Периоды развития человека: Этапы детства, или путь взросления ребенка — Общие дети, г. Воронеж

Содержание

Читать “Психология” – Крылов Альберт Александрович – Страница 98

Рефлексивная регуляция эмоций. Высшая ступень развития ЭИ заключается в сознательной регуляции эмоций. Еще И. М. Сеченов писал, что «дело не в страхе, а в умении управлять страхом». Человек должен быть открыт и терпим к любым эмоциям независимо от того, доставляют они ему удовольствие или нет (1). С раннего возраста родители учат детей управлять эмоциями, уметь сдерживать свои эмоциональные проявления (например, раздражение, слезы, смех и т. д.) Дети осваивают в той или иной степени контроль над эмоциями и учатся регулировать их в социально допустимых нормах. Эмоционально зрелый человек может направить энергию, мобилизованную даже с помощью негативных эмоций в выгодное для него развитие (например, разозлиться перед стартом на спортивных соревнованиях и использовать эту энергию для улучшения своих результатов) (2). Дальнейшее развитие позволяет рефлексивно отслеживать эмоции не только у себя, но и у других людей (3). Заключительная часть данной составляющей ЭИ связана с высоким уровнем владения эмоциями, умением переживать сильные травматические воздействия, выходить из негативных эмоциональных состояний без преувеличения или преуменьшения важности их воздействия (4).

Таким образом, мы рассмотрели все четыре составляющие, с помощью которых на сегодняшний день раскрывается понятие эмоционального интеллекта, и хотя еще остается немало вопросов в его описании и измерении, предложенная концепция и ее растущая популярность среди ученых разных стран несомненно приближают нас к пониманию сложнейших вопросов взаимодействия эмоциональной и когнитивной сфер психического.

§ 14.4. ВЫСШИЕ ЧУВСТВА

В настоящее время нет исчерпывающей общепринятой классификации чувств в силу их огромного многообразия и исторической изменчивости.

Наиболее распространенная из существующих классификаций выделяет отдельные подвиды чувств в соответствии с конкретными областями деятельности и сферами социальных явлений, в которых они проявляются.

Особую группу составляют высшие чувства, в которых заключено все богатство эмоциональных отношений человека к социальной действительности. В зависимости от предметной сферы, к которой они относятся, высшие чувства подразделяются на нравственные, эстетические, интеллектуальные и практические. Высшие чувства обладают рядом характерных особенностей:

большая степень обобщенности, которой они могут достигать в своих развитых формах;

высшие чувства всегда связаны с более или менее отчетливым осознанием общественных норм, относящихся к той или иной стороне действительности.

Поскольку в высших чувствах раскрывается в известной мере отношение человека в целом к миру и к жизни, их иногда называют мировоззренческими чувствами.

Нравственными, или моральными, называются чувства, которые испытывает человек при восприятии явлений действительности и сравнении этих явлений с нормами, категориями морали, выработанными обществом.

Объектом моральных чувств являются социальные институты и учреждения, государство, человеческие коллективы и отдельные люди, жизненные события, человеческие отношения, сам человек как объект своих чувств и т. д.

Возникает вопрос: можно ли считать нравственным чувство лишь потому, что оно направлено на те или иные социальные институты, человеческие коллективы, отдельных людей? Нет, так как возникновение морального чувства предполагает, что человеком усвоены нравственные нормы и правила, что они выступают в его сознании как нечто такое, чему он обязан, не может не подчиняться.

К нравственным чувствам относят: чувство долга, гуманность, доброжелательность, любовь, дружбу, сочувствие.

Среди моральных чувств иногда отдельно выделяются морально-политические чувства как проявление эмоциональных отношений к различным общественным организациям и учреждениям, коллективам, государству в целом, к Родине.

Одной из важнейших особенностей нравственных чувств является их действенный характер. Они выступают как побудительные силы многих героических дел и возвышенных поступков.

Эстетические чувства – это эмоциональное отношение человека к прекрасному или безобразному в окружающих явлениях, предметах, в жизни людей, в природе и в искусстве.

Основой для возникновения эстетических чувств является способность человека воспринимать явления окружающей действительности, руководствуясь не только моральными нормами, но и принципами прекрасного. Эту способность человек приобрел в процессе общественного развития, общественной практики.

Эстетические чувства характеризуются большим многообразием, сложностью психологической картины, многосторонностью и глубиной воздействия на личность человека.

Предметом эстетических чувств могут оказаться различные явления действительности: общественная жизнь человека, природа, искусство в широком смысле слова.

Особенно глубокие переживания человек испытывает при восприятии лучших произведений художественной литературы, музыкального, драматического, изобразительного и других видов искусства. Это вызвано тем, что в этих переживаниях специфически переплетаются и моральные, и интеллектуальные, и практические чувства. Огромное положительное влияние, которое оказывает восприятие произведений искусства на психическое и физиологическое состояние человека, отметил еще Аристотель, назвав это явление «очищением» («катарсисом»).

Кроме переживаний прекрасного (или безобразного) в эстетических чувствах осуществляется и своего рода перенастройка психических и физиологических функций человеческого организма в соответствии с воспринимаемым эстетическим предметом. Как правило, эстетические чувства оказывают стеническое влияние на психику, активизируют функции организма. Это их воздействие проявляется в своеобразном волнении при восприятии произведений искусства.

Эстетическое чувство невозможно охарактеризовать какой-либо одной эмоцией, участвующей в его проявлении. Сложность и своеобразие эстетических переживаний заключается в специфическом и неповторимом сочетании различных по своей направленности, интенсивности и значению эмоций. Н. В. Гоголь характеризовал свой юмор как видимый миру смех сквозь невидимые миру слезы.

Хотя эстетические чувства являются специфическими, отличными от нравственных, они непосредственно связаны с последними, часто влияют на их воспитание и формирование и играют в общественной жизни и деятельности людей роль, подобную той, что исполняют нравственные чувства.

Интеллектуальными, или познавательными чувствами называются переживания, возникающие в процессе познавательной деятельности человека.

«Познание человека, – пишет Г. X. Шингаров, – это не мертвое, зеркально-механическое отражение действительности, а страстное искание истины…»

Открытие новых факторов и явлений действительности, их истолкование, рассуждение по поводу тех или иных положений, нахождение новых способов решения задачи вызывают в человеке целую гамму переживаний: удивление, недоумение, любопытство, любознательность, догадку, чувство радости и гордости по поводу сделанного открытия, чувство сомнения в правильности решения и т. п. Все эти чувства в зависимости от характера и масштаба решаемой задачи, от степени ее трудности могут выступать в более или менее сложном виде.

Глава 15. ВОЗРАСТНЫЕ ПЕРИОДЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

§ 15.1. ПЕРИОДИЗАЦИЯ ВОЗРАСТНОГО РАЗВИТИЯ

Психическое развитие есть процесс, развертывающийся во времени и характеризующийся как количественными, так и качественными изменениями. Возрастному развитию, по определению Б. Г. Ананьева, присущи два свойства – метрическое и топологическое. Метрическое свойство означает длительность протекания тех или иных психических процессов и состояний, а также временную характеристику изменений в психике, которые происходят на протяжении жизни человека. Метрическое свойство измеряется временными интервалами (дни, месяцы, годы и т. п.) или показателями динамики изменений того или иного психического явления (темп, скорость, ускорение). В процессе изучения временного аспекта возрастного развития были выявлены временные закономерности, такие как неравномерность и гетерохронность. Неравномерность возрастного развития выражается в том, что отдельные психические функции и личностные качества человека имеют определенную траекторию изменений во времени, которая может иметь как простой, так и сложный, криволинейный характер. Иначе говоря, рост и старение психических функций происходит неравномерно, с разными темпами, что осложняет определение различных периодов возрастного развития человека. На неравномерность психического развития оказывает влияние историческое время. Одни и те же свойства функционируют с разными скоростями в зависимости от поколения, к которому принадлежит данный индивид. Так, одни и те же промежутки времени, объем знаний и система интеллектуальных операций существенно изменяются с общим прогрессом образованности и культуры. В двадцатом столетии по сравнению с XIX в. изменяются темпы и сроки завершения созревания, наблюдаются явления ускорения, или акселерации, общесоматического и нервно-психического развития и в то же время замедления процессов старения.

Критические периоды развития человека, эмбриогенеза; Тератогенный эффект: VIKENT.RU

Критические периоды развития животных и человека по Ц. Стоккарду

Английский врач Стоккард / Stоскard, на основе своих экспериментов на животных,  предложил различать критические периоды в развитии животных и человека.

«Индивидуальное развитие, по воззрениям Стоккарда, представляет собой ряд последовательных этапов, различающихся скоростями развития органов или их систем.

Наибольшая скорость развития наблюдается в критические, узловые, периоды эмбриогенеза, такие, как имплантация, образование плаценты или нервной системы, формирование конечностей и др.

На ранних стадиях эмбриогенеза критические периоды относятся к развитию всего организма, позднее они выявляются в развитии отдельных органов –  тех, которые в данный момент претерпевают наиболее активные формообразовательные процессы. Внешние факторы, к которым организм (или отдельный орган) весьма чувствителен в определённые периоды, могут существенным образом влиять на его развитие, Причём различные факторы, действующие в одном и том же периоде, могут вызывать сходные отклонения. И, наоборот, один и тот же фактор, действующий на различных этапах, вызывает различные изменения.

Иначе говоря, тип аномалии в значительной степени зависит от стадии развития, во время которой на организм оказал действие тератогенный агент (то есть, приводящий к нарушениям развития – Прим. И.Л. Викентьева).

Стоккард также высказал предположение, что начальным этапом патогенного эффекта любого тератогена является задержка развития соответствующего эмбрионального зачатка. Очень важной для последующего развития экспериментальной тератологии стала его мысль о том, что любая аномалия зародыша может быть получена искусственно при действии химических веществ на эмбрион: разработка этой идеи позволила моделировать уродства человека в экспериментах на животных. Теория Стоккарда в последующие годы, конечно, дополнялась и уточнялась, но основные её положения сохранили свою значимость и поныне. Однако следует отметить, что не все исследователи признают объяснение критических периодов в том виде, как их сформулировал автор теории. […]

Согласно современным представлениям, внешние факторы-тератогены, действующие в периоды раннего эмбрионального развития, приводят либо к гибели зародыша, либо к аномалиям его строения.

Антенатальная (то есть до рождения) гибель у человека, вызванная нарушениями внутриутробной жизни, достигает 70 процентов. То есть из каждых десяти зачатий семь заканчиваются смертью зародыша. К счастью (если здесь вообще уместно это слово), большинство зародышей гибнет в первые дни своего существования; в качестве основной причины этого называют патологию первых делений дробления зиготы и нарушения имплантации.

Аномалии развития, уродства, возникают главным образом в период органогенеза, то есть тогда, когда согласно теории критических периодов, закладки органов наиболее активно развиваются: когда они возникают из группы малоспециализированных клеток, устанавливаются их форма, соотношения частей. Органогенез, как уже говорилось, заканчивается в основных чертах примерно к началу третьего месяца беременности; это обстоятельство позволило одну из статей,  посвящённых тератологии (дисциплина, изучающая пороки развития у растений, животных и человека – Прим. И.Л. Викентьева) и опубликованную в научном журнале, назвать «Эмбриогенез: два хороших месяца для хорошей жизни».

Формулировка, может быть, излишне категоричная и односторонняя, но, безусловно, первые два месяца являются важнейшими в развитии эмбриона человека. Здесь нельзя не отметить и то, что первые две – две с половиной недели развития, которые играют, пожалуй, главную роль в судьбе зародыша, обычно ещё не воспринимаются женщиной как беременность, поэтому в этот период для неё особенно велика опасность подвергнуться нежелательному воздействию –  безвредному для взрослого и поэтому не принимаемому всерьёз, но пагубному для зародыша.

Односторонность представлений о «двух хороших месяцах» заключается в том, что и последующие месяцы чрезвычайно важны для нормального развития плода. Не подлежит сомнению, что тератогенные воздействия в плодном периоде приводят к различным функциональным отклонениям, в том числе к нарушениям психики и поведенческих реакций, к нарушениям обмена веществ и другим отклонениям, не носящим выраженный анатомический характер. Об этом не следует забывать. В последние годы даже появилась новая ветвь науки об уродствах – тератология поведения.

Более того, крайне важным является и период, предшествующий «двум хорошим месяцам»: от того, в каких условиях созревают половые клетки, будет зависеть очень многое. Формирующиеся гаметы легко подвергаются патологическим воздействиям. Более подробно мы это рассмотрим в связи с действием одного из самых опасных тератогенов – алкоголя».

Балахонов А.В., Ошибки развития, Л., «Издательство Ленинградского университета», 1990 г., с. 21-23.


Сензитивные периоды в развитии детей по Марии Монтессори

 

Пренатальный и перинатальный периоды развития ребенка как кризисный этап становления личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.922.7 ББК 88.837 П 31

С.Н. Петросьян

Кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и

социальных коммуникаций Сочинского государственного университета;

E-mail: [email protected]

ПРЕНАТАЛЬНЫЙ И ПЕРИНАТАЛЬНЫЙ ПЕРИОДЫ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА КАК КРИЗИСНЫЙ ЭТАП СТАНОВЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

(Рецензирована)

Аннотация. Статья посвящена анализу пренатального и перинатального периодов развития ребенка. Задачами статьи является обзор исследований, посвященных проблеме эмоционального развития ребенка в пренатальном и перинатальном периодах развития; анализу особенностей симбиотического эмоционального реагирования, рассмотрению пренатального и перинатального периодов как кризисного периода развития личности. Сделан вывод о том, что, если кризисное состояние рассматривать как переломный этап в развитии личности, выбор одного из направлений дальнейшего развития – перинатальный и в особенности пренатальный период, в котором закладываются впечатления, формирующие начальные векторы дальнейшего развития личности, безусловно, можно рассматривать как кризисный этап становления личности.

Ключевые слова: пренатальный и перинатальный периоды развития, кризисный период развития личности, первичные пренатальные впечатления, пре-диспозиции к эмоциональному реагированию, базовое доверие к миру.

S.N. Petrosyan

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor of the Department

of General Psychology and Social Communications, Sochi State University;

E-mail: [email protected]

PRENATAL AND PERINATAL PERIODS OF CHILD DEVELOPMENT AS A CRISIS STAGE OF PERSONALITY FORMATION

Abstract. The paper is devoted to analysis of the prenatal and perinatal periods of child development. The tasks of this paper are as follows: to overview research studies dedicated to the emotional child development in the prenatal and perinatal periods of development, to analyze the particularities of symbiotic emotional reaction, and to examine the prenatal and perinatal periods as crisis period of personality development. The conclusion is drawn that if crisis state is considered as a critical stage in personality development, the choice of one of the directions for further development – perinatal and, in particular, the prenatal period filled with experiences which would form the primary vectors of further personality development – can definitely be considered as a stage of crisis of personality formation.

Keywords: prenatal and perinatal periods of development, critical period of personality development, primary prenatal experiences, predispositions for emotional reaction, basic trust to the world.

Пренатальный (внутриутробный) период развития сравнительно недавно стал считаться одним из важнейших этапов развития личности. Это во многом связано с исследованиями в области перинатальной психологии, охватывающей период с 22 полной недели внутриутробной жизни плода по 7-й день включительно внеутроб-ной жизни (А.С. Батуев, Л.В. Соколова, Г.Я. Рыжавский, А. Бертин, С. Гроф, М.Е. Fries, L.R. Herrenkohl, A.J. Ward, H.P. David, Z. Dybrich, Z. Matejcek, V. Schuller и др.).

Г.И. Брехман [5] отмечает, что активно развивающаяся последние 30 лет пренатальная и перинатальная психология и медицина как область знаний связана с исследованиями эмоционального восприятия неродившегося ребенка, его пре-натальной памяти и влияния впечатлений, полученных ребенком во время беременности матери и родов, на эмоциональные проявления, образ мышления и стиль поведения в течение всей его последующей жизни.

Г.Г. Филиппова [14], объединяя проблемы перинатальной психологии и медицины, говорит о том, что соматическое и психическое состояние ребенка существенно зависит от особенностей его развития в перинатальном периоде и раннем детстве. Более того, в детской психосоматике к концу ХХ века сложилось устойчивое мнение о том, что соматические проблемы ребенка являются соматизированной формой проявления депрессии как следствия материнской депривации.

А.С. Батуев [2] отмечает, что мать и плод составляют единый нейрогу-моральный организм и плод связан с матерью не только биологически, но и эмоционально. Переживания, стрессовые состояния матери оказывают значительное влияние на формирование основ психики.

Отношение матери к неродившемуся ребенку также влияет на эмоциональное развитие в

постнатальный и дальнейшие периоды. В частности, исследования М.Е. Fries посвящены изучению формирования ранних паттернов взаимодействия матери и ребенка на ранних стадиях берменности, в первые дни после родов и их влияние на дальнейшее развитие ребенка [15].

Ввиду этого обращают на себя внимание исследования, проведенные Т.Г. Денисовой [9] в соавторстве с А.В. Самойловой, Л.И. Герасимовой, Н.В. Беловым, доказывающие, что стресс матери и ее отрицательное отношение к будущему ребенку являются одним из факторов мертворождаемости. Желанная беременность, даже при наличии неблагоприятно действующих факторов, чаще заканчивается без риска для жизни плода. Напротив, нежелательный ребенок является одним из наиболее сильных стрессов у матери и представляет серьезную угрозу для внутриутробной жизни.

А. Бертин пишет: «Мать является посредником между внешним миром и плодом. Человеческое существо, формирующееся внутри матки, не воспринимает окружающую мать среду напрямую, однако оно непрерывно улавливает ощущения, чувства и мысли, которые вызывает у матери окружающий её мир. Это существо регистрирует, запоминает первые сведения, способные определенным образом окрашивать будущую личность в тканях клеток, в органической памяти и на уровне зарождающейся психики» [4].

Н.П. Коваленко считает, что роль матери во всех случаях состоит в отношении к будущему ребенку, которое определяет ее эмоциональное состояние в беременности и служит «материалом» для формирования субъективного опыта ребенка [11].

В этой связи заслуживает внимания вышедшая в 1976 году книга Н. Пелуффо: «Микропсихоанализ процессов трансформации». В

2010 году вышло ее новое издание под названием «Психобиологическое отношение мать-плод». Интерес Н. Пелуффо к внутриутробной жизни был сфокусирован на особой динамике, существующей между матерью и плодом, обусловленной возможностью задержать/исторгнуть. Речь идет об амбивалентной связи, характеризующейся сосуществованием тяги к задержанию и тяги к отторжению в отношении эмбриона/плода. Клинический материал, который Peluffo приводит в своей книге, касается переживаний удушения и уничтожения его анализируемых, которые он связал с травматическим опытом прена-тального и перинатального периодов [13].

О.А. Соколова провела исследование, предположив, что предпочтительное возникновение той или иной эмоциональной реакции определяется дородовым опытом. Этот дородовый опыт представляет собой воспроизведение мозгом ребенка эмоциональных состояний матери. Отсюда следовало предположение, что эмоциональные состояния матери во время беременности передаются ребенку и эти эмоциональные состояния могут стать доминирующими у ребенка уже после его рождения. Исследование Соколовой показало, что с наибольшей вероятностью от матери к ребенку передаются такие эмоциональные состояния, как страх (r=0,6), агрессия (r=0,54) и плаксивость (r=0,59). Все коэффициенты значимы при Р<0,05 [13].

Таким образом, современные исследования подтверждают влияние пренатального и перинатального субъективного опыта ребенка, в том числе и опыта его эмоционального взаимодействия с матерью на развитие основ психики ребенка.

Сложно составить представление о механизмах эмоционального реагирования еще не рожденного ребенка. Сегодня принято считать, что период симбиотического

слияния с матерью не заканчивается в момент рождения. По Л. Марчер [3] мать и дитя составляют как бы единый биологический организм, пока ребенку не исполняется 1-2 месяца (до появления «комплекса оживления»). Поэтому эмоциональные реакции новорожденного в первые 1-2 месяца будут отражать особенности эмоционального реагирования, свойственного для симбиотической организации.

В этой связи заслуживают внимания наблюдения Л.С. Выготского: новорожденный, отмечает Л.С. Выготский, задолго до того, как обнаруживает способность реагировать на отдельно воспринимаемые, расчлененные элементы ситуации, начинает реагировать на сложные комплексные целые, окрашенные эмоционально. В первоначальном восприятии новорожденного все внешние впечатления выступают в нераздельном единстве с окрашивающим их аффектом или чувственным тоном восприятия. Ребенок раньше воспринимает приветливое или угрожающее, т.е. вообще выразительное, чем объективные элементы внешней действительности как таковые [6: 277-288]. Л.С. Выготский связывал такую своеобразную психическую жизнь преимущественно с подкорковыми отделами мозга. Что обуславливает исключительное преобладание недифференцированных, нерасчлененных переживаний, представляющих как бы сплав влечения, аффекта и ощущения, где элементы восприятия и чувства еще не дифференцированы [там же: 299].

Скорее всего, подобные эмоциональные реакции – как целостное эмоциональное недифференцированное впечатление от среды и условий развития, биологического и эмоционального состояния матери, отражены в представлениях ученых и философов о внутриутробной жизни как о Рае (О. Ранк, С. Гроф, Э. Цветков) или Аде (З. Фрейд).

ПарамахансаЙогананда-индий-ский йог, сыгравший значительную

роль в распространении древней духовной науки Крийя-йоги на Западе, говорит, что «Если и существует мир теней, или ад, то это девять месяцев, которые вы проводите в материнском теле…» [10].

Александр Альгеменев на страницах сетевого журнала ЫуеЛоигпа приводит, по его словам, свои воспоминания о внутриутробной жизни: «Странное это моё первое воспоминание. Его даже не назвать воспоминанием в традиционном смысле. Первые воспоминания скорее относятся к «ясельному» возрасту (2-3 года), а это что-то предшествующее им.

Темнота без края. Точнее сказать, ты не знаешь – край близко перед тобой или уходит в далекое запределье. Слово «далекое» тоже, наверное, не подходит. На ум приходит: «И Дух носился в пустоте». Только в моем ощущении он не носился, а был прикован к месту и метался – сознание рвалось, куда-то тянулось, и всё на одном месте. Метание происходило не все время, а периодами, всплесками. Да и сами эти воспоминания-ощущения сохранились отрывками, а между этими отрывками осознавание то ли забытья, беспамятья, то ли сна.

Последнее метание в темнице было наиболее интенсивным, хотелось будто заставить двигаться темную пустоту, разорвать её силой желания Быть. И вспышка света. И наступило успокоение…» [1].

Алекс Родин в романе «В поисках ветра силы» пишет: «Когда мы рождаемся в мир, выходя из материнской утробы, как из лона вод первичного океана, утраченная безмятежность внутриутробного существования младенца начинает восприниматься как потерянный рай, а сама материнская утроба – как врата этого рая. Потом, на протяжении всей жизни, за стремлением к наслаждению страсти и к наслаждению жизнью вообще оказывается некое более глубокое стремление – вернуться в прозрачные воды

изначального рая. И, проникая в любимую женщину, мужчина стремится не только символически вернуться в материнскую утробу, к безмятежному существованию нерожденного младенца, но и еще дальше – в голубые воды первичного праокеана, где исчезают границы индивидуальности и все едино со всем, где нет ни тебя, ни меня и где всем нам суждено когда-нибудь встретиться – катящиеся волны в том праокеане экстаза, который есть Альфа и Омега, начало и конец всего» [12].

По словам Сальвадора Дали, он также помнит о своих прена-тальных впечатлениях: «В самом деле, на вопрос о моих тогдашних ощущениях я тотчас бы ответил: «Мне было хорошо, как в раю». А каким был этот рай? … Начну с общих ощущений. У внутриутробного рая – цвет адского пламени: красно-оранжево-желто-синий. Это мягкий, недвижный, теплый, симметрично-двоящийся и вязкий рай. Уже тогда он даровал предвкушение всех наслаждений, всех феерий. Самым великолепным было видение глазуньи из двух яиц, висящей в пространстве. Не сомневаюсь, что именно в этом – причина моего смятения и волнения, которые я испытывал на протяжении всей жизни перед этой образной галлюцинацией. Увиденная до рождения глазунья была огромной, фосфоресцировала, я различал каждую складку и морщинку голубоватого белка. Два «глаза» то приближались ко мне, то удалялись, перемещались то направо, то налево, то вверх, то вниз. Перламутрово переливаясь, они медленно уменьшались, пока не исчезали совсем. Одно только то, что и сегодня я могу воскрешать при желании подобное видение (пусть даже и не такое яркое и лишенное былой магии), заставляет меня вновь и вновь воспроизводить этот фосфорически сверкающий образ, напоминающий световые вспышки,

возникающие под опущенными веками, если давить на глаза. Чтобы заново почувствовать это, мне достаточно принять характерную позу зародыша: сжать кулаки у закрытых глаз. Это немного напоминает детскую игру, когда перед глазами возникают цветные круги (их иногда называют «ангелами»). В таких случаях полный ностальгии ребенок в поисках зрительных воспоминаний об эмбриональном периоде до боли давит на глазницы. Появляющиеся при этом световые и цветовые пятна воскрешают нимбы ангелов, некогда виданных в утраченном раю» [7].

В нашей практике клиенты иногда описывали ощущения, которые можно отнести к пренатальным именно по критерию «исключительного преобладания недифференцированных, нерасчлененных переживаний, представляющих как бы сплав влечения, аффекта и ощущения, где элементы восприятия и чувства еще не дифференцированы» [6: 299].

Например: «У меня такое ощущение, что все мои кости дробятся, как будто какая-то огромная акула перетирает их своими зубами». Или «Я испытываю ужас, как будто я маленький беспомощный комок и мне угрожает что-то непостижимое». Или «Мой голод – это как будто я маленькая клетка, которая зажата так, что ей не хватает ни воздуха (!), ни питания, и, если я чего – нибудь немедленно не съем, я умру».

Интересно, что практически для описания всех подобных ощущений характерно употребление словосочетания «как будто» – словно это действительно попытка описать первоначально недифференцированное переживание.

Часто встречающимся описанием является описание фрагмента сновидения, где огромная волна накрывает пытающегося убежать человека.

Еще одним типичным эмоциональным переживанием для ряда

клиентов является необъяснимый страх «раствориться в какой-то тьме, что позади меня», «как будто меня что-то может поглотить, и меня не станет».

Таким образом, ребенок в пред-сознательный период уже наполняется впечатлениями и переживаниями, которые в силу своей первичности не могут не играть важнейшей роли в дальнейшем развитии и становлении личности как инструмента, обуславливающего фокус направленности личности и ее готовности воспринимать мир как Добрый или Злой. Основной характеристикой таких переживаний может быть недифференциро-ванность переживаний, представляющих как бы сплав влечения, аффекта и ощущения.

Пренатальный период развития выделен нами как кризисный, так как, во-первых, живое человеческое существо рождается в момент зачатия. Во-вторых, весь период от зачатия до 1 недели после рождения – это период совершенно открытого бессознательного (Ид), когда любые впечатления попадают непосредственно в формирующуюся психическую организацию беспрепятственно, как в «бурлящий котел впечатлений», в силу того, что ни зародыш, ни формирующийся ребенок не выделяют себя из среды, образуя с ней единое целое, а также в силу надличностной природы эмоциональной впечатлительности. Пренатальные впечатления – это первый чувственный опыт будущего новорожденного. Впервые у еще не родившегося ребенка начинают формироваться предиспозиции к будущему восприятию и ранжированию впечатлений.

Если Э. Эриксон считал, что позиция базового доверия/недоверия к миру формируется в первые годы жизни, то исследования последних лет позволяют предположить, что базовое отношение к миру начинает формироваться внутриутробно.

И действительно, мать и ее организм, как среда развития, как место, в котором плод развивается и растет, является для ребенка его Живой вселенной, и эта вселенная воспринимается как добрая, поддерживающая, либо как злая, опасная. К.Г. Юнг в этом случае говорит о двух архетипических образах матери – Добрая Мать и Злая Мать. А так как мать ребенка – это его Мир, уже внутриутробно может формироваться впечатление о Мире как о добром или злом.

Пренатальный период развития психики является основополагающим для формирования базовой направленности личности (к Миру – базовое доверие, либо от Мира -базовое недоверие) именно в силу открытости и несформированности психики: согласно Фрейду, ребенок рождается с единственной психической субстанцией ИД.

Случаи раннего детского аутизма, когда ребенок отказывается от эмоционального контакта с матерью, выказывая все признаки неприятия матери, на наш взгляд, представляют собой форму жесткой установки недоверия к миру.

Интересен факт применения в этих случаях холдинг-терапии (от английского «hold» – держать), которая на Западе успешно применяется при коррекции любых эмоциональных расстройств (аутизм, психопатия, синдром гиперактивности и т.д.). Автором метода является доктор Марта Велш, руководитель Материнского центра в Нью-Йорке. Свой метод она впервые опубликовала в 1983 г. Сейчас холдинг-терапия активно применяется в Англии, в Италии, германии, Финляндии, Японии. С 2000 года, после защиты М.М. Либлинг в 2000 г. диссертации на тему: «Метод холдинг-терапии в системе психологической помощи семьям, воспитывающим детей с аутизмом», данный метод стал применяться и в России.

Этот метод, иначе называемый «терапия объятий», состоит

в попытке форсированного, почти насильственного, но неповреждаю-щего образования физической связи между матерью и ребенком, т.к. именно отсутствие этой связи считается сторонниками этого метода центральным нарушением при аутизме. Причём ребёнок удерживается лицом к лицу с родителем, что позволяет наладить зрительный и эмоциональный контакт. Назначение холдинг терапии – пробиться через неприятие ребенком матери и установить позитивный безопасный контакт, развить у ребенка ощущение и привычку чувствовать себя комфортно.

Таким образом, на примере раннего (врожденного) детского аутизма мы можем видеть, что ребенок рождается уже с определенной готовностью эмоционального реагирования на окружающий мир.

Представляется, что любой живой организм обладает первичной чувствительностью, обеспечивающей адаптацию к фактору среды.

Французский исследователь XIX века Теодюль Рибо обратил внимание на такую биологическую характеристику, как до-сознательная (по сути – до-психическая) чувствительность, которая представлена протоплазматической органической чувствительностью и выражается в ассимиляции и диссимиляции одноклеточных организмов (притяжение и отталкивание).

На сегодняшний день доказано, что в основе памяти плода лежит клеточная память биологического организма: клетки сохраняют память о событиях, происходящих с организмом (АГ. Гурвич, АА. Люби-щев, П.П. гаряев, Дзян Каньджень и др.). Согласно С. Грофу, «остаточные эмоции и телесные ощущения, возникшие при угрозе жизни или целостности организма, играют значительную роль в развитии самых разных форм психопатологии», поскольку память о них остается на клеточном уровне и влияет на развитие и жизнедеятельность организма.

П.К. Анохин в своей теории ге-терохронного развития предвидел, что существует функциональный и генетический полиморфизм мозга, преадаптированный к будущим социальным воздействиям.

Е.А. Сергиенко отмечает, что «… на начальном уровне развития человека ведущей является природная, генотипическая детерминация взаимодействия с миром. В начале своей жизни младенец наделен хотя бы частично готовыми врожденными механизмами антиципации. Уже на первых этапах восприятия информации он должен быть способен к ее отбору и организации, иначе дальнейшая избирательность новой информации и ее получение просто невозможны. Представляется, что самые первые шаги в области познания окружающего мира ребенок делает еще в пренатальном периоде». При этом подчеркивается

опережающее развитие правого полушария в раннем онтогенезе человека.

Представляется, что первые недифференцированные эмоциональные впечатления плода, выделяющие (словами Выготского) приветливое или угрожающее как сигналы об опасности / безопасности, представляют собой первые предиспозиции к будущему отбору и избирательности в получении информации.

Если кризисное состояние рассматривать как переломный этап в развитии личности, выбор одного из направлений дальнейшего развития – перинатальный и в особенности пренатальный период, в котором закладываются впечатления, формирующие начальные векторы дальнейшего развития личности, безусловно, можно рассматривать как кризисный этап становления личности.

Примечания:

1. Альгеменев А. Пренатальное сознание // LiveJournal: сетевое сообщество. URL: http://agelmenev.livejournal.com/54768.html (дата обращения: 09.01.2016.

2. Батуев А.С. Возникновение психики в дородовой период: краткий обзор современных исследований // Психологический журнал. 2000. Т. 21, № 6. С. 51-56.

3. Бернхард П., Бентцен М., Исаакс А. Пробуждение телесного Эго. Ч. 2 // Телесная психотерапия. Бодинамика / под ред. В.Б. Березкина-Орлова. М.: АСТ, 2000. С. 111-165.

4. Бертин А. Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях. СПб.: МНПО «Жизнь», 1992. 32 с. URL: http://modernlib.ru/books/ bertin_andre/vospitanie_v_utrobe_materi_ili_rasskaz_ob_upuschennih_vozmozh-nostyah/read_1 (дата обращения: 04.01.2016).

5. Брехман Г.И. 10 лет ассоциации перинатальной психологии и медицины Ивановской области // Вестник Ивановской медицинской академии. 2006. Т. 11, № 1-2. С. 100-102.

6. Выготский Л.С. Вопросы детской психологии // Выготский Л.С. Полное собрание сочинений. Т. 4. Детская психология. М.: Педагогика, 1984. С. 243-385.

7. Дали С. Дневник одного гения. Пятигорск: КоЛибри, 2015. URL: http:// www.bibliotekar.ru/salvador-dali/25.htm (дата обращения: 07.01.2016).

8. Семейные и внесемейные факторы риска мертворождаемости / Т.Г. Денисова, А.В. Самойлова, Л.И. Герасимова [и др.] // Вестник Чувашского университета. Чебоксары. 2006. № 2. С. 99-107.

9. Йогананда П. (Парамаханса). Вечный поиск: сб. бесед и выступлений. 2013. URL: http://jbooks.mobi/Book_7232.html (дата обращения: 07.01.2016).

10. Коваленко Н.П. Перинатальная психология: учеб. пособие по психологии материнства. Самара: Издат. дом БАХРАХ-М, 2003. 784 с. URL: twirpx. com>file/554453/ (дата обращения: 07.01.2016).

11. Марци Б. (Marzi Bruna) Микропсихоанализ и перинатальная жизнь: введение // Доклад на XI Съезд Международного Общества Перинатальной Медицины,

Москва 19/22 Июня 2013. URL: http://www.psicoanalisi.it/russian/5945. (дата обращения: 02.01.2016).

12. Родин А. В поисках ветра силы. 2000. URL: http://lib.rin.ru/doc/ i/21083p11.html (дата обращения: 04.02.2016).

13. Соколова О.А. Возможность влияния эмоциональных состояний матери во время беременности на формирование доминирующих эмоциональных состояний ребенка // Современная психология: состояние и перспективы: тез. докл. на юбилейной науч. конф. Института психологии РАН. М., 2002. С. 144-145. URL: https://www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=934 (дата обращения: 10.01.2016).

14. Филиппова Г.Г. Перинатальная психология и психология родительства – новые области исследования в психологии // Электронное периодич. издание «Перинатальная психология и психология репродуктивной сферы» 1/2010. С. 4-17. URL: https://www.perinataljourn.ru (дата обращения: 05.02. 2016).

15. Fries М.Е. Longitudinal Study: Prenatal Period to Parenthood // J. of the American Psychoanalytic Association. 1977. Vol. 25. P. 115-140.

References:

1. Algemenev A. Prenatal consciousness // LiveJournal: online community. URL: http://agelmenev.livejournal.com/54768.html (reference date: 09/01/2016.

2. Batuev A.S. The emergence of psyche in prenatal period: a brief overview of current research // Psychological Journal. 2000. Vol. 21, No. 6. P. 51-56.

3. Bernhard P., Bentzen M., Isaacs A. Wakening the body ego. Part 2 // Body psychotherapy. Bodynamic / ed. by V.B. Beryozkina-Orlova. M.: AST, 2000, P. 111-165.

4. Bertin A. Education in the womb, or a story about missed opportunities. SPb.: MNPO “Life”, 1992. 32 p. URL: http://modernlib.ru/books/bertin_andre/ vospitanie_v_utrobe_materi_ili_rasskaz_ob_upuschennih_vozmozhnostyah/read_1 (an access date: 01.04.2016).

5. Brekhman G.I. 10 years of association of perinatal psychology and medicine of Ivanovo region // Bulletin of Ivanovo Medical Academy. 2006. Vo.l 11, No. 1-2. P. 100-102.

6. Vygotsky L.S. Problems of children’s psychology // Vygotsky L.S. Complete collection of works. Vol. 4. Children’s psychology. M.: Pedagogika, 1984, P. 243-385.

7. Daly S. Diary of a genius. Pyatigorsk: CoLibri, 2015. URL: http://www. bibliotekar.ru/salvador-dali/25.htm (date of access: 01.07.2016).

8. Family and non-family risk factors for stillbirth / T.G. Denisova, A.V. Samoilova, L.I. Gerasimova [etc.] // Bulletin of the University of Chuvashia. Cheboksary. 2006. No. 2. P. 99-107.

9. Yogananda P. (Paramahansa). The eternal search: coll. of interviews and speeches. 2013. URL: http://jbooks.mobi/Book_7232.html (date of access: 01.07.2016).

10. Kovalenko N.P. Perinatal Psychology: a manual on the psychology of motherhood. Samara: BAKHRAKH-M publishing house. 2003. 784 pp. URL: twirpx. com> file / 554453 / (date of access: 01.07.2016).

11. Marzi B. (Marzi Bruna) Micropsychoanalysis and perinatal life: introduction // Report at the XI Congress of the International Society of Perinatal Medicine, Moscow, 19-22 June 2013. URL: http://www.psicoanalisi.it/russian/5945. (date of access: 01.02.2016).

12. Rodin A. In search of the wind of strength. 2000. URL: http://lib.rin.ru/ doc/i/21083p11.html (date of access: 02.04.2016).

13. Sokolova O.A. Possibility of influence of the emotional states of the mother during pregnancy on the formation of the dominant emotional states of the child // Modern psychology: the present state and prospects: theses of reports at the jubilee

scientific conf. of the Institute of Psychology. M., 2002, P. 144-145. URL: https:// www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=934 (date of access: 10.01.2016).

14. Filippova G.G. Perinatal Psychology and Psychology of parenthood – new areas of research in psychology // Electronic periodical edition of the “Perinatal Psychology and Psychology of reproductive sphere” 1/2010. P. 4-17. URL: https:// www.perinataljourn.ru (date of access: 2016 05.02).

15. Fries M.E. Longitudinal Study: Prenatal Period to Parenthood // J. of the American Psychoanalytic Association. 1977. Vol. 25. P. 115-140.

Возрастные периоды развития человека по Эриксону : qkempek — LiveJournal

0-1 год
В этом нежном и хрупком возрасте формируется важнейшее качество – способность доверять, людям и надеяться на лучшее. Если младенец не получал достаточно любви и внимания, впоследствии может сформироваться недоверчивая, замкнутая личность.

1-3 года
В возрасте трех лет дети нередко становятся капризны, склонны настаивать на своем. И неудивительно: в это время формируется важнейшее качество человека – воля. При благоприятных условиях из этого кризиса маленький человек выходит самостоятельным и уверенным в себе.

3-5 лет
С трех до пяти лет дети заняты в основном игрой со сверстниками, постигая основные социальные законы. В это время формируются инициативность, активность, целеустремленность ребенка, его готовность к общению. Если родители были чрезмерно “заботливы” и не позволяли ребенку активно познавать мир, ограждая его от всевозможных “опасностей”, из этого кризиса может выйти весьма “ленивая” личность.

5-11 лет
Начало продуктивной учебы – самого первого труда ребенка. В это время человек начинает понимать ценность жизненных достижений, необходимость прилагать усилия для того, чтобы получить желаемое, в том числе и уважение окружающих.

11-20 лет
В это время формируется представление о собственной уникальности. Человек ищет себя, задает себе важные вопросы, определяется с жизненным направлением. Именно в этом возрасте закладываются основы мировоззрения, картина мира становится осознанной и яркой.

20-40 лет
Это период, когда пересматриваются представления о жизни, осознаются ценность и значимость окружающих людей. И именно этот кризис человек обязан пройти самостоятельно – ему больше не могут ни помочь, ни помешать.

40-60 лет
Это возраст творчества, взрыв внутренней, духовной, активности, время продуктивной работы над собой и готовности, а главное, умения помогать другим. И из этого последнего кризиса выходит уже не просто человек – выходит Учитель. Тот, кто прожил свою жизнь не зря, многое преодолел и многое понял – и теперь готов поделиться своим знанием с окружающими. Увы, мы не всегда готовы его слушать, ведь каждый учится на собственных ошибках.

периодов развития человека по возрастным группам до наступления зрелости.

Фон Пищевой инсульт в раннем возрасте вызывает адаптивные изменения в структуре тела и функционировании, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни пострадавшего человека. Долгосрочное влияние воздействия голода в раннем возрасте на антропометрические измерения во взрослом возрасте было зафиксировано в предыдущих исследованиях. Однако результаты оказались противоречивыми. Следовательно, мы расширили это исследование, чтобы изучить влияние воздействия голода в раннем возрасте на антропометрию во взрослом возрасте среди лиц, переживших великий голод в Эфиопии 1983–1985 годов.Методы Всего в исследование было включено 1384 взрослых мужчины и женщины, переживших период с 1983 по 85 годы Великого голода в Эфиопии. Статус воздействия голода был разделен на пять групп: подвергавшиеся воздействию в раннем возрасте, подвергавшиеся пренатальному воздействию, постнатально подвергавшиеся воздействию, подвергавшиеся воздействию в подростковом возрасте и не подвергавшиеся воздействию, в зависимости от возраста и даты рождения участников, о которых они сообщали сами. Группы, подвергшиеся воздействию в пренатальный, послеродовой период и в подростковом возрасте, считались подверженными воздействию в раннем возрасте. В соответствии со стандартной процедурой были проведены антропометрические измерения. Линейный регрессионный анализ был использован для анализа влияния воздействия голода на антропометрические измерения взрослых с поправкой на все возможные ковариаты.Влияние воздействия голода на избыточный вес, общее ожирение и абдоминальное ожирение исследовали с помощью полиномиального и бинарного логистического регрессионного анализа. Результат По сравнению с группами, не подвергавшимися воздействию, рост взрослых был ниже на 1,83 см (β = -1,83; 95% ДИ: -3,05, -0,58), 1,35 см (β = -1,35, 95% ДИ: -2,56, -0,14) и 2,07 см (β = – 2,07 см; 95% ДИ: – 3,31, – 0,80) среди групп, подвергшихся воздействию в раннем возрасте, до и после рождения, соответственно. Аналогичным образом воздействие голода в раннем возрасте (β = 0,02; 95% ДИ: 0.01, 0,03), пренатальная (β = 0,03; 95% ДИ: 0,02, 0,03) и постнатальная жизнь (β = 0,02; 95% ДИ: 0,02, 0,03) положительно ассоциировалась с увеличением отношения талии к росту. Однако ни одно из вышеперечисленных воздействий не привело к значительной связи с индексом массы тела (P > 0,05). Кроме того, воздействие голода на раннем этапе жизни не было связано с повышенным риском избыточного веса, общего ожирения и абдоминального ожирения у взрослых. Вывод Снижение роста взрослых и увеличение отношения талии к росту были связаны с воздействием голода в раннем возрасте, особенно в пренатальный и послеродовой периоды.Таким образом, эти результаты подчеркивают важность недопущения недоедания в раннем возрасте, что, как правило, важно для достижения потенциального взрослого роста и минимизации повышенного риска антропометрических маркеров абдоминального ожирения, таких как соотношение талии и роста в более позднем возрасте.

Границы | Сенситивные и критические периоды при зрительно-сенсорной депривации

Научная литература изобилует исследованиями, иллюстрирующими замечательную способность мозга реорганизовываться после потери сенсорных функций.В частности, неоднократно было показано, что зрительно деафферентные области в затылочной коре у людей с ранней слепотой функционально задействованы для выполнения широкого спектра невизуальных задач. В то время как демонстрация кроссмодальной пластичности хорошо известна у врожденных (CB) и ранних слепых (EB) людей, ведутся серьезные споры о том, могут ли те, кто ослепнет в более позднем возрасте, также извлечь выгоду из таких компенсаторных изменений. Например, несколько первоначальных отчетов о нейровизуализации (e.г., Коэн и др., 1999; Sadato et al., 2002) предположил, что кроссмодальные пластические явления, наблюдаемые у слепых, вероятно, регулируются определенным критическим периодом, за пределами которого не происходит никаких наблюдаемых изменений. Однако ряд других исследований (например, Büchel et al., 1998; Burton et al., 2002a,b; Voss et al., 2006) продемонстрировали, что такие кроссмодальные пластические явления могут вместо этого регулироваться чувствительным периодом . , в отличие от более жесткого критического периода, когда сенсорный опыт оказывает относительно большее влияние на поведенческое и корковое развитие, но не обязательно является исключительным для этого периода.Следовательно, работа на сегодняшний день была сосредоточена на количестве измеримой кроссмодальной пластичности в зависимости от возраста начала слепоты, таким образом, более или менее предполагая, что различия, наблюдаемые между группами людей с разным началом, носят количественный характер (т. начало слепоты будет демонстрировать более кроссмодальное задействование затылочной коры, чем при более позднем начале). Тем не менее, в свете недавних открытий можно утверждать, что пластические изменения, происходящие после слепоты, изменяются не только количественно с увеличением возраста начала слепоты, но и качественно в том смысле, что кроссмодальное задействование затылочной коры может отражать различные процессы и цели для БЭ и поздние слепые (LB) люди.Например, функциональная значимость кроссмодальной пластичности, наблюдаемой при слепоте с поздним началом, еще предстоит четко установить, тогда как она была четко связана с поведением при БЭ; таким образом, даже если бы мы наблюдали одинаковые уровни кроссмодального включения зрительных областей как в EB, так и в LB, наблюдаемая активация затылочной области может не иметь одинаковой функциональной или поведенческой значимости для обеих слепых групп. В результате мы, возможно, должны больше не просто исследовать наличие или отсутствие пластичности при ранней и поздней слепоте, но, что более важно, спросить себя, как пластические процессы и механизмы меняются с увеличением возраста начала слепоты.Доказательства, подтверждающие это утверждение, будут подробно рассмотрены ниже после краткого введения в некоторые общие пластические свойства зрительной системы и углубленного обзора результатов, отражающих феномен кроссмодальной пластичности, наблюдаемый при ранней слепоте.

Пластичность зрительной системы

Многому из того, что мы сегодня знаем о мозге и его пластических свойствах, мы в значительной степени обязаны новаторской работе нобелевских лауреатов Дэвида Х. Хьюбела и Торстена Н. Визеля, выполненной в начале 1960-х годов.Их исследования последствий монокулярной депривации выявили как ранний врожденный период развития, так и более поздний критический период пластичности, зависящей от опыта. Действительно, их решение лишить молодых котят зрения только на один глаз позволило им напрямую сравнить реакцию обоих глаз, действуя таким образом как внутренний контроль изменений в стадии развития животного. Они показали, что монокулярная депривация новорожденных котят в течение по крайней мере месяца вызывала резкий сдвиг в реакциях первичной зрительной коры (V1) от глаза без депривации к глазу без депривации (более 98% зарегистрированных нейронов не реагировали на входной сигнал от ранее лишенный глаза) (Wiesel, Hubel, 1963).Последующие исследования показали, что, когда котята были лишены бинокулярного зрения с рождения, более половины клеток продолжали реагировать на оба глаза (Wiesel and Hubel, 1965), и что, когда глаза не могли работать вместе, поочередно закрывая два глаза, почти все клетки перестали реагировать на оба глаза и вместо этого управлялись одним глазом или другим (Hubel and Wiesel, 1965). Эти результаты привели их к гипотезе о том, что потеря реакции депривированного глаза была результатом конкурентных процессов с недепривированным глазом, а не просто из-за неиспользования.

Что еще более важно для текущей специальной темы, Hubel and Wiesel (1970) позже исследовали, определялись ли эти физиологические эффекты периодом восприимчивости; то есть, когда эти эффекты были максимальными и как долго они продолжались, продолжительность депривации, необходимая для изменения, а также взаимосвязь между временем депривации и способностью восстанавливать нормальную функцию. Чтобы решить эти проблемы, они лишали котят на разные периоды времени в разном возрасте и сравнивали нейронные реакции в стриарной коре от обоих монокулярных входов.Важно отметить, что они впервые показали, что период восприимчивости действительно существовал, начиная с 4-й недели после рождения и сохраняя высокий уровень в течение примерно трех недель, а затем медленно снижаясь до конца третьего месяца. Что действительно подчеркивает важность этого периода, так это тот факт, что монокулярная депривация, происходящая в течение первых трех месяцев, даже в течение 3 или 4 дней, приводит к длительному и в значительной степени необратимому снижению доли клеток, реагирующих на депривацию глаза. , в то время как очень длительные периоды монокулярной депривации у взрослой кошки практически не имеют физиологических эффектов (Hubel and Wiesel, 1970).Это наблюдение критического периода восприимчивости к депривации было одним из первых, обнаруживших высокую степень чувствительности незрелого мозга к измененному сенсорному состоянию в очень ограниченный период жизни.

Вероятно, здесь уместно провести важное различие между двумя родственными понятиями; в этом разница между чувствительным периодом и критическим периодом. Хотя обе концепции иногда в определенной степени взаимозаменяемы в литературе, их лучше всего разделить для объяснения различных феноменов развития.Сенситивные периоды обычно относятся к ограниченному временному окну в развитии, в течение которого воздействие опыта на мозг необычайно сильно, тогда как критический период определяется как особый класс сенситивных периодов, когда поведение и его нейронные субстраты не развиваются нормально при соответствующей стимуляции. не поступает в течение ограниченного периода времени (Knudsen, 2004). Вышеупомянутые исследования монокулярной депривации являются прекрасными примерами критических периодов, когда отсутствие нормального сенсорного ввода в течение определенного временного окна приводит к необратимым изменениям в функции мозга и связи.В самом деле, если к трем месяцам у котят нормальный бинокулярный ввод не достигается, никакие клетки никогда не будут реагировать на ввод из закрытого глаза, даже если зрительный ввод в закрытый глаз восстановится после критического периода.

До сих пор основное внимание уделялось животной модели монокулярной депривации, чтобы проиллюстрировать важность временных окон в развитии, в течение которых конкурентные процессы определяют роль, которую играют отдельные клетки в первичной зрительной коре. Важный вопрос, который еще не поднимался, касается того, что происходит, когда визуальная информация не достигает центров обработки зрительной информации в мозге (т.д., бинокулярная депривация). Приводит ли отсутствие сенсорного опыта к атрофическим процессам, связанным с неиспользованием, в этих областях? Или их конкурентные процессы продолжают действовать, чтобы получить контроль над затылочными областями коры, несмотря на отсутствие визуальной информации? Такие вопросы привели ко многим исследованиям и показали, что слепые представляют собой превосходные модели для изучения пластической природы мозга (Bavelier and Neville, 2002; Pascual-Leone et al., 2005). В следующем разделе будет подробно описано, что мы в настоящее время знаем о последствиях полной слепоты у взрослых людей, как с точки зрения мозга, так и с точки зрения поведенческих изменений.

Экстремальные обстоятельства: случай полной слепоты

Функциональные и поведенческие адаптации

Мы довольно хорошо понимаем, как мозг обрабатывает визуальную информацию, и какие конкретные роли играют различные области во всей зрительной системе. Однако до недавнего времени у нас было очень мало знаний о том, что происходит с этими областями, когда человек оказывается отрезанным от визуального мира из-за периферического поражения зрительной системы (например, повреждения хрусталика, сетчатки или зрительного нерва) и, таким образом, приводит к до полной слепоты.Очевидно, что прогресс быстро увеличился с появлением специализированных инструментов нейровизуализации, которые позволили исследовать мозг in-vivo . В первых нейровизуализационных исследованиях использовалась позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) для изучения метаболизма глюкозы в затылочной коре в состоянии покоя как у лиц с БЭ — слепых в течение первых нескольких лет жизни (см. и др., 1988; Верарт и др., 1990). Было показано, что метаболизм глюкозы, наблюдаемый в затылочной коре у слепых, был выше, чем у зрячих с завязанными глазами, но сравним с тем, что наблюдалось при снятии повязки с глаз.Эти первоначальные наблюдения, очевидно, подняли важные вопросы о функциональности зрительной коры ЭБ. Впоследствии Уль и соавт. (1991, 1993) были одними из первых, кто продемонстрировал связанную с заданием активацию в ответ на тактильную стимуляцию в затылочной коре ЭБ, и вскоре после этого появилось множество исследований с визуализацией мозга, показывающих, что их затылочная кора может кроссмодально активироваться различными тактильными стимулами. (Sadato et al., 1996; Büchel et al., 1998; Burton et al., 2002a) и слуховой (Weeks et al., 2000; Арно и др., 2001; Burton et al., 2002b) задачи.

Коробка 1.

Несмотря на впечатляющий характер наблюдаемых кроссмодальных активаций в затылочной коре, все еще оставались важные вопросы относительно их точного значения. Действительно ли они связаны с задачей или это просто эпифеномен, связанный с отсутствием зрительного ввода? Некоторые данные свидетельствуют о том, что затылочная кора действительно играет функциональную роль в обработке невизуальной информации после ранней слепоты.Первая линия доказательств связана с исследованиями, демонстрирующими сильную корреляцию между мозговой активностью в затылочной коре головного мозга и поведенческими показателями при выполнении различных задач, включая вербальную память (Amedi et al., 2003), эпизодическое воспроизведение (Raz et al., 2005) и локализация звука (Gougoux et al., 2005). Возможно, это не так уж удивительно, учитывая множество доказательств, подтверждающих развитие повышенных компенсаторных перцептивных и когнитивных способностей при БЭ (см. Voss et al., 2010). В частности, слуховые пространственные способности были тщательно исследованы в свете существенных вопросов, касающихся способности слепого человека формировать адекватные пространственные представления в отсутствие зрения; следовательно, было выявлено множество убедительных доказательств связи затылочной функции и локализации звука при ранней слепоте (см. рис. 1; см. также Collignon et al., 2009).

Рисунок 1. Функциональная значимость кроссмодальной пластичности. Здесь проиллюстрирована демонстрация функциональной роли затылочной коры в задачах пространственного слуха у людей с ранней слепотой. В верхнем ряду (панель A ) показано, что затылочная активность у слепых в раннем возрасте (черные точки) предсказывала их эффективность в задаче локализации звука (Gougoux et al., 2005). Нижний ряд (панель B ) иллюстрирует эффект, который оказывает ТМС при воздействии на затылочную кору (черные полосы), когда как слепых, так и зрячих испытуемых просили локализовать звуки (Collignon et al., 2007). По сравнению с Sham-TMS (белые столбцы), TMS, примененная к затылочной коре, снижала производительность только у ранних слепых субъектов, что указывает на то, что эта область функционально важна для пространственной обработки у ранних слепых. Адаптировано с разрешения Gougoux et al. (2005) и Collignon et al. (2007). * Р < 0,05.

Дополнительные доказательства, подтверждающие функциональную значимость кроссмодального включения затылочной коры в раннюю слепоту, получены в результате использования трансмагнитной стимуляции (ТМС), которая позволяет делать выводы о причинно-следственной связи посредством временного нарушения функционирования коры в очень специфических областях мозга.Действительно, применение ТМС к затылочным областям значительно снижает эффективность ЭБ в задачах, оценивающих локализацию звука (Collignon et al., 2007), вербальную память (Amedi et al., 2004) и идентификацию по Брайлю (Cohen et al., 1997). , не затрагивая при этом показатели производительности зрячих людей. Возможно, самое поразительное свидетельство исходит от слепой опытной читательницы Брайля, которая полностью потеряла способность читать Брайля после ишемического инсульта, вызвавшего двусторонние поражения ее затылочной коры (Hamilton et al., 2000). Точно так же сообщалось, что слепой человек среднего возраста имел временные трудности с чтением по Брайлю, в то время как он испытывал временные зрительные галлюцинации (Maeda et al., 2003). Тот факт, что его способности вернулись к норме после галлюцинаций, предполагает наличие причинно-следственной связи между работой затылка и чтением Брайля у этого слепого человека. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что затылочная кора может по-прежнему служить какой-то функциональной цели после слепоты. Однако на данный момент неясно, как возникают эти кроссмодальные пластические адаптации? Правильное понимание того, как невизуальные сенсорные сигналы обрабатываются в затылочной коре, является сложной задачей и обсуждается в следующем разделе.

Кроссмодальная пластичность: основные механизмы

Как подчеркивалось ранее, многие нервные процессы и связи являются результатом конкурентных взаимодействий между различными нейронами и сенсорными входами, и, как ранее предполагали Паскуаль-Леоне и Гамильтон (2001), зрительные входы могут получить доступ к затылочным областям посредством таких конкурентные процессы с другими чувствами на раннем этапе развития. Одна популярная гипотеза состоит в том, что затылочная кора может быть по своему устройству лучше всего приспособлена для выполнения предопределенных специализированных функций, для которых зрительная система обеспечивает наиболее адекватный сенсорный ввод.Однако в случае слепоты другие органы чувств, обеспечивающие потенциально релевантную сенсорную информацию, могут получить доступ к «зрительным» областям мозга для дальнейшей обработки. Таким образом, такая точка зрения предполагает, что функциональная специализация «зрительных» областей коры сохраняется при слепоте, и действительно появляется все больше данных, подтверждающих ее.

Например, области, специализирующиеся на пространственной обработке звуков у слепых людей, по-видимому, отображаются на области дорсального зрительного потока, известные аналогичной обработкой зрительных стимулов (Collignon et al., 2009, 2011). Другой областью, хорошо известной своей функциональной специализацией, является латерально-затылочный комплекс (LOC), обычно участвующий в процессах распознавания объектов/форм, который, как было показано в нескольких случаях, реагирует на невизуальную обработку формы при ЭБ (Amedi et al. , 2007, 2010). Точно так же было показано, что область визуальной словоформы, которая, как следует из ее названия, хорошо реагирует на визуальное представление слов, у испытуемых с ЭБ хорошо реагирует на тактильно представленные слова Брайля (Reich et al., 2011). Кроме того, Пьетрини и соавт. (2004) ранее показали, что тактильное исследование лиц активирует другие области, чем те, которые вызываются исследованием объектов у слепых, предполагая, что развитие топографически организованных представлений, связанных с категориями, в экстрастриарной зрительной коре не требует зрительного опыта. Точно так же отдельные области внутри вентрального зрительного пути слепых людей демонстрируют нейронную специализацию для неживых и живых стимулов в слуховой модальности, предполагая, что организация концептуальной области в вентральном зрительном пути не требует развития зрительного опыта (Mahon et al., 2009). Наконец, еще одной хорошо известной областью функциональной специализации является экстрастриарная область коры человека, известная как средний височный комплекс (hMT+), которая очень чувствительна к визуальному движению. Несколько исследований показали, что эта область у слепых людей реагирует как на тактильные движения пальцев (Ricciardi et al., 2007), так и на движущиеся звуковые раздражители (Poirier et al., 2006). Эти результаты, взятые вместе, дают убедительные доказательства того, что функциональная специализация затылочных областей сохраняется при ранней слепоте и что операции, обслуживаемые каждой областью, не обязательно должны зависеть от зрительной информации, необходимой для данной задачи.

Хотя многие зрительные области более высокого уровня, по-видимому, сохранили свою функциональную специализацию после слепоты, до сих пор неясно, как невизуальная информация достигает затылочной коры. Две очевидные возможности: либо через уже существующие связи, либо через установление новых связей, которых нет у зрячих людей. Первый может быть результатом разоблачения или усиления латентных ранее существовавших путей между сенсорно-специфической корой и/или между мультисенсорными областями и затылочной корой.Последнее, однако, представляется маловероятным по крайней мере по двум причинам. Первый, как будет показано ниже, связан с растущим объемом данных, демонстрирующих, что кроссмодальное задействование затылочной коры возможно у людей с нормальным зрением после кратковременных переходных периодов зрительной депривации, что позволяет предположить, что в игру вступают уже существующие интермодальные связи [см. потенциальные мультисенсорные пути Schroeder et al. (2003 г.); Каппе и др. (2009)]. Во-вторых, результат работы над животными, исследующей период развития синаптической обрезки в раннем младенчестве.Было показано, что кортико-кортикальные проекции от слуховой к зрительной коре присутствуют у новорожденных котят только для того, чтобы вскоре после этого исчезнуть из-за конкурентных процессов (Innocenti and Clarke, 1984; Innocenti et al., 1988). Однако у котят, лишенных зрения при рождении, эти внешние связи с затылочной корой, по-видимому, сохраняются (Berman, 1991; Yaka et al., 1999). Эти результаты скорее предполагают, что именно усиление обычно преходящих интермодальных связей, а не образование новых связей после слепоты, вероятно, обеспечивает субстрат для кроссмодальной иннервации затылочной коры после ранней слепоты.

Исследования слепоты на животных моделях продемонстрировали несколько таких путей, которые потенциально могут опосредовать кроссмодальную обработку звука при слепоте. Например, исследования на слепых грызунах показали наличие связи между нижними холмиками (важным слуховым ретранслятором) и латеральным коленчатым телом (LGN — важным зрительным ретранслятором) (Doron and Wollberg, 1994; Izraeli et al., 2002). , предполагая, что слуховая информация может достигать затылочной коры через оптические лучи, восходящие от LGN.С другой стороны, слуховая информация может передаваться через прямые связи между медиальным коленчатым ядром (MGN — важный слуховой ретранслятор) и затылочной корой (Laemle et al., 2006). Кроме того, Карлен и соавт. (2006) показали, что затылочная кора CB опоссумов получает проекции не только от слухового (MGN), но и от соматосенсорного (вентрального заднего) ядра таламуса, таким образом предлагая возможный путь передачи тактильной информации к затылочная кора.Совсем недавно результаты Laramée et al. (2011) предполагают, что корково-кортикальные пути могут также опосредовать кроссмодальный вход в деафферентированные зрительные области, демонстрируя непрямые связи между первичной слуховой и первичной зрительной корой у лишенных зрения мышей.

Исследования анатомических индикаторов у нормально видящих приматов показали существование прямых связей, идущих от каудальных слуховых областей к периферическим отделам V1/V2 (Falchier et al., 2002; Rockland and Ojima, 2003), предполагая, что необходимые пути для опосредования кроссмодальной пластичности, вероятно, существуют до нарушения зрения.Доказательств у людей немного меньше, но несколько недавних открытий также подтверждают, что кортико-кортикальные пути между слуховыми и зрительными областями являются вероятным источником потоковой слуховой информации в затылочную кору. Например, недавнее исследование трактографии с помощью диффузионно-тензорной визуализации (DTI) у людей с нормальным зрением выявило наличие связей между извилиной Хешля и шпорной бороздой (Beer et al., 2011). Еще предстоит установить, отличается ли этот путь у слепых людей, хотя, возможно, это не обязательно должно служить кроссмодальному рекрутированию зрительных областей звуком.Кроме того, в паре недавних исследований использовалось динамическое причинно-следственное моделирование (DCM) для изучения эффективной связи между областями, лежащими в основе слуховых активаций в первичной зрительной коре у людей с БЭ. DCM — это мощный инструмент, основанный на гипотезах, который позволяет делать выводы о причинно-следственной связи между активностью, наблюдаемой в различных областях мозга, и, аналогичным образом, изучать, как информация течет в мозгу (Friston et al., 2003). Было обнаружено, что слуховая активность в V1 лучше всего объясняется прямыми связями с A1 (Collignon et al., 2013) и что связь между обеими структурами была сильнее у слепых по сравнению со зрячими (Klinge et al., 2010). Последний аргумент в пользу корково-кортикальных путей, лежащих в основе слухового рекрутирования затылочных областей, связан с нейроанатомическими исследованиями, показывающими, что зрительные лучи (геникулокортикальные тракты) у людей с ЭБ сильно атрофированы (Noppeney et al., 2005; Shimony et al., 2006; Pan et al. al., 2007; Park et al., 2007; Ptito et al., 2008), что делает их маловероятными кандидатами для передачи слуховой информации в зрительно деафферентные области коры.

Кроссмодальная пластичность при слепоте: ограничены критическими или чувствительными периодами?

До сих пор были рассмотрены только результаты исследований, касающиеся ранней или врожденной слепоты (см. вставку 1), более или менее игнорируя понятие критических периодов. Отчасти это связано с тем, что большинство исследований в основном сосредоточено на последствиях ранней слепоты, а также потому, что нет единого мнения о последствиях поздней депривации зрения. В следующих разделах делается попытка распутать различные данные, относящиеся к поздней слепоте, и сопоставить их с данными, относящимися к ранней слепоте.

В одном из первых нейровизуализационных исследований метаболизма затылочного мозга у лиц с ЭБ (Veraart et al., 1990) также изучалась группа лиц с ЛБ. Было показано, что затылочное функционирование у LB отличается от такового у EB: в то время как у EB был обнаружен более высокий затылочный метаболизм глюкозы по сравнению со зрячими людьми, LB показал снижение. Это открытие, очевидно, послужило ранним указанием на то, что возраст начала слепоты потенциально является определяющим фактором в изменениях, происходящих в затылочной коре после лишения зрения.Действительно, пара ранних исследований активаций, связанных с заданием, показала, что, хотя кроссмодальное рекрутирование наблюдалось при EB, такого наблюдения не было сделано при LB (Cohen et al., 1999; Sadato et al., 2002). Это открытие свидетельствует о существовании строго критического периода для развития кроссмодальной пластичности в затылочной коре (14 лет: Cohen et al., 1999; 16 лет: Sadato et al., 2002), после которого кроссмодальная пластичность отсутствует. реорганизация имела бы место, если бы слепота наступила за пределами этого периода.Однако с тех пор результаты большого количества других исследований поставили под сомнение эту точку зрения. Куджала и др. (1997) впервые предположили возможность кроссмодальной реорганизации у людей с LB, продемонстрировав ответы, связанные с задним потенциалом, связанным с событием (ERP), сходные с теми, которые наблюдались при EB, когда они выполняли задачи обнаружения изменения звука. Впоследствии ПЭТ-исследование выявило активацию зрительной коры, хотя и с несколько иными паттернами, во время чтения по Брайлю и слуховой обработки текста как у пациентов с ЭБ, так и у пациентов с ЛБ (Büchel et al., 1998). Позже за этим последовала серия исследований Burton et al. в котором было показано, что LB активирует затылочные области в ответ на различные тактильные и слуховые задачи (Burton et al., 2002a,b, 2003, 2004, 2006; Burton and McLaren, 2006). Точно так же несколько слуховых пространственных задач вызывали затылочную активацию у слепых с поздним началом (Voss et al., 2006, 2008, 2010). Однако эти кроссмодальные изменения не сопровождались поведенческими улучшениями, как в случае с ЭБ, что поднимает вопросы, касающиеся функциональной значимости наблюдаемой кроссмодальной пластичности у ЛБ.

Несмотря на некоторые исключения, существует некоторое согласие в том, что кроссмодальное рекрутирование деафферентных зрительных областей не является исключительным при БЭ и может наблюдаться также в случаях позднего начала слепоты. В то время как это так, кроссмодальное рекрутирование в LB, тем не менее, в целом снижено (как с точки зрения интенсивности, так и пространственной протяженности) по сравнению с EB, предполагая, что, хотя развитие кроссмодальных пластических процессов может не быть связано с критическим периодом, оно определенно модулируется чувствительным периодом в раннем развитии, во время которого реорганизация, вероятно, будет более выраженной.

Кроссмодальные изменения у зрячих

Дополнительные доказательства, подтверждающие существование кроссмодальной пластичности у взрослых, получены в исследованиях, посвященных изучению эффектов временной депривации зрения у людей с нормальным зрением. Одно из первых исследований, задокументировавших такие эффекты, показало, что кратковременное лишение света повышает возбудимость зрительной коры. Действительно, было показано, что короткий период зрительной депривации не только вызывает снижение порогов ТМС, необходимых для выявления фосфенов, но также приводит к увеличению активации зрительной коры при световой стимуляции (Boroojerdi et al., 2000). Впоследствии, используя фармакологический подход в сочетании с ТМС, было показано, что ГАМК, NMDA и холинергические рецепторы, вероятно, играют важную роль в быстрой пластичности зрительной коры, зависящей от опыта, поскольку введение соответствующих агонистов/антагонистов устраняло снижение фосфенового порога ТМС. связаны с временной депривацией зрения (Boroojerdi et al., 2001).

Вскоре за этими выводами последовало исследование, вдохновленное школой для слепых в Испании, которая требовала, чтобы ее инструкторы во время обучения в течение целой недели испытывали повседневную жизнь без зрения (Pascual-Leone and Hamilton, 2001).Инструкторы сообщили, что у них повысилась восприимчивость к звукам, они стали лучше различать говорящих и лучше ориентироваться в ответ на входящие звуки. В ответ на эти сообщения Паскуаль-Леоне и Гамильтон (2001) разработали протокол, согласно которому зрячим добровольцам завязывали глаза на 5 дней. Предварительные результаты показали увеличение сигнала BOLD в затылочной коре в ответ на тактильную стимуляцию после 5 дней полной депривации зрения, и что это увеличение больше не наблюдалось на следующий день после снятия повязки с глаз.Эти результаты показали, что быстрые кроссмодальные изменения могут происходить в затылочной коре у взрослых, когда они временно лишены зрения, и были дополнительно задокументированы в Merabet et al. (2008). Примечательно, что такие кроссмодальные эффекты, связанные с депривацией, были ограничены периодом завязывания глаз и были быстро обратимы.

Последующая работа убедительно показала, что очень короткие периоды зрительной депривации достаточны, чтобы вызвать заметные кроссмодальные изменения в затылочной коре. Например, Вейссер и др.(2005) продемонстрировали, что 2-часовой депривации зрения было достаточно, чтобы вызвать нейронные изменения для обработки тактильных форм в затылочной коре у людей с нормальным зрением. В недавнем исследовании мы использовали новый метод, чтобы определить, обрабатывает ли затылочная кора слуховой ввод аналогично слуховой коре (Lazzouni et al., 2012). Мы разработали протокол с завязкой глаз для оценки влияния кратковременной депривации зрения на слуховую реакцию устойчивого состояния (ASSR). ASSR можно определить как электрофизиологический ответ на быстро меняющиеся слуховые стимулы, когда популяции нейронов реагируют с той же частотой, что и скорость модуляции амплитудно-модулированного (АМ) тона, и, что важно, для которых можно выделить источники активности. с помощью дипольного анализа.Таким образом, ASSR представляет собой мощный инструмент, поскольку он вызывает реакцию, которая неразрывно связана со стимулом и может быть отслежена в мозгу. Результаты показали, что два спектральных пика, связанные со скоростями модуляции двух дихотически представленных стимулов (39 и 41 Гц), наблюдались только в пределах слуховой коры до завязывания глаз. Однако после 6 часов зрительной депривации в затылочной коре также наблюдались два пика (см. рис. 2), что проливает свет на временную шкалу, связанную с кратковременным перекрестным рекрутированием сенсорной коры, лишенной ввода.Это открытие также демонстрирует, что зрительная кора может отображать работу, подобную слуховой коре, в ответ на слуховой ввод в периоды депривации.

Рис. 2. Кроссмодальная пластичность у временно лишенных зрения лиц. На этом рисунке показаны недавние результаты МЭГ, свидетельствующие о впечатляющей скорости, с которой зрительная кора может демонстрировать работу, подобную слуховой, после короткого периода зрительной депривации. На левом графике видно, что до завязывания глаз два спектральных пика (левый височный – красный, правый височный – зеленый), связанные со скоростью модуляции слуховых стимулов, предъявляемых к обоим ушам (39 и 41 Гц), четко ограничены височными электродами (слуховые кора).Однако, как показано на правом графике, те же пики теперь можно обнаружить в зрительной коре (фиолетовые пики) после 6-часового периода зрительной депривации. Адаптировано с разрешения Lazzouni et al. (2012).

Кроссмодальная пластичность: слепота с ранним и поздним началом

В предыдущих разделах были задокументированы множественные демонстрации кроссмодальной обработки, которая происходит в зрелой затылочной коре. Однако важный вопрос, который следует задать, касается того, аналогична ли пластичность, наблюдаемая в мозге взрослого человека, пластичности, наблюдаемой в незрелом мозге, лишенном зрения.Помимо типичного наблюдения снижения кроссмодального рекрутирования при БЛ (за исключением Büchel et al. (1998), которые сообщили о большей активации при БЛ), в следующих разделах будут выделены четыре основных различия между кроссмодальными изменениями, наблюдаемыми при слепоте с ранним и поздним началом. которые доказывают существование важных базовых функциональных различий между ними (см. также рис. 3). Действительно, эти результаты указывают не только на количественные различия (т. е. степень наблюдаемого кроссмодального рекрутирования) между компенсаторной реорганизацией, которая происходит после ранней и поздней слепоты, но и на качественные различия, относящиеся, например, к основным механизмам кроссмодального рекрутирования и его функциональная значимость для поведения.

Рисунок 3. Отличия ранней и поздней слепоты. Здесь проиллюстрированы два примера того, как кроссмодальная пластичность, наблюдаемая у людей с ранней и поздней слепотой, различается. Верхний ряд (панель A ) иллюстрирует дифференциальный эффект ТМС при воздействии на затылочную кору (черные столбцы) LB (первая гистограмма) и EB (вторая гистограмма) на их выполнение в задаче Брайля, где только раннее ослепление показало увеличение частоты ошибок (Cohen et al., 1999).Нижний ряд (панель B ) состоит из схематического представления того, как слуховая информация течет к V1 у слепых от рождения и поздних слепых, иллюстрируя результаты DCM Collignon et al. (2013). Адаптировано с разрешения Cohen et al. (1999) и Collignon et al. (2013). * р < 0,001.

Функциональная значимость кроссмодальной обработки

Как подчеркивалось выше, существует множество доказательств, демонстрирующих функциональную значимость кроссмодального вовлечения затылочных областей в БЭ.Несколько исследований показали сильную корреляцию между поведенческими характеристиками и затылочной активностью (Amedi et al., 2003; Gougoux et al., 2005; Raz et al., 2005), в то время как другие показали, что временная (Cohen et al., 1997; Amedi et al., 2004; Collignon et al., 2007) и постоянная (Hamilton et al., 2000) дисфункция затылочных нейронов мешает выполнению невизуальных задач. Интересно, что в LB практически нет доказательств этого. Это, вероятно, отчасти связано с ограниченными данными об улучшенных способностях восприятия у LB, поскольку они часто оказываются неотличимыми от зрячих людей с точки зрения производительности.Таким образом, наблюдаемое кроссмодальное пополнение в LB, по-видимому, не приводит к какому-либо поведенческому усилению, как это происходит в EB. Это предположение подтверждается данными, предоставленными Cohen et al. (1999), где применение ТМС к затылочной коре не влияло на выполнение задания по чтению по Брайлю в LB, тогда как оно снижало производительность в EB. Хотя есть несколько исключений, когда LB демонстрировали повышенные способности восприятия по сравнению со зрячими людьми (например, Voss et al., 2004), такие случаи, как правило, не были связаны с повышенной кроссмодальной пластичностью.Действительно, несколько других факторов могут объяснить повышение производительности (например, тренировки, опыт) без участия затылочных областей.

Одна из ранее предложенных гипотез для объяснения затылочных активаций, наблюдаемых у поздних слепых, утверждала, что они могут быть результатом процессов умственного воображения. Об этом сообщили Büchel et al. (1998), их испытуемые с LB немедленно трансформировали тактильные и слуховые сигналы в визуальное представление, подразумевая, что любая затылочная активация может быть связана с «визуализацией» задачи.В то время как было показано, что такие процессы визуального воображения активируют компоненты зрительной системы у людей с нормальным зрением (Kosslyn et al., 1995), более поздние парадигмы, тем не менее, показали, что затылочное рекрутирование требует более активных задач, которые явно требуют от субъектов использования зрительных функций. изображения (Kosslyn et al., 2001). Более того, гипотеза о зрительных образах теряет силу, если учесть, что затылочное вовлечение редко наблюдается у зрячих при выполнении незрительных задач, которые также выполняются слепыми.Это означает, что имеет место маловероятный сценарий, когда ЛБ прибегает к визуальным образам, а не к зрячим людям. На самом деле, часто сообщается, что, когда зрячие люди выполняют невизуальные задачи, задействуются кросс-модальные тормозные механизмы (например, наблюдается деактивация затылочной области), чтобы уменьшить функционирование коры, обслуживающей неконтролируемую (и потенциально отвлекающую) зрительную модальность (например, , Laurienti et al., 2002; Gougoux et al., 2005).

Механизмы/процессы внимания

Одно исключение, которое связало превосходные результаты в LB с изменениями мозга, было сделано с помощью задачи обнаружения слуховых пространственных изменений и измерений ERP (Fieger et al., 2006). Участники LB были значительно более точными, чем зрячие участники, в локализации/обнаружении девиантных слуховых стимулов в периферийном слуховом пространстве (показатели для обеих групп были одинаковыми для центральных слуховых позиций). Это также была задача, в которой ранее было показано, что CB преуспевает (Röder et al., 1999), и важные различия наблюдались при сравнении результатов ERP из обоих исследований. Компонент N1 ERP показал более резко настроенный пространственный градиент во время периферического внимания в CB, чем в зрячей группе, тогда как компонент P3 был идентичен в обеих группах (Röder et al., 1999). Наоборот, ранняя амплитуда N1 на стандартные периферические стимулы не демонстрировала существенной пространственной настройки ни в LB, ни в зрячих контрольных группах, тогда как амплитуда более позднего P3, вызванного мишенями/девиантами, демонстрировала более резко настроенный пространственный градиент во время периферического внимания в LB по сравнению с LB. контроля (Fieger et al., 2006). Таким образом, оказывается, что люди с CB обладают более четко настроенной ранней фильтрацией внимания, проявляющейся в компоненте N1, в то время как LB демонстрируют превосходство в развертывании поздних процессов внимания для распознавания и распознавания целей, индексируемых компонентом P3.Таким образом, эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что даже когда люди с CB и LB демонстрируют поведенческое преимущество перед зрячими субъектами при выполнении данной задачи, эти улучшения потенциально опосредованы различными основными церебральными механизмами.

Источник слухового входа в затылочную кору

Потенциальная роль, которую играют кортико-кортикальные связи в опосредовании кроссмодального рекрутирования затылочной коры, была специально подчеркнута в предыдущих разделах. Например, анализ трактографии DTI показал наличие прямой связи между первичными слуховыми и зрительными областями у нормально видящих людей (Beer et al., 2011), тогда как использование DCM позволило исследователям установить, что функциональная связь между обеими структурами сильнее при БЭ, чем у зрячих (Klinge et al., 2010). Чтобы рассмотреть возможные различия между людьми с EB и LB, мы недавно показали, что поток слуховой информации в затылочную кору может быть опосредован другим путем в LB с использованием анализа DCM (Collignon et al., 2013). Поскольку недавно с помощью DCM было продемонстрировано, что кроссмодальная пластичность, наблюдаемая у лиц с CB, с большей вероятностью поддерживается корково-кортикальными связями, а не таламокортикальными связями (Klinge et al., 2010), мы включали в наши модели только корково-корковые связи. Наши результаты показали, что слуховая активность, наблюдаемая в затылочной коре у людей с CB, лучше всего объясняется прямыми связями прямой связи от первичной слуховой к первичной зрительной коре, тогда как в LB слуховая информация, по-видимому, больше зависит от пути косвенной обратной связи с использованием теменных областей как реле между обеими первичными сенсорными областями (Collignon et al., 2013). Это убедительно свидетельствует о том, что кроссмодальное рекрутирование визуально деафферентных областей, вероятно, опосредовано разными путями при EB и LB.

Действительно, весьма вероятно, что люди с БЭ имеют доступ к различным путям, учитывая чрезмерную связь между областями в раннем развитии. Действительно, синаптическая плотность зрительной коры достигает уровней выше, чем у взрослых, в раннем младенчестве посредством синаптогенетических процессов, а затем постепенно снижается до уровня взрослых примерно к 5 годам за счет сокращения избыточных связей (Johnson, 1997), процесс, который прерывается зрительной депривацией (Stryker and Harris, 1986).Более того, как подчеркивалось выше, существование таких кортико-кортикальных связей между слуховыми и зрительными областями было показано у молодых детенышей животных, но только для большинства этих связей, которые обрываются в процессе нормального развития (Innocenti and Clarke, 1984; Innocenti et al. , 1988). Неясно, являются ли подобные кортико-кортикальные связи более заметными на раннем этапе развития у людей, но если они присутствуют, EB может использовать и усиливать эти обычно преходящие избыточные связи, чтобы компенсировать потерю зрения посредством процессов стабилизации, зависящих от опыта, тогда как LB должен полагаться на связи которые развиваются в пределах нормального зрительного мозга.

Сохранение функциональной специализации

Более поздние исследования начали изучать, следует ли кроссмодальное поглощение затылочной коры из-за слепоты какому-то организационному принципу. В настоящее время имеется несколько линий доказательств, основанных на исследованиях нейровизуализации [рассмотренных в Voss and Zatorre (2012)], которые иллюстрируют, как ранее существовавшая функциональная специализация определенных областей коры сохраняется после зрительной депривации. Как обсуждалось ранее, хорошо задокументированный пример этого касается LOC, особенно вовлеченного в процессы распознавания объектов/форм.Амеди и др. (2007, 2010) неоднократно показывали, что эта область также задействована в задачах распознавания слуховых и тактильных форм у людей с БЭ. Точно так же было показано, что центр обработки зрительных движений (область MT) задействуется как тактильными (Ricciardi et al., 2007), так и слуховыми (Poirier et al., 2006) стимулами движения. Оба этих примера убедительно свидетельствуют о том, что лишение зрения не изменяет специализированной модульной организации зрительно деафферентированных затылочных областей мозга и что операции, обслуживаемые каждой областью, не обязательно должны зависеть от зрительной информации, которая требуется для выполнения данной задачи.Важно отметить, что в отношении целей этой статьи два недавних исследования сравнительно изучали эту тему как у лиц с CB, так и у лиц с LB. Во-первых, мы недавно показали, что в то время как оба задействуют затылочные области для обработки звука, предпочтительная активация правого дорсального потока для пространственной обработки звуков (по сравнению со спектральной обработкой звуков) наблюдалась только при CB (Collignon et al., 2013). ). Это предполагает, что эти затылочные области сохраняют функциональную специализацию для пространственной обработки в других смыслах только в том случае, если зрение теряется в раннем возрасте.Второй пример, подтверждающий такое утверждение, был предоставлен Bedny et al. (2012), которые исследовали роль зрительной коры в обработке речи как у лиц с CB, так и с LB. Опять же, в то время как они наблюдали, что затылочная кора задействовалась общим слуховым входом в обеих группах, предпочтительная реакция на речевые стимулы в левом полушарии (по сравнению с неречевым) наблюдалась только в CB, предполагая, что ранний зрительный опыт может быть вредным для затылочная кора приобретает роль в обработке речи после слепоты.

Вышеупомянутые моменты поднимают интересные вопросы о роли, которую играют чувствительные/критические периоды. В то время как общее наблюдение кроссмодального рекрутирования у LB-индивидов предполагает, что оно подвержено влиянию сензитивного периода, выделенные различия указывают на то, что разные процессы могут быть опосредованы наблюдаемым кросс-модальным рекрутированием как у ранних, так и у LB-индивидуумов. Если это действительно так, то это, скорее, предполагает, что критических периодов все-таки могут сыграть свою роль, возможно, с разными точками отсечки в отношении различных действующих процессов.Следовательно, в будущей работе было бы полезно попытаться решить эти вопросы, связав возраст начала слепоты с развитием специфических особенностей, которые до сих пор наблюдались только при ранней слепоте (например, функциональная значимость рекрутирования, кортико-кортикальная связность).

Последствия для восстановления зрения

Что происходит со способностью «зрительного» мозга обрабатывать визуальную информацию, когда она «переходит в слуховую»? Такой вопрос имеет важные последствия при рассмотрении потенциальных результатов процедур восстановления зрения и протезов.Более трех столетий назад ирландский философ Уильям Молинье задал аналогичный вопрос одному из своих современников, Джону Локку, о том, как долгосрочная слепота повлияет на способность видеть, если зрение восстановится (Degenaar, 1996): «Предположим, что человек родился слепой, а теперь уже взрослый, а потом научился на ощупь различать куб и шар из того же металла и той же величины, чтобы сказать, когда он ощупывал то и другое, что есть куб, что есть сфера. Предположим, что куб и шар лежат на столе, а слепой прозреет.Спроси, мог ли он на вид, прежде чем прикоснуться к ним, различить и сказать, где земной шар, а где куб?» Хотя с тех пор этот вопрос десятилетиями обсуждался между различными историческими деятелями, было проведено несколько тематических исследований, которые дали некоторое представление об этом вопросе, продемонстрировав, например, что острота зрения резко снижается после операции по удалению катаракты после длительных периодов лишения. (фон Зенден, 1960; Грегори и Уоллес, 1963; Файн и др., 2003). Кроме того, последние данные нейровизуализации позволяют исследовать потенциальные основные механизмы. Как уже отмечалось, зрительный мозг претерпевает радикальные изменения, которые могут значительно изменить способность человека обрабатывать зрительную информацию, если зрение восстановится. Однако в следующем разделе сначала будут рассмотрены исследования с участием глухих людей, поскольку технологические достижения в восстановлении слуха у глубоко глухих людей достигли значительных успехов благодаря разработке сложных кохлеарных имплантатов (КИ).Такой прогресс позволил исследователям установить влияние кроссмодальной пластичности глухих на уровень успеха КИ и, следовательно, даст представление о том, как подходить к тем же проблемам при слепоте.

Взгляд глухих

После того, как они стали реагировать на новую модальность ввода, может ли слуховая кора по-прежнему обрабатывать исходный источник ввода? Этот вопрос имеет особое значение, учитывая, что глубокую глухоту иногда можно устранить путем слуховой стимуляции через кохлеарный имплант (КИ) (Ponton et al., 1996). Проще говоря, устройство заменяет нормальную функцию улитки, преобразовывая слуховые сигналы в электрические импульсы, подаваемые на слуховой нерв (дополнительную информацию см. в Mens, 2007). Несколько исследований показали существование критического периода, который не может быть превышен для восстановления слуховых функций после слуховой депривации (Kral et al., 2005; Sharma et al., 2005). Это временное окно, как правило, ограничено первыми несколькими годами жизни, при этом данные свидетельствуют о том, что дети, имплантированные в возрасте до 2 лет, могут овладеть разговорной речью за время, сравнимое с нормальным слухом детей (Waltzman and Cohen, 1998; Hammes et al. др., 2002).

Хотя изначально считалось, что продолжительность слуховой депривации должна объяснять большую часть вариабельности результатов имплантации, несколько линий доказательств ясно указывают на другие модулирующие факторы (O’Donoghue et al., 2000; Lee et al., 2001; Сарант и др., 2001). На самом деле, ретроспективный обзор случаев показал, что продолжительность депривации составляет только 9% вариабельности результатов имплантации (Green et al., 2007). Альтернативный предиктор можно найти, например, в предоперационных измерениях церебрального метаболизма.Ли и др. (2001), например, показали, что височная кора становится гипометаболической после слуховой депривации и что уровень гипометаболизма коррелирует с показателями понимания речи, полученными после имплантации. Другими словами, чем дольше человек был глухим, тем меньше вероятность того, что его височная кора будет гипометаболической, и тем больше вероятность того, что его способность восприятия речи будет нарушена. В том же ключе позже было показано, что эффективность восприятия речи отрицательно связана с активностью затылочно-височных сетей (Lee et al., 2005), даже если исключить искажающий эффект возраста имплантации (Lee et al., 2007). Кроме того, могут быть задействованы и другие важные процессы, такие как уровень кроссмодальной реорганизации слуховой коры (см. Giraud and Lee, 2007). Например, в одном исследовании сравнивались кортикальные вызванные потенциалы, участвующие в обработке зрительных стимулов у имплантированных субъектов (Doucet et al., 2006). После оценки способностей восприятия речи у имплантированных испытуемых их впоследствии разделили на две группы в зависимости от их успеваемости.Выяснилось, что группа с наихудшими показателями восприятия речи была также группой, в которой люди с имплантированными имплантатами демонстрировали более широкое и более переднее распределение кожи головы при обработке зрительных стимулов (т. е., вероятно, результат кроссмодальной обработки зрительных стимулов в височных слуховых областях). и наоборот. Таким образом, оказывается, что несколько взаимодействующих факторов влияют на результат кохлеарной имплантации, из которых важным является кроссмодальная реорганизация. Осознание этого важного факта, очевидно, окажет важное влияние на то, как подобные проблемы будут решаться при слепоте.

Зрительная система все еще видит после слепоты?

Знание того, являются ли обратимыми кроссмодальные пластические изменения, имеет решающее значение для надлежащей разработки нейропротезов, предназначенных для восстановления зрения у слепых. Несмотря на значительный прогресс в достижении этой цели, будущие исследования в значительной степени зависят от нашего понимания того, как слепота влияет на мозг, и от того, как эти эффекты обусловлены или модулируются возрастом наступления слепоты. Действительно, мозг человека с LB может быть более склонен к обработке зрительной информации после длительного периода зрительной депривации, тогда как мозг человека с EB, вероятно, претерпел постоянные пластические изменения, сделавшие его неспособным обрабатывать визуальную информацию.Например, обнаружение атрофии зрительных трактов и лучей при БЭ (Noppeney et al., 2005; Shimony et al., 2006; Pan et al., 2007; Park et al., 2007; Ptito et al., 2008). ) поднимает серьезные вопросы о целостности проводящих путей и о том, могут ли они передавать электрическую информацию, поступающую от сетчаточных, субретинальных или эпиретинальных имплантатов (см. Merabet et al., 2005), или даже передавать изображения сетчатки, полученные после удаления катаракты у людей с врожденные катаракты.Кроме того, многочисленные сообщения о значительном уменьшении серого вещества коры в затылочной коре поднимают серьезные вопросы относительно способности этой области обрабатывать зрительную информацию (Pan et al., 2007; Ptito et al., 2008; Lepore et al., 2010). Компенсаторный подход, с большей вероятностью обеспечивающий успешный результат при БЭ, заключается в использовании сенсорно-замещающих устройств, где одна сенсорная модальность используется для предоставления информации, обычно собираемой лишенным органов чувств. Возможно, наиболее известным примером этого является шрифт Брайля, который, конечно же, очень успешно предоставляет информацию, обычно получаемую посредством зрения (например,г., материал для чтения) посредством тактильной модальности. С тех пор было внедрено несколько более сложных устройств, которые преобразуют визуальную информацию, полученную с помощью камер, в пространственную тактильную или слуховую стимуляцию (Meijer, 1992; Bach-y-Rita et al., 1998; Capelle et al., 1998). слепые люди «видят» сложные двухмерные объекты и формы (например, Arno et al., 1999; Renier and De Volder, 2010), а в последнее время даже обходят препятствия в строго контролируемой среде (Chebat et al., 2011). Хотя эти устройства еще не достигли того уровня, когда на них можно положиться для успешной навигации в реальном мире, тем не менее, они открывают очень многообещающие возможности для будущих исследований, направленных на помощь слабовидящим людям.

Однако восстановление зрения все еще возможно для лиц с ЛБ. Например, Пан и др. (2007) показали, что потеря белого вещества (БВ) в зрительном тракте и излучение у людей с БЭ модулировались возрастом начала слепоты, предполагая, что более позднее начало будет иметь меньшее влияние на анатомическую целостность зрительных путей.Более того, Шот и соавт. (2006) не обнаружили свидетельств потери БВ ни в зрительной коре, ни в зрительных путях у субъектов, которых можно было бы отнести к категории LB (со средним возрастом начала слепоты двенадцать лет), предполагая, что зрительные пути все еще могут передавать сигналы к затылочная кора. Следовательно, подходы, включающие удаление катаракты и имплантацию сетчатки, вероятно, будут значительно более жизнеспособными у людей, у которых улучшилось нормальное развитие зрительной системы.

Соображения на будущее

Учитывая влияние раннего развития на появление кроссмодальных пластических явлений у слепых, какие шаги необходимо предпринять, чтобы углубить наше понимание различных процессов? Важнейшим первым шагом будет устранение несоответствий в литературе относительно того, как слепые люди разделяются на разные группы в зависимости от их возраста на момент начала слепоты (т.g., особи EB и LB). Это разделение часто проводится очень произвольно, поскольку очень немногие исследования используют одни и те же определения для классификации и выделения слепых групп с ранним и поздним началом, и фактически иногда они совпадают в опубликованных отчетах. Это, конечно, довольно проблематично, когда вы хотите сравнить результаты разных исследований, и потребует большей осторожности и сотрудничества между исследовательскими группами, чтобы будущая работа дала плодотворные результаты.

Как впервые показано во вставке 1, текущее отсутствие единообразия в исследованиях по определению диапазона начала слепоты для групп EB и LB привело, по крайней мере, к двум существенным проблемам.Первый связан с тем, что часто не включают большую группу слепых людей с возрастом начала слепоты, который находится между выбранными пороговыми значениями как для групп с ранним, так и с поздним началом слепоты. Эта практика не только вводит сильное смещение выборки, но и удаляет потенциально важные данные при исследовании кроссмодальной пластичности, вызванной слепотой. Действительно, во время этого промежутка в возрасте начала заболевания могут иметь место важные чувствительные периоды развития. Добавление одной или нескольких отдельных слепых групп, закрывающих этот пробел, могло бы уменьшить потерю потенциально важной информации.В этом ключе Li et al. (2013) совсем недавно обратились к этой проблеме, определив четыре отдельные группы при исследовании сетей анатомических связей мозга: CB, EB (начало после рождения, но до 12 лет), слепые подростки (начало в возрасте от 12 до 15 лет включительно) и ЛБ (начало после 15 лет). Хотя выбранные диапазоны можно обсуждать, это, тем не менее, представляет собой важный первый шаг в направлении будущих исследований. В этой работе также подчеркивается тот факт, что было бы разумно разделить людей с CB и EB на отдельные группы (что начали делать несколько групп), поскольку даже несколько лет визуального опыта могут оказать значительное влияние на функциональную архитектуру визуального восприятия. системы и о том, как она кроссмодально набирается после слепоты.В самом деле, использование континуума приступов слепоты позволит лучше провести прямое исследование хода развития во времени процессов, управляющих появлением кроссмодальной пластичности.

Вторая, потенциально более серьезная проблема, возникающая из-за противоречивых определений, касается частого совпадения групп в разных исследованиях; т. е. данный слепой человек может быть отнесен к категории EB в одном исследовании и к категории LB. Например, Бертон и др.(2002b, 2003, 2004, 2006) часто рассматривали лиц с началом слепоты в возрасте старше 7 лет как лиц с НБ; то же самое сделал Фигер и др. (2006) и Bedny et al. (2012) для лиц с началом в возрасте после 9 лет. Это резко контрастирует с другими отчетами, в которых лица с началом в возрасте до 13 лет рассматривались как БЭ (например, Cohen et al., 1999; Sadato). и др., 2002; Восс и др., 2008). Это явный признак того, что следует приложить больше усилий и внимания к гомогенизации определений слепых групп, чтобы лучше понять влияние чувствительных и критических периодов сенсорной депривации.

Наконец, вышеупомянутые проблемы также могут быть значительно смягчены, если вообще отказаться от создания групп. Конечно, можно было бы возразить, что нам следует использовать возраст начала слепоты в большей степени как непрерывную переменную и искать нелинейности в результирующих функциях, связывающих возраст начала слепоты с различными зависимыми переменными, которые указывали бы на внезапные изменения. в возникновении кроссмодальной пластичности и, возможно, в результате важных критических или чувствительных периодов.Например, если кроссмодальная пластичность меняется со временем только количественно, то связь между возрастом наступления слепоты и различными зависимыми переменными будет линейной. Однако, как обсуждалось выше, есть несколько направлений работы, предполагающих, что кроссмодальный пластический процесс также претерпевает некоторые качественные изменения с более поздним началом, предполагая, что взаимосвязь на самом деле может быть нелинейной. Такой подход имел бы множество преимуществ, возможно, не больше, чем устранение групповых определений, которые часто являются весьма произвольными и являются причиной расхождений между исследованиями.Более того, рассмотрение возраста начала слепоты как непрерывной переменной должно позволить извлекать важные моменты времени во время развития кроссмодальных пластических явлений на основе данных, а не с использованием априорных определений конкретных подгрупп, основанных на данных. возраст начала слепоты.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Амеди А., Флоэль А., Кнехт С., Зохари Э. и Коэн Л. Г. (2004). Транскраниальная магнитная стимуляция затылочного полюса мешает вербальной обработке у слепых людей. Нац. Нейроски . 7, 1266–1270. дои: 10.1038/nn1328

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Амеди А., Раз Н., Азулай Х., Малах Р. и Зохари Э. (2010). Корковая активность при тактильном исследовании предметов у слепых и зрячих людей. Реставр. Нейрол. Нейроски . 28, 143–156.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Амеди А., Раз Н., Пианка П., Малах Р. и Зохари Э. (2003). Ранняя «зрительная» активация коры коррелирует с превосходной вербальной памятью у слепых. Нац. Нейроски . 6, 758–766. doi: 10.1038/nn1072

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Амеди А., Стерн В. М., Кампродон Дж. А., Бермполь Ф., Мерабет Л., Ротман С. и др.(2007). Форма, передаваемая зрительно-слуховой сенсорной заменой, активирует латеральный затылочный комплекс. Нац. Нейроски . 10, 687–689. дои: 10.1038/nn1912

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Арно, П., Де Волдер, А. Г., Ванлиерде, А., Ванет-Дефальк, М. С., Стрил, Э., Роберт, А., и соавт. (2001). Затылочная активация путем распознавания образов у ​​ранней слепоты с использованием слуховой замены зрения. Нейроизображение 13, 632–645.doi: 10.1006/nimg.2000.0731

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Арно, П., Капелле, К., Ване-Дефальк, М.С., Каталан-Аумада, М., и Верарт, К. (1999). Слуховое кодирование зрительных образов для слепых. Восприятие 28, 1013–1029. дои: 10.1068/p2607

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бах-и-Рита, П., Качмарек, К.А., Тайлер, М.Е., и Гарсия-Лара, Дж. (1998). Восприятие формы с помощью набора электротактильных стимулов из 49 точек на языке: техническое примечание. J. Реабилитация. Рез. Дев . 35, 427–430.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Бедни М., Паскуаль-Леоне А., Дравида С. и Сакс Р. (2012). Сензитивный период для языка в зрительной коре: различные модели пластичности у врожденных и поздних слепых взрослых. Брейн Ланг . 122, 162–170. doi: 10.1016/j.bandl.2011.10.005

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бир А. Л., Планк Т. и Гринли М.В. (2011). Диффузионно-тензорная визуализация показывает тракты белого вещества между слуховой и зрительной корой головного мозга человека. Экспл. Мозг Res . 213, 299–308. doi: 10.1007/s00221-011-2715-y

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Берман, Северная Каролина (1991). Изменения зрительных корковых связей у кошек после раннего удаления сетчатки. Мозг Res. Дев. Мозг Res . 63, 163–180. дои: 10.1016/0165-3806(91)

-U

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бороджерди, Б., Battaglia, F., Muellbacher, W., and Cohen, L.G. (2001). Механизмы, лежащие в основе быстрой пластичности зрительной коры человека, зависящей от опыта. Проц. Натл. акад. науч. США . 98, 4698–4701. doi: 10.1073/pnas.251357198

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бороджерди, Б., Бушара, К.О., Корвелл, Б., Иммиш, И., Батталья, Ф., Мюльбахер, В., и др. (2000). Повышенная возбудимость зрительной коры человека, вызванная кратковременной световой депривацией. Церебр. Кортекс 10, 529–534. doi: 10.1093/cercor/10.5.529

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бюхель, К., Прайс, К., Фраковяк, Р.С., и Фристон, К. (1998). Различные паттерны активации в зрительной коре поздних и врожденно слепых людей. Мозг 121, 409–419. doi: 10.1093/мозг/121.3.409

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бертон Х., Даймонд Дж. Б. и Макдермотт К.Б. (2003). Диссоциирующие области коры, активируемые семантическими и фонологическими задачами: исследование FMRI у слепых и зрячих людей. Дж. Нейрофизиол . 90, 1965–1982 гг. doi: 10.1152/jn.00279.2003

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бертон, Х., и Макларен, Д.Г. (2006). Активация зрительной коры у слепых людей с поздним началом, наивных по Брайлю: исследование фМРТ во время семантических и фонологических задач с услышанными словами. Неврологи. Письмо .392, 38–42. doi: 10.1016/j.neulet.2005.09.015

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бертон, Х., Макларен, Д.Г., и Синклер, Р.Дж. (2006). Чтение рельефных заглавных букв: исследование фМРТ у слепых и зрячих. Гул. Карта мозга . 27, 325–339. doi: 10.1002/hbm.20188

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бертон, Х., Синклер, Р. Дж., и Макларен, Д. Г. (2004). Активность коры при вибротактильной стимуляции: исследование фМРТ у слепых и зрячих. Гул. Карта мозга . 23, 210–228. doi: 10.1002/hbm.20064

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Бертон, Х., Снайдер, А. З., Контуро, Т. Е., Акбудак, Э., Оллингер, Дж. М., и Райхл, М. Э. (2002a). Адаптивные изменения у ранней и поздней слепоты: фМРТ-исследование чтения по Брайлю. Дж. Нейрофизиол . 87, 589–611.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Бертон, Х., Снайдер, А. З., Даймонд, Дж., и Райхл, М. Е. (2002b).Адаптивные изменения у ранней и поздней слепоты: исследование с помощью МРТ образования глаголов в услышанные существительные. Дж. Нейрофизиол . 88, 3359–3371. doi: 10.1152/jn.00129.2002

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Capelle, C., Trullemans, C., Arno, P., и Veraart, C. (1998). Экспериментальный прототип в реальном времени для улучшения восстановления зрения с использованием слуховой замены. IEEE Trans. Биомед. Eng . 45, 1279–1293. дои: 10.1109/10.720206

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Чебат, д.Р., Шнайдер Ф.К., Куперс Р. и Птито М. (2011). Навигация с сенсорным замещающим устройством у врожденно слепых. Нейроотчет 22, 342–347. дои: 10.1097/WNR.0b013e3283462def

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коэн, Л. Г., Целник, П., Паскуаль-Леоне, А., Корвелл, Б., Фаиз, Л., Дамброзия, Дж., и соавт. (1997). Функциональная значимость кросс-модальных структурных изменений у слепых людей. Природа 389, 180–183.дои: 10.1038/38278

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коэн Л.Г., Уикс Р.А., Садато Н., Сельник П., Исии К. и Халлетт М. (1999). Период восприимчивости к кроссмодальным изменениям у слепых. Энн. Нейрол . 45, 451–460.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Коллиньон, О., Дормал, Г., Олбуи, Г., Вандевалле, Г., Восс, П., Филлипс, К., и др. (2013). Влияние наступления слепоты на функциональную организацию и связность затылочной коры. Мозг 136, 2769–2783. doi: 10.1093/мозг/awt176

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коллиньон, О., Лассонд, М., Лепор, Ф., Бастьен, Д., и Верарт, К. (2007). Функциональная церебральная реорганизация для слуховой пространственной обработки и слуховой замены зрения у ранних слепых субъектов. Церебр. Кортекс 17, 457–465. doi: 10.1093/cercor/bhj162

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коллиньон, О., Vandewalle, G., Voss, P., Albouy, G., Charbonneau, G., Lassonde, M., et al. (2011). Функциональная специализация слухо-пространственной обработки в затылочной коре слепых от рождения людей. Проц. Натл. акад. науч. США . 108, 4435–4440. doi: 10.1073/pnas.1013928108

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Коллиньон, О., Восс, П., Лассонд, М., и Лепор, Ф. (2009). Кроссмодальная пластичность пространственной обработки звуков у слабовидящих испытуемых. Экспл. Мозг Res . 192, 343–358. doi: 10.1007/s00221-008-1553-z

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Дегенаар, М. (1996). Проблема Молинье: три столетия дискуссии о восприятии форм . Дордрехт: Kluwer Academic.

Дорон Н. и Воллберг З. (1994). Кросс-модальная нейропластичность у слепого землекопа Spaalx ehrenbergi: исследование отслеживания WGA-HRP. Нейроотчет 5, 2697–2701. дои: 10.1097/00001756-199412000-00072

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Дусе, М.Э., Бержерон Ф., Лассонд М., Перрон П. и Лепор Ф. (2006). Кросс-модальная реорганизация и восприятие речи у пользователей кохлеарных имплантов. Мозг 129, 3376–3383. doi: 10.1093/brain/awl264

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Фальшер, А., Клаванье, С., Бароне, П., и Кеннеди, Х. (2002). Анатомические доказательства мультимодальной интеграции в стриарной коре приматов. Дж. Нейроски . 22, 5749–5759.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Фигер, А., Рёдер, Б., Тедер-Салеярви, В., Хиллъярд, С.А., и Невилл, Х.Дж. (2006). Слуховая пространственная настройка при поздней слепоте у людей. Дж. Когн. Нейроски . 18, 149–157. doi: 10.1162/jocn.2006.18.2.149

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Fine, I., Wade, A.R., Brewer, A.A., May, M.G., Goodman, D.F., Boynton, G.M., et al. (2003). Длительная депривация влияет на зрительное восприятие и кору. Нац. Нейроски . 6, 915–916. дои: 10.1038/nn1102

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Жиро, А.Л., и Ли, Х.Дж. (2007). Прогнозирование результатов кохлеарной имплантации по организации мозга у глухих. Реставр. Нейрол. Нейроски . 25, 381–390.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Гугу Ф., Заторре Р. Дж., Лассонд М., Восс П. и Лепор Ф. (2005). Функциональное нейровизуализирующее исследование локализации звука: активность зрительной коры предсказывает производительность у людей с ранней слепотой. ПЛОС Биол . 3, 324–333. doi: 10.1371/journal.pbio.0030027

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Грин, К.М.Дж., Бхатт, Ю.М., Моуман, Д.Дж., О’Дрисколл, М.П., ​​Саид, С.Р., и Рамсден, Р.Т. (2007). Предикторы аудиологического исхода после кохлеарной имплантации у взрослых. Кохлеарные импланты Int . 8, 1–11. doi: 10.1002/cii.326

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Грегори Р.Л. и Уоллес Дж. (1963). Восстановление от ранней слепоты: тематическое исследование. Общество экспериментальной психологии Монография № 2 . Кембридж: Хефферс.

Гамильтон, Р. Х., Кинан, Дж. П., Катала, М., и Паскуаль-Леоне, А. (2000). Alexia для шрифта Брайля после двустороннего затылочного инсульта у рано ослепшей женщины. Нейроотчет 11, 237–240. дои: 10.1097/00001756-200002070-00003

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Хаммес, Д. М., Новак М.А., Ротц Л.А., Уиллис М., Эдмондсон Д.М. и Томас Дж.Ф. (2002). Ранняя идентификация и кохлеарная имплантация: критические факторы для развития разговорной речи. Энн. Отол. Ринол. Ларингол. Приложение . 189, 74–78.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Хьюбел, Д. Х., и Визель, Т. Н. (1970). Период восприимчивости к физиологическим последствиям одностороннего закрытия глаз у котят. Дж. Физиол . 206, 419–436.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Хьюбел, Д.Х. и Визель, Т. Н. (1965). Бинокулярное взаимодействие в стриарной коре у котят, выращенных с искусственным косоглазием. Дж. Нейрофизиол . 28, 1041–1059.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Израэли Р., Коай Г., Ламиш М., Хейклен-Кляйн А.Дж., Хеффнер Х.Е., Хеффнер Р.С. и соавт. (2002). Кросс-модальная нейропластичность у неонатально энуклеированных хомячков: структура, электрофизиология и поведение. евро. Дж. Нейроски . 25, 693–712. doi: 10.1046/j.1460-9568.2002.01902.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Джонсон, М. (1997). Когнитивная неврология развития . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Карлен, С.Дж., Кан, Д.М., и Крубитцер, Л. (2006). Ранняя слепота приводит к аномальным корково-кортикальным и таламокортикальным связям. Неврология 142, 843–858. doi: 10.1016/j.neuroscience.2006.06.055

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Клинге, К., Эйпперт Ф., Рёдер Б. и Бюхель К. (2010). Кортико-кортикальные связи опосредуют первичные реакции зрительной коры на слуховую стимуляцию у слепых. Дж. Нейроски . 30, 12798–12805. doi: 10.1523/JNEUROSCI.2384-10.2010

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Крал А., Хейд С., Тиллейн Дж., Хартманн Р. и Клинке Р. (2005). Постнатальное развитие коры при врожденной слуховой депривации. Церебр. Кортекс 15, 552–562.doi: 10.1093/cercor/bhh256

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Куяла Т., Альхо К., Хуотилайнен М., Ильмониеми Р. Дж., Лехтокоски А., Лейнонен А. и др. (1997). Электрофизиологические данные о перекрестных структурных изменениях у людей с ранней и поздней слепотой. Психофизиология 34, 213–216. doi: 10.1111/j.1469-8986.1997.tb02134.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лемле, Л.К., Стромингер, Н.Л., и Карпентер, Д.О. (2006). Кроссмодальная иннервация первичной зрительной коры слуховыми волокнами у мышей с врожденным анофтальмом. Неврологи. Письмо . 396, 108–112. doi: 10.1016/j.neulet.2005.11.020

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лараме, М.Е., Куротани, Т., Рокленд, К.С., Бронхти, Г., и Буар, Д. (2011). Косвенный путь между первичной слуховой и зрительной корой через пирамидные нейроны слоя V в V2L у мышей и эффекты двусторонней энуклеации. евро. Дж. Нейроски . 34, 65–78. doi: 10.1111/j.1460-9568.2011.07732.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лауриенти, П.Дж., Бердетт, Дж.Х., Уоллес, М.Т., Йен, Ю.Ф., Филд, А.С., и Штейн, Б.Е. (2002). Деактивация сенсорно-специфической коры кросс-модальными стимулами. Дж. Когн. Нейроски . 14, 420–429. дои: 10.1162/0898927361930

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лаззуни, Л., Восс, П., и Лепор, Ф. (2012). Кратковременная кросс-модальная пластичность слуховой стационарной реакции у зрячих с завязанными глазами. евро. Дж. Нейроски . 35, 1630–1636. doi: 10.1111/j.1460-9568.2012.08088.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Lee, D.S., Lee, J.S., Oh, S.H., Kim, S.K., Kim, J.W., Chung, J.K., et al. (2001). Кроссмодальная пластика и кохлеарные импланты. Природа 409, 149–150. дои: 10.1038/35051653

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ли, Х.J., Giraud, A.L., Kang, E., Oh, S.H., Kang, H., Kim, C.S., et al. (2007). Активность коры головного мозга в состоянии покоя предсказывает исход кохлеарной имплантации. Церебр. Кортекс 17, 909–917. doi: 10.1093/cercor/bhl001

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Lee, H.J., Kang, E., Oh, S.H., Kang, H., Lee, D.S., Lee, M.C., et al. (2005). Дооперационные различия церебрального метаболизма связаны с исходом кохлеарной имплантации у детей с врожденной глухотой. Слушай. Рез . 203, 2–9. doi: 10.1016/j.heares.2004.11.005

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Лепор, Н., Восс, П., Лепор, Ф., Чоу, Ю.Ю., Фортин, М., Гугу, Ф., и соавт. (2010). Изменения структуры мозга визуализируются у слепых с ранним и поздним началом. Нейроизображение 49, 134–140. doi: 10.1016/j.neuroimage.2009.07.048

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ли Дж., Лю Ю., Цинь В., Jiang, J., Qiu, Z., Xu, J., et al. (2013). Возраст наступления слепоты влияет на анатомические сети головного мозга, построенные с помощью диффузионно-тензорной трактографии. Церебр. Кортекс 23, 542–551. doi: 10.1093/cercor/bhs034

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Маеда, К., Ясуда, Х., Ханеда, М., и Кашиваги, А. (2003). Алексия Брайля во время зрительных галлюцинаций у слепого с селективной калькариновой атрофией. Психиатрическая клиника. Нейроски .57, 227–229. doi: 10.1046/j.1440-1819.2003.01105.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Махон, Б.З., Анцеллотти, С., Шварцбах, Дж., Зампини, М., и Карамазза, А. (2009). Категорийная организация в человеческом мозгу не требует визуального опыта. Нейрон 63, 397–405. doi: 10.1016/j.neuron.2009.07.012

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Mens, LH (2007). Достижения в телеметрии кохлеарных имплантов: вызванные нейронные реакции, визуализация электрического поля и техническая целостность. Trends Amplif . 11, 143–159. дои: 10.1177/1084713807304362

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Merabet, L.B., Hamilton, R., Schlaug, G., Swisher, J.D., Kiriakopoulos, E.T., Pitskel, N.B., et al. (2008). Быстрое и обратимое вовлечение ранней зрительной коры для осязания. PLoS ONE 3:e3046. doi: 10.1371/journal.pone.0003046

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Мерабет, Л.Б., Риццо, Дж. Ф., Амеди, А., Сомерс, Д. К., и Паскуаль-Леоне, А. (2005). Что слепота может рассказать нам о том, чтобы снова видеть: слияние нейропластичности и нейропротезов. Нац. Преподобный Нейроски . 6, 71–77. doi: 10.1038/nrn1586

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Noppeney, U., Friston, K.J., Ashburner, J., Frackowiak, R., and Price, C.J. (2005). Ранняя депривация зрения вызывает структурную пластичность серого и белого вещества. Курс. Биол .15, Р488–Р490. doi: 10.1016/j.cub.2005.06.053

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

О’Донохью, Г.М., Никопулос, Т.П., и Арчболд, С.М. (2000). Детерминанты восприятия речи у детей после кохлеарной имплантации. Ланцет 356, 466–468. doi: 10.1016/S0140-6736(00)02555-1

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Пан, В.Дж., Ву, Г., Ли, С.Х., Линь, Ф., Сан, Дж., и Лей, Х. (2007). Прогрессирующая атрофия зрительного пути и зрительной коры у молодых слепых китайцев: исследование магнитно-резонансной томографии с морфометрией на основе вокселей. Нейроизображение 37, 212–220. doi: 10.1016/j.neuroimage.2007.05.014

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Park, H.J., Jeong, S.O., Kim, E.Y., Kim, J., Park, H., Oh, M.K., et al. (2007). Реорганизация нейронных цепей у слепых при анализе направления диффузии. Нейроотчет 18, 1757–1760. дои: 10.1097/WNR.0b013e3282f13e66

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Пьетрини, П., Furey, M.L., Ricciardi, E., Gobbini, M.I., Wu, W.H., Cohen, L., et al. (2004). Помимо сенсорных изображений: объектное представление в вентральном пути человека. Проц. Натл. акад. науч. США . 101, 5658–5663. doi: 10.1073/pnas.0400707101

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Пуарье, К., Коллиньон, О., Шайбер, К., Ренье, Л., Ванлиерде, А., Трандуи, Д., и соавт. (2006). Слуховое восприятие движения активирует области зрительного движения у ранних слепых людей. Нейроизображение 31, 279–285. doi: 10.1016/j.neuroimage.2005.11.036

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Понтон, К.В., Дон, М., Эггермонт, Дж.Дж., Варинг, М.Д., Квонг, Б., и Масуда, А. (1996). Пластичность слуховой системы у детей после длительных периодов полной глухоты. Нейроотчет 8, 61–65. дои: 10.1097/00001756-199612200-00013

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ренье, Л.и Де Волдер, А. Г. (2010). Замещение зрения и восприятие глубины: ранние слепые субъекты воспринимают визуальную перспективу через уши. Инвалид. Реабилит. Ассистент Технол . 5, 175–183. дои: 10.3109/174831003936

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ricciardi, E., Vanello, N., Sani, L., Gentilli, C., Scilingo, E.P., Landini, L., et al. (2007). Влияние визуального опыта на функциональную архитектуру в hMT+. Церебр. Кортекс 17, 2933–2939.doi: 10.1093/cercor/bhm018

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Рёдер, Б., Тедер-Салеярви, В., Стерр, А., Рёслер, Ф., Хиллъярд, С.А., и Невилл, Х.Дж. (1999). Улучшение слуховой пространственной настройки у слепых людей. Природа 400, 162–166. дои: 10.1038/22106

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Садато Н., Окада Т., Хонда М. и Йонекура Ю. (2002). Критический период кросс-модальной пластичности у слепых людей: функциональное МРТ-исследование. Нейроизображение 16, 389–400. doi: 10.1006/nimg.2002.1111

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Садато, Н., Паскуаль-Леоне, А., Графман, Дж., Ибанез, В., Дейбер, М.П., ​​Долд, Г., и другие. (1996). Активация первичной зрительной коры при чтении по Брайлю у слепых. Природа 380, 526–528. дои: 10.1038/380526a0

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Сарант, Дж. З., Блейми, П. Дж., Доуэлл, Р.C., Кларк, Г.М., и Гибсон, В.П. (2001). Различия в показателях восприятия речи у детей с кохлеарными имплантами. Ухо Слушай . 22, 18–28. дои: 10.1097/00003446-200102000-00003

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Schoth, F., Burgel, U., Dorsh, R., Reinges, M.H.T., and Krings, T. (2006). Диффузионная тензорная визуализация у слепых людей. Неврологи. Письмо . 398, 178–182. doi: 10.1016/j.neulet.2005.12.088

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Шредер, К.Э., Смайли Дж., Фу К.Г., МакГиннис Т., О’Коннелл М.Н. и Хакетт Т.А. (2003). Анатомические механизмы и функциональные последствия мультисенсорной конвергенции в ранней корковой обработке. Междунар. Ж. Психофизиол . 50, 5–17. doi: 10.1016/S0167-8760(03)00120-X

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Шарма А., Дорман М. Ф. и Крал А. (2005). Влияние сензитивного периода на развитие центрального слуха у детей с односторонними и двусторонними имплантатами. Слушай. Рез . 203, 134–143. doi: 10.1016/j.heares.2004.12.010

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Шимони, Дж. С., Бертон, Х., Эпштейн, А. А., Макларен, Д. Г., Сан, С. В., и Снайдер, А. З. (2006). Диффузионно-тензорная визуализация выявляет реорганизацию белого вещества у людей с ранней слепотой. Церебр. Кора 16, 1653–1661. doi: 10.1093/cercor/bhj102

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Страйкер, М.П. и Харрис, В. А. (1986). Блокада бинокулярных импульсов предотвращает формирование столбцов окулярного доминирования в зрительной коре кошек. Дж. Нейроски . 6, 2117–2133.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Уль, Ф., Франзен, П., Линдингер, Г., Ланг, В., и Дике, Л. (1991). О функциональности слабовидящей затылочной коры у рано слепых. Неврологи. Письмо . 125, 256–259. дои: 10.1016/0304-3940(91)

-5

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Уль, Ф., Franzen, P., Podreka, I., Steiner, M., and Deecke, L. (1993). Увеличение регионарного мозгового кровотока в нижней затылочной коре и мозжечке у ранних слепых людей. Неврологи. Письмо . 150, 162–164. дои: 10.1016/0304-3940(93)-Q

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Veraart, C., De Volder, A.G., Wanet-Defalque, M.C., Bol, A., Michel, C., and Goffinet, A.M. (1990). Утилизация глюкозы в зрительной коре человека аномально повышена при ранней слепоте, но снижается при поздней слепоте. Мозг Res . 510, 115–121. дои: 10.1016/0006-8993(90)

-T

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

фон Зенден, М. (1960). Пространство и зрение: восприятие пространства и формы слепыми от рождения до и после операции . Лондон: Метуэн. дои: 10.1017/S00318130977

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Восс, П., Коллиньон, О., Лассонд, М., и Лепор, Ф. (2010). Адаптация к сенсорной потере. Wiley Intdiscip.Преподобный Когн. наука . 1, 308–328. doi: 10.1002/wcs.13

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Восс, П., Гугу, Ф., Лассонд, М., Фортин, М., Гийемо, Дж. П., и Лепор, Ф. (2004). Слепые люди с ранним и поздним началом демонстрируют сверхнормальные слуховые способности в дальнем космосе. Курс. Биол . 14, 1734–1738 гг. doi: 10.1016/j.cub.2004.09.051

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Восс П., Гугу Ф., Лассонд М., Заторре Р. Дж. и Лепор Ф.(2006). Исследование ПЭТ во время слуховой локализации слепыми людьми с поздним началом. Нейроотчет 17, 383–388. doi: 10.1097/01.wnr.0000204983.21748.2d

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Восс П., Гугу Ф., Заторре Р. Дж., Лассонд М. и Лепор Ф. (2008). Дифференциальные затылочные реакции у людей с ранней и поздней слепотой во время задания на различение источника звука. Нейроизображение 40, 746–758. doi: 10.1016/j.neuroimage.2007.12.020

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Вальцман, С.Б., и Коэн, Н.Л. (1998). Кохлеарная имплантация у детей до 2 лет. утра. Дж. Отол . 19, 158–162.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Wanet-Defalque, M.C., Veraart, C., De Volder, A., Metz, R., Michel, C., Dooms, G., et al. (1988). Высокая метаболическая активность в зрительной коре рано слепых людей. Мозг Res . 446, 369–373.дои: 10.1016/0006-8993(88)-7

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Уикс, Р., Хорвиц, Б., Азиз-Султан, А., Тиан, Б., Вессингер, К.М., Коэн, Л.Г., и соавт. (2000). Позитронно-эмиссионное томографическое исследование слуховой локализации у слепых от рождения. Дж. Нейроски . 20, 2664–2672.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Вайссер В., Стилла Р., Пельтье С., Ху Х. и Сатиан К. (2005). Кратковременная зрительная депривация изменяет нейронную обработку тактильной формы. Экспл. Мозг Res . 166, 572–582. doi: 10.1007/s00221-005-2397-4

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Wiesel, T.N., and Hubel, D.H. (1963). Одноклеточный ответ в стриарной коре у котят, лишенных зрения на один глаз. Дж. Нейрофизиол . 26, 1003–1017.

Wiesel, T.N., and Hubel, D.H. (1965). Сравнение эффектов одностороннего и двустороннего закрытия глаз на реакцию коры головного мозга у котят. Дж. Нейрофизиол .28, 1029–1040.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст

Яка Р., Инон У. и Воллберг З. (1999). Слуховая активация корковых зрительных областей у кошек после ранней зрительной депривации. евро. Дж. Нейроски . 11, 1301–1312. doi: 10.1046/j.1460-9568.1999.00536.x

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Пример ранней психосоциальной депривации — Simons Center for the Social Brain

Докладчик: Чарльз Нельсон, Ph.D.
Место работы: Профессор педиатрии, Бостонская детская больница; Директор по исследованиям Центра развивающей медицины

Дата: 12 февраля 2020 г.

Название доклада: Сенситивные периоды в развитии человека: пример ранней психосоциальной депривации

Abstract: Опыт — это двигатель, который управляет большей частью постнатального развития мозга. Когда детей лишают ключа (т.т. е. опыт-ожидаемый) переживания, особенно в критические периоды развития, мозгового и поведенческого развития могут быть сорваны. Пожалуй, нет более вопиющей формы лишений, чем воспитание в крупных государственных учреждениях.

В своем выступлении я расскажу о проекте, запущенном почти 20 лет назад в Бухаресте, Румыния. В рамках Бухарестского проекта раннего вмешательства изучаются три группы румынских детей: младенцы, брошенные в учреждения и остающиеся в учреждениях; младенцы, брошенные в учреждения, но затем помещенные в высококачественные приемные семьи; и младенцы, которые никогда не помещались в специализированные учреждения.Эти три группы были изучены в возрасте до 16 лет, с запланированным 20-летним последующим наблюдением. В своем выступлении я представлю общий проект, включая его концептуальную основу, план эксперимента, этику, связанную с проведением этой работы, и характер предпринятого нами вмешательства. Затем я кратко обобщу результаты нескольких ключевых областей, включая развитие мозга, когнитивное развитие, социально-эмоциональное развитие, психопатологию и физиологию стресса.

Восемь стадий человеческого развития

Эрик Хомбургер Эриксон (1902–1994) был немецко-американским психологом развития, известным своей теорией психологического развития человека.

Видья Хаттангади

Наш ранний жизненный опыт очень важен для того, как мы растем как личности. Наша личность развивается на разных этапах жизни. Мы воспринимаем и представляем себя на протяжении всей нашей жизни в соответствии с нашим чувством идентичности; мы продолжаем искать и понимать, «кто мы». Понимание этого процесса может привести к тому, что люди усомнятся в своей «негативной» идентичности, на которую навешивает ярлык общество. Половина жизни уходит на большие изменения в том, как мы себя воспринимаем.Наши личности продолжают меняться по мере того, как мы разрешаем жизненные кризисы, поэтому каждый опыт приносит изменения внутри нас.

Эрик Хомбургер Эриксон (1902–1994) был немецко-американским психологом развития, известным своей теорией психологического развития человека. Он известен тем, что придумал фразу «кризис идентичности», что означает чувство неуверенности и замешательства, при котором личность человека становится неуверенной в себе. Эриксон разработал классическую психологическую модель восьми стадий человеческого развития, которая до сих пор не имеет аналогов.

1. Доверие и недоверие (0-18 месяцев): Это первая стадия человеческого развития. На этом этапе у ребенка появляется доверие. Младенцы развиваются на основе качества, которое их опекуны дают им для удовлетворения их основных потребностей. Если эти потребности не удовлетворяются последовательно, у них развиваются подозрительность, недоверие, тревога. Основная добродетель на этом этапе — надежда. По Эриксону, стадия доверия-недоверия является самым важным периодом в жизни человека, потому что она постоянно формирует взгляды ребенка на мир.

2. Автономия против стыда (от 18 месяцев до трех лет): Это вторая стадия психосоциального развития Эриксона. Это происходит в возрасте от 18 месяцев до примерно возраста до трех лет. Дети на этом этапе сосредоточены на развитии большего чувства самоконтроля; ребенок пытается стать самостоятельным. Основная добродетель на этой стадии — воля; у ребенка развивается чувство личной идентичности, которое продолжает влиять на его/ее эго-идентичность и развитие на всю оставшуюся жизнь.

3. Инициатива против вины (3-5 лет): На этапе инициатива против вины дети начинают утверждать свою власть и контроль над миром, выражая это в игре и другом социальном взаимодействии. Основная добродетель на этом этапе – цель. Они начинают исследовать много вещей. На этом этапе важно, чтобы воспитатели поощряли их исследование и помогали детям сделать правильный выбор. Воспитатели, которые обескураживают или действуют безразлично, могут заставить детей стыдиться себя, и это может повлиять на их чрезмерную зависимость от помощи других.

4. Трудолюбие против неполноценности (5-12 лет): Основным достоинством на этом этапе является компетентность. Дети учатся читать и писать, делать домашние задания, решать задачи, делать что-то самостоятельно. Школа и социальное взаимодействие играют ключевую роль в это время. Социальный мир ребенка значительно расширяется, когда он/она идет в школу и заводит новых друзей. Через социальные взаимодействия дети начинают развивать чувство гордости за свои достижения и способности. Дети, которые хорошо учатся в школе, с большей вероятностью разовьют чувство компетентности и уверенности в себе, а тем, кто испытывает трудности со школьной работой, может быть труднее развить чувство уверенности.Они склонны чувствовать себя неадекватными и развивать комплекс неполноценности.

5. Идентичность и смешение ролей (12–18 лет): На этом этапе подросткового возраста дети исследуют свою независимость и развивают чувство собственного достоинства. На этом этапе успех приводит к способности оставаться верным себе, а неудача приводит к замешательству и слабому представлению о себе. Дети, у которых нет сильного чувства собственной идентичности, могут легко попасть под влияние других. Этот этап имеет решающее значение, потому что, если на детей оказывается неправильное влияние, они могут пристраститься к наркотикам, азартным играм и другим пагубным привычкам.Добродетель на этом этапе — верность.

6. Близость или изоляция (18-40 лет): Основная проблема, возникающая в сознании людей на этом этапе, — это любовь и близость в отношениях с другими людьми. Изоляция возникает, когда человеку не удается найти партнера и удовлетворить потребность в сексуальной близости. Если они не находят партнера, они чувствуют себя одинокими и неполноценными. Основная добродетель на этом этапе — любовь. На этом этапе люди строят романтические отношения.

Эриксон считал, что тесная дружба также важна для людей на этом этапе.Они развивают близкие, преданные отношения с другими людьми. Эти эмоционально близкие отношения во взрослой жизни играют решающую роль на этом этапе. Помимо романтических отношений, жизненно важную роль играет дружба; близость, честность, дружба и любовь больше всего необходимы для сытой жизни.

7. Генерация и застой (40-65 лет): Эта стадия приходится на средний возраст. Термин «генеративность» был введен Эриксоном — он относится к установлению этнической принадлежности/культуры/базы, которая будет направлять следующее поколение.Генеративность также относится к «оставлению своего следа» в мире путем создания или взращивания вещей, которые переживут человека. Генеративный человек провоцирует изменения. Добродетель на этом этапе — забота.

8. Целостность эго против отчаяния (65 лет и старше): Эриксон определил, что на этой стадии человек сталкивается с внутренним конфликтом, который включает в себя размышления о своей жизни — чувство либо удовлетворения, либо счастья своей жизнью, либо чувство глубокого чувства сожалеть. Основная добродетель на этом этапе — мудрость.

Изменения суть жизни; это процесс появления, адаптации, изменений и движения вперед.

Автор мыслитель в области управления и блогер

Дело о психосоциальной депривации

Опыт играет важную роль в построении архитектуры мозга после рождения. Вопрос, который мы рассматриваем в этой статье, заключается в том, что происходит с мозгом и поведением, когда маленький ребенок лишен ключевых переживаний в критические периоды развития мозга.Особое внимание мы уделяем последствиям воспитания в учреждениях для десятков миллионов детей во всем мире, которые с раннего возраста испытывают глубокую психосоциальную депривацию. Очевидно, что депривация может привести к целому ряду краткосрочных и долгосрочных последствий, включая нарушения структуры и функций мозга, изменения на клеточном и молекулярном уровнях, а также множество психологических и поведенческих нарушений.

1. Введение

Опыт — это двигатель, который в значительной степени управляет постнатальным развитием мозга.Основываясь в первую очередь на исследованиях с использованием грызунов и нечеловеческих приматов, многое известно о том, как характер и время опыта влияют на ход развивающегося мозга. Неудивительно, что отсутствие ключевых переживаний в эти критические периоды может оказывать серьезное и в некоторых случаях долговременное влияние на многие сферы развития. Например, многое стало известно из исследований грызунов и нечеловекообразных приматов, у которых индуцируется сенсорная потеря (например, животное лишено света или звука; [1]) или у которых животных выборочно выращивают (например,г., лишенный возможности видеть лица; [2]). Точно так же большое понимание того, как отсутствие опыта влияет на развитие мозга, было получено при изучении человеческих младенцев, которые испытали потерю чувствительности в раннем возрасте, например, те, кто родился с катарактой или родился глухим, и у которых впоследствии восстановилось зрение или слух. на разных этапах развития [3–6].

Гораздо более коварная и широко распространенная форма депривации связана с миллионами детей во всем мире, которые испытывают психологическое пренебрежение в раннем возрасте — например, дети, которых пренебрегают их семьи (> 500 000 только в США в 2013 году; [7] ), дети, оставленные родителями, которые мигрировали в другую страну в поисках работы (61 миллион в Китае в 2014 г.; [8]), или дети, осиротевшие или брошенные своими родителями, а затем воспитывающиеся в учреждениях (> 140 миллионов брошенных /дети-сироты, 8 млн. проживающих в учреждениях [9, 10]).

Здесь мы обсуждаем, как ранняя психосоциальная депривация в критические периоды развития формирует нервное, биологическое и поведенческое развитие в детстве и в последующий период. Основываясь на исследованиях грызунов, нечеловеческих приматов и людей, мы рассматриваем то, что известно о сроках депривации, а также о сроках восстановления после депривации, в частности, налагают ли критические периоды ограничения на восстановление. Мы начинаем наш критический и выборочный обзор открытий, связанных с критическими периодами, с обсуждения того, что известно о развитии, опираясь сначала на литературу о животных, а затем обращая внимание на литературу о человеческих младенцах.Затем мы рассмотрим один специфический тип опыта, общий для грызунов и млекопитающих, а именно материнскую заботу. Мы делаем обзор того, что известно о влиянии времени ухода на типичное для вида социально-эмоциональное развитие. Затем мы суммируем результаты Бухарестского проекта раннего вмешательства, единственного в своем роде проекта по изучению эффектов раннего вмешательства в рандомизированном контрольном исследовании с детьми, которые были брошены и живут в специализированных учреждениях. Мы особо выделяем результаты, касающиеся критических периодов человеческого развития, в течение которых влияние опыта оказывает значительное влияние на определенные области.Мы завершаем наш обзор обсуждением значения, которое это знание имеет для миллионов детей во всем мире, которые испытывают неадекватную заботу, потому что они были брошены, осиротели или выросли в неблагополучной семье.

2. Концептуальная основа: критические и сенситивные периоды

Ключевым вопросом при моделировании влияния недостаточного ухода на развитие является понимание проблемы времени воздействия неблагоприятных условий и времени улучшения окружающей среды — эта концепция времени обычно называют чувствительным или критическим периодом.Хотя «сенситивные периоды» и «критические периоды» часто используются взаимозаменяемо, они принципиально различаются. Кнудсен [11], например, утверждал, что чувствительный период — это широкий термин, часто используемый для описания воздействия опыта на мозг в течение ограниченных периодов развития. Если ключевой опыт не происходит в сензитивном периоде, может быть трудно без огромных усилий перенаправить развитие по типичной траектории; даже в этом случае функционируют в затронутом домене (т.г., язык) может полностью не восстановиться. Человеческий младенец, формирующий надежную привязанность к опекуну, кажется, отражает чувствительный период. Критические периоды , напротив, приводят к необратимым изменениям в работе мозга. Если ключевой опыт не происходит в критический период, считается, что поведение необратимо нарушено. Сыновний импринтинг у животных, вероятно, представляет собой критический период.

Конечно, как сенситивные, так и критические периоды представляют собой временные окна, в течение которых опыт оказывает особенно сильное влияние на формирование нейронных цепей.Кнудсен [11] утверждал, что какая бы пластичность ни существовала после сензитивного периода, она ограничена тем, что произошло в течение сензитивного периода. Другими словами, изменить существующие схемы можно лишь в ограниченной степени. Также стоит отметить два дополнительных момента. Во-первых, в развитии есть каскады чувствительных/критических периодов; таким образом, будет несколько каскадных критических периодов для разных нейронных цепей и для разных сложных явлений, таких как забота и язык.Более того, даже внутри домена будут разные критические периоды (например, внутри домена языка могут быть разные критические периоды для языкового различения, понимания словоформ и для различения фонологических категорий; [12]). Примером этого может быть концептуальная модель, представленная Веркером и Тисом [13]. См. рис. 1.


Во-вторых, недавно были достигнуты большие успехи в понимании молекулярных сигналов и тормозов, которые регулируют критические периоды, включая то, как снять такие тормоза [14, 15].Поскольку термин «критический период» сохранился в популярном лексиконе, мы используем его на протяжении всей этой статьи, хотя почти во всех случаях описываемые нами явления, скорее всего, отражают чувствительные периоды. Рисунок 2 [16] иллюстрирует концепцию критических периодов. Ось X этой фигуры представляет возраст и развитие, а ось Y представляет степень пластичности нейронов. На этом рисунке представлено несколько факторов. Во-первых, как можно видеть, в начале жизни участвуют гены, которые программируют развитие мозга.Во-вторых, как видно, разные области (сенсорная, языковая, когнитивная) имеют разные траектории увеличения и затем уменьшения пластичности в ходе развития, что предполагает разное время, когда опыт в этих разных областях будет иметь наиболее глубокое влияние. Наконец, рисунок предполагает наличие окон пластичности или критических периодов в этих различных областях функционирования.


3. Модели психосоциальной депривации и неадекватного ухода на животных

Множество данных, полученных на грызунах и приматах, касалось критических периодов в развитии типичного и атипичного поведения.Эти исследования манипулировали временем раннего опыта и качеством ухода в развитии нервных и физиологических систем, которые поддерживают физический рост, реакцию на стресс и гомеостаз. Хотя подробные молекулярные механизмы, участвующие в каждом из этих аспектов, все еще находятся в стадии изучения, в этой работе наблюдается сходство, которое подчеркивает важность раннего опыта и, особенно у грызунов, наличие критических периодов в начале постнатальной жизни, во время которых опыт играет решающую роль. единственная роль.

3.1. Гипореактивные периоды стресса у грызунов

Исследования на грызунах дают особенно уникальную возможность манипулировать многими переменными, важными для раннего опыта, включая время события и качество этого события. Некоторые из первых работ по этой теме были проведены Левином [17] и Дененбергом и др. [18], в которых манипулировали точным временем, когда происходили определенные типы постнатального опыта (например, обращение с крысятами вне гнезда), и изучали влияние таких манипуляций на физиологию стресса.Например, Левин [19] извлек крысят из гнезда в разное время после рождения и исследовал последующую способность крыс вызывать кортизоловый ответ в ответ на стрессор. Он обнаружил, что время извлечения из гнезда (и обращение, которое имело место, когда крысенка извлекали) влияет на реакцию кортизола. Дененберг [18] обнаружил, что у детенышей, изъятых из матки на 10-й день постнатальной жизни, во взрослом состоянии ухудшалась их способность к обучению и регулированию своих эмоций и состояния возбуждения [20].Щенки, обработанные в первые десять дней, также лучше справлялись с более поздними стрессорами [21]. Эта ранняя работа предполагала существование периода гипореактивности к стрессу (т. е. когда система не реагировала на внешние стрессоры). Последующая работа Plotsky et al. [22] и Roth и Sullivan [23] показали, что присутствие крысиной самки в раннем возрасте имеет решающее значение для регуляции реакции детеныша на стресс. Предвидя работу, которая будет проведена почти 50 лет спустя, Дененберг и Уимби [24] обнаружили, что крысята, которых брали на руки на 20-й день после рождения, имели потомство, которое было более напуганным, чем контрольные животные (животные от крысиных самок, которых не брали на руки).В самом деле, была ли крысиная самка биологической матерью или приемной матерью, имело меньшее значение, чем история обращения, которую биологическая мать имела в младенчестве, на поведение ее младенца. Эта работа предвосхищает эпигенетические процессы, описанные Минии и другими, показывая межпоколенческое влияние раннего опыта на более позднюю эмоциональность потомства (например, [25]).

Здесь примечательны работы Рота и Салливана и Салливана и Граттона [23, 26], которые расширили и пересмотрели представление о периоде гипореактивности к стрессу у крысят.Салливан наметил последовательность критических периодов, в течение которых в присутствии матери-крысы щенок слабо реагирует на стресс. В самом деле, если самке дать запах (например, мяты перечной), а щенка обуславливать страхом (шокировать вместе с запахом) на этот запах, то шок не вызовет реакции стресса/кортизола. Салливан и Уилсон [27] подробно описали нервные структуры и гормональные регуляторы, которые, по-видимому, ответственны за отсутствие реакции на стресс. По существу, в первые постнатальные дни жизни крысят связи между миндалевидным телом и префронтальной корой не устанавливаются.Как только они будут установлены, у детеныша крысы появится стрессовая реакция, подобная взрослой, даже в присутствии матери. Таким образом, эффекты раннего обращения и раннего опыта являются функцией контекста (присутствие или отсутствие матери) и, по-видимому, воздействуют на структуры мозга (миндалевидное тело, префронтальную кору и гиппокамп), которые неразрывно связаны с физиологией стресса.

Также изучалось влияние неадекватной материнской заботы на развитие младенцев. Дененберг и др. [18] изучали влияние смены крысиных маток между пометами.Его исследования показали центральную роль последовательного ухода за выживанием щенков. В более поздней работе Ivy et al. [28] предложили модель, в которой они производили неадекватную заботу о самках крыс, ограничивая гнездовые материалы для самки с ее детенышами в клетке. Эти ограничения привели к фрагментарному взаимодействию между сукой и детенышами. Эта аномальная активность сопровождалась неадекватным уходом — тревожным поведением — и повышенной физиологией стресса, что позволяет предположить, что самки находились в состоянии хронического стресса.Кроме того, крысиные самки меньше вылизывали и ухаживали за своими детенышами, чем контрольные самки. В этих исследованиях изучается влияние манипулирования ресурсами окружающей среды на материнский уход и приводятся данные о нарушениях поведения младенцев в результате проблематичного и неадекватного материнского ухода.

3.2. Нарушения материнского ухода у грызунов

В другом исследовании изучалось взаимодействие между крысиной самкой и ее детенышами, чтобы определить совместное влияние каждого на физиологию другого.Хофер [29], например, разделил и экспериментально манипулировал различными аспектами присутствия крысиной самки на детеныше крысы, включая молоко, теплоту тела, запах и движения. Он и его коллеги показали, что каждый из этих аспектов крысиной самки «регулирует» физиологию крысят, а это, в свою очередь, регулирует физиологию крысиной самки. Его работа показала, что материнская близость в критический период развития детеныша крысы приводила к снижению физиологического функционирования крысят.Его интерес и внимание к лактации предвосхитили работу, которая в настоящее время занимает центральное место в гормональных основах ухода в роли окситоцина [30]. Хофер [31] ввел термин «скрытые регуляторы» для описания этого эффекта, поскольку для этих регуляторов не существовало очевидных поведенческих референтов. Детали Хофера на микроуровне о временной синхронности между крысиной сукой и ее детенышами послужили важным стимулом для исследований взаимодействия лицом к лицу в парах человек-младенец-опекун [32].

3.3. Нарушения материнской заботы у нечеловекообразных приматов

Исследования важности материнской заботы на животных не ограничивались грызунами. Например, Харлоу и Циммерманн более полувека назад расширили работу по изучению последствий разлучения с матерью на нечеловеческих приматах [33]. В ряде исследований младенцев разлучали со своими матерями в раннем возрасте и воспитывали либо в изоляции, либо со сверстниками. У этих разлученных (а в некоторых случаях и изолированных) животных проявлялись симптомы депрессии и двигательные стереотипии.Что еще более важно, когда эти животные подвергались воздействию более молодых сверстников, этот опыт, по-видимому, обращал вспять многие негативные последствия раннего разлучения [33]. В работе Харлоу и Суоми [34] показано, как материнская депривация и воспитание со сверстниками приводили к тому, что животные были тревожными и импульсивными во взрослом возрасте и демонстрировали ненормальную реакцию на стресс [35].

Розенблюм и Полли [36] исследовали последствия недостаточного ухода за макаками Бонне. Они наблюдали младенцев, у матери которых были либо постоянно доступные ресурсы, либо недостаток ресурсов, либо противоречивые/непредсказуемые условия.Они сообщили, что в непостоянных условиях младенцы проявляли значительно большую эмоциональность и изменения в физиологии стресса. Санчес и его коллеги [37] также продемонстрировали, что непоследовательный и оскорбительный уход за макаками-резусами ставит под угрозу поведение младенцев и психологию стресса. В этих исследованиях есть убедительные доказательства того, что неадекватная помощь связана не только с повышенным физиологическим стрессом у младенцев, но и с неадекватным поведением по мере взросления.

О’Коннор и Камерон, а также Сабатини и др.[38, 39] оценили последствия материнской депривации у детенышей макак-резусов, исключив мать из социальной группы детенышей в разном младенческом возрасте. Это привело к резким социальным отклонениям и аберрантному поведению у детенышей обезьян в зависимости от того, удаляли ли мать в 3 месяца, через месяц или через неделю после рождения. Чем раньше удаление, тем более нарушено поведение обезьяны. Многие аномалии у этих обезьян, лишенных матери, сохранялись во взрослом возрасте и были связаны с редукцией ветвления дендритов в префронтальной коре и экспрессии генов в миндалевидном теле.

Понятие критических периодов восходит к работам этологов, таких как Конрад Лоренц, который описал импринтинг у птиц. Лоренц отметил, что утята следуют за человеком, который движется в пределах их видимости, сразу после того, как они вылупляются. Если бы там никого не было, они бы не запечатлелись. Если бы птица присутствовала только через определенный промежуток времени, то утята не запечатлелись бы. Движущийся стимул наиболее эффективно инициировал импринтинг в «критический период» [40].

Исследования зрительной системы, проведенные Хьюбелом и Визелем, укрепили идею о том, что переживания в критический период влияют на типичное развитие. Хьюбел и Визель интересовались влиянием раннего опыта на типичное развитие зрительной функции. Они выполнили эксперименты сначала на кошках, а затем на обезьянах, у которых либо один глаз, либо оба глаза были лишены зрительного опыта, и исследовали изменения, происходящие в затылочной коре — области мозга, участвующей в ранней обработке зрительных образов.Они обнаружили, что лишение одного глаза типичного зрительного опыта приводит к аберрантному зрению, и фактически второй глаз фактически «принимает на себя» области затылочной коры, обычно активируемые другим глазом. Кроме того, по-видимому, существовал чувствительный период, в течение которого опыт играл значительную роль в развитии типичной зрительной обработки. После этого сензитивного периода мозговой организации было труднее поддерживать типичную визуальную обработку [1].

Работа Хьюбела и Визеля считается выдающейся работой о влиянии раннего опыта и сензитивных периодов.Был ряд других исследователей, которые исследовали идею сенситивных периодов в зрительной и других областях у человеческих младенцев. Прежде чем описывать эту работу, важно иметь четкое определение того, что означает чувствительный период. Эрик Кнудсен, нейробиолог из Стэнфорда, изучающий влияние раннего опыта, пишет:

« Опыт оказывает глубокое влияние на мозг и, следовательно, на поведение. Когда воздействие опыта на мозг особенно сильно в течение ограниченного периода развития, этот период называют сенситивным периодом.Такие периоды позволяют опыту инструктировать нейронные цепи обрабатывать или представлять информацию таким образом, чтобы он был адаптивным для человека. Когда опыт дает информацию, необходимую для нормального развития, и постоянно изменяет производительность, такие чувствительные периоды называются критическими периодами. » [41]

Кнудсен различает чувствительный и критический периоды. Сенситивный период — это период, в течение которого опыт оказывает свое влияние в течение ограниченного времени. Однако, когда опыт важен и постоянно изменяет производительность, такой период называется критическим.Он предлагает возможный механизм, с помощью которого это может происходить в мозгу, в котором опыт «инструктирует» нейронные цепи обрабатывать информацию. То есть каким-то образом испытать проводную схему мозга таким образом, чтобы он был адаптивным для человека.

4. Резюме

Картина, вытекающая из исследований грызунов и нечеловекообразных приматов в отношении материнской депривации, убедительна: если депривация не заканчивается рано, путем воссоединения животного с его биологической матерью или путем скрещивания животного с другой адекватной матерью , существуют долгосрочные последствия ранней материнской депривации.Обделенное потомство проявляет симптомы того, что у человека можно было бы назвать беспокойством или депрессией. У них отмечаются когнитивные нарушения (например, более плохая пространственная память, сниженный интерес к новизне) и, что более важно, они демонстрируют различные проблемы, связанные с привязанностью, включая неразборчивое социальное поведение. Подобные результаты обнаруживаются среди животных, выращенных с матерями, которые не обеспечивают адекватный уход.

5. Качество заботы в психологическом развитии человека

Человеческие младенцы рождаются, нуждаясь в заботе и поддержке взрослых опекунов для выживания.Существенная роль воспитания в самые ранние годы жизни заключается в обеспечении регуляции, которая помогает развивающемуся незрелому младенцу. Читая и реагируя на поведенческие сигналы младенцев, опекуны вносят существенный вклад, необходимый для правильной проработки основных областей развития, таких как системы реагирования на стресс, системы внимания и привязанности.

5.1. Система реагирования на стресс

В течение первых нескольких лет жизни в развивающихся системах реагирования на стресс — гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системе и вегетативной нервной системе наблюдается значительное развитие и пластичность.Как и в исследованиях с грызунами, было показано, что неадекватный уход, такой как серьезное психосоциальное пренебрежение, нарушает одновременное и позднее функционирование обеих этих систем [41–43]. Тем не менее, отношения опекунов, характеризующиеся чуткой заботой, по-видимому, смягчают реакцию кортизола у младенцев и улучшают восстановление во время стрессовых ситуаций [44, 45]. Кроме того, эксперименты по оценке вмешательств для восстановления адекватного ухода и усиления родительских обязанностей в ранние годы продемонстрировали восстановление более здоровой дневной регуляции кортизола, реакции кортизола на стресс и реакции вегетативной нервной системы на стресс [41, 46].

5.2. Привязанность

Человеческие младенцы имеют склонность формировать избирательную привязанность к своим опекунам в возрасте от 7 до 9 месяцев после рождения при типичных обстоятельствах. Только в экстремальных условиях пренебрежения или депривации человеческие младенцы не могут сформировать такие привязанности [47–49]. Ранние паттерны взаимодействия между младенцами и родителями предсказывают последующие качественные различия в привязанности между ними, а характеристики родителей, оцененные пренатально, как было показано, предсказывают индивидуальные различия в качестве привязанности между младенцами и родителями более чем через год [50, 51]. ].Экспериментально показано, что вмешательства, направленные на повышение качества ухода, повышают безопасность привязанности в группах высокого риска [52–54].

Несмотря на то, что дети в течение первого года жизни вносят свой вклад в совместно регулируемые паттерны взаимодействия, направление эффектов в раннем младенчестве в значительной степени зависит от родителей. Вскоре после рождения лица, осуществляющие уход, адаптируют свое поведение, реагируя на состояние бодрствования новорожденного, что приводит к синхронному взаимодействию [55]. Посредством ритмического кроссмодального соответствия поведения младенцев, эмоциональных состояний и биологических ритмов родители формируют реакции младенцев на отношения [56–58].Эта биоповеденческая синхронность между младенцами и родителями дает младенцам опыт, который приводит к здоровому развитию систем реагирования на стресс, регулируемому вниманию и безопасным привязанностям [56, 59]. Неблагоприятная среда, которая не может обеспечить эти возможности, приводит к сбоям в этих областях.

6. Психологические и биологические последствия ранней психологической депривации

Установив, что доступ к типичному для вида (адекватному) уходу в критические периоды развития играет важную роль в последующем психологическом и нейробиологическом развитии, мы теперь обращаем наше внимание на более точное изучение роли критических периодов у младенцев, лишенных адекватного ухода в первые месяцы и годы жизни.Мы начинаем этот раздел с краткого обзора того, что известно о все более изученной модели человеческой депривации — влиянии институционального воспитания на развитие. Затем мы обращаем наше внимание на то, можно ли обратить вспять негативные последствия раннего воспитания в учреждениях, забрав детей из учреждений и обеспечив им надлежащий уход. Особый акцент делается на сроках: на восстановление после воспитания в учреждениях больше влияет продолжительность пребывания в учреждениях или возраст помещения в адекватные условия ухода.Мы завершаем этот раздел выделением некоторых основных нерешенных вопросов, а затем завершаем статью обсуждением научных и политических последствий такой работы по психологической депривации.

7. Влияние воспитания в учреждениях на развитие

С начала 20-го века наблюдается интерес к влиянию воспитания в учреждениях на поведение детей младшего возраста. После Второй мировой войны Боулби написал отчет для Всемирной организации здравоохранения, в котором он описал условия проживания осиротевших и брошенных детей, живущих в учреждениях, и предостерег от негативного влияния психосоциальной депривации на когнитивное и социально-эмоциональное развитие маленького ребенка [60]. .В США Гольдфарб продемонстрировал негативное влияние институционализации на поведение детей, сделав акцент на экстернализирующем поведении и агрессии [61, 62]. Шпиц также описал синдром, называемый госпитализмом, который был результатом пребывания младенцев в педиатрических отделениях без соответствующей социальной стимуляции [63].

За прошедшие годы было проведено множество исследований младенцев и детей младшего возраста, растущих в учреждениях (например, [64, 65]). Хотя ни одно из них не включало рандомизированные контролируемые испытания, многие из них включали сравнение детей в зависимости от возраста, в котором они были усыновлены из учреждения, с особым акцентом на когнитивном и социальном поведении.В целом результаты показывают, что чем старше ребенок на момент усыновления (и, как правило, чем дольше ребенок живет в учреждении), тем ниже IQ ребенка и хуже ребенок в отношении адаптивного поведения. Тизард и его коллеги, например, оценивали детей, воспитывающихся в детских садах в Великобритании, сравнивая их с детьми, живущими в своих биологических семьях [66, 67]. У детей, усыновленных в раннем возрасте, показатели IQ были ниже, чем у детей того же возраста, воспитанных в их биологических семьях, но к 8 годам у детей, усыновленных до 4 лет.5 чувствовали себя лучше (и наравне с детьми, выросшими в биологических семьях) по сравнению с детьми, усыновленными в более позднем детстве. Эти ранние результаты подкрепляются мета-анализом IQ среди детей, воспитанных в специализированных учреждениях; здесь, van IJzendoorn et al. [68] сообщили, что продолжительность жизни в учреждении была лучшим предиктором более низкого IQ. Этот вывод в некоторой степени определяется контекстом ухода в учреждениях. Например, дети, усыновленные из детских учреждений в Китае, по-видимому, живут лучше, чем дети, усыновленные из Восточной Европы [69].Страновые эффекты, вероятно, отражают уровень депривации детей в различных условиях.

Два исследования детей, усыновленных из детских учреждений в Румынии после коммунистической эры Чаушеску, показали, что восстановление IQ в значительной степени связано с возрастом усыновления. В одном исследовании Эймса и Картера [70] дети, усыновленные после 4-месячного возраста, показали более низкие показатели IQ по сравнению с детьми, усыновленными до 4-месячного возраста; аналогичным образом, в исследовании «Усыновленные в Англии и Румынии» (ERA) дети, усыновленные в Великобритании в возрасте до шести месяцев, были неотличимы по IQ от контрольной группы, тогда как у детей, усыновленных после 6 месяцев, IQ был значительно ниже [71].

7.1. Социально-эмоциональные расстройства

Из всех областей, изученных у ранее помещенных в специальные учреждения детей, та, в которой дети демонстрируют наибольший дефицит, — это социальное и эмоциональное поведение. Гольдфарб и его коллеги в конце 1940-х и 1950-х годах описали аномальный психиатрический профиль детей и подростков, живущих в учреждениях. Он описал совокупность поведенческих проявлений, называемых «чрезмерным дружелюбием», при которых дети не могли сформировать глубокие эмоциональные связи с приемным родителем [61].Ходжес и Тизард в своих исследованиях также обнаружили, что, хотя показатели IQ, возможно, нормализовались среди детей с историей институционализации, у большинства из них по-прежнему были серьезно нарушены привязанности [72]. Здесь также одни дети проявляли упорство в «чрезмерно дружелюбном» поведении, тогда как другие проявляли крайнюю степень социальной невосприимчивости и эмоциональной заторможенности. Подобные проблемы с привязанностью были отмечены у младенцев, выросших в греческих [73] и украинских интернатах [47], хотя и там, чем младше был ребенок в возрасте усыновления, тем больше вероятность того, что у него будет надежная привязанность.В образцах, изученных Эймсом и Картером [70] и Раттером и соавт. (например, [74]), был повышен риск неорганизованной привязанности среди детей младшего возраста, ранее воспитывавшихся в специализированных учреждениях.

7.2. Психиатрические расстройства

Дети, воспитывавшиеся в учреждениях, также имеют серьезные психические проблемы. Они варьировались от аутоподобных социальных аномалий [75] до агрессивного поведения и бездушных бесчувственных черт [76, 77] до гиперактивности [78] до плохого исполнительного контроля [79–83] и, возможно, наиболее характерны для детей с историей пребывания в специализированных учреждениях. , невнимательность/гиперактивность [67].Особенно интригующим было наблюдение Раттера и др. [74] о том, что почти 10 % ранее институционализированной выборки в возрасте 4 лет продемонстрировали социально аберрантное поведение, которое они назвали «квазиаутизмом». Хотя в 4 года клиническая картина детей, обозначенных таким образом, была неотличима от классического аутизма, к 6 годам их клиническая картина изменилась настолько, что их определили как «квази» аутистов, а не как собственно аутизм. К 11 годам у 75% детей в возрасте от 6 лет продолжали проявляться квазиаутизм, поразительная стабильность, учитывая, что собственно аутизм не связан с так называемой «материнской депривацией» (см.[84]). Аналогичное аутичное социальное поведение было зарегистрировано у небольшого числа детей в рамках Бухарестского проекта раннего вмешательства (BEIP; см. [85]).

7.3. Neural Consequences

За последние 20 лет был проведен ряд исследований с использованием различных методов нейровизуализации и биологических методов, предназначенных для изучения влияния раннего стационарного ухода на мозг и биологическое развитие. Что касается воздействия на мозг, эти исследования показывают, что опыт ранней институционализации влияет на базовую структуру и функции мозга.Например, сообщалось об уменьшении объема как серого, так и белого вещества [86–88], а также снижении мощности ЭЭГ [89–91]. Тоттенхэм и др. [92] сообщили об увеличенном объеме миндалевидного тела, хотя это открытие не было повторено другими (ср. [87, 88, 93]). Наконец, Джи и соавт. [94] исследовали функциональную связь между миндалевидным телом и префронтальной корой у детей с институционализацией в анамнезе. Они сообщают о преждевременном развитии связи у постинституциализированных детей и предполагают, что этот «зрелый» паттерн является функцией невзгод и отсутствия буферизации со стороны опекуна в раннем возрасте.

7.4. Биологические эффекты

С точки зрения молекулярных эффектов наиболее поразительным открытием является то, что у детей, ранее воспитывавшихся в специализированных учреждениях, в раннем возрасте наблюдается уменьшение длины теломер (TL) [95]; что еще более важно, в течение первого десятилетия жизни у таких детей наблюдается гораздо более резкое снижение TL, чем у детей без стационарного ухода в анамнезе [77]. Ускоренное клеточное старение может иметь важные последствия для последующих результатов в отношении здоровья.

8. Восстановление после воспитания в детском саду

Пагубное влияние воспитания в детском саду на развитие мозга и поведение предполагает, что лишения в раннем возрасте особенно вредны.Эти данные могут также информировать неврологию о наличии критических периодов в развитии человека. Исследования маленьких детей с историей институционализации, как правило, не могут решать эти вопросы напрямую, поскольку невозможно рандомизировать детей в контексте депривации или семейной заботы. Среди наиболее тщательных исследований, документирующих последствия ранней институционализации, можно назвать исследование ERA и BEIP. Исследование ERA представляет собой естественный эксперимент, в котором приняли участие 165 усыновленных детей, переживших раннюю депривацию в румынских учреждениях в течение разного периода времени в диапазоне от нескольких месяцев до 42 месяцев, и группа сравнения, состоящая из 52 усыновленных румынских детей, не подвергавшихся депривации.Привилегированные и мотивированные приемные родители резко контрастировали с условиями воспитания в учреждениях, из которых были усыновлены дети из исследования ERA. Все дети были всесторонне оценены в возрасте 4, 6, 11, 15 и 22 лет по показателям когнитивных, социальных, эмоциональных, поведенческих и медицинских результатов. Исследователи зафиксировали значительные улучшения у детей после усыновления (предполагая, что критические периоды оставались открытыми, возможный побочный продукт депривации), но они выявили четыре характерных для депривации паттерна, которые сохранялись у некоторых детей во время всех последующих оценок: тяжелые когнитивные нарушения , невнимательность/гиперактивность, расторможенная привязанность (т.т. е. неразборчивое поведение) и социальное поведение, подобное аутизму (т. е. квазиаутизм). С этими паттернами были связаны серьезные поведенческие, эмоциональные проблемы и проблемы в отношениях со сверстниками, которые продолжались и во взрослом возрасте [96]. Они также сообщили, что практически все дети, демонстрирующие эти характерные для депривации паттерны, были усыновлены в возрасте после 6 месяцев, предполагая, что восстановление надлежащего ухода к 6-месячному возрасту привело к почти полному выздоровлению. Дети в этом исследовании не были усыновлены случайным образом, поэтому неясно, в какой степени эти результаты распространяются на неусыновленные группы детей, переживших тяжелую депривацию в раннем возрасте.

BEIP еще более детально изучил вопрос о критических периодах развития мозга и поведения. После исключения детей с идентифицируемыми генетическими или неврологическими синдромами или признаками воздействия алкоголя на плод, 136 детей в возрасте от шести до 31 месяца были набраны из всех шести учреждений для детей младшего возраста в Бухаресте. Предполагалось, что эти 136 детей в целом будут репрезентативными для детей, помещенных в румынские учреждения для детей младшего возраста.После комплексной оценки эти 136 детей были рандомизированы для получения обычного ухода (продолжающийся стационарный уход) или для специальной приемной семьи, созданной, поддерживаемой, финансируемой и управляемой клинической командой BEIP [97]. Воспитание в приемных семьях только недавно стало легальным в Румынии и не было широко доступно на момент начала исследования. Детей оценивали в 30, 42 и 54 месяца. На этом судебное разбирательство было завершено, и сеть приемных семей БЭИП была передана в ведение местных органов власти.Дополнительные оценки были проведены для всех трех групп в возрасте 8 и 12 лет, и еще одно наблюдение проводится в возрасте 16 лет. (Для обсуждения этических проблем, с которыми столкнулись исследователи BEIP, см. [98, 99].) данные могут ответить на вопросы о критических периодах воздействия невзгод и их влиянии на развитие мозга и психологическое функционирование.68 детей, отобранных случайным образом для помещения в приемные семьи, были в возрасте от 6 до 30 месяцев. Критические периоды можно было определить, исследуя их мозг и поведенческое развитие при последующих оценках в зависимости от возраста их помещения в приемные семьи. Результаты исследования BEIP показывают, что дети в возрасте до 24 месяцев имели более высокие показатели IQ в возрасте 54 месяцев [100], более зрелые паттерны электрической активности мозга в возрасте 8 лет [90], более надежные привязанности к своим взрослым опекунам в возрасте 42 лет. месяцев [101], менее неразборчивое поведение в течение 8 лет [102] и более здоровая реакция на стресс как симпатической, так и кортизоловой реактивности в 12 лет [41].Неудивительно, что критические периоды восстановления различаются в зависимости от домена. Например, для рецептивной и экспрессивной речи пороговым значением был 15-месячный возраст [103], тогда как для физического роста и стереотипий — 12-месячный возраст [81, 104].

Кроме того, в некоторых областях функционирования были обнаружены эффекты вмешательства, но не было признаков критического периода. Эти домены включали психические симптомы и расстройства [76, 105] и социальную компетентность сверстников [106, 107]. Наконец, были области функционирования, на которые вмешательство практически не повлияло (включая СДВГ [76, 105] и большинство исполнительных функций [79, 80, 108]), и даже несколько областей, на которые, по-видимому, не повлияло раннее воздействие. невзгоды (обработка лица и эмоций; [79, 96, 109–111]).Отсутствие критических периодов для некоторых областей неудивительно, учитывая сложность и неоднородность оцениваемых областей функционирования (например, психопатология). Мы ожидаем, что чем сложнее область функционирования, тем меньше вероятность того, что какой-либо один критический период будет идентифицирован. Критические периоды отражаются в поведении, но действуют они на уровне схем [11]. В широких конструктах, представляющих клинический интерес, таких как язык, IQ и привязанность, существует несколько критических периодов для различных процессов, лежащих в основе языковых способностей.В таблице 1 представлены сводные данные о критических периодах по областям в BEIP.


домена оценивали Чувствительный период «закрывает»

Стереотипы 12 месяцев
Выразительный язык 15 месяцев
восприимчивый Язык 15 месяцев 15 месяцев
чтение 24 месяца 24 месяца 24 месяца 24 месяца 7
Безопасность приложений 24 месяца
Организация приложений 24 месяца
IQ 54 месяца 24 месяца
ERR во время фланкера 8 лет 20 месяцев 20 месяцев
альфа и тета 8 лет 24 месяца
20 месяцев 20 месяцев
CORTISOL Ответ 12 лет 24 месяцев
Ответы RSA E 12 лет 18 месяцев 18 месяцев
Компетенция 12 лет 20 месяцев

Данные из Beip и Era Exports предоставляют некоторые из лучших доказательств критических периодов в мозге и поведенческое развитие человеческого ребенка.Продолжают подниматься вопросы относительно того, насколько широко или узко очерчены эти критические периоды, и, в более общем плане, каковы время и доза воздействия в конкретный критический период. Однако они четко определяют важность семейной заботы в жизни маленького ребенка. Институциональный контекст документирует то, что , а не происходит в отношениях между ребенком и опекуном, что влияет на мозговое, когнитивное и социальное развитие. А данные о грызунах и нечеловекообразных приматах указывают на то, что общее отсутствие стимуляции и взаимодействия оказывает основное влияние на эти эффекты критического периода.

9. Последствия и извлеченные уроки

Хотя хорошо известно, что воздействие неблагоприятного раннего опыта может помешать развитию (см. обзор [112]), отсутствие опыта может быть особенно коварным, поскольку мозг ждет инструкций чтобы направлять его сборку, которую он не может получить. В результате нервная система серьезно нарушена, что, в свою очередь, приводит к задержке и нарушению поведения. В случае стационарного ухода, особенно когда дети отказываются от них в первые месяцы жизни и остаются в интернатном учреждении более нескольких лет, последствия особенно экстремальны.Рассмотренные нами данные указывают на то, что выздоровление от пагубных последствий содержания в учреждениях в значительной степени зависит от времени, то есть возраста, в котором ребенка забирают из учреждения и помещают в семью. Это также иллюстрируется результатами ERA, где дети, помещенные в семьи в возрасте до шести месяцев, идентичны своим неусыновленным братьям и сестрам, в то время как дети, усыновленные после шести месяцев, подвергаются повышенному риску устойчивых траекторий нарушенного познания, расторможенного социального поведения, невнимательности. /гиперактивность и аутичные черты.

С другой стороны, результаты BEIP более детализированы. Явные временные эффекты были очевидны в более раннем возрасте — те, кто был помещен в семью до 2 лет, чувствовали себя лучше, чем те, кто был помещен в семью после 2 лет, — но в некоторых областях эти временные эффекты исчезали к тому времени, когда детям было от 8 до 12 лет. Например, дети, рандомизированные в приемные семьи в возрасте до 24 месяцев, имели значительно более высокие IQ в 4,5 года, чем дети, рандомизированные после 24 месяцев. Однако в возрасте 8 и 12 лет никаких временных эффектов не наблюдалось [107].Обратите внимание, однако, что мы не можем исключить возможность того, что дети, помещенные после 24 месяцев, начали наверстывать упущенное, тогда как развитие детей, помещенных до 24 месяцев, оставалось постоянным. Однако, что более важно, эффект вмешательства сохранялся: в 12 лет показатели IQ по полной шкале у детей в приемных семьях по-прежнему выше, чем у детей, получавших обычную заботу, а мощность ЭЭГ остается выше у детей, помещенных в приемные семьи, чем у детей, помещенных в приемные семьи. уход как обычно группы.

Одним из возможных объяснений являются компенсаторные процессы в развитии мозга, которые позволяют восстановить некоторые функции через альтернативные пути/нейронные цепи, несмотря на ранние нарушения в архитектуре мозга.Примером может служить работа Кнудсена [113] по визуальному/аудиальному отображению у сов, которая продемонстрировала, что изменения вводимых данных приводят к новым компенсаторным схемам. Это свидетельствует о том, что интерпретация результатов в сензитивном периоде, то есть длительные и непрерывные усилия (т. е. проживание в высококачественной приемной семье в течение многих лет), может перекрыть последствия ранней депривации, но только в некоторых областях. Другая возможность состоит в том, что ранняя депривация временно продлила чувствительный период, что позволило детям, помещенным позже, продолжать получать преимущества по сравнению с детьми, о которых заботились как обычно.Лучшее понимание развития конкретных цепей и их чувствительности к воздействиям окружающей среды у людей поможет прояснить эти выводы.

Миллионы осиротевших, брошенных и подвергшихся жестокому обращению детей по всему миру нуждаются в уходе за пределами своих семей. Некоторые испытывают глубокое пренебрежение, живя со своими семьями. У других есть родители, которые ищут работу далеко и поместили их в далеко не идеальные условия ухода. Разрушительные болезни (например, ВИЧ, СПИД, Эбола и Зика) и войны продолжают поражать многие страны, приводя к сиротам, а иногда и к семьям, возглавляемым детьми.Эти ситуации вынуждают общество определять, как лучше заботиться о осиротевших, брошенных и подвергшихся жестокому обращению детях. Рассмотренные нами данные указывают на то, что формы ухода, организованные для таких детей, будут играть решающую роль в их последующем здоровье и развитии.

Наконец, исследования детей, испытывающих глубокую запущенность, оказались особенно информативными для выяснения роли опыта в более общем плане в критические периоды развития мозга. Это, в свою очередь, привело к новому пониманию природы, сроков и продолжительности ключевых событий, которые маленькие дети должны получить, чтобы вывести их на путь здорового развития; они также говорят о важности раннего вмешательства в жизнь детей, столкнувшихся с безнадзорностью (и, вероятно, с невзгодами в целом).Нам следует усвоить эти уроки, поскольку успех нашего общества зависит от здорового развития его детей, и можно и нужно предпринять шаги для обеспечения того, чтобы у всех детей была возможность реализовать свой потенциал развития.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

Благодарности

Написание этой статьи стало возможным частично благодаря финансовой поддержке авторов со стороны NIH (MH0), кафедры Ричарда Дэвида Скотта (Бостонская детская больница) и Фонда семьи Биндер (для CAN).Мы выражаем нашу благодарность детям и опекунам, которые участвовали в этом проекте в течение последних 16 лет; нашему преданному исследовательскому персоналу; Элизабет Фуртадо и Джули Стейплс Уотсон за умелое руководство проектом; и Лорел Габар-Дурнам за критическую оценку более ранней версии рукописи.

Что такое развитие? – Развитие человека

Развитие человека или развитие продолжительности жизни — это научное исследование того, как люди меняются, а также остаются неизменными от зачатия до смерти. Вы обнаружите, что область, более известная как наука о развитии , исследует изменения и стабильность во многих областях психологического и социального функционирования. К ним относятся физические и нейрофизиологические процессы, познание, язык, эмоции, личностное, моральное и психосоциальное развитие, включая наши отношения с другими.

Рисунок 1.1.

Первоначально занимавшаяся младенцами и детьми, эта область расширилась, включив в нее подростковый возраст, а в последнее время — старение и всю продолжительность жизни.Ранее сообщение было таким: как только вам исполнилось 25 лет, ваше развитие практически завершено. Наши академические знания о продолжительности жизни изменились, и, хотя исследований взрослой жизни по-прежнему меньше, чем исследований детства, все большее внимание уделяется взрослой жизни. Это особенно верно сейчас, когда большая группа, известная как «бэби-бумеры», начинает вступать во взрослую жизнь в позднем возрасте. Предположение о том, что опыт раннего детства определяет наше будущее, также подвергается сомнению. Вместо этого мы пришли к пониманию того, что рост и изменения продолжаются на протяжении всей жизни, а опыт продолжает оказывать влияние на то, кто мы есть и как мы относимся к другим.Теперь мы признаем, что взрослость — это динамичный период жизни, отмеченный постоянным когнитивным, социальным и психологическим развитием.

Вы также обнаружите, что психологи развития исследуют ключевые вопросы, например, отличаются ли дети качественно от взрослых или им просто не хватает опыта, на который опираются взрослые. Другие вопросы, которые они рассматривают, включают вопрос о том, происходит ли развитие за счет постепенного накопления знаний или за счет качественных сдвигов от одной стадии мышления к другой, рождаются ли дети с врожденными знаниями или постигают вещи на основе опыта, и является ли развитие движущей силой социальный контекст или что-то внутри каждого ребенка.Из этих вопросов вы, возможно, уже подумали, что психология развития связана с другими прикладными областями. Ты прав. Наука о развитии дает информацию во многих прикладных областях, включая педагогическую психологию, психопатологию развития и науку о вмешательстве. Он также дополняет несколько других основных областей исследований в психологии, включая социальную психологию, когнитивную психологию и кросс-культурную психологию. Наконец, он опирается на теории и исследования нескольких научных областей, включая биологию, социологию, здравоохранение, питание и антропологию.

  • Объяснить перспективу продолжительности жизни и ее предположения о развитии
  • Различать периоды развития человека
  • Определите ключевые предположения и основные метатеории, лежащие в основе развития продолжительности жизни 
  • Определите основные исторические и современные теории, посвященные развитию продолжительности жизни

Перспектива продолжительности жизни

Пол Балтес определил несколько основополагающих принципов перспективы продолжительности жизни (Baltes, 1987; Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006).

  1. Развитие на протяжении всей жизни . Теоретики продолжительности жизни считают, что развитие длится всю жизнь, и изменения очевидны на протяжении всей жизни. Ни один возрастной период не является более важным, характеризующим или доминирующим в развитии человека. Следовательно, термин «развитие в течение жизни» будет использоваться на протяжении всего учебника.
  2. Развитие разнонаправлено и многомерно. Исследователи продолжительности жизни считают, что разные люди следуют разным путям развития и идут по путям с разной скоростью.Даже внутри одного и того же человека разные измерения или области развития могут меняться по-разному.
  3. Развитие включает как прибыли, так и убытки . Теоретики продолжительности жизни не согласны с традиционным взглядом на развитие, согласно которому детство — это период, характеризующийся достижениями в развитии, тогда как старость — это время потерь. Вместо этого подход, основанный на продолжительности жизни, предполагает, что в любом возрасте мы можем демонстрировать успехи в одних областях развития и потери в других областях. Каждое изменение, будь то окончание средней школы, женитьба или отцовство, влечет за собой как рост, так и потерю.
  4. Развитие характеризуется пластичностью. Пластичность — это о податливости , или наш потенциал изменяться и следовать широкому спектру путей развития. Например, пластичность проявляется в способности мозга учиться на собственном опыте и во множестве способов восстановления после травмы.
  5. Развитие связано с историческим и культурным контекстом. Исследователи продолжительности жизни считают, что на развитие влияет множество социальных контекстов, в которых оно разворачивается.То, как люди развиваются, будет зависеть от их социального и культурного контекста, а также от исторического периода, в течение которого происходит их развитие.
  6.   Развитие определяется многими факторами. Теоретики продолжительности жизни утверждают, что развитие вызывается множеством факторов и всегда определяется биологическими и факторами окружающей среды. Кроме того, человек играет активную роль в своем собственном развитии.
  7. Развитие является междисциплинарным. Как упоминалось в начале главы, человеческое развитие — это настолько обширная тема для изучения, что для ее изучения требуются теории, методы исследования и базы знаний многих академических дисциплин.

Контекстуализм как парадигма. Baltes (1987) определил три специфические системы влияния на развитие, каждая из которых включает в себя биологические силы и силы окружающей среды.

    • Нормативная возрастная градация влияния: возрастная градация — это определенная возрастная группа, например малыш, подросток или пожилой .Люди испытывают определенные возрастные социальные переживания (например, поступление в школу) и биологические изменения (например, половое созревание).
    • Нормативные исторические влияния: Период времени, в который вы родились (см. Таблицу 1.1), формирует ваш опыт. Когорта — это группа людей, родившихся примерно в одно и то же время в определенном обществе. Эти люди путешествуют по жизни, часто переживая схожие исторические изменения в одинаковом возрасте. Влияние с исторической градацией включает в себя как экологические детерминанты (например,например, исторические изменения на рынке труда) и биологические детерминанты (например, исторические изменения продолжительности жизни).
    • Ненормативные влияния : Развитие людей также формируется под влиянием конкретных факторов, которые не организованы возрастом или историческим временем, такими как иммиграция, несчастные случаи или смерть одного из родителей. Они могут быть экологическими (например, проблемы с психическим здоровьем родителей) или биологическими (например, опасные для жизни заболевания).

Таблица 1.1. К какому поколению (когорте) вы относитесь?

Поколение Родился между…
Тихое поколение 1928 и 1945
Бэби-бумеры 1946 и 1964
Поколение X 1965 и 1980
Миллениалы 1982 и 1996
Поколение Z 1997 г. и настоящее время

адаптировано из Lally & Valentine-French, 2019

Области разработки. Мы меняемся в трех основных областях/измерениях; физические, когнитивные и психосоциальные. Физическая область включает изменений роста и веса, сенсорных возможностей, нервной системы, а также склонность к болезням и болезням . Когнитивная область охватывает изменений в интеллекте, мудрости, восприятии, решении проблем, памяти и языке. Психосоциальная область фокусируется на изменениях в эмоциях, самовосприятии и межличностных отношениях с семьей, сверстниками и друзьями. Все три домена влияют друг на друга. Также важно отметить, что изменение в одном домене может привести к каскадным изменениям в других доменах. Например, младенец, который начал ползать или ходить, будет сталкиваться с большим количеством предметов и людей, тем самым способствуя изменениям в понимании ребенком физического и социального мира.

Контекстуальные перспективы , как и подход продолжительности жизни, выдвигают на первый план социальные контексты, влияющие на наше развитие. Важным социальным фактором является наше социальное положение, социально-экономический статус или социальный класс. Социально-экономический статус (SES) — это способ идентификации семей и домохозяйств на основе их общего уровня образования, дохода и рода занятий. Хотя, безусловно, существуют индивидуальные различия, члены социального класса, как правило, имеют схожие привилегии, возможности, образ жизни, модели потребления, стили воспитания, факторы стресса, религиозные предпочтения и другие аспекты повседневной жизни. Все мы, рожденные в классовой системе, находимся в социальном положении, и мы можем двигаться вверх или вниз в зависимости от сочетания как социальных, так и индивидуальных ограничений и возможностей.

Семьи с более высоким социально-экономическим статусом обычно занимают должности (например, адвокаты, врачи, руководители), которые не только лучше оплачиваются, но и предоставляют им определенную степень свободы и контроля над их работой. Наличие чувства автономии или контроля является ключевым фактором удовлетворения от работы, личного счастья и, в конечном счете, здоровья и благополучия (Weitz, 2007). Семьи с более низким социально-экономическим статусом, как правило, занимаются более рутинной деятельностью, под более строгим контролем и требуют менее формального образования.Эти профессии также более подвержены сбоям в работе, включая увольнения и более низкую заработную плату.

Уровень бедности — это сумма дохода, устанавливаемая федеральным правительством на основе набора пороговых значений, которые варьируются в зависимости от размера семьи (Бюро переписи населения США, 2016 г.). Если доход семьи ниже установленного государством порога, эта семья считается бедной. Людям, живущим за чертой бедности или близкой к ней, может быть чрезвычайно трудно поддерживать домашнее хозяйство с таким доходом.Бедность связана с более плохим здоровьем и более низкой продолжительностью жизни из-за плохого питания, плохого медицинского обслуживания, большего стресса, работы на более опасных работах, более высокого уровня детской смертности, плохого дородового ухода, большего дефицита железа, больших трудностей в школе и многих других проблем. . Члены с более высоким статусом дохода могут бояться потерять этот статус, но бедные могут больше беспокоиться о потере жилья.

Сегодня мы лучше осведомлены о различиях в развитии и влиянии культуры и окружающей среды на формирование нашей жизни. Культура — это совокупность нашего общего языка, знаний, материальных объектов и поведения. Включает в себя представления о том, что правильно и что неправильно, к чему стремиться, что есть, как говорить, что ценится, а также какие эмоции требуются в тех или иных ситуациях. Культура учит нас, как жить в обществе, и позволяет нам развиваться, потому что каждое новое поколение может извлечь выгоду из решений, найденных и переданных от предыдущих поколений. Культура передается от родителей, школ, молитвенных домов, средств массовой информации, друзей и других людей на протяжении всей жизни.Виды традиций и ценностей, которые развиваются в конкретной культуре, помогают ее членам функционировать и ценить свое собственное общество. Мы склонны полагать, что практика и ожидания нашей собственной культуры являются правильными. Эта вера в превосходство нашей собственной культуры называется этноцентризмом и является нормальным побочным продуктом взросления в культуре. Однако это становится препятствием, когда препятствует пониманию культурных практик других обществ. Культурная относительность — это признание культурных различий и понимание того, что культурные обычаи лучше всего понимаются с точки зрения данной конкретной культуры.

Культура является чрезвычайно важным контекстом для человеческого развития, и понимание развития требует способности определить, какие особенности развития основаны на культуре. Это понимание является несколько новым и все еще исследуется. Многое из того, что теоретики развития описывали в прошлом, было связано с культурой и трудно применимо к различным культурным контекстам. Читатель должен помнить об этом и осознавать, что при сравнении развития в разных культурах остается еще много неизвестного.

Продолжительность жизни и ожидаемая продолжительность жизни: В этот момент вам, должно быть, интересно, в чем разница между продолжительностью жизни и ожидаемой продолжительностью жизни, согласно специалистам по развитию. Продолжительность жизни , или долголетие относится к максимальному возрасту, которого может достичь любой представитель вида при оптимальных условиях . Например, серый волк может прожить в неволе до 20 лет, белоголовый орлан — до 50 лет, а галапагосская черепаха — более 150 лет (Смитсоновский национальный зоопарк, 2016). Самой длинной зарегистрированной продолжительностью жизни человека был Жан Кальман, который умер в 1994 году в возрасте 122 лет, 5 месяцев и 14 дней (Книга рекордов Гиннеса, 2016). Ожидаемая продолжительность жизни — это среднее количество лет, которое человек, родившийся в определенный период времени, обычно может прожить лет (Vogt & Johnson, 2016).

Возрастные концепции

Сколько тебе лет? Скорее всего, вы ответите на этот вопрос , исходя из количества лет, прошедших с момента вашего рождения, или того, что называется вашим хронологическим возрастом . Вы когда-нибудь чувствовали себя старше своего хронологического возраста? В некоторые дни мы можем «чувствовать» себя старше, особенно если мы плохо себя чувствуем, устали или находимся в состоянии стресса.Мы можем заметить, что сверстники кажутся более эмоционально зрелыми, чем мы, или что они физически более способны. Таким образом, количество лет, прошедших с рождения, — не единственный способ осмысления возраста.

Биологический возраст: Другой способ, которым исследователи развития могут думать о концепции возраста, состоит в том, чтобы изучить насколько быстро стареет тело , это ваш биологический возраст . Несколько факторов определяют скорость, с которой стареет наше тело. Наше питание, уровень физической активности, привычки сна, курение, потребление алкоголя, то, как мы мысленно справляемся со стрессом, и генетическая история наших предков, и это лишь некоторые из них.

Психологический возраст: Наша способность к психологической адаптации по сравнению с другими людьми нашего хронологического возраста равна нашему психологическому возрасту . Это включает в себя наши когнитивные способности, а также наши эмоциональные убеждения о том, сколько нам лет. Человеку с когнитивными нарушениями может быть 20 лет, но он обладает умственными способностями 8-летнего. 70-летний человек может путешествовать по новым странам, посещать курсы в колледже или начинать новый бизнес. По сравнению с другими людьми нашей возрастной группы мы можем быть более или менее активными и готовыми решать новые задачи.Помните, что вы молоды или стары , как вы себя чувствуете.

Социальный возраст: Наш социальный возраст основан на социальных нормах нашей культуры и ожиданиях, которые наша культура возлагает на людей нашей возрастной группы . Наша культура часто напоминает нам, находимся ли мы «в цели» или «вне цели» для достижения определенных социальных вех, таких как завершение нашего образования, переезд из дома, рождение детей или уход с работы. Однако существуют аргументы в пользу того, что социальный возраст становится менее актуальным в 21 веке (Neugarten, 1979; 1996).Если вы посмотрите на своих сокурсников по колледжу, вы заметите, что больше людей старше, чем студенты традиционного возраста, от 18 до 25 лет. Точно так же возраст, в котором люди уезжают из дома своих родителей, начиная свою карьеру, вступление в брак или рождение детей, или даже то, женятся ли они или вообще заводят детей, меняется.

Те, кто изучает развитие продолжительности жизни, признают, что хронологический возраст не полностью отражает возраст человека. Наш возрастной профиль намного сложнее, чем этот.Человек может быть физически более компетентным, чем другие в своей возрастной группе, но при этом быть психологически незрелым. Так сколько тебе лет?

Таблица 1.2 Возрастные периоды развития

Возраст Период Описание
Пренатальный Начинается при зачатии, продолжается через имплантацию эмбриона в стенку матки и заканчивается при рождении.
Младенчество и юность Начинается с рождения и продолжается до двухлетнего возраста.
Раннее детство Начинается с двухлетнего возраста до шестилетнего возраста.
Среднее и старшее детство Начинается в возрасте шести лет и продолжается до наступления половой зрелости.
Подростковый возраст Начинается с начала полового созревания до 18 лет
Начало взрослой жизни Начинается с 18 до 25.
Раннее взросление Начинается с 25 до 40-45 лет.
Поздняя взрослость Начинается с 65 лет.

адаптировано из Lally & Valentine-French, 2019

В таблице 1.2 показаны периоды развития, которые будут рассмотрены в этой книге, начиная с внутриутробного развития и заканчивая поздним взрослением до смерти. И детство, и взрослость делятся на несколько периодов развития. Таким образом, хотя и 8-месячный, и 8-летний дети считаются детьми, у них очень разные двигательные способности, социальные отношения и когнитивные навыки.Их потребности в питании различны, и их основные психологические проблемы также различны. То же самое относится к 18-летнему и 80-летнему, хотя оба считаются взрослыми.

Пренатальное развитие : Происходит зачатие и начинается развитие. Все основные структуры тела формируются, и здоровье матери имеет первостепенное значение. Основное внимание уделяется пониманию питания, тератогенов , или факторов окружающей среды, которые могут привести к врожденным дефектам , а также родам.

Рисунок 1.2

Младенчество и детство : Первые два года жизни — это годы резкого роста и перемен. Новорожденный с хорошим слухом, но очень плохим зрением за относительно короткий период времени превращается в ходящего и говорящего малыша. Воспитатели также превращаются из тех, кто управляет графиками кормления и сна, в постоянно движущихся проводников и инспекторов по безопасности для подвижного, энергичного ребенка.

Раннее детство: Этот период также называется дошкольным возрастом и состоит из лет, следующих за детством и предшествующих школьному обучению.В возрасте от двух до шести лет ребенок занят изучением языка, приобретает чувство собственного достоинства и большей независимости, а также начинает понимать, как работает физический мир.

Среднее и позднее детство: Возраст от шести до начала полового созревания включает среднее и позднее детство, и многое из того, что дети переживают в этом возрасте, связано с их участием в младших классах школы. Теперь мир становится миром изучения и проверки новых академических навыков, а также оценки своих способностей и достижений путем сравнения себя и других.

Подростковый возраст : Подростковый возраст – это период резких физических изменений, отмеченный общим скачком роста и половым созреванием, известный как половое созревание . Это также время когнитивных изменений, поскольку подросток начинает думать о новых возможностях и рассматривать абстрактные понятия, такие как любовь, страх и свобода. В то же время подростки обладают чувством непобедимости, что подвергает их большему риску несчастных случаев или заражения инфекциями, передающимися половым путем, которые могут иметь последствия на всю жизнь.

Ранняя взрослость: Период ранней взрослости — это переходный период между окончанием подросткового возраста и моментом, когда люди приобретают все критерии взрослой жизни. Обсуждаются дальнейшее изучение личности и подготовка к полной независимости от родителей. Несмотря на свой физиологический пик, появляющиеся взрослые больше всего рискуют быть вовлеченными в насильственные преступления и злоупотребление психоактивными веществами.

Ранняя взрослость : Двадцатые и тридцатые годы определяются как ранняя взрослость.Интимные отношения, создание семей (всех форм и размеров) и работа являются главными заботами на этом этапе жизни. Для взрослых с детьми изменения в развитии могут быть организованы вокруг жизненного цикла семьи.

Рисунок 1.3

Средний возраст : Возраст от сорока до середины шестидесяти лет считается средним возрастом. Это период, когда старение становится более заметным и когда многие люди находятся на пике продуктивности в любви и работе. В этом возрасте некоторые люди одновременно ведут переговоры с детьми-подростками и стареющими родителями.

Поздняя взрослость : Поздняя взрослость иногда подразделяется на две категории: молодые и пожилые люди в возрасте от 65 до 84 лет и самые пожилые люди в возрасте 85 лет и старше. Одно из основных различий между этими группами заключается в том, что молодые и старые по-прежнему относительно здоровы, продуктивны, активны, а большинство продолжает жить самостоятельно. В обеих возрастных группах существенно возрастает риск таких заболеваний, как атеросклероз, рак и цереброваскулярные заболевания.

Метатеории человеческого развития

Изучение развития основывается на предположениях исследователей о природе людей и их развитии.Эти предположения называются метатеориями . «Мета» означает «выше» или «за пределами», как и «метафизика». Другими терминами, используемыми для описания метатеорий, являются «мировоззрения», «космологии», «перспективы» или «парадигмы», например, «сдвиги парадигм». Прямые обсуждения метатеорий чаще всего встречаются в философии.

Что такое метатеории человеческого развития?

Мета-теории (или мировоззрения, или парадигмы) человеческого развития — это набора предположений людей о природе человека и смысле развития — как это выглядит, как это происходит, что вызывает Это.Эти предположения важны, потому что они есть у всех, включая исследователей, но они часто неявны, то есть мы не всегда осознаем их. При изучении развития такие предположения влияют на все, что касается проведения исследования: на вопросы, которые мы задаем, на используемые меры и методы и на интерпретацию данных. Например, если исследователи предполагают, что развитие заканчивается в 18 лет, они не ищут изменений в развитии после этого возраста. Или, если исследователи предполагают, что старение — это процесс упадка, они никогда не ищут характеристики, которые могли бы улучшиться по мере взросления человека.

У всех исследователей есть метатеории, поскольку предположения заложены в теории и методологии, которые они используют. Но исследователи часто не знают о них, и поэтому эти предположения редко признаются. Важно отметить, что метатеории — это не просто холодные познания. Зачастую это глубоко укоренившиеся убеждения, которые исследователи яростно защищают. Обычно исследователи думают, что их предположения являются самоочевидными истинами. Они часто убеждены, что их предположения верны, а все остальные ошибочны.

Исследователи, придерживающиеся разных метатеорий, могут испытывать трудности в общении друг с другом. Поскольку они задают разные вопросы и используют разные критерии истинности для исследования, они часто спорят друг с другом или неправильно понимают друг друга. Одна группа исследователей предложит то, что они считают неопровержимым доказательством своих идей, которые другие исследователи отвергнут как не относящиеся к делу. Несоответствия, несоответствия, аргументы и фурор часто характеризуют область исследования, в которой работают исследователи из нескольких метатеорий.

Какие предположения лежат в основе изучения человеческого развития?

Мы рассматриваем шесть основных допущений. Возможно, вы слышали о многих из них, поскольку они являются вечными проблемами в изучении развития. В том числе:

  1. Предположения о человеческой природе : рождаются ли люди чистыми листами ( tabula rasa ) или люди по своей природе хорошие или плохие по своей природе.
  2. Предположения о причинах развития : определяется ли развитие природой (гены, биология) или воспитанием (окружающая среда, обучение).
  3. Предположения о роли индивидуума в его собственном развитии: являются ли люди пассивными участниками, реагируя на внешние силы, или же они активны в выборе и формировании собственного развития.
  4. Предположения о стабильность против изменений : имеют ли черты, характеристики и опыт в начале жизни постоянные последствия или люди податливы и открыты для изменений на протяжении всей жизни.
  5. Предположения о непрерывности по сравнению спрерывность : включает ли развитие количественные постепенные изменения или качественные сдвиги.
  6. Предположения об универсальности против специфичности контекста : идет ли развитие по универсальному пути или больше зависит от конкретного опыта и контекста окружающей среды.

Природа человека. Какова человеческая природа? Эти предположения относятся к представлениям об основных качествах нашего вида — рождаются ли люди чистыми листами ( tabula rasa ) или все мы привносим в этот мир внутренние человеческие качества.Например, эти различные допущения легко проявляются в альтернативных концепциях мотивации: некоторые теории предполагают, что все мотивы и мотивация являются приобретенными, в то время как другие предполагают, что все люди обладают внутренней мотивацией.

Природа и воспитание: Почему ты такой, какой ты есть? Рассматривая некоторые из своих особенностей (рост, вес, характер, диабет и т. д.), спросите себя, являются ли эти черты результатом наследственности или факторов окружающей среды, или того и другого.Скорее всего, вы можете увидеть, каким образом наследственность и факторы окружающей среды (такие как образ жизни, диета и т. д.) способствовали возникновению этих особенностей. На протяжении десятилетий ученые ведут споры о «природе/воспитании». Сторонники природы для любого конкретного признака утверждают, что наследственность играет наиболее важную роль в возникновении этого признака. Те, кто на стороне , воспитывают , утверждают, что среда человека наиболее важна для формирования того, что мы собой представляем. Этот спор продолжается во всех аспектах человеческого развития, и большинство ученых согласны с тем, что между двумя силами существует постоянное взаимодействие. Трудно выделить корень какого-либо отдельного поведения в результате исключительно природы или воспитания.

Активный и пассивный: Какую роль вы играете в своем пути развития? Вы находитесь в прихоти вашего генетического наследства или окружающей среды, которая вас окружает? Некоторые теоретики считают, что люди играют гораздо более активную роль в собственном развитии.Пиаже, например, считал, что дети активно исследуют свой мир и выстраивают новые способы мышления, чтобы объяснить то, что они переживают. Напротив, многие бихевиористы считают людей более пассивными в процессе развития.

Стабильность против изменений: Насколько вы похожи на себя в детстве? Вы всегда были такими общительными или сдержанными, как сейчас? Некоторые теоретики утверждают, что черты личности взрослых коренятся в поведенческих и эмоциональных тенденциях младенцев и детей младшего возраста.Другие не согласны и считают, что эти первоначальные тенденции со временем изменяются под влиянием социальных и культурных сил.

Рисунок 1.4. Дерево представляет собой непрерывное развитие, а божья коровка представляет собой прерывистое развитие.

Непрерывность против прерывистости: Как лучше всего охарактеризовать человеческое развитие как медленный, постепенный процесс, или его лучше рассматривать как процесс более резких изменений? Ответ на этот вопрос часто зависит от того, к какому теоретику развития вы обращаетесь и какая тема изучается.Теории Фрейда, Эриксона, Пиаже и Кольберга называются теориями стадий. Теории стадий или прерывистого развития предполагают, что изменение развития происходит на отдельных стадиях, которые качественно отличаются друг от друга и разворачиваются в установленной, универсальной последовательности . На каждом этапе развития дети и взрослые обладают разными качествами и особенностями. Таким образом, теоретики стадий предполагают, что развитие носит прерывистый характер. Другие, такие как бихевиористы, Выготский и теоретики обработки информации, предполагают, что развитие представляет собой более медленный и постепенный процесс, известный как непрерывное развитие .Например, они увидели бы, что взрослый не обладает новыми навыками, а использует более продвинутые навыки, которые в той или иной форме уже присутствовали у ребенка. Развитие мозга и опыт окружающей среды способствуют приобретению более развитых навыков.

Универсальный и контекстно-зависимый . Последнее предположение фокусируется на том, предполагаются ли пути развития (1) нормативными и универсальными, что означает, что все люди проходят через них в одной и той же последовательности, или (2) дифференциальными и специфическими, что означает, что множество различных моделей и путей изменения в развитии возможны в зависимости от личности и контекста.Некоторые теоретики, такие как Пиаже или Эриксон, предполагают, что все проходят одни и те же стадии когнитивного развития в одном и том же порядке или что все решают один и тот же набор задач развития примерно в одном и том же возрасте. Другие теоретики, которые поддерживают подходы продолжительности жизни или экологических систем, считают, что развитие может принимать самые разные модели и пути, в зависимости от конкретных культурных, исторических и социальных условий, в которых оно разворачивается.

Какие метатеории являются ведущими в человеческом развитии?

Эти шесть основных предположений сгруппированы в «пакеты», которые работают вместе.Кластеры организованы вокруг метафор, лежащих в основе метатеорий человека и его развития. Мы рассматриваем четыре метатеории, каждая со своей собственной метафорой: (1) люди как семян , как они изображаются Созревающими метатеориями; (2) люди как машины , как изображено в механистических метатеориях (3) люди как бабочки , как изображено в Организм метатеории; и (4) люди как участники игры в теннис, разговора или танца , как показано контекстуалистом метатеориями.Обзор этих основных метатеорий см. в этой таблице [pdf].

  1. Метатеория созревания : Метатеории созревания можно понять, используя растение в качестве метафоры. Как будто люди развиваются так же, как растения. Важная вещь для изучения — это «семена» людей, то есть их генетический состав. Люди считаются пассивными, продуктом их генов. Окружающая среда может обеспечить поддержку и питание (дождь, солнце и почва), но не может изменить природу человека (из семян мака всегда будут расти маки).Роль человека состоит в том, чтобы реагировать на свои гены. Ход развития будет непрерывным или прерывистым в зависимости от генетической программы, хотя желуди всегда вырастают в дубы.
  2. Механистическая метатеория : Механистические метатеории можно понять, используя машину в качестве метафоры. Как будто люди меняются так же, как и машины. Предполагается, что люди состоят из частей, которые можно изучать отдельно от остальных. Они пассивны, энергия поступает извне (как бензин для автомобиля).Развитие идет непрерывно, и люди не перерастают во что-то еще (машина остается машиной). Человек может реагировать только на окружающую среду, которая его контролирует (например, автомобиль реагирует на педаль газа или тормоз). Все причины развития исходят извне, от сил среды.
  3. Мета-теория организма : Мета-теорию организма можно понять, используя бабочку в качестве метафоры. Как будто люди развиваются так же, как бабочки. Предполагается, что люди состоят из структурированных целых.Их природа состоит в том, чтобы быть любопытными, заинтересованными и открытыми для роста. Они активны и развиваются через прерывистые качественно разные стадии (как гусеница, куколка, бабочка). Люди строят свои собственные следующие шаги в развитии, основываясь на возможностях и возможностях, предоставляемых окружающей средой. Развитие обусловлено дисбалансами, которые приводят к структурным перестройкам. Развитие поступательное (улучшается) и идет только в одном направлении (от гусеницы к бабочке), а не в обратном.
  4. Контекстная метатеория : Контекстные метатеории можно понять, используя в качестве метафоры игру в теннис (или танец). Развитие человека похоже на игру в теннис или танец. Важная вещь для изучения — это движение вперед и назад между человеком и его или ее контекстом, оба из которых предполагаются активными и действующими в соответствии со своими собственными планами. Развитие может быть непрерывным или прерывистым в зависимости от того, как играется игра. И человек, и среда являются активными партнерами в системе, что может привести к преобразованиям в них обоих.

Какие примеры теорий относятся к каждой метатеории?

В каждую метатеорию более высокого порядка вложены наборы подходов или теорий более низкого уровня, называемые «семействами» точек зрения или теорий, чтобы обозначить, что они имеют общие свойства, основанные на их сходстве с корневыми метафорами и характеристиками направляющей метафоры. теории. Эта таблица содержит несколько примеров «больших» теорий развития и предоставляет анализ их определяющих особенностей в соответствии с обсуждаемыми нами метатеоретическими предположениями [pdf].Основываясь на этом анализе, мы указываем семейство более высокого порядка, к которому, по нашему мнению, принадлежит каждая большая теория или подход.

Хотя метатеории созревания были распространены в начале 20-го века, с тех пор их популярность росла и ослабевала, и они принимали самые разные формы. К ним относятся некоторые формулировки поведенческой генетики, социобиологии, эволюционной, этологической, неврологической, темпераментной и личностной теорий. О предпосылках созревания сигнализируют такие понятия, как «признак», поиск «гена агрессии», открытие системы мозга, гормона или нейротрансмиттера, ответственного за конкретное состояние, или любые другие термины, предполагающие, что развитие является исключительно продуктом врожденные или неизменные характеристики личности.Хотя их обычно не называют «созревающими», существует множество теорий, которые помещают все активные ингредиенты поведения или развития в голову (или, точнее, социальные познания) человека. Даже если они не являются прямыми потомками, эти теории можно считать кузенами метатеорий созревания, поскольку они сосредоточены исключительно на роли индивида.

Прототипные Механистические теории — это бихевиористские, оперантные и классические теории обусловливающего обучения, такие как теория социального обучения.Это семейство теорий доминировало в психологии с начала до середины 20-го века, но механистические теории все еще живы и здравствуют во многих областях, таких как обучение и мотивация, и особенно во многих теориях, которые были адаптированы для использования в образовательных системах. Новые виды машин служат прототипами механистических теорий памяти, обучения и автоматического функционирования, фокусируясь на компьютере, роботе и автомате. Такие предположения проникли даже в наше понимание биологических систем, о чем свидетельствуют такие метафоры, как «мозг — это компьютер.И хотя предполагалось, что «когнитивная революция» ниспровергнет бихевиористские предположения, некоторые когнитивистские теории относятся к людям так, как если бы они были машинами для обработки информации.

Возможно, это покажется удивительным, но существуют также механистические предположения, встроенные в некоторые прогрессивные анализы последствий социальных и социальных условий, таких как бедность, угнетение, расизм и дискриминация, которые иногда, кажется, подразумевают, что эти внешние силы являются единственными детерминантами развития. стереотипов или имплицитных установок.В этом случае, поскольку предполагается, что все люди пассивно усваивают эти социальные предрассудки, психологические явления моделируются по метафоре «ксерокса». Так же, как в метатеориях созревания, где люди могут рассматриваться как «хозяева» своих генов, которые на самом деле заправляют балом, в механистических метатеориях люди могут рассматриваться как «хозяева» своего собственного поведения, которое автоматически рефлекторно производится на основе предыдущего социального программирования.

Прототипической Органистической теорией является конструктивистская теория когнитивного и аффективного развития Пиаже, а также несколько неоконструктивистских теорий, вдохновленных Пиаже, например, теория развития морального мышления Кольберга.Другие теории, живущие под эгидой Организма, включают сравнительную психологию Вернера, сосредоточившуюся на ортогенетическом принципе дифференциации и интеграции, и Эриксона, который постулировал универсальные возрастные задачи развития. Другие теории, претендующие на родство с метатеориями организмов (например, теории внутренней мотивации), как правило, не включают в себя понятия универсальных стадий или задач, а вместо этого сосредотачиваются на предположениях организмов о природе человека, в частности, о том, что люди от природы активны, любопытны. , интерес и желание исследовать, понимать и вписываться в свою социальную и физическую среду.С появлением в психологии радикального контекстуализма и культурного релятивизма теории «универсального» чего бы то ни было (например, психологических потребностей, стадий, задач развития) все чаще подвергаются нападкам.

Некоторые из наиболее известных представителей семейства Contextualist включают биоэкологическую модель Бронфенбреннера и подход продолжительности жизни, оба из которых возникли в ответ на доминирующие метатеории того времени (экспериментальная детская психология и психология Пиаже соответственно). ), с их почти исключительной направленностью на ребенка как на развивающуюся личность.Прозвище «контекстуалист» отражает настойчивость этих взглядов на том, что развитие разворачивается внутри и формируется многоуровневыми экологическими или контекстуальными силами высшего порядка вне человека, такими как микросистемные установки, а также социальные, культурные и исторические контексты.

Есть ли в психологии метатеории?

В разные исторические периоды в области психологии доминировали специфические метатеории. Например, в 1940-х и 1950-х годах господствовал бихевиоризм.В 1960-х годах теории Пиаже были представлены в Соединенных Штатах и ​​привлекли внимание ученых. Между бихевиористами и сторонниками Пиаже велись ожесточенные теоретические и эмпирические сражения.

Когда областью управляет определенная метатеория, исследователям противоположных метатеорий становится очень трудно работать — у них возникают проблемы с финансированием, у них возникают проблемы с публикацией результатов их исследований, и они маргинализируются другими исследователями. Например, когда в области мотивации доминировали бихевиористы (которые считали, что любое поведение мотивировано наградами и наказаниями), исследователям было очень трудно изучать и публиковать исследования внутренней мотивации.

Какая метатеория преобладает сегодня в этой области?

«Когнитивизм» — это ведущая метатеория в современной психологии. «Когнитивизм» — это предположение о том, что все причинные факторы, формирующие человеческое поведение и развитие, находятся внутри разума или системы убеждений человека. Вы можете услышать предположения в теориях этой области: самоэффективность, самооценка, атрибуции, воспринимаемая социальная поддержка, ценности, целеустремленность, целевые ориентации, внутренняя рабочая модель, идентичность и так далее.

Парадигма, которая в настоящее время преобладает в области психологии, — это нейробиология . То есть за поведение отвечает мозг, а нейробиология — судьба. Некоторые отрасли нейронауки преимущественно относятся к Зрелым , как видно из обсуждений систем мозга, ответственных за определенные действия, склонности и характеристики. Другие направления более Контекстуальные , например, исследование нейропластичности, которое исследует, как социальные контексты и взаимодействия формируют развивающийся мозг.

Экстренные новости : В области психологии, не связанной с развитием, большинство исследователей предполагают, что люди не развиваются. В личностной, социальной, когнитивной и производственно-организационной психологии исследователи в основном рассматривают индивидуальные различия как индикаторы постоянных характеристик людей.

У кого еще есть метатеории?

Метатеории о человеческой природе и развитии есть у всех: у родителей, учителей, медсестер, социальных работников, врачей, бизнесменов, художников, политиков и так далее.

Например,

  • Врачи предполагают, что потеря веса зависит от диеты и физических упражнений (воспитание), поэтому никто не может проводить исследования физиологических различий в обмене веществ (природа).
  • У
  • учителей есть предположения о том, приходят ли учащиеся с мотивацией (природа) или их нужно мотивировать извне (воспитание), и соответствующим образом организуют свои классы.
  • родители часто спорят о характере развития детей, будь то просто личность ребенка (созревание), или ребенок проходит нормальную стадию (организм), или они вознаграждают неправильное поведение (механистическое).

Какая метатеория лежит в основе нашего класса и этой книги?

Наш класс поддерживает взгляд на человеческое развитие на протяжении всей жизни, контекстуалистский взгляд, который пробился через доминирующие взгляды в детской психологии (например, развитие заканчивается в возрасте 18 лет), начиная с 1980-х годов, чтобы стать одной из доминирующих метатеорий. управляющих областью науки о развитии сегодня. Обратите внимание, что ваши преподаватели выбрали вашу книгу, поэтому их метатеория влияет на метатеоретический фильтр, через который вы изучаете развитие.

Что такое правильная метатеория?

Не существует единственно правильного определения развития или метатеории. Действительно. Даже подход продолжительности жизни имеет свои недостатки.

Однако по мере накопления исследований многие теории, выведенные из определенных метатеорий, оказались неполными — до сих пор исследователи не обнаружили ни одного существенного аспекта развития, который был бы обусловлен только природой или только воспитанием. Поэтому большинство исследователей в настоящее время говорят, что они отдают предпочтение интеракционистским метатеориям, таким как контекстуалистские или системные метатеории.Однако важно внимательно смотреть на реальную работу исследователей, потому что иногда они говорят, что у них есть одна метатеория, но их работа, похоже, руководствуется предположениями из другой метатеории.

Есть ли у меня метатеория развития?

Да. И вы можете понять, что это такое. Хотя это непросто, вы можете различить свои собственные предположения о развитии, поразмыслив над тем, какие предположения имеют для вас наибольший смысл. Вы также можете увидеть, какие теории вы предпочитаете и какие рекомендации вы бы дали о том, как структурировать развитие, например, как люди должны воспитывать, учить или разрабатывать политику.Самое сложное в открытии собственной метатеории — осознать, что она состоит из ваших предположений (основанных на вашем опыте и сообщениях общества), которые не обязательно верны. Наши мета-теории наверняка кажутся верными каждому из нас!

Как избавиться от моей метатеории?

На самом деле невозможно избавиться от всех наших предположений. Наша цель — осознавать наши собственные предположения или метатеории, осознавать, что они не являются истиной, а являются нашими текущими рабочими моделями того, как устроен мир и развиваются люди.Самое главное — четко излагать наши предположения и осознавать, как они направляют наши действия. Цель этого занятия — помочь учащимся разобраться в своих собственных предположениях и помочь им стать (или оставаться) открытыми для альтернативных точек зрения.

Адаптировано из : Эллен Скиннер, Глен Ричардсон, Дженнифер Питцер и Синтия Тейлор. Портлендский государственный университет. Июль 2011.

Исторические теории развития Рисунок 1.5. Иллюстрация 17-го века с крошечными людьми внутри спермы

Преформистская точка зрения : В 18-м веке о детях думали просто как о маленьких взрослых. Преформизм , или вера в то, что крошечный полностью сформированный человек имплантируется в сперматозоид или яйцеклетку при зачатии, а затем увеличивается в размерах до рождения, была преобладающей ранней теорией. Считалось, что дети обладают всеми своими сенсорными способностями, эмоциями и умственными способностями при рождении, и по мере их развития эти способности раскрываются по заранее определенному графику (Thomas, 1979). Считалось, что окружающая среда не играет никакой роли в определении развития .

Джон Локк (1632-1704): Локк, британский философ, опроверг идею врожденных знаний и вместо этого предположил, что дети в значительной степени формируются их социальным окружением, особенно их образованием, когда взрослые учат их важным знаниям.Он считал, что через образование ребенок учится социализации или тому, что необходимо, чтобы быть подходящим членом общества. Локк выступал за то, чтобы мыслить сознание ребенка как tabula rasa или чистый лист , и все, что приходит в сознание ребенка, исходит из окружающей среды. Локк подчеркивал, что среда особенно сильна в раннем возрасте ребенка, потому что тогда он считал ум наиболее податливым. Локк указал, что окружающая среда оказывает свое влияние через ассоциации между мыслями и чувствами, поведенческим повторением, имитацией, а также наградами и наказаниями (Crain, 2005).Идеи Локка заложили основу для поведенческой точки зрения и последующих теорий обучения Павлова, Скиннера и Бандуры.

Жан-Жак Руссо (1712-1778): Как и Локк, Руссо также считал, что дети — это не просто маленькие взрослые. Однако он не считал их чистыми листами, а развивался по естественному плану, который разворачивался на разных стадиях (Crain, 2005). Он не верил в необходимость обучения их правильному способу мышления, но считал, что детям следует позволять думать самостоятельно в соответствии с их собственными способами и внутренним, биологическим расписанием.Этот акцент на биологическом созревании привел к тому, что Руссо стал отцом психологии развития. Среди последователей точки зрения Руссо на развитие — Гезель, Монтессори и Пиаже.

Арнольд Гезелл (1880-1961): Гезелл провел 50 лет в Йельской клинике детского развития и вместе со своими коллегами изучал нейромоторное развитие детей. Гезелл считал, что развитие ребенка активируется генами, и назвал этот процесс созреванием (Crain, 2005).Кроме того, он считал, что развитие происходит в фиксированной последовательности, и выступал против усилий по обучению детей досрочно, поскольку считал, что они будут вести себя определенным образом, когда их нервная система достаточно созреет.

Рисунок 1.6. Зигмунд Фрейд

Зигмунд Фрейд (1856-1939): Фрейд был очень влиятельной фигурой в области развития. Фрейд подчеркивал важность опыта раннего детства в формировании нашей личности и поведения. В нашем естественном состоянии мы являемся биологическими существами и руководствуемся в первую очередь инстинктами.Однако в детстве мы начинаем становиться социальными существами, когда учимся управлять своими инстинктами и преобразовывать их в социально приемлемое поведение. Его предположения заключались в том, что личность формируется в течение первых нескольких лет жизни. Предполагалось, что способы взаимодействия родителей или других опекунов с детьми оказывают долгосрочное влияние на эмоциональное состояние детей. Его убеждения сформировали психодинамическую перспективу, а его теории психосексуального развития и психопатологии доминировали в области психиатрии до появления бихевиоризма в 1950-х годах.

Однако теория Фрейда подверглась резкой критике по нескольким причинам. Во-первых, это очень трудно проверить с научной точки зрения (Crews, 1998). Фрейд предположил, что многое из того, что определяет наши действия, нам неизвестно, и как ученые мы не можем измерить эти бессознательные понятия. Вторая критика заключается в том, что тематические исследования Фрейда не были подтверждены и не могут использоваться в качестве доказательства его теорий. Многие более поздние теории, особенно бихевиоризм и гуманизм, стали вызовом взглядам Фрейда.

Современные теории развития Рисунок 1.7. Эрик Эриксон

Эриксон (1902-1994) и Психосоциальная теория: Теперь давайте обратимся к менее противоречивому психодинамическому теоретику Эрику Эриксону. Эриксон выделяет восемь стадий развития, охватывающих всю жизнь. По этой причине психосоциальная теория Эриксона формирует основу для большинства наших рассуждений о психосоциальном развитии.

Эриксон (1950) предложил модель развития на протяжении всей жизни, которая служит полезным ориентиром для размышлений об изменениях, которые мы переживаем на протяжении всей жизни.Эриксон порвал с акцентом Фрейда на сексуальности как на краеугольном камне социально-эмоционального развития и вместо этого предположил, что социальные отношения способствуют развитию. Эриксон предположил, что каждый период жизни имеет уникальное испытание или кризис, с которым должен столкнуться человек, достигший его, именуемый психосоциальным кризисом . Согласно Эриксону, успешное развитие включает в себя позитивное решение целей и требований каждого из этих психосоциальных кризисов.Эти кризисы обычно называют стадиями, хотя Эриксон не использовал этот термин. Если человек не проходит стадию успешно, это может помешать ему справиться с более поздними стадиями. Например, человеку, у которого не развито чувство доверия (первая стадия по Эриксону), во взрослом возрасте может быть сложно установить позитивные близкие отношения (шестая стадия по Эриксону). Или человек, который не развивает четкое чувство цели и идентичности (пятая стадия по Эриксону), может стать поглощенным собой и застопориться, вместо того чтобы работать на благо других (седьмая стадия по Эриксону).

Однако большинству людей удается успешно завершить восемь этапов его теории (см. Таблицу 1.3).

Таблица 1.3 Психосоциальные стадии Эриксона

Возрастной диапазон Психосоциальный кризис Положительное разрешение кризиса
От рождения до 12-18 месяцев Доверие против недоверия У ребенка развивается чувство доверия к опекунам.
От 18 месяцев до 3 лет Автономия против стыда/сомнения Ребенок узнает, что можно и что нельзя контролировать, и развивает чувство свободы воли.
от 3 до 6 лет Инициатива против вины Ребенок учится быть независимым, исследуя, манипулируя и предпринимая действия.
от 6 до 12 лет Трудолюбие против неполноценности Ребенок учится делать что-то хорошо или правильно в соответствии со стандартами, установленными другими, особенно в школе.
от 12 до 18 лет Идентичность против смешения ролей Подросток развивает четкое и позитивное чувство себя по отношению к другим.
от 19 до 40 лет Близость против изоляции Человек развивает способность дарить и получать любовь и брать на себя долгосрочные обязательства.
от 40 до 65 лет Генерация против стагнации Человек проявляет интерес к руководству развитием следующего поколения, часто становясь родителем.
65 до смерти Целостность эго против отчаяния У человека развивается принятие того, как он жил.

адаптировано из Lally & Valentine-French, 2019

Теория Эриксона подвергалась критике за то, что она уделяла слишком много внимания кризисам и предполагала, что завершение одного кризиса является предпосылкой для следующего кризиса развития. Его теория также сосредоточилась на социальных ожиданиях, присущих определенным культурам, но не всем. Например, идея о том, что подростковый возраст — это время поиска идентичности, может быть хорошо воплощена в культуре среднего класса Соединенных Штатов, но не так хорошо в культурах, где переход во взрослую жизнь совпадает с половым созреванием посредством обрядов перехода и где роли взрослых предлагать меньше вариантов.

Теория обучения: Также известная как Бихевиоризм , основана на предпосылке невозможности объективного изучения разума, и поэтому психологам следует ограничить свое внимание изучением самого поведения. Самым известным бихевиористом был Берхус Фредерик (Б.Ф.) Скиннер (1904–1990), который расширил принципы бихевиоризма, а также довел их до сведения широкой общественности. Скиннер использовал идеи стимула и реакции, наряду с применением наград или подкреплений, для дрессировки голубей и других животных.Кроме того, он использовал общие принципы бихевиоризма для разработки теорий о том, как лучше учить детей и как создавать мирные и продуктивные общества (Скиннер, 1957, 1968, 1972).

Бихевиористы внесли существенный вклад в психологию, определив принципы обучения. Хотя бихевиористы были неверны в своих убеждениях, что невозможно измерить мысли и чувства, их идеи дали новые идеи, которые помогли углубить наше понимание споров о природе и воспитании, а также вопроса о свободе воли.Идеи бихевиоризма являются фундаментальными для психологии и были разработаны, чтобы помочь нам лучше понять роль предыдущего опыта в различных областях психологии.

Теория социального обучения , или обучение, наблюдая за другими , была разработана Альбертом Бандурой (1977). Его теория обращает наше внимание на то, что многие из наших действий не усваиваются посредством обусловливания, как это было предложено Скиннером . Маленькие дети часто учатся поведению посредством подражания.Особенно когда дети не знают, что еще делать, они учатся, моделируя или копируя поведение других.

Бандура (1986) предполагает, что существует взаимодействие между окружающей средой и индивидуумом. Мы не просто продукт нашего окружения, мы влияем на наше окружение. Существует взаимосвязь между нашей личностью и тем, как мы интерпретируем события и как они влияют на нас. Эта концепция называется взаимным детерминизмом . Примером этого может быть взаимодействие между родителями и детьми.Родители не только влияют на окружение своего ребенка, возможно, намеренно с помощью подкрепления и т. д., но и дети влияют на родителей. Родители могут по-разному реагировать на своего первого ребенка, чем на четвертого. Возможно, они пытаются быть идеальными родителями для своего первенца, но к тому времени, когда рождается их последний ребенок, у них совсем другие ожидания, как от себя, так и от своего ребенка. Наша среда создает нас, и мы создаем нашу среду.

Рисунок 1.8. Кукла бобо

Другие социальные влияния: телевидение или не телевидение? Бандура, Росс и Росс (1963) начали серию исследований по изучению влияния телевидения на поведение детей.Бандура начал с проведения эксперимента, в ходе которого он показывал детям фильм, в котором женщина бьет надувного клоуна или куклу «бобо». Затем детей пустили в комнату, где они нашли куклу и во время игры стали ее бить. Дети также продемонстрировали новые способы проявления агрессии по отношению к кукле, которые не были продемонстрированы теми детьми, которые не видели агрессивную модель. Исследование Бандуры вызвало обеспокоенность по поводу воздействия насилия на маленьких детей. С тех пор было проведено значительное исследование влияния средств массовой информации с насилием на детскую агрессию, включая видеоигры.

Когнитивная теория: когнитивных теорий сосредоточены на том, как наши мыслительные процессы или познания меняются с течением времени . Три важные теории — это Жан Пиаже, Лев Выготский и теория обработки информации.

Жан Пиаже (1896-1980) был одним из самых влиятельных когнитивных теоретиков в области развития. Он был вдохновлен исследовать способность детей думать и рассуждать, наблюдая за развитием своих собственных детей. Он был одним из первых, кто обнаружил и обозначил отличия интеллекта детей от интеллекта взрослых (Piaget, 1929).Он заинтересовался этой областью, когда его попросили проверить IQ детей, и он стал замечать, что в их неправильных ответах есть закономерность. Он считал, что интеллектуальные способности детей меняются со временем и что взросление, а не обучение, приводит к этим изменениям. Дети разного возраста по-разному интерпретируют мир. Пиаже предположил, что дети проходят четыре стадии когнитивного развития (см. табл. 1.4).

Таблица 1.4. Стадии когнитивного развития Пиаже

Сцена Примерный возрастной диапазон Характеристики Сценические достижения
Сенсомоторный От рождения до 2 лет Дети познают мир через свои основные чувства: зрение, слух, осязание и вкус. Постоянство объекта
Предэксплуатационный от 2 до 7 лет Дети приобретают способность внутренне представлять мир с помощью языка и ментальных образов. Они также начинают видеть мир с точки зрения других людей. Теория разума; быстрое увеличение языковых способностей
Бетон рабочий от 7 до 11 лет Дети учатся логически мыслить. Они все чаще могут выполнять операции с реальными объектами Консервация
Официальный рабочий 11 лет до совершеннолетия Подростки могут мыслить систематически, рассуждать об абстрактных понятиях, понимать этику и научные рассуждения. Абстрактная логика

адаптировано из Lally & Valentine-French, 2019

Пиаже критиковали за то, что он слишком подчеркивал роль, которую физическое созревание играет в когнитивном развитии, и недооценивал роль, которую играют культура и опыт. Изучение разных культур показывает значительные различия в том, что дети могут делать в разном возрасте. Исследования показали значительное совпадение между четырьмя стадиями и то, что развитие является более непрерывным.

Лев Выготский (1896–1934) был русским психологом, который писал в начале 1900-х годов, но чьи работы не были обнаружены исследователями в США до 1960-х годов и стали более широко известны в 1980-х годах (Crain, 2005). Его социокультурная теория подчеркивает важность культуры и взаимодействия в развитии когнитивных способностей . Выготский отличался от Пиаже тем, что считал, что человек обладает не только набором способностей, но и набором потенциальных способностей, которые могут быть реализованы при правильном руководстве со стороны других.Выготский разработал теории обучения, которые сегодня приняты педагогами.

Обработка информации не является работой одного теоретика, а основан на идеях и исследованиях нескольких ученых-когнитивистов , изучающих, как люди воспринимают, анализируют, манипулируют, используют и запоминают информацию . Этот подход предполагает, что люди постепенно улучшают свои навыки обработки; то есть когнитивное развитие является непрерывным, а не ступенчатым. Более сложные умственные способности взрослых строятся на примитивных способностях детей.Мы рождаемся со способностью замечать раздражители, хранить и извлекать информацию. Созревание мозга способствует прогрессу в нашей системе обработки информации. В то же время взаимодействие с окружающей средой также помогает нам разрабатывать более эффективные стратегии обработки информации.

Ури Бронфенбреннер (1917-2005) разработал Теорию экологических систем , , которая обеспечивает основу для понимания и изучения многих влияний на человеческое развитие (Бронфенбреннер, 1979).Бронфенбреннер признал, что на человеческое взаимодействие влияют более крупные социальные силы и что понимание этих сил необходимо для понимания личности. На человека воздействуют несколько систем, в том числе:

  • Микросистема включает настройки человека и тех, кто имеет непосредственный значительный контакт с человеком, например родителей или братьев и сестер . Их ввод также модифицируется когнитивным и биологическим состоянием человека.Они влияют на действия человека, которые, в свою очередь, влияют на системы, воздействующие на него или на нее.
  • Мезосистема включает более крупные организационные структуры, такие как школа, семья или религия. Эти институты влияют на только что описанные микросистемы. Философия школьной системы, распорядок дня, методы оценки и другие характеристики могут повлиять на самооценку ребенка, его рост, чувство выполненного долга и расписание, тем самым воздействуя на ребенка физически, когнитивно и эмоционально.
  • Экзосистема включает более крупные контексты сообщества . Ценности, история и экономика сообщества могут влиять на организационные структуры, в которых оно находится. Мезосистемы как влияют, так и находятся под влиянием экзосистемы.
  • Макросистема включает элементы культуры, , такие как глобальные экономические условия, войны, технологические тенденции, ценности, философии и реакции общества на мировое сообщество.
  • Хроносистема — исторический контекст, в котором происходят эти переживания. Это относится к ранее обсуждавшимся периодам времени различных поколений, таким как бэби-бумеры и миллениалы.

Подводя итог, можно сказать, что опыт ребенка формируется более крупными силами, такими как семья, школа, религия, культура и период времени. Модель Бронфенбреннера помогает нам понять все различные среды, которые одновременно воздействуют на каждого из нас. Несмотря на свою полноту, теория экологической системы Бронфенбреннера не проста в использовании. Принятие во внимание всех различных влияний затрудняет исследование и определение влияния всех различных переменных (Dixon, 2003).Следовательно, психологи не полностью приняли этот подход, хотя и признают важность экологии личности. На рис. 1.9 представлена ​​модель теории экологических систем Бронфенбреннера.

Рисунок 1.9. Теория экологических систем Бронфенбреннера


Дополнительные материалы

  • В этой статье обсуждается важность критического осмысления основных допущений психологии развития как науки.

Тео Т.(1997). Психология развития и актуальность критического метатеоретического размышления. Human Development, 40 (4), 195–210. https://doi.org/10.1159/000278723


Каталожные номера

Балтес, ПБ (1987). Теоретические положения психологии развития продолжительности жизни: О динамике роста и упадка. Психология развития, 23, 611-626.

Балтес, П.Б., Линденбергер, У., и Штаудингер, У.М. (2006). Теория продолжительности жизни в психологии развития.В W. Damon, & RM Lerner (Eds.), Справочник по детской психологии , 6-е издание (стр. 569-664). Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

Бандура, А. (1977). Теория социального обучения . Нью-Йорк: General Learning Press.

Бандура, А. (1986). Социальные основы мышления и действия: социально-когнитивная теория . Река Аппер-Сэдл, Нью-Джерси: Прентис-холл.

Бандура А., Росс Д. и. Росс С. (1963). Имитация кинематографических агрессивных моделей. Журнал ненормальной и социальной психологии, 66 , 3-11.

Бронфенбреннер, У. (1979). Экология человеческого развития: Эксперименты природы и замысла . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Крейн, В. (2005). Теории разработки концепций и приложений (5-е изд.). Нью-Джерси: Пирсон.

Экипажи, ФК (1998). Несанкционированный Фрейд: Сомневающиеся противостоят легенде . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Viking Press.

Диксон, В.Э. (2003). Двадцать исследований, которые произвели революцию в детской психологии . Река Аппер-Сэдл, Нью-Джерси: Прентис-холл.

Эриксон, Э. Х. (1950). Детство и общество . Нью-Йорк: Нортон.

мировых рекорда Гиннеса. (2016). Самый старый человек (когда-либо). Получено с http://www.guinnessworldrecords.com/search?term=oldest+person+%28ever%29

Neugarten, BL (1979). Политика на 1980-е годы: возраст или потребность в правах? В J. P. Hubbard (Ed.), Aging: Agenda for the восьмидесятые, национальный журнал выпускает книгу (стр.48-52). Вашингтон, округ Колумбия: Правительственная исследовательская корпорация.

Neugarten, DA (ред.) (1996). Значения возраста . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Пиаже, Дж. (1929). Представление ребенка о мире . Нью-Йорк: Харкорт, Брейс Йованович.

Смитсоновский национальный зоопарк. (2016). Получено с http://nationalzoo.si.edu/

Скиннер, Б. (1957). Вербальное поведение . Актон, Массачусетс: Копли.

Скиннер, Б. (1968). Технология обучения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Скиннер, Б. (1972). За гранью свободы и достоинства . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Винтажные книги.

Томас, Р. М. (1979). Сравнение теорий детского развития . Санта-Барбара, Калифорния: Уодсворт.

Бюро переписи населения США. (2016). Бедный г. Получено с http://www.census.gov/topics/income-poverty/poverty/about/glossary.html

.

Фогт, В.П., и Джонсон, Р.Б. (2016). Статистический и методологический словарь SAGE . Лос-Анджелес, Калифорния: Sage

Уэбб, С.Дж., Доусон, Г., Бернье, Р., и Панагиотидес, Х. (2006). ERP свидетельство нетипичной обработки лица у маленьких детей с аутизмом. Журнал аутизма и нарушений развития, 36 , 884-890. doi: 10.1007/s10803-006-0126-x

Вейц, Р. (2007). Социология здоровья, болезней и здравоохранения: критический подход, (4-е изд.). Белмонт, Калифорния: Томсон.


Атрибуция ООР: «Развитие продолжительности жизни: психологическая перспектива, второе издание» Марты Лалли и Сюзанны Валентайн-Френч лицензировано согласно CC-BY-NC-SA-3.0

Дополнительные письменные материалы (метатеории человеческого развития) Эллен Скиннер, Глена Ричардсона, Дженнифер Питцер и Синтии Тейлор, Портлендский государственный университет, лицензированы в соответствии с CC BY-NC-SA 4.0.

критических/чувствительных периодов | Encyclopedia.com

Концепция критических/сенситивных периодов представляет интерес при обсуждении влияния биологических и эмпирических факторов в периоды изменений в развитии.Критический или чувствительный период определяется как период, когда определенные переживания особенно важны, поскольку они оказывают значительное влияние на последующее развитие. Начнем рассмотрение этой концепции с примера, иллюстрирующего некоторые существенные изменения в развитии, происходящие в период младенчества и раннего детства.

Ева — типичный здоровый новорожденный человеческий младенец. Ее воспитывают родители, которые чутко относятся к ее уникальным потребностям и особенностям и регулярно обеспечивают ей соответствующую стимуляцию и воспитание.Первые пять лет жизни Евы станут свидетелями быстрых и значительных изменений в ее поведении и способностях.

Разработка языка является одним из примеров таких изменений. Будучи новорожденной, Ева предпочитает звуки человеческих голосов другим звукам и может отличать язык своей культуры от других языков. Она плачет, как правило, когда у нее есть какие-то физические потребности, такие как голод. К пяти-шести месяцам она будет ворковать, когда довольна, и может бормотать или произносить простые комбинации согласных и гласных.В возрасте от двенадцати до восемнадцати месяцев она будет говорить предложениями из одного слова и понимать более пятидесяти слов. К двадцати четырем месяцам ее словарный запас расширится примерно до 200 слов, и она будет произносить сотни различных предложений из двух и трех слов. К пяти годам у Евы будет словарный запас около 2000 слов, и она будет использовать многие грамматические конструкции своего родного языка, даже не принимая участия в официальных языковых уроках.

Период от рождения до пятилетнего возраста также включает значительные изменения в социальных отношениях Евы.Будучи новорожденным, она может отличить лицо, голос и запах своей матери от всех остальных. К трем месяцам она будет улыбаться своим родителям и положительно реагировать на большинство незнакомцев. В возрасте от семи до двенадцати месяцев она начнет демонстрировать особую привязанность к своим родителям, будет проявлять тревогу при приближении незнакомцев и будет огорчена разлукой с родителями. К трем-четырем годам Ева будет по-прежнему надежно привязана к своим родителям, но ее страдания при разлуке с ними уменьшатся, и она сможет уверенно участвовать в программе детского сада.

Изучение человеческого развития — это изучение изменений. Как показывает случай с Евой, изменения, происходящие в младенчестве и детстве, происходят более быстрыми и впечатляющими темпами, чем в любой другой период жизни. Хотя психологи согласны с тем, что эти изменения в развитии в младенчестве и детстве являются впечатляющими и необычными, они часто расходятся во мнениях относительно лучшего способа понять и объяснить эти изменения.

Одной из областей разногласий является обсуждение того, являются ли изменения в развитии результатом биологических, генетических факторов или видов опыта, который пережил ребенок.Другой областью разногласий является обсуждение того, происходят ли изменения в развитии в ряд уникальных стадий или периодов.

Концепция критического/сенситивного периода связана с обеими этими областями обсуждения. Критический/чувствительный период определяется биологическим созреванием и характеризуется повышенной уязвимостью или восприимчивостью к специфическим переживаниям. Если эти специфические переживания происходят в этот период, то развитие будет продолжаться в обычном направлении. Если эти специфические переживания не происходят, могут возникнуть значительные нарушения или трудности в последующем развитии.

Какие существуют доказательства, подтверждающие это понятие критического периода в развитии? Есть ли разница между критическим периодом и чувствительным периодом?

Разработка языка представляет собой один пример, который может проиллюстрировать концепцию критических/чувствительных период. Хотя развитие языка — это процесс, который давно обсуждался психологами, все согласны с тем, что существует сильная биологическая основа для овладения языком. В 1967 году Эрик Леннеберг впервые предложил понятие критического периода для овладения языком.Он предположил, что период между младенчеством и половым созреванием (начало подросткового возраста) был критическим периодом для овладения языком. Считалось, что этот критический период заканчивается в период полового созревания из-за важных изменений в процессе созревания мозга, происходящих в это время. Язык должен быть приобретен в критический период, если он вообще должен быть приобретен. В качестве альтернативы, если период от младенчества до полового созревания рассматривать как чувствительный, а не критический период, в этот период будет легче всего выучить язык.После сензитивного периода язык можно выучить, но с большими трудностями и меньшей эффективностью.

Какие существуют доказательства, подтверждающие эту концепцию критического периода для овладения языком? Как исследователь может проверить эту идею? Информация по этому вопросу поступает из разных источников. Эти источники включают в себя несколько неудачных и экстремальных случаев детской депривации — детей, лишенных типичного социального опыта и стимуляции.

Пожалуй, самым известным из них был случай Джини, описанный в серии публикаций 1970-х годов.Джинн, по сути, содержался в изоляции из-за жестокого обращения родителей, без контакта с языком и нормальным социальным опытом в период между детством и ранним подростковым возрастом. Когда ее обнаружили, она немного понимала язык, но не говорила. После почти года интенсивного обучения и инструктажа ее словарный запас составил около 200 слов, и она могла говорить предложениями из двух слов. Шесть лет спустя она добилась значительного прогресса, но по-прежнему говорила гораздо хуже, чем другие люди ее возраста, у которых был нормальный опыт взросления.

Поскольку Джини смогла овладеть языком после наступления подросткового возраста, представление о том, что изучение языка невозможно после критического периода, не может быть подтверждено. Скорее, изучение языка может происходить после наступления подросткового возраста, но может быть неполным. Таким образом, период между младенчеством и юностью может быть чувствительным периодом для изучения языка — в это время язык усваивается легче — а не абсолютно критическим периодом.

Привязанность младенца к родителю: критический/чувствительный период социального развития

Наглядные примеры концепции критического/сенситивного периода также можно найти в области социального развития.Одним из особенно интересных примеров является формирование отношений привязанности между младенцем и родителями.

Привязанность — это сильная эмоциональная связь между младенцем и опекуном. Эта взаимосвязь развивается в течение первого года жизни ребенка и особенно во втором полугодии первого года жизни. В это время социальное поведение младенца становится все более организованным вокруг основного опекуна.

Джон Боулби, английский психиатр двадцатого века, находившийся под сильным влиянием теории эволюции, сформулировал и представил всеобъемлющую теорию привязанности.В конце 1950-х и начале 1960-х годов он впервые предположил, что для развития этих отношений существует прочная биологическая основа. По словам Боулби, отношения привязанности между младенцем и родителем развиваются, потому что они важны для выживания младенца, а также обеспечивают надежную основу, с которой младенец может чувствовать себя в безопасности, исследуя свое окружение.

Боулби предположил, что для формирования отношений привязанности был чувствительный период. Этот период составляет примерно от шести месяцев до двадцати четырех месяцев и совпадает с возрастающей тенденцией младенца приближаться к знакомым опекунам и опасаться незнакомых взрослых.Кроме того, по словам Боулби и его коллеги Мэри Эйнсворт, на качество этих отношений привязанности сильно влияют переживания и повторяющиеся взаимодействия между младенцем и опекуном. В частности, исследование Эйнсворт, впервые опубликованное в конце 1960-х годов, продемонстрировало, что отношения надежной привязанности связаны с качеством заботы, которую получает младенец. Более конкретно, постоянная и чуткая забота связана с формированием надежных отношений привязанности.

Если период от шести до двадцати четырех месяцев рассматривать как критический период для развития отношений привязанности, то отношения должны формироваться именно в этот период раннего развития. В качестве альтернативы, если этот период рассматривать как чувствительный период, отношения привязанности между младенцем и родителем будут развиваться с большей готовностью в этот период. После сензитивного периода эти первые отношения привязанности могут развиться, но с большим трудом. Как и в случае развития речи, информация о том, существует ли критический или сенситивный период для формирования безопасных отношений привязанности, поступает из разных источников.Эти источники включают случаи младенцев, которые не получали постоянного ухода, потому что до усыновления они воспитывались в специальных учреждениях.

Первые исследования, документирующие такие случаи, были опубликованы в 1940-х годах. В этом исследовании неизменно сообщалось, что дети, воспитывавшиеся в детских домах в первые годы жизни, впоследствии демонстрировали необычные и неадаптивные паттерны социального поведения, трудности в установлении близких отношений и без разбора дружелюбное поведение по отношению к незнакомым взрослым.Результаты этого раннего исследования способствовали упадку таких форм стационарного ухода. Кроме того, эти результаты подтверждают представление о критическом периоде для формирования отношений привязанности.

Исследования, опубликованные в 1990-х годах, внесли свой вклад в изменение этого понятия критического периода. Эти результаты исследований были получены в результате исследований младенцев в Восточной Европе, которые были брошены или осиротели и, следовательно, воспитывались в специальных учреждениях до усыновления семьями в Северной Америке и Соединенном Королевстве.Эти результаты показали, что эти приемные дети смогли сформировать отношения привязанности после первого года жизни, а также добились заметного прогресса в развитии после усыновления. Однако как группа эти дети оказались подвержены повышенному риску ненадежных или неадекватных отношений привязанности со своими приемными родителями. Таким образом, это свидетельство согласуется с представлением о сензитивном, а не о критическом периоде развития первых отношений привязанности, а не о критическом.

См. также: ЭЙНСВОРТ, МЭРИ ДИНСМОР СОЛТЕР; БОУЛБИ, ДЖОН; ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

Библиография

Curtiss, Susan.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.