Воспитано: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

В селе Пермского края воспитано больше 200 приемных детей. А теперь возрождают тимуровское движение

Открытая дверь

В 1990-е годы, когда в стране всё разваливалось, в Орле были закрыты два крупных градообразующих предприятия. Работать стало негде. Жители, кто мог — уехал в Березники, в Пермь, в Екатеринбург, в столицу. Но ведь нужно было как-то жить. И тогда очень многие семьи приняли решение стать профессиональными родителями — прошли обучение, собрали необходимые документы, и стали приемными семьями, которым государство немного, но платит за воспитание детей. Детей (всего 60 человек) брали в семью из Пыскорского детского дома. А когда его закрыли, в Орле уже был целый пул профессиональных родителей.

Тогда мать одной из самых больших приемных семей (11 детей) создала некоммерческое партнерство «Открытая дверь», потому что проблемы, которые появились у семей, были очень похожи, и решать их можно было сообща. У той мамы была глубокая личная причина — она заболела (онкология), и решила, пока есть здоровье, силы, помогать приемным детям. К счастью, болезнь отступила. Дети выросли. Но больше она физически не смогла бы, и брать ребят не стала. А созданное некоммерческое партнерство передала Ольге Зыряновой в 2012 году. «Ей показалось, что я человек честный, обязательный, ответственный. Предложила стать директором организации и сохранить накопленный опыт», — вспоминает Ольга.

Ольга Зырянова

Вместе с командой Ольга стала привлекать гранты, принимать участие в конкурсах, развивать деятельность партнерства, реализуя разные проекты. Постепенно отошли от того, что большая часть мероприятий направлена на приемных детей. «Самое лучшее в нашей школе в отношении приемных детей — это то, что их много. В каждом классе 2–3, а то и больше. Они абсолютно не чувствуют себя какими-то особенными. Никакого буллинга, никому не стыдно, всё абсолютно нормально», — рассказывает Ольга Зырянова.

Ольга Зырянова:

— Я обожаю свой Орёл. Бываю в Москве у своих детей. Часто езжу на учебу, семинары. Мне это необходимо, потому что нужен глоток свежего воздуха. Не могу жить без новых знакомств, впечатлений, новых идей, новых людей. Как только перестаешь учиться, ты становишься не интересен другим. Это правило для каждого учителя. Пытаюсь таким образом жить. Но в Орле у нас жить хорошо. Неспешность бытия, которая присуща деревне. Смотрю в окно — тихо, спокойно, красота. Такое ощущение, что есть возможность остановиться, подумать, подытожить что-то даже при очень плотном графике, как у меня, по 12 часов в день.

Участников проектов стало больше. Ещё в 2013 году Ольгой был создан театральный коллектив для детей из приемных семей, а сейчас таких коллективов уже семь — для всех детей (в разных поселках). Недавно они провели совместное итоговое мероприятие. «Мы все сошлись во мнении, что у нас это не точка, а восклицательный знак. Мы не собираемся завершать работу театра», — говорит Ольга.

Театрализованные исторические экскурсии по Орлу-городку ведут участники детского театра

Одним из проектов, которые реализовала Ольга Зырянова в 2019 году после театра, стали — тимуровские отряды. Такие отряды были популярны во времена Советского союза — добровольные объединения подростков, которые берут на себя общественно полезную нагрузку: благоустройство памятных мест, оказание поддержки нуждающимся, немощным, пожилым.

Тимуровцы в Орле

Почему тимуровцы? Ведь современным детям не всегда знакомо это понятие, оно не модное, не популярное. Есть более современные понятия «добровольцы», «волонтеры».

«Потому что это слово более знакомо тем, кому оказывают помощь — пожилым людям. У «тимуровского движения» есть карт-бланш, кредит доверия у старшего поколения. Пожилым людям не надо объяснять, зачем к ним придут тимуровцы. Подходит мальчик на улице к проходящей мимо бабушке, — рассказывает Ольга, — предлагает помощь (донести сумки), и говорит: «Я тимуровец», и бабушка улыбается, обнимает парня, благодарит, доверяет».

Сами школьники, конечно, знают, кто такие «Тимур и его команда». Книги читали, фильм смотрели. Основной костяк команды поначалу составили шестиклассники, сейчас они уже в восьмом классе, и появляются новые участники.

«Поначалу это были четверо одноклассников, самых активных ребят. Позже стали подтягиваться остальные», — вспоминает Ольга. «Разделили» между участниками команды пожилых людей посёлка, выбирали так: кто к кому ближе живёт. За одним ребенком закреплено два-три двора, но чаще всего они ходят по двое — так веселей. Выпал снег, значит, надо сходить после школы и почистить его. Если возникает большой фронт работы — поленницу дров сложить — собирают полотряда или объявляют общий сбор. Когда еще не было пандемии, люди приглашали ребят в дом, вместе пили чай, благодарили.

В группу пришел старшеклассник, он был не особо общительным, рассказывает Ольга, ни с кем не дружил в школе. Но включился в тимуровское движение и, по словам учителей и его одноклассников, «расцвёл парень». Ему, как и другим детям, понравилось быть нужными, понравилось приносить пользу, помогать. Постепенно сложилась крепкая команда из 15 «тимуровцев». И настолько удачно у детей всё получилось, что из Вологодского центра РАН приехали учёные — подробно изучили и описали практику тимуровского движения в Орле.

«Мы им рассказывали честно, в чем проблемы, они советовали, как нам их избежать. Когда у нас возникали вопросы, мы могли к ним обратиться. Они подробно всё описали. И теперь у нас теперь есть подробное описание этой практики», — с гордостью поясняет Ольга Зырянова.

Пожилым людям села про практику и её описание, конечно, не интересно. Они получают реальную помощь в виде вычищенных от снега дорожек, сложенных в поленницы дров. «Мы сделали так, чтобы они, пожилые и дети, привыкли друг к другу. Чтобы ребята к ним привыкли, чтобы те начали им доверять. Ведь, например, пожилому человеку непросто сразу дать незнакомому ребенку деньги — сбегать в магазин за продуктами или в аптеку за лекарствами», — рассказывает Ольга Зырянова. У подшефных есть номера телефонов не только самих тимуровцев, но и их родителей. Могут позвонить, например, сказать, чтобы сегодня Никита/Ваня не приходил, потому что внуки приехали, помогут.

Это живое и настоящее

Какую-то работу тимуровцы выполняют самостоятельно или в парах, на какую-то собираются отрядом. Еще проводят отдельные акции, приуроченные к праздничным датам: ко Дню пожилого человека, к Новому году, к 8 марта. Устраивают «Поезд добра»: объезжают или обходят всех пожилых людей поселка, поздравляют.
Например, дети вырастили дома в горшках цветы — и дарили их на 8 марта. «Это было очень тепло, очень трогательно, — вспоминает Ольга. — Хотя и смешное было. Мы подарили самый красивый в нашем понимании цветок одной бабушке, а она говорит: «Ребята, какие вы молодцы, приходите ко мне в гости, я вам красивых цветов дам».

Эти живые эмоции, слезы радости, слова благодарности, объятия. Где-то конфетка, где-то булочка, — детям важна была, как бы сказали маркетологи, — обратная связь. Им были интересны эти эмоции.

«После наших выездов я и сама понимаю, что буду это продолжать, пока силы есть, и дети будут, потому что им дорого отношение к ним. Им ценно, что они приносят радость другим людям. Это главное, мне кажется, чему мы детей можем научить — получать удовольствие от того, что ты доставляешь кому-то радость. Сознание волонтера в чистом виде — ты приносишь радость и тебе самому хорошо от этого», — говорит Ольга.

Но пандемия закрыла двери на замки. Выходить нельзя. Дети ходят как на работу, чистят снег, прибирают, но никого не видят, не получают в ответ ничего. Никакого отклика. В итоге дети стали роптать, родители начали высказывать недовольство.

Время шло, шестиклассники стали восьмиклассниками, то есть дети стали подростками, у них появились иные интересы, им уже не хочется делать то, что их не вдохновляет. Ольга Зырянова и непосредственный руководитель отряда, социальный психолог, поняли: нужно что-то делать, детям нужна мотивация. И было придумано мотивировать их с помощью старших волонтеров.

«Десант Прикамья» приехал из Перми в Орёл на выручку. Вместе с детьми они пошли к подшефным. Взрослые ребята делали трудную работу — счищали снег с крыши, ремонтировали сараи; вместе делали то, что казалась скучным и ненужным… А потом была дружеская встреча, старшие волонтеры играли песни на гитаре, рассказывали разные истории.

Руководители тимуровцев увидели, что сработало. Пригласили волонтерский отряд из Усолья. Те подробно рассказали, как они побывали в Сочи на Олимпиаде, показали фильмы про волонтеров, рассказали про женщину, которая сама со своими сыновьями стала ремонтировать памятники в округе. Тимуровцам из Орла идея пришлась по душе: они очистили, побелили, покрасили все памятники в округе.

«Нам здорово помогли взрослые волонтеры. А сейчас, мне кажется, мы тоже правильный путь сделали. Мы набрали еще один отряд. Опять класс пригласили. Теперь восьмиклассники чувствуют себя такими взрослыми, старшими, подтягивают за собой шестиклассников, берут их с собой к подшефным, и дело идет», — радуется Ольга Зырянова.

В 2019 году, когда тимуровское движение зарождалось, Ольге казалось, что все учителя школы подхватят эту идею, что как в былые времена, за каждым классом закрепят определенные дворы, и помощь станет систематической. «Я сама была тимуровцем. И это, пожалуй, было лучшее, что было в пионерском детстве. Очень не люблю формализм. Его в конце советской эпохи было очень много. Меня это раздражало. Тимуровская работа — была живой и настоящей. И мне захотелось возродить, но получилось не так, как хотелось», — говорит Ольга. Учителя в тимуровское движение не влились. Не поддержали.

«У тебя свои «лбы» приехали! Пусть чистят»

Жители села тоже отнеслись по-разному, и ситуации были всякие. Например, такой случай. Одна из подшефных звонит: «Где тимуровцы, идите, мне надо снег с бани почистить». А мать тимуровца (соседи же) видит, что к бабушке внуки приехали, отвечает: «У тебя свои «лбы» приехали! У дома пять машин стояло. Ты почему своих не заставила почистить, пусть идут, пусть чистят! » Так появились правила: если в гостях родственники, то пусть они помогают. Крыши теплиц, домов и бань дети не чистят, опасно. Дорожку к дому или к поленнице, которую будут складывать — да, пожалуйста. А вычищать подъездной путь для машины — не надо. Если нашлось, кому на машине приехать, то пусть он сам и почистит дорогу у бабушки.

Но в остальном люди радуются и движению, и заботливым детям. Отмечают, что происходит настоящий диалог поколений. Взрослые говорят: «Нет, все-таки хорошие дети растут, зря их ругают». А дети, общаясь с пожилыми людьми, слушают, удивляются, особенно тому, что те тоже когда-то были детьми, и мысли, и переживания у них были похожие.

Постоянных подшефных у тимуровцев — 35, есть другие, которые периодически обращаются за помощью. На огородах тимуровцы не работают, этих дел хватает и у себя дома. Участвуют в поселковых субботниках, прибирают братское кладбище, скверы, территории вокруг памятников.

Мечтают съездить в Пермь

На вопрос: «Получилось ли то, что изначально задумывалось, виделось?» Ольга отвечает: «Нет». Во-первых, не подключились учителя школы и остальные классы, как ей хотелось. Во-вторых, дети чуть не потеряли мотивацию (но с этим команда справилась). В-третьих, тимуровцам тоже нужна помощь, а её нет.

«Активных людей и активных детей надо поддерживать, — говорит Ольга Зырянова. — У нас есть тимуровцы, шкидовцы (ШКИД — школьная команда инструкторов движения), театралы, ребята, которые проводят экскурсии. По каждому из направлений мы получаем поддержку, так как побеждаем с проектами в конкурсах. А в этом году тимуровцы остались без проекта, без поддержки. Ну невозможно, чтобы дети были без помощи. Нужны чаепития, праздники, нужно возить их в театры, на квесты, какие-то игры, — они должны получать обратную связь, тогда сохранится интерес».

С грантом не получилось, спонсор почему-то отказался, не показались ему тимуровцы нуждающимися в помощи. «Хотя я считаю, что это — идеальный вариант, — говорит Ольга. — Ты и детям помогаешь, причем часть из них из приемных семей, из малообеспеченных семей. И пожилым людям». После отказа спонсора Ольга расстроилась и опубликовала пост с просьбой о поддержке, очень конкретной — свозить детей в небольшое новогоднее путешествие. На пост откликнулись власти Пермского края. И в управлении образования Березников пообещали, что по программе поддержки одаренных детей свозят тимуровцев из Орла на Новогоднюю ёлку.

Ольга Зырянова:

— Дети мечтают съездить в Пермь, сходим в музей «Моя Россия — Моя история», в театр. Останемся в гостинице. На следующее утро можно в галерею сходить, еще куда-нибудь и вернуться домой. Я вывозила театралов — они до сих пор в восторге. Даже просто два дня, и то здорово. Ну и сам факт, что нас заметили — уже хорошо.

Пока Орел был в Усольском районе, возможностей у детей села было больше, после объединения с Березниками, внимание на юношеские и детские проекты в поселке обращать перестали. «Мы далеко, мы маленькие, им неинтересные. Очень жаль», — говорит Ольга Зырянова. Отчасти поэтому далеко идущих планов тимуровцы не строят. Но восьмиклассники набрали «вторую смену», учеников 6 класса: воспитывают, показывают, что и как делать, передают опыт.

«Волонтерству надо учить, — объясняет Ольга Зырянова. – Было бы здорово, например, ребят свозить на какой-то форум, чтобы они послушали, чем занимаются другие волонтеры, чтобы они увидели, как это все происходит. Поняли, в каких направлениях это развивается. Чтобы взглянули на все это немножко шире. Надо показать ребятам перспективы: как это в жизни может случиться дальше, куда можно приложить эти усилия?

»

Желание помогать у тимуровцев есть, проект развивается практически сам по себе, в расчете на не систематическую стороннюю помощь. У идейных вдохновителей, основателей движения есть вполне понятные цели — сохранить преемственность, передать опыт, организовать обучение ребят волонтерству на постоянной основе, продолжать совместные мероприятия, чтобы у детей была мотивация (радость от сотворчества и совместной деятельности).

«Мы очень хотим, чтобы тимуровское движение продолжалось. Вы только посмотрите, как это здорово», — говорит Ольга Зырянова.

Тинькофф чемпионат России по футболу (РПЛ)

Агент ФИФА Владимир Абрамов прокомментировал возникшие разногласия между «Зенитом» и «Ривер Плейт» по поводу аренды 25-летнего нападающего Себастьяна Дриусси. Журналист Валли Яковчевич сообщил в твиттере, что в «Зените» недовольны тем, что представители аргентинского клуба сначала обратились к игроку, а уже потом в питерский клуб. 

Питерцы теперь грозят, что уход Дриусси возможен только за крупную сумму. 

– Если в контракте футболиста прописано, что трансферные вопросы решаются между клубами, то он не должен принимать в них участия без согласования с клубов, – объяснил Абрамов. – А если не прописано в контракте, то остается только этическая норма. 

– Как вы считаете, должен ли теперь «Зенит» проучить Дриусси? 

– В «Зените» есть такая традиция. Они любят проучить. Это воспитано на больших деньгах. Для нашего народа такой выпендреж свойственен. Богатые люди, которые уверены в свое завтрашнем дне, – они обидчивые. «Тамбов» такой вещью не обидишь. Если кто-то захочет купить у него футболиста или взять его в аренду, да с удовольствием (улыбается)!  

– Дриусси обижается, что в «Зените» его используют не на той позиции. Вроде бы хочет уйти. Может, действительно, его отпустить? 

– «Зенит» очень хорошо укомплектован. Без Дриусси они могут прекрасно обойтись. Просто появится хороший шанс у российских футболистов сыграть на этой позиции. 

– Например, у Мостового. 

– Я хотел сказать о нем, а вы сказали за меня. Но все это при условии, что другие игроки не получат непредсказуемых травм. Пусть тогда Дриусси уходит. Все нормальные болельщики «Зенита» давно заметили, что без него лицо команды еще красивее.  

Дриусси перешел из «Ривер Плейт» в «Зенит» летом 2017 года. Сумма трансфера составила 15 млн евро. Его контракт действует до 30 июня 2022 года.  В нынешнем сезоне он провел 17 матчей (из них 0 полностью), забил 2 гола и сделал 2 ассиста.

Читайте также 

Глеб Самойлов: «Новое поколение воспитано в лицемерии»

– Глеб, The Matrixx – достаточно жесткий по звуку проект. Насколько комфортно вам было выступать в акустическом формате?

– Я не ставлю никаких рамок. Людям интересно, а это главное. Прошедший концерт, конечно, был уникальным – мы обычно играем в электричестве и сейчас активно работаем над новым альбомом, более привычным для публики по звучанию, но отличающимся от всех предыдущих. Каждая пластинка получается особенной, не похожей на другие.

– Последняя – «Резня в Асбесте» – эклектична и по звуку, и по содержанию, с какой-то странной иронией и подтекстом. О чем она лично для вас?

– С одной стороны, ирония присутствует в названии, с другой – это сожаление о потерянной мечте, которая ассоциируется с воспоминаниями о моем детстве, которое прошло в городе Асбесте. Такая смесь тоски по потерянному раю, в принципе всегда присущей человеку, с тоской о светлом будущем, которое было потеряно из-за физической и моральной резни, происходящей в обществе. Если же говорить о The Matrixx в целом – это история моя, обо мне, о моих ощущениях от жизни, от мира.

– В чем музыкальный бэкграунд? От чего вы отталкиваетесь в плане звучания?

– Он всегда разный, но я отдаю себе отчет в том, что иногда могу повторяться как поэт, потому что написал за свою жизнь уже очень много песен. Новые идеи и способы выражения для них находить все труднее. Часто ими становятся те резонансные настроения, связанные с происходящим в стране и в мире, которые присутствуют во многих композициях The Matrixx.

– Можно ли в целом говорить о новом подъеме протестной волны в российской музыке?

– В музыке – да, в митинговом движении – нет. Пика активности оно достигло, в День России сразу после событий на Болотной площади, когда в шествии оппозиции по полицейским оценкам приняли участие более 180 000 человек. Мы выступали тогда перед всеми этими людьми на Проспекте Академика Сахарова. На следующий год в этот день собралось всего 8 000 человек. Разница более чем очевидна.

– Многие музыканты, чье мнение о политической ситуации в России и в мире идет вразрез с государственным, ощутили мощное давление сверху, хотя бы на уровне отмены концертов. Вас как-то коснулась эта история?

– У нас пока не было подобных проблем. Единственное, что в связи с изменениями в законодательстве мы были вынуждены убрать из репертуара на выступлениях в России песни, содержащие нецензурную лексику. Причем использую я ее довольно редко, не в качестве междометий и только в тех местах, где простыми словами выразить мысль или эмоцию уже невозможно. Говоря о давлении на музыкантов – все еще впереди. У меня нет никаких радужных прогнозов. Наше общество семимильными шагами движется к тоталитаризму, я в этом глубоко убежден.

– Как возникла идея клипа «Живой» 2014-го, где используются кадры событий, произошедших на Майдане?

– Его идея очень проста. Я знал людей, которые были там, причем и русских, и украинцев. Я считаю, что изначально Майдан был движением народа против опостылевшей власти, и этот порыв, который, если бы он был доведен до конца, мог привести к иному результату. В итоге, конечно, все превратилось в политические игры.

– Какую роль в такие времена играет искусство?

– Здесь нет однозначного ответа. Все зависит от восприятия. Я понимаю, что выжить в наше время гораздо важнее, чем купить билет на концерт. С другой стороны, кого-то искусство поддерживает в трудную минуту.

– Какие тенденции вы видите на российской музыкальной сцене? Пропасть между поп и рок-музыкой, например, все так же велика?

– Для меня поп и рок – определения не жанра, а внутреннего состояния. Если человек говорит честно, искренне и совершает некую конструктивную провокацию по отношению к слушателю, то она может быть выражена в любой форме, на чем и в каком стиле он бы ни играл. Так же обстоит дело и с фальшью – она может принимать самые разнообразные формы, даже гитарных рифов.

– Появляются ли в российской музыке новые герои?

– Мне очень нравится питерский проект «Little Big». Хотя он появился три года назад, я услышал его совсем недавно, чему очень рад. Если говорить о тенденциях, сейчас происходит ассимиляция электронного авангарда – дабстепа, трэпа – в поп-музыку. Это некий культурный срыв, похожий на то, что произошло в 90-е: тогда поп-музыка стала активно использовать достижения рейв-культуры, по сути, обесценивая их.

– Что в этой ситуации происходит с андеграундом?

– Он продолжает существовать, несмотря ни на какие смещения границ. Без него вообще было бы скучно жить. Конечно, сегодня многие говорят о том, что интернет сделал доступным любую музыку, значит, она уже находится не «под», а на поверхности. Но интернет не выдаст вам песню новой интересной группы просто по щелчку пальцев, хорошую музыку по-прежнему нужно искать. Здесь все так же работает принцип сарафанного радио.

– В какое время, на ваш взгляд, независимым музыкантам было легче продвигаться: 20-30 лет назад или сейчас?

– Сложно сказать. В конце 80-х, когда в период перестройки на смену бывшим кэгэбэшникам и коммунистам пришли новые, которые просто стали называться по-другому, они поощряли развитие протестной рок-культуры, потому что это помогало им достичь своих конкретных целей. Сейчас мы снова находимся в состоянии застоя, которое все больше усугубляется.

Любое искусство – инструментальное, литературное или какое-то еще – не может развиваться без провокаций, преодоления границ, разрушения неких рамок. Сегодня это никому не нужно, поэтому развитие рок-музыки – той, какой она должна быть в моем понимании, – практически невозможно. Тем более что за годы после перестройки успело вырасти новое поколение, воспитанное в ханжестве и лицемерии, которыми насквозь пропитано все наше общество…

Я занимаюсь исключительно своим творчеством, не умею выражать себя по-другому, и это основной смысл моей жизни.

– Вы видите на молодой рок-сцене каких-то своих последователей?

– Я считаю, что в рок-музыке каждый индивидуален, каждый нужен, каждый занимает свою особенную нишу, если, конечно, это настоящий творец.

– В прошлом году вы выпустили клип «Добрая песня» совместно с Линдой. С кем еще из коллег было интересно работать?

– Самым интересным был первый тандем The Matrixx – с лидером «Последних танков в Париже» Алексеем Никоновым. Он не только талантливый песенник, но и замечательный поэт. Мы дружим больше десяти лет. В какой-то момент фанаты стали «бомбить» нас просьбами записать совместную песню, и в итоге мы это сделали. Еще были совместные работы с «Би-2», «Барто», Васей Обломовым.

– В свое время вы показывали с Александром Ф. Скляром программу песен Александра Вертинского. Есть ли вероятность того, что вы снова обратитесь к классике?

– Это был фактически музыкальный спектакль, где мы так вели себя на сцене и так распределяли композиции, что создавалось реальное ощущение диалога, происходящего между двумя разными Вертинскими. Там также принимал участие струнный квартет, оперная певица Алеся Маньковская, вдова Ильи Кормильцева. Не уверен, что подобное мероприятие когда-нибудь повторится: это был довольно громоздкий с точки зрения реализации и не очень коммерческий проект, поэтому и просуществовал он не очень долго.

– В марте The Matrixx исполнится семь лет – уже довольно внушительный срок. Как за это время эволюционировал проект?

– Это происходило из альбома в альбом, менялись музыкальные настроения. В последний год изменился и состав: ушел Костя Бекрев, а на его место пришла Станислава Матвеева. Я вижу некий общий вектор развития группы, наблюдаю за поворотами, и иногда у меня бывает настроение переслушать все наши альбомы от начала до конца. Я сейчас двигаюсь в ином, нежели раньше, экспериментальном для себя направлении.

– Вашу команду, как только она появилась, окрестили супер-группой, потому что в ее состав вошли музыканты, уже имеющие опыт и статус в рок-музыке. Вас это не расслабляло? Были ли вы уверены в успехе?

– Нет, мы не были ни расслаблены по этому поводу, ни уверены в успехе, потому что стали играть совершенно другую музыку, которая ни в коем случае не является продолжением того, что делала «Агата Кристи».

– Вы скучаете по ней?

– Нет, абсолютно. Ностальгия посещает только некоторых слушателей, живущих в эмиграции – в Израиле, Америке, Германии, например… Я понимаю, что для них песни «Агаты Кристи» – это музыка, под которую они визжали и отрывались в юности, но тоже не вся, а времен альбомов «Опиум» 1995-го и «Ураган» 1997-го. Более позднее творчество группы они не воспринимают и не воспринимали уже тогда, когда мы ездили в зарубежные туры. А так – эта публика до сих пор приходит послушать любимые шлягеры. В нашей стране дело обстоит по-другому: я вижу, что в центральной части бывшего СССР уже сформировалась обширная аудитория именно The Matrixx. Фанаты, которые любят эти песни, и есть наша надежда.

Оренбургский священник из семьи с 70 приемными детьми обвинен в насилии

Автор фото, Alexander Saverkin/TASS

Подпись к фото,

Николай Стремский с супругой получают премию “Золотое сердце” за усыновление десятков детей, 2006 год

Настоятель Саракташской обители в Оренбургской области протоиерей Николай Стремский заключен под стражу. Его обвиняют в сексуальном насилии над приемными детьми. Семьей священника воспитано более 70 приемных и усыновленных детей, сообщают СМИ.

Кто это

55-летний Стремский – руководитель православной организации Свято-Троицкая Симеонова обитель милосердия в поселке Саракташ, а также директор частной православной гимназии имени Сергия Радонежского, председатель НКО “Дом милосердия”.

Отец Николай – глава самой многодетной российской семьи, он был награжден международной премией “Золотое сердце”, среди учредителей которой были Красный крест и правительство России, пишет Интерфакс.

В чем обвиняют

Накануне местные СМИ сообщили о задержании священника. Он был доставлен в Ленинский районный суд Оренбурга, который на закрытом заседании принял решение об аресте Стремского. По решению суда он должен находиться в СИЗО до 12 ноября.

Священнику предъявлено обвинение по трем статьям УК РФ – в изнасиловании, развратных действиях и неисполнении обязанностей по воспитанию детей.

В качестве потерпевших по делу проходят семь несовершеннолетних и малолетних лиц, находящихся под опекой Стремского или удочеренные им, сообщает Интерфакс со ссылкой на суд.

По некоторым данным, священник был задержан из-за жалоб его приемных детей, пишет агентство.

Заявление СКР

Днем в четверг дело впервые прокомментировал СКР. По данным следствия, в период с января по август 2018 года Стремский “неоднократно совершал в отношении шести опекаемых и удочеренных несовершеннолетних развратные действия”, а также совершил изнасилование одной из них, говорится в заявлении.

“Его дочь [Елена] Стремская и [зять Виктор] Щербаков в августе 2018 года, применяя насилие, заперли трех несовершеннолетних потерпевших в гаражном помещении, где удерживали на протяжении продолжительного времени”, – утверждает СКР.

В деле семь потерпевших несовершеннолетних, дело передано в главное следственное управление СКР.

Версия защиты

По словам адвокатов священника, Стремский отрицает свою вину. Он называет жалобы детей вымышленными.

Защитники просили отправить его под домашний арест. В СИЗО запрещается ношение православного креста, что “для священнослужителя немыслимо”, цитирует их Интерфакс.

Стремский – священнослужитель, к тому же он исключительно положительно характеризуется должностными лицами по месту проживания, заявила защита.

В администрации Саракташского района Оренбургской сказали, что Стремский и его родственники действительно характеризовались “до этого случая положительно”. А митрополит Оренбургский и Саракташский Вениамин отстранил священника от служения на время ведения следствия.

В Ленинском районом суде сообщили, что вместе со Стремским под стражу заключены дочь священника и ее муж, их обвиняют по статье о незаконном лишении несовершеннолетних свободы группой по предварительному сговору.

В чем еще обвиняют

Следователь в суде сказал, что Стремский имеет обширные связи “в правоохранительных органах, органах государственной власти и криминальных кругах”.

Во время обысков, говорилось в зачитанном судьей постановлении, были найдены “документы, свидетельствующие о приобщении большого количества дорогостоящих объектов недвижимого имущества как на территории РФ, так и за ее пределами”.

СМИ напоминают, что в 2015 году настоятель Свято-Троицкой обители задержан за управление автомобилем после употребления алкоголя и неповиновение полицейским.

Реакция властей

Согласно открытым данным, Николай Стремский родился в 1964 году в Казахстане, военную службу проходил в Афганистане, священный сан принял в 1987 году. С 1992 года он вместе с женой воспитывает 70 приемных детей из детских домов разных регионов России.

“Мы поможем детям, решим все бытовые вопросы. Сегодня в Саракташе работают министры социальной защиты и образования. Они оценят в каких условиях и как воспитываются дети”, – написал в “Инстаграме” губернатор Оренбургской области Денис Паслер.

“Оценку произошедшему даст суд”, – пишет губернатор.

Воспитанники Стремского не верят в то, в чем обвиняют священника, пишут “Открытые медиа”. “Мы уже собрали ребят, готовы помочь”, – сказал изданию его приемный сын Константин. “Может, он не святой, но изнасилование – это уже слишком”, – заявила еще одна родственница Стремского (ее имя издание не называет).

В биатлоне целое поколение воспитано на допинге, перестроиться непросто


Alexander Kruglov / youtube.com

Главный тренер сборной России по биатлону Анатолий Хованцев, которого вскоре заменят на Валерия Польховского, объяснил причины слабых результатов сборной России.

По мнению специалиста, на нынешние результаты чистых спортсменов отрицательно влияет негативное допинговое прошлое.

“И федерация, и тренеры, работающие сейчас, пожинают плоды тех лет, когда у России были проблемы с допингом. Большие проблемы. Целое поколение биатлонистов воспитано на этом. Перестроиться, вернуться к нормальной методике – это непросто и небыстро”, – цитирует Хованцева Sports.ru.

По мнению тренера, в текущий момент ситуация в национальной сборной меняется, но результаты все еще ниже, чем были ранее.

“Сейчас ситуация потихоньку сдвигается – но результаты все равно ниже, чем раньше. Конечно, можно говорить: раньше биатлонисты показывали результаты, а сейчас нет. Но на чем показывали? Кто из спортсменов, которые завоевывали медали, не замешан в этом деле? По пальцам пересчитать. Нужно время, чтобы от юношей вывести человека на высокий уровень – 4-5 лет для этого мало”, – добавил 70-летний наставник.

В пятницу на заседании правления Союза биатлонистов России (СБР) было принято решение о назначении Валерия Польховского на пост главного тренера сборной России по биатлону. Его кандидатуру решено направить на согласование в Минспорт РФ.

В предыдущих двух сезонах российскую команду возглавлял Хованцев. В минувшем сезоне российские биатлонисты не одержали ни одной победы на этапах Кубка мира, установив антирекорд по числу гонок без медалей. В то же время Александр Логинов на чемпионате мира принес мужской команде страны первое за 12 лет золото в личной гонке.

«В биатлоне целое поколение воспитано на допинге. Вернуться к нормальной методике – непросто»

Биатлон не успокаивается после сезона. В СБР – недопонимание сразу по нескольким вопросам, ключевой из которых – выбор тренеров.

Вице-президент Валерий Польховский предложен Союзом биатлонистов на должность главного тренера сборной России по биатлону. Анатолий Хованцев, занимающий эту должность с 2018 года, получил символическую поддержку в один голос.

Впереди согласование с Министерством – Польховского могут не утвердить, но принципиального итога это не отменит: на Хованцева больше не рассчитывают.

Мы связались с опальным тренером, который пока что узнает новости только из интернета.

***

– Шока у меня нет. Решение ожидаемое – особенно после того задания, которое дали Польховскому перед тренерским советом.

По большому счету, Польховский начал формировать штаб еще в январе, с этапа Кубка мира в Поклюке. Он приехал туда и провел переговоры с Кабуковым, Королькевичем. И кстати, не только с ними – еще общался, например, с Андреем Прокуниным.

Я сразу понимал, чем это закончится: если движения начались до чемпионата мира, то не знаю, помогли бы мне более успешные результаты там или нет.

– В последние месяцы или хотя бы дни пытались разобраться в ситуации – поговорить с Польховским, с руководством?

– Нет. Я никогда не участвовал в таких играх – я за официальный разговор напрямую. В декабре Драчев довел до нас информацию, что Польховский принят вице-президентом СБР. Ему поставили две задачи:

1) обеспечение команды – да, наверное, это логично;

2) коммуникация тренеров сборной с тренерами на местах. Погодите, а мы что, с ними не контактировали до прихода Польховского? Так что эта формулировка вызвала у нас недоумение.

В конце декабря, после «Ижевской винтовки», как вы знаете, я написал Правлению насчет Дмитрия Малышко – чтобы они рассмотрели возможность его участия в Кубке IBU. Польховский пообещал продвинуть это решение. Но как я понял, вопрос в итоге не обсуждался. Все.

– У вас с Польховским нормальные отношения?

– Никаких конфликтов.

– Но, по сути, он вас подсидел – и вы давно понимали, что так и случится.

– Если руководство приняло такое решение, то для меня это не повод устраивать разборку, ругаться с Польховским или с кем-то из Правления. Я не посчитал нужным этого делать.

– У вас репутация тренера, никак не связанного с допингом; у Польховского – наоборот. При этом несколько лет вы работали вместе.

– Когда в 90-х мы работали с мужчинами, то не применяли ничего. Что дальше – ничего не могу сказать: я тренировал в других странах, мы не пересекались.

***

– Предполагаете, почему от вас сейчас отказываются?

– За почти два года в мой адрес не возникало претензий; исключение – ситуация с контрактами прошлым летом.

На мой взгляд, это рабочий момент, из которого зачем-то создали прецедент мирового масштаба. Норвежские спортсмены тоже не подписывали контракты – ну и что? Из этого не делали катастрофу: информация как вышла, так и ушла.

В нашем случае виноватым назначили меня – исполнительный директор Голиков говорил это и в интервью, и лично. Я бы не хотел подробно рассказывать, как он вел себя в этой истории – пусть останется на его совести.

– Вас обвинили в том, что вы не убедили Логинова подписать контракт и вообще не успокоили команду?

– Мы с руководством сразу решили, что я не занимаюсь финансовыми вопросами, не имею права решать их. А основной спор по контрактам – размещение рекламы на винтовках и экипировке. Логично, что с этим должны разбираться люди, которым поручено в СБР – а не главный тренер.

Я не владею информацией, сколько у нас рекламодателей и где должны быть их наклейки. Это знает руководство. И оно должно нас информировать: пришел такой-то спонсор, наклейка нужна вот туда. Почему этот вопрос повесили на меня? 

– В этой ситуации вас часто сравнивают с тренером женской команды Норицыным: он повлиял на девушек, а вы не смогли повлиять на парней.

– Голиков говорил мне то же самое. Я его спросил: а в женской команде есть человек уровня Логинова – второй по Кубку мира? За счет высоких результатов Александр работает с сильными спонсорами – прежде всего это «Технониколь».

Поставьте себя на место Логинова: он давно получает поддержку «Технониколь», и раньше к нему не возникало вопросов по наклейке. Но теперь вдруг возникли – наклейку потребовали убрать с винтовки или переместить в другое место. Естественно, Логинова это не устроило – и естественно, с ним должна вестись индивидуальная работа. Этим занимался Нуждов (первый вице-президент СБР – Sports.ru), они с Александром встречались, но все переросло в противостояние.

Второй момент по контрактам – премиальные: сумма и условия. Но поймите, это тоже не мой вопрос – я им просто не владею. Что я должен был объяснить Логинову?

Мы с Белозеровым проводили несколько собраний по поводу контрактов, причем безо всякой ругани и истерик. Внутри команды шло спокойное обсуждение, но ситуация попала в СМИ: бунт на корабле. Что за бунт? Спортсмены не отказывались выступать, не бойкотировали ни одну тренировку.

В итоге вопрос разрешился просто: спортсменов позвали на Правление. Всего-то и нужно было – организовать встречу и спокойно поговорить.

***

– Команда неплохо начала сезон, но сломалась на новогоднем сборе в Обертиллиахе – и, за исключением Логинова, не оправилась. Кто виноват и что именно там произошло?

– Фактически этот сбор сорван, хотя он был очень важным. Сорван не по вине тренеров или спортсменов, а из-за проблем с финансированием и местом проведения – это взаимосвязанные истории.

Я вернусь на год назад для понимания: в сезоне-2018/19 мы проводили новогодний сбор в Хохфильцене. Жили на высоте 780 метров, поднимались тренироваться на 1100, чтобы получать гипоксию. Это логичная модель, по высоте проживания почти одинаково с Оберхофом – первым январским этапом. Так вот, год назад я сам, в частном порядке занимался поиском размещения в Хохфильцене.

– В этом сезоне – не получилось?

– Нет, хотя именно Хохфильцен мы вносили в ЕКП (единый календарный план – Sports.ru).

Наш менеджер Катя Боярских не нашла размещение в тех местах, которые нам подходили. Дальше рассматривали Рамзау – там отличные условия, все хорошо со снегом, но тоже не оказалось мест. Проводить сбор в России спортсмены не пожелали.

По остаточному принципу мы выбрали Обертиллиах, причем нам сказали, что финансирования не будет. Начался поиск денег: какие-то регионы их нашли, какие-то нет – то есть одни спортсмены начали сбор 28 декабря, как планировалось, а другие позже. На тренеров денег тоже не нашлось: Истомин заехал 28 декабря за свои, Белозеров, как и некоторые спортсмены – 1 или 2 января. А 6-го мы уже переехали в Оберхоф.

В итоге на высоте 1450 метров мы находились 5 дней. Что за это время можно решить? Даже в плане тренировок, не говоря уже об акклиматизации. Ничего. Когда начался процесс острой акклиматизации, команда вышла на гонки в Оберхофе – фактически соревновались, находясь в яме. Из нее трудно выбраться, если гонки идут каждую неделю.

– По высоте понятно. Непонятно, откуда проблема с финансированием?

– Я уточню, что финансирование сборов из ЕКП лежит не на федерации, а на ЦСП. Раньше со сметами и ЦСП работал Дмитрий Рочев. Но получилось так, что Голиков переключил эти дела на себя – и вовремя не подал документы.

Мы оказались в ситуации, когда федерация должна сначала профинансировать сбор, отчитаться за него и только потом получить деньги из ЦСП. В похожей ситуации выпала и биохимия – в документах, которые подали, биохимиков просто не отметили. Накладка, которая ударила по нам очень сильно, в том числе на сборе в Риднау – перед ЧМ.

– Две с лишним недели в Риднау не хватило, что привести команду в порядок?

– По отношению к другим ведущим сборным наши спортсмены находились в отстающем положении. Состояние требовало хорошей аэробной работы, а у нас просто не хватало времени. Грубо говоря, мы так глубоко залезли в яму, что не успевали выбраться.

Не хватило, может быть, 4-5 дней: провести хорошую аэробную работу и потом приступить к скоростно-силовым тренировкам и подводке.

Я отдельно скажу по биохимии в Риднау. Единственное, чем мы контролировали состояние спортсменов – лактат. По сути, контроль велся по субъективным признакам: загрузка + лактат, по которому отслеживали интенсивность тренировки. Это слабый контроль.

***

– Прошлой весной вы сказали, что новый сезон станет ключевым для защиты вашей концепции. Получилось защитить?

– Основной состав ушел от этой концепции. Идея Драчева, которую поддержало Правление, – дать больше свободы старшим тренерам. В этом сезоне я писал планы только для юниоров.

Мы обсуждали подготовку с Белозеровым и Норицыным, но с августа мне было сказано: последнее слово остается, допустим, за Белозеровым. То есть мое вмешательство и моя ответственность уменьшились.

Мужская команда значительно ушла от построения моих микроциклов: появилось очень много силовой работы в статодинамике, над максимальной силой, в тренажерном зале. При этом специально-силовой работы с использованием тренажера Ercolina стало меньше – я считаю, что это неправильно. 

– Женская команда тоже пошла своим путем?

– Там отклонение от концепции, в которой мы работали до этого, меньше. Все пинают Норицына, но я считаю, что для того уровня спортсменок, который у нас есть, команда подошла к ЧМ в хорошем состоянии.

Особенно это касается возможностей на трассе: вспомните, как сильно все провели пасьют, индивидуальную гонку. В индивидуалке все четыре девушки имели шанс на медаль, причем даже не стреляя ноль.

– Но у всех посыпалась стрельба – это системная ошибка?

– В женской команде, как и в мужской, снизили объем специально-силовой работы с Ercolina. А она напрямую увязана с качеством стрельбы: потому что работу на тренажере можно делать на стрельбище и сразу совмещать со стрельбой.  

За счет этого можно сделать больше выстрелов при увеличенном мышечном треморе, на высоком пульсе. Сразу после тренажера подбегаешь к коврику, берешь винтовку и стреляешь. Ухудшается устойчивость, условия близки к соревновательным – это очень эффективная работа.

В плане подготовки девушек к ЧМ я высказывал мнение тренерам: стрелковой работы было слишком много – команда подошла утомленной. Стрельба выхолащивает психологически: постоянное напряжение, концентрация внимания – нарушается проводимость нервной системы, саму стрельбу можно потерять.

– Вы довольны работой стрелкового тренера Гурьева? Со стороны кажется, что девушки его не особо воспринимают.

– Если говорить о коммуникабельности, то Норицын и Загурский более адекватно разговаривали со спортсменками, требовали от них выполнения каких-то заданий.

Я читал слова Гурьева, что девушки отказывались тренажить по его просьбе. У Гурьева огромный опыт, но возможно, график тренажа был слишком жестким. Нужна такая периодичность, чтобы тренаж не утомлял, чтобы была возможность отдыха.

– Драчев сказал, что в Риднау при подготовке к ЧМ вы полностью отодвинули Норицына от работы.

– Это не так. Было обсуждение подводки. Я попросил Норицына заменить несколько тренировок – это было сделано. Я доверяю Норицыну, мы нормально переговорили. Говорить, что я отодвинул его, – преувеличение.

***

– Вечный вопрос: кто тренирует Логинова?

– Есть план сбора – и Логинов работает по плану сбора. Если спортсмен (кто угодно, не только Логинов) чувствует себя не совсем готовым выполнять тренировку, которая предложена, мы идем навстречу. У нас нет подхода: ты оловянный солдатик, обязан выполнить. Когда это необходимо, то тренировку или заменяем, или отменяем.

Да, Касперович (личный тренер Логинова – Sports.ru) присутствовал на последнем сборе перед ЧМ. Он приехал, по-моему, на три дня позже. Логинов к тому моменту определился, что 4-5 дней будет делать аэробную работу, просто откатываться.

Потом приехал Касперович, пришел ко мне – и мы обсудили дальнейшую подводку. В основном решали по варианту скоростно-силовой работы – или отрезки, или контрольный тест. Сошлись на том, чтобы провести повторную тренировку на 6 отрезков.

– Это обсуждение шло без Белозерова?

– Вообще, я жил в одном номере с Белозеровым. Когда ко мне обратился Касперович, Белозерова рядом не было – он пришел только к концу нашей беседы.

***

– Вы ведь еще прошлой весной понимали, что скоро старшим тренером мужской команды вместо вас поставят Белозерова?

– Да, но я считаю, что это решение принято рано. Можно было отработать в прежнем режиме еще год. Так было бы лучше и для Белозерова, и для Истомина с точки зрения опыта – по состоянию на прошлую весну они работали в сборной всего год. Маловато для перехода на ведущую роль.

Повторюсь, они немного увлеклись силовой работой – я не согласен с этими изменениями. В апреле-мае предлагать такие объемы – это нормально, но потом нужно постепенно переходить к увеличению специально-силовой и скоростно-силовой работы.

– Как вы вообще восприняли назначение Белозерова на вашу позицию? Не было ощущения, что вас отодвигают от дел?

– Нет, мы заранее понимали, что придем к этому. Планировалось, что я постепенно переключусь на юношей и юниоров, чтобы больше перемещаться между командами и контролировать работу там.

Это и есть выстраивание системы, про которую мы говорили с самого начала. Но на данный момент мы с этого почти не сдвинулись. Да, я писал планы для юниоров, но основное звено в системе – не высший результат, а поиск талантов и правильная работа с ними.

Ставилась задача создать систему как в Норвегии – у них большой выход классных спортсменов на взрослый уровень. У нас много чемпионов мира в юниорах и на юношеских Олимпиадах, но они теряются. Кое-какие данные и материалы по Норвегии у меня есть, но я не могу об этом распространяться.

– Один из потерянных суперюниоров – Игорь Малиновский, два года тренировавшийся в сборной. Что с ним творится?

– У него очень высокая мотивация тренироваться, порой зашкаливающая. Настолько, что он уже превратил зарядку в тренировку. Он просто выхолащивает себя в подготовительном периоде. С ним разговаривал я, разговаривал Белозеров, но у него свое мнение.

Год назад в наш адрес звучали обвинения, что предложенный объем слишком мал – и поэтому Игорь не бежит. В это межсезонье часто приезжал его личный тренер, они делали свою работу, увеличили объемы – с чем я был не согласен, но не мешал. Мы сошлись на том, что пусть Игорь пробует и ищет – по крайней мере, мы уйдем от темы, что наша система ему не подходит.

В итоге Малиновский сделал громадную работу, но она не дала никакого эффекта.

– Кто из основы следовал вашей концепции до конца?

– Логинов был ближе всех к ней. Я говорю так не потому, что у него высокие результаты. В позапрошлом сезоне было то же самое. Мне запомнилось его слова: хочу верить, что после такой работы мы побежим. Он и побежал.

Год назад было серебро на ЧМ, теперь золото – хотя сам сезон по ряду объективных причин получился похуже. Я отношу Логинова к спортсменам очень высокой мобилизации на главных стартах – надо отдать ему должное.

Куклина работала дисциплинированно. Много где раздается, что ее тренировал муж. Ну какой муж? Она тренировалась с командой, не пропустила ни одного сбора – и добавила ходом. К сожалению, снизилось качество стрельбы, но о причинах я немного рассказал; в целом, сезон для Ларисы позитивный.

– За чьи результаты и состояние обидно больше всего?

– Сожалею, что все так получилось с Малышко. Он выпал из команды, хотя мог быть очень полезным в эстафете. Все вспоминают, что он зашел на круг в двух эстафетах в декабре, но на основных стартах он их не заваливает – достаточно вспомнить хотя бы ЧМ-2019.

Бабиков копировал все, что делает Логинов. Но Логинов до возвращения в команду много тренировался индивидуально – он очень хорошо знает и чувствует свой организм. Им нельзя делать работу одинаковой интенсивности, одинакового объема. Вообще, копировать работу какого-то – даже очень сильного – спортсмена не совсем правильно.

У меня есть разочарование от результатов Елисеева: он вошел в сезон очень сильно, но потом скатился.

– Белозеров объяснял, что Елисеев чисто физиологически не тянет несколько стартов подряд.

– Я бы сказал о другом. Хочется, чтобы Матвей больше концентрировался на выполнении работы, а не на своей мотивации. Если спортсмен следует за своими эмоциями, это неправильный путь. В каких-то моментах нужно проявлять упорство, перебарывать себя, преодолевать трудности.

Матвей очень эмоциональный: если что-то пошло не так, он может поставить винтовку, прекратить работу. В личных гонках он мог после большого штрафа просто пойти пешком, потом вдруг снова побежать – это неправильный подход.

С Матвеем надо садиться за стол переговоров и полностью обсуждать направление в работе. С его стороны должно прийти такое отношение: если ты можешь делать это в тренировке, то можешь и в соревнованиях.

***

– Много кто (и вы тоже) давал понять, что у СБР нехорошо с деньгами. Приведете примеры, когда еще это сказалось?

– Не хотел бы это комментировать. Назначен аудит, я не буду развивать эту тему.

– Известно, что зарплата тренеров включает оклад в ЦСП и надбавку от СБР. С ноября вы не получали надбавку от СБР?

– Это так.

– А надбавка – это около 200 тысяч в месяц?

– Нет-нет, гораздо меньше.

– Кто на самом деле руководит СБР? Есть ощущение, что Драчева давно не воспринимают как вожака.

– Не хочу в это вмешиваться.

***

– Если касаться только методической части, о чем вы жалеете больше всего?

– Не буду распространяться подробно, но я бы вернулся в то направление, по которому мы работали в первый год. С небольшими изменениями. Во второй год, повторюсь, от него все ушли – кто-то больше, кто-то меньше.

– Планируете ли выйти на связь с Польховским или кем-то из руководства?

– Давайте дождемся 20 апреля: к этому моменту руководство должно определиться – официально я уволен или что со мной. Главный тренер будет собирать тренерский штаб. Мне никто не сказал, в какую сторону мне двигаться. Я подожду 20 апреля. 

– Ситуация похожа на инцидент в 2011, когда вас тоже убрали заочно?

– Похожа еще и в другом. Тогда тоже в декабре руководство договорилось с Пихлером: то есть работа по новым тренерам началась задолго до главного старта. Если помните, тогда меня сделали старшим тренером женской команды только перед началом сезона – получается, я руководил три месяца.

– В чем главная беда нашего биатлона? Очевидно, что не в Драчеве и не в Хованцеве.

– И федерация, и тренеры, работающие сейчас, пожинают плоды тех лет, когда у России были проблемы с допингом. Большие проблемы. Целое поколение биатлонистов воспитано на этом. Перестроиться, вернуться к нормальной методике – это непросто и не быстро.

– То есть мы не можем вернуться на топ-уровень уже 10 лет или больше?

– Почему 10? Когда были последние случаи с допингом? Лет 5-6 назад. Сейчас ситуация потихоньку сдвигается – но результаты все равно ниже, чем раньше. Конечно, можно говорить: раньше биатлонисты показывали результаты, а сейчас нет. Но на чем показывали? Кто из спортсменов, которые завоевывали медали, не замешан в этом деле? По пальцам пересчитать.

Нужно время, чтобы от юношей вывести человека на высокий уровень – 4-5 лет для этого мало.

Влечение к обособлению и одиночеству воспитано чувством аристократическим. Всякий сброд чрезвычайно общителен; принадлежность к более благородному разряду обнаруживается в том, что он не находит никакой радости быть с другими, а предпочитает их обществу одиночество.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Общительность людей основана не на любви к обществу, а на страхе перед одиночеством.

Артур Шопенгауэр (100+)

Разумный человек любит не потому, что это выгодно, а потому, что он в самой любви находит счастье.

Блез Паскаль (100+)

Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой стороны, но и другими глазами – поэтому и считаем, что они преременились.

Блез Паскаль (100+)

Наибольшая опасность для большинства из нас кроется не в том, что мы стремимся к слишком высоким целям и не достигаем их, а в том, что мы ставим перед собой слишком низкие цели и добиваемся своего.

Микеланджело Буонарроти (10+)

Ошибка большинства людей в том, что болеют они кем-то одним, а лечатся другими.

Неизвестный автор (1000+)

Самый верный путь к сердцу человека — это беседа с ним о том, что он ценит превыше всего.

Дейл Карнеги (50+)

А знаете иногда проще расстаться с человеком насовсем и помучиться определенный период, чем жить в муках и ждать радости и хорошего отношения к себе.

Неизвестный автор (1000+)

Глупый ищет, как преодолеть одиночество, мудрый – находит, как насладиться им.

Михаил Мамчич (100+)

К себе будь строг, а за другими смотрит Бог.

Симеон Афонский (100+)

Смейся с другими, а не над другими.

Элберт Грин Хаббард (50+)

Поднимают тела: пенсионеры, нашедшие утонувших | Судебно-медицинская экспертиза

Когда Джин и Сэнди Ралстон вернулись к своему грузовику после дня, проведенного на водохранилище Бердсли в северной Калифорнии в марте 2002 года, они обнаружили несколько рукописных записок, приклеенных скотчем к дверям и лобовому стеклу: «Позвоните лейтенанту Ланни, как только вернетесь в город. Это срочно.”

Ральстоны, супружеская пара из сельского штата Айдахо, были учеными до конца 1980-х годов, когда они начали помогать в местных поисково-спасательных миссиях.К зиме 2002 года они добровольно участвовали в более чем дюжине поисков утонувших в США и развили сверхъестественную способность находить тела. Они только что помогли отделу шерифа лейтенанта Ланни найти останки человека, который утонул в водохранилище три с половиной года назад, упав с лодки во время рыбалки. В тот же день водолазы вытащили его на поверхность.

Как указано в записях, Ральстоны поехали в соседний город Сонора, чтобы встретиться с Ланни.По его словам, их опыт был нужен некоторым другим людям, хотя ему не было позволено сказать им, кому именно. На следующее утро агенты ФБР проинформировали Ральстонов о серии похищений с целью получения выкупа, которые переросли в убийства. Семьи четырех жертв похищения перевели между собой более 1,2 миллиона долларов на счет в Нью-Йорке, который затем перевел деньги в банк в Дубае. Но теперь считалось, что тела жертв лежат на дне водохранилища к востоку от национального парка Йосемити.По словам ФБР, убийцы, возможно, были связаны с русской мафией.

Это было первое дело об убийстве Ральстонов. До этого момента они использовали свою специализированную гидролокационную систему только для того, чтобы прочесывать русла озер и рек в поисках жертв несчастных случаев или самоубийств. Прежде чем они согласились помочь найти тела, Джин позвонил своему двоюродному брату, недавно вышедшему на пенсию агенту ФБР, за советом. «Он сказал, что русские на самом деле не собирались убивать людей, — сказал мне Джин. «Поэтому нам не нужно было беспокоиться о том, что они примут какие-либо меры возмездия, если мы продолжим поиски.

Гена и Сэнди — люди скромные, непритязательные, но привносят неутомимость в свою часто монотонную работу. Они называют это «стрижкой газона» — буксировкой гидролокатора туда-сюда по воде, ведя лодку медленными перекрывающимися полосами. Обычно труп спускается по воде грудью к поверхности. Когда ноги касаются пола, колени подгибаются, и тело переворачивается на спину с вытянутыми руками. Это форма, которую Ralstons обычно ищут со своим гидролокатором.Однако они знали, что жертва убийства будет выглядеть по-другому. «Мы называем это «упакованным» — связанным и взвешенным», — сказал Джин.

Им потребовалось две недели, чтобы найти четырех жертв убийства, которые, как и предполагалось, лежали на дне водохранилища Нью-Мелонес. «Джин и Сэнди встали рано, вышли и сами нашли первое тело, — сказал мне Джеймс Дэвидсон, один из главных следователей ФБР по этому делу. «Вот как они были настроены».

Телевизионные полицейские драмы популяризировали образ водолаза в акваланге, выныривающего из пруда с важной уликой.Но водохранилище Нью-Мелонес в некоторых местах имеет глубину более 90 метров, что намного превышает то, что считается безопасной глубиной для дайверов-неспециалистов. Чтобы забрать тела, ФБР пришлось вылететь на небольшой беспилотной подводной лодке, известной как дистанционно управляемый аппарат, или ROV, из штаб-квартиры своей группы водолазов в Нью-Йорке. У ROV была механическая рука, которая зацепила тела и доставила их на девять метров от поверхности, где их встретила группа водолазов. Когда тела всплыли на поверхность, агенты увидели, что они были привязаны к гирям кабельными стяжками.

Последнее восстановление оказалось самым сложным. С моста в воду сбрасывали всевозможный мусор, и было сложно разобраться в сонарных изображениях холодильников и стиральных машин, разбросанных по дну водоема. Когда Джин и Сэнди наконец нашли что-то похожее на тело, оператор ДУА счел это камнем. Джин сказал ему осторожно подтолкнуть его. «Это было все равно, что наткнуться на улей», — сказал Джин. «Полетели всевозможные маленькие жучки. Почему там баги? Потому что это источник пищи.

Агент ФБР и аквалангист по имени Тони Тиндал входил в состав группы, встречавшей каждое из тел, когда ROV возвращался со дна. «Я чувствовал, что кто-то должен быть с ними», — сказал Тиндал. «Они поднялись из своих холодных, холодных могил на поверхность, и теперь они готовы рассказать свою историю».

Эта история раскрыла подробности об ужасной смерти этих людей, а также неопровержимые улики, напрямую свидетельствующие о причастности преступников, которые оказались независимой группой, никак не связанной с мафией.Среди прочего, в доме одного из подозреваемых были обнаружены такие же стяжки, которыми тела жертв привязывались к гирям. Шесть человек в конечном итоге были осуждены за участие в заговоре, включавшем еще одно похищение и убийство осенью 2001 года, и двое из них в настоящее время находятся в камере смертников. «Преступления, которые были совершены против этих жертв, насколько вопиющими были подозреваемые», — сказал Тиндал. «Просто должно было быть так, что Сэнди и Джин были там, где они были в нужное время.

Сейчас Ральстонам за 70, и большую часть года они проводят в поездках на поисковые площадки или на воду в поисках тел. За год они проехали на своем автодоме более 31 000 миль. За почти два десятилетия поисков они нашли 120 человек, утонувших в озерах и реках США и Канады. Они считаются одними из лучших специалистов по подводному поиску и подъему в Северной Америке и работали на агентства от Королевской канадской конной полиции до НАСА (охота за обломками космического корабля “Колумбия”, который разрушился при входе в атмосферу в феврале 2003 года, убив все семь членов экипажа).Они помогли раскрыть преступления и загадки вековой давности.

Когда домашний телефон Ральстонов звонит с запросом на поиск, обычно это член семьи пропавшего человека — кто-то протягивает руку после того, как официальные поиски были отменены. К тому времени, когда Ральстоны прибывают на место исчезновения, никто не ожидает, что пропавший человек будет найден живым. То, что предлагают Джин и Сэнди, — это не надежда на спасение, а утешение окончательности. Они годами путешествовали по Северной Америке, служа горю.


Утопление на удивление тихое и быстрое. Люди, борющиеся за то, чтобы не задохнуться в воде, быстро проявляют так называемую «инстинктивную реакцию утопления» — непроизвольную физиологическую реакцию, из-за которой они не могут махнуть рукой или позвать на помощь. Каждая часть телесной системы задействована для единственной цели: держать рот над водой. Это усилие можно поддерживать только где-то между 20 и 60 секундами, прежде чем человек навсегда соскользнет под воду.

Десять человек ежедневно умирают от утопления в США, по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний – в озерах, реках, бассейнах, океане.Мужчины тонут намного чаще, чем женщины. По данным Канадского общества спасателей, в Канаде восемь из 10 утонувших со смертельным исходом — мужчины.

Тела утопленников иногда всплывают сами по себе, но это зависит от качества воды. Гниение плоти производит газы, прежде всего в груди и кишечнике, которые раздувают труп, как воздушный шар. В теплой мелководье разложение действует быстро, всплывая труп в течение двух-трех дней. Но холодная вода замедляет разложение, и люди, утонувшие в глубоких озерах на глубине 30 метров и ниже, могут никогда не всплыть на поверхность.Вес воды прижимает их тела.

Есть аквалангисты и подводные фотоаппараты, собаки, обученные обнаруживать газы, выделяемые телом под водой, но ни один из них не подходит для поиска на больших площадях или глубоководных зондов. Взвешенные осадки в воде, будь то мягкая грязь или гниющие растения, затрудняют видимость при искусственном освещении, поэтому дайверам часто приходится бродить по дну в темноте. Самое дальнее из найденных Ралстонами тело составляет 174 метра — это 33-летний мужчина на дне озера Франсуа в Британской Колумбии.Он пропал без вести 29 лет назад.

Джин Ралстон показывает изображение прошлого тела, которое они нашли с помощью гидролокатора бокового обзора. Фотография: Лия ​​Нэш/The Guardian

Если нет подозрений в совершении правонарушения, большинство местных властей потратят всего неделю или две на поиски утопающей жертвы. Дальше дело за семьей пропавшего или волонтерами. Некоторые семьи тратят тысячи долларов в день на услуги коммерческого дайвинга. Другие тянут дно озер с помощью крюков. Иногда они натыкаются на жертву; часто они работают до тех пор, пока их ресурсы и дух не будут потрачены.

Джин и Сэнди – аномалии в мире поиска и спасения. Они занимаются этой работой полный рабочий день, но работают бесплатно, взимая только командировочные расходы. Они придерживаются методического подхода ученого ко всему, что делают. У Джина даже есть система, когда речь заходит о годовщине его свадьбы, которая приходится на 26 августа. «Мой день рождения 16-го числа, день рождения Сэнди — 29-го, поэтому между этими двумя датами 13 дней, и тот же апрель, который равен четырем, четвертый месяц, так что нас двое, дважды четыре — восемь. и это восьмой месяц, и два раза по 13 будет 26, день, — сказал он.

Они скрупулезно обследуют каждый дюйм зоны поиска, прежде чем двигаться дальше. Чтобы получить четкие изображения, Сэнди должен вести свою лодку со скоростью не более 2,5 миль в час (2,16 узла), что медленнее, чем ходьба по ровной поверхности. Поиски могут идти по 10 часов в день и длиться неделями. Ванная комната на борту состоит из пластикового подкладного судна, убранного в люк рядом с мотором лодки. «После пятого или шестого дня поисков вы становитесь почти зомби, — сказал Джин. Он говорит, что подводные поиски состоят из долгих периодов скуки, прерываемых краткими моментами ужаса.

Успешные подводные поиски также требуют следственной проницательности, и Ральстоны стали опытными детективами. Они умеют опрашивать свидетелей и точно определять районы поиска, используя любые имеющиеся скудные улики. В июне 2019 года Ральстоны обнаружили тело Дэниела Макгакина на глубине 98 метров в озере Пауэлл в штате Юта; они были единственными, кто смотрел данные GPS плавучего дома, с которого Макгакин спрыгнул перед исчезновением.

Знание того, где кто-то уходит под воду, что поисково-спасательные службы называют «точкой последнего обнаружения», часто имеет решающее значение.Эмпирическое правило, по словам Ральстонов, заключается в том, что человек опустится на дно озера в радиусе, равном глубине воды. В 2004 году Ральстоны нашли тела 27-летних братьев-близнецов, которые утонули в калифорнийском водохранилище после того, как их рыбацкая лодка затонула при сильном ветре; они лежали всего в нескольких метрах друг от друга.

Иногда Ралстонам кажется, что они действуют под божественным руководством. Было несколько раз, когда они опускали свое оборудование почти прямо на тело.Это произошло дважды за один день в 2001 году на озере Хейден в штате Айдахо, где были обнаружены тела двух мужчин, один из которых утонул 19 месяцев назад, а другой — на прошлой неделе. «Это было похоже на то, как если бы вы выбрали страницу из какой-то книги, и на этой странице была цитата, которую вы хотите», — сказал Джин. Однажды на реке Клируотер в северной Канаде он проснулся на рассвете, поднял занавеску на окне их автодома и заметил тело 19-летнего юноши на мелководье всего в пяти метрах от берега. «Это взорвало нам мозги», — сказал он.

Ральстоны помогли американским военным определить местонахождение обломков пары истребителей F18, столкнувшихся над рекой Колумбия в штате Орегон. Они также помогли живому человеку найти его любимый протез ноги, хотя он все еще лежит на дне озера Лоуэлл в Айдахо. Самое старое тело, которое когда-либо находили Ральстоны, лежало на дне озера Прист в Айдахо целых 100 лет; они искали тело местного пожарного, пропавшего во время плавания.Никто не был свидетелем аварии, поэтому Ральстонам пришлось просканировать огромную территорию. Наибольшее количество тел, которые они нашли за один день, — четыре в озере Американ-Фолс в штате Айдахо в августе 2010 года. Мужчина попал в беду во время плавания, и кто-то прыгнул в воду, чтобы помочь. После того, как второй человек начал бороться, за ним последовал третий, а когда он тоже попал в беду, вскочил четвертый. Все они утонули.

Единственным телом, когда-либо найденным Ралстонами в спасательном жилете, был мужчина, пытавшийся проехать на своем модифицированном мотоцикле ночью через озеро Каньон-Ферри в Монтане.Мотоцикл заглох на полпути, и водитель запутался. Он утонул вместе со своим велосипедом.


Ральстоны никогда не собирались становиться экспертами в поиске утопающих. История о том, как они добились того, что они имеют сегодня, — это то, что Джин назвал бы «историей о шести упаковках пива», единицей повествования, которая следует за «действительно длинной историей». У Джина мягкий, по-дедушкин манер, он так же быстр на банальную шутку, как и на подробный рассказ о физике распространения звуковых волн в воде.Сэнди носит яркую однотонную одежду, которая выделяет ее белые волосы и голубые глаза, но она более сдержанна, чем Джин. Она торопит его к сути, либо сама резюмируя историю, либо подталкивая его вперед движением пальцев.

Ральстоны, оба имеют ученые степени в области биологических наук, начали встречаться примерно в 1970 году во время поездки в Мексику, организованной программой биологии Колледжа Айдахо. Группа путешествовала по стране более двух месяцев, изучая растительность.Они разбивали лагерь везде, где находили хорошее место, чтобы съехать с шоссе. Джин помог Сэнди приспособиться к деревенским условиям. «Он был ребенком с фермы, а я — городским ребенком», — сказала она. «А я думал, что он довольно крутой парень». Они поженились 47 лет назад, в августе 1972 года, на вершине горы в Айдахо под названием «Небесные врата».

В 1979 году Ральстоны основали собственную консалтинговую фирму по вопросам окружающей среды, занимаясь обследованием водоемов на наличие рыбы и оценкой воздействия на окружающую среду предложенных проектов плотин в Айдахо и соседних штатах.Затем, в марте 1983 года, Ральстоны помогли шерифу в Бойсе, штат Айдахо, найти женщину средних лет, которая спрыгнула с моста в реку Бойсе. «Заметил ее тело, лежащее на дереве, которое смыло рекой», — сказал Джин. «Это было первое тело, которое я помню, как выздоравливал, и с него начался весь процесс. Получил очень, очень приятную благодарность от семьи».

В течение следующих 16 лет Ральстоны добровольно участвовали в поисково-спасательной операции в Айдахо и нашли еще пару тел на реке Бойсе.Затем, весной 1999 года, Джин услышал о поисках молодого человека, утонувшего после того, как его весельная лодка перевернулась на водохранилище Вулф-Крик в штате Орегон. Семья мужчины наняла поисковую группу, которая утверждала, что у военных есть оборудование, которое «на 100% эффективно» для обнаружения утонувших. Джин спросил, может ли он присоединиться к ним в поисках, чтобы узнать, о чем идет речь.

Группа использовала «гидролокатор бокового обзора». Объясняя, как это работает, Джин сравнивает его с лучшим методом поиска упавшего на землю винта или булавки.«Возьми фонарик, ляг и покатай его по полу. Ты увидишь тень булавки раньше, чем саму булавку». Вместо света сонар излучает звуковые импульсы, которые легко распространяются по воде, отражаясь от твердых объектов — камней, человеческих тел, затонувших сокровищ. Затем программное обеспечение переводит эти отражения в изображения, отображаемые на компьютере на борту лодки. Гидроакустическое устройство размещено в корпусе торпедообразной формы длиной почти два метра, весом 70 кг и буксируется за лодкой близко ко дну озера.

Гидролокатор такого типа был разработан в начале 60-х годов и использовался военными США для поиска пропавшей без вести атомной подводной лодки у побережья Бостона в 1963 году. даже попытаться сфотографировать лохнесское чудовище. В 1985 году гидролокатор бокового обзора также сыграл роль в обнаружении «Титаника» примерно в 370 милях к юго-востоку от Ньюфаундленда, Канада, более чем в двух милях ниже поверхности Атлантики.

Джину сразу стало ясно, когда он увидел гидролокатор в работе на водохранилище Вулф-Крик, что эта технология была революционной, но люди, работающие с ней, его не впечатлили. Гидролокатор зафиксировал изображение пропавшего мужчины в первый же день. «Я не знал, как должно выглядеть тело, но оно определенно выглядело как руки, ноги и тело», — сказал Джин. Но поиски продолжались еще четыре дня. В конце концов, они снова нашли тело, а затем взяли с семьи 30 000 долларов.

Джин и Сэнди уже имели некоторый опыт работы с людьми, отчаянно пытающимися найти тело любимого человека. Они знали, что люди готовы заплатить что угодно, сделать что угодно, чтобы найти какое-то решение. Когда они решили купить себе гидролокатор, они решили, что их время и опыт будут бесплатными. Весной 2000 года они заказали оборудование, в том числе 275 метров электромеханического кабеля, чтобы они могли опустить группу гидролокаторов на дно даже самых глубоких озер. В общей сложности, по оценке Джина, это обошлось им в 100 000 долларов.

«Я не знаю, подходит ли слово «старомодный», — сказал давний друг Ральстонов Джон Земан, когда я спросил его о паре, работающей бесплатно. «Но они не для современных вещей. Сэнди всегда следит за распродажами, а Джин любит грузовики с заводными [неавтоматическими] окнами. Это просто люди, которые совершенно не материалистичны. Никаких излишеств».

Первые поиски Ральстонов с помощью нового оборудования были для 24-летнего Брэндона Ларсена, который утонул в августе 2000 года, выплывая из лодки своих друзей в Медвежьем озере, штат Юта.«Он, по-видимому, был немного шутником, так сказать, и его друзья думали, что он просто шутит, когда он плескался вокруг, зовя на помощь», — сказал Джин. — А потом он вдруг просто исчез.

Ралстоны прибыли через шесть недель и на следующий день нашли тело Ларсена на глубине 45 метров. «В день выздоровления они были там, наверное, 12 или 15 человек — члены семьи, друзья — на стоянке. Было много объятий и пролилось несколько слез», — сказал Джин. Возвращение тела Ларсена его семье также связало семью с Ральстонами.Отец Ларсена до сих пор поддерживает с ними регулярный контакт, и Ральстоны планировали присутствовать на свадьбе его сестры в апреле прошлого года, пока их не вызвали на новые поиски.


В течение двух недель после обнаружения Ларсена Ральстоны начали получать телефонные звонки от семей, находящихся в безвыходном положении, которые услышали о них по радио. Первый был от матери, чья 18-летняя дочь была похищена, изнасилована, замучена и убита десятком лет назад. Ее тело было найдено, но убийцу все еще пытались привлечь к ответственности.Мать надеялась, что Ральстоны помогут в расследовании, обнаружив машину ее дочери в озере в Вайоминге. «Я слышал в ее голосе много боли, — сказал Джин. «Это очень повлияло на нас. Я не мог дождаться, чтобы попасть туда». (В конце концов, Ралстоны не смогли найти машину.) Еще один звонок поступил от семьи молодого человека, который спрыгнул с моста через Чесапикский залив в Мэриленде, на противоположной стороне страны. «Я не помню, как они узнали о нас с такого расстояния», — сказал Джин.«Мы понятия не имели, что это перерастет в такую ​​общенациональную и практически континентальную ситуацию для нас».

В более легкие моменты Ральстоны называют все, что произошло до осени 2000 года, «BSS» — до гидролокатора бокового обзора. В те дни BSS они совершали один или два больших подводных плавания в год, чтобы погружаться в такие места, как Карибское море, или ловить лосося у западного побережья Канады. — Раньше… как в старые добрые времена, — сказала Сэнди.

Чем успешнее были поиски Ральстонов, тем больше они освещались в прессе и тем больше звонков им поступало.К 2004 году пара прекратила продвигать свой консалтинговый бизнес в области окружающей среды, потому что это мешало им быстро реагировать на поисковые запросы. «Мне приходилось говорить семье, что мы не сможем приехать в течение двух или трех недель, и это беспокоило меня», — сказал Джин.

Их последняя работа консультантом была в 2005 году. У Ральстонов не так много денег, но они бережливы. «Что может быть лучше для тех денег, которые у вас есть, чем помочь кому-то другому, когда все остальные разочаровались в помощи им?» — сказал Джин.

Для родных и близких пережить потерю бесследно утонувшего любимого человека – это особая боль. «Человеческий мозг не может отпустить, если нет свидетельств перехода от жизни к смерти», — говорит Полин Босс, почетный профессор Миннесотского университета и семейный терапевт, которая провела последние полвека, исследуя, что это значит. для воссоединения семей с телами погибших. Без восстановления тела навязчивая боль занимает место горя и возможного закрытия.Некоторые люди сообщают, что видели мельком своих потерянных близких в повседневных ситуациях — скажем, в проходах супермаркета — в течение многих лет после того, как они пропали без вести. «Вы должны видеть, что человек больше не дышит», — сказал Босс. — Или тебе нужно увидеть кости.

Джин и Сэнди Ралстон на борту «Кэти Джи» на озере Билли Чинук в округе Джефферсон, штат Орегон. Фотография: Лия ​​Нэш/The Guardian

Вдобавок к жестокости того, что Босс называет «двусмысленной потерей», закон также изо всех сил пытается признать смерть в отсутствие тела.Судам, банкам, страховым компаниям и кредиторам труп нужен как доказательство. «Эта [ситуация] замораживает человека, который пропал без вести, замораживает все его активы и замораживает всех его близких или всех, кто от них зависит», — говорит Роберт Джарвис, профессор права в юридическом колледже Шепарда Броуда в Нью-Йорке. Флорида, который опубликовал несколько статей о том, как закон обращается с теми, кто только считается умершим.

В декабре 2006 года Ральстоны отправились на поиски тела молодого человека по имени Шейн Пирс, который утонул в результате несчастного случая на лодке на озере Кентукки в сентябре того же года.Без тела семья Шейна не смогла получить свидетельство о смерти, а без свидетельства о смерти им пришлось продолжать оплачивать грузовик сына и ипотечный кредит на его дом. «Это почти потопило нас», — сказал мне отец Шейна, Роджер Пирс. Семья также не могла продать лодку, на которой ехал их сын в день утопления, потому что она была зарегистрирована на его имя. Лобовое стекло лодки было разбито в том месте, где он, по-видимому, ударился головой и потерял сознание, прежде чем его выбросило из лодки.

«Чувак, это было тяжело», — сказал Роджер. «Лодка стояла здесь, на моей подъездной дорожке, и каждый раз, когда я смотрел на нее, я думал о Шейне». По меньшей мере пять различных поисково-спасательных групп пытались найти тело Шейна до того, как появились Ральстоны. «Джин и Сэнди начали поиски и нашли Шейна за шесть минут, — сказал Пирс. «Если бы я не переспала с Джином и Сэнди, не знаю, что бы случилось».

Ральстоны помогли Джине Хугендорн найти ее отца, Рика Херрена, который пропал без вести 15 лет назад.Пара нашла его тело на дне водохранилища Пылающего ущелья в Вайоминге весной 2012 года. Хугендорн было 18 лет, когда исчез ее отец, и после первоначальных поисков местные чиновники сказали ее семье, что им придется привыкнуть к мысли, что они никогда не найдут его. Она описала чувство незнания, где находится ее отец, некуда пойти навестить и вспомнить его, как «невероятную боль».

Только когда ей было 33 года, когда она случайно попала на телешоу об утонувшей жертве, чье тело было найдено спустя годы после того, как они пропали без вести, Хугендорн поняла, что она все еще может попытаться найти тело своего отца.Она поискала в Интернете и нашла Ральстонов. Она позвонила и рассказала свою историю Жене. «И он сказал: «Ага. Мы будем внизу. Мы спустимся в конце недели».

Как только Ральстоны оказались на водохранилище, им потребовалось восемь минут, чтобы найти тело. Через месяц водолазы из офиса шерифа восстановили его. «Они сняли его с лодки и посадили, и я, мой брат и моя мама просто влюбились в него», — сказал Хугендорн. Вода была глубокой и холодной, поэтому его тело относительно хорошо сохранилось.«У него все еще была форма, и поэтому я мог чувствовать его грудь, и это было похоже на его грудь», — продолжил Хугендорн. «Его плечо было похоже на плечо, и это было очень, очень сюрреалистично — снова обнять его. Это был самый счастливый и самый грустный день в моей жизни. Мы должны найти его, а потом мне снова придется попрощаться».


В апреле 2019 года я отправился на поиски тела вместе с Ральстонами и Джоном Земаном, их давним другом. Мы были на пруду Уошберн, полосе воды в форме подковы в малонаселенном районе штата Вашингтон.Лодка Ральстонов имеет длину семь метров и сделана из алюминия. В салоне достаточно места, чтобы Ральстоны могли сидеть плечом к плечу, а за ними сидела пара человек. Имя «Кэти Джи» было нанесено розовыми буквами под одним из окон каюты с 2008 года — лодка названа в честь молодой женщины, чье тело той весной Ральстоны нашли в озере на Аляске; ее семья пожертвовала деньги, которые позволили Ральстонам купить новый мотор.

Мы искали тело 20-летнего Александра Браво Маррокина, который исчез 12 дней назад, когда перевернулось каноэ, в котором он находился со своим братом.Местные власти позвонили Ральстонам после продолжительного обыска. Когда мы вышли на воду, мы миновали желтую полицейскую ленту, натянутую на куст, чтобы отметить место, где брат Браво Маррокина помнил, как он выплыл на берег. Пока Сэнди медленно вел лодку, Джин наблюдал за изображением, созданным гидролокатором, прокручивающимся на большом компьютерном мониторе. Он был в своей обычной форме: фланелевая рубашка с воротником, заправленная в накрахмаленные синие джинсы. На Сэнди была мешковатая толстовка с изображением кота в ластах и ​​маска для подводного плавания.

«Обнаружил что-то подозрительное», — объявил Земан примерно через 15 минут после того, как покинул катер.

«Нет тела, насколько я могу судить», — ответил Джин, когда мы снова прошли над ним с противоположной стороны. Фигура на мониторе выглядела слишком круглой и слишком маленькой. Но Гена отметил местоположение с помощью GPS.

«Вы хотите сделать 90?» — спросил Сэнди.

«Полагаю, мы можем это сделать — в этом что-то есть», — сказал Джин.

Семиметровая алюминиевая лодка Ральстонов, Kathy G.Фотография: Лия ​​Нэш/The Guardian

Сэнди развернула лодку, чтобы подойти к объекту под прямым углом. Мы молча смотрели, как изображения дна озера медленно мелькают на экране в оттенках желтого. Примерно в 50 метрах от земли, расстояние, которое сильный пловец-любитель преодолел бы примерно за минуту, в верхнем левом углу монитора появилась отчетливая форма человеческого тела.

— Вау, — пробормотал Джин. “Это он.” Тело выглядело неуместно на бесплодном дне озера.Джин сел за руль лодки, а Сэнди и Земан вышли на палубу, чтобы поставить рядом с телом маркер — два пластиковых ящика из-под молока, которые дают четкое изображение на гидролокаторе, прикрепленном к белому бую. Потом мы поспешили обратно на берег.

Через пару часов группа дайверов из отдела шерифа отправилась за телом Браво Маррокина. Когда мы стояли на палубе «Кэти Джи» и смотрели, как ныряльщики тонут, высоко над нами раздалась серия гортанных птичьих криков. — Канадские журавли, — сказал Джин. «Мне нравится этот звук.Над прудом парили четыре птицы с длинными тонкими шеями и широким размахом крыльев.

Я снова посмотрел вниз и увидел, что водолазы достигли поверхности. Они держали тело. Его нос и лоб вместе с копной густых темных волос торчали над поверхностью воды. Когда мы вернулись на берег, водолазы уложили его на бетонные плиты катера. Браво Маррокин был старшим из пяти братьев и сестер, и его семья каждый день устраивала пикеты на берегу озера с тех пор, как он пропал без вести. Около 20 из них спокойно стояли в конце гравийной парковки у озера ранее этим утром.Теперь они могли прикасаться к его телу и молиться.

Некоторое время назад Ралстоны решили остановиться после того, как найдут свое сотое тело. Но Браво Маррокин был 114-м, и в 2019 году они найдут еще шесть человек. Они больше не принимают миссии по поиску по пересеченной местности, но Джин сказал, что они будут продолжать отвечать на звонки в западной части США до тех пор, пока позволяет их здоровье. . «Как отказать кому-то в таком положении?» он сказал. Джину исполнилось 74 года, когда они нашли Браво Маррокина на дне пруда Уошберн.

Ральстоны рассказали мне еще об одной семье, которой они помогли. В конце лета 2017 года они более пяти недель искали тело 26-летнего ирландца по имени Дэвид Гэвин. Он и несколько его друзей сделали перерыв в своем путешествии, чтобы спрыгнуть с моста через водохранилище Кинбаскет в Британской Колумбии, Канада. Он ненадолго всплыл, но затем снова пошел ко дну и больше не поднимался. Семья Гэвина прилетела из Ирландии через несколько дней после аварии и разбила импровизированный лагерь на пыльной гравийной дороге с видом на мост.Через несколько дней Королевская конная полиция Канады отменила официальный поиск, но дайвер RCMP дал Гэвинам номер телефона Ральстонов. Отец Дэвида, Мик, считает, что Ральстоны продолжили поиски и его семью тем летом. «Если они уйдут, у нас больше ничего не будет, — сказал мне Мик. «Они знали это, видели это в наших глазах и разговаривали с нами каждый день. Они не могли отступить от этого».

«Я думаю, что то, что мы делаем, пережив столько смертей, должно было иметь влияние на нас», — сказал мне Джин в какой-то момент.Некоторые выздоровления было труднее забыть, чем другие. «Одним, в частности, был маленький 12-летний мальчик, которого сбила лодка на озере Шаста [в Калифорнии]. Это преследует меня время от времени», — сказал он.

Джин упомянул выражение, часто используемое участниками аварийно-спасательных служб: Хотел бы я, чтобы мой мозг мог забыть то, что видели мои глаза. «Сэнди умеет справляться с этим немного лучше, выбрасывает это из головы».

«Во время нескольких самых первых обысков всегда присутствовал коронер, и они всегда казались женщинами, и им было очень комфортно в том, что они делали», — сказала Сэнди.— Думаю, я принял это. Поиск и извлечение тел было лишь одной из тех работ, которые необходимо было выполнить.

Следите за длинным чтением в Твиттере на @gdnlongread и подпишитесь на еженедельную рассылку длинного чтения здесь.

Границы | Взросление в цифровом мире – цифровые медиа и связь с языковым развитием ребенка в возрасте двух лет

Введение

Жизнь в цифровом мире меняет то, как мы взаимодействуем друг с другом, как для детей, так и для взрослых.Следовательно, это может изменить то, как маленькие дети, растущие сегодня, усваивают язык, поскольку языковое развитие зависит от лингвистического вклада, получаемого в результате взаимодействия, которое происходит во время разговоров между детьми и взрослыми (например, Tomasello, 2003; Romeo et al., 2018). . Ограниченное эмпирическое исследование до сих пор изучало связь между телевизионным воздействием и разговорными оборотами при вводе языка и показало отрицательную связь (Christakis et al., 2009). Несмотря на быстрые изменения в доступности цифровых медиа (DM) в домашних условиях, включая смартфоны, телевизоры, игровые приставки и планшеты, а также ряд цифровых услуг, таких как потоковое телевидение и социальные сети, мало исследований изучали, влияет ли DM на дом ассоциируется с детско-взрослыми разговорами.В свою очередь, детско-взрослые разговоры могут быть связаны с детским языком и прежде всего со словарным запасом. Настоящее исследование фокусируется на важности взаимодействия детей и взрослых для развития речи и на том, как это развитие может быть связано с использованием DM и цифровых устройств в домашней среде.

Развитие языка

Ранние социальные взаимодействия между взрослым и ребенком формируют и выступают в качестве основы языкового обучения ребенка (Golinkoff et al., 2019).Предыдущие исследования показали, что интерактивная очередность родителей и детей имеет большее значение для языкового развития ребенка, чем количество слов, которые ребенок слышит (Romeo et al., 2018). Уделяя время общению с ребенком, беседе, описанию и объяснению действий, действий и мыслей ребенка, вы расширите и разовьете языковые способности и понимание ребенка (Meins and Fernyhough, 1999; Tamis-LeMonda et al., 2018; Golinkoff). и др., 2019).

Когда родители разговаривают со своим маленьким ребенком, они часто используют язык, ориентированный на ребенка (Вестерлунд и Лагерберг, 2008).Исследования речи родителей, направленной на ребенка, предполагают несколько важных аспектов. Ключевыми составляющими являются то, что языковые ответы, с которыми сталкивается ребенок, должны быть немедленными, надежными и точными по содержанию и релевантности (Roseberry et al., 2014), что предполагает, что родитель внимателен и не озабочен. Этот внимательный стиль общения поддерживает среду, стимулирующую развитие речи (Karrass et al., 2003), и может возникать во время частых рутинных действий, таких как чтение книг, поездки на машине, кормление и приучение к горшку (Bruner, 1983; Zimmerman et al., 2009). Чтение книг для маленьких детей обычно происходит в диалоге с ребенком; поддерживать направленную на ребенка речь, останавливаясь, чтобы объяснить вопросы, которые взрослый решает объяснить, или расширять вопросы, которые задает ребенок. Положительный эффект от чтения книжек с картинками или чтения электронных книг часто достигается за счет взаимодействия между ребенком и взрослым (Куциркова, 2019). Именно интерактивный аспект чтения имеет первостепенное значение для языкового развития (Mol et al., 2008). В отличие от телешоу или клипа на YouTube, взрослый, который читает ребенку, позволяет ребенку слушать в своем собственном темпе и, возможно, репетировать и повторять слова и действия, изображенные в книге, а взрослым расширять понимание темы. сосредоточив внимание на текущем понимании ребенка.Подобные эффекты наблюдаются, когда родители приостанавливают записанный телесериал (Strouse et al., 2013).

Распространенным способом описания языка является использование трех концепций формы (например, синтаксиса), содержания (например, словарного запаса) и использования (прагматика; Bloom and Lahey, 1978). Часто описывается с помощью диаграммы Венна, где каждая концепция имеет свои уникальные характеристики, но они также имеют общие характеристики. Таким образом, каждая представляет собой синергетическую систему, каждая концепция развивается независимо, но действует как интегративное целое (ASHA, 1993).Следовательно, при анализе развития языка следует учитывать, что разные аспекты развития ребенка или разные аспекты среды могут по-разному влиять на форму, содержание или использование языка (Bloom, Lahey, 1978).

Цифровые медиа и семейная жизнь

Цифровые медиа выполняют разнообразные функции в жизни родителей и семей, а DM используются в 98% семей с детьми в Швеции [Swedish Media Council (SMC), 2019].Это может привести к чрезмерному использованию DM, и пользователи описывают влечение к DM, включая желание неоднократно проверять свои социальные сети или почту на наличие возможных обновлений, желание, которому им трудно сопротивляться даже в ситуациях, когда родители проводят время со своим ребенком. (Оуласвирта и др., 2012). Использование DM взрослыми может препятствовать взаимодействию между ребенком и взрослым, тем самым влияя на языковое развитие ребенка. Если ребенок также самостоятельно использует DM, использование ребенком DM также является фактором, изменяющим среду изучения языка ребенком.

Нарушение взаимодействия из-за DM со стороны родителей или детей было названо техноференцией (Reed et al., 2017, McDaniel and Radesky, 2018a,b, Sundqvist et al., 2020). Это может происходить в любой ситуации, когда взрослый и ребенок взаимодействуют, например, во время игр, чтения книг или приема пищи (Radesky et al., 2014; McDaniel and Radesky, 2018a,b). По оценкам родителей, в день происходило в среднем четыре случая техноференции, при этом использование родителем DM составляло большинство случаев техноференции (Sundqvist et al., 2020). Точное число может быть намного выше, поскольку его трудно вспомнить ретроспективно (см. Barr et al., 2020). Кристакис и др. (2009) показали, что взаимодействие родителей со своим ребенком уменьшалось по мере того, как усиливались цифровые звуки, преимущественно телевизионные звуки рядом с ребенком. Кроме того, недавний метаанализ показал, что большее использование экрана в младенчестве может быть связано с задержкой языкового развития (Madigan et al., 2020).

Количество DM и встречающиеся случаи техноференции имеют большое значение, но исследования показали, что не менее важно анализировать, используют ли и как родители медиа вместе с ребенком (Nathanson, 2015).Исследования показывают, в частности, что посредничество родителей в использовании детьми средств массовой информации, например обсуждение контента с ребенком, может уменьшить негативные ассоциации с использованием DM (Nathanson, 2015; Madigan et al., 2020). Этот тип взаимодействия называется совместным взаимодействием со средствами массовой информации (JME) и определяет, как дети будут реагировать на средства массовой информации и использовать их. Более высокий JME был связан с положительными результатами в отношении семейных связей (Padilla-Walker et al., 2012), повышенным вниманием и отзывчивостью младенцев (Barr et al., 2008) и более активное обучение младенцев с помощью сенсорных экранов (Zack and Barr, 2016). Валкенбург и др. (1999) описывают три разных стиля посредничества родителей: ограничительное посредничество, инструктивное посредничество и совместное социальное рассмотрение. Инструктивное посредничество описывает родительское поведение, состоящее из JME, включая обсуждения с ребенком во время и о действиях в СМИ. Социальный совместный просмотр представляет собой поведение, при котором родители совместно просматривают медиа, но без совместного участия в задаче DM.Наконец, ограничительное посредничество влечет за собой соблюдение родительскими правилами устройств/контента и/или нормами времени, связанными с использованием DM.

Различные семейные рутины и действия, которые способствуют взаимодействию между ребенком и взрослым, такие как более активное общение с ребенком в обычных ситуациях, чтение книг (бумажных или электронных) и JME при использовании DM, могут способствовать развитию речи ребенка ( Натансон, 2015). Было высказано предположение, что техноференция или чрезмерное одиночное использование DM детьми снижает или нарушает типичные взаимодействия между взрослыми и детьми, необходимые для развития речи, и, следовательно, мешает развитию речи (Zimmerman et al., 2009).

Воздействие цифровых средств массовой информации часто снижает взаимодействие детей и взрослых, потому что DM не способствует социально обусловленным разговорам с языковым партнером, чьи ответы являются немедленными, надежными и точными по содержанию и актуальности (Anderson and Hanson, 2017). Хотя некоторые родители с некоторым успехом дают описания и даже приостанавливают просмотр видео, чтобы обсудить контент, такие языковые взаимодействия, как правило, происходят реже, чем при личном общении (Strouse et al., 2013). Без поддержки активно и назидательно выступающего взрослого DM самостоятельно не может повторить или объяснить содержание в соответствии с конкретными потребностями ребенка. Таким образом, возможно, что одиночное участие в DM со стороны родителя или ребенка будет негативно связано с языковым развитием ребенка. Следовательно, использование DM может ограничить взаимодействие между ребенком и взрослым. Тем не менее, возможно, что даже если ребенок или взрослый использует DM, они все равно могут поддерживать высокий уровень взаимодействия между взрослыми и детьми, что будет связано с положительными языковыми результатами.Примерами деятельности, которая поддерживает повышенное взаимодействие и, таким образом, будет положительно связана с развитием речи ребенка, являются, например, JME и чтение книг (бумажных/электронных книг). До сих пор в большинстве исследований детей младшего возраста изучалось, как DM связан с одним конкретным аспектом языка (например, словарным запасом) или более общим языковым показателем (Madigan et al., 2020). Мы предположили, что различные аспекты языка могут быть по-разному связаны с типами использования DM, и в этом исследовании будут изучены три аспекта языка (содержание, форма и использование языка) у двухлетних детей, которые находятся на ранних стадиях выразительного использования грамматики. , словарный запас и прагматика.Важно отметить, что DM в контексте данного исследования будет включать в себя все цифровые устройства, которые позволяют отображать аудиовизуальный вывод: телевизор, смартфоны, планшеты и компьютеры. Используя современные технологии, трансляция любимой музыки на экран телевизора или просмотр телепередач на смартфоне так же распространены, как и просмотр телепередач на телевизоре. Разные устройства не обязательно отображают разный контент.

В нашем исследовании задаются три вопроса: (1) Каковы характеристики использования DM детьми и родителями и каковы характеристики развития речи детей и домашней звуковой среды? Мы предположили, что 2-летние дети будут использовать DM ежедневно, а родители будут использовать свое собственное устройство во время детских рутин.Мы также предположили, учитывая характер нашей выборки, что их языковое развитие будет в пределах, типичных для шведских детей. (2) Связано ли использование DM двухлетним ребенком и использование DM родителями с языковым развитием ребенка? Основываясь на исследованиях использования детской DM, мы предположили, что увеличение использования DM в семье будет отрицательно связано с развитием речи ребенка, особенно словарного запаса. Основываясь на исследованиях техноференции, мы предположили, что более высокая вероятность использования родительской DM во время обычных детских рутин будет отрицательно связана с языковым развитием ребенка.Основываясь на исследованиях использования фонового телевизора, мы предположили, что фоновый телевизор отрицательно влияет на языковое развитие ребенка. У нас не было конкретных гипотез относительно того, будет ли каждая из этих переменных связана с формой, содержанием и использованием, за исключением предсказания того, что более частое использование детской DM будет связано с меньшим словарным запасом. (3) Являются ли факторы в домашней звуковой среде, такие как повышенное взаимодействие (поочередность между взрослым и ребенком), увеличение количества чтения книг (электронных или бумажных книг) и JME (интерактивное посредничество), положительно связаны с языковым развитием ребенка? Мы предположили, что более активное взаимодействие, чтение книг и JME, соответственно, будут положительно связаны с языковым развитием ребенка.

Материалы и методы

Участники

Родители были приглашены по почте для участия со своим ребенком в исследовании в лаборатории «Ребенок и ребенок» Университета Линчёпинга. Все дети ( N = 1324), родившиеся в течение определенного периода времени в муниципальном районе Линчепинг, были приглашены письмом. Адреса были получены из Statens personadressregister, базы данных, которая включает всех, кто зарегистрирован как резидент Швеции. С теми, кто проявил интерес, связались по телефону и проинформировали о текущем исследовании.Это исследование, начатое, когда детям было 9 месяцев (90 149 N 90 150 = 127), является частью более крупного исследования, включающего также лабораторные анализы ребенка. Во второй волне этого исследования в возрасте 2 лет приняли участие 92 семьи. Все семьи, участвовавшие в этом исследовании, говорили со своим ребенком на шведском языке. В трех домах также говорили на другом языке. На основании визита в детскую клинику было сообщено, что все дети развиваются нормально. В этой статье представлены данные, собранные с 2018 по 2019 год, когда детям было 2 года.Все семьи, принявшие участие в текущем исследовании, говорили со своим ребенком на шведском языке. В трех домах также говорили на другом языке. На основании визита в детскую клинику было сообщено, что все дети развиваются нормально. В этой статье представлены данные, собранные с 2018 по 2019 год, когда детям было 2 года.

Родители: Анкеты были заполнены 92 родителями (80% матерей/20% отцов) дома, некоторые родители не ответили на некоторые вопросы, что привело к отсутствию данных по некоторым вопросам.Образец отмечается в отношении конкретных вопросов. Они были хорошо образованы (12% закончили среднюю школу, 6% закончили профессиональное обучение, 73% закончили университет и 9% имеют докторскую степень).

детей: возраст 92 детей (50 мальчиков/42 девочки) был в среднем 25,1 месяца ( SD 0,31 месяца). На момент исследования у 51% детей не было братьев и сестер, а у 42% был один брат или сестра.

В Швеции существует субсидируемая государством программа ухода за детьми, в которой приняли участие 100% детей из этой выборки.Шведская система отпусков по уходу за ребенком позволяет родителям оставаться дома со своим ребенком более года с момента его рождения с сохранением 80% их заработной платы. Когда ребенок начинает уход за ребенком, родители также получают оплачиваемые больничные, если ребенок болен, а также в среднем 25 дней оплачиваемого отпуска в год. Все дети в этом исследовании посещали детские сады, и 75% посещали более 20 часов в неделю, что является обычным явлением для этой возрастной группы в Швеции (Шведское национальное агентство по образованию, 2013). Несмотря на то, что большинство детей проводят несколько часов в неделю в уходе за детьми, время, которое они проводят дома, составляет значительно большую часть времени.

Цифровые носители были доступны во всех домохозяйствах и использовались родителями, а также активно использовались детьми, по крайней мере, один раз в течение последних 2 недель. В 95% домохозяйств был телевизор (использовали 87% детей), во всех домохозяйствах были смартфоны (использовались 100% детей), в 95% домохозяйств был компьютер (использовали 93% детей). дети), 81% домохозяйств имели планшет (использовали 81% детей), а 30% домохозяйств имели DVD-плеер (использовали 28% детей).Частота использования цифровых устройств в этой выборке соответствует другим отчетам об использовании цифровых устройств в Швеции (SMC, 2019).

Процедура

После телефонного звонка с родителями, когда была сообщена информация об исследовании, родителям было отправлено электронное письмо со ссылкой на анкету, а также письмо с инструкциями и домашним записывающим устройством Language Environment Analysis, LENA (Фонд LENA , 2020).

Родителям было предложено выбрать типичный день, когда ребенок не посещал детский сад, и они будут проводить время дома со своим ребенком для записи домашней звуковой среды своего ребенка (21% выбрали будний день и 79% родителей выбрал выходной/праздничный день для записи).Причины для выбора дня, когда ребенок не посещал детский сад, были двоякими: во-первых, мы получили запись типичного дня, когда ребенок проводит время со своей семьей, а во-вторых, было невозможно получить согласие от всех различных дошкольных учреждений. и все разные родители для записи в течение дошкольного дня. Учебная программа всех детских учреждений регулируется национальным законодательством о школах, и поэтому учебные программы, вероятно, будут похожи друг на друга. Домашняя звуковая среда в возрасте 2 лет также, вероятно, будет похожа на первые 17 месяцев жизни ребенка, когда большинство детей еще не начали уход за детьми.Когда ребенок просыпался утром, родителю давали указание положить записывающее устройство ЛЕНА в предназначенный для этого карман на специально предоставленном жилете, нажать кнопку записи и оставить запись на весь день. Диктофон автоматически выключился через 16 часов. На вопрос, кто из родителей берет на себя наибольшую ответственность за ребенка в выходной день в дошкольном учреждении, 40 % ответили, что наибольшую ответственность берет на себя мать, 26 % сообщили, что наибольшую ответственность берет на себя отец, а 29 % сообщили, что оба родителя берут на себя равную ответственность. сумма ответственности за ребенка.

Анкеты вводились с помощью программного обеспечения Qualtrics™ (Qualtrics, Прово, Юта, США), которое является исследовательской компанией-разработчиком программного обеспечения, предлагающей онлайн-сбор данных. Вопросы для СМИ в анкете были разработаны Консорциумом по комплексной оценке воздействия на семью (CAFE). Первоначальные вопросы для СМИ были на английском языке, но были переведены на шведский язык и переведены обратно носителем английского языка. Анкеты также были протестированы в пилотном режиме, чтобы убедиться, что вопросы сформулированы и правильно поняты родителями детей той же возрастной группы.Консорциум CAFE — это междисциплинарная международная сеть исследователей, которая разработала надежный и действенный инструмент для оценки СД в детском возрасте (Barr et al., 2020). В центре внимания настоящего исследования находится языковое развитие детей, оцениваемое с помощью шведской версии Опросника коммуникативного развития Макартура, Шведского опросника раннего коммуникативного развития – слова и предложения (SECDI-2), а также оценка использования родителями и детьми средств массовой информации и стратегий с помощью Анкета КАФЕ.Несмотря на то, что анкета заполнялась самостоятельно онлайн, посещение лаборатории произошло вскоре после введения онлайн-анкеты, и родители задавали вопросы, касающиеся анкеты, по мере необходимости, во время посещения лаборатории.

Этика

От лиц, осуществляющих уход, получено письменное информированное согласие. Региональный совет по этике в Линчепинге, Швеция, одобрил это исследование (2016/490-31 и 2018/609-32).

Онлайн-анкета

Чтобы ответить на вопрос нашего исследования, были проанализированы следующие вопросы СМИ из батареи CAFE (версия 2):

Расчетное ежедневное использование носителя

Расчетное ежедневное измерение того, сколько времени родитель и ребенок тратят на медиа.Мы спросили, сколько времени в обычный будний день родитель тратит на одно из шести различных занятий: просмотр телевизора/DVD, использование компьютеров, чтение книг, использование планшета, использование смартфона и видеоигры на игровой приставке. Родители выбирают один из следующих вариантов: совсем нет, <30 мин, 30–60 мин, 1–2 ч или >2 ч. Родителей попросили ответить на те же вопросы, но также и в отношении их ребенка.

Кроме того, мы спросили: Пользовался ли когда-нибудь ваш ребенок мобильными цифровыми устройствами (смартфон, планшет и т.) для выполнения любого из следующих действий? Смотрите телепередачи или фильмы, играйте в игры, используйте приложения, не являющиеся играми (например, FaceTime), слушайте книги, слушайте музыку на цифровых устройствах. Возможные варианты: (1) у нас нет устройства, (2) никогда или реже одного раза в неделю, (3) один раз в неделю, (4) 2–4 раза в неделю, (5) ежедневно и (6) несколько раз в день.

Использование цифровых носителей во время детских занятий

Вероятность того, что родитель использовал цифровые устройства в обычных повседневных делах в присутствии ребенка, также оценивалась по шкале Лайкерта (я никогда этого не делаю, маловероятно, нейтрально, вероятно, очень вероятно, представлено значениями 1–5 соответственно ).Были заданы следующие вопросы: Часто родителям приходится использовать свой смартфон или планшет, когда они проводят время со своим ребенком. Насколько вероятно, что вы используете свой телефон или другие устройства (например, чтобы звонить, отправлять текстовые сообщения, проверять электронную почту, смотреть видео): (1) во время еды, (2) подготавливая ребенка к уходу за ребенком, (3) во время игр, (4) перед сном, (5) по дороге на работу или с работы или во время поездки в общественном транспорте. Для анализа было выбрано среднее значение пяти рутинных действий, представляющих наиболее распространенный образец поведения DM родителя, причем более высокие значения указывают на более высокое использование DM во время деятельности их детей.Родителей также спрашивали о том, включали ли они телевизор в фоновом режиме, пока никто не смотрел (с вариантами никогда, почти никогда, иногда, часто или всегда).

Стратегии медийного посредничества (адаптированная версия шкалы Валкенбурга)

Эта шкала предназначена для анализа того, как родители обеспечивают своим детям доступ к СМИ и их использование (Valkenburg et al., 1999). Шкала была переведена с английского на шведский и адаптирована к современной медиа-среде. Первоначально шкала была ориентирована на просмотр телепередач, но в текущем исследовании объем вопросов был расширен за счет включения других типов медиа, таких как смартфоны и планшеты.Шкала охватывает три различных стиля родительского посредничества при просмотре медиа: (а) ограничительное посредничество, когда родитель запрещает просмотр в соответствии с набором правил, (б) инструктивное посредничество, которое в дальнейшем будет называться JME, когда родители объясняют и обсуждают аспекты. средств массовой информации и (в) совместное социальное просмотрение, когда родители и дети просто смотрят вместе. Каждый из стилей оценивается и оценивается с помощью пяти отдельных вопросов, и родители оценивают вероятность стиля посредничества по шкале Лайкерта от никогда до всегда (1–5), из которой рассчитывается среднее значение для каждой стратегии.

Разработка языка SECDI-2

Шведская онлайн-версия Опросника коммуникативного развития Макартура, SECDI-2, использовалась для оценки продуктивного словарного запаса, грамматического использования и прагматического использования. Хорошая валидность и надежность шведского SECDI-2 были установлены для возрастной группы от 16 до 28 месяцев, а ретестовая надежность SECDI-2 близка или превышает 0,90 (Berglund and Eriksson, 2000). SEDCI-2 содержит: (A) контрольный список словарного запаса (710 часто встречающихся шведских слов), (B) морфемы обратной связи (слова, которые сигнализируют о том, что человек понял собеседника, например, yes, mmh или no), (C) прагматическую шкалу, которая включает вопросы о том, как ребенок использует язык.Например, один из вопросов звучит так: «Указывает ли ваш ребенок на чей-то предмет и называет имя этого человека? Например, ребенок может указать на папин велосипед и сказать: «папа» (максимум 10 баллов), (D) Грамматическая шкала оценивает, как ребенок использует, например, множественное число, прошедшее время, притяжательные наклонения (максимум 12 баллов), E. Максимальная длина высказывания ребенка . Мы выбрали три субшкалы для анализа, касаясь содержания (лексика), формы (грамматика) и использования (прагматика). Подшкалы B и E не были включены в настоящий анализ.

Домашняя звуковая среда

Естественная среда домашнего языка записывалась в течение всего дня с помощью LENA. Диктофон представляет собой небольшое устройство, которое помещается в карман специально разработанного жилета, которым пользуется ребенок, и записывает до 16 часов звукового окружения ребенка (Фонд ЛЕНА, 2020). Аудиозаписи загружаются и анализируются с помощью программы LENA Software Advanced Data Extractor (ADEX). ADEX автоматически классифицирует данные в соответствии с заданными алгоритмами по множеству различных переменных; е.г., детский говорящий, женский говорящий, мужской говорящий, продолжительность речи и отдаленная речь (Фонд ЛЕНА, 2020). Процесс сегментации и маркировки Лены предназначен для определения доминирующего источника звука в окружении ребенка. Это выполняется с интервалом в 800 миллисекунд. Например, в сегменте, где ребенок играет со своим родителем на фоне телевизора в течение 5 минут. LENA добавит все интервалы, где доминирует телевизор, где доминирует ключевой детский голос и где доминирует взрослый голос.Алгоритмы также автоматически рассчитывают разговорные обороты, когда между высказываниями ребенка и взрослого было <5 секунд тишины или других звуков (например, телевизора) (Фонд ЛЕНА, 2020).

Переменные, включенные в текущий анализ: (1) количество слов взрослых, которое представляет собой количество слов, сказанных взрослыми (женскими и мужскими голосами) ребенку и рядом с ним; (2) Ориентируйтесь на вокализацию/слова ребенка; (3) Интерактивная очередность — это общее количество разговорных взаимодействий между ребенком и взрослым, когда один говорящий инициирует, а другой отвечает в течение 5 секунд.Для анализа были отобраны все записи продолжительностью более 10 часов (Фонд LENA, 2020). Из-за технических сложностей одна запись длилась всего 4 часа и не вошла в окончательный образец. Надежность LENA была первоначально установлена ​​для американского варианта английского языка, но также была оценена для других языков, таких как шведский (Schwarz et al., 2017), показывая, что сравнение в рамках одного и того же языка даст сопоставимые результаты.

Статистический анализ

Статистический пакет для социальных наук 27.0 (SPSS) использовали для всех статистических анализов. Везде используется двусторонний анализ. Во-первых, отношения между анализами были исследованы с помощью корреляции Пирсона. Чтобы более подробно понять развитие речи ребенка, регрессионные модели исследуют относительный вклад рассматриваемых здесь факторов. Одна регрессионная модель для каждой языковой переменной (зависимая переменная соответственно: словарный запас, грамматика и прагматика). Регрессия была выбрана для соответствия рассматриваемым переменным с пошаговым выбором переменных.Из пула или переменных сначала выбиралась та, которая больше всего увеличивала объясненную дисперсию модели. Затем процесс повторялся до тех пор, пока все переменные, которые внесли значительный вклад в объясненную дисперсию, не были включены в модель, при этом на каждом этапе проверяя, можно ли удалить переменные, которые не вносят значительного вклада в модель. Все три регрессионные модели начинались с одного и того же набора переменных.

Результаты

Раздел результатов организован в соответствии с тремя основными вопросами нашего исследования.Чтобы ответить на наш первый исследовательский вопрос, мы сначала сообщаем описательные данные об использовании средств массовой информации родителями и детьми, JME и оценки языкового развития детей по словарному запасу, грамматике и прагматике. Затем, чтобы ответить на наши второй и третий исследовательские вопросы, мы описываем серию корреляций первого порядка, которые мы провели в отношении использования ребенком и родителями средств массовой информации и отношения к языковому развитию ребенка, а также отношения языка (т. е. словарный запас, грамматика, и прагматика) до интерактивной очередности, чтения книг и JME.Наконец, чтобы лучше понять словарный запас, грамматику и прагматическое развитие, регрессионные модели исследуют относительный вклад родительского и дочернего использования средств массовой информации, интерактивной очередности и JME в языковое развитие. Подбирается одна модель пошаговой регрессии для каждой языковой переменной.

Вопрос исследования 1: Описательная статистика использования семейных СМИ, домашней среды и языка

Расчетное ежедневное использование носителя

Дети в возрасте 2 лет ежедневно употребляли ДМ (см. Таблицу 1), 86% смотрят телевизор, 64% используют смартфон, 52% используют планшет, 16% используют компьютер и почти 100% родителей ежедневно читают своему ребенку основе (27% <30 мин, 52% 30–60 мин, 14% 1–2 ч).В вопросе о книгах не делалось различий между электронными и печатными книгами. В вопросе о книгах не делалось различий между электронными и печатными книгами. Ни один ребенок не играл в видеоигры в этом возрасте. Модели использования медиа детьми сильно коррелировали с моделями использования медиа родителями для большинства типов медиа (все p > 0,01). Единственным медиа-шаблоном, который не коррелировал между использованием родителей и детей, было использование смартфонов. Использование детьми средств массовой информации не отличалось между мальчиками и девочками (все р > 0.05) и не было связано с количеством услуг по уходу за детьми, которые посещали дети (все р > 0,05). Как и в других исследованиях детей в этом возрастном диапазоне, просмотр телевизионного контента был наиболее частой формой воздействия DM (Rideout, 2017; Rideout and Robb, 2020). Это не зависело от устройства, используемого для просмотра телевизионного контента. 25% смотрели ТВ на цифровом устройстве ежедневно или несколько раз в день, 19% детей смотрели ТВ на мобильном устройстве несколько раз в неделю и 56% один раз в неделю и реже (см. табл. 2).Ежедневное использование электронных книг (8%) или игры на мобильных устройствах (5%) не были обычным явлением.

Таблица 1 . Ежедневное использование детьми средств массовой информации по типам устройств в процентах по категориям времени ( n = 88–92).

Таблица 2 . Использование цифровых устройств для различных операций с цифровыми медиа (DM) в восприятии по временной категории ( n = 90).

Использование родителями цифровых медиа во время детских занятий

Родители сообщили, что они обычно использовали DM во время детских процедур, таких как время приема пищи или время отхода ко сну, но существуют большие индивидуальные различия (см. Таблицу 3).Для последующего анализа значения суммировались в среднее значение того, насколько вероятно, что родитель будет использовать DM во время большинства дочерних процедур; никогда бы не использовали устройства (7%), маловероятно, что будут использовать устройства (51%), вряд ли будут использовать устройства (36%) и, вероятно, будут использовать устройства (7%) во время детских рутин. Ни один из родителей не выбрал вариант «очень вероятно» для всех видов деятельности. Родители, кроме того, сообщали, что у них редко был включен фоновый телевизор; 60% сообщили никогда или почти никогда, 24% сообщали иногда, 13% сообщали часто и 3% сообщали всегда.

Таблица 3 . Процент родителей, указывающих, насколько вероятно, что они будут использовать цифровое устройство в обычных повседневных делах, когда их ребенок присутствует ( n = 90).

Стратегии медийного посредничества

Для ясности представлены все три стратегии посредничества шкалы, но, основываясь на обзоре литературы, мы предположили, что только стратегия JME будет связана с языковыми результатами, и поэтому только эта стратегия используется в корреляционном и регрессионном анализе.Родители ( n = 91) использовали разные стратегии медийного посредничества при просмотре телевизионного контента вместе с ребенком. Ограничительное посредничество было наиболее распространенной стратегией среди родителей двухлетних детей ( M = 3,22, SD = 0,89). То есть родители решали, когда, сколько и содержание ЛС ребенок может использовать. Две другие стратегии были одинаково распространены: социальный совместный просмотр, совместный просмотр без обсуждения контента ( M = 2,78, SD = 0,71) и JME ( M = 2).79, SD = 0,92).

Развитие языка (SECDI-2)

Речевое развитие двухлетних детей, включенных в настоящее исследование (см. Таблицу 4), соответствует шведским нормам языкового развития (Berglund and Eriksson, 2000). Не наблюдалось различий ни в одном из языковых показателей в зависимости от того, сколько часов посещали дети присмотра за детьми (все р > 0,05). Кроме того, не наблюдалось гендерных различий по шкале грамматики или по шкале словарного запаса ( p’s > 0.05). У девочек среднее значение по прагматической шкале было значительно выше, чем у мальчиков [девочки: M = 8,84, SD = 1,9, мальчики: M = 7,4, SD = 1,6; t (86) = −2,57, p < 0,05]. Все языковые меры SECDI-2 коррелировали друг с другом. Словарная шкала коррелировала со шкалой грамматики ( r = 0,77, p < 0,01) и с прагматической шкалой ( r = 0,58, p < 0,01).Грамматическая шкала коррелировала с прагматической шкалой ( р = 0,59, р < 0,01).

Таблица 4 . Описательные данные для трех подшкал Шведского опросника раннего коммуникативного развития – слова и предложения (SECDI-2).

Домашняя звуковая среда (LENA)

Language Environment Analysis записывает звуковую среду ребенка, а затем использует проверенные алгоритмы для разделения аудиозаписи на разные категории. Эти категории включают количество слов, сказанных ребенку взрослым, и количество детских вокализаций.Затем на основе слов ребенка и взрослого и времени между высказываниями рассчитывается чередование между ними. Различия в количестве слов, произнесенных взрослыми, и количестве интерактивных оборотов были большими, примерно от 4 000 до 34 000 слов в день, в среднем 17 267 слов и в среднем 829 эпизодов чередования в течение дня (см. Таблицу 5). Эти переменные взаимозависимы, и количество слов у взрослых положительно коррелирует с количеством слов у детей ( r = 0,28, p < 0.01) и интерактивной очередности ( r = 0,68, p < 0,01). Интерактивная очередность коррелирует с количеством слов ребенка ( r = 0,81, p < 0,01). В последующем анализе будет использоваться интерактивная очередность, поскольку она включает в себя количество слов как взрослых, так и детей, а показатели в значительной степени взаимосвязаны, но для ясности здесь приводится описательная статистика для обоих этих показателей.

Таблица 5 . Описательные данные для трех измерений домашней звуковой среды, полученные в результате анализа языковой среды (LENA, n = 84).

Вопросы исследования 2 и 3: Можно ли предсказать языковое развитие по моделям использования семейных средств массовой информации и факторам в домашней среде, таким как чередование взрослых и детей, чтение книг (электронных или бумажных) и JME?

Корреляционный анализ

В соответствии с нашим вторым вопросом, наблюдалась значимая отрицательная корреляция между тем, сколько ребенок смотрел телевизионный контент (определяемый как любой телевизионный контент, просматриваемый на любом устройстве из любого источника) и шкалой словарного запаса (см. Таблицу 6).Не было выявлено корреляции между использованием ребенком смартфонов и планшетов и развитием речи ребенка ( p’s > 0,05). Компьютерами пользовались 14 детей, но была выявлена ​​значительная положительная корреляция между использованием ребенком компьютеров и словарным запасом.

Таблица 6 . Корреляция между тремя показателями языкового развития и использованием детьми средств массовой информации, использованием родительской DM, родительским посредничеством и домашней звуковой средой (LENA).

Кроме того, корреляционный анализ между использованием родителем DM (смартфоны, компьютеры, планшеты, телевизор и видеоигры) и языковым развитием ребенка не выявил значимых ассоциаций (все р > 0.05). Эта линия вопросов относилась к использованию родителем DM, когда ребенок присутствовал, а также когда ребенок не присутствовал. Однако существовала значительная отрицательная корреляция между более высокой вероятностью использования родителями DM во время детских рутин и словарным запасом ребенка, грамматикой и прагматической шкалой (см. Таблицу 6). Фоновое ТВ не было обычным явлением в нашей выборке и не коррелировало с языковыми показателями ( p’s > 0,05).

Наш третий исследовательский вопрос касался того, связаны ли действия родителей и детей дома с языком.ЮМЭ положительно коррелировал с развивающимися прагматическими способностями ребенка (см. Таблицу 6). Также была положительная корреляция между детьми, которым читали, и шкалой прагматизма и словарного запаса. В нашем первоначальном исследовательском вопросе мы приравняли печатные книги и электронные книги. Однако в этой выборке электронные книги использовались редко, поэтому вполне вероятно, что эта корреляция в значительной степени связана с чтением печатных книг. Кроме того, интерактивная очередность взрослых и детей, измеренная с помощью LENA, положительно коррелировала со словарным запасом ребенка.

Модели регрессии

Мы построили три отдельные модели пошаговой регрессии для прогнозирования языковых переменных: шкала словарного запаса, прагматическая шкала и шкала грамматики соответственно. Для дальнейшего анализа см. множественные линейные регрессии в приложении. Переменные-предикторы были одинаковыми во всех трех регрессиях и были выбраны на основе корреляционного анализа первого порядка и того, могут ли они теоретически предсказывать языковые результаты. Из анкеты CAFE мы последовательно включили время, которое ребенок провел с книгами, телевизионным контентом и компьютерами, и для них были созданы фиктивные переменные со средним значением в качестве эталонной категории, основанной на частоте использования конкретных средств массовой информации.Телевизионный контент был пересчитан по трем переменным ежедневного использования: отсутствие ТВ, мало ТВ (<60 минут) и много ТВ (> 60 минут). Использование компьютера было пересчитано на неиспользование, среднее использование (<30 минут) и активное использование (30–60 минут). и интенсивное использование (> 60 минут). Среднее использование телевизора, среднее использование компьютера и среднее использование книг были использованы в качестве эталонной категории, соответственно. Мы также включили вероятность использования родителем устройства во время повседневной жизни ребенка, а также использование родителем JME во время использования ребенком DM.Из звуковой среды дома, измеренной с помощью LENA, мы включили интерактивную очередность в качестве предикторной переменной. Мы также включили пол в качестве предикторной переменной. Поскольку образование родителей не имело нормального распределения (более 80% родителей имели высшее образование), эта переменная не была включена в анализ. Кроме того, поскольку только 20% респондентов были отцами, поэтому пол родителя, отвечавшего на вопросник, не был введен в модель.

Регрессия 1.Словарный запас

Мы ввели переменные-предикторы в линейную ступенчатую регрессию по словарной шкале из SECDI-2 в качестве переменной результата. Окончательная модель, основанная на трех переменных (см. Таблицу 7), была явно значимой F (3,69) = 9,87, p < 0,001 и объясняла относительно большую часть дисперсии (скорректированная R 2 объясняет 27% дисперсии). Модель включала три переменные; интерактивное чередование, которое объясняет 16% дисперсии, телевизионный контент, который объясняет 9% дисперсии, и вероятность использования устройства родителем во время повседневных действий ребенка, что объясняет 5% дисперсии.

Таблица 7 . Резюме пошагового регрессионного анализа для переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Словарь ( n = 76).

Таблица 8 . Резюме пошагового регрессионного анализа для переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Грамматика ( n = 76).

Таблица 9 . Резюме иерархического регрессионного анализа переменных, предсказывающих SEDCI-2 – Pragmatics ( n = 76).

Регрессия 2.Грамматическая шкала

Мы снова ввели те же предикторы в линейную ступенчатую регрессию с грамматической шкалой из SECDI-2 в качестве переменной результата (см. Таблицу 8). Общая модель, включающая две переменные, была значимой [ F (2,70) = 6,68, p < 0,01] со скорректированным R 2 , равным 14%. Телевизионный контент объясняет 10 % дисперсии, а вероятность использования родителем устройства во время повседневных занятий ребенка объясняет 6 %.

Регрессия 3.Прагматические весы

Наконец, те же предикторы были добавлены в линейную ступенчатую регрессию с прагматической шкалой из SECDI-2 в качестве переменной результата (см. Таблицу 9). Окончательная модель наилучшего соответствия была значимой [ F (3,69) = 6,92, p < 0,001] со скорректированным R 2 , объясняющим 20% дисперсии прагматической шкалы и включающей три переменные. Вероятность использования родителем устройства во время повседневной жизни ребенка объясняла 10% дисперсии, пол ребенка объяснял 8% дисперсии, а JME объяснял еще 5% дисперсии.

Обсуждение

Настоящее исследование подтверждает, что определенные аспекты медиасреды ребенка были связаны с языковым развитием ребенка. Время, проведенное во взаимодействии со взрослым, положительно связано с развитием речи. Склонность родителей использовать DM во время детской рутины, а также время, которое дети проводили за просмотром телепередач, отрицательно ассоциировались с языковым развитием ребенка.

Какова медийная и языковая среда двухлетних шведских детей?

В соответствии с другими недавними отчетами (например,g., Rideout, 2017), малыши в Швеции смотрят телепередачи на нескольких устройствах, на телевизоре или планшете/мобильном телефоне, а также просматривают контент из нескольких источников. В соответствии с другими недавними отчетами о данных, собранных в Соединенных Штатах (например, Rideout, 2017; Rideout and Robb, 2020) и Канаде (например, Madigan et al., 2020), использование средств массовой информации для двухлетних шведских детей было частым. Дети в настоящем исследовании ежедневно активно потребляли различные формы медиа, используя различные устройства: телевизор, смартфоны, планшеты, а также книги.Однако игры или видеочаты были не так распространены. Частота взаимодействия родителей и детей различалась между семьями, и наши результаты показывают, что родители являются создателями домашней языковой среды ребенка и медиаэкологии (Nathanson, 2015; Nansen and Jayemann, 2016; Barr, 2019). Некоторые родители были очень разговорчивы, в то время как другие не так много общались, а количество слов взрослых, обращенных к ребенку, варьировалось от всего лишь 4000 до 34000 слов в день.Дети участвовали в интерактивной очередности в среднем 829 раз в день со взрослым. Опять же, были большие индивидуальные различия с частотой чередования, варьирующейся от всего лишь 100 до почти 2000 интерактивных поворотов в день. Таким образом, объем языкового ввода, который испытали дети, сильно различался. Тем не менее, языковое развитие детей в этом исследовании было в пределах типичной нормы.

Медиа-привычки родителей подражают формирующимся медийным привычкам ребенка.Время, которое родители тратят на просмотр телевизора или чтение книг, коррелировало со временем, которое дети тратили на просмотр телевизора или чтение книг соответственно. Детям читали ежедневно, но электронные книги не были распространены. Родители сообщили, что они часто использовали DM в рутинных ситуациях с ребенком. Они также сообщили, что пытаются посредничать в использовании средств массовой информации их ребенком. Наиболее распространенной стратегией посредничества, о которой сообщали родители в этом возрасте, было ограничение использования DM. Но совместный просмотр или JME также были распространенными стратегиями.

Связано ли использование DM двухлетним ребенком и использование DM родителями с языковым развитием ребенка?

Наш второй исследовательский вопрос и сопутствующие гипотезы были частично подтверждены. Использование ребенком DM было связано с развитием речи ребенка. Общее использование DM родителем не коррелировало с языковым развитием ребенка, но вероятность того, что родители используют DM в детских рутинах, была связана с языковым развитием ребенка.

Увеличение использования ребенком DM отрицательно ассоциировалось с развитием речи, в частности, словарного запаса и грамматических шкал.Регрессия показала, что значительную дисперсию развития грамматики у детей (10%) и развития словарного запаса (9%) можно однозначно предсказать по времени, которое ребенок провел за просмотром телевизионного контента. Хотя дети в этом исследовании смотрят довольно умеренное количество телевизионного контента, 58% двухлетних детей смотрят телевизионный контент 1 час или меньше в день — такое воздействие было связано с различиями в языковом развитии. Более ранние исследования показали, что увеличение количества просмотров телевизора было связано со снижением уровня владения языком у детей в возрасте до 2 лет (Zimmerman et al., 2007; Мэдиган и др., 2020). Текущее исследование показывает, что просмотр телевизора может мешать изучению языка и после 2 лет. Важно отметить, что результаты не указывают на атипичную задержку языкового развития у 2-летних детей. Как группа, дети показывают результаты в пределах нормы типичного развития (Berglund and Eriksson, 2000), но одним из объяснений различий в языковом развитии в этой выборке является потребление ими телевизионного контента на телевизоре, планшете или смартфоне.

Также стоит отметить, что мы не можем провести строгое различие в том, смотрят ли дети телевизор на большом экране, планшете или экране смартфона. В нашей выборке было очень часто смотреть телевизор на экранах портативных компьютеров и маленьких детей, просматривать телепрограммы на нескольких разных устройствах. В этом возрасте игры и образовательные приложения не так распространены, как просмотр телевизионного контента. К сожалению, отсутствие информации о конкретном содержании воздействия СМИ является ограничением настоящего исследования. Дополнительные исследования должны более тщательно изучить телевизионный контент, которому подвергаются дети ясельного возраста, чтобы обеспечить более детальный анализ типов контента, которые негативно связаны с развитием речи у детей.Также была обнаружена корреляция между использованием компьютера и словарным запасом, хотя и незначительная в ступенчатой ​​регрессии. Трудно понять причину этой связи из-за небольшого числа детей, использующих компьютеры, и, поскольку регрессия не показала никакой значимости, это ненадежный вывод. Знание содержания использования компьютера могло бы объяснить эту ассоциацию. Например, можно предположить, что если бы дети использовали компьютер для видеочата, это могло бы объяснить положительную корреляцию с языком.Примерно половина выборки использует видеочат хотя бы раз в неделю. Нынешняя пандемия COVID-19 снова изменила модели взаимодействия, и в отчетах говорится, что видеочаты стали намного чаще, чем до пандемии (Gaudreau et al., 2020). Будущие исследования должны изучить, как эти повышенные уровни видеочата связаны с языковыми результатами и связаны ли видеочаты с изменениями в прагматике или словарном запасе или существуют гендерные различия.

Мы не обнаружили связи между общим использованием родителем цифровых устройств и развитием речи ребенка.Скорее, именно вероятность того, что родители используют DM во время детских рутин, была отрицательно связана со всеми тремя измеряемыми аспектами развития детской речи, словарного запаса, грамматики и прагматики, в соответствии с нашей гипотезой. Пошаговый регрессионный анализ показал, что вероятность использования родительской DM во время детских рутин предсказывала изменение словарного запаса (5%), грамматики (6%) и прагматических способностей (10%). Как показали предыдущие исследования, родительское использование DM во время детских рутин может привести к техноференции во взаимодействии с ребенком (McDaniel and Radesky, 2018a).В таких ситуациях, как прием пищи, сборы или отход ко сну, около 80% всех родителей сообщили, что они не использовали DM, тогда как 20% сообщили об использовании DM во время этих действий. В других ситуациях, например, во время транспортировки или во время игр, количество сообщивших об использовании устройства DM было значительно выше. Например, во время игр 75% родителей сообщили, что хотя бы иногда используют собственные смартфоны. Это согласуется с выводами, показывающими связь с техноференцией и другими результатами у детей, такими как саморегулируемое поведение и проблемы с внешним поведением (McDaniel and Radesky, 2018a; Sundqvist et al., 2020). Родительский отчет об использовании DM во время детских рутин не был мерой техноференции, как таковой , поскольку мы не спрашивали их, испытывали ли они техноференцию в этих ситуациях. Однако, поскольку может быть трудно всегда помнить и точно анализировать все случаи техноференции, имевшие место в течение дня, простое выяснение и точное определение определенных ситуаций использования DM может быть подходящим показателем скорости техноференции. Будущие исследования могли бы более тщательно изучить использование родительскими средствами массовой информации с использованием технологии пассивного зондирования для более точного измерения всплесков использования родительскими средствами массовой информации (Barr et al., 2020; Милкович и Мэдиган, 2020 г .; Радески и др., 2020). Фоновое телевидение родителей — еще одно использование DM, которое считается негативным фактором для внимания и обучения ребенка (Pempek et al., 2014). Однако родители в этом исследовании не использовали фоновое телевидение в значительной степени. Это интересное направление дальнейших исследований, поскольку оно может указывать на то, что не только цифровые звуки могут отвлекать, но и «молчаливое использование» родителями DM и отвлечение их внимания также может мешать развитию речи.

Родители являются создателями мультимедийной и языковой среды для обучения ребенка (Nathanson, 2015; Nansen and Jayemann, 2016; Barr, 2019). Действия родителей, а не другие факторы, кажется, имеют наибольшее значение. Все дети в этом исследовании ежедневно посещали государственные учреждения по уходу за детьми, причем большинство детей посещали более 20 часов в неделю. В отличие от других исследований (Shivers and Barr, 2007), воздействие ухода за детьми, таким образом, оставалось довольно постоянным среди участников этого исследования и не было признано значимым фактором.Время, проведенное в уходе за детьми вне дома, не было связано ни с использованием детьми DM, ни с развитием речи. Конечно, могут быть и другие различия между разными опекунами, которые повлияют на развитие ребенка, даже если количество часов, которое дети посещают присмотр вне дома, не влияет. Хотя общее использование родителем средств массовой информации не коррелирует с языковым развитием ребенка, очевидно, что изучение языка ребенком в этом возрасте тесно связано с действиями родителей и домашней обстановкой.Будущие исследования должны изучить медийную среду языка ухода за детьми и медийную среду, чтобы изучить, как пересекаются факторы дома и ухода за детьми.

Связаны ли действия родителей и детей в домашней среде с языковым развитием ребенка?

Наш третий вопрос исследования и связанные с ним гипотезы были частично подтверждены. Использование родителями JME было положительно связано с развитием речи, особенно с прагматическими способностями. Разговор и взаимодействие с вашим ребенком при просмотре DM кажется важным и однозначно объясняет 5% различий в понимании прагматики.В соответствии с Beyens et al. (2019), это означало важность не только совместного просмотра медиа с вашим ребенком, но и взаимодействия с медиаконтентом. Разговоры о намерениях действующих лиц и объяснение их действий и чувств являются аспектами JME и могут рассматриваться как специфический лингвистический вклад, который, безусловно, будет связан с прагматическим пониманием. Эти результаты свидетельствуют о том, что JME может быть эффективной стратегией для сохранения языкового ввода во время воздействия средств массовой информации. Дополнительные лонгитюдные исследования, более тщательно изучающие содержание и контекст освещения в СМИ, необходимы для изучения долгосрочных последствий JME.

Мы измерили звуковую среду ребенка дома с помощью цифрового диктофона ЛЕНА, анализируя разговорные обороты между ребенком и взрослым. Обращение в разговоре между ребенком и взрослым важно для развития речи (Romeo et al., 2018), а для детей в настоящем исследовании оно объясняет 16% дисперсии словарного запаса, тем самым подтверждая важную роль детской речи. взаимодействия взрослых. Как показали предыдущие исследования, одним из наиболее важных аспектов взаимодействия между ребенком и взрослым является то, что взаимодействие является непосредственным, надежным и точным по содержанию и актуальности (Roseberry et al., 2014). Такой внимательный стиль общения поддерживает среду, стимулирующую языковое развитие (Karrass and Braungart-Rieker, 2003), а усиление взаимодействия между ребенком и родителем связано с усилением языкового развития ребенка. То есть участие в большем количестве взаимодействий родителей и детей было связано с более быстрым ростом словарного запаса.

В соответствии с предыдущими исследованиями, текущее исследование показывает, что использование средств массовой информации, а также интерактивные лингвистические модели, по-видимому, «происходит» в семьях (Nansen and Jayemann, 2016).Использование ребенком DM и книг коррелировало с использованием родителями тех же медиа. Родители, которые сами больше читают, также склонны больше читать своим детям (Nathanson, 2015). Почти всем детям в этом исследовании читали ежедневно, и, как показали предыдущие исследования, это связано с собственными привычками грамотности их родителей (Karrass et al., 2003; Chaparro-Moreno et al., 2017). В этом исследовании семьи обычно не читали электронные книги. Взрослые и дети в основном читают бумажные книги.

Тот факт, что эта хорошо образованная группа родителей ежедневно читает своим детям, может объяснить тот факт, что время, проведенное за чтением книг, не учитывало уникальные языковые различия в регрессионном анализе, хотя чтение книг коррелировало с прагматическими способностями. . Таким образом, частично подтверждая нашу гипотезу о том, что чтение связано с развитием речи, и, возможно, объясняя отсутствие значимости в регрессии. Этот вывод предполагает, что уникальная дисперсия также может быть связана с вероятными различиями в качестве взаимодействия во время чтения книг и других видов деятельности.Будущие исследования языковой среды могут использовать стенограммы из записей LENA, чтобы обеспечить более глубокий анализ качества взаимодействия во время различных повседневных событий, связанных как с DM, так и с чтением книг.

Анализ различных аспектов языка, измеряемых здесь: словарь (содержание), грамматика (форма) и прагматика (использование), становится очевидным, что они имеют несколько общих черт, а также факторы, которые между ними различаются. Траектория развития прагматики предшествует лексике и грамматике, но эти три аспекта взаимосвязаны, но разные аспекты среды связаны с разными языковыми результатами.

Просмотр ребенком телевизионного контента, по-видимому, негативно связан с развитием словарного запаса и грамматики. Использование родителем устройства во время детских рутин, по-видимому, отрицательно связано с развитием словарного запаса, грамматики и прагматики. Взаимодействия взрослых и детей положительно связаны с развитием словарного запаса. Развитие прагматики, по-видимому, зависело от нескольких различных факторов, включая пол ребенка, использование родителями устройств во время детских будней и ЮМЭ.Важно отметить, что наши результаты ничего не говорят о причинно-следственной связи. Возможно, родители меньше разговаривают с ребенком только потому, что его языковые навыки менее развиты, или родители будут больше пользоваться мобильными телефонами, когда они со своим ребенком, поскольку ребенок не так много говорит. В семье также могут быть другие стрессоры, например, поведение ребенка или рабочая ситуация родителей, которые способствуют использованию средств массовой информации и языковому развитию ребенка (например, McDaniel and Radesky, 2018a; Sundqvist et al., 2020).

Ни один из показателей использования средств массовой информации существенно не отличался между мальчиками и девочками. Сообщается, что мальчики и девочки употребляют одинаковое количество DM, их родители употребляют столько же DM, и нет никаких различий в том, как родители опосредовали употребление между мальчиками и девочками. Однако девочки продемонстрировали более развитые прагматические способности по сравнению с мальчиками. Предыдущие исследования (Westerlund and Lagerberg, 2008) также показали, что девочки в этом возрастном диапазоне могут развивать языковые аспекты быстрее, чем мальчики, но эта разница, по-видимому, не опосредована использованием средств массовой информации.

Ограничением настоящего исследования является построение некоторых медийных вопросов, в которых проводится различие между просмотром телевизора и другими устройствами, такими как смартфоны и планшеты, но не между просматриваемым контентом. Между временем, когда вопросы были составлены, и временем, когда они были заданы, стало все более распространенным смотреть телевизор на планшете или транслировать с планшета на телевизор. Этот вопрос больше не позволит легко отличить портативные DM и канцелярские устройства для просмотра, а также контент, используемый на разных устройствах, например, если компьютер используется для видеочата или телевизионного контента.Вместо этого будущие исследования должны быть сосредоточены на устранении неоднозначности содержания и контекста использования медиа, а не на используемом устройстве. Кроме того, вопросы о времени, затраченном на использование разного контента и разных устройств, было сложно использовать, и для более оптимального анализа их нужно было задавать в непрерывном масштабе. Одной из возможностей может быть использование приложения пассивного зондирования на устройствах, которые использует ребенок, вместе с дневником родительского отчета (Barr et al., 2020). Наконец, также важно отметить, что эта выборка состояла из родителей с относительно высоким СЭС, и результаты могут быть неприменимы к группе родителей с более низким СЭС.

Наше исследование подтверждает, что определенные аспекты среды ребенка с СД связаны с развитием речи ребенка. Дети в возрасте 2 лет ежедневно активно потребляют различные виды медиа через телевизор , смартфоны, планшеты, а также книги. Большее количество телевизионного контента, независимо от того, просматривается ли оно на большом экране или на планшете, негативно связано с развитием речи. Вероятность использования родителем устройства во время детских рутин также отрицательно ассоциировалась с языковым развитием ребенка.С другой стороны, позитивные лингвистические родительские стратегии, такие как интерактивное чередование с ребенком, чтение книг и JME при просмотре DM, были положительно связаны с языковым развитием ребенка.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике научных исследований Университета Линчёпинга.Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном/ближайшим родственником участников.

Вклад авторов

Исследование было задумано AS, F-SK, RB и MH. AS, F-SK и UT координировали сбор и сбор данных. AS проанализировал данные и составил рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Шведского исследовательского совета по вопросам здоровья, трудовой жизни и социального обеспечения (2016-00048) для MH.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент ADR и редактор обработки объявили о своей общей принадлежности. Рецензент ADR сообщил редактору о прошлом сотрудничестве с авторами.

Благодарности

Особая благодарность всем детям и опекунам, участвовавшим в этом исследовании, а также Сандре Нюберг за помощь в части сбора данных.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2021.569920/full#supplementary-material

.

Каталожные номера

Андерсон, Д. Р., и Хэнсон, К. Г. (2017). «Экран-медиа и взаимодействие родителей и детей» в Воздействие средств массовой информации в младенчестве и раннем детстве: влияние контента и контекста на обучение и развитие . ред. Р. Барр и Д. Н. Лайнбаргер (Нью-Йорк: Springer), 173–194.

Google Scholar

АША (1993). Специальный комитет по оказанию услуг в школах. Определения коммуникативных расстройств и вариаций .

Google Scholar

Барр, Р. (2019). Взросление в эпоху цифровых технологий: раннее обучение и семейная медиаэкология. Курс. Реж. Психол. Sci. 28, 341–346. дои: 10.1177/0963721419838245

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барр Р., Киркорян Х., Радески Дж., Койн С., Николс Д., Бланчфилд О. и соавт. (2020). Вне экранного времени: синергетический подход к более полной оценке воздействия семейных СМИ в раннем детстве. Фронт. Психол. 11:1283. doi: 10.3389/fpsyg.2020.01283

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барр, Р., Зак, Э., Гарсия, А., и Мюнтенер, П. (2008). Внимание младенцев и их реакция на телевидение увеличиваются с предшествующим просмотром и взаимодействием с родителями. Детство .13, 30–56 doi: 10.1080/15250000701779378

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берглунд Э. и Эрикссон М. (2000). Коммуникативное развитие шведских детей в возрасте 16-28 месяцев: Шведский инвентарь раннего коммуникативного развития – слова и предложения. Сканд. J. Psychol. 41, 133–144. дои: 10.1111/1467-9450.00181

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейенс И., Валкенбург П. М. и Пиотровски Дж. Т. (2019).Траектории развития родительского посредничества в раннем и среднем детстве. Гул. коммун. Рез. 45, 226–250 doi: 10.1093/hcr/hqy016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блум, Л., и Лахи, М. (1978). Развитие речи и языковые расстройства . Нью-Йорк: Уайли.

Google Scholar

Брунер, Дж. (1983). Детский лепет . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Чапарро-Морено, Л.Дж., Реали Ф. и Мальдонадо-Карреньо К. (2017). Книги с картинками без слов стимулируют языковую продуктивность дошкольников во время совместного чтения. Ранний ребенок. Рез. В. 40, 52–62. doi: 10.1016/j.ecresq.2017.03.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Christakis, D.A., Gilkerson, J., Richards, J.A., Zimmerman, F.J., Garrison, M.M., Xu, D., et al. (2009). Звуковое телевидение и сокращение слов взрослых, вокализация младенцев и разговорные обороты: популяционное исследование. JAMA Pediatr. 163, 554–558. doi: 10.1001/archediatrics.2009.61

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gaudreau, C., King, Y.A., Dore, R.A., Puttre, H., Nichols, D., Hirsh-Pasek, K., et al. (2020). Дошкольники в равной степени получают пользу от видеочата, псевдослучайного видео и чтения книг вживую: последствия для чтения во время пандемии коронавируса и в последующий период. Фронт. Психол. 11:2158. doi: 10.3389/fpsyg.2020.02158

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голинков, Р.М., Хофф, Э., Роу, М.Л., Тамис-ЛеМонда, К.С., и Хирш-Пасек, К. (2019). Язык имеет значение: отрицание существования разрыва в 30 миллионов слов имеет серьезные последствия. Детская разработка. 90, 985–992. doi: 10.1111/cdev.13128

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каррас, Дж., и Браунгарт-Рикер, Дж. М. (2003). Воспитание и темперамент как взаимодействующие агенты в раннем развитии речи. Воспитание . 3, 235–259 doi: 10.1207/S15327922PAR0303_03

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каррас, Дж., ВанДевентер, М.С., и Браунгарт-Рикер, Дж.М. (2003). Прогнозирование совместного чтения книг родителями и детьми в младенчестве. Дж. Сем. Психол. 17, 134–146. дои: 10.1037/0893-3200.17.1.134

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куциркова, Н. (2019). Детское чтение с цифровыми книгами: прошлое быстро движется в будущее. Детская разработка. Перспектива. 13, 208–214. doi: 10.1111/cdep.12339

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэдиган, С., МакАртур, Б.А., Анхорн, К., Эйрих, Р., и Кристакис, Д.А. (2020). Связь между использованием экрана и языковыми навыками ребенка: систематический обзор и метаанализ. JAMA Pediatr. 174, 665–675. doi: 10.1001/jamapediatrics.2020.0327

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макдэниел, Б. Т., и Радески, Дж. С. (2018a). Техноференция: лонгитюдные связи между использованием родительских технологий, родительским стрессом и проблемами поведения ребенка. Педиатр.Рез. 84, 210–218. doi: 10.1038/s41390-018-0052-6

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макдэниел, Б. Т., и Радески, Дж. С. (2018b). Техноференция: отвлечение родителей технологиями и ассоциации с проблемами поведения ребенка. Детская разработка. 89, 100–109. doi: 10.1111/cdev.12822

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейнс, Э., и Фернихоу, К. (1999). Языковой стиль приобретения и развитие ментализации: роль материнского ума. Когн. Дев. 14, 363–380 doi: 10.1016/S0885-2014(99)00010-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Милкович, Л. М., и Мэдиган, С. (2020). Использование выборки мобильных устройств для объективного измерения использования экрана в клинической практике. Педиатрия 146:e20201242. doi: 10.1542/пед.2020-1242

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мол, С.Э., Бас, А.Г., де Йонг, М.Т., и Смитс, Д.Дж.Х. (2008). Дополнительная ценность диалогических чтений книг между родителями и детьми: метаанализ. Раннее образование. Дев. 19, 7–26. дои: 10.1080/10409280701838603

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нансен, Б., и Джейманн, Д. (2016). Младенцы, интерфейсы и посредничество: цифровое воспитание детей и создание видеороликов «iPad baby» на YouTube. Дж. Трансляция. Электрон. СМИ 60, 587–603. дои: 10.1080/08838151.2016.1234475

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Натансон, А.И. (2015). СМИ и семья: размышления и будущие направления. Дж. Чайлд. СМИ 9, 133–139. дои: 10.1080/17482798.2015.997145

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оуласвирта, А., Раттенбери, Т., Ма, Л., и Райта, Э. (2012). Привычки делают использование смартфона более распространенным. чел. Ubiquit. Comput. 16, 105–114. doi: 10.1007/s00779-011-0412-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Падилья-Уокер, Л. М., Койн, С. М., и Фрейзер, А. М. (2012). Получение высокоскоростной семейной связи: связь между использованием семейных СМИ и семейной связью. Сем. Относ. 61, 426–440. doi: 10.1111/j.1741-3729.2012.00710.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пемпек Т.А., Киркорян Х.Л. и Андерсон Д.Р. (2014). Влияние фонового телевидения на количество и качество обращенной к ребенку речи родителей. Дж. Чайлд. СМИ 8, 211–222. дои: 10.1080/17482798.2014.920715

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Радески, Дж. С., Кистин, С. Дж., Цукерман, Б., Ницберг, К., Гросс Дж., Каплан-Санофф М. и соавт. (2014). Модели использования мобильных устройств опекунами и детьми во время еды в ресторанах быстрого питания. Педиатрия 133, e843–e849. doi: 10.1542/пед.2013-3703

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Радески, Дж. С., Уикс, Х. М., Болл, Р., Шаллер, А., Йео, С., Дернез, Дж., и соавт. (2020). Использование детьми младшего возраста смартфонов и планшетов. Педиатрия 146: e20193518. doi: 10.1542/пед.2019-3518

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райдаут, В.(2017). Перепись здравого смысла: использование средств массовой информации детьми в возрасте от 0 до 8 лет . Сан-Франциско, Калифорния: Common Sense Media, 263–283.

Google Scholar

Райдаут, В., и Робб, М. (2020). Перепись здравого смысла: использование средств массовой информации детьми в возрасте от 0 до 8 лет . Сан-Франциско, Калифорния: Common Sense Media.

Google Scholar

Ромео, Р. Р., Леонард, Дж. А., Робинсон, С. Т., Уэст, М. Р., Макки, А. П., Роу, М. Л., и соавт. (2018). За пределами разрыва в 30 миллионов слов: разговорное общение детей связано с функцией мозга, связанной с речью. Психология. Sci. 29, 700–710. дои: 10.1177/0956797617742725

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роузберри, С., Хирш-Пасек, К., и Голинкофф, Р. М. (2014). Позвони мне по скайпу! Социально обусловленные взаимодействия помогают малышам изучать язык. Детская разработка. 85, 956–970. doi: 10.1111/cdev.12166

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц И.-К., Ботрос Н., Лорд А., Маркуссон А., Тиделиус Х. и Марклунд Э.(2017). «Система LENATM применительно к шведскому языку: достоверность оценки количества слов для взрослых» в Interspeech 2017 ; 20–24 августа 2017 г.; Стокгольм, Швеция: Международная ассоциация речевой коммуникации (ISCA), 2088–2092 гг.

Google Scholar

Шиверс, Э.М., и Барр, Р. (2007). Изучение культурных различий в отношении детей к телевидению в условиях ухода за детьми на дому. От нуля до трех 27, 39–45.

Google Scholar

Страуз, Г.А., О’Доэрти, К., и Тросет, Г.Л. (2013). Эффективный копросмотр: обучение дошкольников по видео после диалогического опроса. Дев. Психол. 49, 2368–2382. дои: 10.1037/a0032463

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сундквист А., Хейманн М. и Кох Ф.-С. (2020). Взаимосвязь семейной техноференции и поведенческих проблем у детей 4–5 лет. Киберпсихология. Behav. Soc. Netw. 23, 371–376. дои: 10.1089/кибер.2019.0512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тамис-ЛеМонда, К.С., Кустоде, С., Кучирко, Ю., Эскобар, К., и Ло, Т. (2018). Рутинный язык: речь, обращенная к младенцам во время домашних занятий. Детская разработка. 90, 2135–2152. doi: 10.1111/cdev.13089

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томаселло, М. (2003). Построение языка: основанная на использовании теория овладения языком . Кембридж, Массачусетс и Лондон: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Валкенбург П.М., Крчмар М., Петерс А.Л. и Марсель Н.М. (1999). Разработка шкалы для оценки трех стилей телевизионного посредничества: «инструктивное посредничество», «ограничительное посредничество» и «социальный совместный просмотр». Дж. Трансляция. Электрон. СМИ . 43, 52–66. дои: 10.1080/08838159

4474

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вестерлунд, М., и Лагерберг, Д. (2008). Экспрессивная лексика 18-месячных детей в зависимости от демографических факторов, характеристик матери и ребенка, стиля общения и совместного чтения. Здоровье по уходу за детьми Dev. 34, 257–266. doi: 10.1111/j.1365-2214.2007.00801.x

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зак, Э., и Барр, Р. (2016). Роль интерактивного качества в обучении с помощью сенсорных экранов в младенчестве: контекст имеет значение. Фронт. Психол. 7:1264. doi: 10.3389/fpsyg.2016.01264

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Циммерман, Ф.Дж., Кристакис, Д.А., и Мельцофф, А.Н. (2007). Связь между просмотром медиа и развитием речи у детей в возрасте до 2 лет. Ж. Педиатр. 151, 364–368. doi: 10.1016/j.jpeds.2007.04.071

Реферат PubMed | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Циммерман, Ф.Дж., Гилкерсон, Дж., Ричардс, Дж.А., Кристакис, Д.А., Сюй, Д., Грей, С., и соавт. (2009). Обучение на слух: важность разговоров между взрослыми и детьми для развития речи. Педиатрия 124, 342–349. doi: 10.1542/пед.2008-2267

CrossRef Полный текст | Google Scholar

В США и Великобритании глобализация оставляет ощущение «забытости» или «заметания»

Фокус-группы показывают, в какой степени американцы и британцы видят общие вызовы местной и национальной идентичности

В 2016 году и американцы, и британцы участвовали в голосовании, которое вызвало разногласия, отчасти вызванные вопросами иммиграции и глобального участия. В Соединенных Штатах избиратели проголосовали на президентских выборах, на которых в конечном итоге победил Дональд Трамп и его видение «Америка прежде всего».По ту сторону Атлантики избиратели «выходи» превзошли по численности избирателей «оставшихся» на национальном референдуме о продолжении членства в Европейском Союзе, обрамленном лозунгом «Верните себе контроль». Попытки объяснить результаты двойного опроса были сосредоточены на людях, которые чувствовали себя обделенными и голосовали против, казалось бы, неумолимой волны растущей экономической взаимозависимости, культурного разнообразия и социальных связей, которые определяют глобализованный мир. Но прямые систематические сравнения двух стран проводились редко.

Исследовательский центр Pew провел фокус-группы в Соединенных Штатах и ​​Великобритании в 2019 году — до вспышки COVID-19 — чтобы лучше понять, в какой степени схожие нарративы о глобализации и ее последствиях очевидны в каждой стране — и насколько эти нарративы очевидны. варьируются в зависимости от географии, политической принадлежности или других факторов в каждой стране.

Исследовательский центр

Pew уже некоторое время изучает вопросы национальной идентичности и глобализации, но этот проект — первая попытка Центра изучить эту тему с использованием сравнительных данных международных фокус-групп. Мы провели 26 фокус-групп с 19 августа по 20 ноября 2019 г. в городах США и Великобритании, сгруппированных по политическим и географическим признакам, как описано ниже в таблице (дополнительную информацию см. в методологии). Обученный модератор задавал всем группам вопросы об их местных сообществах, национальной идентичности и глобализации.Вопросы были основаны на руководстве для обсуждения, разработанном Pew Research Center.

Чтобы проанализировать данные, собранные в ходе этих дискуссий, исследователи просмотрели стенограммы фокус-групп и объединили мнения в «дисплеи данных». Эти дисплеи обобщали ответы участников на вопросы модератора и включали схемы кодирования для выделения ключевых тем и интересных моментов в разговоре, а также динамики обсуждения. Исследователи проанализировали закодированные данные, сосредоточившись на том, как различались мнения в разных группах, которые служили основной единицей анализа.Особое внимание было уделено тому, чтобы точки зрения, выраженные в этом отчете, точно отражали весь спектр высказанных мнений, подчеркивая не только мнение большинства, но также мнение меньшинства и особое мнение.

Анализ, представленный в этом отчете, указывает на ключевые нарративы и системы отсчета, которые влияют на то, как люди воспринимают и понимают важные вопросы. Результаты не являются статистически репрезентативными и не могут быть экстраполированы на более широкие группы населения. Точно так же, хотя мы часто называем группы участников «демократическими группами» или «выбывшими», эти дескрипторы являются условными, основанными на дизайне исследования или моментах в беседе в фокус-группе.В зависимости от темы возраст, пол, город, статус занятости или другие факторы участника могли быть в равной степени важны для их мнений и взглядов на глобализацию.

Фокус-группы подтверждают, что история о том, что их «оставили позади», по-прежнему распространена как в США, так и в Великобритании. Участники рассказали о том, как силы глобализации оставили их без руля, закрывая предприятия, заставляя людей покидать свои дома и нанося им экономический ущерб. Но групповые беседы также раскрывают повествование о том, что их «захлестнула» глобализация.Те, кого сметают, испытывают неудобства из-за слишком большого внимания со стороны глобальных сил — инвестиции и создание новых рабочих мест вытесняют традиционную работу, взвинчивают цены на недвижимость и вытесняют некоторых людей из их домов и общин. Истории о том, что вас бросили и выбросили, вызывают чувство отчуждения и утраты.

Отношение к глобализации определяется не столько локальными изменениями, сколько национальным контекстом

Нажмите для получения дополнительной информации

В научных кругах это называется «социотропным» отношением.Ученые обнаружили аналогичные отношения при изучении отношения к торговле или к иммиграции. Например, когда дело доходит до торговли, ученые утверждают, что отношение людей к международной торговле основано не столько на их материальных личных интересах, сколько на восприятии того, как торговля влияет на экономику США в целом. Точно так же, когда дело доходит до иммиграции, исследования показывают, что мнения людей формируются из-за их беспокойства о влиянии иммиграции на национальную культуру, а не из-за их личного экономического опыта.

Учитывая, что люди могут чувствовать себя не в своей тарелке независимо от того, оставлены они позади или забыты, то, что отличает тех, кто смотрит на глобализацию негативно, от тех, кто смотрит на нее позитивно, так это то, как они воспринимают изменения в своей стране, а не в своем районе. Те, кто имеет более местные или национальные корни, как правило, видят, как глобализация разрушает национальное сообщество и меняет то, что значит быть частью национального государства, способами, которые они находят неудовлетворительными. Напротив, те, кто принимает глобализацию, как правило, сосредотачиваются на том, как сама глобализация может создать сообщество, укрепляя новые связи, разрушая границы между людьми, чтобы способствовать международному сотрудничеству и взаимопониманию.

В следующем разделе мы опишем, как участники фокус-групп определили и описали глобализацию. Затем мы рассмотрим, как глобализация повлияла на местные сообщества участников и создала чувство потери как у тех, кто остался позади, так и у тех, кого глобализация захлестнула. Затем мы посмотрим, как люди видят, как глобализация меняет то, что значит быть британцем или американцем, и как те, кто более глобально ориентирован, и те, кто более привязан к своей стране, выражают чувство отчуждения в своей стране.Наконец, мы рассматриваем отношение участников к глобализации на международном уровне и делаем вывод, что одни рассматривают глобальную взаимосвязь как возможность для сотрудничества, в то время как другие видят в ней поле битвы для конкуренции. На протяжении всего эссе приведены цитаты, отражающие различные точки зрения участников, некоторые из которых были отредактированы с точки зрения грамматики, орфографии и ясности.

Ключевые выводы и дорожная карта к эссе

Определение глобализации

Участникам было трудно дать определение термину «глобализация», но нетрудно было его описать.

Местный контекст

Независимо от того, считали ли группы, что их сообщества были «победителями» глобализации, которые испытали создание рабочих мест в своем городе, или «проигравшими», которые почувствовали упадок промышленности, люди сосредоточились на меняющемся характере своих сообществ, возросшей скоротечности и уменьшающихся возможностях. Те, кто «оставлен позади» глобализацией, и те, кто «заметен», часто испытывали одинаковое чувство утраты и возлагали вину на транснациональные корпорации.

Положение в стране

человек в Великобритании и США.С. чувствовал, что то, что значит быть соответственно британцем или американцем, меняется. Участники, более внутренне ориентированные, сосредоточились на том, как мультикультурализм «разбавлял» доминирующий национальный характер. Люди, которые были более глобально ориентированы, сосредоточились на том, как Brexit и выборы 2016 года заставили их почувствовать, что их страна больше не является мультикультурной, приняв место, которое они ценили. По разным причинам участники подчеркнули свое отчуждение и непонимание того, что значит быть частью своей нации сегодня.

Глобализация

Участники, которые менее открыты для глобализации, склонны рассматривать международную сферу через призму национального государства и конкуренции, выражая необходимость оставаться в стороне от вмешательства международных организаций.

Участники, выступающие за глобализацию, видят, как сообщество может существовать на международном уровне, обособленно и вне национальных границ.

Заключение

Несмотря на то, что их устраивает глобализация, участники подчеркнули ее неизбежность.

Глобализация: вы узнаете это, когда увидите

На вопрос «Что такое глобализация?» участникам фокус-групп было нелегко ответить. Определения были широкими и касались экономических изменений, таких как растущее влияние многонациональных корпораций и роль международной торговли; международные организации, такие как ООН; иммиграция и перемещение людей; и аморфные концепции, такие как обмен идеями и культурами. Еще одним свидетельством того, насколько сложной задачей для участников была задача дать определение глобализации, является то, что некоторые предложили ответ только для того, чтобы поспешно получить подтверждение от модератора, что их ответ был «правильным».

Хотя участники часто не знали, как определить глобализацию, ключевые темы все же всплывали. Они были сосредоточены на экономике и торговле, глобальном балансе сил, иммиграции и культурном обмене, технологическом прогрессе и сообществе.

И в отличие от технических определений, участникам было относительно легко поделиться иллюстрациями глобализации. Они рассказали о влиянии глобализации на свою повседневную жизнь, например, о том, как звонить в службу поддержки и обращаться в колл-центр в другой стране.Люди рекламировали возможность заказывать товары с другого конца света на Amazon и получать их на следующий день. Другие рассказали, как иммиграция изменила структуру их страны в лучшую или худшую сторону или как открытость иностранным идеям и обычаям изменила культуру их страны — опять же, как в лучшую, так и в худшую сторону.

Глобализация и перемены на местном уровне:


Независимо от того, оставлены ли они позади или сметены, чувство утраты пронизывает

Описывая ключевые изменения в своих местных сообществах, участники не всегда ссылались на «глобализацию.Тем не менее их истории часто связаны с более широкими иллюстрациями того, что представляет собой глобализация. Это было особенно верно, когда участники говорили об изменениях, связанных с промышленными сдвигами, автоматизацией и растущим влиянием транснациональных корпораций. Все три фактора постоянно описывались как негативно влияющие на местные сообщества, в отличие от растущего культурного разнообразия или совершенствования коммуникационных технологий, которые иногда воспринимались положительно.

Кто остался?

Кто заметен?

Нажмите для получения дополнительной информации

Хотя ученые и журналисты широко использовали термин «оставшиеся позади», сами участники редко использовали его.Здесь мы используем термин «оставшиеся позади» для описания людей, которые понесли потери, такие как закрытие заводов, учреждений и местных магазинов или потеря работы и возможностей.

Мы также используем термин «заметен» для описания людей, которые испытали потери, связанные с ростом, например, рост стоимости жизни и увеличение количества людей в городах.

Некоторые участники описали элементы обоих феноменов. Например, в Лондоне, где участники жаловались на все более дорогое жилье и постоянную застройку, участники также сетовали на потерю местных пабов и упадок центральных улиц.

Промышленные изменения, автоматизация и влияние транснациональных корпораций стали главными катализаторами историй об отставании от глобализации. Отставание часто приравнивалось к потере работы и закрытию бизнеса. В зависимости от региона участники описывали либо отраслевые, либо общие потери рабочих мест. Участники фокус-групп в Питтсбурге и Ньюкасле были особенно воодушевлены рассказами о том, как они или их знакомые потеряли работу на угольных шахтах, сталелитейных заводах и других промышленных объектах.

В этих и других городах участники указывали на переходящие последствия потери работы — от того, что местные магазины не могут оставаться прибыльными, до того, что районы становятся менее процветающими и более опасными, что усугубляется ростом преступности и употреблением наркотиков, которые сопровождали материальные блага людей. отклонить. Люди, которые чувствовали себя обделенными, также отмечали влияние экономического спада на местные социальные связи. Участники связали падение количества домовладельцев с растущим числом «временных» арендаторов и менее значимыми отношениями с соседями.

Заброшенная текстильная фабрика в Ньюкасле. (Photofusion/Crispin Hughes/Universal Images Group через Getty Images)
Что такое главная улица?

Нажмите для получения дополнительной информации

В Великобритании «главная улица» определяется Управлением национальной статистики как «группа из 15 или более торговых адресов в пределах 150 метров». Но участники фокус-групп использовали этот термин в разговорной речи примерно так же, как американцы описывают «главную улицу» в городе.Термин вызвал центр коммерческой жизни и деятельности.

Потеря работы иногда описывалась почти как ловушка. Участники в Ньюкасле подчеркнули, что сейчас их район получает меньше возможностей для профессионального обучения, образования и трудоустройства, чем раньше, что затрудняет восстановление после потери работы. То же самое было и в Питтсбурге, где одна женщина отметила, что «рынок сейчас меняется, [и] люди, которые уже здесь … больше не получают от этого выгоды.Другой человек прокомментировал, что Питтсбург раньше был городом рабочих, но это больше не звучит правдоподобно.

Некоторым эти предполагаемые изменения и потеря работы или возможностей в их городе были встречены с большой печалью, в то время как другие реагировали более обыденно и, казалось, принимали эти изменения как неизбежный факт жизни. Например, один человек в Ньюкасле назвал потерю этих рабочих мест просто результатом изменений на рынке труда, заявив: «Тенденции занятости меняются — здесь больше нет тяжелой промышленности, и у нас появляется больше офисов.… Люди приезжают из разных уголков страны, из разных уголков области».

По всей Великобритании участники сетовали на упадок центральных улиц, которые в разговорной речи используются так же, как американцы описывают «главную улицу», но официально определяются Управлением национальной статистики Великобритании как «группа из 15 или более торговых адресов в пределах 150 метров». ” Они описали закрытие независимых предприятий в их районе и рост числа благотворительных или комиссионных магазинов и сетей.

Данные Управления национальной статистики Великобритании показывают, что в период с 2012 по 2017 год во всех регионах, в которых проводились фокус-группы, наблюдался либо отрицательный, либо застойный рост уличной розничной торговли. Но с учетом общественного питания, жилья и других секторов, помимо розничной торговли, во всех четырех регионах за этот период наблюдался рост на 90 766 90 767, как на центральных улицах, так и в других местах, что позволяет предположить, что восприятие спада может быть сильно окрашено, в частности, розничной торговлей.

Аналогичная тенденция наблюдается и в сфере занятости. Во многих городах, где были проведены группы, участники выразили обеспокоенность тем, что упадок главных улиц означает ограниченные возможности трудоустройства. Тем не менее, в регионах, где образовались группы, занятость на центральных улицах на самом деле выросла на 90 766 на 90 767, если учитывать секторы помимо розничной торговли, даже в то время как занятость на центральных улицах в розничной торговле снизилась во всех регионах, кроме Лондона. И хотя в Лондоне действительно наблюдался рост занятости в розничной торговле на центральных улицах, он примерно соответствовал росту населения города, который также составлял 6% в период с 2012 по 2017 год.

Закрытия и изменения, описанные людьми, простирались от рабочего места до «большой улицы» в Великобритании, и тон часто был наполнен глубокой потерей. Во всех четырех городах Великобритании, где проводились фокус-группы, люди отмечали закрытие независимых предприятий на центральных улицах, подчеркивая, что эти сдвиги заставили их чувствовать, что прежний эпицентр их сообщества больше не был оживленным центром торговли.

Часто вину возлагали на глобализацию.Например, одна женщина из Ньюкасла подчеркнула, что глобализация означает, что «малые предприятия… разоряются из-за конкуренции со стороны… мировых компаний». Участники также подчеркнули, как эти изменения негативно сказываются на перспективах трудоустройства молодых людей, поскольку с закрытием магазинов возможностей трудоустройства становится меньше.

Также было ощущение, что упадок этих главных улиц повлиял на повседневную жизнь и распорядок дня людей. Одна женщина в Ньюкасле сказала, что в старые добрые времена вы могли получить все, что вам нужно, на главной дороге, но теперь «это вырождается». , это как дыра.Участники описали, насколько неравномерным был коммерческий спад, отметив, что торговые центры и торговые центры получили огромные инвестиции, поскольку семейные и популярные магазины на центральных улицах вымерли.

« Возможности [связаны] с карьерой, и вы посмотрите на среднюю улицу сейчас и на то, как она изменилась за 20 лет… это совершенно другой мир для людей, желающих получить работу».

МУЖЧИНА, 38 лет, БИРМИНГЕМ

Исчезновение центральных улиц также вызвало опасения по поводу эрозии местного характера и очарования каждого города.В Великобритании, особенно среди выпускников, в центре внимания была гомогенизация, и участники определяли глобализацию как «ломку индивидуальности» и «везде одно и то же». И снова вина за эту предполагаемую гомогенизацию была возложена на многонациональные корпорации. Один человек из Лондона лаконично описал это так: «Starbucks [и] McDonald’s [заставляют] все главные улицы выглядеть одинаково».

Праздничные покупатели на Оксфорд-стрит в Лондоне. (Dan Kitwood/Getty Images)

В дополнение к упадку центральных улиц участники в Великобритании сетовали на закрытие местных пабов и молодежных клубов.Эти места рассматривались как ключевые институты построения сообщества, и их потеря рассматривалась как похоронный звон по социальной сплоченности в их районе, вызванной изменением бизнеса и промышленности. Группы описали местные пабы как места, где члены сообщества могут собираться, чтобы строить отношения и узнавать друг друга, обсуждая, как их закрытие означает, что люди больше не связаны. Молодежные клубы также рассматривались как столпы сообществ, и группы предположили, что их упадок вытолкнул молодых людей на улицы, чтобы причинять вред и заниматься преступной деятельностью.

«Они вкладывают кучу денег в [торговый парк], но [на] главной улице все закрывается…»

«Верно, да, если только это не благотворительный магазин [комиссионный магазин] или кафе…»

«Или Gregg’s [крупная сеть булочных в Великобритании]».

Обмен среди женщин, 32 лет; мужчина, 52 года; и мужчина, 34 года, весь Бирмингем

В США появились похожие образы. Люди сосредоточились на ограниченных возможностях трудоустройства, недобросовестной конкуренции между малыми предприятиями и сетевыми розничными магазинами, а также на том, что крупные компании угрожают характеру их района.Но в США эти жалобы касались не конкретных коммерческих районов, таких как главная улица, а более широкого охвата сообщества.

Бездомный несет свой спальный мешок мимо знаменитого здания Селфриджес в Бирмингеме в 2017 году. (Майк Кемп/In Pictures via Getty Images) появились и потоки перемен. Это ощущение ощущалось в нескольких фокус-группах в Сиэтле.Все местные группы согласились с тем, что местные инвестиции транснациональных корпораций, таких как Amazon, Microsoft, Boeing и Starbucks, привели к значительному притоку людей и денег, что привело к повышению стоимости жизни в городе.

Фокус-группы в Сиэтле, состоящие из американцев азиатского происхождения и жителей островов Тихого океана, а также белых демократов, поделились историями об облагораживании районов, подчеркнув, как жилье стало менее доступным и как рост города подорвал его культуру и характер.Группы, состоящие из белых демократов и белых независимых, сосредоточились на росте бездомности из-за роста стоимости жилья. В группах, состоящих из белых независимых и республиканцев, люди подчеркивали, как рост города подавляет общественные службы и как местные органы власти не справляются с притоком людей и денег в город.

По ту сторону Атлантики нарратив о том, что глобализация захлестнула его, был наиболее очевиден среди фокус-групп в Лондоне. Участники отметили, как позиция города как международного центра или «магнита» влияет на повседневную жизнь лондонцев.Примеры негативных последствий включают увеличение трафика, преступности и стоимости жилья, а также постоянное строительство. Некоторые упомянули, что, как ни парадоксально, весь этот рост на самом деле означал меньше возможностей трудоустройства и жилья для местных жителей. Одна женщина, например, обвинила «иностранных инвесторов», стремящихся получить прибыль от нехватки жилья в городе, строя роскошные квартиры, которые пустовали, когда город нуждался в доступном жилье.

Хотя они по-разному восприняли глобализацию, группы, которые чувствовали себя вовлеченными, указывали на некоторые из тех же результатов, что и те, кто остался позади, такие как рост стоимости жилья, снижение количества домовладений и распад социальных связей и сообщества.Подобные истории также всплыли в отношении роста местной бездомности, злоупотребления наркотиками и преступности.

И те, кто был сметен, и те, кто остался позади, видели, как другие извлекали выгоду из тех самых сил глобализации, которые они считали такими разрушительными и дезориентирующими. Когда американских участников просили рассказать больше о том, кто или что выиграл от глобализации, американские участники регулярно предлагали, чтобы это были «богатые», «1%» или «влиятельные люди». Точно так же участники из Великобритании назвали бенефициаров «белыми воротничками», включая владельцев бизнеса, глав корпораций и, как правило, тех, кто находится у власти.

Представление о том, что глобализация порождает «победителей» и «проигравших», основывалось на местных историях. В Сиэтле, Хьюстоне и Лондоне местные жители, работавшие в таких секторах, как технологии и здравоохранение, считались более способными получать хорошую заработную плату и не отставать от растущей стоимости жизни. Напротив, люди в других секторах были описаны как приносящие домой скудную заработную плату и борющиеся за достижение финансовой стабильности.

Центральный финансовый район Лондона в сумерках. (xavierarnau через Getty Images)

И те, кто чувствовал себя захваченным, и те, кто остался позади, согласились с тем, что богатые в значительной степени невосприимчивы к последствиям глобализации.В Лондоне один 26-летний «выходной» избиратель от консерваторов отметил, что богатые «не обязательно ощущают влияние этого демографического бума» в его городе, потому что им не нужно ходить в переполненные школы и, как правило, они не полагаются на общественные услуги, такие как социальное жилье, здравоохранение и другие государственные услуги, которые в Великобритании перегружены.

Чувствуя себя сметенными или оставленными позади, участники фокус-групп как в США, так и в Великобритании акцентировали свои рассказы о местных изменениях с глубоким чувством утраты — потери финансовой безопасности, потери возможностей трудоустройства, потери социальной солидарности.И хотя участники, возможно, нечасто использовали точный термин «глобализация», тем не менее они возложили вину за свои потери на глобальных игроков, особенно на транснациональные корпорации.

Между толерантностью и традицией:


Глобализация, изменение культуры и национальная идентичность

В отличие от последовательной картины негативного воздействия глобализации на местные сообщества, участники фокус-групп в США и Великобритании расходились во мнениях относительно того, была ли глобализация благом или проклятием для их соответствующих стран.Однако даже те, кто в принципе приветствовал иммиграцию и культурное разнообразие, в конце концов признались, что чувствуют себя не на своем месте в своей стране. Но в их случае это, как правило, было связано с опасениями по поводу сил, которые они считали «антиглобальными» в своей стране — людей, которые настаивали на протекционистских или исключающих программах под лозунгами «Америка прежде всего» и «Верните себе контроль». По иронии судьбы, как позитивные, так и негативные нарративы о влиянии глобализации на национальный уровень оставили у участников ощущение отчуждения и отчуждения.

Китайский ресторан в Ньюкасле открывается для посетителей в 2017 году. (Иан Форсайт/Getty Images)

Участники видят и чувствуют, как глобализация меняет то, что значит быть британцем или американцем, из-за потока людей, культур и идей. Независимо от политической ориентации большинство фокус-групп начали обсуждение того, что значит быть британцем или американцем, подчеркнув мультикультурализм и терпимость. Они также в подавляющем большинстве подчеркнули преимущества глобализации с точки зрения разнообразия вариантов, доступных в их стране: доступные товары, кухня, культурные предложения и тому подобное.Даже один человек, проголосовавший за «уход» и подчеркнувший свое общее неодобрение иммиграции, отметил, что ему «нравится [свое] карри», ссылаясь на изобилие индийской и пакистанской еды в его сообществе.

«Вы можете съесть фо… на завтрак. Вы можете иметь несколько куколок позже. Вы можете съесть немного тако позже. Можно приготовить шашлык. Можно раков. … Музыка… вы знакомитесь с разными культурами… Я имею в виду, это невозможно превзойти».

МУЖЧИНА, 21 год, ХЬЮСТОН

Но, особенно для групп, состоящих из «левых» избирателей и республиканцев, пределы этого комфорта с глобализацией и мультикультурализмом наступали, когда возникало соответствующее ощущение, что эти культуры меняют британскую или американскую культуру, или что иммигранты и иностранцы извлекают выгоду из за счет местных жителей.В Великобритании одна пожилая женщина из Бирмингема резюмировала ощущение того, что национальная культура меняется, заявив: «[Наша] британскость размывается из-за того, что сюда приходят все другие культуры. … Если было справедливое соотношение людей, с которыми страна могла справиться, и это не высасывало все наши ресурсы, то это нормально. … Я думаю, что приятно знакомиться с другими культурами и делиться ими… но теперь эта смесь лишила британцев».

Те, кто менее комфортно относился к иммиграции, как правило, выражали свой дискомфорт в обсуждениях различных «ценностей» или стратегий воспитания.Например, люди подчеркивали, что хотят быть рядом с людьми, которые платят свою справедливую долю и являются морально стойкими, качества, которые они часто приписывали себе, противопоставляя себя людям из других культур.

Сторонники Брексита празднуют на Парламентской площади в Лондоне официальный выход Великобритании из Европейского Союза 31 января 2020 года. (Джефф Дж. Митчелл/Getty Images) «есть руками» и предложил иммигрантам не верить в британские ценности, поэтому им следует «вернуться домой.В некоторых группах, голосующих за «выход» в Великобритании, участники прямо заявляли, что хотят жить в преимущественно белых британских районах, утверждая, что люди из других культур не могут соответствовать их стандартам морали и что люди, естественно, предпочитают сегрегированные районы. .

Люди также подчеркивали, что иммиграция может отталкивать людей, меняя то, как они чувствуют себя «британцами» на публике. Например, одна пожилая белая женщина из Лондона, голосующая за «выход», сказала, что ей «ужасно» садиться в метро и слышать, как люди говорят на множестве языков, описывая это как «очень враждебную среду» для нее.В Бирмингеме другая женщина, проголосовавшая за «выход», рассказала расширенную историю о своем опыте родов в больнице и отсутствия акушерок, говорящих по-английски, из-за чего она чувствовала себя меньшинством и заставляла ее чувствовать себя в опасности и без заботы.

«Мы можем торговать между странами; магазин по улице от меня в основном польский, но также продает вещи из Испании и Кипра, и иногда приятно зайти туда и купить еду из другой страны, которую вы не обязательно купите в другом месте.”

Женщина, 32 года, Бирмингем

Идеологически правые группы особенно подчеркивали, что традиционная культура, которую некоторые приравнивают к христианству, отошла в стране на второй план. Люди указывали на предполагаемые двойные стандарты, такие как школы, учитывающие другие религии, обучающие Дивали или запрещающие сосисочные рулетики, но вынуждающие ежегодные празднования зимних праздников быть именно этим, а не рождественскими вечеринками.

Флаг с крестом Святого Георгия развевается над домом № 1.Даунинг-стрит, 10 в Лондоне, июль 2018 года. Некоторые участники фокус-группы отождествляли флаг с английской гордостью, в то время как другие видели в нем символ расизма и правого, исключающего национализма. (Steve Back/Getty Images)

В контексте работы один пожилой мужчина в Бирмингеме предположил, что ему будет трудно найти свободное время, чтобы пойти на крестины, но для мусульман есть молитвенные комнаты, где они могут делать регулярные перерывы. Другие культурные обычаи, такие как вручение Георгиевского креста для выражения английской идентичности, считались невозможными из-за боязни оскорбить других или, что еще хуже, из-за боязни того, что другие члены сообщества заклеймят вас как расиста.

В США участники также отметили времена, когда приспособления для иммигрантов или предполагаемых иностранцев ограничивали возможности для людей, которых считали достойными коренными жителями. Например, в Хьюстоне участники республиканской группы возражали против количества вакансий в их районе, требующих двуязычных соискателей, говоря, что это несправедливо дает преимущество латиноамериканцам, ищущим работу. Некоторые считали, что это часть более широкой тенденции ставить белых американцев в невыгодное положение, и подчеркивали, как ограничение иммиграции может привести к увеличению ресурсов для «местных жителей».Мужчина из Сиэтла проиллюстрировал это мнение, сказав: «У иммигрантов больше прав, чем у нас», и они получают больше льгот. Он добавил, что «возмущается, что [его] налоговые доллары платят за кого-то, кто не вносит вклад в налоговую систему, будь то американцы или нелегалы». В других случаях иммигранты одним своим присутствием рассматривались как обесценивающие дома, поскольку, по словам одной женщины из Питтсбурга, у них «восемь семей [живущих] в одном доме».

Плакат на пристани в Норт-Миртл-Бич, Южная Каролина, сентябрь 2018 года.(Лейла Макор/AFP через Getty Images)

«Я думаю, что британский список, о котором я думал, был… свободным национальным проектом по созданию мультикультурной, процветающей, либеральной, сильной нации, которая намного превосходит свой вес на международной арене… но сейчас это выглядит немного шатко, немного шатко, потому что мы больше не знаем, кто мы такие. Нет, я никогда не чувствовал себя менее британцем. У меня всегда была сильная британская идентичность. … И [теперь] все, что я хочу сделать, это бежать, я хочу выбраться отсюда. Я не хочу быть частью этого.Выглядит беспорядочно».

мужчина, 53 года, Лондон

Это ощущение того, что то, что значит быть американцем или британцем, сегодня меняется – и соответствующее отчуждение и утрата – ощущалось не только участниками фокус-групп, которые выступали против глобальной взаимосвязанности и мультикультурализма. Для тех, кто поддерживал интеграцию своего национального государства в мировое сообщество, голосование по Brexit в Великобритании и президентские выборы 2016 года в США вызвали схожие чувства потери и отчуждения в обществе, а также изменили понимание того, что это значит. быть британцем или американцем сегодня.Хотя оба выбора были сосредоточены не только на этих темах, оба мероприятия были сосредоточены, по крайней мере частично, на изначально международных вопросах: как контролировать иммиграцию, как защищать границы, как участвовать в международных организациях и следует ли добиваться «Америки прежде всего». политику или «вернуть контроль» у ЕС.

В то время как некоторые участники фокус-групп, возможно, чувствовали себя отчужденными из-за предполагаемого ощущения того, что иммиграция меняет их культуру, с другой стороны, те, кто хочет, чтобы их страна была частью ЕС или оставалась вовлеченной в международное сообщество и приветствовала иммигрантов, чувствовали себя недовольны тем, как эти события изменили их отношение к своему национальному государству и своему месту в нем.

Протестующие возле конференц-центра имени Джорджа Р. Брауна в Хьюстоне осуждают объявленный президентом Дональдом Трампом запрет на въезд мусульман вскоре после его инаугурации в январе 2017 года. Британии, которую они не видели раньше, и подчеркивая политические разногласия в стране. Особенно для людей из фокус-групп, голосующих за то, чтобы «остаться», это сигнализировало им, что они составляют меньшинство в своей стране — с точки зрения их убеждений для одних и с точки зрения их этнической идентичности для других.

Участники говорили более открыто, признавая, что они разделяют точки зрения

Нажмите для получения дополнительной информации

Это ощущение создало интересную динамику в некоторых фокус-группах, поскольку участники не знали, как отбирались группы. Респонденты часто обходили деликатные политические или культурные вопросы, говоря расплывчатыми словами или эвфемизмами, пока разговор не достиг точки, когда они были уверены, что многие или большинство людей в комнате разделяют их точку зрения.В некоторых случаях, когда это случалось, модератор даже подтверждал людям, что они находятся в комнате с единомышленниками по определенному вопросу (чаще всего, что они были избирателями Brexit, «оставившими»). В этот момент тон разговора ощутимо изменится, и люди будут казаться более расслабленными при обсуждении деликатных тем.

Как сказал один человек в Бирмингеме, вспоминая день после референдума: «Это было довольно сюрреалистично… это не представляет меня… [Британия] больше не чувствует себя как дома.Одна чернокожая женщина африканского происхождения в Бирмингеме рассказала историю о том, как собиралась голосовать вместе со своим мужем на референдуме по Brexit в 2016 году, сказав: «Я думаю, что впервые за долгое время я почувствовала вопиющий расизм в комнате. Мы вошли в школу, где голосовали, и все обернулись, чтобы посмотреть на нас». Другой «оставшийся» избиратель бангладешского происхождения в Ньюкасле сказала, что до Brexit она чувствовала себя как дома, но теперь она потеряла друзей, потому что Brexit «[пробудил] внутреннего расиста.… Лично я чувствую, что моя жизнь полностью изменилась после Brexit». С другой стороны, те, кто проголосовал за «выход», поделились историями о том, как оставшиеся осудили их как ксенофобов или расистов.

«Раньше я думал, что мы действительно верили в то, что Эмма Лазарус написала в своем стихотворении, которое написано на основании Статуи Свободы. А теперь: «Отдай мне своих усталых, бедных, лишь бы они были Белыми, Североевропейцами».

Женщина, 70 лет, Хьюстон

В СШАС. тоже, особенно в фокус-группах, состоящих из демократов, люди подчеркивали, что выборы 2016 года пошатнули их веру в основные ценности страны. Как сказал один человек в Хьюстоне: «Я чувствую, что мы были более гостеприимны к иммигрантам… теперь кажется, что есть люди, которые не хотят определенных иммигрантов… Браун [иммигрантов]. Это всегда было так… «Иди сюда, это американская мечта»… Я чувствую, что ее действительно раздавили». Некоторые прямо обвинили президента Трампа в переменах, заявив, что он разжег ситуацию, «подстрекая» к расизму.Молодая латиноамериканка из Хьюстона отметила: «Давным-давно были люди, которые были расистами, но они держали это за закрытыми дверями. … Но теперь это выходит на первый план … вы видите, как люди просто извергают ненависть в сторону невинных людей, потому что они услышали, как кто-то говорит на другом языке в Taco Bell ».

Чувство неуверенности в своей стране было также выражено теми, кто проголосовал за «уход» в Великобритании и за Дональда Трампа в США. Выпускники и республиканцы в равной степени обсуждали, как «вышедшие из-под контроля» уровни иммиграции и иммигранты получить, возможно, создали глубокое чувство отчуждения в их собственной стране и соответствующее чувство, что, если они разделят это мнение с другими с другими точками зрения, они будут подвергнуты критике.Для некоторых это вылилось в потерю друзей или личную враждебность, причем как левые, так и правые политические деятели приводили примеры потери друзей или отсутствия друзей в социальных сетях из-за разных взглядов на политических кандидатов.

«У меня светлая кожа, а у моих братьев более темная кожа… находясь на публике, люди обращают на них внимание… меня это обескураживает… у нас не было такой проблемы несколько лет назад на публике. [Кроме того] за ужином с некоторыми знакомыми… они начали нести чушь о латиноамериканцах.Я [сказал]: «Знаешь, как мексиканец… я с тобой не согласен», а он говорит: «О, но ты один из хороших, поэтому я не говорил о тебе». такое заявление не было бы сделано пять лет назад».

Женщина, 19 лет, Хьюстон
Протестующие за и против выхода Великобритании из ЕС спорят по этому поводу на демонстрации возле здания парламента в Лондоне перед запланированным голосованием по поправкам к Брекситу 29 января 2019 года.

В как в Великобритании, так и в США, участники также объяснили, как, по их мнению, усилилась поляризация в их стране.Один американец отметил, что в настоящее время быть американцем «травматично», сказав: «Раньше у меня была идентичность того, что имел в виду американец, и это обесценивает». Другой назвал Америку «племенной», говоря: «Нет ни компромисса, ни здравого смысла. Не слушая других людей. Политические племена».

«На грани гражданской войны. Не расовая гражданская война. Это политическая гражданская война».

Мужчина, 51 год, Питтсбург

Несмотря на то, что участники наблюдали перемены в своих странах и предполагаемые катализаторы этих перемен были разными, почти все участники заявили, что эти сдвиги заставили их чувствовать себя оторванными от своей национальной идентичности.Для некоторых глобализация в форме иммиграции и мультикультурализма принесла слишком много изменений, до такой степени, что они почувствовали, что больше не могут узнавать свою страну. Они отметили, что не могли чувствовать связь с другими под маской «британцев» или «американцев», потому что культура была слишком сильно разрушена, и что некоторые люди, сгруппированные под этим ярлыком, чувствовали себя слишком отличными от них.

«Мы потеряли свою идентичность как народ. Мы боремся друг с другом.Мы и они. Дом разделен… по социально-экономическому [статусу], расе, полу, просто выберите что-нибудь [и мы разделимся]».

мужчина, 58 лет, Хьюстон

Для других поворотные события, ознаменовавшие политический сдвиг от глобализированного мира к национальному характеру «страны прежде всего», отдалили их от того, как они привыкли концептуализировать и понимать свои страны. Для этих людей сообщество и национальная идентичность означали гостеприимство людей из других мест и смешение культур, продуктов питания и идей.

Несмотря на фундаментальные различия в том, как они характеризуют свои страны, обе группы людей не спешат называть себя «космополитами». Даже те, кто поддерживал принципы глобально ориентированного мира, имели тенденцию описывать «космополитов» как представителей элиты, которые были «не в курсе» или были богатыми джет-сеттерами, вызывающими образы жизни «Секса в большом городе». И даже несмотря на то, что глобально ориентированные и национально укоренившиеся люди разочаровались в том, что значит быть британцем или американцем сегодня — хотя и по разным причинам — ощущался дискомфорт, связанный с идентификацией себя как «гражданина мира» или, как выразилась Тереза ​​Мэй, «Гражданин из ниоткуда.

Суверенитет, конкуренция и сообщество в глобализованном мире

Как описано выше, разрушения, связанные с глобализацией, породили глубокое чувство утраты и отчуждения как на местном, так и на национальном уровне. В ответ некоторые участники фокус-групп выразили поддержку «возвращению контроля» — лозунгу кампании Brexit — или «поставить Америку на первое место», часто повторяемому лозунгу кампании Трампа 2016 года. Для этих участников международная сфера воспринимается как пространство конкуренции с акцентом на национальное государство.Напротив, члены фокус-групп, которые выражали чувство отчуждения в меньшей степени из-за глобализации и в большей степени из-за националистической риторики и политики, как правило, подчеркивали возможности для создания чувства общности на международном уровне. Сторонники последнего мышления подчеркивали важность трансграничных взаимодействий между людьми, культурами и странами, а также то, как национальные государства могут сотрудничать, а не конкурировать.

Президент США Дональд Трамп выступает перед Генеральной Ассамблеей ООН в Нью-Йорке, которая открывает свою 74-ю сессию.24, 2019.

В ходе дискуссий в фокус-группах участники отметили, что глобализация выходит за рамки экономических вопросов, таких как торговля, многонациональные корпорации и открытые рынки, и затрагивает вопросы управления, суверенитета и связи, которые стали возможными благодаря новым коммуникационным технологиям. Ядром обсуждения политических последствий глобализации была роль и влияние многонациональных или многосторонних организаций, таких как ООН, Всемирный банк и – в случае Великобритании – ЕС.В частности, для участников, которые были менее довольны глобализацией, эти организации были созданы с точки зрения последствий для национального государства.

В группах, состоящих из республиканцев и консерваторов в США и Великобритании соответственно, участники обсуждали понятие суверенитета и право своей страны на самоопределение, взаимодействовать ли, как и с кем на мировой арене. Некоторые в США утверждали, что такие организации, как ООН и «Большая семерка», были площадкой для «глобального правительства» или других стран, чтобы установить власть над страной и «попытаться сказать всем, что делать.Респонденты в республиканских группах подчеркивали несоответствие сил, подчеркивая то, как такие страны, как Китай, использовали Америку в своих интересах. Для глобальных скептиков в фокус-группах США постоянной темой было американское лидерство и сохранение личных интересов страны даже в контексте многостороннего сотрудничества. Как сказала одна женщина из Сиэтла, «Америка должна быть лидером» и «подавать пример».

«[Америка] должна перестать быть такой зависимой от [стран-конкурентов] и должна быть с ними строже.Но изменение климата и терроризм — глобальные проблемы, и для их решения нужна деревня. [США должны] держать своих друзей близко, а врагов еще ближе».

Женщина, 52 года, Сиэтл
Президент США Дональд Трамп беседует с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном на ежегодном саммите глав правительств НАТО 4 декабря 2019 года в Уотфорде, Англия. (Стив Парсонс, WPA Pool/Getty Images)
В Великобритании история империи окрасила взгляды на
место нации в мире

Нажмите для получения дополнительной информации

В Великобритании в центре этих дискуссий стоял вопрос об истории и империи.Те, кого глобализация меньше всего устраивала, склонны возвращаться к Британской империи и исторически прославлять роль национального государства. Напротив, те, кто был более склонен принимать глобализацию, с большей вероятностью предполагали, что переосмысление истории — и роли Великобритании на международном уровне — было заслуженным. Например, эти участники отметили, что Великобритания должна думать о себе меньше как о могущественной исторической морской державе и в большей степени как о части глобального сообщества.Как заметил один шотландский участник: «Мы думаем, что мы более важны в мире, чем мы, вероятно, есть на самом деле. Мы крошечный остров. Кажется, нам все время говорят, что мы являемся этой глобальной сверхдержавой, но на самом деле наша сила становится все меньше и меньше, и я думаю, что люди должны осознавать это и начать более реалистично смотреть на то, что произойдет в будущем. ».

Другая история возникла среди «оставшихся» групп в Великобритании. Здесь участники отметили, что нынешнее положение их страны в «Большой семерке» и других организациях связано с историей международного влияния, которое поставило Великобританию высоко в «мировой иерархии».Идея соперничества между национальными государствами была широко распространена, и участники использовали спортивные аналогии, чтобы описать, как сегодня Великобритания может «выступить выше своего веса» на мировой арене или стать «одним из крупных игроков» в мире.

В обеих странах участники обсудили конкуренцию между национальными государствами с точки зрения экономического, а также политического влияния. Мировую торговлю часто представляли как игру с нулевой суммой. Торговля заключалась в том, чтобы собственная страна извлекала выгоду за счет других государств. Один человек в Питтсбурге заметил, что U.С. рисковала стать «бедной», если оторвалась от мировой торговли и больше не могла «манипулировать другими странами для получения их ресурсов».

«Раньше я работал в компании [которая покупала каучук] местного производства. А потом выяснилось, что достать [каучук] в Китае было на пенс дешевле, так что все это ушло в Китай… эффект домино от закрытия одного из тех заводов и парней, которые поставляют им сырье, и все такое. ”

Мужчина, 48 лет, Ньюкасл
Колл-центр в Бангалоре, Индия.(Гаутам Сингх/IndiaPictures/Universal Images Group через Getty Images)

Особое внимание в американских фокус-группах уделялось аутсорсингу, и люди упоминали такие изменения, как перемещение менее желательных рабочих мест за границу и рост числа зарубежных колл-центров. Участники сосредоточились на том, как США «проигрывали» в этой игре с нулевой суммой таким странам, как Китай или Индия — странам, которые «выиграли» благодаря манипулированию валютой или попранию экологических норм. Эта идея также материализовалась в дискуссиях о торговых соглашениях, таких как Североамериканское соглашение о свободной торговле (которое с тех пор было заменено Соглашением между США, Мексикой и Канадой).

«Если вы скажете компании в Америке: «Эй, вы можете перенести свое производство куда угодно, и мы не будем брать с вас за это плату»… ну, конечно, они это сделают. Потому что в других странах они могут производить что угодно, а затем просто сбрасывать свои отходы в реку, потому что у них нет экологического контроля, который есть у нас».

Мужчина, 53 года, Питтсбург

Но не все рассматривали международную арену как соревнование национальных государств.Участники также говорили о возможности и важности того, чтобы страны «сотрудничали для решения проблем, с которыми сталкивается весь мир». В фокус-группах по обе стороны Атлантики люди подчеркивали, что их страны зачастую плохо подготовлены для самостоятельного решения крупномасштабных проблем, таких как изменение климата или терроризм. Другие обсуждали, что одна страна не может решать сложные вопросы самостоятельно, не привлекая ресурсы и опыт других стран. Даже скептики глобализации признавали, что сотрудничество, по крайней мере в некоторой степени, необходимо для решения сложных вопросов.

«Нам нужно обучать и делиться. … Некоторые страны получили лучший опыт и тому подобное в определенных областях, и они могут делиться знаниями».

Мужчина, 46 лет, Бирмингем
Друзья держат плакаты с призывами к действиям против изменения климата во время демонстрационного марша в Эдинбурге в сентябре 2019 года. (Stewart Kirby/SOPA Images/LightRocket via Getty Images)

В некоторых случаях описывалось международное сотрудничество как ответственность.Например, одна женщина из Бирмингема, поддерживающая лейбористов, отметила, что «каждый человек несет ответственность за изменение климата», независимо от того, где он живет. То же самое верно и в отношении таких вопросов, как общественное здравоохранение (хотя эти фокус-группы проводились до глобальной вспышки COVID-19).

«Мы все равно не сможем решить [международные проблемы] в одиночку».

Мужчина, 68 лет, Сиэтл

Участники, которые рассматривали глобализацию как возможность, а не как угрозу, также говорили о личных формах международного сообщества, ставших возможными благодаря достижениям в области коммуникационных технологий.Для некоторых это изображалось как альтернатива чувствам местной или национальной солидарности, ослабленным глобальными силами. Скорость и распространенность социальных сетей была описана как возможность «мгновенного общения по всему миру» и создание возможности для «всемирного сообщества», которое может обеспечить «поддержку, когда что-то происходит во всем мире».

«[Глобализация] может быть только хорошей вещью… делиться знаниями, а не типа: «Это наша информация, а это их информация».

ЖЕНЩИНА Мужчина, 47 лет, Питтсбург

Другие говорили о еще более личных формах международного сообщества, например, мужчина из Сиэтла, который поделился тем, что благодаря онлайн-связям он нашел небольшую, но глобальную группу людей, которые перенес ту же операцию на челюсти, что и он. Другой мужчина из Хьюстона рассказал, как, будучи менеджером по найму, он не мог найти квалифицированных американцев на определенные должности, поэтому ему пришлось обращаться к людям за границей. Для таких участников технологии и другие продукты глобализации рассматривались как средство установления связей или связей с людьми за пределами их местных и национальных сообществ.

Люди работают на своих ноутбуках в Британской библиотеке в Лондоне. (Кейт Грин/Агентство Анадолу/Getty Images) (Фото Кейт Грин/Агентство Анадолу/Getty Images)

Участники также подчеркнули способы, по которым люди и идеи могут перемещаться, создавая сети взаимосвязанности и взаимодействия, не ограниченные национальными границами. Они указали на роль технологий в образовании как обеспечение «дистанционного обучения для всего мира». Одна женщина из Хьюстона отметила: «Речь идет не об одной нации, а о целом… все влияет на все остальное», в то время как другая женщина из Хьюстона подчеркнула, что глобализация включает в себя «признание того, что мы все пассажиры на космическом корабле Земля… [и] разделяем общие интересы». .Суть этой дискуссии заключалась в том, что глобализация включала в себя эволюцию «открытого рынка для всего мира» с «сглаживанием границ», сводившим страны к простым «обозначениям в паспортах» или пунктам назначения для поставок Amazon.

«Я думаю, что из-за интернета мы должны начать смотреть на себя как на часть планеты Земля, не на американцев, не на итальянцев, не на мексиканцев, что бы это ни было, мы идем туда, куда идем должны быть землянами.

Женщина, 72 года, Сиэтл

Несмотря на то, что эти фокус-группы были разнообразными и проводились в США и Великобритании, их участники в основном рассматривали глобализацию через одну из двух линз: создание арены международного соперничества и конкуренции или создание возможности новых трансграничных сообществ. Среди первой группы расширение международных связей означало большую незащищенность и угрозы способности их страны сохранять власть и влияние. Для последней группы глобализация привела к предполагаемым возможностям и даже обязательствам общаться с другими, находить общее дело и решать глобальные проблемы.

Разрушительный… но неизбежный?

Участники фокус-групп из США и Великобритании неизменно соглашались в одном: их сообщества, их страны и их миры меняются. Хотя термин «глобализация» не всегда слетал с их языка, участники согласились с тем, что катализатором перемен стал все более взаимосвязанный мир, в котором многонациональные корпорации, внешняя торговля и многосторонние организации стали важными факторами, формирующими местную и национальную идентичность.

Независимо от того, описывали ли люди, что их захлестнул приток денег и людей, или они остались позади, когда рабочие места и инвестиции переместились в другое место, опыт глобализации часто описывался в терминах «потерь» и отсутствия ощущения себя как дома в своем сообществе или стране. В некоторых случаях эти чувства заставляли участников сочувствовать националистическим призывам «вернуть контроль» или поставить «Америку на первое место». Другие были менее заинтересованы в защите местной и национальной идентичности; они увидели возможность в виде новых социальных связей за пределами их непосредственного местонахождения и новых международных форм солидарности, чему способствовали путешествия, цифровая связь и чувство общих приоритетов за пределами национальных границ.

Даже те, кто выступал против сглаживания границ глобализацией, признавали важность определенных типов взаимосвязанности. Участники фокус-групп из США и Великобритании отметили недостатки отключения или создания барьеров для глобального взаимодействия. Многие говорили, что местный или национальный рынок труда пострадает из-за меньшего количества иммигрантов, равно как и доступность товаров и ресурсов, таких как нефть, лекарства и продукты питания. Некоторые также предположили, что глобальная безопасность может оказаться под угрозой, если их страна разорвет связи с союзниками.Один глобальный скептик из Хьюстонской группы резюмировал свою позицию, сказав: «Мне нравится, что я могу видеть, что происходит повсюду. Мне нравится, что если мне вдруг захочется чая из Китая… Я могу заказать на Амазоне или где-то еще, и через пару дней я его получу. Но мне также не нравится, что многие американские рабочие места уходят за границу … Я нейтрально отношусь к [глобализации]. Я вижу хорошее и плохое, и я не думаю, что все еще разыграно».

Прежде всего, участники фокус-групп считают, что независимо от политических взглядов, места проживания, карьеры или положения в жизни глобализация никуда не денется.Участники в целом согласились с тем, что изменения на местном и национальном уровнях будут продолжаться благодаря расширению международных связей. Отрасли будут продолжать меняться, общества будут продолжать бороться с проблемами мультикультурализма, а технологии будут продолжать изменять скорость и характер трансграничных связей и идентичности.

Методологическая записка

Этот межнациональный сравнительный качественный исследовательский проект был разработан для более полного изучения того, как местный контекст и национальная идентичность формируют мнения о глобализации.Анализ основан на 26 фокус-группах, которые мы провели в США и Великобритании осенью 2019 года. Дополнительную информацию о группах и анализе можно найти здесь и здесь.

Благодарности

Этот отчет был подготовлен благотворительным фондом Pew Charitable Trusts. Pew Research Center является дочерней компанией The Pew Charitable Trusts, его основного спонсора. Этот отчет представляет собой совместную работу, основанную на вкладе и анализе ряда людей и экспертов из Pew Research Center.

Обширные данные показывают, что за расизм наказывают чернокожих мальчиков

Чернокожие мальчики, выросшие в Америке, даже в самых богатых семьях и живущие в одном из самых благополучных районов, во взрослом возрасте зарабатывают меньше, чем белые мальчики из аналогичного происхождения, согласно новому масштабному исследованию, в котором прослеживается жизнь миллионов людей. детей.

Белые мальчики, выросшие богатыми, скорее всего, такими и останутся.Тем не менее, чернокожие мальчики, выросшие на вершине, с большей вероятностью станут бедными, чем останутся богатыми в своих взрослых семьях.

Большинство белых мальчиков, выросших в богатых семьях, во взрослом возрасте останутся богатыми или выше среднего класса, а черные мальчики, выросшие в таких же богатых семьях, — нет.

…и посмотрите, чем они окажутся во взрослой жизни:
Следите за жизнью мальчиков, выросших в богатых семьях…

Исходы для взрослых отражают доходы домохозяйств в 2014 и 2015 годах.

Даже когда дети растут рядом с родителями с одинаковым доходом, в 99% случаев в Америке чернокожие мальчики живут хуже, чем белые мальчики. И разрыв только усугубляется в тех районах, которые обещают низкий уровень бедности и хорошие школы.

Согласно исследованию, проведенному исследователями из Стэнфорда, Гарварда и Бюро переписи населения, неравенство в доходах между черными и белыми полностью обусловлено тем, что происходит между этими мальчиками и мужчинами, которыми они становятся.Хотя чернокожие девушки и женщины сталкиваются с глубоким неравенством по многим показателям, чернокожие и белые девочки из семей с сопоставимыми доходами получают такие же индивидуальные доходы, как и взрослые.

Большой разрыв в доходах сохраняется между мужчинами, но не между женщинами.

Чернокожие постоянно зарабатывают меньше белых, независимо от того, в какой семье они выросли: бедной или богатой.

Между черными и белыми женщинами, выросшими в одинаковых домохозяйствах, такого разрыва в доходах не существует.

«Вы могли бы подумать, что в какой-то момент вы избежали ловушки бедности», — сказал Натаниэль Хендрен, экономист из Гарварда и автор исследования.

Черные мальчишки — даже богатые мальчишки — никогда не смогут этого предположить.

Исследование, основанное на анонимных доходах и демографических данных практически всех американцев, которым сейчас за 30, развенчивает ряд других широко распространенных гипотез о неравенстве доходов.Разрыв сохранялся даже тогда, когда черные и белые мальчики росли в семьях с одинаковым доходом, аналогичной семейной структурой, одинаковым уровнем образования и даже одинаковым уровнем накопленного богатства.

Сохраняющееся неравенство также нельзя объяснить различиями в когнитивных способностях — аргумент, выдвигаемый людьми, которые ссылаются на расовые различия в результатах тестов, которые проявляются как у чернокожих мальчиков, так и у девочек. Если такие врожденные различия существуют в зависимости от расы, «вы должны объяснить мне, почему эти предполагаемые различия в способностях не мешают женщинам», — сказал Дэвид Груски, социолог из Стэнфорда, рецензировавший исследование.

Более вероятная возможность, как предполагают авторы, заключается в том, что результаты тестов изначально неточно измеряют способности чернокожих детей.

Если это неравенство не может быть объяснено индивидуальными или бытовыми чертами, большая часть того, что имеет значение, вероятно, находится за пределами дома — в близлежащих районах, в экономике и в обществе, которое рассматривает черных мальчиков иначе, чем белых мальчиков и даже черных девочек. .

«Одной из самых популярных либеральных пострасовых идей является идея о том, что фундаментальной проблемой является класс, а не раса, и это исследование явно опровергает эту идею», — сказал Ибрам Кенди, профессор и директор Центра антирасистских исследований и политики в Американский университет. «Но по какой-то причине мы не хотим смотреть расизму в лицо».

Авторы, в том числе экономист из Стэнфорда Радж Четти и два исследователя переписи, Мэгги Р.Джонс и Соня Р. Портер попытались определить районы, в которых бедные черные мальчики преуспевают, а также белые.

«Проблема в том, — сказал мистер Четти, — что в Америке практически нет таких районов».

Немногие районы, которые соответствовали этому стандарту, находились в районах, которые показали меньше дискриминации в опросах и тестах на расовую предвзятость. У них в основном был низкий уровень бедности. И, что любопытно, эти карманы, включая части пригородов Мэриленда в Вашингтоне и уголки Квинса и Бронкса, были местами, где у многих чернокожих детей с низким доходом были дома отцы.Бедные черные мальчики хорошо себя чувствовали в таких местах, независимо от того, присутствовали их собственные отцы или нет.

Доля детей, проживающих в районах с низким уровнем бедности, где присутствует много отцов

Доля детей, проживающих в районах с высоким уровнем бедности, где присутствует мало отцов

«Это новаторское открытие», — сказал Уильям Джулиус Уилсон, социолог из Гарварда, чьи книги описывают экономическую борьбу чернокожих.«Они не говорят о прямом влиянии семейного положения собственных родителей мальчика. Они говорят о присутствии отцов на данном переписном участке».

Другие отцы в сообществе могут служить мальчикам образцами для подражания и наставниками, говорят исследователи, и их присутствие может указывать на другие факторы соседства, которые приносят пользу семьям, такие как более низкий уровень лишения свободы и лучшие возможности трудоустройства.

Исследование ясно показывает, что есть что-то уникальное в препятствиях, с которыми сталкиваются черные мужчины.Разрыв между латиноамериканцами и белыми меньше, и их доходы сравняются в течение пары поколений, если мобильность останется прежней. Американцы азиатского происхождения зарабатывают больше, чем белые, выросшие при том же уровне дохода или примерно столько же, если исключить иммигрантов в первом поколении. Только коренные американцы имеют разрыв в доходах, сравнимый с афроамериканцами. Но самые большие различия наблюдаются у чернокожих мальчиков.

Для бедных детей картина обратная.Большинство бедных чернокожих мальчиков останутся бедными и во взрослом возрасте. Белые мальчики, выросшие в бедных семьях, живут намного лучше.

…и посмотрите, чем они окажутся во взрослой жизни:
Следите за жизнью мальчиков, выросших в бедных семьях…

«Это кристаллизует и помещает данные за то, что мы всегда знали, было там, потому что мы либо чувствовали это сами, либо видели это в течение долгого времени», — сказал 35-летний Уилл Джавандо, который работал в Белом доме Обамы над фильмом «Хранитель моего брата». инициатива наставничества для черных мальчиков.По его словам, даже без этих данных люди, работавшие над этим проектом, считали, что индивидуальный и структурный расизм нацелен на чернокожих мужчин таким образом, что требуется политика, разработанная специально для них.

Мистер Джавандо, сын отца-нигерийца и белой матери, вырос в бедности в Сильвер-Спринг, штат Мэриленд. В пригороде Вашингтона есть несколько редких районов, где черные и белые мальчики одинаково хорошо себя чувствуют. Г-н Джавандо, который идентифицирует себя как чернокожий, в настоящее время является женатым юристом и имеет трех дочерей.Он среди черных парней, которые поднялись со дна на вершину.

Уилл Джавандо вырос в семье с низким доходом в Сильвер-Спринг, штат Мэриленд. Юрист и бывший сотрудник Белого дома Обамы, он входит в число редких чернокожих мальчиков, которые достигли пятой верхней части распределения доходов во взрослом возрасте. Т.Дж. Киркпатрик для The New York Times

Он был одним из 20 миллионов детей, родившихся между 1978 и 1983 годами, жизнь которых отражена в исследовании.Используя данные переписи населения, в том числе налоговые файлы, исследователи смогли связать взрослое состояние этих детей с доходами их родителей. Имена и адреса были скрыты от исследователей.

Предыдущее исследование указывает на некоторые причины, по которым может быть большой разрыв в доходах между черными и белыми мужчинами, но не между женщинами, даже несмотря на то, что цветные женщины сталкиваются как с сексизмом, так и с расизмом.

Другие исследования показывают, что мальчики, независимо от расы, более чувствительны, чем девочки, к таким неблагоприятным условиям, как взросление в бедности или столкновение с дискриминацией.В то время как чернокожие женщины также сталкиваются с негативными последствиями расизма, чернокожие мужчины часто сталкиваются с расовой дискриминацией по-другому. Уже в дошкольном возрасте они более склонны к дисциплине в школе. Их чаще останавливают или задерживают и обыскивают сотрудники милиции.

«Не только быть черным, но и быть мужчиной было гиперстереотипировано таким негативным образом, в котором мы сделали черных мужчин страшными, пугающими, со склонностью к насилию», — сказала Ноэль Херд, профессор психологии в университете. Вирджинии.

Она сказала, что этот расистский стереотип особенно вредит афроамериканцам с экономической точки зрения, теперь, когда рабочие места в сфере услуг, требующие взаимодействия с клиентами, заменили рабочие места на производстве, на которых раньше работали менее образованные мужчины.

Новые данные показывают, что 21 процент чернокожих мужчин, выросших в самом низу, были заключены в тюрьму, согласно снимку одного дня во время переписи 2010 года. Чернокожие мужчины, выросшие в верхнем 1 проценте — миллионерами — с такой же вероятностью попадут в тюрьму, как и белые мужчины, выросшие в семьях, зарабатывающих около 36 000 долларов.

Сыновья чернокожих семей из 1% самых богатых имели примерно такие же шансы попасть в тюрьму в определенный день, как и сыновья белых семей, зарабатывающие 36 000 долларов.

Доля мужчин, отбывающих наказание на 1 апреля 2010 г.

Включает мужчин в возрасте от 27 до 32 лет в 2010 г.

В то же время мальчики получают больше внимания и ресурсов от взрослых, чем девочки, как и дети с низким доходом и небелые дети, как показали различные исследования.Наставники, которые не являются родителями детей, но разделяют пол и расу этих детей, играют особенно важную роль для чернокожих детей, как обнаружила г-жа Херд. Это помогает объяснить, почему присутствие чернокожих отцов по соседству, даже если не в доме ребенка, имеет значение.

Некоторые из самых больших разрывов в доходах между черными и белыми в этом исследовании проявляются в богатых сообществах. Это согласуется с предыдущими исследованиями, которые показали, что последствия расовой дискриминации пересекают классовые границы.Хотя все дети выигрывают от того, что растут в местах с более высокими доходами и большими ресурсами, чернокожие дети выигрывают не так много, как белые дети. Предоставление чернокожим мальчикам возможностей не гарантирует, что они смогут ими воспользоваться.

«Просто потому, что вы живете в более богатом районе, чернокожим мальчикам по-прежнему трудно представить себя независимыми от стереотипа черной преступности», — сказала Хиара Бриджес, профессор права и антропологии Бостонского университета, написавшая предстоящий документ о дискриминации против богатых чернокожих.

Эта динамика все еще давит на мистера Джавандо. У него хороший доход, несколько ученых степеней и политические устремления — он баллотируется в совет графства Монтгомери, где вырос. Но в своем сообществе он старается одеваться как профессионал.

«Я думаю, если я надену спортивный костюм, если я пойду куда-нибудь, меня будут считать просто черным парнем в капюшоне?» он сказал. «Или меня вообще узнают?» Эти маленькие ежедневные решения — носить блейзер или нет — следуют за ним, несмотря на его успех.«Я не думаю, что вы избегаете этих вещей», — сказал он.

Другие результаты исследования

Это исследование позволяет более подробно рассмотреть взаимосвязанные различия, которые исследователи давно изучают в отношении доходов, уровня брачности и количества заключенных. Вот некоторые другие выводы.

Существует большой разрыв в уровне брачности между белыми и черными американцами, даже после учета доходов.

Процент детей, вступивших в брак в 2015 г.

Включает мужчин и женщин в возрасте от 32 до 37 лет в 2015 г.

Одна из причин, по которой разница в доходах между белыми и черными на уровне домохозяйств кажется столь большой, заключается в том, что чернокожие мужчины и женщины с меньшей вероятностью состоят в браке. Это означает, что их домохозяйства, скорее всего, будут иметь один доход, а не два. По этой и другим причинам многие указывают на различия в структуре семьи как на основную причину расового неравенства в доходах.Утверждается, что если у чернокожих детей нет женатых родителей, они, скорее всего, вырастут с меньшими ресурсами и меньшим вниманием со стороны взрослых дома.

Однако это исследование показало, что между черными и белыми мужчинами по-прежнему существует значительная разница в доходах, даже если они выросли в домах с одинаковым доходом и в одной и той же семейной структуре.

Разрыв в доходах существует для черных и белых мальчиков, если у них есть один или два родителя в доме.

Как видно из этой диаграммы, чернокожий мужчина, воспитанный двумя родителями вместе в 90-м процентиле, зарабатывающий около 140 000 долларов в год, в зрелом возрасте зарабатывает примерно столько же, сколько белый мужчина, воспитанный матерью-одиночкой, зарабатывающий в одиночку 60 000 долларов.

Высокий уровень мобильности американцев азиатского происхождения частично связан с иммиграцией.

На основе выборки детей. У немногих коренных американцев есть матери-иммигранты; их разница в доходах не имеет значения.

Американцы азиатского происхождения зарабатывают во взрослом возрасте больше, чем белые, выросшие в семьях с аналогичным доходом. Но это преимущество в значительной степени исчезает, когда исследователи смотрят только на детей, родители которых родились в Соединенных Штатах. Американцы азиатского происхождения, не являющиеся иммигрантами, живут в экономике примерно так же хорошо, как и белые. (Исследование не делило матерей-иммигрантов на более мелкие группы по происхождению.)

Худшие места для бедных белых детей почти во всех случаях лучше лучших мест для бедных черных детей.

Средний доход
белых детей из бедных семей
Средний доход
всех детей из бедных семей
Средний доход
чернокожих детей из бедных семей

В предыдущей работе некоторые из этих же исследователей рассмотрели, как перспективы бедных детей различаются в зависимости от того, где они растут. На средней карте выше показаны эти более ранние результаты: у бедных детей было меньше возможностей на юго-востоке и больше на севере Великих равнин.С новыми данными теперь можно смотреть на влияние географии отдельно для черных и белых.

Бедные белые дети борются в некоторых частях Юго-Востока и Аппалачей. Но они все равно там живут лучше, чем бедные черные дети в большей части Америки. По сути, худшие места для белых дают такие же хорошие результаты, как и лучшие места для черных. Эти новые карты также предполагают, что отчасти причина, по которой юго-восток выглядит плохо для всех детей на средней карте, заключается в том, что в этом регионе проживает много чернокожих детей, которым там особенно плохо живется.

Очень немногие небелые американцы начинали с самого верха.

Распределение доходов детей в исследовании

Исключая тех, кто сообщил о нескольких расах, и тех, для кого раса не была идентифицирована.

Афроамериканцы составляли около 35 процентов всех детей, выросших в нижнем 1 проценте распределения доходов. Они составляли менее 1 процента детей на самом верху.Эта картина отражает как источник расового неравенства, так и его следствие. Белые дети чаще начинают жизнь с экономическими преимуществами. Но теперь мы знаем, что даже когда они начинают с теми же преимуществами, что и черные дети, белые мальчики все равно живут лучше, только усиливая наблюдаемое здесь неравенство.

Реальные стартовые позиции

Пока что таблицы лестниц показывают равное количество черных и белых мальчиков, воспитанных в богатых и бедных семьях — другими словами, что произойдет, если мы начнем с 10 000 мальчиков, половина из которых будет черными, а половина — белыми.

В действительности белые и черные не представлены одинаково по всему спектру доходов. Более двух третей чернокожих мальчиков воспитываются в бедных семьях или семьях низшего среднего класса, в то время как более половины белых мальчиков воспитываются в богатых семьях или семьях высшего среднего класса. На приведенной ниже диаграмме показаны мальчики из всех квинтилей дохода, а не только из верхних или нижних, пропорционально их реальному стартовому положению в жизни.

…и посмотрите, чем они окажутся во взрослой жизни:
Следите за жизнью мальчиков, выросших в США.С. …

[Обновление: мы опубликовали ответы на вопросы читателей здесь и дополнительный набор диаграмм с инструментом, который позволяет создавать визуальные сравнения различных групп.]

Взросление: информация для девочек о половом созревании

Что такое половое созревание?

Половое созревание — это время, когда ваше тело претерпевает множество изменений: вы физически и эмоционально превращаетесь из ребенка в подростка и, в конце концов, во взрослого человека.

Хотя половое созревание не происходит одновременно у всех, обычно оно начинается у девочек между 8 и 13 годами. Это не то, что происходит в одночасье, а процесс, который происходит в течение нескольких лет.

Чтобы помочь вам понять, как работает ваше тело:

  • Половое созревание контролируется гормонами, которые представляют собой естественные химические вещества , вырабатываемые в вашем организме. Гормоны, важные для девочек в период полового созревания, вырабатываются в головном мозге и в яичниках.
  • Ваши яичники представляют собой две маленькие железы, расположенные по обе стороны от матки. Начиная с полового созревания, ваши яичники ежемесячно выпускают одну или несколько крошечных яйцеклеток.
  • Матка — это небольшой орган в нижней части живота рядом с мочевым пузырем. Когда женщина беременеет, именно здесь растет ребенок.
  • Фаллопиевы трубы представляют собой трубчатые образования, ведущие от яичников к матке. Они переносят яйцеклетки, выпущенные из яичников, в матку.
  • Гормоны, вырабатываемые яичниками, называются эстроген и прогестерон.Именно они ответственны за большинство изменений, которые произойдут в вашем организме за это время.

Изменения в вашем теле будут происходить постепенно, в течение многих лет:

  • Сначала начнет расти ваша грудь. Это начинается с небольшой припухлости под соском. Чтобы достичь своего полного взрослого размера груди, потребуется несколько лет.
  • Ваше тело становится более округлым, а бедра и бедра становятся немного шире. Для вас нормально и полезно набирать вес в период полового созревания.
  • У вас начнут расти волосы под мышками, на ногах и в области лобка.
  • Вы также вырастете в росте. Этот «всплеск роста» происходит очень быстро. В среднем девочки вырастают примерно на 8 см в год во время скачка роста. Девочки обычно перестают расти примерно через 2 года после начала менструального цикла.
  • Ваши гены (код информации, который вы унаследовали от своих родителей) за это время будут определять многое, в том числе: ваш рост, ваш вес, размер вашей груди и даже количество волос на вашем теле.

Что такое менструация?

Обычно примерно через 2 года после начала формирования груди у вас наступает первая менструация. Во время менструации (также известной как «период») у вас будет кровотечение из влагалища. У некоторых девочек первая менструация начинается уже в 9 или 10 лет, в то время как у других она начинается только в подростковом возрасте.

  • «Цикл» — это промежуток времени от начала одной менструации до начала следующей. У большинства девочек менструальный цикл длится от 21 до 35 дней.Кровоточащая часть цикла обычно длится неделю или меньше.
  • Когда у вас впервые начались менструации, менструации могут быть нерегулярными. У вас может быть несколько менструаций с интервалом в 30 дней, а затем пара месяцев вообще без менструации. Это нормально. Чтобы ваш цикл стал более регулярным, может потребоваться до 2 лет.
  • Количество крови, выделяемой из влагалища (менструальные «выделения»), у всех разное. Хотя вы никогда не сможете измерить его, количество крови довольно мало — от нескольких ложек до менее чем ½ стакана крови.

Каждый менструальный цикл следует следующей схеме:

  • Яйцеклетка созревает и выделяется одним из двух ваших яичников. Это называется овуляцией.
  • За несколько дней до овуляции уровень эстрогена увеличивается, что приводит к образованию толстой слизистой оболочки матки, состоящей из крови и тканей. Так матка готовится к возможной беременности.
  • Если примерно в это время вы занимаетесь сексом и яйцеклетка оплодотворяется спермой, она попадает в матку и прикрепляется к мягкой стенке.Затем он постепенно превращается в ребенка.
  • Если яйцеклетка не оплодотворена, она не прикрепляется к стенке матки. Матка не нуждается в дополнительной выстилке ткани, поэтому она ее сбрасывает.
  • Кровь, ткань и неоплодотворенная яйцеклетка покидают матку, проходя через влагалище и выходя из вашего тела. Это ваш период.

Менструация является нормальной, здоровой частью жизни женщины и не должна влиять на вашу повседневную деятельность. Вы по-прежнему можете участвовать в спортивных мероприятиях.Упражнения могут даже помочь облегчить боль и дискомфорт от судорог. Некоторые лекарства, такие как ибупрофен, могут облегчить боль при судорогах. Если ваши судороги настолько болезненны, что мешают вам заниматься другими делами, например, ходить в школу или проводить время с друзьями, поговорите со своим врачом.

Ожидаются ли другие изменения?

  • Больше пота. Так как пот может вызвать запах тела, полезно принимать ванну или душ каждый день.
  • У некоторых девушек появляются угри (прыщи). Очень важно умывать лицо утром и вечером обычной водой с мылом без отдушек.Если у вас появились прыщи, вам могут помочь лосьоны от прыщей, кремы и специальное мыло. Если они не работают, поговорите со своим врачом о других методах лечения.
  • достопримечательностей. В это время многие люди начинают испытывать романтическое и сексуальное влечение к другим.

Буду ли я чувствовать себя иначе?

Гормоны не только вызывают физические изменения в вашем теле, они также могут влиять на ваше самочувствие. Эмоции в период полового созревания могут немного напоминать американские горки. Вы можете:

  • В одну минуту бойтесь изменений в своем теле, а в следующую радуйтесь им.
  • Чувствуете себя неловко или растерянно.
  • В один момент смейтесь, а в другой плачьте.
  • Уживайтесь и сражайтесь с хорошими друзьями в один день.
  • Временами злитесь.
  • Сегодня почувствуй себя взрослым, а завтра – ребенком.

Иногда эти изменения могут быть ошеломляющими. Ты не одинок. Как и другие подростки, вы переживаете переходный период в своей жизни. Это может быть и страшно, и интересно одновременно.

Как мне позаботиться о себе в период полового созревания и на протяжении всей жизни?

Сон

Ваше меняющееся тело нуждается во сне, и много.Половое созревание отнимает много энергии. Большинству подростков необходимо как минимум 9 часов сна каждую ночь. Некоторым нужно еще больше.

Еда и упражнения

Поскольку растущему организму нужна пища, вы часто будете голодать. Сбалансированное питание, включающее все группы продуктов, и физическая активность важны для вашего здоровья. Постарайтесь сделать физическую активность частью вашего распорядка дня. Вот несколько идей для начала:

  • Будьте активны и проводите меньше времени у экранов.
  • Больше ходите пешком — в школу, в торговый центр, к другу домой.
  • Используйте лестницу вместо эскалатора или лифта.
  • Выгуливайте собаку, сгребайте листья или сгребайте снег (ваши родители будут вам благодарны).
  • Занимайтесь тем, что вам нравится: катайтесь на коньках, плавайте, катайтесь на велосипеде, бегайте. и т.д.
  • Следуйте Канадскому справочнику по продуктам питания.

Если вас беспокоит ваш вес или вам нужен совет по здоровому образу жизни, поговорите со своим врачом. Ваш врач может предложить вам программу здорового питания и физических упражнений.

Что еще мне делать?

  • Половое созревание может вызвать у вас множество различных чувств и эмоций. Поговорите с людьми, которым вы доверяете, в том числе с вашими родителями, которые прошли через это раньше. Это может помочь вам справиться с изменениями, которые вы испытываете.
  • Держитесь подальше от алкоголя, наркотиков и табака. Все это может нанести вред вашему телу и вызвать привыкание.
  • Поговорите с кем-нибудь, кому вы доверяете, о здоровых отношениях и привлекательности.
  • Безопасно используйте социальные сети.

Дополнительная информация от CPS

Рассмотрено следующими комитетами CPS

  • Комитет по охране здоровья подростков
  • Консультативный комитет по государственному образованию

Карты Тихого океана – Фаафафин

Fa’afafine – Самоанские мальчики, воспитанные как девочки

‘Когда я был маленьким, мои родители смотрели на меня и на то, как я себя чувствую, и они думают, о, туман, она должна быть не мальчиком, а чем-то другим.А потом, они никогда не обвиняют меня, они действительно принимают меня. Они понимают что я есть в своем теле».

Хейзи Пау Талауати

аа


Одинокая жизнь в крошечном доме недалеко от деревни Савайи из Алаолематива, Хази Пау Талауати — самоанец, который одевается и живет как женщина.Она фаафафин. Как и большинство фаафафинов в Самоа – а в большинстве деревень их несколько – принятый член сообщества, ценимый за работу, которую она делает.

Социальное признание Самоа фаафафина развилось из традиция воспитывать некоторых мальчиков как девочек. Эти мальчики были не обязательно гомосексуальный или заметно женоподобный, и возможно, им никогда не хотелось одеваться женщинами.Они становятся трансвеститы, потому что они родились в семьях, много мальчиков и мало девочек.

В семьях, где все дети мужского пола (или где единственная дочь был слишком молод, чтобы помогать в «женской» работе), родители часто выбирали одного или нескольких своих сыновей, чтобы помочь матери. Потому что эти мальчики выполняли задания, строго работа женщин, они были воспитаны, как если бы они были женщинами.Хотя их истинный пол был широко известен, они обычно быть одетым как девушки.

Когда они станут старше, их обязанности не изменятся. Они бы продолжать выполнять «женскую» работу, даже если они в конце концов женат (что было бы на женщине).

Современный фаафафин отличается от традиционные аналоги.Во-первых, они чаще имеют предпочитают жить как женщины, и, во-вторых, они чаще быть гомосексуалистом. В наши дни молодые самоанские мальчики, которые появляются женоподобные или любят одеваться как девочки, могут быть признаны как фаафафин их родителями. Если они есть, то обычно не поощрять и не отговаривать одеваться и вести себя как женщины. Им просто будет позволено следовать по пути, по которому они выберите.

Если становится очевидным, что мальчик хочет стать фаафафином, его научат обязанностям и ремеслам женщин. Связь эти навыки с сильными сторонами самоанских мужчин могут сделать fa’afafine очень ценный член общества.

Туман: «Я думаю, что есть немного разница между фаафафином здесь, в Самоа, и за границей, потому что здесь фаафафин может помочь матери, [делая] та же работа, и они могут выполнять и мужскую работу.я думаю вот почему фаафафины здесь так популярны, потому что они трудолюбивые люди.

Наряду с упорным трудом современные фаафафины известны их добрые дела. Самоанский фаафафин, например, проводит ежегодный конкурс красоты трансвеститов, доходы от которого пожертвованы благотворительным организациям, которые поддерживают пожилых людей и инвалидов. За такого рода вклады в сообщество, некоторые fa’afafine были удостоены обычных титулов.

Туман: ‘Когда они увидят меня всех, из с запада на восток, даже дети кричат: «Мухля! Туман!» Они зовут меня по имени. Поэтому я спрашиваю своих друзей: «Если я продолжу голосование в депутаты, я уверен, что выиграю”[СМЕЕТСЯ]’

Сноски

Fa’afafine известны под разными именами в разных частях Полинезии.

Как Уолл-Стрит скупала американские дома

В 2010 году, в разгар кризиса лишения права выкупа, федеральное правительство нервно наблюдало, как сотни тысяч семей лишились своих домов.Опустевшие дома портили окрестности, их тени были опущены, а дворы заросли. Федеральные чиновники опасались, что без какого-либо вмешательства рынок жилья продолжит свое свободное падение, цены для существующих домовладельцев будут продолжать падать, а восстановление экономики, и без того слабое, окажется под угрозой.

Чтобы узнать больше тематических статей, просмотрите наш полный список или скачайте приложение Audm для iPhone.

Но кто заполнит эти пустые дома? Немногие американцы были настроены покупать, а тем, кто был настроен, получить ипотеку стало труднее, чем до краха.Таким образом, правительство стимулировало Уолл-Стрит вмешаться. В начале 2012 года оно запустило пилотную программу, которая позволила частным инвесторам легко покупать сотнями отчужденные дома у государственного агентства Fannie Mae. Затем эти новые владельцы сдавали дома в аренду, создавая больше жилья в районах, сильно пострадавших от потери права выкупа.

«В некоторых частях страны наблюдался избыток заложенной недвижимости и недостаточный спрос со стороны традиционного населения, покупающего жилье, и даже традиционных инвесторов», — Мэг Бернс, которая в то время была старшим заместителем директора Управления жилищного строительства и жилищного строительства. Регуляторная политика, сказал мне.«Мы пытались повлиять на спрос».

Сработало. В период с 2011 по 2017 год некоторые из крупнейших в мире групп прямых инвестиций и хедж-фондов, а также другие крупные инвесторы потратили в общей сложности 36 миллиардов долларов на более чем 200 000 домов на неблагополучных рынках по всей стране. В одном почтовом индексе Атланты они купили почти 90 процентов из 7500 домов, проданных в период с января 2011 года по июнь 2012 года; По словам Дэна Иммерглюка, профессора Института городских исследований Университета штата Джорджия, сегодня институциональные инвесторы владеют по крайней мере каждой пятой арендованной недвижимостью на одну семью в некоторых частях района метро.Некоторые из наиболее пострадавших рынков жилья в стране наконец стабилизировались.

Инвесторы утверждали, что они могли бы быть хорошими землевладельцами — даже лучше, чем мелкие мелкие работники, нуждающиеся в деньгах. По словам Дайан Томб, исполнительного директора Национального совета по аренде жилья, торговой группы, созданной в 2014 году, компании по аренде домов на одну семью «профессионализировали» сектор, которым традиционно управляли семейные домовладельцы, принося с собой круглосуточные ответы на запросы. запросы на техническое обслуживание и большой пул капитала, который они могут потратить на дома.

Они также предполагали, что смогут зарабатывать деньги, чего никто не делал в больших масштабах в бизнесе по аренде жилья. «Мы хотели спасти эти районы и создать долгосрочный постоянный источник дохода для наших акционеров», — говорит Фредерик Туоми, который до недавнего времени был президентом Invitation Homes, которая сейчас является крупнейшей компанией по аренде жилья для одной семьи в стране. (В настоящее время Туоми находится во временном отпуске по уходу за членом семьи.)

Аналитики Уолл-стрит и потенциальные акционеры, однако, были настроены скептически.Содержание тысяч домов разного размера, возраста и состояния по всему городу казалось логистическим кошмаром. «Как вы можете работать и создавать масштаб в этой ситуации?» Сэм Зелл, миллиардер, инвестор в недвижимость, сказал CNBC в 2013 году: «Я не знаю, как кто-то может контролировать тысячи домов». Когда в конце 2012 года новые арендные компании начали предлагать акции инвесторам на открытом рынке, реакция была прохладной.

Но тенденции в сфере жилья были на стороне инвесторов: Америка становилась страной-арендодателем.Согласно данным переписи населения, в период с 2007 по 2017 год в Соединенных Штатах появилось менее 1 миллиона домохозяйств в домах, занимаемых владельцами, но 6,5 миллиона домохозяйств в домах, занимаемых арендаторами. Многие семьи хотели жить в просторных домах в хорошем школьном районе, но больше не могли себе этого позволить как собственники. В 2016 году доля домовладельцев достигла дна, составив 62,9 процента, по сравнению с 69 процентами в 2005 году. Уолл-стрит сама подстрекала.Тот факт, что некоторые из тех же самых инвестиционных фирм, которые играли роль в жилищном кризисе, теперь были готовы извлечь из него прибыль, вызывал мрачную иронию. Но если бы новые компании смогли выполнить свои обещания сделать аренду жилья простой, доступной и беззаботной, то, возможно, выиграли бы все: компании могли бы получить прибыль, рынок жилья мог бы укрепиться, а дома, лежавшие в запустении после крушение может снова стать счастливым домом.

Этого не произошло. Я поговорил с арендаторами из 24 домохозяйств, которые жили или до сих пор живут в домах, принадлежащих компаниям по аренде жилья на одну семью.Я также рассмотрел 21 судебный иск против трех таких компаний в округе Гвиннетт, пригороде Атланты, опустошенном жилищным крахом. Арендаторы утверждают, что их корпоративные арендодатели, далекие от того, чтобы привнести эффективность и простоту на рынок аренды, сосредоточены на краткосрочной прибыли, чтобы угодить акционерам, в ущерб счастью арендаторов и даже безопасности. Многие из семей, с которыми я разговаривал, чувствуют себя застрявшими в домах, которые им не принадлежат, и в то же время умоляют дальние компании завершить столь необходимый ремонт — и недоумевают, как они снова оказались в проигрыше в игре с недвижимостью на Уолл-стрит.

В 2011 году Рене и Эрика Валентайн жили со своими двумя маленькими детьми в небольшой квартире с двумя спальнями в пригороде Нью-Джерси. Они копили годами, чтобы купить дом. Но затем Рене, которому сейчас 42 года, уволили с должности районного менеджера в Best Buy, и пара решила, что единственный способ, которым они когда-либо смогут позволить себе покупать, — это купить на более дешевом рынке.

Эрика, которой сейчас 34 года, подала заявление на работу инженером в AT&T в пригороде Атланты. Когда она получила работу, семья собралась и поехала на юг, переехав в квартиру с двумя спальнями недалеко от центра города.Они жалели копейки, пока Рене искал работу уже второй год. К тому времени, когда в 2014 году он, наконец, нашел работу — снова в Best Buy, — семья все еще не могла позволить себе покупку. Но их дочь София собиралась пойти в первый класс, и Валентины хотели, чтобы она училась в хорошем школьном округе и ей не приходилось делить комнату с братом. Поэтому решили арендовать.

Агент по недвижимости показал им Лоуренсвилль, обширный пригород в 30 милях к северо-востоку от центра Атланты, где большие дома и хорошие школы.Каждый дом, который они видели, принадлежал одной и той же компании, Waypoint Homes, которая, как они сказали мне, как объяснил агент, была профессиональной компанией по аренде, с круглосуточным обслуживанием, ежеквартальными проверками и большими карманами, которые можно было потратить на ремонт.

Они поселились в доме площадью 2200 квадратных футов на тихой улице. Снаружи это выглядело не очень — виниловый сайдинг, черные ставни, кирпичная отделка. Но в нем было три спальни, две ванные комнаты, гардеробные и большой огороженный задний двор, и все это всего за 1373 доллара в месяц.Достаточно скоро они установили качели на заднем дворе, повесили картины на стены и повесили шторы в детских спальнях — темно-синие для Антонио и светло-голубые для Софии. Они оплачивали аренду с помощью онлайн-платформы Waypoint, впечатленные тем, как далеко продвинулись технологии по сравнению с теми днями, когда чек отправлялся по почте. Собственность была не совсем их, но они, наконец, почувствовали, что могут остепениться.

Пока Валентины гнездились, новые корпоративные арендодатели Америки искали способы повышения эффективности.Компании приступили к стандартизации напольных покрытий и бытовых приборов, что теоретически снизит затраты и облегчит жизнь обслуживающему персоналу. Они создали централизованные колл-центры для связи с арендаторами и установили умные замки, чтобы потенциальные арендаторы и обслуживающий персонал могли войти внутрь, чтобы осмотреться или сделать ремонт.

В то же время отрасль консолидировалась. Инвестиционные группы создали компании для управления домами: Blackstone учредила Invitation Homes; Цербер создал FirstKey Homes; Colony Capital создала Colony American Homes.А потом эти компании начали сливаться.

Только в 2015 году Colony American Homes объединилась со Starwood Waypoint Residential Trust, Cerberus Capital Management приобрела более 4000 домов у BLT Homes, а American Homes 4 Rent объявила о приобретении American Residential Properties за 1,5 миллиарда долларов. К 2017 году два крупных игрока, Invitation Homes и American Homes 4 Rent, контролировали почти 60 процентов рынка.

Во время телефонных разговоров с инвесторами эти две компании рекламировали свои меры по сокращению расходов, которые часто включали перекладывание ответственности на арендаторов.В 2016 году Джек Корриган, главный операционный директор American Homes 4 Rent, сообщил инвесторам, что компания надеется сократить расходы на ремонт, техническое обслуживание и «затраты на оборот» — подготовку дома для нового арендатора — с 2500 долларов за дом до 1600 долларов. . В том же году Colony Starwood сократила расходы на управление недвижимостью на 25 процентов по сравнению с предыдущим годом; Одним из нововведений, позволяющих сэкономить деньги, было использование видео и программного обеспечения для чата, чтобы показать арендаторам, как устранять мелкие проблемы, чтобы им не приходилось запрашивать ремонтный персонал для устранения засорившегося мусоропровода или протекающего унитаза.

Обязанность по ремонту собственной арендованной квартиры была не единственной обязанностью, возложенной на арендаторов. Я просмотрел один договор аренды Colony Starwood с 2016 года; он состоял из 34 страниц, и в нем указывалось, что арендаторы несут ответственность за благоустройство территории, «регулярную борьбу с насекомыми», замену воздушных фильтров в их системах центрального кондиционирования один раз в месяц, ремонт разбитого стекла (независимо от того, как оно было разбито), а также ремонт и техническое обслуживание канализационных и резервные копии стоков. American Homes 4 Rent начала взимать «командировочные расходы», если обслуживающий персонал направлялся в дома для оказания помощи в ремонте, который жильцы должны были выполнить сами, как объяснил генеральный директор компании Дэвид Сингелин на форуме инвесторов в 2015 году.Некоторые компании начали требовать, чтобы арендаторы покупали страховку арендатора для покрытия самой собственности, а не только их имущества, что, по мнению юристов в некоторых штатах, не имеет исковой силы.

Когда отрасль начала расти, все основные игроки заявили о своем желании стандартизировать и улучшить бизнес арендодателей. Но даже для сотрудников компаний стремление стать более эффективным стало больше похоже на малодушные попытки вытеснить арендаторов. «Это должно быть не просто зарабатывание денег, но это то, во что это превратилось», — сказал мне Шанелл Хэнсон, который с 2014 по 2016 год был управляющим недвижимостью Colony American Homes в пригороде Атланты.Хэнсон сказала, что у компании было шесть рабочих по обслуживанию 2100 домов в районе, которым она управляла. Жильцы часто звонили с существенными проблемами: канализация переливалась через край, дом был полон плесени. Но с таким небольшим штатом Хэнсон редко мог быстро решать проблемы. И закон был на стороне корпораций: если арендаторы хотят получить финансовую защиту от арендодателя, который не поддерживает имущество в надлежащем состоянии, в соответствии с законодательством Джорджии, они должны подать на арендодателя в суд, что является дорогостоящим и длительным процессом.«Без адвоката обойтись практически невозможно», — сказала мне Линдси Сигел, юрист Atlanta Legal Aid, занимающаяся жилищными вопросами.

Хэнсон сказала, что начальник проинструктировал ее не отвечать на звонки, когда звонят определенные жильцы. «Ее ответ был бы таким: «Мы не исправим это, просто не перезванивайте арендатору», — сказал Хэнсон о контролере. Хэнсон сказала, что ее уволили, когда она сообщила о компании в OSHA, потому что она беспокоилась о том, что дома были в таком плохом состоянии, что условия для обслуживающего персонала, которым она руководила, были опасными.

Знак аренды Invitation Homes в пригороде Джорджии (Алана Семуэлс / The Atlantic)

В 2017 году Invitation объединилась со Starwood Waypoint, компанией, которая сама объединилась с Colony American в 2015 году. Invitation заявила, что не может комментировать отдельных сотрудников ( или предполагаемая жалоба OSHA), но политика компании защищает осведомителей от возмездия и что компания не допускает небезопасных условий труда для обслуживающего персонала. Пресс-секретарь добавила, что события, о которых говорит Хэнсон, произошли, когда компания находилась в другом владении.(Фред Туоми, давний генеральный директор Invitation, был старшим руководителем Colony American с 2013 года и возглавлял компанию после ее слияния со Starwood Waypoint и Invitation.) В Invitation также говорилось, что любой сотрудник, не отвечающий на звонки арендаторов, не следует его политика компании.

Многие другие компании домовладельцев экономили на техническом обслуживании и ремонте. «По мере того, как корпорация росла, становилось только хуже с точки зрения того, с чем нам приходилось работать и как нам приходилось справляться с проблемами», — сказал мне бывший агент по аренде из Лос-Анджелеса, работавший в Waypoint в период с 2015 по 2017 год.(Она говорила на условиях анонимности, поскольку до сих пор работает в сфере недвижимости.) По ее словам, региональные команды получали бонусы за снижение затрат, что побуждало их экономить на расходах. Вместо того, чтобы отвечать арендаторам лично, супервайзеры отправляли запросы на техническое обслуживание в загородные колл-центры, которые, в свою очередь, назначали обслуживающему персоналу десятки ремонтных работ в день, не понимая, что пробки в Лос-Анджелесе могут означать, что относительно короткие расстояния могут занять часов на прохождение.

Другой бывший агент по аренде Waypoint во Флориде, которая также пожелала остаться неназванной, поскольку до сих пор работает в сфере недвижимости, рассказала мне, что компания перестала заменять карнизы для душевых занавесок и менять замки, когда арендаторы съезжали.Когда Waypoint узнала, что ежегодно тратит 5 миллионов долларов на краску, местным менеджерам сказали просто подкрасить стены, а не перекрашивать их заново, что придаст интерьерам незаконченный вид, сказала она. В какой-то момент от местного менеджера поступило указание, что компания сделает все возможное, чтобы не возвращать залог арендаторам. «Это не было политикой компании, и вы никогда не найдете ее в письменном виде, но это было устно передано менеджерам полевых проектов», — сказала она.

Чарльз Янг, который был назначен главным операционным директором Starwood Waypoint в 2015 году и сейчас занимает эту должность в Invitation Homes, сказал мне, что компания никогда не говорила сотрудникам избегать возврата залога. Туоми из Invitation сказал, что, хотя поначалу компании могли быть «ужасно неэффективными», они стали лучше реагировать на проблемы по мере того, как становились больше, с помощью технологий и большего опыта. По словам Кристи Дежарле, представителя Invitation Homes, в прошлом году Invitation запустила программу предварительного планирования и оптимизации маршрутов, чтобы повысить эффективность своего обслуживающего персонала.Компания неоднократно говорила мне, что жалобы на первые дни индустрии аренды жилья для одной семьи больше не имеют силы.

Проблемы с арендованным домом у Рене и Эрики Валентайн начались практически сразу. Их трубы периодически ломались, и поток воды падал на ковер в гостиной. Иногда вода кипела — однажды их дети наступили в нее и обожгли себе ноги, рассказали они мне. Заставить кого-нибудь починить трубы всегда было постановкой. Эрика сказала, что позвонит или подаст жалобу онлайн, и это займет дни, а иногда и недели, прежде чем она получит ответ.Ремонтники приходили и заменяли небольшие участки сломанной трубы, но Waypoint так и не выяснил, почему проблема не исчезла. Они не заменили и промокший ковер; слабый запах плесени начал проникать в дом. Подрядчики, посланные Waypoint, казались Валентинам неквалифицированными — у одного из них не было машины, и ему пришлось звонить матери, чтобы та отвезла его в Home Depot, чтобы забрать деталь. «Вы ожидаете такого поведения от арендодателя из одного человека, который является придурком, но крупная многомиллионная компания — как вы так относитесь к своим арендаторам?» — сказала Эрика.«У них есть деньги, чтобы все исправить».

Валентины думали уехать, но переезжать дорого, а на дом еще копили. Они также опасались, что нарушение договора аренды может испортить их репутацию. Так они и остались, а проблемы нарастали. Их кондиционер перестал работать; семья ждала восемь знойных летних дней Джорджии ремонтника, который сказал им, что в доме был установлен блок неподходящего размера и что он никогда не обеспечит им прохладу. Когда они спросили, может ли Waypoint установить подходящее устройство, мне сказали, что компания не ответила.Waypoint объединился с Invitation Homes в конце 2017 года.

Но, несмотря на нового владельца, наводнение продолжалось. Однажды воскресным днем ​​в марте 2018 года они вернулись домой и увидели, как из их дома вытекает вода. Они обнаружили, что их дом погрузился в воду на четыре дюйма, а их бульдог Бам Бам скулил в углу. Они позвонили в «Приглашение» и стали ждать, передвигая промокший диван в гараж, раскладывая на столах испорченные детские книжки и плюшевых мишек, недоумевая, почему проблема так и не была решена после десятков звонков.

Проблема оказалась более существенной, чем неисправный участок трубы. Трубы дома были предметом коллективного иска, потому что они так часто ломались, а регулятор давления в водонагревателе был неисправен, из-за чего в и без того хрупкую систему направлялось слишком много воды. Они узнали об этом от подрядной компании, которую Invitation отправили для диагностики, но не для устранения проблемы. Когда Рене вернулся домой из поездки за пиццей, подрядчики упаковывали свое оборудование.Инвайт искал кого-то, кто сделал бы это дешевле, сказали ему.

Через несколько часов на Honda Civic появился еще один подрядчик. Валентины рассказали мне, что с разрешения Invitation он начал сдирать мокрый ковер от стены до стены и сносить стены, оставляя по всему дому торчащие ногти и пыль. Работа шла медленно — подрядчик мало что знал о гипсокартоне, сказал Рене, и работал он один. Он установил промышленные вентиляторы, чтобы высушить мокрый бетонный пол, и посоветовал Валентинам носить маски, если пыль будет беспокоить их в течение следующих нескольких недель.

Эрика и Рене Валентин держат кусок мокрого ковра в доме, который они арендовали в Invitation Homes. (Алана Семюэлс / The Atlantic)

Представитель Invitation сообщила мне, что, согласно документам компании, у Валентинов были некоторые проблемы с сантехникой, но эти проблемы были «незамедлительно решены». По словам пресс-секретаря, компания предоставила семье возможность остановиться в отеле во время наводнения и за счет компании. (Валентины сказали, что им сказали заплатить авансом за гостиницу, и что компания «рассмотрит возможность частичного возмещения» позже.Они сказали, что в это время им по-прежнему необходимо платить за аренду.)

Жизнь в ветхом доме тяжело сказывается на семье. Плесень усугубляла аллергию их сына; от пыли ему стало еще хуже. На следующий день после наводнения у него начало опухать лицо. Эрика заплакала, когда поняла, что ее попытки найти хороший дом привели их в такое место, из-за которого ее семья заболела. Но она чувствовала себя бессильной что-либо с этим поделать.

История Валентина не уникальна.Жильцы, с которыми я разговаривал, сказали, что их арендодатели игнорировали их просьбы о ремонте и содержали дома в аварийном состоянии. Многие говорили, что получали уведомления о выселении, даже если вовремя вносили арендную плату.

Этот негативный опыт произошел во всей отрасли. В 2016 году ЛаСония Кимбалл переехала из дома в Ковингтоне, штат Джорджия, который она арендовала в Colony Starwood, и стала ждать возврата залога в размере 750 долларов. Вместо этого с нее взяли 4 297,40 долларов за ремонт, такой как стрижка живой изгороди и внутренняя покраска.Она подала на компанию в суд, чтобы заставить ее отказаться от комиссионных и вернуть ей залог, что в конечном итоге она и сделала, хотя и не признала нарушений. (В Invitation мне сказали, что депозит Кимбалла был удержан «из-за повреждений, превышающих нормальный износ», но в конечном итоге он был возвращен.)

Дом Тимоти и Мишель Пурман, сдаваемый в аренду Invitation Homes в Макдоно, штат Джорджия, сгорел в декабре 2017 года; Согласно жалобе, поданной в суд штата в августе, следователь по пожарной безопасности обнаружил, что в дымоходе, который был установлен Invitation Homes, не было необходимых деталей и он не вентилировался должным образом.В настоящее время Poormans предъявляют иск о компенсации за утраченное имущество. (В Invitation говорится, что они не могут комментировать предстоящий судебный процесс, но оспаривают обвинения в судебном процессе Poormans.)

Waypoint Homes никогда не проводила проверку при въезде после того, как Карла Браун и ее семья переехали в их дом в Мариетте, штат Джорджия; ее крыльцо рухнуло, когда она стояла на нем, и она сломала лодыжку. (Она рассчиталась с компанией.)

Дэвид Очванги арендовал дом у компании American Homes 4 Rent в Смирне, штат Джорджия, и неоднократно подавал заявки на техническое обслуживание из-за протекающих труб; Компания отказалась делать ремонт, а лопнувшая труба уничтожила электронику, бытовую технику и мебель на тысячи долларов, согласно жалобе, поданной в суд штата Джорджия.

Кондиционер в доме Дженнифер Каллахан во Флориде был подключен неправильно; когда она пожаловалась, что ее четырехмесячному ребенку небезопасно находиться в доме, где температура может достигать 100 градусов, в офисе American Homes 4 Rent сказали ей, что она «королева драмы» и не отправили никого на ремонт это на полторы недели, сказала она мне. Компания American Homes 4 Rent не ответила на несколько запросов о комментариях.

Арендаторы также говорят, что вместо того, чтобы воспользоваться эффектом масштаба, компании по аренде наживаются на своих клиентах, на каждом шагу накачивая их штрафами и сборами.Это впечатление подтверждается финансовой отчетностью самих компаний. Согласно отчетам о доходах компании, American Homes 4 Rent увеличила сумму денег, полученную от «возвратных платежей арендаторов» (по сути, выставления счетов арендаторам за ремонт после их выезда) более чем на 1000 процентов в период с 2014 по 2018 год, согласно отчетам компании о доходах, хотя это только увеличило количество домов, которыми оно владело, на 70 процентов за этот период. В некоторых штатах Invitation Homes оставляет коммунальные услуги на свое имя и взимает с арендаторов ежемесячно 10 долларов.99 «плата за коммунальные услуги», которая прибавляется к стоимости воды, газа и электричества. Компания увеличила свой «прочий доход от собственности» — сумму, которую она получила от возмещения резидентам расходов на коммунальные услуги, плату за обслуживание и другие сборы — на 114 процентов в период с первых девяти месяцев 2017 года по первые девять месяцев 2018 года, несмотря на рост только числа домов, которыми оно владело, на 71 процент. Во время телеконференции в 2017 году тогдашний генеральный директор Invitation Homes Джон Бартлинг сказал, что «автоматизированные платежи с жителей» увеличили прибыль в квартале, что привело к увеличению «прочих доходов» на 22%.

Уже в 2015 году компании по аренде жилья на одну семью начали подавать уведомления о выселении арендаторов, даже если они задерживали арендную плату всего на день или два, по словам Элоры Рэймонд, профессора Технологического института Джорджии, которая была одним из соавторов. авторы исследования, в котором рассматривалась практика выселения домовладельцев частных корпораций. Подавая уведомления о выселении, компании могут взимать с арендаторов 10-процентную плату за просрочку, а также сотни долларов в виде судебных издержек, даже если компания фактически не предпринимает действий для выселения арендатора.Исследование, опубликованное Федеральным резервным банком Атланты, показало, что институциональные инвесторы в Атланте на 18% чаще подают заявления о выселении, чем мелкие арендодатели. Одна компания, упомянутая в исследовании, возбудила дело о выселении трети своих арендаторов.

Ла Шей Харви, арендатор Invitation Homes в Ковингтоне, штат Джорджия, рассказала мне, что с нее был выставлен штраф в размере 95 долларов за просрочку платежа за один месяц, несмотря на то, что она вносила арендную плату через онлайн-портал Invitation Homes, который работал со сбоями.На следующий день она отправила денежный перевод, но компания отказалась принять платеж, в конце концов подав уведомление о выселении и отправив ей счет на оплату юридических услуг в размере 200 долларов, комиссию за нехватку средств в размере 75 долларов, сбор за подачу заявления в размере 144 долларов и 199 долларов за просрочку платежа. сборы плюс задолженность по арендной плате, хотя она говорит, что пыталась заплатить арендную плату. Она подала на компанию в суд и выиграла, но никогда не забудет, что однажды, вернувшись домой, она увидела, как ее дочь плачет из-за уведомления о выселении, прикрепленного к входной двери. (Приглашение оспаривает учетную запись Харви, заявляя, что с 2017 года она восемь раз задерживала оплату аренды.)

Дома требуют много работы в лучших условиях. Мелкие арендодатели могут плохо справляться с управлением недвижимостью. Арендатор не всегда прав. Но объем жалоб и общие темы среди них — игнорирование запросов на техническое обслуживание, срезание углов, перекладывание расходов на арендатора — позволяют предположить, что компании по аренде не выполнили обещание, которое они дали, когда стимулы только начали действовать: сделать так, чтобы аренда жилья бизнес, который приносит пользу как арендаторам, так и инвесторам. Арендаторы подали более 600 жалоб на Invitation Homes и почти 800 жалоб на American Homes 4 Rent через Better Business Bureau.(Вместе обеим компаниям принадлежит около 126 000 домов.) В группе недовольных арендаторов в Facebook ежедневные сообщения показывают, что компании по-прежнему не реагируют на некоторые проблемы, о которых давно сообщалось.

Invitation Homes получает 4,3 балла из 5 от своих арендаторов в ходе внутренних опросов, заявила компания, добавив, что ее бизнес-модель зависит от того, чтобы люди оставались довольными, чтобы они оставались в своем доме, снижая текучесть кадров. Туоми сказал мне, что по мере того, как Invitation приобретает больше домов, у нее появляется больше сотрудников, что стимулирует местную экономику.

В мае Янг, главный операционный директор Invitation, провел меня по нескольким пустующим помещениям, сдаваемым в аренду, в Розвилле, пригороде Сакраменто. Они находились на тихих пригородных улочках, с ковровым покрытием от стены до стены, равномерно выкрашенными белыми стенами и просторными задними дворами. Янг показал мне, как местные сотрудники проходят обширный список проверок перед тем, как новые семьи въедут в дом: открывают краны, проверяют электрические розетки, утилизируют мусор.

На обратном пути в офис Invitation я спросил Янга, считает ли он модель обслуживания домов в отдаленных городских районах практичной.Он признал, что вначале, когда индустрия только зарождалась, у нее были некоторые проблемы, которые нужно было сгладить. Но теперь, когда Invitation пожинает плоды масштаба, жители довольны, сказал он. Приглашение дало мне имена трех арендаторов, которые, по словам компании, поделятся со мной своим положительным опытом работы с компанией, но ни один из арендаторов не ответил на неоднократные звонки.

Валентины неделями жили без ковров и с обнаженными ногтями. (Алана Семюэлс / The Atlantic)

Тем не менее, многие арендаторы, с которыми я разговаривал, считают, что для достижения профессионализма, описанного Янгом, компаниям пришлось установить враждебные отношения с арендаторами.В 2016 году, когда рынок недвижимости в мегаполисах по всей стране оживился, компании по аренде жилья на одну семью также начали раздвигать границы возможного повышения арендной платы каждый год. American Homes 4 Rent повысила арендную плату на 11 процентов в период с 2016 по 2018 год; По данным Zillow, средняя арендная плата на 30 ведущих рынках страны за то же время выросла всего на 6 процентов. За первые девять месяцев 2018 года American Homes 4 Rent владела недвижимостью на 70% больше, чем за тот же период 2014 года, но собрала на 150% больше арендной платы.«Мы должны информировать арендаторов по-новому о ежегодном повышении арендной ставки», — сказал Дэвид Сингелин, генеральный директор American Homes 4 Rent, на форуме инвесторов в 2017 году. «Это была очень пассивно управляемая отрасль. на 30, 40 лет, пока не появятся институциональные игроки».

Если когда-то инвесторы опасались арендного бизнеса на одну семью, то теперь это не так. Цена акций American Homes 4 Rent выросла на 40 процентов в период с августа 2013 года по август 2018 года.Инвесторы, такие как Morgan Stanley и BlackRock, увеличили свои доли в Invitation Homes в третьем квартале 2018 года. К декабрю восемь рейтинговых агентств, оценивающих компанию, присвоили Invitation рейтинг «покупать», указывая на то, что они считают ее недооцененной.

Компании по аренде жилья на одну семью теперь являются «любимчиками» сектора недвижимости, по словам Генделя Сент-Жюста, аналитика Mizuho Securities, занимающегося этой отраслью. «Теперь у вас есть доказательство концепции», — сказал он мне. «Они превзошли ожидания.Когда я связался с Сэмом Зеллом, чикагским инвестором в недвижимость, который в прошлом скептически относился к аренде на одну семью, он тоже изменил свое мнение. «Технологии изменили индустрию недвижимости, — сказал он в своем заявлении, — и сектор аренды на одну семью может оказаться тем случаем, в котором результирующая эффективность оказывает большое влияние».

Компании по аренде на одну семью продолжают расширяться, предполагая, что институциональная собственность на аренду на одну семью может быть не временной реакцией на кризис поколений на рынке жилья, а новой составляющей индустрии недвижимости.Invitation Homes потратила более 200 миллионов долларов на новые дома за первые девять месяцев 2018 года. По мере того, как предложение дешевых домов для продажи испаряется, American Homes 4 Rent начала строить новые дома, чтобы пополнить свой ассортимент.

Подрядчик укладывает мокрый ковер во дворе дома, который Эрика и Рене Валентин арендовали в Invitation Homes. (Алана Семюэлс / The Atlantic)

Несмотря на то, что рынок жилья в значительной степени восстановился, федеральное правительство до недавнего времени продолжало оказывать финансовую поддержку компаниям по аренде жилья на одну семью.В 2017 году Fannie Mae предоставила Invitation Homes гарантию по кредиту на 1 миллиард долларов, что позволило компании воспользоваться более низкими процентными ставками, чем она могла бы получить без поддержки правительства, а также более выгодными условиями кредита. Только в августе 2018 года Федеральное агентство по финансированию жилищного строительства, созданное в 2008 году для надзора за федеральными агентствами по жилищному строительству, объявило о прекращении своего участия в рынке аренды жилья для одной семьи, поскольку компании могли добиться успеха без помощи правительства.

Этот успех может быть достигнут за счет потенциальных домовладельцев — американцы Fannie Mae были созданы, чтобы помочь. По мере того, как компании по аренде недвижимости продолжают приобретать больше недвижимости, они конкурируют с людьми, которые восстановили свою кредитную историю за десятилетие после рецессии, вложили деньги и теперь, наконец, готовы покупать снова. «Мы опасаемся, что любой дом, который входит в портфель [] инвестора, — это не просто домовладение сегодня — это блокирует этот дом от потенциального домовладельца на десятилетия вперед», — говорит Джон О’Каллаган, президент и главный исполнительный директор. Партнерство по развитию района Атланты, некоммерческая организация, продвигающая доступное жилье.

Прочтите: Дом, который вы можете купить, но никогда не станете владельцем

В некоторых районах арендаторы говорят, что трудно найти недвижимость, которая не принадлежит крупным институциональным инвесторам. Она рассказала мне, что в собственности Хизер Брайант Invitation Homes в пригороде Джорджии были ненадежные кондиционеры, канализационная система, которая часто засорялась, и проблема с грызунами, которую компания отказывалась решать. Но она и ее муж продолжали переподписывать договор аренды. «Так много сдаваемых в аренду домов в Грузии принадлежит им, что почти невозможно найти кого-то, кто владеет ими в частном порядке», — сказала она мне.Иеша Стрингер съехала из одного дома американской колонии в районе Атланты, чувствуя отвращение к компании, потому что она удержала 60 процентов ее депозита и не устранила проблемы с плесенью или затоплением в доме. «Я сказала, что больше никогда не буду арендовать квартиру в крупной компании», — сказала она мне. Она переехала в другой дом, но через несколько месяцев узнала, что Colony American купила дом и собирается управлять им. Теперь им управляет Invitation Homes.

После четырех лет сотрудничества с Invitation Homes Эрика и Рене Валентайн решили, что больше так не могут.Когда я посетил их через три дня после наводнения, они все еще были в масках, потому что их дом был полон пыли. Вдоль пола торчали торчащие гвозди, а многие из их вещей были сложены в гараже, одном из немногих мест, оставшихся сухими. Отчаявшись выбраться, семья начала искать недвижимость для покупки. Но цены на жилье росли, отчасти из-за присутствия арендных компаний и институциональных инвесторов, которые, по данным Amherst Capital, только в 2017 году скупили более 5000 домов в районе Атланты.

В конце концов они нашли дом, который, по их мнению, они могли себе позволить за 204 000 долларов. Однако когда они подали заявку на кредит, им было отказано. У них была значительная задолженность по кредитным картам, и все годы аренды лишили их накопления богатства, которое обычно сопровождает домовладение. В конце концов они купили дом в Дакуле, еще одном пригороде растущего округа Гвиннетт, чуть более чем за 300 000 долларов, но только после того, как Рене взял кредит под залог своей машины, чтобы внести первоначальный взнос. Теперь они едва успевают выплачивать ежемесячные платежи, но знают, что одна потеря работы может привести их к финансовому краху.Они любят говорить, что нашли дом своей мечты, но для этого им пришлось пройти через ад.

В каком-то смысле им повезло. Федеральная резервная система начала повышать процентные ставки в 2015 году, и занимать деньги становится все дороже. В Атланте цены на жилье растут в три раза быстрее, чем ежегодный рост заработной платы в регионе.

Это означает, что многие семьи будут вынуждены жить в институциональной аренде. Вместо того, чтобы накапливать богатство, они будут продолжать ежемесячно раскошелиться на арендную плату компаниям, ищущим новые способы увеличения арендной платы и сборов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *