стимулы, поскольку регулируется сознанием и раскрывает его. При этом сознание рассматривается как реальность, не данная субъекту непосредственно, в его самонаблюдении: оно может быть познано лишь через систему субъективных отношений, в том числе через деятельность субъекта, в процессе которой сознание формируется и развивается.
Потребность – внутреннее состояние организма, испытывающего нужду в чем-либо. Появление мотива ведет к деятельности, направленной на его достижение. Следовательно, потребность дает энергию для деятельности, а мотив ее направляет. Имеет место следующая последовательность: потребность — мотив — деятельность.

Так как возможно исследовать внешнюю деятельность и ее связь с мотивом, возможно изучение внутренних психических состояний на основании того, какая потребность породила мотив. Отсюда следует новая схема: деятельность — мотив — потребность.
Деятельность связана с мотивами и потребностями. Она возникает самопроизвольно при активизации потребности. Деятельность и ее мотив могут не осознаваться, но действие и его цель всегда осознанны. Отличие в том, что деятельность определяется нашим желанием, а действие — необходимостью, так как его результат поможет достичь своей потребности.
Операции, т.е. способы выполнения действия, зависят от условий деятельности. Операции у человека всегда протекают на бессознательном уровне, хотя в случае затруднений они могут осознаваться.
Важнейшие положения учения Леонтьева о деятельности - вопросы структуры деятельности, различения деятельности и действия, с которыми связано конкретно-психологическое исследование смыслового анализа сознания и практика воспитания сознательного отношения, то есть сознательности учения, — получили свое развитие в приложении к практическим вопросам обучения.
В соответствии с этим и ребенок рассматривается «не только как объект внешних воздействий... но прежде всего как субъект жизни, субъект развития».
Анализ предметных и умственных действий, а также операций, входящих в эти действия, стал предметом исследований соратника Леонтьева по деятельностной школе Петра Яковлевича Гальперина. Созданная Гальпериным концепция планомерного поэтапного формирования умственных действий и понятий получила подтверждение и нашла эффективное применение в практике школьного обучения, а также других форм образования.

Концепция Льва Семеновича Выготского
Психическое развитие есть освоение идеальных форм бытия взрослого, существующих в социальной среде.
Специфика психического развития ребенка заключается:
- в непреформированности, незаданности хода развития,
перформированное – тип развития, при котором изначально заданы все стадии и метаморфозы,
неперформированное – развитие, протекающее за счет нарастания и разрешения внутренних противоречий, то есть определяемое самим ходом развития, а не заложенной генетической программой; подразумевается возможность субъекта влиять на результат,

- в детерминированности от общества: источник развития находится вне организма,
в процессе обучения, в частности, велика роль учителя: он задает само содержание того процесса, который подлежит усвоению: «. ..педагогический процесс не просто использует готовые психологические возможности, присущие ребенку того или иного возраста, и не просто вносит в его сознание то или иное содержание, но создает новые особенности его сознания». Обучение не «плетется в хвосте у развития», как у Пиаже, а является его основной движущей силой. Уровень потенциального развития ребенка (то, на что он способен в сотрудничестве) всегда превышает уровень его актуального развития на некоторую индивидуально определяемую величину – зону ближайшего развития, на которую и должно ориентироваться обучение, то есть немного опережать актуальный уровень развития и вести развитие за собой. (Тезис об интересе к учебе как подкреплении этого.)
- в том, что субъект способен влиять на процесс и результат развития,
в соответствии с общепсихологической теорией деятельности Алексея Николаевича Леонтьева, ребенок рассматривается «не только как объект внешних воздействий... но прежде всего как субъект жизни, субъект развития»,
- в наличии сензитивных периодов для развития каждой стороны детской психики. Сензитивный период (лат. sēnsus — чувство, ощущение) – период онтогенетического развития, в течение которого организм обладает повышенной чувствительностью к определенного рода воздействиям внешней среды и оказывается, как физиологически, так и психологически, готов к усвоению новых форм поведения и знаний. Сензитивные периоды определяют границы оптимальных сроков развития психических функций и форм деятельности и, тем самым, определяют оптимальные сроки эффективного обучения. Развивающее обучение должно учитывать последовательность сензитивный периодов. Наиболее хорошо известны такие сензитивные периоды, как период сензитивности ребенка к усвоению речи (от одного до трех—пяти лет), период сензитивности к формированию социальной привязанности (первый год жизни). В случаях депривации и дефицита раздражителей, адекватных сензитивному периоду, наблюдаются задержка и отставание в развитии соответствующей функции.
По Выготскому, возраст – это относительно замкнутый цикл развития, имеющий свою структуру и динамику. К концу данного возраста ребенок становится совершено иным существом, чем был в начале. Главное – это основное психологическое новообразование возраста. К началу каждого возраста складывается специфическое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной, создающей условия для формирования новообразований, – социальная ситуация развития.

Продолжение идей Выготского сыном Борисом Данииловичем Элькониным: идеальная форма бытия взрослого дается не как сущность, а как проблема. Роль взрослого в психическом развитии ребенка – роль посредника при взаимопереходе реальной и идеальной форм, в раскрытии образа совершенного действия (отголоски Фрейдизма с принципами удовольствия и реальности).

3. Проблема возрастных кризисов
Понятие кризиса возраста введено в науку эмпирически и в случайном порядке. Сначала был открыт кризис семи лет как переход от дошкольного к школьному возрасту, затем трех – как возраст строптивости и упрямства, далее – кризис 13 лет, который был описан как негативная фаза полового созревания.
Павел Петрович Блонский: возрастные изменения могут происходить постепенно (литически) и резко (критически).
Выготский: чередование стабильных и критических периодов развития есть закономерная особенность. Переход от одной ступени к другой совершается революционным путем (связь с марксистской теорией развития общества).
Особенности кризисов развития:
- относительная трудновоспитуемость ребенка в этот период,
- ребенок не столько приобретает, сколько теряет из приобретенного прежде, нет проявления новых интересов, стремлений, видов деятельности и форм внутренней жизни,
- кризис наступает и заканчивается незаметно, зато хорошо заметно его резкое обострение в середине.
В школе Выготского кризис – время субъективации возникшего в предыдущем стабильном периоде развития умения, то есть обнаружения субъектом собственного желания или действия. Достигнутое в стабильном возрасте умение существует лишь объективно, но до кризиса не представлено самому ребенку, не является его достижением и не принадлежит ему. В кризисе идет опробование новой идеальной форма бытия в наличной ситуации.
Два подхода к пониманию кризисов у взрослых:
- хронологический – кризис раз в 6-8 лет,
- связано с поворотными событиями в жизни, которые заставляют человека переосмысливать свое прошлое, пересматривать цели, менять ведущие мотивы.

14. Периодизация развития личности

 

Периодизация психического развития – это выделение в онтогенезе качественно своеобразных ступеней психического развития.

Индивидуальное развитие человека, его онтогенез происходят одновременно в трех системах отсчета, осями которых являются социальное, биологическое и психологическое время жизни личности. В связи с этим любые попытки построения периодизации развития личности сталкиваются с серьезными трудностями, т.к. вне системы отсчета о временных единицах возраста говорить не имеет смысла, а общие закономерности развития человека, интегрирующие представление о социальном, психологическом и биологическом возрасте, до сих пор не описаны.

Между тем в психологии проблема критериев периодизации развития человека поднималась неоднократно, причем различные социальные, биологические и психологические критерии периодизации, с помощью которых человеческая жизнь разбивалась на хронологические отрезки (периоды), нередко смешивались между собой: периодизация развития индивида принималась за периодизацию развития личности; например, критерии полового созревания принимались за тот «аршин», которым отсчитывались сроки взросления и старения человека.

Чаще всего оценка развития личности проводилась по ее календарному или паспортному возрасту, измеряемому временем, прошедшим с момента рождения человека.

 

I.«Четыре времени года» (Пифагор):

1.        Весна – период становления – до 20

2.       лето – молодость – 20-40

3.       осень – расцвет сил – 40-60

4.       зима – старость и угасание -60-80

Сегодня эта периодизация звучит чисто метафорически, но и она не является чисто календарной периодизацией, а  представляет собой смешение календарного, биологического, социального и психологического возраста. При ее рассмотрении выступают 2 момента:

1) объективно календарный и биологический возраст зависит от социально-исторического образа жизни!

2) биологический возраст, его длительность не возрастали неуклонно от первобытного строя до нашего времени, он варьируется в зависимости от взлетов и падений различных цивилизаций.

При попытках построения возрастной периодизации нередко критерии календарного, или биологического, созревания индивида брались в качестве тех показателей, посредством которых жизненный путь личности разбивался на несколько этапов.

 

II. П.П. Блонский: критерий периодизации – появление и смены молочных зубов:

1.        беззубное детство

2.       детство молочных зубов

3.       детство постоянных зубов

 

III. Периодизация А. Гезелла: у него доминирует физическая хронология, расставление любых закономерностей развития личности на физической и биологической временной оси. Он взял за основу периодизации «ритм и темп внутреннего развития организма». Пример. характе-ки юношеского воз-та:

-          10 лет – «золотой возраст», ребёнок доверчив, ровен в общении, мало заботится о внешности, легко воспринимает жизнь.

-          11 лет – активное созревание втор. половых признаков, негативизм, бунт против родителей.

-          12 лет – негативизм и конфликты ослабевают, ребенок пытается уйти от семьи, появляется его автономия.

-          13 лет – возникает чувство юмора, появляется интерес к противоположному полу.

Таким образом, в основе класси-ии, хоть автор и пытается приурочить этапы развития психики ребенка к биологическим критериям, реально лежит календарный возраст.

 

IV. Парадигма биогенетических периодизаций развития личности ребёнка. (С. Холл)

В основе развития человека- принцип рекапитуляции ( ребенок в своем развитии проходит все

стадии, кот. были в социогенезе) Стадии детства:

-          животная фаза (младенчество)

-          эпоха охоты и рыболовства (детство)

-          конец дикости и начало цивилизации (8-12 лет)

-          период «бури и натиска» (от 12-13 до 22-25 лет – юность)

Холл поставил важный вопрос о взаимопереходах в развитии человечества между филогенезом, социогенезом,  онтогенезом ( весь цикл индивидуального  развития  человека – от оплодотворения до смерти)

В возрастной психологии до появления онтопсихологии как особого направления, как правило под онтогенезом понималось лишь развитие ребенка до поры его взросления. Вопросы практики (готов ли ребенок к школе, оценка работоспособности, вопрос социальной адаптации при переходе не пенсию) побудили психологов обратиться к изучению сензитивных и критических периодов.

 

V. Петровский А.В., рассматривая фазы жизненного пути человека, понимал детство как адаптацию, отрочество как индивидуализацию и юность как интеграцию, отмечая, что вторая фаза вызывается противоречием между достигнутым результатом адаптации и потребностью в максимальной реализации своих индивидуальных способностей ("потребностью персонализации"), а третья фаза - противоречием между данной потребностью личности и стремлением группы принять только часть ее индивидуальных особенностей.

 

См. также вопрос 15 (З. Фрейд и Э. Эриксон), 16 (Эльконин)

 

Сензитивные  и критические периоды индивидуального развития человека.

Сензитивные периоды– периоды повышенной восприимчивости, отзывчивости, чувствительности в данном возрасте к опреде-го рода воздействиям.( обучению, игре)

Критические периоды– «узловые точки» онтогенеза индивида в возрастном интервале кот. повышается чувствительность индивида к неадекватным раздражителям( 3,7,12 лет)

Гетерохронностьразвития человека – неравномерность старения отдел. систем.

При характеристике биологического возраста отмечается, что одинаковые  по календарному возрасту люди могут существенно различаться по выраженности признаков старения и созревания.

Периодизацию биологического возраста, возрастную периодизацию в онтопсихологии, нельзя смешивать с периодизацией развития личности в социальных группах, а также с периодизацией жизненного пути развития личности

15. Этапы  психосексуального  развития ребенка в  психоанализе  Зигмунда  Фрейда. 

Развитие взглядов 3. Фрейда на периодизацию развития Э. Эриксоном.

  Зигмунд Фрейд

 

 В качестве критерия для выделения фаз развития ребенка берется перемещение либидозной энергии в организме человека.

Либидо во фрейдизме — теоретическое понятие, призванное объяснить динамику психической жизни на основе аналогии с энергией, как она трактуется в физике. Первоначально З. Фрейд понимал под либидо только энергию сексуального влечения, имеющего прежде всего бессознательную форму. Затем оно было распространено и на другие формы поведения, связанные с отношениями к родителям, детям, к самому себе. В силу того, что либидо может иметь не только энергетический потенциал, но и определенную направленность, было сформулировано положение, что в индивидуальном развитии возможно перенаправление либидозной энергии в новое русло. Так была сформулирована идея о вытеснении и замещении сексуальной фиксированности либидо путем регрессии или сублимации. В окончательном варианте фрейдовского психоанализа под либидо понималась энергетическая основа двух основных влечений человека — к удовольствию и жизни (Эрос), с одной стороны, и к разрушению и смерти (Танатос), с другой.

Теория психосексуального развития Фрейда подчеркивает то обстоятельство, что определенные виды раннего опыта, полученного в течение сенситивных периодов, оказывают продолжительное воздействие на человека, что основные особенности личности закладываются в первые 5-7 лет жизни ребенка, поэтому Фрейд выделяет фазы психосексуального развития именно ребенка.

I. Оральная фаза развития. Основной источник удовольствия для младенца на этой фазе – его рот (сосание, кусание и т.д.) (от 0 до 1.5 лет).

II. Анальная фаза развития – ребенок начинает контролировать свои побуждения (акты дефекации) в соответствии с требованиями культуры. Через контроль этого процесса у ребенка впервые появляется самоконтроль, саморегуляция (от 1 до 3 лет).

III. Фаллическая фаза развития ребенка. Главная психологическая задача этого возраста – это адекватная половая идентификация. Ребенок начинает сознавать генитальные различия и удовольствие, вызываемое стимуляцией генитальной зоны, как в случае мастурбации Мальчик в этом возрасте должен преодолеть свое бессознательное влечение к матери («Эдипов комплекс»), а девочка к отцу («комплекс Электры») (от 3 до 5 лет).

IV. Латентная фаза (4-7). Эта фаза продолжается вплоть до начала полового созревания. Она характеризуется снижением сексуальных реакций. Фрейд считал, что на той фазе сексуальность дремлет, уступая время формированию сознательного «Я» и предметных интересов ребенка.

V. Генитальная (7-12) фаза, во время этой фазы либидо начинает искать себе удовлетворение адекватным способом. Это период полового созревания. Характеризуется усилением инстинктивных сексуальных влечений, ослаблением родительских привязанностей и возникновением конфликтов с подростками.

 

Фрейд полагал, что если человек проходит первые три стадии без психической травмы, то скорее всего он будет психологически здоровой личностью. Однако, если во время прохождения этих стадий какие-то из базисных потребностей фрустрируются, развитие личности будет задержано или, говоря иначе, произойдет фиксация и личность будет искажаться на всех последующих стадиях развития.

 

 

Эрик Эриксон

 

Подобно Пиаже и Фрейду, неофрейдист Эрик Эриксон верил в истинность стадиального подхода к развитию. Однако он не разделял психосексуальных концепций Фрейда, считая их слишком узкими, и утверждал, что личность не полностью определяется событиями раннего детства, а продолжает развиваться на протяжении всей жизни. Эриксон разработал свою, состоящую из восьми стадий, периодизацию психосоциального развития, в к-рой приходящиеся на раннее детство стадии практически полностью идентичны стадиям Фрейда.

Центральным для созданной Эриксоном теории развития личности является положение о том, что человек в течение жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом созревания. Под этим Эриксон понимает следующее:

Личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия.

Общество устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а так же поддерживать как надлежащий темп, так и правильную последовательность развития.

В книге "Детство и общество" (1963г.) Эриксон разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития. Он считает, что эти стадии являются результатом развертывающегося генетического "плана личности":

 

I. Младенчество (рождение до 1.5 лет)  - кризис доверия и недоверия. С 6 до 18 месяцев ребенок привязывается к наиболее значимым людям.

II. Ранняя молодость (с 18 до 36 месяцев) – чувство стыда. Главная задача этого этапа – получить навыки самостоятельности и самоконтроля.

III.  Игровая стадия – ребенок руководствуется своим видением, что хорошо, а что плохо.

IV. Школьный этап (с 6 до 11 лет). Появляется понятие системы, развиваются способности дедукции. Происходит борьба между трудолюбием и чувством неполноценности.

V. Подростковый период (с 11 до 18) – развивается стереотипное поведение.

VI. Ранняя взрослость (с 18 до среднего возраста): дихотомия интимность или самоизоляция.

VII. Средняя взрослость (с 40-45 до 60): производительность или застой.

VIII. Поздняя взрослость (старше 60): целостность или отчаяние.

 

Развитие личности по Эриксону - это борьба крайностей. Освоение жизненного опыта происходит через телесное познание. Эриксон указывает при этом на культурные различия в способах разрешения проблем, присущих каждой стадии. Он считает, что в каждой культуре существует "решающая координация" между развитием индивидуума и его социальным окружением. Речь идет о координации, называемой им "зубчатым колесом жизненных циклов" — законе согласованного развития, согласно которому развивающейся личности общество оказывает поддержку именно тогда, когда она особенно остро в этом нуждается. Таким образом, с точки зрения Эриксона, потребности и возможности поколений переплетаются.

Движущими силами развития психики человека являются внутренние противоречия, конфликты. Каждый психосоциальный кризис содержит и позитивный и негативный компоненты. Если конфликт разрешен удовлетворительно, то есть эго обогатилось положительными качествами, следовательно, это гарантирует здоровое развитие личности в дальнейшем. И наоборот, если конфликт остается неразрешенным или получает неудовлетворительное разрешение в развивающееся эго встраивается негативный компонент, что создает предпосылки к развитию невроза данного кризиса и отрицательно влияет на прохождение остальных фаз.

 

Стадия развития

Нормальная линия

Аномальная линия

0 - 1 год

младенчество социальное качество - надежда

o  доверие к людям, к окружающему миру.

o        взаимная любовь, связь ребенок - родитель

o        удовлетворение потребности в общении с родителями

o    недоверие к людям в результате лишения любви, эмоциональной изоляции ребенка, раннее отлучение от груди

1-3 года

ранний возраст (ранний возраст) социальное качество - воля

o        самостоятельность

o        уверенность в себе

o    сомнения в себе

o    гипертрофированное чувство стыда

3-5 лет

возраст игры социальное качество - целеустремленность

o        инициативность

o        активность, живое воображение

o        подражание взрослому

o        признаки полоролевого поведения

o    чувство вины

o    пассивность

o    отсутствие инициативы

o    отсутствие признаков полоролевого поведения

6-11 лет

школьный возраст социальное качество- компетентность

o        стремление к достижению

o        трудолюбие

o        развитие познавательных и коммуникативных навыков

o    чувство собственной неполноценности

o    избегание сложных заданий, ситуаций соревнования

o    слаборазвитость познавательных и трудовых навыков

o    конформность

11-18 лет половая зрелость

подростковый возраст социальное качество- верность

o        эгоидентичность (собственная уникальность)

o        жизненное самоопределение

o        поиск себя

o        формирование мировоззрения

o        половая поляризация в формах поведения

o    диффузия идентичности (не может найти себя, не знает чего хочет)

o    путаница ролей

o    смещение временных перспектив

o    смешение форм полоролевого поведения

18 – до начала среднего возраста

ранняя взрослость социальное качество - любовь

o        интимность

o        стремление к контактам с людьми

o        желание и способность посвятить себя другим людям

o        рождение и воспитание детей

o    изоляция

o    избегание других людей (первичные симптомы в изменении психики человека - трудный характер, непредсказуемое поведение)

40 (45) - 60 лет

средняя взрослость социальное качество - забота

o        творчество (особенно в труде)

o        продуктивная и творческая работа над собой и другими

o    застой (особенно в труде)

o    эгоизм, эгоцентризм

o    непродуктивность в работе

o    ранняя инвалидность

Старше 60

Поздняя взрослость социальное качество

o    целостность

o    отчаяние, безысходность

 

 

Периодизация развития «Я».

(по ведущей эрогенной зоне).

Периодизации личностного развития человека. Представления о личности в раз­ных концепциях и теориях очень различны. Одни концепции считают личность про­дуктом разворачивающейся биологической тенденции, другие — продуктом социума и культуры. Приведем примеры периодизации развития личности, наиболее извест­ные в психологической литературе.

По Фрейду, развитие личности соответствует психосексуальному развитию чело­века. Движущей силой развития личности является врожденная энергия — либидо. В разные возрастные периоды развития человека она реализуется через эрогенные зоны, характерные для данного возраста. Если либидо не получает своего удовлетво­рения на данном этапе развития или удовлетворяется неадекватным образом, то про­исходит остановка развития человека на данной стадии и у него фиксируются опре­деленные черты личности. Фрейд выделил пять стадий личностного развития.

1. Оральная стадия (от рождения до года). 

Удовлетворение либидо достигается за счет орального контакта во время сосания, покусывания или жевания. Невозмож­ность реализации либидо на этой стадии приводит впоследствии к возникновению таких пороков, как курение, чревоугодие, словесная агрессия. Личность человека ха­рактеризуется такой чертой, как зависимость от окружения и пассивность.

2. Анальная стадия (от 1 до 3 лет). 

Приучение ребенка к чистоплотности ведет к перемещению удовлетворения либидо в анальную область тела. Нарушения разви­тия на этой стадии могут быть обусловлены неверным поведением родителей. Роди­тели могут придавать слишком большое значение данному процессу, постоянно фик­сировать внимание ребенка на необходимости соблюдать чистоту тела, выражать либо бурную радость удачным действиям ребенка, либо отвращение к его экскрементам. Суровость в процессе приучения к чистоплотности рождает у ребенка страх потерять контроль над своим сфинктером, не оправдать ожидания родителей. Непоследова­тельное поведение родителей также является фактором, нарушающим развитие на данной стадии. Они хаотично приучают ребенка к туалету, то ругают, то хвалят его. Такая неупорядоченность требований и действий рождает трудности в регуляции поведения ребенка, что также нарушает его развитие.

Фиксация ребенка на этой стадии приводит к развитию таких черт личности, как пунктуальность (точная своевременность действий), скупость (стремление все сберечь для себя), чрезмерная чистоплотность (стремление убрать все грязное) или упрямство (немотивированное, систематическое сопротивление или отказ делать то, чего ожи­дают другие люди).

3. Фаллическая стадия (от 3 до 6 лет). 

Ребенок интересуется своими половыми органами и половыми органами других детей. Он начинает постигать половые отли­чия мальчиков и девочек. На фаллической стадии развивается эдипов комплекс у мальчиков и комплекс Электры у девочек. Суть комплекса состоит в том, что ребенок испытывает нежные чувства к родителю противоположного пола и агрессию по отно­шению к родителю своего пола, которого ребенок считает соперником и подсо­знательно хочет устранить. Конфликт, связанный с эдиповым комплексом, разреша­ется путем отказа ребенка от нежных чувств к родителю противоположного пола и отождествления себя с родителем того же пола, что представляется меньшим злом для ребенка, чем агрессивные чувства.               

Комплекс Эдипа может быть рассмотрен как необходимый этап психосексуально­го развития ребенка. Становление полового сознания предполагает представление не только о своем поле, но и о другом, то есть должно быть представление не только о мужском, но и о женском. Возникающая нежная любовь к родителю противополож­ного пола выполняет функцию освоения форм поведения, ролей, способов выраже­ния чувств другого пола. Возврат к отождествлению с родителем своего пола позво­ляет перевести половое развитие на новый уровень биполярной ориентации, где ребенок учится не только ценностям, ролям и стереотипам, свойственным его полу, но и сравнивает их со свойственными другому.                           

Фиксация на этой стадии может лежать в основе некоторых гомосексуальных ори­ентаций (когда ребенок отождествляет себя с родителем противоположного пола), а также может обусловить в дальнейшем выбор партнера как заместителя родителя (жена-мать, муж-отец).

4. Латентный период (от 6 до 12 лет). 

Само название этого периода указывает на скрытый характер проявления либидо. Характерно явное снижение сексуальной ак­тивности и интересов к сексуальным вопросам. Центральными моментами данного этапа становятся обучение и социализация. Ребенок осваивает формы поведения, свойственные каждому полу. Фрейд не указывает на возможности фиксации на этой стадии развития. Однако можно предположить, что недостаточное освоение форм, установок полового поведения может привести к фиксации в виде психического ин­фантилизма, неадекватного понимания своей половой роли и половой роли противо­положного пола.

5. Генитальная стадия (начинается при половом созревании). 

Подростки начина­ют ориентироваться на половое удовлетворение с партнерами противоположного пола. Человек приближается к зрелости, критериями которой Фрейд считал способ­ность работать и любить. Любить другого человека ради него самого, а не потому, что он соответствует подсознательным установкам, сложившимся в результате фикса­ций на предыдущих стадиях.

Новая периодизация кризиса - Ведомости

Центральной темой российских экономических дискуссий последнего времени стало драматическое снижение темпов экономического роста. Последние 18 лет традиционно делят на два периода: десятилетний период бума в 1999–2008 гг., когда среднегодовые темпы прироста российского ВВП (по данным Росстата) составили 7,1% (фактическое удвоение ВВП за десятилетие), и восьмилетний период стагнации в 2009–2016 гг., в течение которого темпы прироста упали до 0,4% (кумулятивный прирост ВВП за восемь лет составил всего 2,7%).

Такая периодизация позволяет представить радикальное (17-кратное) падение среднегодовых темпов экономического роста в России и переход от бума к стагнации преимущественно внешними факторами – воздействием мирового экономического кризиса 2008–2009 гг., падением мировых цен на нефть, введением против России западных санкций. Такая периодизация удобна для пропагандистского представления нашей страны в качестве невинной жертвы внешних сил, противодействовать которым открытая российская экономика оказывается не в состоянии. При этом стараются не привлекать внимание к тому, что в те восемь лет, пока российская экономика находилась в стагнации, мировая экономика (несмотря на мировой кризис и его последствия), по данным МВФ, выросла на 31,6%, а экономика стран-энергоэкспортеров (несмотря на снижение цен на энергоресурсы) – на 23,8%.

Более внимательное отношение к нашей недавней истории позволяет обнаружить, что упомянутый выше подход объединяет в один период отрезки времени с качественно различной экономической динамикой. Так, с мая 2009 г. по июль 2012 г. среднегодовые темпы прироста индекса интенсивности выпуска по базовым видам экономической деятельности (показатель, близкий по содержанию к ВВП, рассчитываемый Центром развития ВШЭ по более узкой номенклатуре с устранением сезонной и календарной составляющих) составили 5,6% – хотя и не бумовые 7,1%, но тем не менее вполне достойный результат. Иными словами, после кризиса 2008–2009 гг. восстановление российской экономики происходило темпами, сопоставимыми с темпами, наблюдавшимися в предшествовавшее десятилетие. И посткризисное восстановление с такой скоростью шло на протяжении трех с лишним лет.

Стоит особенно отметить то, что в течение всей почти четырнадцатилетней эпохи «нормального экономического роста» – т. е. с сентября 1998 г. по июль 2012 г. (включая и период кризиса 2008–2009 гг.) – среднегодовые темпы прироста индекса интенсивности выпуска составляли 5,2%, т. е. столько же или даже чуть меньше, чем 5,6%, достигнутые в период восстановления российской экономики после кризиса 2008–2009 гг. (расчет по данным Центра развития ВШЭ). Это означает, что качественных различий в природе российского экономического роста во время всей этой почти четырнадцатилетней эпохи как до кризиса 2008–2009 гг., так и после него, похоже, не было.

Качественный перелом в характере российского экономического роста произошел не в 2008–2009 гг., а летом 2012 г. Начиная с июля 2012 г. по апрель 2017 г. (последний месяц, для которого в настоящее время имеются сопоставимые данные) среднегодовые темпы прироста реального выпуска составили минус 1,2%. Такая периодизация, естественно, ставит в центр общественного внимания вопрос о причинах коренного перелома в экономической динамике: почему он произошел именно летом 2012 г.?

Традиционно популяризируемое объяснение зависимости российского экономического роста от мировых цен на нефть в этом случае не помогает: в июле 2012 г. цены были весьма высокими – около $100/барр., более того, они продолжали оставаться примерно на этом уровне еще минимум два года – до лета 2014 г.

Поиски причин коренного перелома в характере экономической динамики так или иначе приводят наблюдателя к политическим факторам – к занятию поста президента в очередной раз Владимиром Путиным и к той внутренней и внешней политике, какую начал тогда проводить «новый старый» руководитель. В первые 10 месяцев после объявления в сентябре 2011 г. «рокировки Медведев – Путин» (т. е. по июль 2012 г.) среднегодовые темпы экономического роста упали в 1,5 раза – с 6,9 до 4,3% (здесь и далее – расчеты автора по данным Центра развития ВШЭ). В последующие 10 месяцев – с августа 2012 г. по май 2013 г., когда характерные черты «обновленного» политического режима стали вполне очевидными, темпы роста упали более чем втрое – до 1,3% в расчете на год. С июня 2013 г. по март 2014 г., когда был присоединен Крым, стагнация сменилась спадом, среднегодовые темпы которого достигли минус 0,1%. Наконец, с апреля 2014 г. по январь 2015 г., когда военные действия на территории Украины приобрели наиболее ожесточенный характер, темпы экономического спада достигли минус 3,2%.

Экономическую ситуацию в России в период, начавшийся с лета 2012 г., можно назвать «локаутом» либо же, пользуясь терминологией Айн Рэнд из романа «Атлант расправил плечи», «забастовкой предпринимателей в ответ на интервенционистскую и агрессивную политику властей». Особенно выпукло эта забастовка видна по данным о радикальном изменении инвестиционного поведения российских граждан. Если в период «нормального экономического роста» (с сентября 1998 г. по июль 2012 г. ) среднегодовые темпы прироста инвестиций в российскую экономику составляли, по данным Центра развития ВШЭ, впечатляющие 9,2%, то в период «общенациональной забастовки предпринимателей» (с июля 2012 г. по апрель 2017 г.) – минус 4,3%. В апреле 2017 г. объем инвестиций оставался на 23% ниже, чем в июне 2013 г. Как показывает жизнь, в агрессивной политической среде инвестиции не осуществляются, а бизнес не расширяет масштабы своей деятельности.

Не менее драматическим оказалось воздействие политики властей и на динамику промышленного производства. В рамках стандартного бизнес-цикла динамика выпуска обычно принимает U- или V-образную форму – производство вначале сокращается, затем достигает дна, вслед за чем наступает очередь оживления и подъема. Именно так вела себя российская экономика и во время «обычных» кризисов 1998 г. и 2008–2009 гг., обусловленных в первую очередь экономическими причинами. Однако во время рецессии 2014–2016 гг., вызванной прежде всего политическими и геополитическими причинами, динамика выпуска стала напоминать лестницу, ведущую вниз.

Первая ступень падения промышленного производства пришлась на летнюю украинскую кампанию 2014 г. Вторая ступень совпала с военными действиями зимой 2014–2015 гг. (бои за Донецкий аэропорт и Дебальцево). Третья фаза падения выпуска, стартовавшая в октябре 2015 г., началась одновременно с включением России в сирийский конфликт. Иными словами, даже неофициальные военные кампании (причастность к которым российские власти отрицают) вызывают острый паралич экономической активности российских предпринимателей.

Идентификация причин экономической рецессии последних лет дает ответственным силам, заинтересованным в преодолении рецессии и восстановлении устойчивого экономического роста в России, вполне логичный ответ, как это можно было бы сделать. Во-первых, прекратить военные авантюры в ближнем и дальнем зарубежье; вывести российские войска со всех чужих территорий; прекратить поддержку сепаратистам, ведущим подрывную деятельность против законных властей соседних суверенных государств. Во-вторых, восстановить действие российской Конституции как минимум в части недопустимости занятия поста президента страны одним и тем же лицом более двух сроков. Поможет ли это экономическому росту? Безусловно.

Тем не менее только такие меры сами по себе не смогут обеспечить темпы экономического роста, способные сократить (не говоря уже о преодолеть) в обозримом будущем экономическое отставание России от наиболее развитых стран. Причиной этого является так называемая ловушка несвободы – непреодолимый барьер политической несвободы для быстрого и устойчивого экономического роста.

Среди высокоразвитых стран (с ВВП на душу населения не менее 60% от среднего уровня стран ОЭСР за исключением таких небольших стран-энергоэкспортеров, как Бахрейн, Бруней, Катар, Кувейт, ОАЭ) нет ни одной политически несвободной страны по критериям Индекса политических прав и гражданских свобод Freedom House. Среди экономически высокоразвитых стран есть только две страны с частично свободными политическими режимами – Гонконг и Сингапур. Все остальные развитые страны – это политически свободные страны.

Для несвободных стран (к которым с 2004 г. относится и Россия) ситуация усугубляется невозможностью не только сократить существующее для них отставание от высокоразвитых стран по уровню экономического развития, но даже и сохранить его в среднесрочной перспективе.

В 1939 г. самым высокоразвитым среди существовавших тогда тоталитарных государств была гитлеровская Германия (муссолиниевская Италия, франкистская Испания, сталинский СССР от нее заметно отставали). Тогда ВВП на душу населения в Германии превышал аналогичные показатели многих европейских стран и большинства стран мира за исключением Дании, Нидерландов, Швеции, Швейцарии, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и США. Германский показатель составлял тогда 82% от американского уровня (по данным Ангуса Мэддисона).

В 1961 г. самой богатой среди стран с тоталитарными политическими режимами была Чехословакия, ее ВВП на душу населения составлял 46% от уровня США. В 1983 г. самым богатым тоталитарным государством была ГДР, ее ВВП на душу населения достигал 47% от уровня США. В 1975 г. ВВП на душу населения в коммунистическом СССР составлял 38% от американского уровня. В 2013 г. самой состоятельной из числа стран с несвободной политической системой оказалась Россия, ее ВВП на душу населения был равен 30% от уровня США; в 2016 г. он опустился до 27% (по данным из базы Мэддисона с досчетом последних лет по данным МВФ).

Таким образом, с течением времени экономическое отставание политически несвободных стран от высокоразвитых политически свободных стран не только не сокращается, оно даже не сохраняется на прежнем уровне. С каждым десятилетием это отставание растет. Максимальные относительные уровни экономического развития (в процентах к уровню ВВП на душу населения в США), достигнутые политически несвободными странами, – 82% в 1930-х гг., 46–47% – в 1960–1980-х гг., 27–30% – в 2010-х.

Поэтому, очевидно, что какие бы замечательные программы экономического развития ни разрабатывались в недрах российского правительства, какие бы «радикальные» проекты реформ ни предлагались «новому старому» президенту на очередной его срок Центром стратегических разработок или Академией народного хозяйства, даже в том невероятном случае, если бы эти проекты и программы действительно удалось воплотить в жизнь, это вряд ли бы принципиально изменило ситуацию со средне- и долгосрочными темпами роста российской экономики. При сохранении политической несвободы Россия, увы, продолжит увеличивать свое отставание и от уровня высокоразвитых государств, и от среднемирового уровня.

Шанс (не гарантия) на преодоление нашего растущего стратегического отставания появится, если произойдет тройное политическое чудо: российские власти прекратят агрессивные кампании за рубежом, Россия перейдет к регулярной сменяемости высшего руководства в соответствии с Конституцией, в стране будет сформирована и начнет действовать свободная политическая система.

Периодизация развития по Д.Б. Эльконину реферат 2011 по психологии

Содержание: Введение Младенчество Ранний возраст Дошкольный возраст Младший школьный возраст Подростковый возраст Юношеский возраст Список использованной литературы Введение К периодизациям развития, которые в качестве основания рассматривают причины, движущие силы развития, традиционно относят периодизации Л.С. Выготского и Д.Б. Эльконина. Рассмотрим периодизацию развития Д.Б. Эльконина, как наиболее разработанную классификацию. Д.Б. Эльконин рассматривал ребенка как целостную личность, активно познающую окружающий мир: мир предметов и мир людей. Существуют, следовательно, две системы отношений: ребенок-вещь и ребенок - взрослый. Однако вещь, имея определенные физические свойства, несет в себе и общественно выработанные способы своего употребления, способы действий с нею. Таким образом, вещь - это общественный предмет, действиям с которым ребенок должен научиться с помощью взрослого. Взрослый выступает перед ребенком не только как человек, а сколько как представитель определенного общества, имеющий социальные роли, установки, мотивы, стереотипы действий, в том числе и стереотипы воспитания. Следовательно, взрослый - это общественный взрослый. Деятельность ребенка внутри систем “ребенок - общественный предмет” и “ребенок - общественный взрослый” представляет единый процесс, в котором формируется его личность. Однако составляя единый процесс освоения систем “ребенок - предмет” и “ребенок - взрослый”, в рамках ведущей деятельности данного возраста, одна из систем выступает на первый план, занимая доминирующее положение. Следовательно, сменяющие друг друга ведущие деятельности, определяют последовательное чередование преимущественно системы “ребенок - предмет” и “ребенок - взрослый”. Периодизация возрастного развития Д.Б. Эльконина Возрастные периоды Ведущая деятельность Система отношений Младенческий (0-1 год) Общение со взрослым Человек - человек назвал ее социальной ситуацией" "МЫ". По словам Л.С. Выготского, ребенок похож на взрослого паралитика, который говорит: "Мы поели", "Мы погуляли". Здесь можно говорить о неразрывном единстве ребенка и взрослого. Ребенок ничего не может без взрослого человека. Жизнь и деятельность ребенка как бы вплетены в жизнь и деятельность ухаживающего за ним взрослого. В общем, это ситуация комфорта, и центральный элемент этого комфорта - взрослый человек. Как заметил Д.Б. Эльконин, пустышка и покачивание - эрзацы, заменители взрослого, говорящие ребенку: "Все спокойно!", "Все в порядке!", "Я - здесь". На первый взгляд кажется, что развитие действий - спонтанный процесс. Действительно, казалось бы, ребенка первого года жизни почти ничему научить нельзя, но человек оказался хитрее. Д.Б. Эльконин говорил, что человек очень давно придумал программированное обучение для детей первого года жизни. Это - игрушки, в которых запрограммированы те действия, которые с их помощью должен осуществить ребенок. Манипулирование ребенка с игрушками - это скрытая совместная деятельность. Здесь взрослый присутствует не непосредственно, а опосредованно, будучи как бы запрограммированным в игрушке. Хватание, направление к предмету стимулирует возникновение сидения. Когда ребенок садится, перед ним открываются другие предметы. Появляются предметы, к которым притронуться нельзя. Снова проявляется закон опережающего знакомства ребенка с миром, опережающей ориентировки. Ребенок тянется к предмету, он привлекателен, но получить его можно только с помощью взрослого. Изучение возникновения знаковой функции в онтогенезе показывает, что для ее формирования необходимо развитие симпраксического общения, то есть общения в ходе "совокупной деятельности" (термин Д. Б. Эльконина). Поэтому для детской психологии поиск корней знаковой функции зависит от решения проблемы становления совместной деятельности. К 9 месяцам (начало кризиса 1-го года) ребенок становится на ножки, начинает ходить. Как подчеркивал Д.Б. Эльконин, главное в акте ходьбы не только то, что расширяется пространство ребенка, но и то, что ребенок отделяет себя от взрослого. Впервые происходит раздробление единой социальной ситуации "Мы", теперь не мама ведет ребенка, а он ведет маму, куда хочет. Ходьба - первое из основных новообразований младенческого возраста, знаменующих собой разрыв старой ситуации развития. Второе основное новообразование этого возраста - появление первого слова. Особенность первых слов в том, что они носят характер указательных жестов. Ходьба и обогащение предметных действий требуют речи, которая бы удовлетворяла общение по поводу предметов. Речь, как и все новообразования возраста, носит переходный характер. Это автономная, ситуативная, эмоционально окрашенная речь, понятная только близким. Это речь специфическая по своей структуре, состоящая из обрывков слов. Исследователи называют ее "языком нянь". Но какой бы ни была эта речь, она представляет собой новое качество, которое может служить критерием того, что старая социальная ситуация развития ребенка распалась. Там, где было единство, стало двое: взрослый и ребенок. Между ними выросло новое содержание - предметная деятельность. Подводя итог первой стадии развития ребенка, можно сказать, что с самого начала есть две взаимосвязанные линии человеческого развития: линия развития ориентации в смыслах человеческой деятельности и линия развития ориентации в способах человеческой деятельности. Освоение одной открывает новые возможности для развития другой. Существует явная, магистральная, для каждого возраста своя линия развития. Однако основные новообразования, приводящие к слому старой социальной ситуации развития, формируются по другой линии, которая не является направляющей в данный период, они возникают как бы подспудно. Но эта ориентация станет определяющей развитие в следующий возрастной период. Основная задача воспитания ребенка в этот период (период младенчества) - максимально расширять и развивать широкую ориентацию ребенка в окружающей действительности. Как подчеркивает Д.Б. Эльконин, всякое раннее создание готовой функциональной системы занимает кусок в ЦНС и потом его нужно перестраивать. Важно, чтобы функциональные системы строились на обогащенной ориентировочной основе. Ранний возраст Как подчеркивал Д.Б. Эльконин, в конце первого года жизни социальная ситуация полной слитности ребенка со взрослым взрывается изнутри. В ней появляются двое: ребенок и взрослый. В этом суть кризиса первого года жизни. В этом возрасте ребенок приобретает некоторую степень самостоятельности: появляются первые слова, ребенок начинает ходить, развиваются действия с предметами. Однако диапазон возможностей ребенка еще очень ограничен. Во-первых, речь носит автономный характер: слова ситуативны, они лишь сколки наших слов, слова многозначны, полисемантичны. К тому же в самой автономной речи содержится противоречие. Эта речь - средство общения, обращенная к другому, но она, как правило, пока еще лишена постоянных значений. Во-вторых, почти в каждом действии, которое ребенок осуществляет с тем или иным предметом, как бы присутствует взрослый человек. И, прежде всего, он присутствует путем конструирования предметов, с которым ребенок манипулирует. Как подчеркивал Д.Б. Эльконин, это явление исключительное, оно наблюдается только в конце младенческого возраста. В более старших возрастах оно не встречается. Ни на одном человеческом предмете, указывал Д.Б. Эльконин, не написан способ его употребления, общественный способ употребления предмета ребенку всегда надо раскрывать. Но поскольку младенцу его еще нельзя показать, приходится конструировать предметы, которые своими физическими свойствами определяют способ действия детей. Манипулируя с предметами, ориентируясь на их физические свойства, ребенок, однако, сам не может открыть общественно выработанных способов употребления отделению ребенка от взрослого, сравнению себя с ним, отождествлению себя со взрослым. Социальная ситуация таким образом начинает распадаться. Роль взрослого возрастает в глазах ребенка. Взрослый начинает восприниматься ребенком как носитель образцов человеческого действия. Это возможно только в результате микроизменений предметного действия. Наконец, в результате перехода действия от совместного к самостоятельному за взрослым сохраняется контроль и оценка выполняемого ребенком действия, они и составляют содержание общения ребенка и взрослого по поводу предметных действий. Когда происходит распад единого предметного действия и взрослый отделяется от ребенка, ребенок впервые видит взрослого и его действия как образцы. Оказывается, что ребенок действует так, как взрослый, не вместе с ним, не под руководством взрослого, а так, как он. К концу этого возраста ребенок использует свои предметные действия для налаживания контактов со взрослым, с помощью предметного действия ребенок пытается вызвать взрослого на общение. Когда с помощью освоенного действия ребенок вызывает взрослого на игру, снова возникает общение как деятельность, предметом которой для ребенка становится взрослый человек. Таким же образом, как развивается предметное действие, подчеркивал Д.Б. Эльконин, происходит и формирование речи. Слово в раннем возрасте выступает для ребенка как орудие, которое, однако, он использует гораздо чаще, чем любое другое орудие. Именно потому, что слово в этом возрасте выступает как орудие, происходит чрезвычайно интенсивное развитие речи. Ребенок практически за два-три года овладевает родным языком, а в двуязычной среде и двумя. Подобно овладению любым другим орудием, слово дифференцируется, насыщается предметным значением и, благодаря переносу в другие ситуации, отрывается от предмета и обобщается. Велика роль изображения и игрушек в этом процессе. Л.С. Выготский писал о том, что силой одной вещи необходимо похитить имя у другой. Это и происходит в изобразительной деятельности и игре. К настоящему времени известны следующие основные тенденции в развитии речи ребенка раннего возраста. Пассивная речь в развитии опережает активную. Запас пассивной речи влияет на обогащение активного словаря. Сначала ребенок понимает слова- указания, затем он начинает понимать слова-названия, позднее наступает понимание инструкций и поручений, наконец, понимание рассказов, то есть понимание контекстной речи. Интенсивное развитие речи в раннем возрасте свидетельствует о том, что речь, по мнению Д.Б. Эльконина, надо рассматривать не как функцию, а как особый предмет, которым ребенок овладевает так же, как он овладевает другими орудиями (ложкой, карандашом и пр.). Развитие речи - это "веточка" в развитии самостоятельной предметной деятельности. Дошкольный возраст Д.Б. Эльконин считал, что основные психологические новообразования дошкольного возраста это: 1) Возникновение первого схематичного абриса цельного детского мировоззрения Ребенок не может жить в беспорядке. Все, что видит, ребенок пытается привести в порядок, увидеть закономерные отношения, в которые укладывается такой непостоянный окружающий мир. Ж. Пиаже показал, что у ребенка в дошкольном возрасте складывается артификалистское мировоззрение: все, что окружает ребенка, в том числе и явления природы - результат деятельности людей. Такое мировоззрение увязывается со всей структурой дошкольного возраста, в центре которого находится человек Строя картину мира, ребенок выдумывает, изобретает теоретическую концепцию. Он строит схемы глобального характера, мировоззренческие схемы. Д.Б. Эльконин замечает здесь парадокс между низким уровнем интеллектуальных возможностей ребенка и высоким уровнем его познавательных потребностей. 2) Возникновение первичных этических инстанций "Что такое хорошо и что такое плохо" Эти этические инстанции растут рядом с эстетическими "Красивое не может быть плохим". 3) Возникновение соподчинения мотивов. В этом возрасте уже можно наблюдать преобладание обдуманных действий над импульсивными. Преодоление непосредственных желаний определяется не только ожиданием награды или наказания со стороны взрослого, но и высказанным обещанием самого ребенка (принцип "данного слова"). Благодаря этому формируются такие качества личности, как настойчивость и умение преодолевать трудности; возникает также чувство долга по отношению к другим людям. 4) Возникновение произвольного поведения. Произвольное поведение - это поведение, опосредованное определенным представлением. Д.Б. Эльконин отмечал, что в дошкольном возрасте ориентирующий поведение образ сначала существует в конкретной наглядной форме, но затем он становится все более и более обобщенным, выступающим в форме правила, или нормы. На основе формирования произвольного поведения у ребенка, по Д.Б. Эльконину, появляется стремление управлять собой и своими поступками. 5) Возникновение личного дознания - возникновение сознания своего ограниченного места в системе отношений со взрослыми. У дошкольника возникает осознание возможностей своих действий, он начинает понимать, что не все может (начало самооценки). Говоря о самосознании, часто имеют в виду осознание своих личных качеств (хороший, добрый, злой и т.п.). В данном случае речь идет об осознании своего места в системе общественных отношений. 3 года - внешнее "Я сам", 6 лет - личное самосознание. И здесь внешнее превращается во внутреннее. Под руководством Д.Б. Эльконина был проведен интересный эксперимент. школьному обучению. Как было показано Л.И. Божович, ребенок стремится к функции ученика. Так, например, во время "игры в школу" дети младших возрастов берут на себя функцию учителя, старшие дошкольники предпочитают роли учеников, так как эта роль кажется им особенно значимой. К 7 годам возникает ряд сложных образований, которые приводят к тому, что трудности поведения резко и коренным образом меняются, они принципиально отличны от трудностей дошкольного возраста. Такие новообразования, как самолюбие, самооценка, остаются, а симптомы кризиса (манерничанье, кривлянье) преходящи. В кризисе семи лет благодаря тому, что возникает дифференциация внутреннего и внешнего, что впервые возникает смысловое переживание, возникает и острая борьба переживаний. Ребенок, который не знает, какие взять конфеты - побольше или послаще, не находится в состоянии внутренней борьбы, хотя он и колеблется. Внутренняя борьба (противоречия переживаний и выбор собственных переживаний) становится возможна только теперь. эльконин возрастной психический новообразование Младший школьный возраст Ведущей деятельностью для всех школьных возрастов является учение, однако специфика каждого возраста определяется тем, освоение каких сторон действительности осуществляется ребенком в ходе учения. Это и определяет ведущую деятельность каждого школьного возраста. Так, в младшем школьном возрасте ребенок осваивает «предметную» действительность, т. е. знания, закрепленные в учебных курсах. В отличие от раннего возраста в младшем школьном возрасте ребенок осваивает благодаря учению ту предметную действительность, которая далеко выходит за пределы его личного непосредственного опыта. Младший школьный возраст — возраст вхождения в учебную деятельность, овладения ее структурными компонентами Происходит перестройка всей системы отношений ребенка с действительностью, как подчеркивал Д.Б. Эльконин. У дошкольника имеется две сферы социальных отношений: "ребенок - взрослый" и "ребенок - дети". Эти системы связаны игровой деятельностью. Результаты игры не влияют на отношения ребенка с родителями, отношения внутри детского коллектива также не определяют взаимоотношения с родителями. Эти отношения существуют параллельно, они связаны иерархическими связями. Так или иначе, важно учитывать, что благополучие ребенка зависит от внутрисемейной гармонии. В школе возникает новая структура этих отношений. Система "ребенок - взрослый" дифференцируется: «ребёнок – учитель» «ребёнок – взрослый» «ребёнок – дети» «ребёнок – родители» Подростковый возраст Подростковый возраст необходимо рассматривать не как отдельно взятый этап, а в динамике развития, поскольку без знания закономерностей развития ребенка в онтогенезе, противоречий, составляющих силу этого развития, невозможно выявить психические особенности подростка. В основе такого исследования лежит деятельностный подход, рассматривающий развитие личности, как процесс движущей силой которого является, во-первых, разрешение внутренних противоречий, во-вторых, смена типов деятельности, обусловливающееперестройку сложившихся потребностей и зарождения новых. В процессе изучения отечественные психологи (Л.С. Выгодский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.) выяснили, что ведущий для подросткового возраста деятельностью является усвоение норм взаимоотношений, которые получает наиболее полное выражение в общественно полезной деятельности. Таким образом, изучение подросткового периода – очень сложный, долгий и многоплановый процесс, который не завершен и по сей день. До сих пор нет однозначного понимания всех его особенностей, не прекращаются споры между психологами. Но, несмотря на это, мы можем выделить основные моменты, определяющие подростковый период развития, отметить его главные характеристики. Как отмечает Д.Б. Эльконин, самоизменение в подростковом возрасте возникает и начинает осознаваться сначала психологически, в результате развития учебной деятельности, - развития когнитивной сферы, и лишь подкрепляется физическими изменениями. Однако, по нашему мнению, именно психофизиологические изменения провоцируют изменения когнитивной сферы на базовом уровне, хоть и рассматриваются Д.Б. Элькониным вторично. Стабильно высокие показатели вариативности мальчиков и изменение коэффициента асцилляции у девочек (отчётливое возрастание коэффициента асцилляции к 14,5 годам и снижение к 15,5 годам). Было выявлено, что индивидуальные показатели вариативности мальчиков, значимо отличаясь друг от друга, в целом стабильны, показатели же девочек, обычно не отличающиеся друг от друга высоким показателем асцилляции, в 14,5 лет дают максимальные значения вариативности, возрастающие как в индивидуальных, так и в общих показателях. Такое скачкообразное проявление высокой вариативности у девочек выражается в период бурного пубертатного роста, характеризующегося нестабильностью интересов, эмоциональными всплесками, резкими перепадами настроения, моментом изменения, повышенной уязвимостью и возрастающим потенциалом ("модные словечки"). •Субъективная взрослость, или чувство взрослости, характеризуется появлением у подростка отношения к себе не как к маленькому, а как к взрослому. Основными показателями чувства взрослости служат: •проявления потребности в уважении, доверии, признании самостоятельности; •желание оградить некоторые сферы своей жизни от вмешательства взрослых; •наличие собственной линии поведения, несмотря на несогласие взрослых или сверстников. Юношеский возраст Юношеский возраст – один из самых спутанных и противоречивых в психологических и педагогических представлениях и теориях. Спутанность и противоречивость представлений можно объяснить (как и подросткового возраста) становящимся характером самого возраста в истории цивилизации. По гипотезе Д.Б. Эльконина (1996) об историческом содержании детства, как подростковый, так и юношеский возраст исторически молоды и поэтому не обрели своей культурно-исторической формы и механизмов развития. Вследствие этого, исследователь, описывающий данный возрастной период вынужден говорить либо языком прожекта ("Какой он, "идеальный" юношеский возраст?"), либо описывать всё то многообразие путей изменения, которые проходят "наблюдаемые" юноши и девушки. Иными словами, сам объект исследования исторически молод и еще не обрел своей культурно-исторической формы. Именно поэтому представления о подростковом и юношеском возрастах, не базируются на результатах научных исследований, а лишь отражают существующую систему воспитания и обучения, т.е. детерминированы образовательными институтами (Д.Б. Эльконин, 1971; Л.С. Выготский, 1984; А.А. Маркосян, 1974; Л.И. Божович, 1995; Д.И. Фельдштейн, 1996 и др.)". В советской психологии Эльконин Д.Б. рассматривал значимость общения в подростковом и старшем школьном возрасте с позиции культурно- исторической теории. Эльконин отмечал, что в подростковом возрасте общение является ведущим видом деятельности, но и в юношеском возрасте оно не теряет своего значения. Благодаря общению, ребята строят отношения, включаются в различные виды деятельности. Эльконин называет период от 11 до 17 лет «подростковым», подразделяя его на две фазы. Ведущей деятельностью 11-15-летних (средний школьный возраст) Эльконин считает общение в системе общественно полезной деятельности, включающей такие ее коллективно выполняемые формы, как общественно-организационная, спортивная, художественная и трудовая. Внутри этой деятельности подростки овладевают способностью строить общение в зависимости от различных задач и требований жизни, способностью ориентироваться в личных особенностях в качествах других людей, способностью сознательно подчиняться нормам, принятым в коллективе. У 15-17 летних (старший школьный возраст) ведущей становится учебно-профессиональная деятельность (хотя общение по-прежнему остается ведущим), благодаря которой у старшеклассников формируются определенные познавательные и профессиональные интересы, элементы исследовательских умений, способность строить жизненные планы и вырабатывать нравственные идеалы, самосознание. Эта периодизация нормативна и выражает, прежде всего, ведомственную точку зрения школы, описывая то, чем должен заниматься старшеклассник. Внутренний мир личности, ее свобода, внешкольная деятельность, инициатива (а не только умение «подчиняться нормам»), дружба, любовь выпадают из нее как нечто несущественное, второстепенное, хотя, вышеперечисленное является очень значимым в этом возрасте и влияет на дальнейшее развитие личности. Но, наряду с этим, внутренний мир личности, внешкольная деятельность, дружба, любовь выпадают, в данной концепции, как нечто несущественное. Несмотря на утвердившиеся представления о старшеклассниках, как о людях, полностью обращенных в будущее, можно найти немало свидетельств их поглощенности настоящим. Даже самоопределение, хотя и направлено всеми своими целями, ожиданиями, надеждами в будущее, осуществляется все же, как самоопределение в настоящем – в практике живой реальности и по поводу текущих событий. С этих позиций следует оценивать и значение общения – деятельности, занимающей огромное место в жизни подростков и старших школьников и представляющей для них самостоятельную ценность.

Периодизация психического развития Эльконина - Свежие новости от «Инфоурок»

Вряд ли кто-то будет отрицать, что все дети разные, правда? У трёхлетнего ребёнка мотивы, потребности и способы развития совсем не такие, как у пятнадцатилетнего подростка, хотя и первого, и второго мы считаем детьми.

Совершенно естественно, что учёные и психологи всегда пытались каким-то образом систематизировать этапы развития, выделить общие закономерности в освоении жизненных уроков. Множество известных больших умов пытались поделить человеческое детство и вообще всё существование на отдельные периоды, которые были бы справедливы для всех. Среди них и швейцарский психолог и философ Жан Пиаже, и выдающийся американский психиатр Милтон Эриксон, и всем известный австрийский психоаналитик и невролог Зигмунд Фрейд.

Отечественная психология не отставала от мировых тенденций, и в педагогической сфере особенно громко прозвучало имя Даниила Борисовича Эльконина, всю свою жизнь посвятившего проблемам игры, а также периодизации игровой деятельности и всего психического развития ребёнка. Основным вкладом Эльконина в советскую и мировую педагогику стала разработка им и еще несколькими учёными в 50-60-х годах новой системы «развивающего обучения» и её внедрение в процесс обучения советских, а затем и российских школьников. Наиболее успешным опытом практической реализации Эльконинской системы был разработанный в девяностых годах Людмилой Петерсон непрерывный курс математики «Учусь учиться» для младшей и средней школы.

Но вернёмся к периодизации. Эльконин систематизировал этапы развития личности ребёнка от момента его рождения практически до совершеннолетия. После этого возраста периодизация уже не может быть полностью универсальной, ведь во взрослой жизни слишком много внешних факторов, просчитать которые не представляется возможным. Однако в тот период, который принято считать детством, каждый человек проходит в большей или меньшей степени одинаковые этапы психологических изменений. Для каждого возраста Элькониным описаны общие признаки и даже некоторые критерии для их объективной оценки.

По мнению Даниила Борисовича, особенности выявления отдельных периодов развития психики имеют огромное, почти фундаментальное значение не только для возрастной, но и для всей психологической науки в целом. Подробное изучение этой проблемы чрезвычайно важно, ведь оно поможет выделить движущие силы развития ребёнка на каждом из этапов, а это, в свою очередь, будет способствовать оптимизации педагогической системы и качественному улучшению воспитания. Когда родители чётко осознают мотивацию своего ребёнка и его потребности в данный период времени, они обеспечивают ему условия для гармоничного естественного развития.

Итак, в основе периодизации Эльконина лежит идея постепенной смены типов ведущей деятельности. Деятельность ребёнка на каждом конкретном этапе развития приводит к некоторым психологическим новообразованиям. Периоды делятся на:

-  ориентированные на освоение мотивационной стороны той или иной деятельности. В эти периоды ребёнок изучает человека, его мотивы и делает для себя выводы относительно человеческого поведения;

- направленные на овладевание техническими и операционными особенностями деятельности. Здесь фокус внимания детей сосредоточен на предметах и конкретных навыках взаимодействия с ними.

Эльконин выделил три обширных этапа развития:

1. Раннее детство;
2. Детство;
3. Подростковый возраст.

Каждый большой этап делится на два периода, в которых поочередно сменяется ведущая деятельность ребёнка. В каждый из периодов либо формируется эмоциональная составляющая и личные особенности, либо техническая сторона, навыки и интеллектуальная сфера.

Для удобства характеристики каждого из периодов Эльконин ввёл несколько основных критериев.

Социальная ситуация развития. Здесь рассматриваются внешние непосредственно окружающие ребёнка социальные условия, так или иначе влияющие на формирование определённых психических феноменов и отношений;

Ведущая деятельность. Здесь описывается тип активности, который доминирует на данном этапе развития. Именно он сейчас имеет наибольшее влияние на детскую психику;

Кризис. Ситуация, когда формирование какого-то одного аспекта психики сильно уходит вперёд, тогда как недостаточный навык в неактивном на данном этапе виде деятельности начинает тормозить весь процесс развития. Здесь происходит резкое изменение в психической составляющей жизни человека. Положительное прохождение кризиса позволяет выйти на качественно новый уровень развития;

Новообразования. Они появляются при положительном прохождении кризиса. Это некоторые выводы или новые навыки, которые являются конечной точкой периода, его естественным логическим завершением.

Теперь уже можно поговорить и непосредственно о самой периодизации.

Раннее детство

Сначала у детей появляется комплекс оживления на появление взрослого, дети могут улыбаться, начинать активно двигаться при виде людей. До полугода эта деятельность общения развивается, малыш начинает узнавать маму. Взрослые пытаются развивать моторику ребёнка: дают игрушку, включают его в общение через предметы, пытаются взаимодействовать с ним посредством игрушек и погремушек. К концу этого периода у детей может возникать потребность в вербальном общении.

Социальная ситуация: в этом возрасте ребёнок уже отлучён от собственной матери в физическом смысле, хотя и имеет с ней практически неразрывную тесную психологическую связь и зависимость от неё.

Ведущая деятельность: эмоциональное общение и взаимодействие со значимыми взрослыми. Дети устанавливают первичный контакт и начинают формировать доверие.

Кризисы: 1) до двух месяцев – отлучение от матери, физиологическое отделение от нее, то есть изменение внешних условия развития; 2) около одного года – уход от неразрывного состояния зависимости от матери к большей самостоятельности.

Новообразования: перестройка организма и его адаптация к новому типу жизнедеятельности, созревание индивидуальных психологических особенностей.

Малыш начинает активно исследовать мир вокруг себя. Он открывает и закрывает дверь, играет с песком, начинает самостоятельно орудовать ложкой и пить из чашек. Сейчас ребёнок посвящает почти всё своё время предметным действиям и выстраивает своё личностное общение с помощью игрушек и вещей.

Социальная ситуация: обретение первой в жизни автономности и свободы передвижения, малыш становится всё более самостоятельным и в какой-то степени независимым.

Ведущая деятельность: предметная. Манипулирование игрушками и вещами, формирование речевых навыков.

Кризисы: 3 года – вместе с независимостью и самостоятельностью растут и требования малыша, но в силу того, что эмоционально он еще не очень развит, свои потребности может выражать пока только капризным и деспотичным поведением, а также явными негативными эмоциями по отношению ко взрослым решениям, которые не совпадают с его желаниями. К трём годам всё чаще звучит местоимение «Я».

Новообразования: формируется самосознание малыша. Стремление к самостоятельности, овладевание навыками, напоминающими «взрослые».

Детство

Стремление к самостоятельности приводит к ролевым играм, имитирующим «взрослую» деятельность. Здесь ребёнок активно повторяет за близкими взрослыми, примеряет на себя их социальные роли и поведение. Он изучает межличностные отношения людей в процессе труда, и к концу этого периода у него формируется потребность занять какую-либо значимую социальную позицию.

Социальная ситуация: ребёнок больше времени посвящает не совместным играм, а самостоятельной деятельности.

Ведущая деятельность: изучение сюжетно-ролевых игр и отношений.

Кризисы: 6-7 лет – формирование некоторых особенностей внутренних переживаний. Теперь внутренние переживания могут влиять на поведение. Самый простой пример – угрызения совести.

Новообразования: понимание взаимодействий человека и социума, формирование ценностной системы «хорошо-плохо», установление отношений ребёнка и общества.

К началу данного периода у детей появляется потребность учиться. И именно в этот период эта потребность и должна удовлетвориться. Ребёнок учится читать и писать, развивает свои навыки и интеллектуальные способности. Начинается активная практика взаимоотношений с людьми.

Социальная ситуация: новые социальные взаимоотношения с людьми вне семьи.

Ведущая деятельность: непосредственно учебная активность и интеллектуальное развитие.

Кризисы: 12 лет – возникновение чувства взрослости и потребность в отношении к себе как к равному со стороны взрослых.

Новообразования: возникновение представлений о себе, как о взрослом человеке, потребность в самоутверждении.

Подростковый возраст

Здесь подросток примеряет на себя роли «взрослого». Он активно сравнивает себя с другими людьми, выявляет общности, на основе чего образуются объединения, проявляются лидерские качества, если они есть. Подростки перестраивают свои отношения и деятельность. Активно исследуется интимно-личностные аспекты и эмоциональные отношения со сверстниками.

Социальная ситуация: общение с ровесниками, нежелание взаимодействовать со взрослыми.

Ведущая деятельность: глубокое личное эмоциональное взаимодействие со сверстниками, освоение правил и норм поведения в социуме.

Кризисы: 15 лет – начинает формироваться самосознание и эго.

Новообразования: осознание собственной индивидуальности и способность к анализу собственных чувств и действий, рефлексия.

Это период юности. Здесь ставятся задачи саморазвития, самосовершенствования и самоактуализации. На этом этапе подростку важно иметь представление о том, кем он хотел бы стать в личностном и профессиональном плане.

Социальная ситуация: необходимость планирования будущего, поступления в университет и выбора профессии.

Ведущая деятельность: начало профессионального становление, приобретение первых необходимых профессиональных навыков.

Кризисы: 17 лет – нервное напряжение в связи со сложным самоопределением и вступлением во взрослую жизнь.

Новообразования: формирование мировоззрения, собственной ценностной системы и планов на будущее.

Итак, это принятая у нас в стране периодизация психического развития. Конечно, она имеет и плюсы, и минусы.

К плюсам можно отнести то, что она позволяет вывить ведущий тип деятельности ребёнка на каждом этапе его развития и, отталкиваясь от этого, формировать обучение. Также эта периодизация даёт возможность рассмотреть процесс развития как восходящую спираль, что помогает выявить связи, возникающие между отдельными периодами.

Самой главной причиной критики этой теории является её социальная направленность. Оно и понятно, ведь эта периодизация была разработана во времена Советского Союза, и она учитывает психическое развитие детей исключительно в рамках общества. Сегодня, конечно, гораздо более популярен индивидуальный подход к развитию.

Получается, что в рамках отношений между обществом и ребёнком периодизации Эльконина практически нет равных, но всегда нужно учитывать еще и особенности каждой маленькой уникальной личности, чтобы как можно более совершенно сформировать процесс её обучения.

Периодизация развития мышления в рамках Модели А.

Автор: Новикова В.Ю.

Вопросы психического развития активно исследуются отечественными и зарубежными специалистами разных областей (педагогами, психологами, психофизиологами). Возрастная периодизация существенно разнится и по количеству выделяемых периодов, и по возрастным границам, так как разные авторы принимают за основу разные критерии.

Очевидно, что для анализа психического развития в рамках Модели А, наиболее подходит возрастная периодизация, в основе которой заложены критерии, согласующиеся с соционическим понятием информационного метаболизма.

В соционике информационный метаболизм - это процесс восприятия, усвоения, обработки и передачи информации психикой человека, а также построения самой психики [7].

В свете этого определения наибольший интерес для анализа представляет категория мышления как механизма, обеспечивающего усвоение, обработку и подготовку информации для передачи и та возрастная периодизация, которая в качестве критерия выбирает параметры мышления и интеллекта.

В психологии используется два определения термина мышление: в широком и узком специальном смысле. В широком смысле мышление - это активная познавательная деятельность субъекта, необходимая для его полноценной ориентации в окружающем природном и социальном мире. При изучении конкретных психологических механизмов высших познавательных процессов мышление определяют в узком смысле - как процесс решения задач [3].

С точки зрения соционики, процесс познания и процесс решения задач происходит в соответствии со структурой Модели А ТИМа. Однако психологи отмечают процесс качественного развития мышления детей в сторону все большего усложнения структуры и возможности мыслительных операций. При этом разные специалисты называют различные детерминанты этого процесса: физиологические и генетические (Ж.Пиаже), социально-культурные (Л.С.Выготский).

А.В.Запорожец придерживается мнения, что созревание биологических свойств организма, не будучи движущей силой, создает предпосылки для возникновения психологических новообразований, в частности, в механизме мышления. "Так, например, пока не наступит интенсивное созревание ассоциативных теменно-затылочных и лобных отделов мозга, ребенок не в состоянии овладеть отвлеченным мышлением и волевой регуляцией поведения, когда же оно происходит (в дошкольном возрасте) — он усваивает эти способности". В то же время, отмечает А.В.Запорожец, усиленное функционирование новых способностей, которое обычно поддерживается внешней социальной средой, стимулирует дальнейшее биологическое созревание соответствующих структур головного мозга, включая  биохимические и морфологические их особенности [5].

Такой подход подчеркивает значимость и взаимозависимость внутренней и внешней детерминант в процессе развития мышления и необходимость учитывать оба фактора в исследовании соционических закономерностей развития психики в рамках Модели А.

В мышлении взрослого человека выделяют два вида по степени оригинальности и творческого подхода: репродуктивное и продуктивное мышление. Причем, оба этих вида задействуются человеком в зависимости от характеристики решаемых задач [3].

Репродуктивное мышление характерно обращением к знакомым и/или проверенным алгоритмам действий, а новые знания в рамках этого вида мышления привлекаются со стороны.

Продуктивное мышление характерно наличием творческого, или эвристического, типа мышления и способностью человека продуцировать новые знания самостоятельно, создавая концептуально новый нестандартный мыслительный продукт.

В психологической литературе мы находим синонимичные определения творческого и эвристического мышления. “Творческое мышление характеризуется созданием субъективно нового продукта и новообразованиями в самой познавательной деятельности по его созданию, касающимися целей, мотивов, оценок и смыслов самой деятельности. Такое мышление отличается способностью переноса знаний и умений в новую ситуацию, видением новой проблемы как в знакомой, так и нестандартной ситуации, способностью определять новую функцию объекта”[6]. "Эвристическое мышление - это мышление, направленное на выбор определенных продуктивных средств и приемов, с помощью которых решается ранее неизвестная субъекту проблема. В процессе обдумывания любой эвристической задачи или ситуации человек сам находит способ действия, сам подбирает ключи к ответу. При этом каждый с учетом собственных способностей, склонностей и интересов, накопленного багажа знаний и опыта находит свой, неповторимый путь решения проблемы, тем самым развивая эвристический способ мышления и “оттачивая” свою индивидуальность" [8].

Понятия репродуктивного и продуктивного мышления представляют чрезвычайный интерес для соционического анализа, так как прослеживается однозначная связь между этими видами мышления и качеством обработки информации, которое обеспечивается маломерными и многомерный функциями соответственно. Именно в рамках первого и второго параметров обработки информации (параметра "опыта" и параметра "норм") поиск решения задачи человеком сводится к обращению к прошлому опыту, знакомым алгоритмам действий и моделям поведения или поиску ответа у более компетентных источников. Это максимальный потенциал мышления, которые характерен для функций блоков Супер-Ид и Супер-Эго Модели А [1, 4]. В то же время, характеристики творческого, или эвристического, мышления (типа, определяющего продуктивное мышление) соответствуют качеству обработки информации, которое обеспечивается третьим параметром - параметром "ситуации". Именно параметр "ситуации" подразумевает качественный скачок в обработке информации, позволяя применять накопленные знания к конкретным ситуативным условиям задачи, создавая новые нестандартные информационные конструкты. То есть при обработке информации в рамках этого параметра становится возможным продуцирование новых знаний самим человеком, что характерно для творческого и/или эвристического мышления, и  отличает специфику работы функций блоков Ид и Эго [1, 4].

Исследуя развитие продуктивного мышления, В.Ф.Спиридонов [14] в результате эксперимента пришел к выводу, что примерно на двенадцатом году жизни подростка начинает проявляться эвристическое, или творческое, мышление, и период наиболее сензитивного становления этого мышления приходится на возрастной промежуток от 14 до 16 лет.  До 12 лет мышление ребенка носит репродуктивный характер.

Этот вывод лег в основу эксперимента по исследованию параметров информационного метаболизма школьников. В нем было задействовано 90 учащихся в возрасте от 8 до 17 лет [9]. Методом исследования стал Тест аспектных метафор, который подразумевает оценку параметров обработки информации по аспекту непосредственно внутри системы информационного метаболизма типируемого [10]. В результате эксперимента был выявлен качественный скачок в обработке информации, который соответствует характеристикам третьего параметра обработки информации. Скачок зафиксирован в возрасте 11-12 лет, что полностью согласуется  с выводами В.Ф.Спиридонова. Более того, тесты школьников в возрасте до 11 лет отличались смысловой однородностью ответов, это позволяет сделать вывод, что такие результаты обусловлены проявлением в действии второго параметра обработки информации - параметра норм, которые для учащихся одного класса во многом общие. И это также укладывается в характеристики репродуктивного мышления.

Таким образом, исследования психологов и результаты нашего собственного эксперимента позволяют сделать вывод, что развитие мышления характеризуется поэтапным раскрытием параметров обработки информации (приращением мерности функций). В частности, раскрытие третьего параметра фиксируется в возрасте 12 лет.

Психофизиологи отмечают приблизительно в этом возрасте окончательное формирование ментальной стратегии, рассматриваемой на физиологическом уровне как статистически устойчивая система приоритетов, или очередности динамического переключения активности ассоциативных и проекционных кортикальных зон учетом их полушарной принадлежности [12]. То есть, наблюдается процесс окончательного созревания свойств головного мозга.

В периодизации Ж.Пиаже [11], который исследовал развитие интеллекта, этот возраст соответствует началу стадии формальных операций, которые представляют собой систему операций второго порядка, надстроенных над конкретными операциями. Овладев формальными операциями, ребенок может строить собственные гипотетико–дедуктивные рассуждения, основанные на самостоятельном выдвижении гипотез и проверке их следствий в реальном плане. В подобных рассуждениях появляется возможность замены конкретных отношений символами, которые имеют достаточно универсальный характер. Примечательно, что характеристика формальных операций соответствует качеству обработки информации, определяемому творческим, или эвристическим, мышлением и третьим параметром обработки информации.

В области взаимодействия со средой Л.С.Выготский отмечает возраст полового созревания как критический, когда ребенок покидает стадию детской цельности и вступает в конфликт со средой, осознавая свою неприспособленность к среде [2]. Следует сразу отметить, что характеристики среды с точки зрения соционики снимаются в рамках второго параметра обработки информации - параметра "норм" [1, 4]. А для осознания неприспособленности к среде (некомпетентности в этой информации) необходим выход на качественно новый интеллектуальный уровень, с высоты которого возможна оценка ограниченности компетентности второго параметра, то есть выход на третий параметр обработки информации.

В протекании кризиса подросткового возраста отмечается появление интереса к своему внутреннему миру. До 11-13 лет для ребенка первостепенную роль играет внешний мир, который он познает и с огромным интересом изучает, на который он проецирует свою фантазию, переживания и эмоции. А в процессе подросткового кризиса ребенок начинает заглядывать внутрь себя, обретая интерес к собственным переживаниям, своему положению в окружающем его мире людей и явлений, осознавать свою уникальность. Э.Эриксон отмечает, что поиск личностной уникальности и отличия от среды становится для подростка основной идеей этого периода [15]. С позиций соционики отметим, что личностная уникальность соответствует функционированию блоков многомерных функций Эго и Ид.

Таким образом, сводя результаты исследований разных специалистов, стоящих на различных теоретических базах, мы утверждаемся в выводе о проявлении в мышлении ребенка третьего параметра обработки информации не ранее 12 лет.

Исследуя период репродуктивного мышления (до 12 лет), особое внимание обращаем на качественный переход от эгоистического типа мышления к социально ориентированному. Ж.Пиаже отмечает, что наибольшего пика развития эгоистическое мышление достигает в 3 года, а в период с 3 до 6 лет постепенно убывает. Эгоцентрическая речь, по мнению Ж.Пиаже, характеризуется тем, что субъект недостаточно осознает значение своей позиции и личных возможностей в картине внешнего мира и проецирует в этом мире свои субъективные представления. Впоследствии эгоцентризм преодолевается благодаря процессу социализации[11].

Э.Эриксон отмечает в период до 3 лет формирование самостоятельности ребенка, а после 3 лет наблюдает подражание взрослому, признаки полоролевого поведения и развитие коммуникативных навыков [15].

Л.С.Выготский характеризует период до 6-7 лет первичной ориентировкой в среде, когда ребенок окончательно овладевает всеми своими движениями, и его отношения к среде определяются тем, что среда проникает к нему через взрослых. Период от 7 лет до кризиса подросткового возраста характеризуется некоторым застоем и фиксацией развития на достигнутом ранее уровне [2].

С точки зрения соционики, для понимания такой категории как среда и постижения нюансов и правил социума необходимо привлечение второго параметра обработки информации - параметра "норм" [1, 4]. В то время как первый параметр обработки информации - параметр "опыта" - обеспечивает накапливание эгоцентрического индивидуального опыта. Таким образом, логично предположить, что раскрытие второго параметра обработки информации происходит в период от 3 до 6 лет, а до этого возраста мышление ребенка функционирует в рамках первого параметра.

В периоде продуктивного мышления, который начинается с 12 лет, отмечается кризис юности, который фиксируется в районе 20 лет. Ж.Пиаже и Л.С.Выготский в своих исследованиях этот возрастной рубеж не охватывают. Э.Эриксон отмечает возраст 20 лет как начало периода ранней взрослости, который характерен интимностью, стремлением к контактам с людьми (надо полагать, на условиях собственной уникальности, осознанной в предыдущий период подростничества). Наиболее полно кризис 17-20 лет описан В.И.Слободчиковым.

В.И.Слободчиков и Е.И Исаев [13] отмечают, что в кризисе юности молодые люди впервые сталкиваются с экзистенциальным кризисом - кризисом смысла жизни. Основный пафос этого периода - самоопределение, поиск своего места в жизни. В стадии кризиса юности актуальны вопросы о смысле жизни вообще и смысле своей жизни, о назначении человека, о собственном Я; вопросы, которые в философии относят к экзистенциальным. Ступень индивидуализации здесь представляет этап в духовной жизни человека, связанный с выработкой собственного мировоззрения, с определением своей самобытности и уникальности. Центральной проблемой молодого человека становится нахождение индивидуального, подлинно собственного отношения к социальной реальности, к своей культуре и к своему времени.

Кризис юности - это начало становления подлинного авторства в определении и реализации своего собственного взгляда на жизнь и индивидуального способа жизни. Обособляясь от образа себя в глазах ближайшего окружения, преодолевая профессионально-позиционные и политические детерминации поколения, объективируя многие свои качества как "не-я", человек становится ответственным за собственную субъектность, которая зачастую складывалась не по воле и без ведома ее носителя. Этот мотив пристрастного и неустанного рассекречивания собственной самости, переживание чувств утраты прежних ценностей, представлений, интересов и связанное с этим разочарование, и позволяет квалифицировать этот период как критический - кризис юности.

Кризис юности знаменуется существенными личностными перестройками, которые могут пройти бесконфликтно, если человек будет подготовлен к крупным переменам в его жизни, будет способен самостоятельно принимать решения и осуществлять их, намечать жизненные перспективы (далекие и близкие). Это возраст реализации потребности в самоопределении, но не в обобщенном виде, а в жизненно конкретном [13].

Большой интерес для соционического исследования представляет подмеченное В.И.Слободчиковым появление критического анализа собственных творческих способностей и решение экзистенциальных задач, которые требуют выхода на качественно новый уровень обобщения в обработке информации. Можно сказать, что для разрешения этого кризиса необходим и появляется четвертый параметр обработки информации - параметр "время" или параметр глобальности. Этот параметр обеспечивает разворачивание максимальной временной трансспективы, необходимой для обозначения жизненных перспектив. И он же обеспечивает возможность критической ревизии творческого информационного продукта, формируемого с помощью третьего параметра обработки информации - параметра "ситуации".

Таким образом, по результатам проведенного теоретического исследования можно сформулировать следующую гипотезу о периодизации развития мышления в рамках Модели А.

Придерживаясь позиции врожденности и неизменности ТИМа, мы полагаем, что происходит развитие психики в части качества обработки информации, связанное с созреванием головного мозга и развитием мышления, которое выражается в поэтапном раскрытии параметров обработки информации и приращении мерности функций Уместной представляется аналогия с физиологическим развитием человека, которая уже приводилась [9]. Так, новорожденная девочка, несмотря на четко определяемый пол, пока только потенциальная женщина (в физиологическом понимании этого слова), и ей предстоит путь полового и психического созревания, в результате которого она станет полноценной женщиной.

ТИМ новорожденного ребенка предопределен, распределение информационных аспектов в функциях Модели А задано, обработка информации происходит с учетом уровней осознанности, заданных блоками функций и кольцами Модели А. Однако физиологические свойства мыслительного аппарата ребенка таковы, что могут обеспечить обработку информации только в рамках первого параметра - параметра "опыта", который позволяет накапливать информацию и формировать личный опыт по всем аспектам и функциям Модели А. В этот период у ребенка отмечается развитие эгоцентрического мышления, которое достигает максимального уровня к 3 годам.

Период от 3 до 6 лет характеризуется активным приобщением ребенка к социуму и постепенному исчезновению эгоцентричности мышления. Ребенок начинается мыслить категориями социальных норм и правил. В процессе развития качества мышления это означает раскрытие второго параметра обработки информации - параметра "норм" - у тех функций Модели А, где этот параметр предусмотрен (базовой, творческой, ролевой, референтной, ограничительной и фоновой).

Период от 6 до 12 лет характерен застоем, здесь продолжается социализация ребенка уже в условиях школы, а развитие мышления идет, главным образом, за счет количественного наполнения информацией всех функций в рамках раскрытых параметров.

Период 12-14 лет (кризис подросткового возраста) отмечен осознанием подростком своей социальной несостоятельности (некомпетентности в рамках "норм") и формированием эгоидентичности. Здесь же фиксируется открытие творческого, или эвристического, мышления, характеризующегося способностью к нестандартным решениями, выходящим за рамки шаблонов. То есть в этот период отмечается раскрытие третьего параметра обработки информации - параметра "ситуации" - у тех функций, где он предусмотрен (базовой, творческой, ограничительной и фоновой). Развитие одномерных и двухмерных функций продолжается в части накапливания количества информации по соответствующим аспектам.

Период 17-20 лет (кризис юности) характерен возникновением и разрешением экзистенциальных задач, формированием жизненных перспектив, критическим пересмотром собственных творческих способностей. Для решения этих задач необходим и раскрывается четвертый параметр обработки информации - параметр "время", или глобальность - у базовой и фоновой функций Модели А. Развитие одно-, двух- и трехмерных функций продолжает разворачиваться в области количественного информационного наполнения.

Таким образом, приблизительно к 20-ти годам происходит окончательное формирование качества мышления в рамках Модели А. Дальнейшее развитие продолжается за счет накапливания количества информации.

Возраст открытия параметра

Функции Модели А

Параметры обработки информации

Мерность параметра

17-20

 

   

"время"

4

12-14

 

   

 

 

"ситуация"

3

3-6

       

 

 

 

"нормы"

2

0-3

 

 

 

 

 

 

   

"опыт"

1

 

1

2

3

4

5

6

7

8

 

 

Предложенная гипотеза может быть полезна для уточнения соционических рекомендаций в области детской психологии и педагогики, может открыть новый ракурс в анализе возрастных кризисов и послужить обогащению соционического знания в целом.

Список литературы:

1. Букалов А.В. "Структура и размерность функций информационного метаболизма". // СМиПЛ, 1995, № 2.

2. Выготский Л.С. "Педагогическая психология" Под ред. В.В.Давыдова // М.: Педагогика, 1991.

3. Гиппенрейтер Ю.Б., Спиридонов В.Ф., Фаликман М.В., Петухов В.В. "Психология мышления". // М.: АСТ: Астрель, 2008.

4. Ермак В.Д. "Как научиться понимать людей". // М.: Астрель, 2003.

5. Запорожец А. В. "Избранные психологические труды" В 2 т.// М., 1986.

6. Казанцева В.Ю. "Решение учебных задач как фактор развития эвристического мышления учащихся: Диссертация канд пед. наук": 13.00.01 // Улан –Удэ, 2004.

7. Митрохина А.Л. "Общая соционика. Информационный метаболизм психики. Учебно-практическое пособие". // М.: Черная белка, 2010.

8. Нечаева Ю.В. "Эвристическое и другие виды мышления школьников".// М.: Первое сентября, 2003-2010.

9. Новикова В.Ю. " Исследование особенностей информационного метаболизма школьников методом теста аспектных метафор".

10. Новикова В.Ю. "Тест аспектных метафор. Технологии психолингвистики в соционической диагностике"// СМиПЛ, 2008, № 2.

11. ПиажеЖ. "Речь и мышление ребенка".// М.: Педагогика-Пресс,1994.

12. Сандомирский М.Е. "Ментальные стратегии, психологические типы и измененные состояния сознания". - В сб.: Из Хаоса в Космос. // М.: 1995.

13. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основные ступени развития субъектности человека // Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Учебное пособие для вузов. // М.: Школьная Пресса, 2000.

14. Спиридонов В.Ф. "Закономерности онтогенетического развития продуктивного мышления". // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1994. №2.

15. Элкинд Д. "Эрик Эриксон и восемь стадий человеческой жизни" / [Пер. с. англ.] // М.: Когито-центр, 1996.

макроциклов, мезоциклов и микроциклов: понимание трех циклов периодизации

Что такое периодизация?

  • Периодические обучающие работы по концепции перегрузки и адаптации; Через какое-то время подвергая организм стрессу, позволяя ему восстанавливаться, а затем снова подвергая его стрессу, спортсмены могут постепенно улучшать физическую форму.
  • Периодизация состоит из трех типов циклов:
  • Макроцикл относится к вашему сезону в целом.
  • Мезоцикл относится к конкретному тренировочному блоку в течение этого сезона; е.грамм. фаза выносливости.
  • Микроцикл относится к наименьшей единице в мезоцикле; обычно неделя тренировок.
  • Структурируя свой сезон с учетом этих циклов, вы можете быть уверены, что строите и восстанавливаетесь адекватно для оптимальной адаптации.

Прочтите, чтобы узнать о теории, лежащей в основе периодизации, и о том, как вы можете применить ее к своему годовому плану тренировок.

Периодическое обучение 101

Периодизация - это процесс разделения годового плана тренировок на определенные временные блоки, где каждый блок имеет конкретную цель и обеспечивает ваше тело различными типами стресса.Это позволяет вам создать несколько периодов тяжелых тренировок и несколько периодов облегчения для облегчения восстановления. Периодизация также помогает вам развивать различные физиологические способности на разных этапах тренировки. Например, во время базовой тренировки вы сосредотачиваетесь на развитии аэробной и мышечной выносливости. Во время фазы интенсивности этот фокус переключается на лактатный порог и аэробную способность (то есть, VO2 max), а когда вы входите в фазу соревнований, больший акцент делается на повышение анаэробной способности и нервно-мышечной силы.

Наиболее важно то, что периодизация - лучший способ повысить тренировочный эффект, который заключается в изменениях в вашей сердечно-легочной и опорно-двигательной системах, которые приводят к увеличению скорости и выносливости на велосипеде. Чтобы разработать эффективную программу тренировок, важно понимать основы периодизации. Эта основа состоит из трех циклов: макроциклов, мезоциклов и микроциклов.

Макроциклы

Макроцикл является самым длинным из трех циклов и включает в себя все четыре этапа периодизированной программы обучения (например,g., выносливость, интенсивность, соревнование и восстановление). Поскольку макроциклы включают в себя все 52 недели вашего годового плана, они дают вам представление о тренировочном режиме с высоты птичьего полета и позволяют облегчить долгосрочное планирование. Например, если вы хотите достичь пика для национального чемпионата через год, вы можете отметить эту дату в своем календаре и работать в обратном направлении, чтобы создать программу, которая позволит вам достичь пика в это время. Вы можете использовать один и тот же процесс, чтобы определить несколько важных событий в течение года и разработать план, способствующий достижению нескольких пиков спортивной формы.Помните, что из-за его длины вы всегда будете вносить изменения в свой макроцикл в течение года.

Мезоциклы

Мезоцикл представляет собой определенный блок тренировки, предназначенный для достижения определенной цели. Например, во время фазы выносливости вы можете разработать мезоцикл, предназначенный для повышения вашей мышечной выносливости на велосипеде (способность крутить педали относительно больших передач с умеренной частотой вращения педалей в течение длительного периода). Этот мезоцикл может состоять из шести тренировок в течение трех недель с упором на крутые педали с одной неделей восстановления.Точно так же вы можете разработать мезоцикл для фазы интенсивности, который предназначен для улучшения вашей функциональной пороговой мощности, или FTP (самая высокая средняя мощность, измеряемая в ваттах, которую вы можете поддерживать в течение одного часа). Этот мезоцикл может включать три недели пороговых интервалов, за которыми следует неделя восстановления.

Во время фазы соревнований вы можете разработать мезоцикл, который улучшит вашу нервно-мышечную силу, то есть способность крутить педали на очень большой передаче с очень высокой частотой вращения педалей в течение короткого периода времени (т.е.э., спринт). Этот мезоцикл может включать четыре длительных интервальных тренировки спринта и четыре короткие интервальные тренировки спринта в течение трехнедельного периода. Вы даже можете разработать мезоцикл для восстановительного этапа тренировок. Конечно, основной целью этого мезоцикла будет отдых и восстановление сил, но он также будет включать в себя серию легких поездок, предназначенных для ускорения процесса восстановления.

Мезоциклы обычно длится три или четыре недели. Два очень распространенных мезоцикла состоят из 21 и 28-дневных тренировочных блоков.Например, 25-летний опытный спортсмен может использовать схему тренировок 23/5 (т. Е. 28-дневный мезоцикл). Это 23 дня относительно тяжелой работы, за которыми следуют 5 дней восстановления и легкого вращения. И наоборот, пожилой или менее опытный велосипедист может выбрать тренировочную схему 16/5 (т. Е. 21-дневный мезоцикл), которая включает 16 дней тяжелых тренировок с последующими 5 днями восстановления. Если вы не уверены, какой вариант выбрать, я предлагаю вам начать с 21-дневного мезоцикла и перейти к более длительному варианту, когда вы будете готовы к более сложному испытанию.И наоборот, если вы в настоящее время используете 28-дневный мезоцикл и имеете дело с повторяющейся усталостью, используйте более короткий мезоцикл, который дает вам больше времени на восстановление.

Микроциклы

Микроцикл - это самый короткий тренировочный цикл, который обычно длится неделю с целью облегчения целенаправленного блока тренировки. Примером этого является блок выносливости, когда велосипедист делает три или четыре длинных заезда вместе в течение одной недели, чтобы постепенно перегрузить тренировочный объем.Другой пример включает тренировку блока, которая состоит из очень тяжелых тренировок в течение двух или трех дней подряд с последующим равным объемом восстановления (выходные или очень легкие поездки). Это будет представлять собой микроцикл интенсивности, цель которого состоит в том, чтобы улучшить ключевые физиологические способности, такие как порог лактата (максимальная интенсивность, которую велосипедист может поддерживать в течение 60 минут) и аэробная способность (максимальное количество кислорода, которое организм может потреблять во время упражнений высокой интенсивности) . Вообще говоря, три или четыре микроцикла связаны вместе, образуя мезоцикл.

В заключение, вы можете получить максимальную отдачу от своей тренировки, хорошо разбираясь в каждом из трех циклов периодизации, а затем используя эти циклы для создания плана, который позволит вам достичь пика для ваших самых важных событий в течение года.

Периодизация - обзор | Темы ScienceDirect

Что такое современная история и когда?

Периодизация в истории всегда проблематична и спорна, не меньше для современной истории, чем для любого временного периода.Неизбежно историкам всех времен и народов трудно прийти к единому мнению о том, когда именно начинается и заканчивается период, с которым они отождествляют себя. Отчасти это связано с тем, что историки имеют разные интересы, что обязательно для того, чтобы получить достаточно всеобъемлющее понимание прошлого, и потому, что нации и общества не переживают всеохватывающих разрывов даже после серьезного кризиса, такого как война, революция, оккупация или чума. Некоторые особенности общества могут сохраняться, такие как религиозная вера или структура семьи, которые будут интересовать некоторых историков, в то время как другие сосредоточатся на переживании разрыва.

Однако в одном существенном элементе периодизации современные историки согласны: их период заканчивается настоящим. Он включает в себя историю совсем недавнего прошлого, поэтому конечная точка современной истории согласована, но постоянно смещается. Где это начинается, более спорно. Некоторые в прошлом утверждали, что современная история - это история нынешнего поколения или событий в течение жизни историка. Это не годится, потому что поколения пересекаются, а некоторые жизни очень долгие.Это определение оставляет нам «постоянно меняющиеся границы и постоянно меняющееся содержание с предметом, который находится в постоянном изменении», как писал Джеффри Барраклаф в своей книге Introduction to Contemporary History (1966: стр. 13–14). первая современная работа на английском языке по данной теме. Как он отмечал, в то время, когда он писал (книга была впервые опубликована в 1964 году), еще можно было встретить людей, которые беседовали с Бисмарком, и другими, «для которых Гитлер был такой же исторической фигурой, как Наполеон или Юлий. Цезарь »(стр.13).

Барраклаф предложил два дополнительных определения современной истории. Во-первых, это была история определенного периода: он утверждал, что современную историю следует датировать концом 1950-х годов, когда был четко определен ряд крупных исторических изменений, включая появление Соединенных Штатов и России как «сверхдержав» и ослабление Западной Европы; распад империй; «Корректировка отношений между белыми и цветными народами»; и термоядерная революция и другие технологические преобразования.«Взятые вместе, - утверждал он, - они придают современной истории особенное качество, которое отличает ее от предшествующего периода» (стр. 17). Но, как утверждал Барраклаф, чтобы понять природу и значение этих изменений, изучение современной истории должно начаться примерно в 1890 году, когда «сформировались силы, которые сформировали современный мир». В это время, среди прочего, действительно стал экономический обмен. Глобальный; империи достигли пика; рабочие движения росли и укреплялись, а социализм стал мощной силой; больше наций двигалось к современной демократии; и европейские страны приняли соглашения, которые приведут к двум мировым войнам.

Но все же, предупредил Барраклаф, «нам следует остерегаться точных дат. Современная история начинается, когда проблемы современного мира впервые обретают видимую форму. »(курсив мой: стр. 20). Он признал, что для понимания некоторых современных явлений требуется гораздо более длительный период времени, чем для других. Сегодня мы могли бы привести примеры войн в Афганистане или финансовых кризисов, понимая, что и то, и другое может выиграть от исторического анализа, но временные рамки очень разные.Второе определение современной истории, по его мнению, заключается в ее способности «прояснить основные структурные изменения, которые сформировали современный мир», которые «могут увести нас далеко в прошлое». (стр. 16–17). Следовательно, «мы не можем сказать, что современная история« начинается »полностью в 1945, или 1939, или 1917, или 1898, или в любую другую конкретную дату, которую мы можем выбрать» (стр. 20). Начало зависит от исследуемого аспекта современного мира. Однако для практических целей, таких как преподавание курсов современной истории, необходимо выбрать временные рамки.Когда цель состоит в том, чтобы преподать историю недавнего прошлого или передать ее смысл широкой аудитории, а не объяснять конкретное событие или набор событий, выбор может быть в некоторой степени произвольным, определяемым тем, что поддается управлению. доступное время.

Привязка ключевых черт современного мира к концу 1950-х годов имела смысл в 1964 году. Пятьдесят лет спустя мы могли бы думать иначе. С 1989 года коммунизм почти исчез из Европы, и социалистические идеи повсюду подвергаются более ожесточенным вызовам, чем раньше.Холодная война закончилась, и Россия стала менее влиятельной, поэтому постепенно влияние Соединенных Штатов стало падать, в то время как Китай (все еще официально коммунистический) становился все более влиятельным в мировой экономике и политике. Версии ислама влияют на мировые дела так, как они не влияли на протяжении веков, как и политика стран, в которых он силен. Изобретение всемирной паутины произвело революцию в коммуникациях, повлияв на повседневную жизнь, в том числе в сфере развлечений, покупок и политики.Хотя эти изменения нужно рассматривать в контексте. Как утверждал Дэвид Эджертон, старые технологии никогда не перестали быть важными. В 2000 году мир потреблял больше угля, а паровая энергия была более распространена, чем в 1950 или 1900 годах (Edgerton, 2006). Велосипед по-прежнему является важным и растущим в Европе транспортным средством, которое очень поощряется как источник физических упражнений и хорошего здоровья. Точно так же старые идеи, иногда очень старые, такие как религиозная вера, и практики, политические, социальные и культурные, а также технологические, не исчезли, но глубоко влияют на повседневную жизнь.

Сравнение периодических и непериодизированных тренировок с отягощениями на максимальную силу: метаанализ

  • 1.

    Кенни В.Л., Уилмор Дж. Х., Костилл Д.Л. Физиология спорта и физических упражнений. 5-е изд. Шампанское: Human Kinetics; 2011.

  • 2.

    Kraemer WJ, Ratamess NA. Основы тренировки с отягощениями: прогрессирование и назначение упражнений. Медико-спортивные упражнения. 2004. 36 (4): 674–88.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Siff MC. Супертренировка. Денвер: Институт супертренинга; 2003.

  • 4.

    Baechle TR, Earle RW. Основы силовой тренировки и кондиционирования. Шампанское: Human Kinetics; 2008.

  • 5.

    Бейкер Д., Нэнси С. Соотношение между силой и мощью профессиональных игроков лиги регби. J Strength Cond Res. 1999. 13 (3): 224–9.

    Google Scholar

  • 6.

    Мосс Б., Рефснес П., Абильдгаард А. и др.Влияние силовых тренировок с максимальным усилием с различными нагрузками на динамическую силу, площадь поперечного сечения, соотношение нагрузки-мощности и скорости нагрузки. Eur J Appl Physiol Occup Physiol. 1997. 75 (3): 193–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 7.

    Бейкер Д. Сравнение силы и мощности верхней части тела между профессиональными игроками лиги регби и игроками студенческого возраста. J Strength Cond Res. 2001. 15 (1): 30–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Stone MH, Sanborn K, O’Bryant HS, et al. Максимальное соотношение силы-мощности-результативности у студенческих метателей. J Strength Cond Res. 2003. 17 (4): 739–45.

    PubMed Google Scholar

  • 9.

    Cormie P, McGuigan MR, Newton RU. Влияние силы на величину и механизмы адаптации к силовой тренировке. Медико-спортивные упражнения. 2010. 42 (8): 1566–81.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 10.

    Табер С., Беллон С., Эбботт Х. и др. Роли максимальной силы и скорости развития силы в максимальном увеличении мышечной силы. Strength Cond J. 2016; 38 (1): 71–8.

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Фрай AC. Роль интенсивности упражнений с отягощениями на адаптацию мышечных волокон. Sports Med. 2004. 34 (10): 663–79.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 12.

    Тан Б.Управление переменными программы тренировок с отягощениями для оптимизации максимальной силы у мужчин: обзор. J Strength Cond Res. 1999. 13 (3): 289–304.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Campos GE, Luecke TJ, Wendeln HK, et al. Мышечные адаптации в ответ на три различных режима тренировок с отягощениями: специфика повторения зон максимальной тренировки. Eur J Appl Physiol. 2002. 88 (1–2): 50–60.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 14.

    Rhea MR, Alvar BA, Burkett LN, et al. Мета-анализ для определения реакции на дозу для развития силы. Медико-спортивные упражнения. 2003. 35 (3): 456–64.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Петерсон, доктор медицины, Рея М.Р., Алвар Б.А. Максимальное развитие силы у спортсменов: метаанализ для определения зависимости «доза-реакция». J Strength Cond Res. 2004. 18 (2): 377–82.

    PubMed Google Scholar

  • 16.

    Петерсон, доктор медицины, Рея, доктор медицины, Альвар Б.А. Применение зависимости доза-реакция для развития мышечной силы: обзор метааналитической эффективности и надежности для разработки рецепта на тренировку. J Strength Cond Res. 2005. 19 (4): 950–8.

    PubMed Google Scholar

  • 17.

    Herrick AB, Stone WJ. Влияние периодизации и прогрессивных упражнений с отягощениями на силу верхней и нижней части тела у женщин. J Strength Cond Res. 1996. 10 (2): 72–6.

    Google Scholar

  • 18.

    Stone MH, O’Bryant HS, Schilling BK, et al. Периодизация: эффекты манипулирования объемом и интенсивностью. Часть 1. Strength Cond J. 2000; 49 (2): 56–62.

  • 19.

    ДеВиз Б., Грей Х., Самс М. и др. Пересмотр определения периодизации: объединение исторических принципов с современными проблемами. Олимпийский тренер. 2013; 24: 5–19.

  • 20.

    ДеВиз Б.Х., Хорнсби Г., Стоун М. и др. Тренировочный процесс: планирование силовых тренировок в легкой атлетике.Часть 1: теоретические аспекты. J Sport Health Sci. 2015; 4 (4): 308–17.

  • 21.

    Плиск SS, Stone MH. Стратегии периодизации. Strength Cond J. 2003; 25 (6): 19–37.

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Stone MH, Stone M, Sands WA и др. Принципы и практика тренировки с отягощениями. Шампанское: Human Kinetics; 2007.

    Google Scholar

  • 23.

    ДеВиз Б.Х., Хорнсби Г., Стоун М. и др.Тренировочный процесс: планирование силовых тренировок в легкой атлетике. Часть 2: Практические и прикладные аспекты. J Sport Health Sci. 2015; 4 (4): 318–24.

  • 24.

    Иссурин В.Б. Новые горизонты методологии и физиологии периодизации тренировок. Sports Med. 2010. 40 (3): 189–206.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 25.

    Бартоломей С., Хоффман Дж. Р., Мерни Ф. и др. Сравнение традиционных и блочно-периодизированных программ силовых тренировок у тренированных спортсменов.J Strength Cond Res. 2014; 28 (4): 990–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 26.

    Иссурин В. Блочная периодизация в сравнении с традиционной теорией обучения: обзор. J Sports Med Phys Fit. 2008; 48 (1): 65.

    CAS Google Scholar

  • 27.

    Haff GG, Triplett NT. Основы силовой тренировки и кондиционирования. 4-е изд. Шампанское: Human Kinetics; 2015.

    Google Scholar

  • 28.

    Stone M, Wathen D. Письмо в редакцию. Strength Cond J. 2001; 23 (5): 7.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Рея М.Р., Болл С.Д., Филлипс В.Т. и др. Сравнение линейных и дневных волнообразных периодизованных программ с одинаковым объемом и интенсивностью для силы. J Strength Cond Res. 2002. 16 (2): 250–5.

    PubMed Google Scholar

  • 30.

    Buford TW, Rossi SJ, Smith DB и др.Сравнение моделей периодизации в течение девяти недель с приравниванием объема и интенсивности к силе. J Strength Cond Res. 2007. 21 (4): 1245–50.

    PubMed Google Scholar

  • 31.

    Брэдли-Попович Г.Е. Сравнение нелинейных моделей с линейной периодизацией. Сила Конд Дж. 2001; 23 (1): 42.

    Google Scholar

  • 32.

    Stone MH, O’Bryant HS. Письмо редактору. J Strength Cond Res.1995. 9 (2): 125–6.

    Google Scholar

  • 33.

    О’Брайант Х.С., Берд Р., Стоун М.Х. Показатели велоэргометра и адаптация максимальной силы ног и бедер к двум различным методам силовых тренировок. J Strength Cond Res. 1988. 2 (2): 27–30.

    Google Scholar

  • 34.

    Stone MH, Potteiger JA, Pierce KC, et al. Сравнение влияния трех различных программ силовых тренировок на максимальное приседание с одним повторением.J Strength Cond Res. 2000. 14 (3): 332–7.

    Google Scholar

  • 35.

    Kramer JB, Stone MH, O’Bryant HS, et al. Влияние одиночных и множественных тренировок с отягощениями: влияние объема, интенсивности и вариативности. J Strength Cond Res. 1997. 11 (3): 143–147.

    Google Scholar

  • 36.

    Уиллоуби Д.С. Сравнение трех выбранных программ силовых тренировок для верхней и нижней части тела силовых тренировок мужчин.Appl Res Coaching Athletics. 1992; 1: 124–46.

    Google Scholar

  • 37.

    Hoffman JR, Ratamess NA, Klatt M, et al. Сравнение различных программ тренировок с отягощениями в межсезонье для игроков американского колледжа III дивизиона. J Strength Cond Res. 2009. 23 (1): 11–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 38.

    Соуза Е.О., Угринович С., Триколи В. и др.Ранняя адаптация к шести неделям непериодизированных и периодизированных режимов силовых тренировок у мужчин-любителей. J Sports Sci Med. 2014; 13 (3): 604–9.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39.

    Рея MR, Alderman BL. Метаанализ периодизированных и непериодизированных программ силовых и силовых тренировок. Res Q Exerc Sport. 2004. 75 (4): 413–22.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 40.

    Маркс Дж. О., Ратамесс Н. А., Ниндл BC и др. Схема с малым объемом в сравнении с периодическими тренировками с отягощениями большого объема у женщин Медико-спортивные упражнения. 2001. 33 (4): 635–43.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 41.

    Kraemer WJ, Hakkinen K, Triplett-Mcbride NT, et al. Физиологические изменения при периодических тренировках с отягощениями у теннисисток. Медико-спортивные упражнения. 2003. 35 (1): 157–68.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 42.

    ДеБелизо М., Харрис С., Спитцер-Гибсон Т. и др. Сравнение протокола тренировки силы с периодизированным и фиксированным повторением у пожилых людей. J Sci Med Sport. 2005. 8 (2): 190–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Monteiro AG, Aoki MS, Evangelista AL, et al. Нелинейная периодизация максимизирует прирост силы в программах тренировок с отягощениями. J Strength Cond Res. 2009. 23 (4): 1321–6.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 44.

    Pacobahyba N, de Souza Vale RG, de Souza SLP, et al. Сила мышц, базальные уровни тестостерона и мочевины в сыворотке у спортсменов-футболистов, представленные в программе нелинейной периодизации. Rev Bras Med Esporte. 2012. 18 (2): 130–3.

  • 45.

    Мораес Э., Флек С.Дж., Рикардо Диас М. и др. Влияние на силу, мощность и гибкость у подростков непериодизированных и ежедневных нелинейных периодизированных силовых тренировок. J Strength Cond Res. 2013. 27 (12): 3310–21.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 46.

    Ахмадизад С., Горбани С., Гасемикарам М. и др. Влияние краткосрочных непериодизированных, линейно-периодизированных и ежедневных волнообразных периодизированных тренировок с отягощениями на адипонектин, лептин и инсулинорезистентность в плазме. Clin Biochem. 2014; 47 (6): 417–22.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 47.

    Storer TW, Dolezal BA, Berenc MN, et al. Влияние контролируемых периодических тренировок по сравнению с самостоятельными тренировками на безжировую массу тела и другие показатели физической подготовки членов оздоровительного клуба.J Strength Cond Res. 2014; 28 (7): 1995–2006.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 48.

    Харрис С.К., Любанс Д.Р., Каллистер Р. Систематический обзор и метаанализ линейных и волнообразных программ тренировок с отягощениями на силу мышц. J Strength Cond Res. 2015; 29 (4): 1113–25.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 49.

    Moher D, Liberati A, Tetzlaff J, et al.Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. Ann Intern Med. 2009. 151 (4): 264–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 50.

    МакГи Д., Джесси Т.К., Стоун М.Х. и др. Адаптация выносливости ног и бедер к трем программам силовых тренировок. J Strength Cond Res. 1992. 6 (2): 92–5.

    Google Scholar

  • 51.

    Стоуэрс Т., Макмиллан Дж., Скала Д. и др.Краткосрочные эффекты трех различных методов силовых тренировок. NSCA J. 1983; 5 (3): 24–7.

    Google Scholar

  • 52.

    Уиллоуби Д.С. Влияние программ тренировок с отягощениями на длину мезоцикла, включающих периодизацию и частичное уравнивание объемов, на силу верхней и нижней частей тела. J Strength Cond Res. 1993; 7: 2–8.

    Google Scholar

  • 53.

    Conlon JA, Haff GG, Tufano JJ и др.Применение сеансового рейтинга воспринимаемой нагрузки среди различных моделей тренировок с отягощениями у пожилых людей. J Strength Cond Res. 2015; 29 (12): 3439–46.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 54.

    Хеджес Л.В., Олькин И. Статистические методы метаанализа. Орландо: академический; 1985.

    Google Scholar

  • 55.

    Maher CG, Sherrington C, Herbert RD, et al.Надежность шкалы PEDro для оценки качества рандомизированных контролируемых исследований. Phys Ther. 2003. 83 (8): 713–21.

    PubMed Google Scholar

  • 56.

    Эггер М., Смит Г.Д., Шнайдер М. и др. Предвзятость в метаанализе обнаруживается с помощью простого графического теста. BMJ. 1997. 315 (7109): 629–34.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57.

    Rosenberg MS.Возвращение к проблеме файлового ящика: общий взвешенный метод для расчета числа отказоустойчивости в метаанализе. Эволюция. 2005. 59 (2): 464–8.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 58.

    Lipsey MW, Wilson DB. Практический мета-анализ. Thousand Oaks: Sage Publications; 2001.

    Google Scholar

  • 59.

    Хиггинс Дж. П., Томпсон С. Г., Дикс Дж. Дж. И др. Измерение несогласованности в метаанализах.BMJ. 2003; 327 (7414): 557.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60.

    Hox J. Многоуровневый анализ: методы и приложения. 2-е изд. Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис; 2010.

    Google Scholar

  • 61.

    Зингер Дж. Д., Использование SAS. PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. J Educ Behav Stat. 1998. 23 (4): 323–55.

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Kraemer WJ. Влияние объема и периодизации тренировки с отягощениями на физиологическую адаптацию и адаптацию к результативности у теннисисток. Am J Sports Med. 2000. 28: 626–33.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 63.

    Бейкер Д., Уилсон Г., Карлайон Р. Периодизация: влияние на силу манипулирования объемом и интенсивностью.J Strength Cond Res. 1994. 8 (4): 235–42.

    Google Scholar

  • 64.

    Schiotz MK, Potteiger JA, Huntsinger PG, et al. Кратковременное влияние периодических тренировок с постоянной интенсивностью на состав тела, силу и производительность. J Strength Cond Res. 1998. 12 (3): 173–8.

    Google Scholar

  • 65.

    Розенталь Р. Проблема с файловым ящиком и допуск на нулевые результаты.Psychol Bull. 1979; 86 (3): 638.

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Oba Y, Hetzler RK, Stickley CD, et al. Аллометрическая шкала показателей силы у футбольных спортсменов дивизиона NCAA I-A. J Strength Cond Res. 2014. 28 (12): 3330–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 67.

    Hoeger WW, Hopkins DR, Barette SL, et al. Связь между повторениями и выбранными процентами от одного максимума повторения: сравнение нетренированных и тренированных мужчин и женщин.J Strength Cond Res. 1990. 4 (2): 47–54.

    Google Scholar

  • 68.

    Painter KB, Haff GG, Ramsey MW, et al. Прирост силы: блочные и ежедневные силовые тренировки с волнообразной периодизацией среди легкоатлетов. Int J Sports Physiol Perform. 2012; 7 (2): 161–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 69.

    Петерсон М.Д., Додд Д.Д., Алвар Б.А. и др. Волновой тренинг для развития иерархической пригодности и повышения производительности труда пожарных.J Strength Cond Res. 2008. 22 (5): 1683–95.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 70.

    Рея М.Р., Филлипс В.Т., Беркетт Л.Н. и др. Сравнение линейных и суточных волнообразных периодизованных программ с одинаковым объемом и интенсивностью для локальной мышечной выносливости / Сравнение программ периодических тренировок, частных и линейных тренировок с учетом интенсивностей и объемов, например, для местной мышечной выносливости. J Strength Cond Res.2003. 17 (1): 82–7.

    PubMed Google Scholar

  • 71.

    Prestes J, Frollini AB, de Lima C, et al. Сравнение линейных и ежедневных волнообразных периодических тренировок с отягощениями для увеличения силы. J Strength Cond Res. 2009. 23 (9): 2437–42.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 72.

    Миранда Ф., Симао Р., Рея М. и др. Влияние линейных и ежедневных волнообразных периодизированных тренировок с отягощениями на максимальный и субмаксимальный прирост силы.J Strength Cond Res. 2011; 25 (7): 1824–30.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 73.

    Franchini E, Branco BM, Agostinho MF, et al. Влияние линейной и волнообразной периодизации силы на физическую подготовку, физиологические реакции и реакции на симуляцию матчей по дзюдо. J Strength Cond Res. 2015; 29 (2): 358–67.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 74.

    Хоффман Дж. Р., Венделл М., Купер Дж. И др. Сравнение линейных и нелинейных программ сезонных тренировок футболистов-первокурсников. J Strength Cond Res. 2003. 17 (3): 561–5.

    PubMed Google Scholar

  • 75.

    Американский колледж спортивной медицины. Позиционный стенд Американского колледжа спортивной медицины. Модели прогресса в тренировках с отягощениями для здоровых взрослых. Медико-спортивные упражнения. 2009. 41 (3): 687–708.

    Артикул Google Scholar

  • 76.

    Stone M, O’Bryant H, Schilling B и др. Периодизация: эффекты манипулирования объемом и интенсивностью. Часть 2. Strength Cond J. 1999; 21 (3): 54.

  • 77.

    Zourdos MC, Jo E, Khamoui AV, et al. Модифицированная модель суточной волнообразной периодизации дает более высокие характеристики, чем традиционная конфигурация у пауэрлифтеров. J Strength Cond Res. 2015; 30 (3): 784–91.

    Артикул Google Scholar

  • 78.

    Клемп А., Долан С., Куилс Дж. М. и др.Уравненные по объему ежедневные волнообразные стратегии программирования с большим и низким повторением приводят к аналогичной гипертрофии и силовой адаптации. Appl Physiol Nutr Metab. 2016; 41 (999): 1–7.

    Google Scholar

  • 79.

    Ахтиайнен Дж. П., Пакаринен А., Ален М. и др. Гипертрофия мышц, гормональная адаптация и развитие силы во время силовых тренировок у силовых и нетренированных мужчин. Eur J Appl Physiol. 2003. 89 (6): 555–63.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 80.

    Моритани Т. Нервные факторы в сравнении с гипертрофией во времени прироста мышечной силы. Am J Phys Med Rehabil. 1979. 58 (3): 115–30.

    CAS Google Scholar

  • 81.

    Mangine GT, Hoffman JR, Fukuda DH, et al. Увеличение силы и размера мышц: важность тренировочного объема, интенсивности и статуса. Кинезиология. 2015; 47 (2): 131–8.

    Google Scholar

  • 82.

    Филипс СМ. Краткосрочные тренировки: когда повторяющиеся упражнения с отягощениями становятся тренировкой? Может J Appl Physiol. 2000. 25 (3): 185–93.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 83.

    Stone MH, Plisk SS, Stone ME и др. Развитие спортивных результатов: объемная нагрузка -1 подход против нескольких подходов, скорость тренировки и вариации тренировки. Strength Cond J. 1998; 20 (6): 22–31.

  • 84.

    Fleck SJ. Периодические силовые тренировки: критический обзор.J Strength Cond Res. 1999. 13 (1): 82–9.

    Google Scholar

  • 85.

    Хаккинен К., Пакаринен А., Коми П.В. и др. Нервно-мышечные адаптации и гормональный баланс у силовых спортсменов, физически активных мужчин и женщин во время интенсивных силовых тренировок. J Biomech. 1989; 22 (10): 1017.

    Артикул Google Scholar

  • 86.

    Хаккинен К., Коми П.В., Ален М. и др. ЭМГ, характеристики мышечных волокон и силы в течение 1 года тренировок у высококлассных тяжелоатлетов.Eur J Appl Physiol Occup Physiol. 1987. 56 (4): 419–27.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 87.

    МакЛестер Дж. Р., Бишоп Э., Гиллиамс М. Сравнение 1 дня и 3 дней в неделю равных по объему тренировок с отягощениями у опытных испытуемых. J Strength Cond Res. 2000. 14 (3): 273–81.

    Google Scholar

  • 88.

    Хаккинен К., Каллинен М. Распределение объема силовой тренировки на одно или два ежедневных занятия и нервно-мышечная адаптация у спортсменок.Электромиогр Клин Нейрофизиол. 1994. 34 (2): 117–24.

    PubMed Google Scholar

  • 89.

    Раастад Т., Киркетейг А., Вольф Д. и др., Редакторы. Пауэрлифтеры улучшили силу и мышечную адаптацию в большей степени, когда равный общий тренировочный объем был разделен на 6 по сравнению с 3 тренировками в неделю. В: 17-я ежегодная конференция Европейского колледжа спортивных наук: Брюгге; 2012.

  • 90.

    Лидор Р., Тененбаум Г., Зив Г. и др.Достижение опыта в спорте: осознанная практика, адаптация и периодизация тренировок. Kinesiol Rev.2016; 5 (2): 129–41.

    Артикул Google Scholar

  • 91.

    Newell A, Rosenbloom PS. Механизмы приобретения навыков и практическое право. Познавательные навыки и их приобретение. Хиллсдейл: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1981. с. 1–55.

  • 92.

    Schoenfeld BJ, Ratamess NA, Peterson MD, et al. Влияние частоты тренировок с отягощениями на мышечную адаптацию у хорошо тренированных мужчин.J Strength Cond Res. 2015; 29 (7): 1821–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 93.

    Candow DG, Burke DG. Влияние краткосрочных тренировок с отягощениями равного объема с разной частотой тренировок на мышечную массу и силу у нетренированных мужчин и женщин. J Strength Cond Res. 2007. 21 (1): 204–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 94.

    Krieger JW. Один подход против нескольких подходов упражнений с отягощениями: мета-регресс.J Strength Cond Res. 2009. 23 (6): 1890–901.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 95.

    Рея М.Р., Алвар Б.А., Болл С.Д. и др. Три подхода силовых тренировок превосходят один подход с одинаковой интенсивностью для развития силы. J Strength Cond Res. 2002. 16 (4): 525–9.

    PubMed Google Scholar

  • 96.

    Haff GG. Количественная оценка нагрузок в тренировках с отягощениями: краткий обзор.Strength Cond J. 2010; 10: 31–40.

    Google Scholar

  • 97.

    Scott BR, Duthie GM, Thornton HR, et al. Мониторинг тренировок для упражнений с отягощениями: теория и приложения. Sports Med. 2016; 46 (5): 1–12.

    Артикул Google Scholar

  • 98.

    Schoenfeld BJ, Peterson MD, Ogborn D, et al. Эффекты low-vs. тренировки с отягощениями с высокими нагрузками на мышечную силу и гипертрофию у хорошо тренированных мужчин.J Strength Cond Res. 2015; 29 (10): 2954–63.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 99.

    Schoenfeld BJ, Ratamess NA, Peterson MD, et al. Влияние различных стратегий нагрузки при тренировках с отягощениями, равных по объему, на мышечную адаптацию у хорошо тренированных мужчин. J Strength Cond Res. 2014. 28 (10): 2909–18.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 100.

    Lemeshow AR, Blum RE, Berlin JA, et al.Поиск в одной или двух базах данных был недостаточен для метаанализа наблюдательных исследований. J Clin Epidemiol. 2005. 58 (9): 867–73.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 101.

    Linder SK, Kamath GR, Pratt GF, et al. Поиск по цитированию более чувствителен, чем поиск по ключевым словам, для выявления исследований с использованием конкретных инструментов измерения. J Clin Epidemiol. 2015; 68 (4): 412–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 102.

    Папайоанну Д., Саттон А., Кэрролл С. и др. Литературный поиск для систематических обзоров по общественным наукам: рассмотрение ряда методов поиска. Health Info Libr J. 2010; 27 (2): 114–22.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 103.

    Уайтинг П., Вествуд М., Берк М. и др. Систематические обзоры точности тестов должны проводить поиск в различных базах данных для выявления первичных исследований. J Clin Epidemiol. 2008; 61 (4): 357. e1–10.

    Артикул Google Scholar

  • 104.

    Дэвис Т., Орр Р., Халаки М. и др. Влияние тренировки, приводящей к отказу от повторения, на мышечную силу: систематический обзор и метаанализ. Sports Med. 2016; 46 (4): 487–502.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 105.

    Стюарт Л.А., Тирни Дж. Ф. На IPD или не на IPD? Преимущества и недостатки систематических обзоров с использованием индивидуальных данных пациентов. Eval Health Prof. 2002; 25 (1): 76–97.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 7 основных причин использования периодизации с вашими клиентами

    Упражнение - это функция движения, а движение - это навык, который необходимо развивать с течением времени.Поэтому изменение упражнений ваших клиентов на каждой тренировке - не лучшая долгосрочная бизнес-стратегия. Чтобы клиенты могли улучшить свои двигательные навыки и координацию, в упражнениях, выбранных для их тренировок, должна быть определенная последовательность. Это может быть сложной ситуацией для тренеров, которым необходимо предоставить своим клиентам как разнообразие (чтобы тренировки были интересными), так и последовательность (чтобы облегчить чувство достижения).

    Вы можете создать дополнительную ценность для своих услуг, используя науку периодизации, чтобы обеспечить систематический способ постоянного изменения объема и интенсивности упражнений.Периодизация предполагает чередование фаз (периодов) тренировки в зависимости от объема, интенсивности и сложности движений. Самым большим преимуществом периодизации является то, что она использует отдых как средство адаптации к физически требовательным нагрузкам во время тренировок. Структурированные и последовательные изменения в программах упражнений могут адаптироваться к сложности, интенсивности и объему тренировки. Это также эффективная стратегия, помогающая клиентам достичь желаемых целей, что может привести к долгосрочному удержанию клиентов.

    Вот семь веских причин применить науку периодизации для разработки долгосрочных программ, которые будут динамичными, интересными и интересными для ваших клиентов:

    1. Целью периодизации является управление приложением физического напряжения к телу путем управления объемом тренировки, интенсивностью и сложностью движений.Когда интенсивность тренировки низкая, объем (количество повторений и подходов) может быть большим; по мере того, как интенсивность тренировки или сложность движений становятся более сложными, объем можно уменьшить. Цель периодизации - манипулировать тренировочным стимулом, чтобы сосредоточиться на создании метаболической усталости, механической перегрузки или их комбинации, чтобы обеспечить оптимальную адаптацию в течение длительного периода времени.
    1. Базовые движения упражнения могут быть последовательными для обеспечения эффективного обучения; тем не менее, важные переменные в структуре программы упражнений (выбор упражнений, интенсивность, повторения, интервал отдыха, подходы, темп) могут применяться постепенно, чтобы постепенно повышать уровень сложности, что важно для достижения результатов.Хорошо известно, что физическая адаптация к упражнениям, включая рост и формирование мышц, зависит от их применения. Систематически изменяя переменные остроты, вы становитесь более важными для своих клиентов, потому что вы предоставляете им долгосрочные решения программы упражнений, чтобы помочь. они достигают всех своих целей в фитнесе.
    1. Тренировка с отягощениями вызывает два специфических типа нагрузки на мышечную ткань: метаболическую и механическую, которые могут обеспечить необходимый стимул для роста мышц.Однако исследователи не определили, какой тип стресса приносит больше пользы. Правильно периодизированная программа может чередовать фазы с тяжелым весом для малых повторений, чтобы создать механический стресс, и фазы с легким или умеренным весом для большого количества повторений, чтобы вызвать метаболический стресс.
    1. Важнейшими переменными при разработке программы упражнений, наиболее тесно связанными с созданием метаболического или механического стресса, являются выбор упражнений, их интенсивность, повторения и темп. Создавая оба типа стресса, правильно разработанные и периодические программы тренировок могут стимулировать рост мышц, улучшить четкость и способствовать долгосрочному удержанию клиентов.
    1. В схеме линейной периодизации объем, интенсивность и сложность движения обратно пропорциональны; поскольку интенсивность или сложность движения постепенно увеличивается в течение тренировочного цикла, объем должен уменьшаться. Линейная программа может быть разбита на различные компоненты в зависимости от продолжительности каждой фазы тренировки и должна включать периодические периоды разгрузки или активного отдыха для оптимальной адаптации к тренировочному стимулу. В программе линейной периодизации отрезки времени можно разделить на короткие (микроциклы), промежуточные (мезоциклы) и долгосрочные (макроциклы) временные рамки.
    1. Нелинейная модель организует корректировки острых переменных либо на недельной основе, либо от тренировки к тренировке. Нелинейные модели применяют различные уровни тренировочного стресса, которые могут вызвать метаболические проблемы, позволяя при этом быстро нейроэндокринную адаптацию. Нелинейная периодизация чаще меняет интенсивность и объем упражнений. Это позволяет клиентам выполнять от двух до трех тренировок высокой интенсивности в неделю, а в другие дни - тренировки меньшей интенсивности.Это позволяет клиентам, которые чувствуют, что они должны тренироваться каждый день, снизить риск перетренированности.
    1. Линейные модели разработки программ структурированы таким образом, чтобы составлять максимум для одного события или соревновательного сезона. Нелинейные модели позволяют клиентам тренироваться для нескольких мероприятий или развлекательных мероприятий в течение года. Например, в линейной программе клиент может использовать один и тот же вес для одних и тех же движений в течение двухнедельного микроцикла. В нелинейной программе клиент может использовать одни и те же упражнения на каждой тренировке, но применять переменные с острыми переменными для выполнения силовой тренировки с большими нагрузками на четыре-шесть повторений в понедельник, за которой следует тренировка по метаболической подготовке с более легкими нагрузками для От 10 до 12 повторений в четверг, а затем силовая тренировка с умеренным весом от шести до восьми повторений в небольшой группе в субботу.

    Хотя нелинейные модели допускают более частые вариации тренировочного стимула, они предназначены для людей с большим опытом тренировок и более высоким уровнем физической подготовки. Следовательно, было бы лучше начинать клиентов с линейных моделей, чтобы постепенно увеличивать силу, улучшать координацию и повышать уровень физической подготовки в течение длительного периода времени. Затем вы можете перевести клиента на нелинейную модель, чтобы разрешить более частые изменения обучающего стимула.

    Понимание того, как применять периодизацию для систематического и постепенного применения переменных дизайна программы упражнений, дает вам возможность изменять объем, интенсивность и сложность программы через определенные промежутки времени, чтобы максимизировать производительность, обеспечивая при этом соответствующие уровни отдыха и восстановления в качестве критическая стратегия. Клиенты, которые не любят заниматься спортом, определенно оценят тот факт, что вы делаете отдых частью своего долгосрочного плана, в то время как клиентов, которые любят заниматься спортом, нужно будет проинструктировать о преимуществах отдыха, чтобы обеспечить оптимальную адаптацию к условиям физический стимул.

    Периодизация и систематический процесс развития спорта - Часть первая

    Периодизация - это просто планирование. Это то, что эффективные тренеры делали всегда. Планирование дает направление и цель обучению. Он также предоставляет контекст для оценки производительности помимо побед и поражений или личных рекордов. Периодизация - это концепция, а не модель.Это систематическая попытка получить контроль над адаптивной реакцией на тренировку при подготовке к соревнованиям. Есть немного «точной науки», чтобы обосновать периодизацию. В основном это основано на научных выводах, а не на убедительных научных доказательствах. С другой стороны, существует огромное количество данных о коучинге, восходящих к началу двадцатого века, которые подчеркивают ключевые элементы того, что в конечном итоге стало известно как периодизация. Эти ключевые элементы:

    Системный подход

    Стратегия распределения тренировочных нагрузок в соответствии с целями соревнований

    Определенная структура для развития

    Последовательный подход к построению блоков

    Установленные временные рамки для выполнения плана

    Адресованы все компоненты обучения

    Для достижения конкретных целей конкуренции

    Отражает волнообразный характер адаптивного процесса

    Систематическое изменение переменных объема, интенсивности и плотности

    Методика контроля тренировок и оценки результатов соревнований

    Концепция периодизации работает лучше всего, когда можно контролировать большинство переменных.Самая важная переменная - это конкуренция. Контроль графика соревнований имеет важное значение для успеха любого плана. Одна из заявленных целей периодизации - оптимальная производительность в желаемое время, будь то индивидуальное соревнование или серия соревновательных усилий. Сегодня неопределенная природа расширенного календаря соревнований представляет собой самое большое изменение по сравнению с тем, когда эта концепция была формализована в 1950-х и 60-х годах. Существует множество соревнований высокого уровня на элитном уровне, а также на уровне развития, которые не позволяют проводить длительные периоды развития в тренировках.

    Важно выделить периодизацию в рамках концепции системы развития спорта. Разнообразие нашей нации всегда было огромной силой в развитии наших элитных спортсменов для участия в международных соревнованиях. Это разнообразие привело к появлению «несистемной» системы развития спорта. Мы не можем слепо копировать традиционные восточноевропейские модели периодизации. Наша спортивная система действует в совершенно иной социокультурной политической среде. Мы должны взять принципы и концепции и адаптировать их к нашей текущей реальности.

    Периодизация как концепция, безусловно, не нова и не особенно современна. Имя может быть новым для многих, но впервые оно появилось в тренерской литературе в пятидесятые и шестидесятые годы. Периодизация в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, была сформулирована Л.П. Матвеевым, который изучал конкретные виды спорта и рассматривал периодический и циклический характер тренировок, необходимых для достижения максимальной производительности во время крупных соревнований. Природа периодизации в том виде, в котором она возникла, представляет собой отражение социокультурной реальности стран, где впервые была сформулирована эта концепция, а не какой-либо науки о циклической природе перформанса.Наука появилась позже, чтобы лучше количественно оценить и проверить концепцию.

    После революции в России Советский Союз организовал практически все в обществе по пятилетним планам. Были сформулированы конкретные измеримые производственные цели, и все усилия были направлены на их достижение, будь то сельское хозяйство, промышленность или образование. Было логично, что такой подход в конечном итоге будет применен к процессу развития спорта. Поэтому, когда они решили заниматься спортом на международном уровне как прославление коммунистической системы, то же самое систематическое долгосрочное планирование, которое использовалось в остальной части общества, было применено к спорту.Временным периодом в развитии спорта был четырехлетний цикл, который завершался каждые четыре года Олимпийскими играми, а не пять или десять лет. Они признали, что успех в международном спорте, особенно по мере того, как статус Олимпийских игр приобрел международный престиж в шестидесятых и семидесятых годах, приведет к признанию и прославлению коммунистической системы.

    Также важно учитывать влияние двух мировых войн на европейский континент. Вторая мировая война опустошила мужское население тех стран, которые после войны стали странами восточного блока, а также Германии, Англии и Франции.В Советском Союзе было убито 21 320 000 человек из 194 000 000 населения, включая 7 720 000 убитых мирных жителей. В Германии было убито 5 600 000 человек из 78 000 000 населения, включая 2 300 000 мирных жителей. Напротив, в Соединенных Штатах было убито 292 131 человек из 129 000 000 населения, при этом ни одно из мирных жителей не было убито. (Горальский, 1981)

    Короче, после разрухи Второй мировой не было таланта тратить зря! Систематическое развитие ограниченных человеческих ресурсов для развития спорта было необходимостью, если они хотели соревноваться.Периодизация (систематическое планирование и развитие спортсмена) была инструментом, позволяющим этим странам оптимизировать свои человеческие ресурсы. Также важно учитывать, что физическая культура была неотъемлемой частью коммунистической идеологии. Для сильной армии требовалось здоровое физически здоровое население.

    Руководство по планированию и периодизации

    Планирование сезона или фазы тренировки спортсмена основывается на сочетании теории тренировок тренера и жесткого объективного анализа результатов.Периодизация тренировок в классическом понимании заново изобретается тренерами за счет более основанных на фактах подходов. На практике тренеры также используют ранние принципы, поскольку некоторые концепции проходят проверку временем.

    В этом Руководстве Академии мы рассматриваем современные требования к долгосрочному спортивному развитию и насущные потребности сегодняшней победы. Использование системы управления спортсменом в сочетании с обучением результативности может значительно улучшить успех спортсмена при наличии надлежащей системы сдержек и противовесов.В этот обзор включена избранная группа незаменимых обязанностей современного высокопроизводительного директора и тренера по силовой и кондиционной подготовке. С каждым требованием к планированию и периодизации следует учитывать соображения, которые следует учитывать при рассмотрении подготовки и оценки спортсмена.

    Планирование обучения против обучения периодизации

    Что отличает периодизацию от планирования, так это ожидания результатов обучения, а не простые схемы того, что должно быть сделано.С периодизацией теоретические адаптации и качества структуры планирования в настоящее время вызывают споры в коучинговом сообществе. Различные исследователи и авторы утверждают, что многие традиционные идеи и концепции просто необоснованны, и теория обучения должна быть осторожно оптимистичной в отношении влияния структурирования обучения на основе гипотетических концепций прошлого.

    Общее планирование, использующее подход, который просто отражает потребности календаря или набора дат, не так прост, как может показаться.В большинстве случаев возникают логистические проблемы, когда планирование тренировки затрудняется из-за ограниченного времени или доступа к спортсмену. Тренеры должны определять области, в которых обучение интерпретируется или нарушается, разрабатывать гибкие программы обучения и пытаться устранить препятствия на пути к полноценным тренировкам. Гибридный подход реализации концепций обучения из современной теории обучения, а также признание реальных ограничений классической периодизации в настоящее время является лучшей практикой. Построитель программ позволяет тренерам вносить изменения в программирование на лету; уравновешивание ограничений расписания спортсмена в сезон и вне сезона с очными и дистанционными тренировками.

    Профилирование, тестирование и выявление талантов спортсмена

    Обратная периодизация - популярный подход к планированию сезона: тренер определяет, где они хотят закончить подготовку, и создает тренировки, соответствующие этому состоянию производительности. К сожалению, даже если вы знаете, чем хотите закончить, вы не можете создавать тренировки, пока не узнаете, где находятся ваши спортсмены с точки зрения различных состояний производительности, таких как травмы, физическая подготовка, уровни силы и развитие навыков.Профилирование способностей становится все популярнее как у элитных, так и у спортсменов среднего уровня по уважительной причине: исследования подтверждают его использование, а тренеры ценят различия между спортсменами. Однако профилирование - это не тестирование. Тестирование - это просто оценка и измерение качества спортсмена, в то время как профилирование описывает необходимые качества, которые можно изменить путем вмешательства.

    Выявление талантов - это совсем другая и менее конкретная область спорта, чем тестирование спортсменов и профилирование.Одна из проблем, связанных с экстраполяцией потенциала спортсменов в молодом возрасте, заключается в том, что предсказать будущее практически невозможно, а генетика не до конца понятна в научном сообществе. Несмотря на то, что важно оценивать спортсменов на ранней стадии, процесс не должен диктовать, в каких спортсменах следует участвовать, потому что радость и невзгоды могут быть необходимыми средствами для улучшения в долгосрочной перспективе. Выявление талантов должно быть основано на рассмотрении очень очевидных характеристик, которые дают спортсмену потенциал для раскрытия своего таланта, а не на искусственных попытках вмешаться, чтобы добиться успеха слишком рано.

    Травмы и ограниченные спортсмены

    Планирование травм обычно осуществляется в форме программирования возврата к игре. Спортсмен, скорее всего, когда-нибудь в своей карьере получит серьезную травму, и ее редко планируют или прогнозируют. Таким образом, тренер обычно лечит травмы с помощью альтернативных тренировок или периода времени вне соревнований, который сосредоточен только на реабилитации. Симулированные тренировки или практики обычно используются, когда спортсмен ограничен; Это означает, что они могут выполнять определенные действия, но другие, более сложные действия рассматриваются как риск или препятствие для восстановления после травмы.

    У опытных тренеров уже должны быть планы тренировок на случай распространенных и вероятных травм, особенно тех, которые не относятся к окончанию сезона. Когда тренеры не готовы и поддаются «взлому», этот процесс обычно поверхностен в мыслях и стратегии, в результате чего спортсмен подвергается дальнейшим травмам или задерживается во времени восстановления. Панели управления спортсменами позволяют тренерам отслеживать и на лету вносить коррективы для спортсменов с повышенным риском травм.

    Фазы мониторинга и составляющие сезона

    Преимущества современных методов мониторинга и наблюдения за изменениями мощности и кондиционирования в результате испытаний заключаются в том, что процесс проверяется с гораздо большей точностью, чем раньше.В прошлом тренеры проверяли некоторые тренировочные качества, если у них был доступ к спортивной науке. Сегодня у тренера по производительности есть инструменты и исследования того же качества, что и у ученых в прошлом. В настоящее время отказ от наблюдения за спортсменами в течение года считается недопустимым, а в будущем может рассматриваться как халатность.

    Различные этапы тренировок и соревнований могут иметь разные модели и ожидания. Например, ранняя тренировка может не включать в себя много работы над навыками или кондиционирования, тогда как некоторые периоды могут быть сосредоточены только на практике с периодом разгрузки для достижения пика.Стратегический отдых для достижения пика в командных и олимпийских видах спорта растет как в приложениях, так и в исследованиях. Что мы действительно знаем, так это то, что научное снижение дозировки работает в спорте на выносливость и имеет некоторые подтверждающие доказательства в силовых видах спорта. Командные виды спорта обычно не позволяют себе роскошь абсолютного отдыха, но креативные тренеры нашли способы, позволяющие спортсменам оставаться свежими для соревнований, не ставя под угрозу подготовку к будущему.

    По мере распространения систем управления спортсменами возрастет и способность различать, как часто происходит адаптация во время тренировок и какая часть предыдущей теоретической работы полезна в современных прикладных условиях.Если из года в год будут использоваться текущие передовые методы, появятся возможности для создания новых теорий тренировок на основе конкретных данных, и это потребует большего внимания к мониторингу и тестированию спортсменов.

    Сдерживание тренировок и управление в межсезонье

    Планирование активного отдыха будет включать в себя целенаправленное снижение тренированности и период времени для психологического восстановления после тренировок и соревнований. Одна из трудностей спорта высших достижений - это управление спортсменами, которые не являются местными.Профессиональные спортсмены не всегда живут на местном уровне и могут жить совершенно на другом континенте. Заочные программы или мониторинг частных тренировок повышают вероятность того, что организация сможет предвидеть потенциальные риски или особые потребности, когда спортсмен вернется на тренировочную площадку. Следовательно, мониторинг тренировок за пределами объекта имеет важное значение для уменьшения травм и болезней перед началом сезона, в период высокого риска. Изучение того, как спортсмена выводит из тренировок, - это растущая область в спорте, поскольку длинные сезоны предполагают период снижения мощности или силы в некоторых обстоятельствах.В дополнение к освобождению от обучения, проблема управления дистанционной реабилитационной помощью продолжает оставаться проблемой для организаций. Сегодня доступны частные реабилитационные центры, а также тренерские центры, и спортсмены решают взять свою судьбу в свои руки.

    Те спортсмены, которые следуют программе тренировок организации и живут на местном уровне, идеально подходят для контроля. Любому спортсмену, который полностью соблюдает как тренерскую, так и тренировочную программы, полезно определить необходимые переменные, которые могут сдерживать их сверстников, которые не используют тренировочный персонал и их тренировки.Анализ спортсменов, участвующих в частных программах, в будущем будет расти. По мере того, как травмы и плохая производительность продолжаются из-за отсутствия записей и информации о тренировках, спрос на комплексные системы управления спортсменами будет расти.

    Оценка сезона и карьерного роста

    Анализ успеха, неудач и застоя является частью тренировки и развития спортсмена. Спортсмены заслуживают тренировки, в которой предусмотрен последовательный процесс их развития в долгосрочной перспективе и позволяющий выигрывать в краткосрочной перспективе, если они являются новой элитой или профессионалом.Правильный способ оценить сезон - это сравнить прогресс развития или успеха внутри и снаружи. Если спортсмен добился прогресса в своей возрастной группе или на уровне соревнований, справедливо будет сказать, что успех имел место, но только в том случае, если спортсмен продемонстрировал рост по сравнению с самим собой.

    Карьерный рост гораздо сложнее оценить с помощью командных видов спорта, поскольку лишь несколько спортсменов будут находиться под пристальным вниманием одной организации. Обычно родители и сами спортсмены диктуют, что считать успехом или нет, поскольку они присутствуют на протяжении всей своей карьеры.Зная, что спортсмены время от времени меняют тренеров, команды и даже страны, важно, чтобы отдельные лица предоставили документацию или записи из предыдущей команды или тренировочного центра. Учреждениям и национальным органам следует изучить как можно больше данных, чтобы определить, почему спортсмен добивается успеха, стагнирует или регрессирует. Часто незарегистрированные переменные являются причиной проблем, создавая путаницу в том, как решить проблему. Доступ к спортивным психологам и наставникам имеет первостепенное значение, если спортсмены хотят реализовать свой потенциал.Спортивный успех - это очень человеческое стремление, и сегодня необходима другая информация, выходящая за рамки того, что происходит на поле и в тренажерном зале.

    Улучшите свое планирование и периодизацию

    Какой бы ни была ваша философия и методология, рекомендуется контролировать ваше обучение. Известно, что тренеры придерживаются традиций и являются привычками, и на то есть веские причины. Вневременные принципы обучения работают, но не все идеи так эффективны или действенны, как мы думали. Не все теории обучения устарели или недействительны - некоторые просто неверно истолкованы или их трудно оценить с помощью доступных научных методов.Сочетание современного программного обеспечения и спортивных исследований с традиционной педагогической практикой - выигрышная стратегия.

    CoachMePlus - это комплексное решение для любой учебной среды, от школьного до профессионального, включая военные и частные объекты.

    Периодизация (IEKO)

    [начало записи]

    1. Введение

    Периодизация - это разделение времени для его описания.Историк Марк Блох (1953, 28) заметил, что, поскольку время является одновременно континуумом и процессом постоянного изменения, любое описание времени должно подчеркивать непрерывность в одних точках и различие в других. Именно эти акценты на преемственности и различии соответственно развиваются в периоды и границы между ними. Период группирует точки во времени в рамках объединяющей концепции или непрерывного процесса и подчеркивает различия между этими точками и теми, которые не включены в период.Периодизация - это форма → классификации: это процесс разделения времени на разные фазы.

    Большая часть научного дискурса о периодизации сосредоточена на периодизации истории человечества. Но не только история человечества подлежит периодизации. Любой процесс можно разделить на фазы. Космологические модели происхождения и структурного развития Вселенной делят это развитие на эпохи (Smeenk and Ellis 2017). Геологи и палеонтологи работают над достижением консенсуса по разделению истории Земли путем определения стандартных ориентиров в геологических пластах (Cohen et al.2013). Джадсон (2017) предложил альтернативную периодизацию истории Земли, основанную на расширении форм энергии, используемых живыми существами. Гриземер (1996) исследовал вариантные периодизации онтогенеза биологами развития, процесс созревания и развития, который разворачивается на протяжении жизни биологического индивида. Ученые, как и историки, выбирают периодизацию, чтобы облегчить описание и объяснение, и конкретные периодизации, которые они выбирают, будут варьироваться в зависимости от природы процессов, которые они пытаются описать и объяснить.Мандельбаум (1977, 33) рассматривал «особые истории» культурных явлений, таких как французская литература, готическая архитектура или химия. Такие истории не обязательно должны фокусироваться на человеческой деятельности, и вместо этого могут прослеживаться контуры чисто формального развития в «произведениях», таких как литературные тексты, соборы или научные теории. Как и в биологии развития, разворачивающийся процесс развития строится из некоторой прерывистой серии наблюдений, а затем делится на фазы для описания и объяснения этих наблюдений.

    [начало записи]

    2. Возникновение научного дискурса о периодизации

    Практика деления исторического времени на периоды стара как повествование. Мифы о сотворении мира часто перечисляют периоды, чтобы установить непрерывность повествования между мифическими событиями и политическими правителями (Cajani 2011). С появлением письменности у историков появилась возможность рассказывать о прошлом на основе изучения уцелевших следов, но они продолжали использовать политические господства для разграничения исторического времени.Обе тенденции очевидны в двух последовательностях периодов, которые стали доминировать в средневековой европейской историографии: шесть веков, разграниченных такими событиями, как библейский потоп и жизнь патриарха Авраама, и череда четырех империй, как предсказано в Книге Даниила ( Бессерман 1996; Каяни 2011).

    Хотя деление прошлого на части может быть древней практикой, размышления о периодизации как аспекте исторического метода, похоже, не появлялись до относительно недавнего времени.Оксфордский словарь английского языка (2019) прослеживает первое печатное появление слова периодизация до статьи 1898 года в журнале American Historical Review , который был основан всего тремя годами ранее. Сознательное размышление о периодизации возникло с консолидацией историографии как → дисциплины с общими стандартами методологии. Это размышление выдвинуло на первый план вопрос, знакомый любому изучающему классификацию: относится ли периодизация к распознаванию онтологических видов или к построению эпистемологических инструментов? Периодизации, основанные на библейских пророчествах или умозрительных философиях истории как раскрытии божественного плана, можно понимать как первые: объективно существующие структуры изменений, выявленные благодаря учености историков.Но с появлением дисциплинарного дискурса исторического метода появились аргументы в пользу понимания периодизации как последней: концептуальные инструменты или стратегии, изобретенные историками, чтобы сделать прошлое понятным и не имеющим независимого существования вне исторического повествования. Этот сдвиг открыл пространство для историографических дискуссий о принципах периодизации.

    [начало записи]

    3. Критерии диверсификации для выделения периодов

    Как отмечалось выше, периодизации часто сосредотачиваются на преемственности империй и королей, божественных или иных.Блох (1953, 183) заметил, что политические события, такие как присоединения и революции, обеспечивают удобные и, казалось бы, точные точки разграничения для периодизации. Но он предостерег от «ложной точности» политических событий: «Метаморфозы социальной структуры, экономики, убеждений или психологического отношения не могут подтверждаться чрезмерно точной хронологией без искажений» (Bloch 1953, 184). Движение, за которое выступают такие историки, как Блох, - от историй, сосредоточенных на политических событиях, к более широким социальным историям, поднимает вопрос о том, как еще можно разграничить периоды.

    Преемник Блоха в школе социальной истории Annales , Фернан Бродель (1980), как известно, выступал против «истории событий», призывая историков обращать внимание на долгосрочную динамику исторических изменений. Из экономики он позаимствовал концепцию конъюнктуры, тренда, такого как цикл подъема-спада, который объединяет ряд корреляций, наблюдаемых во многих количественных временных рядах. Из социологии он позаимствовал понятие longue durée как временную шкалу, необходимую для выявления очень долгосрочных изменений в структурах, сдерживающих человеческое развитие.

    Аргументы Броделя часто всплывают в критике периодизаций, отдавая предпочтение политическим событиям. Географ Дэвид Уишарт (2004, 313), отвечая на истории индейцев Равнин, которые «складывают свои этнографии в периоды, унаследованные от американских, а не местных реалий», предложил в качестве альтернативы периодизации, основанные на экономических циклах или моделях изменения населения. Литературовед Вай Чи Димок (2001, 758) предложил отказаться от шкалы «десятилетия и столетия» традиционных литературных периодов в пользу «глубокого времени» с «расширенной и нестандартной продолжительностью».

    [начало записи]

    4. Периодизация как форма историографического теоретизирования

    Могут ли историки сделать объективные заявления о последовательности и характере периодов, которые они воспринимают? Философский анализ периодизации часто мотивируется желанием защитить историческое объяснение от заявлений о том, что оно является чисто субъективным или неинформативным. Одним из таких анализов является историзм, идея о том, что «мысли, деятельность и институты лучше всего описываются и объясняются как так или иначе совпадающие в той эпохе, в которой они, как утверждается, происходят» (Berkhofer 2008, 76).Истоки историков и философов Германии девятнадцатого века, историзм подчеркивает внутреннюю последовательность периодов, состоящих из взаимосвязанных событий, близких друг к другу в пространстве и времени. Вместо того, чтобы определять ключевые события трансисторических процессов, движимых политическими или социальными силами, историцист ищет уникальные качества периода и пытается определить «всеобъемлющий характер» или «доминирующую ноту» этих качеств. С исторической точки зрения периодизации отражают изменения в этих «доминирующих нотах».

    Более поздний анализ периодизации сосредоточился на том, как историки используют письменность для создания последовательных периодов. Философ Артур Данто (2007) проанализировал, как письменная история использует повествовательные предложения - предложения, которые описывают прошлые события с точки зрения их более поздних последствий - для построения временных структур, таких как периоды. Он утверждал, что эти структуры создают «организацию прошлого», и конкретный выбор схемы организации зависит от того, какие аспекты прошлого интересуют историка (Danto 2007, 111).Однако он считал это не чисто субъективным выбором, а аналогичным тому, как научная теория навязывает организационную схему эмпирическим исследованиям.

    Историк и философ Гордон Лефф (1972) так же охарактеризовал периодизацию как основу для организации исторического исследования. Он сравнивал периоды с научными концепциями, утверждая, что, хотя последние носят чисто обобщающий характер, первые одновременно конкретизируют и обобщают, что позволяет использовать их как для выделения различий, так и для объединения этих различий под общим термином [1].Такой термин, как Тюдоровский период , обеспечивает «искусственно установленные» критерии для группирования различных особенностей - «Генрих VIII, Елизавета I, роспуск монастырей, Спенсер, Шекспир, Таллис, Армада» - под общим названием, которое может быть связано до и по сравнению с тем, что было до и после, например Ланкастерский период или период Стюартов (Leff 1972, 156).

    Философ Джеймс Гриземер (1996) сосредоточился на роли периодизации в исторических науках, таких как эволюционная биология, в частности, исследуя, как биологи развития периодизируют процесс онтогенеза.По его мнению, периодизация делит время на «объяснительно однородные» стадии. Каждый из этих этапов объяснительно однороден, потому что его можно объяснить с помощью единой причинно-механической модели. Разрывы между периодами указывают на точки, в которых объяснение должно перейти к другой модели. Ученые-историки могут размышлять о том, какие модели имеют смысл при фиксированной периодизации, или они могут размышлять о том, как альтернативные периодизации временно формируют данный набор моделей. Таким образом, периодизация связывает неисторическое причинно-механическое объяснение с описанием исторического повествования: «периоды структурируют наши взгляды на данные, представленные в моделях, и в то же время организуют термины повествования» (Griesemer 1996, 24).

    Библиотекарь Кнут Тор Абрахамсен (2003, 149) исследовал, как периодизации, используемые историками музыки, отражают объяснительные традиции, в которых они работают. Историки, работающие в рамках традиции, ориентированной на формальное развитие музыкальных произведений, выбирают периодизацию, подчеркивающую стилистические различия. Напротив, историки, происходящие из традиции, которая рассматривает музыку как переплетенную с другими культурными и социальными явлениями, выбирают периодизацию, которая подчеркивает различные функции музыки в разное время и в разных местах, влияние экономических интересов и эффекты разницы во власти.Здесь различия в периодизации отражают не только различия во временных рамках моделей, используемых для объяснения явлений, но и более фундаментальные различия в том, как феномены «музыки» концептуализируются и отличаются (или нет) от других социальных и культурных явлений.

    [начало записи]

    5. Институционализация периодизаций

    Рассмотрение периодизации как методологического инструмента подчеркивает свободу исследователей определять свою собственную периодизацию.Но в этом отношении следователи не совсем свободны. Успешная периодизация становится организационным принципом не только для исторической науки, но и для культуры в целом (Jordanova 2000, 122). Периоды, как и другие концепции, полезны пропорционально их стабильности и степени признания. Общие периодизации отражены в организации факультетов истории университетов, научных журналов и конференций, а также в учебниках истории и учебных программах. Одна группа разработчиков учебных программ по истории утверждала, что стандартизация периодизации, используемой в музеях и популярных СМИ, позволит ученикам легче соотносить информацию, полученную вне школы, с тем, что они изучают в школе (Vereniging voor Leraren Geschiedenis 1999).

    Таким образом, успешные периодизации обладают своего рода инерцией, которая сопротивляется попыткам ученых избавиться от них. Это очевидно из постоянства периодизаций, организованных вокруг политических событий, которые до сих пор доминируют в массовом сознании истории, а также в формальных системах КО. Историк Людмила Жорданова (2000, 124) отметила, что «события как организаторы периода […] поддаются символизации. Поскольку их можно представить как единые, простые, дискретные единицы, они легко захватывают нас, вписываются в более крупные модели и творят свое волшебство всеми средствами, которые им предоставляет культура ».Широко принятые периодизации в любой данный момент времени составляют часть контекста, в котором продолжаются исторические исследования, и даже попытки изменить или заменить эти периодизации отчасти служат укреплению их позиции.

    [начало записи]

    6. Аргументы против периодизации

    Некоторые ученые, не довольствуясь простой заменой доминирующих периодизаций на новые, выступили за полный отказ от периодизации. Литературовед Рассел Берман (2001) противопоставил периодизацию истории литературы установлению литературных канонов, утверждая, что периодические границы затемняют модели литературного восприятия, включающие влияния далекого прошлого или предвкушение предполагаемого будущего.Литературовед и историк Лиза Брукс (2012, 309) рассмотрела возможность того, что цифровые медиа нарушают линейную концепцию времени, подразумеваемую периодизацией, так что «измерительная лента времени станет все менее полезной и, возможно, все более (самоуничтожающей)». Литературов и информатик Тед Андервуд (2013) предположил, что склонность к периодизации у литературоведов проистекает не из желания аккуратно отсортировать историю по стандартным корзинам, а из дисциплинарной идентичности, уходящей корнями в теории прерывности и разрыва.Он также считает, что цифровые медиа бросают вызов этой идентичности, предоставляя инструменты и словарный запас для описания постепенных, непрерывных изменений.

    Пожалуй, наиболее амбициозную попытку разработать альтернативу периодизации для размышлений об историческом времени можно найти в работе историка Рейнхарта Козеллека. Согласно Козеллеку, историческое время следует понимать не как единый континуум, который можно разделить на периоды, а как состоящий из слоев разных видов времени, каждый из которых имеет свой собственный ритм и скорость (Jordheim 2012).Козеллека особенно интересовало, как общий язык связывает индивидуальный, конкретный опыт с коллективным, накопленным опытом, оба из которых имеют свою собственную временную структуру: событие может быть индивидуально новым, но в то же время укреплять коллективную память. Еще больше усложняет эту картину тот факт, что у языка есть своя собственная темпоральность - феномен, который Козеллек подробно исследовал в своей работе по истории понятий ( Begriffsgeschichte ) [2]. Теория столкновения слоев временного опыта Козеллека ставит под сомнение саму возможность установления устойчивых периодизаций.

    Все эти аргументы против периодизации предостерегают от периодов овеществления, подчеркивая, что они являются продуктом дискурса. Эти предупреждения заслуживают внимания, но полностью отказаться от периодизации невозможно. Даже если бы человеческое мышление об изменениях во времени вышло за рамки периодизации, периодизации все равно были бы важными ключами к пониманию того, как мыслить об изменениях во времени, отраженных в письменных записях. Более того, именно тот факт, что периоды являются продуктом дискурса, делает их полезными.Периоды, как и другие названные концепции, позволяют говорить, несмотря на разногласия по деталям. Философ Джон Сёрл (1958) утверждал, что «уникальность и огромное прагматическое удобство собственных имен в нашем языке заключается именно в том, что они позволяют нам публично ссылаться на объекты, не будучи принужденными поднимать вопросы и приходить к соглашению о том, какие описательные характеристики точно составляют идентичность объекта »[3]. Периодизации - это временные структурированные рамки, в рамках которых мы можем существенно не соглашаться.

    [начало записи]

    7. Периодизация в КОС

    Как мы надеемся, ясно из вышеприведенного обсуждения, периодизацию можно рассматривать на двух разных уровнях. На одном уровне - индивидуальная научная практика. Ученые привносят в свои схемы организации данных, которые структурируют их взгляды на эти данные и устанавливают условия того, как они будут сообщать свои выводы. Периодизация - одна из таких организационных схем (Shaw 2013). На другом уровне - воплощение этих схем в системы институциональной организации и коллективного понимания.Ученые находятся под влиянием институционализированной периодизации и реагируют на нее, точно так же, как эти институционализированные периодизации находятся под влиянием и реагируют на работу ученых. Институционализированные периодизации - это не просто успешные научные периодизации; вместо этого они отражают общие закономерности научной периодизации с течением времени.

    → Системы организации знаний (КОС) являются частью институционального аппарата на этом втором уровне, поэтому они в первую очередь имеют дело с паттернами периодизации, а не с конкретными временными делениями.Прекрасным примером является тезаурус по искусству и архитектуре (AAT) Исследовательского института Гетти, который широко используется для каталогизации ресурсов культурного наследия. AAT включает сотни терминов периода, но с этими терминами не связаны какие-либо конкретные временные рамки - они рассматриваются как субъекты, а не временные интервалы. Причины этого просты: временная протяженность такого периода, как железный век, будет широко варьироваться от места к месту (поскольку производство железа развивалось в разных местах в разное время), и даже в одном и том же месте разные ученые могут утверждать разные временные границы на период.AAT направлен на контроль словаря периодизации, но не на разрешение споров по поводу конкретных определений.

    Еще одна стратегия, позволяющая избежать споров по поводу периодизации, - отдавать предпочтение чисто хронологическому подразделению. Например, в предметных рубриках Библиотеки Конгресса (LCSH) такие заголовки, как Телевидение - История , можно сделать более конкретными путем добавления произвольного хронологического подразделения, например, 20 век . Произвольное, но регулярное деление времени, установленное определенной системой датирования, дает возможность ссылаться на временные интервалы таким образом, чтобы они лишались какого-либо особого значения.Такое использование «нейтральной» системы отсчета является временным аналогом использования систем пространственной привязки для определения произвольных географических местоположений и протяженности с точки зрения широты и долготы.

    Помимо произвольного хронологического деления, LCSH также демонстрирует другие стратегии организации времени. Предметные заголовки включают в себя множество периодических терминов, но, как и в AAT, они обычно не связаны с временными пределами. Отсутствие временных размеров, вероятно, ограничивает полезность этих предметных заголовков.Например, невозможно создать визуализацию временной шкалы библиографических записей, связанных с терминами периода LCSH, если не будет проведена некоторая обработка, чтобы связать «канонические» временные пределы с этими терминами (Petras, Larson and Buckland, 2006). Однако для некоторых политически индивидуализированных периодов, таких как империи и войны, перечисленные Библиотекой Конгресса в различных изданиях раздела LC Period Subdivisions Under Names of Places (Library of Congress and Quattlebaum 1975), LCSH действительно предоставляет временные пределы.Обычно это случаи, когда временные следы всеобъемлющего исторического периода или события различаются в зависимости от места, как показано в заголовках Япония - История - Союзная оккупация, 1945–1952 годы , Австрия - История - Союзная оккупация, 1945–1955 , и Берлин (Германия) - История - 1945–1990 гг. . Здесь временная протяженность Союзнической оккупации варьируется в зависимости от занятого места. Это можно рассматривать как форму периодизации, в которой названия периодов строятся посредством комбинации стандартизованных элементов.

    Некоторые специализированные KOS сосредотачиваются исключительно на периодизации и действительно включают представления временной протяженности. Специалист по информатике Мартин Дорр и его сотрудники создали многоязычный тезаурус названий периодов времени с целью помочь разрешить разногласия по поводу определений периодов времени среди различных сообществ археологов (Doerr, Kritsotaki and Stead 2010). Эта цель была более полно реализована Немецким археологическим институтом с его проектом ChronOntology, который также пытается предоставить канонические определения терминов периода для разрешения разногласий, но различает определения со значительно разными критериями индивидуации или временными пределами (Schmidle et al.2016). Вместо того, чтобы определять канонические определения, проект PeriodO пытается каталогизировать все официально и неофициально опубликованные научные и институциональные периодизации, которые включают в свои определения периода как временную протяженность, так и указание на пространственный охват (Rabinowitz et al., 2016). Каждая периодизация связана с конкретным научным источником, в котором она была определена. PeriodO позволяет увидеть, что термины периода имеют свою собственную историю, видимую как изменяющиеся модели периодизации с течением времени.

    Если отбросить политическую периодизацию, временная протяженность периодов часто расплывчата - обязательно так, утверждал бы Сирл. Блох (1953, 189) заметил, что «Реальность требует, чтобы ее измерения соответствовали изменчивости ее ритма и чтобы ее границы имели широкие маргинальные зоны». Разработчики KOS, которые включают временные пределы для своих концепций периода, должны выбрать, как представить эти широкие маргинальные зоны. Один из распространенных подходов - использовать четыре момента времени: самое раннее начало, самое последнее начало, самое раннее окончание и самое позднее окончание.Начало и конец временного экстента представлены как интервалы. Некоторые KOS используют более изощренные подходы к представлению неточных временных масштабов, такие как использование теории нечетких множеств (Kauppinen et al. 2010).

    [начало записи]

    8. Заключение

    Периоды напоминают регионы, такие как Средний Запад США, границы которых по-разному проводятся разными людьми в разное время (Wishart 2004). Деление пространства на регионы часто предполагает определенную периодизацию и наоборот.Переплетенные периоды и регионы вместе напоминают другие концепции, такие как культуры, которые одинаково понимаются как имеющие как пространственные, так и временные измерения. Стандартные представления таких концепций в KOS можно дополнить пространственными и временными границами, чтобы обеспечить более сложные запросы и визуализацию. Это может быть полезно для таких приложений, как описание археологических данных или агрегирование периодизированных данных по учреждениям. Более детальное моделирование временной и пространственной протяженности концепций также имеет интересные возможности для интеграции КО на уровне отдельного ученого с КО на уровне учреждения (Shaw 2010; 2013).Для многих целей не стоит инвестировать в такое дополнительное моделирование времени и пространства, и периодизации будут рассматриваться так же, как и другие виды классификаций.

    Независимо от того, играют ли периодизации важную роль в производстве конкретных знаний, которые они стремятся организовать, разработчики KOS могут извлечь уроки из периодизации как примеров более общих вопросов в организации знаний. Периоды в том виде, в котором они представлены в KOS, в совокупности состоят из большого количества учетных записей, которые могут сильно различаться по способу индивидуального определения и характеристики периода.Но это также верно и для многих других видов концепций, встречающихся в KOS (Shaw 2013). Как и периоды, эти другие концепции также служат рамками, которые поддерживают и ограничивают дискурс. Создавая KOS вокруг таких схем, дизайнеры рискуют овладеть ими способами, о которых предупреждают критики периодизации, возможно, слишком жестко ограничивая дискурс. Один из способов застраховать этот риск - разработать KOS, которые не утверждают безмолвно «нейтральный» выбор схемы, но сами по себе являются хорошо обоснованными аргументами в пользу конкретного выбора схемы, учитывая характер организуемых знаний и интересы тех, кто их использует. для кого это организуется.

    1 . Идея о том, что научные концепции являются чисто обобщающими, не уникальна для Леффа. Карнап (1967), как известно, утверждал, что наука занимается структурой и формой отношений, а не отдельными людьми, участвующими в этих отношениях. Хемпель (1942) считал, что исторические повествования о конкретных событиях могут функционировать только как «наброски» для объяснений, поскольку истинные объяснения требуют обобщающих законов науки. Подобные позитивистские взгляды подвергались обширной критике со стороны философов науки.Но даже если мы примем позитивистское представление о научных теориях, все равно будет так, что любое применение этих теорий для объяснения наблюдаемых явлений не только подчеркивает истинность этих явлений в целом, но и неизбежно подчеркивает различия между ними. эти явления, которые теперь недавно стали заметными на общем фоне, установленном теорией. Мы можем задаться вопросом, есть ли на практике полезное различие между понятиями, которые являются «чисто» обобщающими, и теми, которые таковыми не являются.

    2 . Begriffsgeschichte - это название, данное систематическим усилиям ряда немецкоязычных ученых по написанию истории культурных и политических концепций. Важной частью этой работы стал многотомный Geschichtliche Grundbegriffe (Основные концепции истории), изданный в период с 1972 по 1997 год, третьим редактором которого был Козеллек (Христиане, 2020).

    3 . Прагматическая привлекательность имен собственных как способа избежать сложной работы по точному определению описательных характеристик отражается в различии между KOS, такими как → тезаурусы и схемы классификации, которые перечисляют и связывают первые, и KOS, такими как онтологии, которые сосредоточены на последних .

    Абрахамсен, Кнут Тор. 2003. «Индексация музыкальных жанров. Эпистемологическая перспектива ». Организация знаний 30, вып. 3/4: 144–169.

    Беркхофер младший, Роберт Ф. 2008. История моды: современные практики и принципы . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.

    Берман, Рассел А. 2001. «Политика: разделяй и властвуй». Modern Language Quarterly 62, no. 4: 317–30.

    Бессерман, Лоуренс. 1996. «Вызов периодизации: старые парадигмы и новые перспективы».В «Вызов периодизации: старые парадигмы и новые перспективы», , под редакцией Лоуренса Бессермана, 3–27. Нью-Йорк: Гарленд.

    Блох, Марк. 1953. Ремесло историка . Перевод Питера Патнэма. Нью-Йорк: Кнопф.

    Бродель, Фернан. 1980. «История и социальные науки: Longue Durée». В году по истории , переведенный Сарой Мэтьюз. Чикаго: University of Chicago Press, 25–54.

    Брукс, Лиза. 2012. «Примат настоящего, примат места: движение по спирали истории в цифровом мире». ПМЛА 127, вып. 2: 308–16. .

    Каяни, Луиджи. 2012. «Периодизация». В Оксфордский справочник всемирной истории , под редакцией Джерри Х. Бентли. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 54-71. .

    Карнап, Рудольф. 1967. Логическая структура мира . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Христиане, Хейко. 2020. «Концептуальная история как история использования». Amodern (9). .

    Коэн, Ким М., Стэн К.Финни, Фил Л. Гиббард и Цзюньсюань Фэн. 2013. «Международная хроностратиграфическая карта ICS». Эпизоды 36, вып. 3: 199–204. .

    Данто, Артур С. 2007. Повествование и знания . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Димок, Вай Чи. 2001. «Глубокое время: американская литература и всемирная история». История американской литературы 13, вып. 4: 755–75. .

    Доерр, Мартин, Атина Критсотаки и Стивен Стед. 2010. «Какой это период? Методология создания тезаурусов исторических периодов ».В книге Beyond the Artefact: Digital Interpretation of the Past под редакцией Франко Никколуччи и Сорина Хермона. Будапешт: Археолингва.

    Гриземер, Джеймс Р. 1996. «Периодизация и модели в исторической биологии». В г. Новые взгляды на историю жизни: очерки систематической биологии как историческое повествование , под редакцией Майкла Т. Гизелина и Джованни Пинна. Сан-Франциско: Калифорнийская академия наук, 19–30.

    Хемпель, Карл Г. 1942. «Функция общих законов в истории». Философский журнал 39, вып. 2: 35–48. http://www.jstor.org/stable/2017635.

    Жорданова, Людмила. 2000. История в практике . Лондон: Издательство Оксфордского университета.

    Йордхейм, Хельге. 2012. «Против периодизации: теория множественности временных периодов Козеллека». История и теория 51, вып. 2: 151–71. .

    Джадсон, Оливия П. 2017. «Энергетические экспансии эволюции» Nature Ecology & Evolution 1, номер статьи: 0138..

    Кауппинен, Томи, Глауко Мантегари, Пану Пааккаринен, Хейни Куиттинен, Ээро Хивёнен и Стефания Бандини. 2010. «Определение релевантности неточных временных интервалов для поиска информации о культурном наследии». Международный журнал исследований человека и компьютера 68, вып. 9: 549–60. .

    Лефф, Гордон. 1972. «Модели, присущие истории». В Правила игры: междисциплинарные эссе о моделях в научной мысли , под редакцией Теодора Шанина.Лондон: Тависток, 148–60.

    Библиотека Конгресса и Маргарита В. Кваттлбаум. 1975. ЛК Период Подразделения по местам . Вашингтон: Библиотека Конгресса.

    Мандельбаум, Морис. 1977. Анатомия исторических знаний . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса.

    OED Online, s.v. «Периодизация, n». по состоянию на 14 декабря 2019 г. Oxford University Press. .

    Петрас, Вивьен, Рэй Р. Ларсон и Майкл Бакленд.2006. «Каталоги временных периодов: инфраструктура метаданных для размещения событий во временном и географическом контексте». В материалах Труды 6-й совместной конференции ACM / IEEE-CS по электронным библиотекам (JCDL) . Чапел-Хилл, Северная Каролина: ACM Press, 151–60. .

    Рабиновиц, Адам, Райан Шоу, Сара Бьюкенен, Патрик Голден и Эрик Канса. 2016. «Осмысление того, как мы осмысливаем прошлое: проект PeriodO». Вестник Института классических исследований. 59, вып.2..

    Шмидл, Вольфганг, Натали Каллас, Себастьян Куй и Флориан Тьери. 2016. «Связывание периодов: моделирование и использование пространственно-временных концепций в проекте ChronOntology». Компьютерные приложения и количественные методы в археологии (CAA) . Осло.

    Сирл, Джон. 1958. «Имена собственные». Mind 67, вып. 266: 166–173.

    Шоу, Райан. 2010. «События и периоды как концепции для организации исторического знания». Кандидатская диссертация. Калифорнийский университет в Беркли.Идентификатор ProQuest: Shaw_berkeley_0028E_10835. ID Мерритта: ark: / 13030 / m53n27cf. .

    Шоу, Райан. 2013. «Информационная организация и философия истории». Журнал Американского общества информационных наук и технологий 64, вып. 6: 1092–1103. .

    Сминк, Кристофер и Джордж Эллис. 2017. «Философия космологии». В книге Эдварда Н.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *