Воспитанная: Страница не найдена

Содержание

→ %d0%b2%d0%be%d1%81%d0%bf%d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f

Расчет 81, скорая всё ещё на переезде.

81. Müdahale Aracı, ambulans hâlâ trenin arkasında.

OpenSubtitles2018.v3

Расчет 81, Спасатель 3,

81 nolu müdahale aracı, 3.

OpenSubtitles2018.v3

Похоже, мы можем поехать по шоссе 81 и дальше через Даллас.

Bu 81 numaralı yoldan devam edip Dallas’a gidebiliriz gibi görünüyor.

OpenSubtitles2018.v3

Этот отчисленный ученик умер в 82 года, в здравом уме, будучи основателем и первым директором Еврейского университета в Иерусалиме и основателем издательства Шокен Букс. Это популярное издательство в дальнейшем было поглощено издательским домом Рандом Хаус.

Bu liseden terk 82 yaşında öldüğünde, müthiş bir entelektüel, Kudüs İbrani Üniversitesi’nin kurucu ortağı ve ilk genel müdürü ve Schocken Books’un, ki ileride Random House tarafından satın alınan alkışlanacak bir markanın kurucusuydu.

ted2019

“””Perhaps it will be my wedding day!”” – И быть может, он станет днем моего венчанья с Эшли””.”

“”Belki de bu benim düğün günüm olur!”””

Literature

82-летний мужчина, диабетик, похищен около своего маленького милого дома среди бела дня.

82 yaşında şeker hastası adam, günün ortasında güzel ve küçük evinin önünden kaçırılıyor.

OpenSubtitles2018.v3

▪ Ежедневно в ЮАР осуждаются 82 ребенка за «изнасилование или словесное оскорбление других детей».

▪ Tüm Güney Afrika’da günde 82 çocuk “başka çocuklara tecavüz etmek veya saldırmak” suçundan mahkemeye çıkıyor.

jw2019

82 7 Иметь детей — ответственность и награда

79 7 Çocuklar Bir Sorumluluk ve Bir Mükâfat

jw2019

Какое же счастливое освобождение настанет для людей, жаждущих мирного, справедливого правления! (Псалом 36:9–11; 82:18, 19).

Böylelikle, barışçı, adil bir hükümdarlığı özleyen insanlara, mutluluk dolu ne büyük bir ferahlık gelecektir!—Mezmur 37:9-11; 83:17, 18.

jw2019

Урок: Ясно покажи, как применяется библейский стих (be с. 154, абз. 4 — с. 155, абз.

Konuşma Özelliği: Ayetlerin Uygulanışı Net Olsun (be s. 154 p. 4-s. 155 p.

jw2019

Пройдите к выходу 82 через 40 минут.

Lütfen 40 dakika içerisinde 82 nolu peronda olun.

OpenSubtitles2018.v3

Из них 81 человек был 65 лет и старше.

Onlardan 81i de 65’inin üzerindeydi.

jw2019

Относительно 82 процентов слов, приписываемых Иисусу в Евангелиях, они проголосовали черным шаром.

Aslında, onlar İncillerde İsa’ya atfedilen sözlerin yüzde 82si için siyah oy kullandı.

jw2019

81, несите огнетушители.

81, söndürme kısmı sizde.

OpenSubtitles2018.v3

Урок: Объясняй незнакомые термины (be с. 227, абз.

Konuşma Özelliği: Bilinmeyen Terimleri Açıklamak (be s. 227 p. 2-s. 228 p.

jw2019

Истина неразделима, значит, она сама не может узнать себя; кто хочет узнать ее, должен быть ложью. 81.

Gerçek bölünemez, bu yüzden kendini tanıyamaz; her kim onu tanımak isterse bir yalan olmak zorundadır. 81.

Literature

Что это, номер 82?

OpenSubtitles2018.v3

(“Too Fat, Too Thin, Will We Ever Be Content?”) на фестивале Vogue в составе группы, под председательством главного редактора Vogue Fiona Golfar, а также моделями Daisy Lowe, Patsy Kensit и содействующим редактором Vogue Christa D’Souza.

Bu panelde, moderatör olarak Vogue’un baş editörü Fiona Golfar, diğer katılımcılar manken Daisy Lowe, çocuk yıldız Patsy Kensit ve Vogue yardımcı editörü Christa D’Souza’dır.

WikiMatrix

Расчёт 81 центральной.

OpenSubtitles2018.v3

Это оправдает владычество Иеговы и освободит послушных Богу людей — а значит, и нас — от унаследованного греха (1 Паралипоменон 29:11; Псалом 82:19; Деяния 4:24; 1 Иоанна 3:8; Евреям 2:14, 15).

Yehova bunu yaparak egemenlik hakkını pekiştirecek ve miras alınan günahın itaatli insanlardan kaldırılmasını mümkün kılacak. (I.

jw2019

Урок: Будь тактичным, когда свидетельствуешь (be

с. 197, абз. 4 — с. 199, абз.

Konuşma Özelliği: Taktla Şahitlik Etmek (be s. 197 p. 4–s. 198 p.

jw2019

(Воспользуйся вопросником «Твой гардероб» на страницах 82 и 83.)

(Özdeyişler 15:22; 82 ve 83. sayfadaki “Gardırop Değerlendirmesi” çizelgesini kullan.)

jw2019

Урок: Интересуйся людьми (be с. 186, абз.

Konuşma Özelliği: Karşımızdaki Kişiye İlgi Göstermek (be s. 186 p.

jw2019

Расчёт 81, выезжаем.

Müdahale Aracı 81 destek veriyor.

OpenSubtitles2018.v3

Урок: Вступление, вызывающее интерес (be с. 215, абз. 1 — с. 216, абз.

Konuşma Özelliği: İlgi Uyandıran Giriş (be s. 215 p. 1–s. 216 p.

jw2019

Говорил ли Джавахарлал Неру, что воспитанная колонизаторами интеллигенция — главный враг собственного народа?

Facebook

Вконтакте

Цитата, приписываемая одному из отцов независимой Индии, получила в России большую популярность в околополитической риторике. Мы проверили, был ли её автором Неру.

В 2020 году на слова Неру сослался Никита Михалков в одном из выпусков своей программы «БесогонTV». Позднее журналисты канала «Царьград» посвятили этому выпуску статью «Опасные “проделки” Грефа против России разоблачили в эфире Михалкова одной точной цитатой». Фразу приводил и автор многочисленных книг по истории Казахстана Калибек Данияров в своём труде «Аныракай и Джунгария».

В интервью с Мридулой Гош, историком-международником и основательницей Центра Тагора в Украине, эту фразу со ссылкой на Неру использовала журналистка газеты «День». Попала цитата и в многочисленные сборники афоризмов. А иногда высказывание (со словом «элита» вместо «интеллигенция») приписывают не менее известному человеку — Махатме Ганди, наставнику Неру .

Поиск похожих высказываний в русскоязычных изданиях трудов Джавахарлала Неру и Махатмы Ганди ни к чему не приводит. Нет аналогичных по структуре фраз и в англоязычных источниках, которые исторически связаны с Индией гораздо больше.

Что касается истории возникновения фразы в русскоязычных источниках, то одно из первых её упоминаний можно встретить в публикации ЖЖ-сообщества aforism от 6 мая 2009 года. Среди печатных источников можно выделить вышеуказанную книгу Даниярова, изданную в 2002 году. И особняком стоит использование фразы в формате «По образному выражению Дж. Неру, каждый колонизатор заботился о том, чтобы воспитанная им интеллигенция стала врагом своего народа» в украинской газете «Зеркало недели» от 23 февраля 1996 года. В этом варианте, хронологически первом среди всех доступных источников фразы, смысл, как видно при внимательном чтении, несколько иной.

Таким образом, с высокой долей вероятности можно утверждать, что «цитата» Неру (или Ганди) появилась где-то на постсоветском пространстве в 90-е годы прошлого века.

Неверная атрибуция цитаты

Что означают наши вердикты?

Почитать по теме:

1. https://zn.ua/gazeta/issue/73

2. https://aforism.livejournal.com/11082415.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста (до 140 символов) и нажмите Ctrl+Enter.


Интересное по теме: Фальшивые цитаты

Говорил ли Суворов: «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат»?
Опубликовано 20.04.2022 Даниил Федкевич

Русскому генералиссимусу приписывают слова о том, как важно предать земле останки погибших в бою военных. Мы проверили корректность такой атрибуции.

Правда ли, что Достоевский — автор фразы «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»»?
Опубликовано 18.04.2022 Павел Солахян

Считается, что одна из самых известных фраз о русской литературе вышла из-под пера великого писателя. Мы проверили, действительно ли это высказывание принадлежит Достоевскому.

Евгения Х., 06.2005 г.р. – Евгения спокойная, вежливая, воспитанная девочка. Аккуратная, опрятная, неравнодушная к своему внешнему виду. Хорошо учится. Взаимоотношения со всеми детьми и взрослыми доброжелательные. Честная, отзывчивая, предпочитает тишину шумным и многолюдным компаниям. Занимается танцами. С удовольствием принимает участие в творческих концертах и конкурсах. Увлекается кулинарией: любит и с удовольствием учится готовить. Возможные формы устройства: попечительство, приёмная семья, удочерение. – Хочу в семью – Отдел опеки и попечительства

Евгения спокойная, вежливая, воспитанная девочка. Аккуратная, опрятная, неравнодушная к своему внешнему виду. Хорошо учится. Взаимоотношения со всеми детьми и взрослыми доброжелательные. Честная, отзывчивая, предпочитает тишину шумным и многолюдным компаниям. Занимается танцами. С удовольствием принимает участие в творческих концертах и конкурсах. Увлекается кулинарией: любит и с удовольствием учится готовить. Возможные формы устройства: попечительство, приёмная семья, удочерение.


Полноразмерное изображение: 18.5 KB | Скачать

Educated: A Memoir (Audible Audio Edition): Тара Вестовер, Джулия Уилан, Random House Audio: Books

Номер один в списке бестселлеров New York Times, Wall Street Journal и Boston Globe Год по версии The New York Times Book Review

Одна из любимых книг года президента Барака Обамы

Список чтения Билла Гейтса в праздничные дни

Финалист премии Национального кружка книжных критиков в области автобиографии

Финалист Национального кружка книжных критиков Джон Леонард Приз за лучшую первую книгу

Финалист премии PEN/Jean Stein Book Award  

Финалист премии Los Angeles Book Prize

Назван одним из лучших мемуаров десятилетия по версии Paste

Назван одной из лучших книг года по версии: The Washington PostO: The Oprah MagazineTime NPR Good Morning AmericaSan Francisco ChronicleThe GuardianThe EconomistFinancial TimesNewsdayNew York PosttheSkimmRefinery29Bloomberg SelfReal SimpleTown & CountryBustlePastePublishers WeeklyLibrary JournalLibraryReadsBookRiot Памела Пол, KQED Нью-Йоркская публичная библиотека

Незабываемые воспоминания о молодой девушке, которая не посещала школу, бросила свою семью сторонников выживания и получила докторскую степень в Кембриджском университете

В горах Айдахо Таре Вестовер было 17 лет, когда она впервые ступила в класс.Ее семья была настолько изолирована от основного общества, что некому было обеспечить детям образование и некому было вмешаться, когда один из старших братьев Тары стал агрессивным. Когда другой брат поступил в колледж, Тара решила попробовать новую жизнь. Стремление к знаниям изменило ее, переправив через океаны и континенты, в Гарвард и Кембриджский университет. Только тогда она задумалась бы, не зашла ли она слишком далеко, есть ли еще путь домой.

«Красиво и динамично…. Несмотря на необычность детства [Тары Вестовер], вопросы, которые ставит ее книга, универсальны: сколько себя мы должны отдать тем, кого любим? И сколько мы должны предавать их, чтобы повзрослеть?» (Vogue) 

«Уэстовер каким-то образом удалось не только запечатлеть ее непревзойденно исключительное воспитание, но и сделать ее нынешнее положение совсем не таким уж исключительным и резонансным для многих других». (The New York Times Book Review)

Рецензия на книгу: “Educated” – Образцовые мемуары

Educated является свидетельством силы чувствительных друзей и наставников, а также собственной стойкости Тары Вестовер.

Образована Тарой Вестовер. Random House, 335 страниц, 28 долларов.

Хелен Эпштейн

Educated Тары Вестовер — это мемуары, которые заставляют вас читать поздно ночью, хотя вы знаете, что должны отложить их. Написано хорошо, но история необычная. Это Моя прекрасная леди встречается с Травма и выздоровление : девочка, младшая из семи детей в семье выживальщиков на горе в Айдахо, решает получить образование.Вдохновленная старшим братом, она учится на ACT, требуемом Университетом Бригама Янга в Прово, штат Юта, и ее принимают. Несмотря на то, что ей не хватает базовых социальных навыков, личной гигиены и многих культурных ориентиров, она усердно учится и преуспевает.

Профессор УБЯ выбирает ее для участия в программе стипендий в Кембриджском университете, Англия; Кембриджский профессор отправляет ее на другую стипендию в Гарвардский университет в Кембридже, штат Массачусетс. «Подумай об этой истории, Тара», — говорит ей научный руководитель, намекая на « Пигмалиона » Джорджа Бернарда Шоу после того, как Тара сказала, что ей больше нравится подавать ужин, чем когда ее обслуживают.«Она была просто кокни в красивом платье. Пока не поверила в себя. Тогда не имело значения, в каком платье она была одета».

Образование для Тары Вестовер означает не только овладение совокупностью знаний, требуемых западными высшими учебными заведениями, но и психологическое понимание себя и своей семьи выживших. Дома она научилась траволечению — сбору и приготовлению настоек из лобелии, календулы и шлемника, кормлению скота и работе с металлоломом на свалке.Ей также преподали уроки об лишениях, насилии и психологических издевательствах, особенно о том, как справиться с их грабежами. Травма — это подтекст этих воспоминаний о взрослении и разрыве девочки, и их много.

Когда-то Вестоверы были частью своей основной мормонской общины (бабушка и дедушка Тары живут в обычных американских домах), но к тому времени, когда она родилась, они живут на ее окраине. Хотя старшие дети были сначала отправлены в школу, а затем на домашнем обучении их матери, она и ее шесть братьев и сестер все чаще находятся под властью отца, которого она называет «Джин», человека, который получает откровения и яростно выступает против злого влияния того, что он называет “Иллюминаты.

Его паранойя усугубляется в 1992 году правительством, которое осаждает и убивает члена другой семьи борцов за выживание из Айдахо — Уиверов. Дети Вестовера помогают сохранять и накапливать продукты, а также боеприпасы для «Конца дней»; они также строят сараи и работают на свалке своего отца. Их мать — травник и нелицензированная акушерка, занимающаяся рискованными домашними родами. Она не в состоянии защитить своих детей от неустойчивого, иногда любящего, но часто оскорбительного поведения мужа.У Тары также есть непредсказуемый, часто жестокий старший брат.

Мемуары начинаются со школьного автобуса, который катится по шоссе, не останавливаясь, чтобы забрать семилетнюю Тару:

Папа переживает, что правительство заставит нас ходить [в школу], но не может, потому что ничего о нас не знает. У четверых из семи детей моих родителей нет свидетельств о рождении. У нас нет медицинских записей, потому что мы родились дома и никогда не видели ни врача, ни медсестру. У нас нет школьных записей, потому что мы никогда не были в классе.Когда мне исполнится девять, мне выдадут свидетельство о рождении с задержкой, но на данный момент, согласно штату Айдахо и федеральному правительству, меня не существует.

Рассказчик не дает подробной информации о ее родителях, за исключением того, что они сами ходили в среднюю школу и что Джин сам был сыном «вспыльчивого» отца, который отслужил двухлетнюю миссию проповедника в Флорида
, прежде чем жениться в 21 год. После своего возвращения он переехал с фермы своих родителей в горы и стал частью ультрарелигиозного крыла контркультуры 70-х, выступающего за выживание.Как и многие хиппи, он отговаривал своих детей есть полуфабрикаты и много стирать. Он отказался делать им прививки или давать обычные лекарства, такие как аспирин. Он забрал их из школы, избавился от семейного телефона (правда, что интересно, не от телевизора), перестал оформлять водительские права и страховать машину. Он игнорировал ремни безопасности — практика, которая привела к черепно-мозговой травме его жены и другим травмам его детей в автомобильных авариях — и настолько беспечно относился к безопасности на рабочем месте, что он и его дети тоже получили травмы.

Эти раны, какими бы серьезными они ни были, лечили травами и солнечным светом. Психологических ран не заметил. Вестовер подробно описывает хаос в доме и свалке, а также красоту горы и ее любовь к родителям и старшим братьям.

Что отличает Educated от других книг о тиранических отцах, неблагополучных семьях, изолированных культах или сбежавших детях, так это яркое изображение Вестовер ее огромной любви и верности своему отцу и его путям, глубины ее конфликта. о противоречии ему и ее скудости информации о любом другом образе жизни.Джин отдалился (и держал свою семью в основном отдельно) от всех четырех бабушек и дедушек Тары, а также от местной мормонской общины. Он считает, что в УБЯ и мормонскую церковь проникли «иллюминаты», и его жена, особенно после черепно-мозговой травмы, не спорит с его убеждениями.

Когда Тара сдает ACT и поступает в УБЯ в возрасте 17 лет, семья усложняет ей уход, но не препятствует этому. Ее проблемы огромны: у нее мало опыта общения с людьми за пределами ее ближайших родственников.Хотя большинство новых людей, которых она встречает, – мормоны, ее ужасают соседи по комнате, а также одноклассники, которые носят короткие юбки и топы с открытыми плечами и делают покупки в субботу. На занятиях она теряется: она никогда не слышала ни о Наполеоне, ни о Холокосте и считает Европу страной. Ее сверстники, в свою очередь, в ужасе от того, что 17-летняя Тара плохо пахнет, редко моет руки, считает нормальными грязную посуду и гниющую еду и ничего не понимает.

Писательница Тара Вестовер появится на канале CBS этим утром.

Образованный исследует множество значений этого слова. В нем прослеживается образование, которое Вестовер получила дома, образование, которое она получила в своем маленьком сообществе в Айдахо, огромные трудности (включая огромные личные расходы) и освобождающие последствия получения образования в чужой культуре. Пропасть между изолированным домом и миром становится все глубже и шире по мере того, как Тара продвигается к своей докторской диссертации по истории в Кембридже. В конце концов, она ломается, когда не может преодолеть это.

Она не может сказать одному из нескольких своих выдающихся учителей в Кембридже, «что пребывание здесь приносило большое облегчение каждому жестокому и унизительному моменту моей жизни.В УБЯ я мог почти забыть… но контраст здесь был слишком велик, мир перед моими глазами был слишком фантастическим. Воспоминания были более реальными — более правдоподобными — чем каменные шпили».

Многие из людей, описанных в этом повествовании, необходимы для выживания необычной молодой женщины в его центре. Вестовер беспристрастна в своих характеристиках, когда она переходит из религиозного мира мормонов Айдахо в светские академические миры двух Кембриджских университетов. Ее книга — свидетельство силы чутких друзей и наставников — и ее собственной стойкости.Это одни из самых необычных мемуаров, которые я читал за долгое время, образцовый пример повествования, в котором кто-то покидает деспотических, психически неуравновешенных родителей и/или религиозные культы. Я очень рекомендую это.


Хелен Эпштейн — автор мемуаров «Откуда она взялась: поиски дочери истории своей матери» и «Долгие периоды полураспада любви и травмы», которые доступны в Plunkett Lake Press. Она делала рецензии на The Arts Fuse с 2010 года.

Тара Вестовер комментирует первую страницу своих мемуаров «Образованные»

Мемуары Тары Вестовер «Образованные», в которых рассказывается о том, как она выросла в семье борцов за выживание в сельской местности Айдахо, а затем поступила в Гарвард и Кембридж, мы выбрали в мае для нового книжного клуба PBS NewsHour-New York Times «А теперь прочтите это. ” Станьте членом книжного клуба, присоединившись к нашей группе в Facebook или подписавшись на нашу рассылку. Подробнее о книжном клубе здесь.

«Образованный», Тара Вестовер.Кредит: Рэндом Хаус

Мемуары «Образованные» начинаются с образа писательницы Тары Вестовер в образе молодой девушки, стоящей в железнодорожном вагоне возле сарая у горы в сельской местности Айдахо, где она выросла. Это вызывающая воспоминания картина, которая показывает, насколько ее детство отличалось от многих других. Отчасти это было связано с суровым ландшафтом, но также и с тем, что ее семья не верила в официальное образование или традиционную медицину.

«Папа беспокоится, что правительство заставит нас ходить» в школу, — пишет она в прологе.— Но не может, потому что не знает о нас.

Ниже Вестовер аннотирует первую страницу «Образованных», чтобы показать читателям, как она выбрала свой язык и образы, и объяснить темы и идеи, которые она хотела создать с первой страницы:

Пролог

Я стою на красном вагоне, заброшенном рядом с амбаром. Ветер дует, хлещет мои волосы по лицу и прогоняет холодок по расстегнутому вороту рубашки. Так близко к горе дует сильный ветер, как будто сама вершина выдыхает.Внизу долина спокойная, безмятежная. Тем временем наша ферма танцует: тяжелые хвойные деревья медленно покачиваются, а полынь и чертополох трепещут, склоняясь перед каждым дуновением и дуновением воздуха. Позади меня пологий холм поднимается вверх и врезается в основание горы. Если я посмотрю вверх, то увижу темную фигуру индийской принцессы.

Холм вымощен дикой пшеницей. Если хвойные деревья и полынь — солисты, то пшеничное поле — кордебалет, где каждый стебель следует за остальными в порывистых движениях, миллионы балерин склоняются одна за другой, как сильный ветер вонзает их золотые головы.Форма этой вмятины длится всего мгновение и настолько близка к тому, чтобы увидеть ветер.

Поворачивая к нашему дому на склоне холма, я вижу движения иного рода, высокие тени, жестко проталкивающиеся сквозь потоки. Мои братья проснулись, проверяют погоду. Представляю маму у плиты, над блинчиками из отрубей. Я представляю отца, сгорбившегося у задней двери, шнурующего ботинки со стальными носками и надевающего на мозолистые руки сварочные перчатки. Внизу по шоссе, не останавливаясь, катит школьный автобус.

Мне всего семь лет, но я понимаю, что именно этот факт больше всего отличает мою семью: мы не ходим в школу.

Папа переживает, что правительство заставит нас уехать, но не может, потому что ничего о нас не знает. У четверых из семи детей моих родителей нет свидетельств о рождении. У нас нет медицинских записей, потому что мы родились дома и никогда не видели ни врача, ни медсестру. У нас нет школьных записей, потому что мы никогда не были в классе. Когда мне будет девять лет, мне выдадут свидетельство о рождении с задержкой, но на данный момент, согласно штату Айдахо и федеральному правительству, меня не существует.

Конечно, я существовал. Я вырос, готовясь к Дням Мерзости, наблюдая, как солнце померкнет, а луна сочится кровью. Летом я разливала персики по бутылкам, а зиму меняла припасы. Когда Мир Людей потерпит крах, моя семья продолжит свое существование, не пострадав.

Меня учили ритмам горы, ритмам, в которых изменения никогда не были фундаментальными, а были только циклическими. Каждое утро появлялось одно и то же солнце, освещало долину и опускалось за вершину.Снег, выпавший зимой, весной всегда таял. Наша жизнь была циклом — циклом дня, циклом времен года — кругами вечных изменений, которые, когда они завершались, означали, что вообще ничего не изменилось. Я верил, что моя семья была частью этого бессмертного узора, что мы в каком-то смысле вечны. Но вечность принадлежала только горе.

Мой отец рассказывал историю о пике. Она была величественной старухой, собором горы. В этом хребте были и другие горы, более высокие и внушительные, но Пик Оленя был создан лучше всех.Его основание простиралось на милю, его темная форма вырастала из земли и возвышалась безупречным шпилем. Издалека можно было разглядеть отпечаток женского тела на склоне горы: ее ноги образовывали огромные овраги, а волосы напоминали сосновые ветки, развевающиеся веером над северным гребнем. Ее стойка была властной, одна нога была выставлена ​​вперед в мощном движении, больше шага, чем шага.

Мой отец называл ее Индийской принцессой. Она появлялась каждый год, когда начинал таять снег, лицом к югу, наблюдая, как буйволы возвращаются в долину.Папа сказал, что кочевники-индейцы ждали ее появления как признак весны, сигнал о том, что гора оттаивает, зима закончилась и пора возвращаться домой.

Все рассказы моего отца были о нашей горе, нашей долине, нашем неровном маленьком клочке Айдахо. Он никогда не говорил мне, что делать, если я покину гору, если я пересеку океаны и континенты и окажусь в незнакомой местности, где я больше не смогу искать на горизонте Принцессу. Он так и не сказал мне, как я узнаю, когда пора возвращаться домой.

Рецензия на книгу Educated Tara Westover

Шарон Питерс | Специально для USA TODAY

Тара Вестовер является живым доказательством того, что некоторые люди неукротимы и всегда зашнурованы. Ее новая книга Educated (Random House, 334 стр., ★★★★ из четырех) — это душераздирающие, трогательные и лучшие за многие годы воспоминания о выходе за пределы ограничений рождения и окружающей среды к лучшей жизни.

В 16 лет Вестовер, которая никогда не ходила в школу и могла только с тоской смотреть, как школьный автобус каждый день проезжал мимо по шоссе, приняла решение: она готовилась, чтобы сдать вступительные экзамены в колледж, и поступила в Университет имени Бригама Янга.У нее не было ни ума, ни сообразительности, чтобы точно знать, к чему она стремится. У нее просто была маленькая крупица идеи, что другие дети, нормальные дети, ходят в школу и чему-то учатся, и это, наверное, хорошо.

Ее детство было тяжелым и странным. Она и шесть ее братьев и сестер выросли в сельской местности Айдахо в грязном ветхом доме, приютившемся на горе, которую она любила, и на хаотичной свалке, которую она не любила. Ни телевидения, ни радио, ни даже телефона уже много лет. Никаких посещений врача, несмотря ни на что.

Ее отец был властным человеком, который отвечал на конфликты или вызовы длинными лекциями о Боге и был одержим появлением вооруженных федералов у дверей. У детей были сумки «с головой в горы», которые они могли схватить, если бы им пришлось покинуть свой дом и выжить в лесу. Он настаивал на домашних родах, и хотя некоторые дети какое-то время посещали школу, в конце концов он запретил все государственные школы. Он приказал закопать на участке оружие, провизию и воду, чтобы, когда наступит апокалипсис — «когда все (будут) пить из луж и жить во тьме» — его семья выжила.

 

Мать автора, травница и акушерка, была измучена замужеством. Она редко бросала вызов своему мужу, соблюдая его указы и леча семейные травмы, включая собственную ужасную черепно-мозговую травму в результате автокатастрофы (от которой она так и не оправилась полностью) дома, с помощью иголок, ниток, трав и постельного режима.

Вестовер научилась водить вилочный погрузчик, когда была слишком маленькой, чтобы водить машину, подвергалась различным физическим и эмоциональным оскорблениям со стороны брата и обучалась «искусству молчания», как называла это ее мать.Это требовало полного молчания, когда это было возможно, и мало разговоров, когда это не было необходимо для защиты семьи и обстоятельств их жизни.

Несмотря на все, что она пережила, ее жизнь не шла ни в какое сравнение с ужасающе изолированной и жестокой жизнью 13 детей в семье Терпин в Калифорнии, которые недавно попали в заголовки газет. Вестовер старается представить хорошие стороны плохими: у нее были любовные отношения с бабушкой и дедушкой и несколькими друзьями вне семьи; ее отец временами был нежным; ей разрешили участвовать в местном театре; и она иногда работала в городе.

И даже рассказывая о грубых деталях, Вестовер, которому сейчас 31 год, не плачет. Она пишет об этом так, как обрабатывала это, когда росла в изоляции: прямолинейно. Только когда она достигла подросткового возраста, она начала понимать, что не все живут так.

Итак, она ушла в УБЯ в 17 лет с 12 банками домашних консервированных персиков и мешком для мусора, набитым одеждой (все не того сорта). У нее было мало друзей, ей пришлось преодолеть огромный путь, чтобы компенсировать свое культурное и книжное невежество, и все же в конце концов она получила докторскую степень в Кембридже.

Невероятно, да. Но как только вы просеиваете ее жизнь, не так уж и удивительно.

Образование: мемуары | IndieBound.org

Образованный

Воспоминания

Тара Вестовер

Твердый переплет

Список цен: 28.00*

* Цены в отдельных магазинах могут отличаться.

Другие издания этого названия:
Цифровая аудиокнига (19.02.2018)
Мягкая обложка (08.02.2022)
Мягкая обложка, крупный шрифт (20.02.2018)
Мягкая обложка, испанский (18.12.2018)
CD-аудио (02.03.2021)
Мягкая обложка, корейский (05.01.2020)
Твердый переплет, китайский (01.11.2019)
Мягкая обложка, японский (17.11.2020)

Март 2018 Инди Следующий список
«Таре Вестовер едва исполнилось 30; неужели она действительно уже успела написать нужные и своевременные мемуары? Абсолютно.Выросшая в значительной степени «вне сети» в сельском Айдахо — без школы, визитов к врачу, свидетельства о рождении или даже семейного консенсуса относительно даты ее рождения — Тара, тем не менее, решает, что хочет поступить в колледж. Это история, состоящая из двух частей: во-первых, детство Тары, работающей на опасной свалке вместе со своими шестью братьями и сестрами, ее отцом-выживальщиком и ее матерью, противоречивой, но талантливой акушеркой и целительницей, опасаясь 2000 года и влияния светского мира; затем ее отъезд из горного дома, чтобы получить образование.Обе половины ее истории одинаково увлекательны. «Образованность» — свидетельство гениальности и упорства Тары, сладко-горькое изображение того, насколько семейные отношения могут быть жестокими или спасающими жизни, и поистине великолепное чтение от первой страницы до последней».
— Эмили Соммер, книжный магазин Ист-Сити, Вашингтон, округ Колумбия.
Посмотреть список
Описание

#1 NEW YORK TIMES, WALL STREET JOURNAL, И BOSTON GLOBE BESTSELLER • Одна из самых известных книг нашего времени: незабываемые воспоминания о молодой женщине, которая, не учась в школе, бросает свой спасатель семьи и продолжает получать докторскую степень в Кембриджском университете
 
«Extraordinary.. . акт мужества и самоизобретения».— The New York Times
 
НАЗВАН ОДНОЙ ИЗ ДЕСЯТИ ЛУЧШИХ КНИГ ГОДА THE NEW YORK TIMES BOOK REVIEW • ОДНА ИЗ ЛЮБИМЫХ КНИГ ПРЕЗИДЕНТА БАРАКА ОБАМЫ ГОД • СПИСОК ЧТЕНИЯ БИЛЛА ГЕЙТСА НА ПРАЗДНИЧНЫХ ЧТЕНИЯХ • ФИНАЛИСТ: Премия Национального кружка книжных критиков за автобиографию и Приз Джона Леонарда за лучшую первую книгу • Книжная премия ПЕН/Джин Стейн • Los Angeles Times Книжная премия
 
Родился среди выживших в горах Айдахо, Таре Вестовер было семнадцать, когда она впервые ступила в класс.Ее семья была настолько изолирована от основного общества, что некому было обеспечить детям образование, и некому было вмешаться, когда один из старших братьев Тары стал агрессивным. Когда другой брат поступил в колледж, Тара решила попробовать новую жизнь. Стремление к знаниям изменило ее, переправив через океаны и континенты, в Гарвард и Кембриджский университет. Только тогда она задумалась бы, не зашла ли она слишком далеко, есть ли еще путь домой.
 
«Красиво и динамично.. . Несмотря на необычность детства [Вестовера], вопросы, которые ставит ее книга, универсальны: сколько себя мы должны отдать тем, кого любим? И насколько мы должны предавать их, чтобы вырасти?»— Vogue

НАЗВАН ОДНОЙ ИЗ ЛУЧШИХ КНИГ ГОДА The Washington Post O: The Oprah Magazine Time • NPR • Good Morning America San Francisco Chronicle The Guardian экономист Financial Times Ньюсдэй New York Post theSkimm Refinery29 Bloomberg Self Real Simple Town & Country Bustle Paste Publishers Weekly Library Journal LibraryReads New York Pamela Riot Library, Pault Book

Похвала
Образованному: мемуары … «Уэстовер каким-то образом удалось не только запечатлеть ее непревзойденно исключительное воспитание, но и сделать ее нынешнее положение вовсе не таким уж исключительным и резонансным для многих других. The New York Times Book Review

«Уэстовер — проницательный и честный проводник по трудностям сыновней любви и по очарованию жизни разума». The New Yorker

«Удивительная и действительно вдохновляющая история. Это даже лучше, чем вы слышали». — Билл Гейтс

«Душераздирающий. . . прекрасное свидетельство силы образования открывать глаза и менять жизнь». — Эми Чуа, The   New York Times Book Review

«Воспоминания о совершеннолетии, напоминающие The Glass Castle. O: The Oprah Magazine

«Единственные в своем роде мемуары Вестовера посвящены формированию сознания. . . . В динамичной прозе она напоминает детство, которое полностью определило ее характер. И все же это также, как она постепенно почувствовала, деформировало ее». Атлантика

«Тара Вестовер — живое доказательство того, что некоторые люди неукротимы и всегда зашнурованы. Ее новая книга « Educated, » — это душераздирающие, трогательные и лучшие за последние годы воспоминания о том, как выйти за рамки ограничений, связанных с рождением и окружающей средой, и перейти к лучшей жизни.. . . ★★★★ из четырех». USA Today

«[ Образованный ] лишил меня дара речи от удивления. Лирическая проза [Вестовера] завораживает, как и ее личная история, взросление в семье, в которой девочки должны были стремиться только к тому, чтобы стать женами, и в которой стремление к образованию считалось греховным. Ее путешествие удивит и вдохновит как мужчин, так и женщин». Нефтеперерабатывающий завод29

«Клепка . . . Вестовер глубоко погружает читателей в этот мир, среду, обычно скрытую от посторонних.. . . Ее история замечательна, о чем свидетельствует каждый экстремальный случай, описанный в аккуратной прозе». — The Economist

«Тонкое, тонкое исследование того, как дисфункция любого рода может быть нормализована даже в рамках самой традиционной семейной структуры, и того ущерба, который может нанести такое сдерживание». Financial Times

«Рассказывая о сценах ярости и насилия, вызывая воспоминания о сельских пейзажах или мучительном самоанализе, Вестовер пишет с необычайным умом и изяществом.. . . Одно из самых невероятных и увлекательных путешествий, которые я читал за последние годы». —Новости

Рэндом Хаус, 9780399590504, 352 стр.

Дата публикации: 20 февраля 2018 г.

Об авторе

Тара Вестовер родилась в Айдахо в 1986 году. Она получила степень бакалавра в Университете имени Бригама Янга в 2008 году и впоследствии получила стипендию Гейтса Кембриджа. Она получила степень магистра философии в Тринити-колледже в Кембридже в 2009 году, а в 2010 году была приглашенным научным сотрудником Гарвардского университета.Она вернулась в Кембридж, где в 2014 году получила докторскую степень по истории. « Educated » — ее первая книга.

Начало разговора с ReadingGroupChoices.com

1. Многие решения отца Тары оказали очевидное влияние на жизнь Тары, но как выбор ее матери повлиял на нее? Как это изменилось со временем?

2. Брат Тары Тайлер говорит ей пройти ACT. Что побуждает Тару следовать его совету?

3.Чарльз был для Тары первым окном во внешний мир. Под его влиянием Тара начинает по-другому одеваться и впервые принимает лекарства. Обсудите противоречивое восхищение Тары как Чарльзом, так и ее отцом.

4. Тара назвала свою книгу Образованная , и большая часть ее образования проходит в аудиториях, на лекциях или в других университетских условиях. Но не все. Какие еще важные моменты «воспитания» были? Какие друзья, знакомые или опыт оказали наибольшее влияние на Тару? Что это говорит о том, что такое образование?

5.В конце концов, Тара противостоит своей семье из-за жестокого обращения с ее братом. Как реагируют разные члены ее семьи?

6. Что заставляет Тару возвращаться в семью во взрослом возрасте?

7. В конечном счете, какую свободу дало Таре образование?

8. Тара написала это в возрасте тридцати лет, в разгар процесса исцеления. Как вы думаете, почему она решила написать ее в таком юном возрасте, и чем это отличает книгу от подобных мемуаров?

9. Тара заплатила высокую цену за свое образование: она потеряла семью.Как вы думаете, она снова сделает тот же выбор?

Покрытие от NPR

«Образованные»: Тара Вестовер о выживании и Бригаме Янге

Тара Вестовер была воспитана мормонскими фундаменталистами-выживальщиками в горах Айдахо. Она никогда не ходила в школу и обучалась на дому только тогда, когда оставалось время после работы в семейном бизнесе по сбору вторсырья и сбору трав. В своих мемуарах Educated она рассказывает историю о том, как в 16 лет она выучила достаточно математики и грамматики, чтобы поступить в Университет Бригама Янга, а затем получила докторскую степень в Кембриджском университете ценой своих отношений с ней. семья.Ниже приводится отрывок из книги.

Американская история проходила в зале, названном в честь пророка Джозефа Смита. Я думал, что американская история будет легкой, потому что папа рассказывал нам об отцах-основателях — я знал все о Вашингтоне, Джефферсоне, Мэдисоне. Но профессор почти не упоминал о них, а вместо этого говорил о «философских основах» и трудах Цицерона и Юма, имен, которых я никогда не слышал.

На первой лекции нам сказали, что следующее занятие начнется с викторины по чтению. В течение двух дней я пытался вырвать смысл из плотных отрывков учебника, но такие термины, как «гражданский гуманизм» и «шотландское Просвещение», усеивали страницу черными дырами, втягивая в себя все остальные слова. Я прошла тест и пропустила все вопросы.

Эта неудача беспокойно засела у меня в голове. Это был первый признак того, все ли со мной будет в порядке, достаточно ли того, что у меня было в голове в виде образования.После викторины ответ казался ясным: этого недостаточно. Осознав это, я мог возмутиться своим воспитанием, но не стал. Моя преданность отцу возросла пропорционально милям, разделявшим нас. На горе я мог бунтовать. Но здесь, в этом шумном, ярком месте, окруженном язычниками, переодетыми в святых, я цеплялся за каждую истину, за каждое учение, которое он мне дал. Врачи были сынами погибели. Домашнее обучение было заповедью от Господа.

Провал викторины не подорвал мою новую приверженность старому кредо, в отличие от лекции о западном искусстве.

Когда я пришел, в классе было светло, утреннее солнце тепло лилось сквозь высокую стену окон. Я выбрал место рядом с девушкой в ​​блузке с высоким воротом. Ее звали Ванесса. «Мы должны держаться вместе», — сказала она. «Я думаю, что мы единственные первокурсники во всем классе».

Лекция началась, когда старик с маленькими глазами и острым носом закрыл окна. Он щелкнул выключателем, и слайд-проектор залил комнату белым светом.На изображении была картина. Профессор обсудил композицию, мазки, историю. Затем он перешел к следующей картине, и к следующей, и к следующей.

Затем проектор показал своеобразное изображение мужчины в линялой шляпе и пальто. За ним виднелась бетонная стена. Он держал небольшую бумагу возле своего лица, но не смотрел на нее. Он смотрел на нас. Я открыл книжку с картинками, которую купил для класса, чтобы рассмотреть ее поближе.Что-то было написано под изображением курсивом, но я не понял. В нем было одно из тех слов-черных дыр, прямо посередине, пожирающее остальные. Я видел, как другие ученики задавали вопросы, поэтому поднял руку.

Профессор вызвал меня, и я прочитал предложение вслух. Дойдя до слова, я остановился. — Я не знаю этого слова, — сказал я. “Что это означает?”

Тишина. Не тишина, не заглушение шума, а полная, почти насильственная тишина.Бумаги не перемешаны, карандаши не поцарапаны.

Губы профессора сжались. «Спасибо за , », — сказал он, а затем вернулся к своим заметкам.

До конца лекции я почти не шевелился. Я уставился на свои туфли, гадая, что случилось, и почему, когда я поднимаю глаза, всегда кто-то пялится на меня, как будто я урод. Я, конечно, был урод, и я это знал, но я не понимал, как они это знали.

Когда прозвенел звонок, Ванесса сунула блокнот в сумку.Затем она сделала паузу и сказала: «Вы не должны смеяться над этим. Это не шутка.” Она ушла прежде, чем я успел ответить.

Я оставался на своем месте, пока все не ушли, притворяясь, что молния на моем пальто застряла, чтобы я не смотрел никому в глаза. Затем я пошел прямо в компьютерный класс, чтобы найти слово «Холокост».

Не знаю, сколько я сидел и читал об этом, но в какой-то момент начитался. Я откинулся назад и уставился в потолок.Полагаю, я был в шоке, но был ли это шок от того, что я узнал о чем-то ужасном, или от того, что узнал о собственном невежестве, я не уверен. Я помню, как на мгновение представил себе не лагеря, не ямы или газовые камеры, а лицо моей матери. Волна эмоций захлестнула меня, чувство такое сильное, такое незнакомое, что я не был уверен, что это было. Мне хотелось кричать на нее, на собственную мать, и это меня пугало.

Я порылся в своих воспоминаниях.В некотором смысле слово «Холокост» не было совершенно незнакомым. Возможно, мама научила меня этому, когда мы собирали шиповник или настойку боярышника. У меня, кажется, было смутное представление о том, что евреи были убиты где-то давным-давно. Но я думал, что это был небольшой конфликт, вроде Бостонской бойни, о которой папа много говорил, когда полдюжины человек были замучены тираническим правительством. Неправильно понять в таком масштабе — пять против шести миллионов — казалось невозможным.

Я нашел Ванессу перед очередной лекцией и извинился за шутку.Я не объяснял, потому что не мог объяснить. Я просто сказал, что сожалею и что больше так делать не буду. Чтобы сдержать это обещание, я не поднимала руку до конца семестра.

Из книги Educated автора Тара Вестовер. Copyright © 2018 Тара Вестовер. Издается Random House, подразделением Penguin Random House LLC. Все права защищены.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]ком.

Образование: Тара Вестовер: 9780099511021

Мемуары, которые стоят рядом с классикой таких авторов, как Жанетт Уинтерсон и Лорна Сейдж. . . убедительный и, в конечном счете, радостный отчет о самоопределении * Sunday Times * [A] увлекательные, потрясающие мемуары – Нина Стиббе * Observer * [A] превосходные мемуары … Путешествие Вестовера из отдаленного уголка американского Запада в один из величайших мест обучения в мире является экстраординарным.. . Ее история борьбы за то, чтобы быть собой, стара, как холмы, откуда она пришла, но Вестовер дает нам такой свежий, захватывающий взгляд, что заслуживает того, чтобы ее собственный штат Айдахо попал в списки бестселлеров, книжные группы и, в конечном итоге, в кинотеатры. . * The Times * Блестяще рассказывает о своем путешествии к знаниям и просветлению — Блейк Моррисон * Guardian * Удивительная история, которая действительно вдохновляет. Такая книга понравится всем. ЭТО ДАЖЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЫ СЛЫШАЛИ. — Билл Гейтс Ее история примечательна, о чем свидетельствует каждый анекдот, описанный в аккуратной прозе.Удивительно, что кто-то, выросший в ее обстоятельствах, смог достичь того же, что и она. . . Основное напряжение, с которым она борется на протяжении всей своей книги, заключается в том, как быть верной себе, не отталкивая свою семью. Ее воспитание было экстраординарным, но это не борьба. * The Economist * Эти мемуары [являются] одним из самых мудрых рассказов о семейной любви и предательстве, которые я читал * Mail on Sunday * [] Удивительная автобиография – Энтони Бивор Душераздирающая в своей честности … [] умный и мощные мемуары * Литературное обозрение * Удивительная и воодушевляющая история о преобразующей силе образования * Почта в воскресенье, 2018 г. Основные моменты культуры * Образованная — просто одна из лучших книг, которые я когда-либо читал.Какой писатель, какой мыслитель и какой подарок для остальных из нас, чтобы иметь возможность прочитать ее историю. Невероятно трогательно и глубоко заставляет задуматься. — Элизабет Дэй Образованная – это непоколебимый рассказ о любви и жестокости, о силе кровных уз и силе воображения, а также о молодой женщине, чей интеллект, самопознание и отвага освещают каждую страницу. Есть отрывки настолько болезненно яркие, что они врезаются в память, но Вестовер никогда не бывает похотливой или карательной: даже когда она пишет из глубины, она делает это с состраданием и изяществом.И книга, и ее автор замечательны во всех отношениях — у Сары Перри, автора бестселлера «Эссексский змей» Уэстовер есть история, которую нельзя игнорировать. Мир и борьба автора за то, чтобы убежать от него и понять его, когда она отправляется в мир * Бассейн, которые стоит посмотреть в 2018 году * Шокирующие и сильно трогательные мемуары * Daily Express * То, что проявляется, – это упорство, решимость и инстинктивное чутье Тары. что где-то в образовании лежит ее искупление… В этих душераздирающих мемуарах есть боль и невзгоды, но в конечном итоге Тара оставляет нам надежду * Воскресный экспресс * Чудесно. Нет ничего лучше, чем открыть для себя молодого писателя, который рождается во всеоружии и обладает таким талантом. Стивен Фрай. Абсолютно великолепен. . . последние 100 страниц были настолько захватывающими, что я едва мог дышать – прекрасно написанные мемуары Софи Ханны Тары Вестовер проливают свет на ту часть нашей страны, которую мы слишком часто упускаем из виду. Ее сильная история о попытках найти себе место в мире, не теряя при этом связи со своей семьей или любимым домом, заслуживает широкого прочтения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.